Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 
Сортировка:
 

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Следующая

Авиация

Кстати, о гинекологах

(гротеск по мотивам)


Дело было в Афгане, в аккурат под седьмое ноября.
Коллектив у нас был маленький, вертолётный отряд и то не полный. Всего восемь вертолётов. В одном модуле включая обслугу, все умещались, с комфортом.
Дружно сосуществовали, с взаимовыручкой, иначе и нельзя.
Но вот, что до так называемых мелких пакостей, так каюсь, грешны. К примеру, кому нитку под простынь зигзагами набросать, чтобы потом после отбоя потихоньку её тянуть (здесь главное выдержку проявить всем кто в курсе, не заржать когда товарищ очередной раз вскочит дабы смести с кровати неведомых насекомых). Или там тайком поменять туфли соседям (одному две левых, другому две правых, хорошо ускоряет активизацию мыслительных процессов спросонья). Святое дело в холостяцком коллективе, куда без этого? Да и не со зла же, а чисто для того чтобы скрасить до безобразия одинаковые будни.
Но, среди будней и праздники бывают. Только, как водится у лётчиков не по календарю, а исключительно по погоде. Пришла пыльная буря? Ну, два-три дня выходных. Циклон нашу котловину захлопнул? Так этот в сезон и на неделю задержаться может.
А если погода ещё и с календарными праздниками совпала, так вообще шикарно. Отоспишься вдоволь, телик посмотришь, концерты, передчки всякие, короче всё про то, как им там, на нас здесь высшей степени плевать.
Ну и естественно хоть сухой закон Миша объявил, только лучшего средства для примирения нервов с поганой действительностью лучше алкоголя ещё не придумали. Выкручивались потихоньку, когда бражку ставили, когда в аэропорту у проверенного дуканщика водку покупали. Доктор, который с нами же в модуле обитал, никогда сэкономленную естественную убыль спирта не зажимал, всё в коллектив нёс. Да и родной "двадцать четвёртый", хоть и не спиртоносец как некоторые типы, да хвала главному конструктору, спиртовая система опрыска лобовых стёкол имеется, с бачком на три с половиной литра. Конечно, не всё нам попадало, всё делилось по-братски с "восьмёрками". Как иначе, если у них такой системы нет, да небо одно делим.
Да и не алкаши же. Когда интенсивные полёты, там вообще не до посиделок. А для того чтобы иногда расслабиться, хватало.
Такое вот житие маленького гарнизона.
А через речку, подшефный мотострелковый полк стоял, отдельный и с придаными усилениями. Город, в сравнении с нашим хутором.
И вот, седьмого ноября нас полк на торжественное собрание и концерт приглашает. А с вечера мы так звеном посидели немного, как раз спиртом вместо стёкол так, кстати, испортившуюся погоду обмыли.
Утром седьмого, погода не погода, праздник не праздник, а вертолёты боеготовы должны быть. Короче, потопал я на газовку один, уж больно командир жалко смотрелся после вчерашнего.
Возвращаюсь и охереваю. Уже нет бедного страдальца, сидят с доктором, здоровье правят. По-совести конечно, всего чекушка разбавленного на двоих, но, как говорил незабвенный "Кузнечик", дело принципа!
Такое зло меня взяло. Пока я там понимаешь, движки насиловал, тумблерами панелей как на пианино играл, они значит тут. И главное, в бутылке то только на донышке и осталась.
Предлагают мне, да ещё и с претензией, где типа так долго носило?
Короче, махнул я остатки, даже в горле не запершило. А душа же мести жаждет, страсть. Но что сделать, не знаю, ничего в голову не идёт.
И тут, как по какому-то наитию смотрю, на кровати кителя мабуты (полевой формы) валяются, доктора и командира. Оно к пехоте нужно было при погонах являться, иначе они теряются, кто есть кто.
Так вот, снимаю я воротников лётчицкие крылышки и докторские змеи, да местами меняю.
Вроде мелочь, а немного полегчало. Они конечно и не заметили, всё же зелёное, полевое.
Ну и после обеда сели в грузовик и к пехоте. А у них же не только народу больше, но и бабья больше. Не то что у нас, повариха да две официантки.
И здесь надо ещё сказать, что полком командовал... ну не важно кто по национальности, главное, что мужик во всех отношениях грамотный, положительный.
Но вот на беду женского персонала, весьма строгой морали. И если какую молодку застукивал на распутстве, а тем боле за материальное вознаграждение, в союз в двадцать четыре часа аки голубица летела.
В общем, приехали мы, выгрузились у клуба, разошлись, разговоры, трали-вали.
А я как-то подотстал от своей компании. И тута подходит ко мне одна из молодок и спрашивает, - А что это с вами за новый доктор приехал. Вашего-то я знаю, частенько у нас бывает...
Лучше бы не спрашивала, я же в такие моменты вру не думая. Сам потом удивляюсь, что нёс, а то и верю себе. Как говорил командир эскадрильи, объявляя мне очередной выговор, - Ты лучше свои таланты не вслух, а записывай. Будет больше пользы для всех и меньше тебе самому же вреда, - вот, решил таки прислушаться к его советам, но это так, к слову.
- Здрасте! - говорю, - А не ваш ли комполка гинеколога заказывал? И не просто гинеколога, а судебного эксперта. Чтобы кто, с кем, когда и сколько. Вот, вчера утром прилетел из Кабула.
Переменилась что-то в лице молодка, не захотела разговор продолжать и куда-то сдриснула.
Ну, меня это не сильно опечалило, я вспомнил, что хотел средства против крыс, то есть патронов к ПМ раздобыть. Пока искал, и нашёл, пришло время торжественной части. А меж тем моя брехня как оказалось, имела резонанс.
Усадили нас в зал, чуть ли не в президиум (на виду как те три тополя). Как ни как, а вертолетчики, уважаемые гости. Но как водится, в строгом соответствии с боевым расписанием, по звеньям, экипажам.
Устроился я в кресле поудобней, думаю, подремаю мальца, пока докладчик бухтит. Но не вышло. Ибо минут через десять, смотрю мой командир беспокойство начал проявлять.
Потом не выдержал и шёпотом спрашивает, - Слушай, а тебе не кажется, что все бабы в нашу строну смотрят?
Оглянулся я по сторонам, и правда. То и дело сверкают улыбки со всех сторон, как вспышки фотоаппаратов в сторону мировой знаменитостей.
И тут до меня дошло, в чём причина. Как не заржал тот час, не знаю. Но удержался и так серьёзно, - Что ты хотел? Здесь же одна пехота, оголодали бабы. А тут такой видный мужчина, да ещё лётчик приехал.
Он мне что-то пробурчал в ответ, в духе, - Что ты гонишь, - а самому вижу же, польстило. Выпрямился, плечи расправил.
Вы бы видели этого видного мужчину. Рост под сто восемьдесят, но худощавый то ли от природы, то ли трудное детство в суворовском училище сказалось. А после летней жары да интенсивных полётов... да что там говорить, я и сам мог за шваброй спрятаться.
Короче, если его месяц в санатории подержать на усиленном питании, то может на роль Дон Кихота и сгодился.
Когда начался концерт, словами не передать, надо было видеть.
Вот представьте, сводный женский хор. И все глаза в одну точку, вернее персону. Улыбки до ушей, грудь торчком, а как выводили, как выводили...
В какой-то момент, я даже завидовать начал. Там же очень неплохие бабёнки попадались, даже если отбросить поправки на афганские особенности.
- Во я дурак, - сижу и думаю, - Себе надо было змей нацепить, себе! Сейчас бы тайком свинтил с какой кралей, для проведения внепланового осмотра. А теперь сиди, наслаждайся художественной самодеятельностью.
Когда концерт кончился, нас командир полка лично провёл до автобуса. Распорядился выделить из полкового автопарка, здраво рассудив, глядя на состояние нашего грузовика с роты обеспечения, что сильно рискует лишиться поддержки с воздуха. Ещё и со всеми за руку, то, сё. Только, на мой взгляд, в последнем больше не уважения было, а заботы евнуха, чтобы ни кто из нас ненароком не отбился от стаи да к местному гарему не пристал.
Вернулись мы к себе, вечерело уже, самое время "чайку попить". Быстро организовали, что нам там бог послал, да служба снабжения, уселись за стол.
А "гинеколога" так и прёт, так и прёт похвастать. После пятой рюмки не удержался, хоть начал издалека, намёками выводя разговор в нужное русло.
И мужики согласились, тоже ведь не слепые, заметили сию аномалию. Начали догадки строить, предположения. Кто на инстинкты списывает, кто мистику приплетает.
Но когда доктор попытался научную базу подвести, что-то там про феромоны, тут уж я не удержался, весь прикуп и выложил.
Ржачка стояла...
Он день со мной не разговаривал, потом конечно отошёл и сам смеялся. И на прозвище "гинеколог" не обижался.
Оценка: 1.7083 Историю рассказал(а) тов. шурави : 14-11-2015 22:18:05
Обсудить (23)
12-01-2016 17:56:58, Beaver
А неопределенный артикль - это все, что останется от меня, п...
Версия для печати

