Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
e2-e3: недорогой качественный хостинг, регистрация доменов, колокейшн
Rambler's Top100
 
Сортировка:
 

Страницы: 1 2 Следующая

Армия

ВЗГЛЯД...
.Конец января, за год, может два до сочинской Олимпиады. Трасса М1 Москва-Минск. Toyota на белорусских номерах поглощает километры ночной дороги. В салоне двое, обоим за пятьдесят, в обоих угадывается явно не гражданское прошлое. Несмотря на разницу в росте и комплекции, водитель высок, а рост пассажира чуть ниже среднего, у них только «чуть-чуть» не спортивные фигуры. Лишний вес если и есть, то буквально по паре килограммов. По разговору чувствуется, что они, если не друзья, то хорошие приятели. Знают друг друга не один год. Оба работают в Москве и раз в две недели ездят домой, к семьям. Обычно вдвоём. Прошлое обоих и годы знакомства предполагают определённый тип отношений и доверие. Два часа ночи, заканчивается Ярцево, с двух сторон красно-белые логотипы. "Лукойл" - не последняя приличная заправка перед белорусской границей, но в сочетании с сопутствующим тёплым сервисом и неплохим кофе заслуживает внимания, да и вблизи населённого пункта. Машина свернула, остановилась у одной из колонок. Водитель стал заправлять, его приятель, ушел покурить за правый угол здания заправки. Заправив машину, водитель поставил Camry слева от здания и пошёл за кофе. Возможно, именно в этот момент приличную машину с вроде бы одиноким водителем «срисовали». Когда тот взял кофе и вышел к автомобилю, то встал между ним и зданием заправки, лицом к трассе. Успел сделать только один глоток, когда на освещённую территорию заправки внезапно влетела "Лада" с выключенными фонарями. Передний номерной знак замазан снегом с грязью. Задний, как потом оказалось, тоже. Остановилась рядом с Toyota, чуть впереди. Из приехавшей машины слаженно и быстро появляются четверо, возраст 22-28 лет. Трое молодых мужчин, одна крепко сложенная девка, одетая в кожаные куртку и штаны. На головах, не по сезону, надвинутые на глаза бейсболки с большими козырьками. Разделившись, стали обходить Camry, направляясь к водителю по двое слева и справа, отвлекая ничего не значащим трёпом. С двух сторон, излучая неподдельные дружелюбие и заинтересованность, посыпалось: «Как дела?», «Как машина?», «Как «гибрид?», «Как бензин?». По одному парню с каждой стороны держали правую руку в кармане. Водителю не потребовалось и секунды с момента появления «бейсболистов», чтобы понять, что эти дружелюбие и заинтересованность относятся только к содержимому его карманов, возможно к ключам его машины. А в их карманах свинчатка или ножи. Вопросы вышедшими из «Лады» задавались то слева, то справа, "раскачивающе". Чтобы водитель крутил головой и, хотя бы кратковременно, терял из вида кого-либо из компании. Но водитель, отступив к стене здания заправки, головой не крутит, его правая рука уже давно передала стакан с горячим кофе в левую и находится под бортом расстёгнутой куртки, на рифлёной рукояти «палочки-выручалочки». «Чпокнула» кнопка ремешка скрытой кобуры. Никто из четверых не заметил руку, сползшую под борт, не понял значения «чпока». А может, просто не подумали чего «плохого». Но водителю шуметь не хотелось. Ибо у него, как у гражданина Беларуси, разрешения по РФ на "палочку-выручалочку" не было... Он оценивает, кому из новых знакомых (скорее всего, это будет не дама) придётся отдать свой обжигающий кофе. Правда, без стаканчика. И определяет, перед кем в первую очередь придётся извиняться за то, что кофе ему или ей не досталось. Понимая, что в данной ситуации навыков, полученных в молодости, для извинений может не хватить, а ситуация складывается так, что «...лучше быть плохим, но живым...», водитель мысленно обозначил черту, за которой ему придётся расстаться со своим горячим напитком и быстро извлечь «палочку-выручалочку». Не забыв «заложить» полсекунды на подготовку её к «волшебству»... Слава богу, не пришлось. Правда неизвестно, кого благодарить: судьбу или профессиональную интуицию и навыки приятеля. До приближения кого-либо из новых знакомых к невидимой, определённой водителем черте, за спиной у подходивших слева «бейсболистов» из ниоткуда возникла фигура попутчика и, после обращения к водителю по имени, прозвучал вопрос "...всё нормально?". Заданный приятелем водителя внятно и тихо. Так, что все четверо, повернувшись, посмотрели на него. Буквально на мгновение. Но вряд ли на их намерения и дальнейшие действия повлияло изменение соотношения сил. Они встретились с взглядом. Холодным, немигающим взглядом убийцы. Они поняли - настоящего убийцы. «Бейсболисты» почувствовали, что перед ними человек, который умеет и которому приходилось. Шансы против него невелики....А тут ещё щёлчок чего-то железного от почему-то находящейся под курткой правой руки водителя. Секунда и все четверо молча метнулись в свою «Ладу». Ещё через секунду её на заправке уже не было.
Через пять минут водитель допил так и не предложенный неизвестным, но не успевший остыть кофе, выбросил стаканчик и, перебросившись с приятелем несколькими словами о случившемся, сел за руль. Toyota продолжила путь к белорусской границе. Попутчик задремал, водитель думал о происшедшем. Те четверо только почувствовали, а лично он знал, понимал что догадка, внушившая животный страх бандитам, была воспринята ими не просто как догадка, предположение. Являясь в прошлом в чём-то коллегами, дружа несколько лет, полгода снимая с приятелем одну квартиру и выпив вместе не одну бутылку коньяка, он сам, далеко не ботаник, не всегда мог выдержать немигающий взгляд этого человека. Который, к слову, в обычной жизни «со своими» появлялся. только после первой бутылки. ...Его приятель-попутчик в середине 80-х закончил "тот самый" факультет "того самого" рязанского ВУЗа. Потом Афганистан, где жизнь заставила практически отрабатывать то, чему его учили в училище. Операции, много операций. Госпиталь. Уход группы на очередной караван без него, под временным командованием офицера, нарушившего «всё и вся». Гибель большей части группы. Продолжение службы в этой жаркой южной стране. Вывод в Союз. Развод с семьёй. Ещё несколько лет службы. Второй брак. Переход в одну из структур, где некоторые навыки, полученные в Афганистане, о которых хотелось забыть, пригодились снова. Увольнение. Пенсия. И навсегда этот холодный, немигающий взгляд.
Оценка: 1.3824 Историю рассказал(а) тов. Habir : 26-03-2018 23:45:23
Обсудить (0)
Версия для печати

