Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 
Сортировка:
 

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Следующая

Флот

МППСС

На очередной встрече ветеранов "Минска" мой друг начхим Серёжа Юровский как всегда зачитал приказ командира на предстоящее мероприятие. Там были такие строчки: дежурным по экипажу вечно стоять капитану 2 ранга Юровскому, пока не выучит МППСС. Ватенным офицером бессменно стоять капитану 1 ранга Ульяничу, пока эти правила не забудет.
Ох уж эти Международные Правила Предупреждения Столкновений Судов в море! Это вам не какие-нибудь ПДД. Они учатся и сдаются наизусть. Сколько бессонных ночей за ними!
Лишь однажды, помню, они почти что дали мощные висты моему курсантскому другу Серёге Смирнову, которыми он не сумел воспользоваться. Я гостил у него после четвёртого курса в солнечной Феодосии. Сэм обаял на танцплощадке романтичную особу из Новосибирска, и для осуществления своих подлых намерений включил весь свой незаурядный интеллект, который начал вскорости давать сбои. Последнее внятное словоизвлечение случилось у него в районе грота Пушкина: "Там чудеса, там леший бродит, короче, русалка на ветвях сидит..." И всё. И тут очарованная барышня, вглядываясь в чёрную южную ночь воскликнула:
- Смотрите, Серёжа! Огоньки в море. Белый и зелёный. И ничего больше. Что бы это значило?
- Нет ничего проще. Судно с механическим двигателем длиной менее 54 м. 73 см. идёт вправо от нас.
- Какой вы умный, Серёжа! Всего два огонька, и вы по ним всё это смогли определить?!
Ответ: "А ху....", - правда, тут же вдребезги разнёс намечавшуюся идиллию, но, думается, в сухопутном Новосибирске ещё не раз обсуждали парапсихологическую полготовку курсантов военно-морских училищ.
Но вернёмся к моему другу химику. Тот опереточный приказ перенёс сознание на тридцать лет назад на занятие по командирской подготовке, и не улыбаться было уже невозможно...
...Командир "Минска" капитан 2 ранга Гокинаев доходчиво излагал кандидатам в вахтенные офицеры авианосца, собранным на занятия в кают-компанию лётного состава "Киева", какие честь и ответственность их ожидают после сдачи зачётов и получения допуска к самостоятельному несению ходовой вахты. В отличие от офицеров ракетно-артиллерийской и минно-торпедной боевых частей, начальник химической службы не проникся этими честью и ответственностью и включил "дурака". Рассказы командира о каком-то легендарном химике - командире атомохода, о лучшем вахтенном офицере "Киева" начхиме Захарове никакого действия не возымели.
- Вводная: я держу флаг на "Киеве", временно сошёл на берег. По главной базе объявлен сигнал "Ветер-раз", - держа паузу, командир выбирал жертву. - Вы - вахтенный офицер. Ваши действия?
- Докладываю... сообщаю... предпринимаю...
- Сдать вахту! Следующий...
- ...сообщаю... докладываю...
- Сдать вахту!..
Наконец-то, очередь дошла до химика.
- Ваши действия?
- Сдаю вахту, товарищ командир!
На этой весёлой ноте перешли к следующему эпизоду: сдаче зачётов по "Международным правилам предупреждения столкновений судов в море". Если бы не эти правила, начхим и не артачился бы. Но столько текста он и в стихах бы не выучил наизусть, а тут ещё вдобавок к этой непонятной и неподъёмной прозе по каким-то огонькам нужно было определять класс судна, его размеры, действия и ещё невесть что. И никому дела нет до того, что он не Вольф Мессинг, а химик обыкновенный.
Поднятая командиром вверх очередная карточка с несерьёзными кружочками разных цветов напоминала химику: он подкрадывается... Да нет - уже пришёл.
- Итак...
- Рыбак, товарищ командир!
- Штанга.
Через некоторое время очередная карточка смотрела на начхима круглым отверстием воронёного ствола. Но моряки не сдаются:
- Рыбак, товарищ командир!
Прослушав круг ответов более удачливых коллег, химик стоически вынес пытку очередной карточкой и выдал на-гора проверенную временем фразу:
- Рыбак, товарищ командир! - и по реакции командира с удивлением смекнул, что не промахнулся.
- Вот видишь, Сергей Леонидович, можешь, когда захочешь. А что, кстати, рыбак делает? (В зависимости от орудия лова и его размеров несутся разные огни. Прим. авт.)
Нет, это уже удар ниже пояса. Да и вопрос не блещет интеллектом. А что ещё рыбак может делать?
- Рыбу ловит, товарищ командир!
Химик расстроился даже, увидев расстроенное лицо экзаменующего, но виду не подал и держался молодцом.
- Пошли по последнему кругу. Сосредоточьтесь...
Но мысли всех уже были сосредоточены только на одном: неужели опять...
- Рыбак, това... - хохот, напоминавший рёв простуженных бизонов, поглотил остатки гениального то ли слогана, то ли рефрена.
В голосе командира не зазвучали стальные струны. Он как-то по отечески, мысленно выражая соболезнование юродивому, закончил истязание офицера:
- Ну, почему опять рыбак, Серёжа?!
- А они для меня все - рыбаки, товарищ командир...
Оценка: 1.7127 Историю рассказал(а) тов. ulf : 07-04-2008 00:32:01
Обсудить (22)
27-04-2008 21:12:15, Ulf
В отличие от меня, ты же акамедию заканчивал. А по сему тако...
Версия для печати