Авиация

Причуды метаболизма

Эх, благословенные времена службы в группе войск. Чехия, центральная группа войск... эти слова заставляли трепетать сердца советских офицеров, как у рыцарей Круглого стола при упоминании о святом Граале. А уж городок Оломоуц, так просто райское местечко после службы у чёрта на куличках. Единственное что поначалу резало глаза, так это европейская теснота, особенно ночью, сплошная звёздная навигация. Звёзды сверху, звёзды (огни) внизу. И всё сплошным ковром, что сверху, что снизу. Найти в этом сверкании нужный населённый пункт, столь же просто как искать какой ни будь Неккар в созвездии Волопаса. То ли дело в Забайкалье. Одна яркое пятно города Могочи, да цепочка жидких огоньков вдоль железной дороги. А в остальном... ну да ладно, не буду читателя премудростями вертолётной навигации утомлять.
Так вот, аэродром с гарнизоном прилепились вплотную к окраине городка. Рядом подпирает автомобильный завод, наш завод, по ремонту техники группы войск, со всеми вытекающими отсюда последствиями. В частности в виде четырёхэтажного общежития для вольнонаёмного персонала, которое если не нависает над стоянкой нашей эскадрильи, то очень и очень рядом.
Но, недели через две и у новичка пейзаж примелькается, а у старичков и подавно.
И аэродром, вертолёты, лётчики всё живёт своей обычной жизнью. То есть, все занимаются своими делами, а всё что вокруг это просто пейзаж.
А надо сказать, что организм лётчиков одноместных кабин, где своё рабочее место в полёте не покинуть весьма тренированный. Запросто, без каких либо капризов выдержит и четырёх, а то и шести часовой полёт.
Но с одним обязательным условием, сходить перед полётом и после него под хвостовую балку вертолёта в описываемом случае и того, отлить значит. Причём, это уже на уровне рефлекса. Каким-то непостижимым образом организм ускоряет свой метаболизм стремительно наполняя мочевой пузырь и отлить получается по полной программе. Независимо от продолжительности полёта.
Но, ведь не только полётами живут авиаторы. Особенно когда ещё семья не приехала.
И таким чудным местом жизни в Оломоуце был ночной ресторанчик, не знаю как точно назывался, но мы его Паласом величали. Народ там собирался разный, как наш, так и чехи. Можно было посидеть, поболтать, а то... ну молодой же народ и девушек снять, туристок, или вольнонаёмных. Чешек не советую, красавиц мало, последствия инквизиции аукаются, а заносчивые, что те принцессы.
Вот как-то раз сидим с дружком, попиваем винцо, как сейчас помню, "Медвежья кровь", я только из госпиталя после гепатита выписался, отмечал так сказать, излечение.
И где-то на половине третьей бутылки к нам за столик две девушки подсаживаются, разрешение конечно спросив. Мы, ясен пень, согласились, девушки молоденькие, симпатичные.
Слово за слово, разговор, познакомились.
- Так вы лётчики? - спрашивает меня с придыханием одна из девушек, а её и без того большие глаза округляются от восхищения. Лишний раз, убедив меня в правильности выбора профессии.
Я уже мысленно приготовился развивать успех и прикидывал с чего начать наступление, то ли с бесконечных просторов тайги, то ли с заснеженных вершин Гиндукуша, как последовал следующий вполне уместный в таком случае, ну и для юной особы вопрос.
- Скажите, а летать очень страшно?
Опускаю на стол опустевший стакан, снисходительно, как и положено воздушному волку улыбаюсь.
- Ну что вы, совсем не страшно, мы... - здесь у меня возникла невольная пауза на поиск наиболее красочной аллегории, ей, паузой тут же воспользовалась девушка.
- Но как же так, я за вами иногда наблюдала из окна общежития, - глаза прелестницы скользнув по моему лицу, упёрлись в стол, а на щеках проступил восхитительным свидетельством неиспорченной натуры румянец, - Вы, перед тем как садится в кабину, писаете, минут двадцать полетали, вышли с кабины, писаете. Ушли куда-то всего на полчаса, вернулись но, опять не пописав не полетите. Это потому что страшно, да?
И вот что тут сказать, а? Что объяснять про условные рефлексы, авиационный метаболизм? Неубедительно же. Впрочем, я нечто на эту тему и лопотал. Уже и не помню точно.
И... наверное, интересно знать, чем закончился этот вечер? Да какая разница...