Армия

О том, чего не было

Навеяно рассказом «Вас там не было...» Автора (от 01-02-2012).
Не художественно.
Ливия, Сирт, 24 марта 1986 года. Группа "Вега" - спецы по "двухсотке" - ЗРК (ЗРС) С-200В выехала с позиции, оставив "для помощи на всякий случай" одного офицера. Пару километров отъехали - с позиции «пошли» ракеты. Развернули автобус, вернулись - на индикаторах только шлейфы от остатков того, что недавно летало. Работали сами арабы, но остававшийся Александр Захаров, прочувствовав момент, успел включить средства документирования. Так как ситуация непонятна, группа остаётся на позиции. Вечером в направлении на ЗРК одиночная цель и вторая стрельба. А через полчаса прилетает несколько AGM-88 (вес БЧ 70 кг). И сообщение по радио с авианосцев, что по позиции будет нанесён еще один ракетно-бомбовый удар. Ливийский спецназ оцепляет позиции. Никого не выпускают. Наконец, одному из группы разрешают выехать, доложить командованию обстановку. Исполняющий обязанности старшего группы майор Б., расталкивая подчинённых, с криками: «Я, я поеду!» - бросается к предоставленной машине и уезжает. Арабы почти неделю прикрываются группой советских специалистов, не выпуская их с позиции - по сути, держат живым щитом.
Потом Захарову - досрочно капитана и "За боевые заслуги". Интересно, в личном деле персонально у него что-либо соответствующее записано? Или как у всех - только в приклеенном к задней обложке конверте вложена т.н. "общественно-политическая характеристика" с типовой фразой: "Во время событий 24 марта 1986 года вёл себя с достоинством и честью"? Без малейшего намёка, о каких событиях речь.
Через год группу в Сирте посетили посол СССР в Ливии и советник-посланник. Ребята из «Веги» «насели» на них с вопросом: «Почему вы ничего не сделали, когда мы были заложниками?». В ответ разведённые руки и лепетание: «Какими заложниками? Когда? Разве что-то было? Мы ничего не знали...»
Через 15 лет в «Красной звезде» первая публикация про «Вегу». С интересным утверждением полковника, старшего группы ПВО в Сирте. В целом, уважаемого тогда командира. Того, кому «тогда» уехал докладывать исполняющий обязанности старшего. Один из «Веги», прочитав слова полковника, что-то вроде: «Нашим специалистам было запрещено принимать участие в боевых действиях, поэтому нас там не было», - с сарказмом к невидимому собеседнику, заметил: «Да, вас, товарищ полковник, там действительно не было».
Снова Ливия, 1987 год сентябрь. Война с Чадом в полосе "Саара-Аузу". Групп советских специалистов на юге не было. Но ливийское ПВО развёрнуто. Посему регулярные, на несколько недель командировки на юг специалистов ПВО-шников. Старший группы СВС в Ливии генерал В.Жданов заставляет летать в "командировки на войну" в военной форме (носили ливийскую без знаков различия). И запрещает старшему группы ПВО генералу Дронову требовать от ливийцев вертолёты для эвакуации специалистов в нештатных ситуациях. Чем херит все договора и нормы минимальной безопасности людей. В отличие от командования чехов и немцев из ГДР, обязывающих своих летать туда, на юг, только в "гражданке".
Наши сначала летают из Бенгази. Потом юг закрепляют за группой ПВО в Сирте. Капитан Нежин и старший прапорщик Басов, числясь уже за Сиртской группой, но из Бенгази вылетают в командировку на юг в Саару. В свою последнюю командировку.
Прорыв чадского десанта на "тойотах". Чехов и немцев берут в плен, потом через французов освобождают. Посольству СССР французы ответили, что советских специалистов Чад им не передавал. Советское радио про то молчало. Новости узнавали от «голосов».
....Тела Нежина и Басова нашли через неделю после боёв. Головы молодых, которым ещё не было тридцати, ребят были седыми. Тела изуродованы. У капитана Нежина осталось трое детей, у старшего прапорщика Басова один.
Жёны Нежина и Басова в Москве обращаются во Внешэкономбанк за вкладами мужей. В ответ вопрос: «А у вас завещания есть? Нет? Извините, это вклады валютные, персональные, они не подлежат выдаче жёнам и разделу по суду, можем выдать только по решению суда, с понижающим коэффициентом 4,6...».