Флот

КОМАНДИР.

Всё никак не получалось написать о Командире. И сейчас, наверное, не получится. Не хватает красок и умения ими пользоваться...
Ежегодно, несмотря на зачастившие в последние годы инфаркты и микроинсульты, вначале в Питере, а через пару недель в Москве, в безукоризненной адмиральской форме он принимает доклады о построении экипажа по случаю торжественного подъёма Военно-морского Флага СССР на такр “Минск”. Всё, как положено: оркестр, “Встречный марш”, “Здравствуйте, товарищи!”, “Поздравляю вас...”, “Ура! Ура! Ур-а-а-а-!!!” Безукоризненный поворот “кругом”, и слегка влажные глаза.
Потомок осетинских князей с внешностью и статью Кларка Гейбла или Муслима Магомаева в лучшие их годы (нет, это они на него были похожи), тайная мечта многих представительниц прекрасной половины человечества - он, как внешними так и внутренними качествами олицетворял “Минск” с его красотой, величием и здоровым, контролируемым интеллектом, высокомерием.
“Мой катер - к моему трапу!”, “ПЭЖ! - почему у меня крен на левый борт?”, “Я сегодня летаю...” - эти и другие, вошедшие в историю перлы стали привычной и неотъемлемо-привлекательной частью его имиджа.
Путь в командирское кресло второго отечественного авианосца Командир прошёл через ступени командирства на большом охотнике, сторожевом корабле проекта 50 и крейсере пректа 68-бис. Зачастую командиров крейсеров назначали сразу комбригами, а следовательно факт назначения на такр равнозначно играл гранями почёта, доверия и... неблагодарности. Комбригами, молодых и рвущихся, было кого назначать. А на авианосец нужны были зубры! Подобную судьбу со временем разделили и командиры тяжёлых атомных крейсеров.
Соколов, Пыков, Гокинаев, Саможенов, Ясницкий, Черных, Ковальчук, Здесенко - оттянув с запредельными нагрузками лямку, назначались на “почётные” предпенсионные должности в большинстве своём не дотянув до “пауков” на погонах. “Мавр своё дело сделал, мавр...”
Иногда в его кораблевождении мне, пестрожопому вахтенному офицеру, чего-то не доставало. Ну, почему бы не пронзив боны на среднем и с “якорь на скобу!” не сделать какую-нибудь умопомрачительную циркуляцию, замерев на мгновение у места постановки, а затем после лёгкого “толчка” на инерции заднего хода не размотать с грохотом якорь-цепь?! А потом я понял, что он ни разу нигде не ошибся: ни одного промаха, повторного подхода, героического исправления собственной предыдущей ошибки.
Драл? Ну, а как же! Интеллигентно драл. От чего иногда появлялся стыд - чувство противопоказанное настоящему флотскому офицеру. А ещё он не курил. И на мою радость в ходовой рубке и салоне и кают-компании была экологически чистая обстановка, что было суперредчайшим явлением на кораблях ВМФ.
Всё, довольно. Я же предупреждал, что не получится.
Поэтому в завершение предлагаю два негероических штриха для более полного восприятия образа.