Нечаянная диверсия


Просто припомнилось. Имена изменены.

Лето, жара и плановые полёты. В фанерном бараке медсанчасти лётчики проходят предполётный осмотр.
Юной медсестричке Леночке впервые доверили измерять давление лётчикам.
Ах, Лена, Лена, Леночка... Девушка очень красивая, с аппетитной фигурой и главное обладательница бюста третьего размера.
Короче, захожу я в санчасть, а под терапевтическим кабинетом сидят четверо моих товарищей то и дело загадочно хихикая.
- Что случилось? - спрашиваю.
- Да вот, давление повышенное.
- Ну, бывает, - отвечаю.
- Сейчас и у тебя такое будет.
Я только хмыкнул на такую самоуверенность, у меня же давление даже с перепоя в рамках держалось и толкнул дверь в кабинет.
- Разрешите?
- Да, да, заходите, - отвечает Леночка.
Её голос звучит несколько грустно и растеряно но я не придаю этому значения. Присаживаюсь на стул, кладу на стол как водится ладонью вверх руку и Леночка чуток подавшись вперёд начинает цеплять манжету тонометра.
Тонометры тогда были исключительно ртутные, к ним сноровка нужна. Потому Леночка полностью поглощена процессом. Застегнула манжету и не меняя позы начала качать грушу. А до меня начало доходить, в чём тут собственно дело.
А дело было в том, что в порыве усердия Леночка не заметила как одна из её восхитительных выпуклостей оказалась в аккурат в моей ладони. И сквозь тонкую, не раз стиранную хебешку явственно ощущаю что под халатом нет не только одежды, что понятно, жарко же, но и верхней части белья.
Я конечно не озабоченный юноша тогда был, но всё же неполные двадцать восемь. Мысли тут же поплыли вслед за глазами в сторону, вернее вниз, пытаясь выяснить, а есть ли и нижняя часть того самого белья. По складкам того халата выходило что искомой части, или совсем нет, или почти символическая.
Ну, в общем, с первого же замера ртутный столбик поднялся куда выше моих стандартных сто двадцать.
Леночка хмурит лобик, забавно морща при этом свой носик, выпускает из манжеты воздух и начинает повторять процесс.
А меня начинает разбирать смех и желание пошалить. Слегка сжимаю в ладони Леночкино достоинство. С восхищением отмечаю его умопомрачительную упругость. Но Леночка этого даже не замечает, а как же, второй мой результат заметно превысил предыдущий.
Во время третьей попытки распахнулась и на пороге возникла внушительная фигура начмеда.
- Дмитрий Васильевич, - взмолилась Леночка, - Вот уже у пятого давление и пульс выше нормы. Что делать будем, отстранять?
Дмитрий Васильевич мгновенно оценил диспозицию, опыт однако, супротив которого и медицинский спирт бессилен.
- Что делать, что делать... Лифчик, глупая, поди одень! А то весь полк мне со строя выведешь.
Оценка: 1.7718 Историю рассказал(а) тов. шурави : 05-11-2015 17:15:35
Обсудить (52)
12-01-2016 09:21:56, тень
Шурави покинул ресурс, потому вопросы ему не задавать....
Версия для печати

Военная мудрость

Ода лопате
(гротеск)