Тем временем тот же 1987 год, снова Сирт, конец ноября. Всё та же "война тойот". Википедия врёт, что она закончилась в сентябре. Уже генерал Платов - новый руководитель Группы СВС в Ливии требует отправки специалистов ПВО на юг. Старшие групп ПВО в Бенгази и Тобруке, отказываются посылать людей «в командировку на войну» без обеспечения группы вертолётом для экстренной, если прижмёт, эвакуации. Как их не «ломает» генерал. Новый старший группы в Сирте полковник Ковалевский, не смея возразить начальству, соглашается.
Автобус с десятью специалистами групп «Мизен» и РТВ провожал весь городок. Окаменевшие лица убывающих, скорбные - их жён. Как на хронике военных лет. Тихие, самому себе, слова Ковалевского: «Скорее бы эту группу отправить, надоели, мать их...». И автобус ушёл на аэродром.
В обусловленный срок они не вернулись. Возвращение было через две недели. Странным, небольшими группами. Ещё более странными были они сами. Молчаливые. Пережившие НЕЧТО. Одному из них, Юре Петрову, из машины помогли вылезти друзья. Рука его была перевязана. Полковник, сразу собрав приехавших из командировки у себя, пресёк попытки других специалистов пообщаться с ними. После долгого совещания Юру увезли в госпиталь. Приехавшие разошлись по своим «виллам» молча, и на несколько дней были освобождены от службы. Все эти дни Ковалевский до глубокой ночи «патрулировал», около домов вернувшихся, отгоняя любопытных. Особенно от «виллы» Юры Петрова.
О том, что случилось «тогда» большинство сослуживцев тех десятерых узнали лишь спустя годы. Как три «Пумы», зайдя с севера, случайно вовремя обнаруженные на экране РЛС находившимся в кабине УНК Александром Кофановым, обстреляв позиции дивизиона, высадили десант. Как советские офицеры, успев подобрать кое-какое оружие у убитых ливийцев, закрылись в бункере дивизионного командного пункта и несколько часов, до прибытия помощи держали осаду. Как уже при выходе из бункера офицеры были обстреляны сидевшим в засаде легионером, который ранил Петрова. Как оказавшемуся рядом Али, одному из «своих» арабов, удалось, в свою очередь, пристрелить легионера. Как Али организовал эвакуацию и наши, кто на джипах, кто на автобусе, добрались до Сирта. Как Ковалевский, собрав их по прибытию, при них пообщавшись с кем-то из руководства в Триполи по телефону, запретил им кому-либо говорить о случившемся и взял с них рапорта с подпиской о неразглашении. Приказав забыть о том, что было.
................................
Менее, чем через год, в отпуске, во Внешэкономбанке, автор этих строк спросил, где он может оформить завещание по своему вкладу. Сотрудница банка, в свою очередь уточняет, не из Ливии ли её собеседник. Заметив удивлёние бесхитростно пояснила: «А ваши все сейчас завещания оставляют...».
Послесловие
В Ливии не было воинов-интернационалистов. Советские офицеры находились в этой арабской стране в рамках договора о военно-техническом сотрудничестве. По договору, в соответствии с международным законодательством, им не то, что не разрешалось участвовать в боевых действиях. Формально не допускалось само нахождение их в зоне, где эти таковые происходили. Поэтому официально боевых действий в Ливии не было. По крайней мере тех, в которых участвовали военнослужащие МО СССР.
В личных делах находившихся там военнослужащих, даже исключённых из списков своих частей, были стандартные записи «зачислен в распоряжение 10 ГУ ГШ ВС СССР» и «откомандирован из распоряжения 10 ГУ ГШ ВС СССР». У некоторых в записи отсутствовала даже «десятка» - номер «того самого» ГУ ГШ - Главного управления Генерального штаба «по загранкомандировкам». В удостоверениях личности и пенсионных удостоверениях номер главного управления не записывался в принципе.
По документам офицеры, служили в одном из Главных управлений Генерального штаба, а не находились за тысячи километров от границ СССР. «Там» их не было. И ничего «там» не было.
Оценка: 1.1638 Историю рассказал(а) тов. Habir : 18-10-2017 05:15:10
Обсудить (28)
27-10-2017 11:27:38, А-Сушник
Меня в Анголе тоже вроде как не было... :) За то я точно зн...
Версия для печати