Иногда незначительные нюансы в поведении человека указывают на его настоящую суть: снимают лоск, наносную уставность или наигранную бесшабашность “рубахи-парня“. И сам собой возникает вопрос: а знаю ли я его таким, каким он есть на самом деле... Но порой незначительные на первый взгляд ситуации расставляют всё по своим местам.
Мои друзья Филимонов и Меньшиков попали в севастопольскую комендатуру. Попадать туда было вовсе не обязательно. Но разве мог блестящий Филимонов промолчать на реплику помощника коменданта гарнизона знаменитого капитана Анисимова:
- Товарищ капитан-лейтенант, вы пребываете в нетрезвом состоянии!
Промолчи - и вопрос закрыт. Но не тут то было:
- Товарищ капитан, а не будете ли Вы так любезны подсказать: в каком состоянии я должен выходить из ресторана “Дельфин“ в двадцать три тридцать?
Это было покруче красной тряпки для быка или скипидара для определённой части тела.
- Шо?! У камору!!! - Загремевшие по асфальту кованые сапоги предшествовали стремительному полёту в пыльный кузов комендантского УАЗика упакованного в образцовую форму авианосного офицера. Следом туда полетел и его друг, оставивший прекрасных дам с целью оказания помощи попавшему в беду боевому товарищу...
На следующий день из комендатуры их забирал лично Командир. У железнодорожного вокзала в районе “автопоилки” Виктор Александрович приказал водителю затормозить. Не глядя в мятые не вызывающие сочувствия рожи, но эмоционально пропустив момент сквозь призму морского братства, он протянул через плечо “трояк“:
- Три минуты вам, приведите себя в порядок. Время - ноль!..

7 декабря 1978 года моему отцу исполнялось пятьдесят лет. Находясь в каких-то пятнадцати часах езды поездом от родительского дома перед убытием на край Земли, непременно хотелось поздравить его лично. Но как это сделать? Сдача второй курсовой задачи с почти ежедневными выходами в море. Вот уже неделю по метеоусловиям плавсредства не посещают наш внешний рейд, да и случай мой не предусмотрен
уставами, приказами и наставлениями. Но - о чудо!- на борт садится какой-то шальной Ми-6 с участниками какого-то очередного совещания по “минским“ проблемам. Неконтролируемое решение возникло за минут пятнадцать до планового вылёта вертолёта на берег:
- Ну и пусть не разрешат, пусть даже накажут! Зато буду знать, что всё зависящее от меня я сделал.
С горящими глазами и слегка вибрирующими коленками резко открываю двери салона кают-компании офицеров.
- Товарищ контр-адмирал, разрешите обратиться к командиру крейсера! - запросил я старшего московского начальника, проводившего совещание.
- Что, горит?!
- Так точно!
Под удивлённо-негодующие взгляды присутствующих на неожиданно прерванном совещании, я изложил Командиру свою проблему, совершенно не надеясь на положительное её разрешение.
- Это - счастье, когда есть возможность поздравить отца с таким юбилеем, - и голосом, лишённым ложного пафоса, продолжил. - А я не имел такой возможности. Мой отец погиб на фронте. Четверо суток хватит? Добро!
Впервые c другом-доктором мы покидали “Минск“ на вертолёте. И не беда, что обратно я уезжал из дома в самом разгаре торжества без и провожающих. А затем в течение трёх суток по возвращении, не имея возможности попасть на крейсер, ни на минуту не усомнился, что правильно сделал, вернувшись точно в назначенный срок.
Спасибо, товарищ Командир!


Оценка: 1.8152 Историю рассказал(а) тов. ulf : 03-04-2008 14:19:55
Обсудить (16)
05-07-2008 20:20:55, aviapasha
Вполне может быть и Ми-6: в 70-х годах проводили эксперимент...
Версия для печати

Флот

НЕШТАТНАЯ ВАХТА.