А я вам так скажу, ребята, кто о лопате плохо отзывается, тот в армии не служил. Или если и служил, то ни хрена он не понял он в военной службе. Мимо такого вся армейская мудрость прошла, мимо.
Дабы не разводить излишнюю таинственность скажу сразу: я не о сапёрной лопате говорю. Хотя сапёрка вещь нужная и полезная но, не о ней речь. Я о той, такой обычной лопате, которая носит гордое и воинственное имя, как штыковая.
Да, да, многие наверно уже скептически, а то и брезгливо поморщились, вспоминая незабвенные изречения:
- солдат без лопаты, это нарушение формы одежды
- могу копать, могу не копать
- копать от Кэ-Пэ-Пэ и до обеда, с лопатами я уже договорился
- и так далее, и тому подобное.
Фигня это всё, фигня. Ибо, как я говорил выше, исключительно от незнания и непонимания сакральной сущности вещей.
Лопата, оно же как, вещь-то, волшебная. А как всякая волшебная вещь, может принести как добро, так и зло.
Подумайте, разве лопата заставляет ту самую траншею рыть? Нет, конечно. Это всё происки старшины и выше. А лопата, она только помощник вам. Кто не верит, пусть голыми руками попробует землю рыть, посмотрю, как это у него получится.
С лопатой сподручней, уж поверьте мне на слово. А если вы при этом ещё и возлюбите её, то вместо кровавых мозолей и боли в спине получите то, что даже работой назвать нельзя, скорее вполне приятственный фитнес для молодого тела. Скажу даже больше, в большинстве случаев, лопата будет хранить её владельца от работы, обеспечит свободу передвижения, защиту и неприкасаемость, и многое, многое другое.
Короче, чтобы не быть голословным, автор возьмёт на себя смелость поведать свою историю постижения чудодейственной силы лопаты.
В один из солнечных весенних дней, взвод курсантов второго курса, в котором пребывал и автор повествования с небывалым энтузиазмом прокапывал очередную траншею, для прокладки силового кабеля которые перегорали с завидной регулярностью.
Нет, не подумайте плохого, это не было случаем единственного во всей советской армии подразделения, которое не было инфицировано столь распространённой болезнью как шлангит.
Таких чудес, как известно не бывает, этой болезнью переболел каждый военнослужащий.
Клиническая картина стандартная, из вялотекущей формы заболевание на втором году срочной службы переходит в острую стадию, а далее в хроническую.
Так в чём же дело почему, невзирая на обострение болезни, взвод трудился, не покладая рук?
Да всё просто, просто командиры применили лечение под названием трудотерапия на этот раз персонифицировано. То есть, каждому больному был выделен участок и... как сделаешь, так свободен.
Такой вид лечения боле хлопотный, чем просто поставить задачу всему взводу, но в разы более действенный. А то, что день был субботний, только улучшало клиническую картину. Шанцевый инструмент был тут же разобран и работа закипела.
Но, поскольку у вашего покорного слуги болезнь протекала в особо тяжёлой форме, то поспел он к шапочному разбору, в данном случае лопаточному.
Стоило удивляться, что ему достался инструмент, судя по внешнему виду которого, помнящий если не рытьё редутов на бородинском поле, то строительство николаевской железной дороги уже точно. Почерневшее от времени и растрескавшееся дерево держака болталось в проушине лезвия. Рахитичный гвоздь исполнял свои обязанности из последних сил. Да и само лезвие выглядело не лучшим образом, давно не видевшая точило кромка, ржавчина, наслоения бетона.
Но, делать нечего, надо работать. Поплевав на руки, боец с силой вогнал лопату в землю. Грунт оказался довольно рыхлый и даже такое замученное лезвие на две трети погрузилось в землю. Что же, обнадёживающее начало. Теперь надавить на держак и...
Кряк! Случилось то, что должно было случиться. Ветхая древесина переломилась у основания проушины.
В другой раз такое развитие событий, порадовало бы, но сейчас, никто твои персональные кубометры грунта за тебя вынимать не будет.
Мысль подождать пока у кого-то освободиться инструмент была отвергнута сразу. Бездарно терять субботнее время не хотелось. Оставалось одно, раздобыть где-то новый инструмент, или, что более реально, починить сломанный. Потому, подхватив половинки лопаты, курсант заторопился в сторону котельной. Оттуда доносились визиг циркулярной пилы, верный признак столярного цеха.
Заведующий сим заведением пожилой прапорщик не отказал в помощи. Пробормотав сто-то в духе, - Это же надо так запустить инструмент, - он швырнул старый держак в кучу хлама. Ловко выдернул плоскогубцами гвоздь и вытряхнул из проушины обломок. Потом обстучал с лезвия остатки бетона, электродрелью с железной щёткой счистил ржавчину и на точиле до состояния бритвы выправил кромку.
Долго и придирчиво выбирал из полсотни собратьев новый держак. Хотя, на взгляд курсанта они все были одинаковыми. Основательно прошёлся по нему наждачной бумагой, это чтобы юные бездельники руки не занозили, рубанком придал необходимую конусность и насадил лезвие. Ловко, с двух ударов молотка, занял своё место новенький гвоздь.
Завершающим аккордом было смазывание лезвия солидолом.
- Держи, боец! Теперь она сама в землю пойдёт.
- Спасибо, - пробормотал слегка растерянный боец с удивлением ощущая, как после прикосновение к обновлённому инструменту в нём растёт доселе неизвестное желание поработать.
Лопата и впрямь вышла чудесная. Невзирая на так сказать, поломку на старте, со своим участком он справился в числе первых.
Теперь можно и о себе подумать. А что делает обычный советский боец, если у него появляется свободное время? Правильно, идёт в чипок, то есть в кафе, которое находится на территории части. Оставалось только малость, сбегать на почту и получить денежный перевод.
Только вот какая беда, почта-то находится в жилом городке. Можно конечно подойти к командиру и если тот будет в духе, то выпишет увольнительную сразу, а если нет, то даст совет набрать группу из таких же страдальцев как минимум десять человек.
А кому это надо? Чай не первый год служим. Можно и микро самоходом обойтись, делов-то, на полчаса всего. Главное никому из командования батальона на глаза, или что многократно хуже, коменданту училища, логово которого, то есть кабинет, был как раз по пути в здании Кэ-Пэ-Пэ.
Разумеется, был выбран второй вариант. Курсант уже замахнулся швырнуть лопату в общую кучу, как это уже сделали другие и... остановился. Вдруг стало невыносимо жалко расставаться с таким полезным инструментом.
- А припрячу я её в подвале казармы. Потом, на обратном пути с почты. Ведь это не последняя в моей жизни траншея, так сто, пригодится, - нашёл обоснование столь странному желанию курсант. И перехватив лопату наперевес направился к своей цели.
В здании Кэ-Пэ-Пэ было безлюдно. Только полусонный дневальный не выходя из нирваны дёрнул ручку фиксатора вертушки.
Курсант выскочил за пределы родного училища, свернул за угол и нос к носу столкнулся с комендантом.