Свободная тема

Из жизни. Времена до электронных АТС. Квартира, телефонный звонок. Поднимаю трубку,
- Алло! Это поликлиника? - дребезжащим старушечьим голосом спросила трубка.
- Нет, - отвечаю и положил. Снова звонок, снова снимаю трубку.
-Это поликлиника? - тем же голосом.
- Нет, Вы ошиблись.
В трубке требовательно: "А куда я попала?".
-А куда Вы целились? - спрашиваю.
- В поликлинику..., - голос тот же, но уже не так уверенно.
Отвечаю ей уважительно, но твёрдо: "Прицельтесь получше".
В ответ уже совсем не дребезжащим голосом кротко: "Хорошо". И положила трубку. Больше звонков не было.
Оценка: 0.7031 Историю рассказал(а) тов. Habir : 07-10-2017 04:40:31
Обсудить (6)
11-10-2017 17:24:43, серегин
Батя тогда в райисполкоме работал. Идет совещание. Ведёт пре...
Версия для печати

Армия

Цена ошибки.
Навеяно весёлым рассказом про найденную курсантами на местах боёв году в 71-м гранату и попытке под руководством преподавателя посмотреть, что с ней будет в костре. Увы, бывало и грустнее.
...В мае 68-го, в лесу у Южного городка под Брестом, на окраине военного полигона, школа N11, находящаяся в городке, проводила "Зарницу". Конечно, над находящейся в военном городке школой шефствовала стоящая там же дивизия. Одна из тех, которые три месяца спустя вошли в Чехословакию. Как водится, для помощи в проведении «Зарницы» от шефов было привлечено несколько военнослужащих. К каждому участвовавшему классу от шёфов прикрепили солдата. Один из солдат был прикреплён к 7-му "Б". Игра уже закончилась, когда пацаны нашли неразорвавшуюся гранату и принесли ее "своему" шефу. С десяток любопытных мальчишек и девчонок обступили бойца. Что хотел, что успел или не успел сделать солдат, сейчас точно сказать нельзя. Говорили, что пытался разобрать боеприпас. Скорее всего, хотел выкрутить из него УЗРГМ. Из гранаты, в которой, видимо, уже не было предохранительной чеки. А около него и вокруг были дети. Много детей. Раздался щелчок и шипение. Видимо, боец понял, что это. И, окинув взглядом вокруг себя, успел понять, что бросать ставшую смертельно опасной гранату некуда. Дети стояли так близко, что ему не было места упасть. Вмиг повзрослевший солдат, даже не успев присесть, обеими руками прижав гранату к своему животу, согнулся, как мог. И ушёл в вечность. Граната не пощадила и Танечку Букову, красавицу, отличницу, которая стояла ближе всех. Двоих ребят, получивших тяжёлые ранения, в Брестском госпитале сумели спасти. Несколько человек были контужены и отделались лёгкими ранениями.
Любопытство ценой в две жизни.
Оценка: 1.5800 Историю рассказал(а) тов. Habir : 20-03-2017 04:41:11
Обсудить (12)
11-04-2018 19:14:50, Habir
Как-то пропустил раньше этот Ваш пост. По крайней мере в...
Версия для печати

Армия

«....В общем, товарищи курсанты, учите матчасть, за неё бо-о-ольно бьют», - подытожил выступление перед курсантами офицер, годом ранее оказавшийся в кабине РЛС, утащенной с позиции египетских ПВО израильским вертолётом. Согласно передаваемому из уст в уста «баяну», военные секреты он вероятному противнику не раскрыл и, по возвращению на Родину, был награждён орденом.
(Из анекдота, гулявшего по Войскам ПВО в различных вариантах с 70-х.)