18 февраля 1978 года.
На "Минске" впервые поднят Военно-Морской Флаг, и под грохот оркестров тысячи людей провожают заказ 102, выходящий из на ходовые и государственные испытания. Куча буксиров отводит крейсер от стенки Большого ковша завода и начинает медленно вести по Бугско-Днепровскому лиманскому каналу в Чёрное море.
Ширина углублённого фарватера - около ста метров при длине крейсера - 274. Плещущиеся, вроде как бескрайние воды лимана пытаются обмануть осуществляющего проводку капитана завода Николая Александровича Деркача, бывшего китобоя. Он, как и военные, присутствующие в ходовой с правом совещательного голоса, понимает, что приличный порыв ветра в гигантский парус настройки поставит такр на вечную стоянку здесь и сейчас. Под килём иногда 1-1,5 метра. Невозможно представить более трудные метео- и гидронавигационные условия. Я, вахтенный офицер, как сейчас вижу, как Николай Александрович полулежит на флагманском кресле, застеленном военно-морским тулупом, и тихим голосом отдаёт редкие команды на руль, машины и буксиры. Никакой беготни с крыла на крыло ходового, никакого повышения голоса, а уж тем паче мата, повторной подачи или отмены команд. И пронзает мысль, что стоять рядом с Софи Лорен или брать у неё автограф - херня эдакая!
Обстановка на ходовом напряжённая по причине сложности проводимой операции. Количество лишних людей превышает любые нормы приличия. Заводчане по привычке решают на ходовом свои производственные проблемы, пытаются даже регулировать приборы, используемые в настоящее время в целях обеспечения навигации. Особенно шустрые успевают подавать команды по трансляции без ведома вахтенного офицера. Эти команды, озвучиваемые, как на железнодорожном вокзале, по два раза, особенно ощутимо бьют по самолюбию офицеров, знакомым с "Командными словами". Всем понятно, что этот бардак через несколько суток сам собой прекратится, всё притрётся, и система управления переходного периода заработает в оптимальном режиме.
Однако эмоции берут верх, и хочется, чтобы эти содом и гоморра закончились немедленно - раз и навсегда. Командир отдаёт приказание выставить у входа в ходовую рубку нештатный вахтенный офицерский пост, которому предстоит отфильтровывать посторонних людей, пытающихся продолжать управлять своими участками работ только с главного командного пункта.
Я уже не помню, кому принадлежала гениальная идея доверить этот архиважный пост офицерам медицинской службы. Лейтенанты со змеем на красном просвете замучились объяснять огромному количеству разъярённых людей, что они лишние в ходовой рубке. Злые дяди, не стесняясь в выражениях, доказывали, что лишние в ходовой как раз те, которые их - самых главных - сейчас туда не пускают.
Разрешилась эта ситуация, как и положено, фарсом. Однажды отдыхавший в каюте Председатель Государственной комиссии по приёмке крейсера контр-адмирал Левашов не смог вынести очередного надругательства над военно-морскими традициями. Его наповал сразила команда, прозвучавшая по боевой трансляции:
- Малярша Сiроштан! Шо вы делаете? Вы вже в течение получаса отсутствуете в назначенном месте, ёнть! Устим Акимыч волнуются!
Суровый и желчный адмирал нервно набирает номер 510 на телефонном аппарате и потрясает линию нескончаемой речью с выражениями, не вполне соответствующими его статусу. Нескончаемая речь закончилась вопросом:
- ... ! ... ! Кто стоит вахтенным офицером на этом ... ! ...долбанном авианосце!!! ... !
С трудом удерживающий в дрожащих руках раскалённую телефонную трубку рассыльный ответил на этот вопрос в силу своего матросского понимания системы управления крейсером:
- Вахтенным офицером стоит лейтенант медицинской службы Песьяков, та-а-щ!
- Тогда всё понятно!... Спасибо!.. Какие тогда ещё могут быть вопросы?!!! ... !!! ...мать!!!
Оценка: 1.6526 Историю рассказал(а) тов. ulf : 24-03-2008 08:53:14
Обсудить (26)
19-10-2013 22:41:04, Североморец
По поводу разницы в зарплатах, льготах и пенсиях военных и г...
Версия для печати

Флот

НИКОЛАЕВСКИЕ ЭТЮДЫ.

Второе пришествие в Николаев с личным составом свершилось на поезде. Две пересадки: в Ленинграде и Киеве. На каждой остановке встречающие состав сердобольные родственники в неуёмном желании гибели своего чада под колёсами или на железнодорожной насыпи всеми способами пытаются всучить известный напиток в разнообразной таре. Вплоть до трёхлитровых банок, закамуфлированных под компот. Звон битого стекла о рельсы, запашище сивухи, ненависть в глазах...
Довезли всех. Жертв среди гражданского населения в поезде также удалось избежать.
Да ладно об этом... Через подобное испытания прошли многие на той и другой стороне. Мне пришлось с обеих сторон. Стыд за первую поездку на практику до сих пор со мной. И не проходит...