- Всё, попал! Минимум трое суток губы обеспечено, - мелькнула мысль. И что самое обидное, в число этих суток войдёт и воскресенье.
И пока курсант соображал чего соврать в оправдание, комендант скользнул по нему невидящим взором и как говорится, проследовал своим курсом.
- Что? Как? Почему? - тысячи мыслей роились в голове курсанта, пытаясь объяснить столь странное поведение коменданта, доселе обладающего таки звериным чутьём на самоходчиков. И всё шёл и шёл на автомате к своей цели, сжимая в руках лопату, аки Хома Брут библию.
Солнечный зайчик отразился от поверхности металла и прервал поток пугано-бессвязных размышлений.
Курсант остановился, съедаемый смутной догадкой.
- Так это ты меня спасла? - мысленно обратился он к лопате.
- А то! - снова весело сверкнул металлом шанцевый инструмент.
- Но как?
- Как, как. Ты же не просто так шатаешься, ты же с лопатой!
- Так я же... я же даже честь ему не отдал!
- И не обязан. Вспомни положение устава: при проведении хозяйственных работ...
- Погоди, но там сказано... вроде... - курсант морщил лоб, пытаясь вспомнить, что именно сказано в той статье устава.
- Не терзай мозги! Вот именно что вроде. Никто эту статью толком наизусть не знает.
- Так что же получается, теперь я с тобой куда захочу, туда и свободно пойти могу?
- Именно, мой друг, именно! Если будешь меня беречь и заботится, а главное не забывать одну важную истину.
- Какую?
- Вспомни, что говорил один добрый волшебник в фильме, - Чудеса надо экономить!
На почте неожиданно оказалась многолюдно. Оказывается, давали пенсию, к окошку выстроилась солидная очередь старушек. Местных, из примыкающему к городку посёлка.
Но, единодушным решением и невзирая на робкие возражения солдатик с лопатой был пропущен вне очереди. А как не пропустить? Он же, родимый, при деле, с лопатой вон.
Когда заветная сумма в тридцать рублей оказалась во внутреннем кармане кителя (бешенная сумма по уровню начала восьмидесятых годов кстати), служивый призадумался. Идти в кафешку уже расхотелось. С высоты его нынешнего финансового благополучия это казалось уже мелким и ничтожным. В самом деле, не к лицу тому, кто почти сравнялся с Рокфеллером, поглощать пирожки с повидлом запивая всё это соком, или сливками.
- А что если... пивка попить? - мелькнула шальная мысль.
- А давай! - сверкнула в ответ лопата, - В честь моего второго дня рождения можно.
Борзеть, так борзеть. Курсант и раньше уже бегал в поселковую пивнушку, как и многие го товарищи. Но то делась тайком, обходными тропами.
То ли дело сейчас, служивый дерзнул пойти напрямик через городок. И уже через минуту в глазах зарябило от обилия звёзд и просветов.
Однако лопата в руках делала своё дело. Никому даже в голову полюбопытствовать, куда это следует курсант?
Но вот, надо же такому случиться, по пути попадается сам командир роты. Этот таки замечает курсанта и останавливается.
- О господи! Неужели раскрыт, неужели лопата таки не всесильна? - в страхе забилась душа.
- Врёшь, не возьмёшь! - снова заиграли зайчики на лезвии чудесного предмета. И пристальный взгляд командира сменился на задумчивый, затем кивок головой и никаких команд остановиться, или хотя бы поинтересоваться: каким таким делом подчинённый озадачен в жилом городке. Скорее всего, командир попытался вспомнить это сам, но затем здраво рассудил, - А какая разница? Раз куда-то так целеустремлённо чешет с лопатой, значит всё идёт по плану.
В пивнушке тоже оказалось многолюдно но, в отличие от почты пребывал мужской электорат. И появление служивого встретили в отличие от почты, не сочувственными, а гневными возгласами. Нет, не в адрес курсанта, а отцов-командиров которые, сволочи и в выходной день работать заставляют.
Через час служивый покинул тёплую компанию. Особо приятно было то, что, невзирая на выпитое пиво, личный капитал остался нетронутым.
Но, по возращению в казарму благодушное настроение слетело вмиг. Ибо атмосфера там была сродни атмосфере в курятнике после визита хорька.
- Что случилось? - поинтересовался курсант у товарища.
- Да проверка внезапная была. И всех отсутствующих на карандаш...
- У (далее нецензурно)!
- Да тебе чего переживать? Ротный твою фамилию вычеркнул, сказал, что сам лично тебя с лопатой видел.
Что тут оставалось делать? Только спустится в подвал казармы и там припрятать лопату в укромном месте.
Очень кстати не лишнее деяние. Так уж повелось, что армия, это сборище самых разнообразных специалистов. Вот только специалистов приделать, например, к лопате держак, максимум один из десяти. А приделать к той же лопате ноги, каждый первый.
С тех пор лопата то и дело использовалась для различных целей. В первую очередь вместо увольнительной. Хотя, что такое увольнительная? Жалкий клочок бумаги со строго лимитированным временем. На начальника патруля она действует сродни красного плаща тореадора на быка. То ли дело лопата с её эффектом шапки невидимки.
А эти ненавистные парко-хозяйственные дни? Здесь тоже лопата идеальный помощник. Нет, не в работе, а чтобы избежать оной.
Командир распределяет задачи и объекты? Ну и пусть. Вы с лопатой в руках на втором плане. И если не сильно мозолить глаза, гарантировано никакого трудовой задачи не получите. А чего вас озадачивать, вы же и так уже с лопатой.
Ну и такая не лишняя вещь как поощрения, благодарности. Теперь к каждому празднику регулярно. Как же не поощрить человека, который с лопатой не расстаётся.
Но если быть честным, то автор повествования не один заметил чудесные свойства лопаты и всего шанцевого инструмента вообще. Многие его товарищи наряду с лопатами использовали веники и мётлы. В первую очередь, соблазняясь меньшим чем у лопаты весом. И совершенно напрасно. Поскольку веники и мётлы, при всей своей могущественности, предметы женские и в руках воина всей своей силы не раскрывают.
Да и смотрится боец с веником, или метлой, нелепо. С лопатой же, внушительно и грозно.
Вот взять хотя бы такой распространённый случай. В соседней деревне, местные парни решили поинтересоваться, - А чего это вы тут их девок... ну и так далее.
И много толку от веника, или метлы? А вот если у вас лопата, то... то у них даже не возникнет мысли задавать подобный вопрос.
Промелькнули годы обучения и вот уже на погонах засверкали офицерские звёзды. А это уже артефакты иного уровня и другого знака. И с лопатой, несмотря на верную службу, пришлось проститься.
Теперь сам автор ловил себя на том, что солдаты с лопатами абсолютно не вызывают у него вопросов на тему: что, где и почему. Он их как бы и видит но, в то же время не замечает. Такая вот метаморфоза.
Но, время неумолимо и всё меняет. И не всегда в лучшую сторону. Нынче всем хозяйством в армии заправляет гражданский персонал.
Вот только, простите за косность, чёрта с два научишь солдата родимую землю любить, пока он кубометры оной не перелопатит.
Оценка: 1.7124 Мудростью поделился тов. шурави : 14-04-2013 22:00:06
Обсудить (25)
19-06-2013 07:42:44, cassyan
В австрийских госпиталях времён Первой мировой всё могло...
Версия для печати