Начало июня. Военная академия. Конец рабочего дня. Впоследствии не удалось установить, кто из преподавателей кафедры АСУ в тот день вопросительно-утвердительно поднял брови: «Ну, так что?» Впрочем, этого никто и не пытался делать. Пару раз в месяц такое случалось и без повода, а в тот раз поводов было несколько. Во-первых, у одного в сейфе «нашлась» бутылка, во-вторых, другой был готов сбегать за второй. У третьего после обеда осталась пара «не оприходованных» бутербродов с салом. Ну и, в-четвёртых, ведомые непонятным чувством коллеги из соседней преподавательской, заглянувшие с пустыми руками в гости и выпровоженные пристыженными, пытаясь восстановить доверие, вернулись с булькающим, пахнущим колбасой «дипломатом». Как обычно в таких случаях, обсуждались только служебные вопросы.
Вначале коснулись некоторых особенностей интеллектуального развития руководителей, в чьём ведении в академии находилась служба войск. Потом перешли к курсанту-дипломнику с другого факультета, заглянувшему днём в преподавательскую в поисках подполковника Ч. Когда Ч. ему представился, курсант принял стойку «смирно» и объявил: «Товарищ подполковник, в соответствии с приказом начальника академии N УХ, я назначен Вашим рецензентом!» Явившийся свидетелем данной сцены подполковник О., выросший в семье преподавателя русского языка и литературы, попытался описать присутствующим выражение лица потерявшего в тот момент речь коллеги. Увы, впитанных с молоком матери знаний «великого и могучего», по крайней мере, их литературной формы, было явно недостаточно, чтобы охарактеризовать состояние ох-х... как удивившегося замаячившим было переменам доцента - подполковника Ч.
Затем, после ..., впрочем, неважно какой, офицеры перешли к более серьёзным вопросам. В частности, обсуждению подверглись нормативные документы разных лет с некоторым количеством нолей. Точнее, дискуссия была о том, что в сентябре 1983 года эти нормативы позволили Войскам ПВО сбить «заблудившийся» южнокорейский «Боинг», но лишь одно добавленное слово в новых документах, в главе, регламентирующей «принуждение к миру», четыре года спустя предотвратило атаку «Цессны» МиГом и оставило в живых Руста.
Офицеры выпили ещё по одной за своё прошлое, прошедшее в «ближних» (по мнению начальника Академии - танкиста) гарнизонах на Камчатке, Дальнем Востоке, в Забайкалье и замолкли. Нарушил молчание подполковник О.: «А ведь в 83-м в ТУ ночь, когда KAL-007 шёл, я дежурил на КП нашей 118-й. Ему уже с Камчатки индекс «самолёт противника»* дали. Перед Сахалином к нему RC-135** до слияния отметок пристраивался, потом отвалил. Недалеко «Орионы»** болтались. Оперативный дежурный по бригаде тогда матёрый был. Мы сокращённым привелись***, кроме дежурных сил ещё один «большой» дивизион подняли. Когда стало ясно, что дальше трасса по юго-восточной границе нашей зоны пройти может, оперативный дал команду, поставить изделия на подготовку. Новый замкомбрига по готовности прибыл. Дрых в кресле за командирским АРМом всю готовность. Или делал вид, что дрых, чтобы на оперативного всё свалить».
Подполковник О. сделал паузу, потом «повесил» в воздухе вопрос: «Всё-таки странно, почему камчадалы его не «завалили».
Аксакал кафедры, полковник Андрей Анатольевич Б., тот самый, который принёс булькавший дипломат, как ни странно, внимательнее всех выслушал коллегу. Потом произнёс: «А я расскажу, почему».
И присутствующие, не замечая, что рюмки наполнены снова, с неподдельным интересом стали внимать.