Разрозненными, никак не связанными между собой эпизодами, попытаюсь настроить свои чувства на николаевскую волну.
С чем ассоциируется то время, кроме молодости и "Минска"?
Солнце, пляжи, пирожки и газ-вода на ЧСЗ, Радяньська, ресторан "Южный", свадьбы и, конечно, пиво.
Николаевское пиво - разговор особый. Снимаешь крышку с трёхлитровой стеклянной банки, пьёшь и получаешь при первом вдохе такой удар в нос, что банка из рук может выпасть. Вкус, цвет - не повторённые до сего времени. А ещё, оно продавалось везде, на каждом шагу, не в пример другим городам и весям. А шёл, напоминаю, 1976 год. В семь утра перед проходными судостроительных заводов уже функционировали пивные бочки для снятия синдрома дрожащих рук у гегемона.
Каждый из нас имел свои любимые точки и даже маршруты. Пить пиво на одной точке считалось моветоном. Большой популярностью пользовались большой и малый круги Адуевского, зигзаг Кондратьева. Была ещё точка восклицательного знака, которой заканчивался, тот самый, большой круг Адуевского.
Пиво можно было свободно проносить через заводскую проходную. За пронос пол-литровой бутылки сухого можно было лишиться пропуска и иметь кучу неприятностей. А вот баул Вити Ярешко, в котором помещались четыре трёхлитровых стеклянных банки, можно было предъявлять, не волнуясь за будущее:
- Нет, отец не нарушаем! Ничего, кроме пива.
А что таким количеством такого напитка можно было небольшое стадо слонов уложить - вопрос не по адресу.
В пору всеобщего дефицита и ограничений на николаевском вокзале - невероятно! - янтарный напиток можно было купить после полуночи. Нынешнее поколение не увидит в этом ничего из ряда вон или героического. Но тогда! Звонок в каюту в два часа ночи: "Не спится, может по пивку сходим?", - обычная проза. На прилавке киоска его, конечно, нет. Даёшь рубль, не прося сдачи, и две бутылки "Жигулёвского" по тридцать семь копеек - твои.

Перед уходом в Севастополь на испытания "провожались" в "Нептуне". Как же без пива после ресторана в час ночи? Пошли на вокзал, взяли. Кто-то договаривается с водителем ЗиЛ-130, чтобы нас подвезли до общежития. Капитан, а машина была из военной комендатуры, непреклонен. Договаривающийся блефует: "Мужики, разрешили!" Человек двадцать офицеров и дам в вечерних платьях - в кузов, дамы с пивом - в кабину. Что делать капитану? Вместе с нами, горланящими морские песни, ехать через весь город в кузове. В общежитие доставили без замечаний, а могли бы и прямо на нары.

... А ещё Иван Иосифович Винник - ответственный сдатчик заказа 102, для меня и для многих - главный опорный сигнал того периода.
Небольного роста, сухощавый сорокавосьмилетний мужчина. Второй после Бога. Герой Социалистического Труда. Выпускник судостроительного техникума. Категорически отказался от получения диплома о высшем образовании. Оно у него и без этого было высочайшим.
Ежедневно прибывал на заказ в 06.30. Автобус, увозивший его и задержавшихся строителей, всегда подавали к 21.00. И всегда час, а то и два, он стоял у борта.
Навсегда остался в памяти небольшой, но очень характерный для понимания его личности эпизод.
После испытаний на "ревизии" на территории ЧСЗ меня, несущего на корабль два неподъемных чемодана из общежития, встретил Винник. Мы знали, что уходим на Дальний Восток, и кое-что из домашних вещей уже потихоньку перетаскивали на корабль. Он, как всегда, первым поздоровался (знал меня, как вахтенного офицера).
- Владимир, чего ты надрываешься? Трудно разве подойти ко мне и попросить машину? В общем, так: поговори со своими ребятами, назначишь время и сообщишь, а я распоряжусь подать машину к общежитию.
У меня чуть слезы не выступили. Командованию по фигу и офицеры и их несчастные семьи с их несчастными шмотками, а государственному человеку и до этого есть дело. Я рассказал об этом друзьям, но ни у кого даже мысли не возникло обращаться за этим к САМОМУ Виннику.