Авиация

Ночной полёт, или почему не надо спать на посту
(на основе реального случая)

Шёл к концу второй курс обучения в училище. Лето, как водится, лётная практика в учебном полку. Летали мы на вертолётах Ми-два. По моему мнению, учебный вертолёт номер один для всех времён и народов. Эта неказистая на вид машина так удачно сочетала недостатки, присущие всем вертолётам, от лёгкого, до тяжёлого, что лучше для обучения не сыскать. Курсант, освоивший Ми-два, уже ас. В дальнейшем если и испытывал сложности при переучивании на другой тип, то только одного рода: уж больно просто эта новая машина управляется.
Готовили нас по ускоренной программе, в сжатые сроки, но без сокращения объёма часов теории и налёта. И самое яркое воспоминание с тех лет, это постоянное желание выспаться. Потому мы и «замыкали на массу» при первой же возможности, в любое время суток и в любых условиях. Даже когда с товарищем на правом сидении за второго пилота летали, и то прикорнуть умудрялись.
Инструктора тоже уставили, даже больше нашего. Попробуй поучи группу из шести гавриков, когда плюс тридцать в тени, а кондиционер в «двойке» не предусмотрен.
Вот для снятия усталости один или два раза за лето поочерёдно одну из эскадрилий отправляли в профилакторий, одних инструкторов, естественно.
С курсантами же поступали согласно правилу: воинская дисциплина в подразделении обратно пропорциональна количеству свободного времени у личного состава. Потому занятия, наряды, хозработы по полной программе.
Но и здесь можно было найти, где отдохнуть от трудов. Уж такое существо курсант, если надо, то и как летучая мышь спать приспособится.
Взять хотя бы караул. Кто служил, знает, это сродни наказанию.
А если нести караул на аэродроме, за пять километров от гарнизона? Да летом? И главное, начальник караула не офицер, а наш же брат курсант, только с сержантскими лычками.
Так это же совсем другое дело! Здесь главное, чтобы начальство врасплох не застало. Потому под неусыпным влиянием нужно было держали единственную подъездную к аэродрому дорогу. Не так уж это сложно для тридцати человек (примерно), тем более, что посты караул на аэродроме выставляет только в ночное время.
А вертолёты? Да кому они нужны? Ещё попробуй, найди ночью в степи дурака, который через двойное колючее ограждение полезет с перспективой от нежданно проснувшегося часового пулю схлопотать.

В один прекрасный субботний день, когда солнце уже изготовилось нырнуть за горизонт, для охраны и обороны аэродрома прибыло одно бравое звено, в рядах которого и были главные герои повествования.
Как водится, не раскачиваясь, приняли у предыдущего караула посты, сверили наличие техники, печатей, крайнее вообще святое, и отпустили сменщиков.
После чего состоялся большой совет. Решали два вопроса: первый - организация не предусмотренного табелем постов наблюдательного пункта, второй - как организовать с этого пункта оповещение караульного помещения. Чтобы, как водится, услышав лай проверяющего, часовые оперативно разошлись по своим постам.
Предыдущий караул поступал просто: ставил двоих часовых у въездных ворот, и едва на дороге возникал свет фар, по телефону связывался с караулкой.
Да же засада, сгорел трансформатор, и аэродром остался до понедельника, естественно, без освещения, а караульное помещение ещё и без связи с постами. Значит, оставалось одному из наблюдающих бежать посыльным, а это около километра. Да вдобавок от въездных ворот дорога просматривалась не вся, неровный склон, зараза. И учитывая скорость уазика в сравнении со скоростью курсанта второго курса, явственно вырисовывался дефицит времени.
Выход был только один: увеличить дальность обнаружения угрозы. Но увы, вышки здесь не имелось, только покосившийся постовой грибок.
Вот здесь пытливым умам на глаза и попалась стоянка так называемой «шестой эскадрильи» (в полку по штату было пять).
Как раз почти у КэПэПэ аэродрома, обособленно от других вертолётов стоял десяток «старичков» Ми-четыре. Некогда полк летал на них, пока на смену «керосинки» не пришли. Часть прежней техники утилизировали, а десяток, у которых ресурса ещё много было, законсервировали. Сделали, так сказать, мобилизационный резерв.
«Четвёрка» машина само по себе высокая, да кабина экипажа на ней под самим винтом. Понятно было, что если в неё проникнуть, то лучшей вышки и не найти.
Но легко сказать проникнуть, «старички» тоже и заперты, и опечатаны. Пусть на хранении, пусть устаревшая, но боевая техника. Разочарованные курсанты уже собрались покинуть не оправдавшую надежд стоянку, как кто-то чрезмерно любопытный на четвереньках не залез под днище одного из вертолётов, - Мужики, а здесь кажется люк есть!
Толпа метнулась под вертолёт, как голодные поросята к свиноматке. И вправду, на гондоле стрелка имелся люк аварийного покидания. Чья-то нетерпеливая рука стукнула по нему кулаком, и тот совершенно неожиданно сорвался с места и глухо плюхнулся на траву.
Сломали? Так было? Да какая разница, потом разберёмся! А сейчас все как суслики в норы устремились внутрь вертолёта. Надо же всё посмотреть, подёргать, пощёлкать. Целое паломничество образовалось в кабину экипажа. Слышались удивлённые и... разочарованные восклицания. Удивлённые, потому что всё не так, а разочарованные... увы, обзор из кабины, несмотря на столь высокое размещение много хуже, чем из уже привычной «двойки».
В своё время Ми-4 унаследовал от знаменитого во время войны истребителя двигатель. А вместе с ним и огромный лоб, закрывший приличную часть курсового сектора. Рассмотреть что-то прямо перед собой можно было только метров за сто. Именно эта особенность обзора и сыграет немаловажную роль в последующих событиях.
А пока все удовлетворились тем, что теперь вся дорога под присмотром.
Когда же любопытство было удовлетворено, первая пара наблюдателей заняла места в кабине, а остальные потянулись к караульному помещению. Там дела поважнее, ужин, сон.