«Вы же все знаете, что я служил в 6-ой дивизии ПВО на Камчатке, на АКП бригады в Елизово, заместителем начальника. Так вот восемьдесят третий год - год моей замены. Сменщик приехал поздно, поэтому сентябрь я встретил, передавая должность. По целеуказанию РТВ-шников дежурные дивизионы обнаружили «Боинг» ещё до входа в двухсотпятидесятикилометровую зону. Привелись, сопровождали его дежурными силами и были готовы стрелять. На АКП по готовности прибыл комбриг. Когда «кореец» вошел в зону поражения, командир запросил КП дивизии, у комдива: «Цель сопровождаю. Разрешите пуск». После паузы комдив прямым текстом ответил: «Пуск ЗАПРЕЩАЮ». На линии ОКС**** с вышестоящим КП у оперативного стоял простой магнитофон, который всё это писал на грифованную кассету. Затем «Боинг» вышел из нашей зоны, и ушёл в сторону Сахалина. Через час на АКП бригады примчался комдив со свитой и изъял кассету «для объективного контроля». Когда утром началась разборки «по-взрослому», комбриг сначала ребятам с «холодным умом и чистыми руками», потом обладателям суровых лиц написал, что пуск по «Боингу» запретил комдив. Что средствами объективного контроля записано на магнитной плёнке. ...Которую... комдив забрал для объективного контроля... Обладатели суровых лиц показали ему кассету, с грифом, номером, как положено: «Эта?» Комбриг: «Да». Вставили в магнитофон, включили. Как и следовало, в ответ тишина...».
Полковник Б. сделал паузу, бросив молниеносный взгляд на наполненные рюмки, поднял свою, жестом предложив то же сделать коллегам, выстрелил короткий, не запоминающийся тост и продолжил.
«В общем, от прокурорских комбриг сам не свой, подавлен, знает, что в штабе дивизии уже приказ готов на отстранение его от командования бригадой. Что дело по пропуску «воздушного судна капиталистического государства - нарушителя государственной границы СССР уже конкретно на него заведено. Что дальше - понятно.
Приехал зачем-то на АКП. Тут к нему я - заменяющийся заместитель начальника АКП с актами: «Подпишите, мол, товарищ командир». Командир отмахивается: «Отстань, Андрей, не до тебя...». И объясняет парой слов всю глубину случившегося. Я то и проблемы не понял, говорю ему: «Товарищ командир, идёмте со мной». И хоть отнекивался комбриг, поволок его за собой, в кабину связи сдаваемой АСУ. К аппаратуре документирования каналов ОКС с магнитофоном П-500Д. Включаю, выбираю режим, канал, жму кнопку воспроизведения, одновременно с клацнувшим блоком магнитных головок пошли катушки. В динамике сначала шипение, а потом голос комбрига: «Цель сопровождаю. Разрешите пуск». В ответ голос командира дивизии: «Пуск ЗАПРЕЩАЮ!»
Тут не удержался я, говорю: «Матчасть, надо учить, товарищ командир». А он как замер после голоса комдива, так и стоит. Смотрю, у него глаза заблестели. И бледность с лица сходит. Первые слова его были: «Андрей, проси, что хочешь. Где твои акты?».
Подписал, и к телефону, звонить. Сначала ему ребят с «чистыми руками» соединили. Потом прокуратуру. Не по «ноль десятому»*****, конечно, но мы ему копию записи сделали. На всякий случай. До приезда «особистов» и следователей прокуратуры комбриг из кабины не выходил, у аппаратуры документирования сидел. Те появились, прослушали запись, катушку по акту изъяли. Убыли.
Мы с командиром в оперативный зал пошли. Он за АРМ садится, минут десять молчал. Потом тихо, как будто про себя: «А комдив-то и не знает». Трубку с пульта телефонной связи снимает, по прямой линии комдиву звонит. Выслушивает что-то, затем перебивает: «У меня прокурорские были, запись, где вы мне «запрет пуска» выдали, изъяли. ...Нет, с другого магнитофона. ...Со штатного магнитофона АСУ, документирующего оперативно-командную связь. .... УЧИТЕ МАТЧАСТЬ...». И положил трубку»
Полковник Б. снова окинул взглядом стол, увидел пустые рюмки и дал команду: «Наливай!»