... В 1977 году до Николаева докатились сейсмоволны от землетрясения в Карпатах. Среди ночи зазвенела посуда в сервантах, закачались люстры. Паника. Эвакуация во двор...
Небольшое отступление...
Жена старшего техника БЧ-6 родилась и выросла в небогатой семье на севере Вологодской области. Холодное детство с замерзающими ногами на земляном полу родило мечту: первой покупкой во взрослой жизни станет палас. Он, как барьер, отделит завоёванное в тяжкой борьбе житейское благополучие от холодного прошлого.
Прошли годы. Став женой офицера и помотавшись по гарнизонам, наша героиня приобрела в Николаеве вожделенный палас и в ожидании будущей квартиры в пункте постоянного базирования хранила его в свёрнутом виде в углу за шкафом...
Покинувшие офицерское общежитие люди пребывали во взволнованном состоянии. Нештатная ситуция привела к помутнению серого вещества у мирного населения, что не могло не иметь забавных последствий.
Куда-то улетевшее сознание возвращалось к жене старшего техника медленно, небольшими порциями. Она видела вокруг себя множество мельтешащих в свете фонарей людей, чьи голоса сливались и воспринимались подобием лягушачьего хора на болоте. Испытывая лёгкую неловкость от того, что стоит среди десятков людей в ночной сорочке, она не могла поначалу определить причину физического дискомфорта, отягощённого странным гнетущим чувством нарастающей тревоги...
Тамара - так её звали - стояла посреди двора, обняв обеими руками драгоценный палас. Двое её детей в это время продолжали свой сон в комнате общежития.

... Лёша Блюдёнов, первый и недолгий начальник ракетного противолодочного комплекса "Вихрь", получил "в клюв", потому что взял пиво без очереди, а когда страждущий пролетариат стал возмущаться, сдул на них пену и сказал, как в популярном анекдоте: "Ну, чо вы, мужики, прямо с утра рас...шумелись!"

... А в целом, народ в Николаеве добрый. Как-то я был старшим машины, на которую никак не начинали грузить какой-то щебень. Мокрая шинелька не справляется с промозглым климатом, начинается "дубак".
- Лейтенант, шо ты мёрзнешь? Та залазь ты в кабину, - открыл дверь водитель. - "Калиманас" - буде...
- Буду! - ответил без разрешения мой организм, хотя ни он, ни я не знали, что это такое.
Гранёный стакан зелёной жидкости градусов шестидесяти с пикантным вкусом свежего огурца возбудил в организме волну приятного тепла и оптимизма.
- Держи ещё, - через минут пять снова протянул руку спаситель.
Я отказываюсь, вежливо благодаря, дабы не разорить благодетеля.
- Та брось ты, мне вчера на "Алых парусах" два ведра налили.
Оказалось, что "калиманас" - это натуральная огуречно-спиртовая вытяжка, из которой после добавления эфирных масел получается "Лосьон огуречный".
Так что, не с теми людьми Лёшу Блюдёнова судьба свела.

Однажды старпом в военном городке вывел его из строя и после долгих препирательств отправил домой сменить лаковые модельные туфли. Розовое от жары и пива потное Лёшино лицо освятило следующее построение через неделю.
- Где вы были? (... !!! ... мать...)
- Выполнял ваше приказание.
- ??? ... !!!
- Менял дома туфли. А дом у меня в Севастополе!..

Да что это я всё о порочном. Может сложиться впечатление, что культурная составляющая в нашей жизни отсутствовала. Присутствовала: девушка моего приятеля была актрисой кукольного театра...
А знаете, за что я особенно любил Николаев? Я почти год служил в пяти часах езды поездом от родительского дома.
Оценка: 1.6329 Историю рассказал(а) тов. ulf : 20-03-2008 10:30:36
Обсудить (18)
28-03-2008 22:48:17, zigzag
В Николаеве на каждом углу продавалась потрясающая рыбка под...
Версия для печати

Флот

СТАЖИРОВКА ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ.

Под этим кодовым названием скрывалось время ожидания новой отправки экипажа “Минска“ из Североморска в Николаев, сроки которой являли собой top secret для всех разведок мира по той лишь причине, что никто в Советском Союзе не знал, когда это произойдёт.

1. У трансформаторной будки.