(Далее от первого лица).

И вот, в три ночи, выпало мне с товарищем наблюдение вести. Специально по двое решили ходить, чтобы разговорами друг друга ото сна отвлекать.
Продрали они глаза и поплелись на этот импровизированный наблюдательный пункт. Залезли через люк в вертолёт, я занял командирское место, а дружок на правом кресле устроился. Красота!
Предыдущая смена уже успела в чашки сидений чехлов натаскать, сидеть вполне комфортно. А как говорилось, «Четвёрка» же высокая, не только дорогу, штаб и то видно. И ночь как по заказу ясная, лунная выдалась. Короче, незаметно и мыши не проскочить, а уж дежурному по части или проверяющему подавно.
Сидим, значит, бдим, всякие басни травим. Только время к четырём, а в это время организм, особенно молодой, уж дюже спать хочет, как ни борись. Да и выдохлись мы уже, всё переговорили, ничего в голову больше не идёт.
Тогда мы стали воображать, что летим. Щёлкаем переключателями, рычаги дёргаем, гудим, имитируя рокот, ну как пацаны в отцовской машине. Кто бы со стороны видел.
Ох и зря мы это делали! Видать неосторожно взбудоражили дух давно уснувшей машины.
И не знаю даже как, но мы не то что уснули, в полудрёму какую-то впали. Ненадолго, минут на двадцать. И привиделось же мне за столь ничтожный срок не то видение, не то сон.
Будто я лечу ночью на этом вертолёте ночью, высоко, за облаками. Вдруг бац, двигатель заглох! Видать падла-напарник храпеть перестал. А далее и того хуже, вырубилось всё оборудование, погасли приборы, падать мы стали. Надо срочно на авторотацию переходить!
Я ручку дёргаю, тяну шаг, жму педали, а они не подаются, заклинило. Прыгать? Так нет на мне парашюта. Такая меня тоска с ужасом обуяли, так жить захотелось.
И тут я проснулся...
Первое ощущение: Ура, это только сон! - да едва я сфокусировал зрение... - Мама, забери меня отсюда!
Был такой фильм, там герою сниться кошмар, а проснувшись он вновь в этом кошмаре оказывается. Вот такое у меня кино и вышло.
Аэродром-то на возвышении стоял, а гарнизон в низине, в окружении русловых озёр да прудов. А для казахской степи перепад температуры между днём и ночью в двадцать градусов, плёвое дело.
Вот и сел такой плотный, приземный туман за те минуты, что мы продрыхли. От самого носа вертолёта и покуда света Луны хватало. Всё скрыл, зараза, и дорогу, и гарнизон.
Вот пред моими очами и предстала такая картина: звёздное небо, Луна, сплошное поле облаков клубится, да тёмная кабина вертолёта и тишина в придачу. Леденящая сердце тишина вместо рокота двигателя.
Я как увидел, так сразу шаг вниз, ручку от себя и левую педальку соответственно. Чтобы обороты винта не падали и скорость разогнать. Вернее пытаюсь это проделать без всякого успеха, всё колом стоит. Оно и понятно, вертолёт же на консервации, тяги в густой смазке, да и гидросистема же не работает. Это уже потом дошло.
А тогда меня такой ужас прошиб, тот, что во сне был, детской забавой показался.
Запаниковал я. Так стал дёргать это проклятое управление, что дружок проснулся тоже. Потом мужики говорили, что я рычаг шага таки согнул. Врут гады, это так и было...
Дружок в свою очередь вполне адекватно ситуацию оценил. Так же как и я.
- Сеть на аккумулятор переключай! - орёт, - и подсвет приборной доски вруби!
Я метнулся к электропульту и в который раз похолодел, на сей раз от осознания, ну не знаю где этот электропульт. В этом же «динозавре» всё по-другому расположено.
Одним словом, мечусь как белка в колесе, да всё зря. И тут случайно свой карабин задел, я его поверх приборной доски перед тем как отрубиться пристроил.
Грохнулось это стрелковое изделие сорок седьмого года выпуска мне на ноги, больно, зараза. А у нас как пелена с разума слетела, вмиг поняли, что к чему. И тут же принялись хохотать, как два истерика.
За этим занятием нас сменщики и застали. Мы, конечно, сгоряча им и рассказали. Поржали над нами товарищи с недельку, да и позабыли. Они позабыли.
А вот у нас проблемы начались. Начал нам сей полёт сниться с полным довеском ощущений. И чем дальше, тем хуже.
Идти в санчасть? Так спишут к чертям, а то и в дурку упекут. И упекли бы, мы уже по ночам и вскрикивать. Спас нас случай.
Как-то, будучи в наряде по кухне, отрядили на хранилище солений, квашеную капусту получить. А там заведующим один дедок работал, словоохотливый такой. Разговорились, оказалось лётчик в отставке. Та ещё биография, начал на И-шестнадцать, после войны на реактивные МиГи переучился, а когда медики ограничение влепили, на Ми-четвёртых службу и закончил. Поведали ему о нашей беде. А с кем ещё поделиться?
Даже по секрету своей идеей поделились. Найти бабку-знахарку, пусть пошепчет, молитву прочтёт.
Засмеялся дед: Ерунда это, хлопцы, а не беда. А по поводу молитвы вы правы, поможет. Сейчас я для вас библию принесу, за три дня, если постараетесь, излечитесь. Жди.
С этими словами заспешил дед в свою подсобку.
Переглянулись мы: - Надо будет продумать, куда прятать будем, - говорю, - А то вдруг найдут, то всё, капец.
А тут дет вернулся, со свёртком. Ну точно, библия! Только говорить стал загадками.
-Вот, - говорит, - Когда полк перевооружали, много их в макулатуру выбросили, а я часть сохранил. Знал, что пригодится.
С этими словами развернул дед свёрток, а там точно две книжки, но не библии, а инструкции экипажу Ми-четыре. Я сначала решил, издевается старик. А он на полном серьёзе.
- В этом, хлопец, ваше спасение. Вот выучите как «отче наш» работу с оборудованием кабины, где что находится, как запускать, как в особых случаях действовать, так ваша хворь и сгинет.
Принёсли я книги в казарму, посоветовались с товарищем и решили: нам сейчас и соломинка подмога, да и вряд ли хуже будет.
Учили тайком, чтоб никто не зубоскалил. И ведь помогло, прав дед оказался! Мне только один раз подсознание попыталось тот кошмар подсунуть, но я знаниями, да познаниями как шуганул, до сих пор не рыпается.
Вот так и закончился тот беспримерный ночной полёт.
Я и сейчас храню ту книгу, инструкцию, она мне как талисман...
Оценка: 1.7788 Историю рассказал(а) тов. шурави : 27-10-2011 00:24:56
Обсудить (23)
01-05-2012 01:06:33, шурави
Снято широкоугольником, потому не совсем так....
Версия для печати