*) Индекс «самолёт противника» - кроме номера, целям присваивается свой индекс (код). Например: «рейсовое ВС», «свой самолёт по заявке», «контрольная цель», «самолёт-нарушитель режима полёта», «самолёт-нарушитель гос.границы», «самолёт противника» и др.;
**) RC-135C - cамолёт радиоэлектронной разведки ВВС США; Р-3С - противолодочный самолёт ВМС США, способный вести радиоэлектронную разведку;
***) Сокращённым привелись - бригада приведена в Готовность N1 сокращённым боевым расчётом (СБР). В описываемые времена в 250-километровой зоне это один зенитно-ракетный дивизион дальнего действия и 50 процентов остальных. Это включение, автономный контроль функционирования АКП и ЗРК, полный контроль функционирования - проверка сопряжения АКП с ЗРК и отработка ими контрольных ЦУ. В те времена время приведения в Гот.N1 СБР - 10 минут;
****) ОКС - оперативно-командная связь;
*****) «ноль десятый» - нормативный документ.
Оценка: 1.7642 Историю рассказал(а) тов. Habir : 14-07-2016 05:41:55
Обсудить (8)
25-07-2016 15:56:18, Камрад
+2. Пошёл учить матчасть ......
Версия для печати
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю

Страницы: 1 2 Следующая

Архив выпусков
 Октябрь 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
стоимость реставрации паркета Паркетов
остекление балконов дома