Часть экипажа вначале находилась на “Киеве“, а другая, более многочисленная, была разбросана по кораблям эскадры. Осенью 1976-го и весной 1977-го под традиционную ”Славянку” мы увольняли в запас личный состав срочной службы, прошедший “стажировку по специальности“, но так никогда и не увидевший такр проекта 1143. Заодно принимали молодое пополнение.
Ежедневно у трансформаторной будки в районе третьего причала происходило ритуальное построение офицеров и мичманов, которое после часового ритуального “дёра“ заканчивалось ритуальным кличем: “Начать работы и занятия по планам командиров боевых частей и начальников служб!“. Иногда после этого из строя раздавался жалобный мичманский всхлип: ”Ну, не хочу я больше спать”, - хотя большинство относилось к данной ситуации философски, как к неизбежной. “Безлошадные“ решали вопрос предстоящего поправления здоровья и поиска относительно комфортабельной и безопасной лёжки. Остальные шли к личному составу руководить процессами запоминания военной присяги наизусть или изучения военно-морских сил очередного недоразвитого государства,
Доминиканской республики, например.
Как-то старший помощник командира, не сориентировавшись во времени и пространстве, внезапно (в особенности для себя) выплыл перед строем из-за этой самой пресловутой трансформаторной будки. Помощник молодцевато произвёл доклад о том, что на тяжёлом авианосном крейсере ничего не произошло, и старпому ничего и не оставалось, как поздороваться со строем и произнести ритуальную фразу, о которой говорилось выше. Чтобы ни у кого не закралось никаких незрелых мыслей по поводу его руководящей роли в реализации выполнения суточного плана боевой подготовки, он произнёс: “Я сейчас убываю в штаб флота для решения вопросов по дальнейшим перспективам нашего экипажа...“ Фраза не была закончена из-за зловредного хихиканья подавляющей части строя. Багряно-красные шрамы пролежнего типа на щеке ещё можно было при определённом напряжении воли выдержать, но вот неу...(в общем, невероят...)...ные клетчатые мятые штаны цвета “кофе с молоком“ приводили к мысли, что старпом тоже когда-то был лейтенантом. Николай Петрович виртуозно владел военно-морскими диалектами великого и могучего, но сегодня, очевидно, был не в форме, и его реакция на невоспитанность подчинённых оказалась вялой и неубедительной:
- Прекратить разговоры в строю! Убываю в штаб флота по “штату“, потому что сегодня вторник - день боевой подготовки. Р-р-разойдись!



2. На КП Атлантической эскадры.

Со временем разлагающее эскадронские устои броуновское движение “стажирующихся по специальности” начало раздражать командование, и у кого-то созрела оригинальная мысль: ”Их необходимо привлекать!” И тут началось: старшинство на автомашинах, гарнизонные караулы, руководство всевозможными погрузками и разгрузками прдовольствия, командировки по всему Советскому Союзу в поисках кандидатов в мичманы, сопровождение команд новобранцев, выполнение личных поручений тех, кто имел право их поручать, и прочая, и прочая, и прочая...
Особой страницей этой славной инициативы явилось привлечение некоторых из нас к несению оперативного и распорядительного дежурств на различных пунктах управления Атлантической эскадры. Расположение звёзд в описываемую историческую эпоху привело к тому, что наши дежурства не были отмечены в анналах истории аварийности флота. Однако предпосылки к этому, не восстановленные нервные клетки начальников и оперативных в преломлении через призму абсурда с юмористическими оттенками (или наоборот) - до сих пор вспоминаются при каждой новой встрече