Авиация

Источник храбрости

Случай, рассказанный фронтовиком, не дословно.

Бытует мнение, что наряд на службу воспринимают как наказание, но это далеко не так. Конечно, дневальным по роте, в карауле, кухне тяжело. Но существуют и наряды, где служба сродни курорту. Одним из таких мест в нашем училище было дежурство по учебному корпусу. Там не нужно было торчать на тумбочке, а ночью, заперев входную дверь, можно было спокойно почитать книгу, попутно сообразив чайку, а то и просто покемарить на стульях в дежурке. А днём находиться в распоряжении завхоза, бодренького незлобивого старичка. Судя по тому, как он руководил таким неуправляемым контингентом как курсанты второго курса, военного прошлого у деда не наблюдалось. Ну, мы так полагали.
И вот в один из зимних вечеров, когда преподаватели уже разбежались по домам, а мы с напарником успели выдраить коридор и готовились запереть входную дверь, то есть воткнуть швабру в ручку, из своей подсобки вышел наш завхоз.
Обычное дело, он частенько задерживался. Мастерил там у себя очередное учебное пособие для одной из кафедр.
- А что, ребята, попьём чаю? Мне тут бабка моя кучу пирогов наложила, не нести же их домой.
Ну какой же курсант откажется поесть? Тем более, домашних пирогов. Мы с радостью согласились. Надо заметить, что относились мы к нему несколько снисходительно. Как же, мы же были уже лётчики, за плечами, страшно сказать по шестьдесят часов налёта, самостоятельный вылет.
Разговорились, то да сё. Но когда дед заявил, что был на фронте лётчиком-истребителем, мы не поверили.
- Да вот же я, ребята, - дед кивнул в сторону стенда с кучей фото.
И точно, там красовался наш завхоз в форме подполковника с иконостасом наград на груди. Тут уже мы стушевались, вот так, не замечали. Попросили рассказать про войну.
Дед, явно довольный эффектом, уважил нашу просьбу, много чего рассказал, а вот это запомнилось.
***
Был, ребята, у нас в эскадрилье один лётчик. Ничем особо не примечательный, как все. Не новичок, имел несколько сбитых самолётов, награды. И вот в одном бою сбит был. Но повезло, смог выпрыгнуть, да и над нашей территорией дело было. Короче, через сутки вернулся в часть, даже не ранен. И самолёт ему нашли, летай, воюй.
Да только сломался он, ребята. Бывает такое на войне. То техника у него откажет, то заболеет. Всё искал поводы, как бы от вылетов отказаться. А уж если случалось на задание, так от боя уклонялся, расстреляет боеприпасы издали и домой. А ведь ведущий пары был. Мы с ним уже и говорили, так, по-товарищески, между собой. Всё человек понимал, клялся, да как дело к вылету, всё по-прежнему оставалось.
Уже и особист начал интересоваться, к трибуналу дело шло. Можно было, конечно, махнуть на него рукой, да жалко. Ведь неплохо же воевал человек.
И вот сам командир его "вылечить" взялся. Есть, говорит, одно средство, если не поможет, тогда точно в штрафбат. Вот в один из дней усадил его командир в свой "козлик" и уехали они в тыл. Через сутки вернулись.
Вылез тот пилот из «козлика» чернее ночи. Да и потом таким мрачным и неразговорчивым оставался. Но на боевые задания так рвался, только и жил ими. А в бою немчура шарахалась от него, чуяли гады, что плевать ему на свою жизнь, лишь бы их бить. Всё же подбили его опять. На этот раз над их территорией. Так он на горящей машине ещё одного завалить успел, а потом на таран пошёл.
Не в НКВД его командир возил. Там в ближайшем городе детская больница была. Детишки там лежали. При эвакуации эшелон с Домом малютки под бомбёжку попал. Тоже инвалиды войны, кто без рук, кто без ног, которым отроду и трёх лет не было.
Такой вот, ребята, источник храбрости.

Оценка - 1,88
Оценка: 1.6522 Историю рассказал(а) тов. шурави : 04-01-2011 21:29:31
Обсудить (0)
Версия для печати
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Следующая

Архив выпусков
Предыдущий месяцАпрель 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
Интернет-магазин на сайте www.floraplast.ru зоокашпо с доставкой
остекление балконов дома