Меня и моего друга начхима Серёгу после сдачи зачётов привлекли к несению службы старшими помощниками оперативного дежурного эскадры. Это было вынужденной мерой, так как значительная часть штаба на “Киеве” ушла в Белое море. КП эскадры располагался на плавбазе “Волга“, стоявшей на почти вечной стоянке у третьего причала.
Среди оперативных особо выделялся родной брат самого главного политработника ВМФ. Пятидесятишестилетний морячило имел импозантную внешность с первой страницы “Крокодила“ и полную независимость.
- Товарищ капитан 1 ранга! Оперативный флота приглашает вас к аппарату!
- Да пошли ты его на..!
Мне, старшему лейтенанту, приходилось затем решать сложное уравнение с двумя неизвестными: во-первых, необходимо было придумать правдоподобнейшую героическую историю о том, почему мой оперативный не может подойти к аппарату, а во-вторых - аргументировано объяснить Юрию Максимовичу, почему я не выполнил его приказание и не послал оперативного Северного флота на...
Всегда было приятно, подняв трубку трезвонившего телефона наигранно-уставшим голосом представиться: “Союз-3“ у аппарата“. Правда, это был позывной оперативного, а не старпома, и не гоже этим позывным было щеголять по городской АТС, но тем не менее...
Однажды начхим по этому телефону так и представился:
- “Союз-3“ у аппарата, слушаю вас.
- Сообщите настоящие запасы такр “Киев“.
Начхим достал оперативную сводку и бодро зашелестел:
- топливо...
- масло...
- вода котельная...питьевая...
Когда заканчивалось чтение наличия боезапаса и на очереди стоял план боевой подготовки, у очнувшегося оперативного пробудился заметный интерес к происходящему.
- Старпом, а кому вы всё это по городскому телефону докладываете?
- Не знаю, товарищ оперативный. Он не представился.
- ...мать!!!пошёл...чтоб ни ногой!!!... ... ... ...
Но насовсем Серёгу отстранили в другой раз. Сделал это командир эскадры Виталий Иванович Зуб, которого искренно обожали и на кораблях, и в штабе.
Вначале комэска позабавил наш крейсерский дирижёр Паша Бондарь. Паше было за тридцать, он уже был лейтенантом. Мы не знали, что помощник командующего Балтийским флотом контр-адмирал Бондарь, который был старше Паши на лет двадцать пять - это его родной брат. Командир эскадры покидал борт “Волги“, уже прозвучала команда “Смирно!“, заставшая на причале у трапа начальника штаба эскадры контр-адмирала Гусева и группу офицеров будущего “Минска“. Сбежав на причал, вице-адмирал Зуб двинулся в сторону начальника штаба.
- Ну, здравствуйте, Павел Петрович!
В мгновение ока между адмиралами оказался наш дирижёр (естественно, Павел Петрович), и с воодушевлением начал трясти царственную руку.
- Здравия желаю, товарищ вице-адмирал!
- ?????? - по-другому выразить воцарившуюся паузу не получается.
Паша нам затем долго объяснял, что они у брата встречались с Зубом в семейной обстановке, когда будущему дирижёру было лет десять. Он был уверен, что комэск его узнал и даже вспомнил имя-отчество.

Но за что же всё-таки был навсегда отстранён от почётного дежурства химик.
Действовал сигнал “Ветер-раз“. Ничего не было видно от снежных зарядов даже под лампочками на шкафутах, выл ветер в снастях, выло всё рейдовое оборудование так, что становилось не по себе.
- Оперативный!
- Есть, старпом! - чётко ответил по “Каштану“ командиру эскадры Серёга.
- Посмотрите, ждёт ли меня машина, которую я приказал подать к причалу к этому времени?
- Так точно, ждёт! - ответ последовал влёт.
Через минут десять в рубку оперативного ввалился, походивший на Санта Клауса, совершившего по этой погоде пеший переход из Лапландии в главную базу Северного флота, командир эскадры.
- Покажите мне этого мудойога! Объясните ваши действия!!!
- Товарищ вице-адмирал, я думал... что если вы сам лично приказали...то...это... значит, ну... машину само собой должны были подать.

А вскоре и я уже не появлялся на командном пункте эскадры.
Во время обеда запищал ЗАСовский аппарат, который поведал пренеприятнейшую новость:
- У аппарата Командующий Северным флотом.
Я представился.
- Кто старший на КП?
Оглядев помещение ходовой рубки плавбазы “Волга“ и убедившись, что кроме меня там никого нет, я произнёс всего лишь одну букву, единственную из всех, которую нельзя было ни при каких условиях произносить.
- Я.
- Ваша должность?
- Командир группы управления ракетным оружием N 2 такр “Минск“.
Тот, кто понял смысл этого диалога, прекрасно представляет, что услышал от комфлота комэск, как он затем этот разговор со своими комментариями отрепетовал оперативному, а что касается меня - то зачем о грустном.
Простите нас всех, товарищ вице-адмирал!
Оценка: 1.4386 Историю рассказал(а) тов. ulf : 13-03-2008 17:46:11
Обсудить (30)
24-03-2008 13:53:12, Ulf
.> > to maxez > -------------------------------------------...
Версия для печати
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Следующая

Архив выпусков
Предыдущий месяцМай 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
Уникальное предложение Floraplast.ru зоокашпо спецпредложения
мягкая подъемная кровать