Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
e2-e3: недорогой качественный хостинг, регистрация доменов, колокейшн
Rambler's Top100
 
Сортировка:
 

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 Следующая

Флот

ДАША СЕВАСТОПОЛЬСКАЯ

Про Севастополь всегда говорили (да и сейчас, наверно, говорят) - город камней, блядей (уж извините!) и белых бескозырок. Ну... правда, извините - что есть, то есть. Жгучая страсть и легкость поведения молодых женщин Города-Героя в самом деле давно снискали себе заслуженную, хоть и скандальную славу. Конечно же, это не про всех женщин подряд, но! - согласитесь, поговорки в народе не никогда рождаются просто так.
А когда-то писал Лев Толстой о героине первой обороны Севастополя, о Даше Севастопольской... В кислом пороховом дыму, под свист пуль и ядер, под душераздирающие стоны раненых и умирающих носила она воду на позиции и бастионы, чтоб напоить бойцов, и отвага ее, взращенная необъятной широтой непонятной французам и англичанам русской души, стала эталоном, синонимом русской женщины-солдатки, отважно идущей вслед за отцами, мужьями и братьями в бой, когда на Родину нахлынет черная туча войны...
Мы бродили по вечернему Севастополю. Не просто бродили - накручивали километры по указанному маршруту. Маршрут пролегал по знаменитому Историческому бульвару (в просторечии - по Историкам), от Панорамы первой обороны Севастополя и Четвертого Бастиона, мимо танцплощадки "Сковородка", мимо памятника генералу Тотлебену, вниз к площади Ушакова - и обратно. Нас было четверо: каплей с пистолетом - начальник патруля, и мы - трое курсантов третьего курса со штык-ножами на белых ремнях. У всех - новенькие красные повязки на левом рукаве. Весна... пьянящий запах акаций и цветущего миндаля... Еще с нами был сержант-милиционер, тоже с пистолетом, но без палки (тогда их еще не было) и без собаки.
Кстати, о памятнике Тотлебену. Герой обороны Севастополя, отвечавший за инженерную часть и невиданную в истории минную войну, генерал Тотлебен по национальности был немцем, исправно и образцово служившим России, как и огромное количество его соплеменников. За то и был поставлен ему большой и красивый памятник на Историческом бульваре - генерал Тотлебен, сняв шляпу и держа ее в руке, глядит на Севастопольскую бухту, а вдоль постамента барельефные сцены из времен обороны 1854 года.... В 1941 же году памятнику снарядом оторвало голову. Когда в Севастополь пришли фашисты, памятник был ими восстановлен, потому что, повторяю, Тотлебен был немец. Но перестарались фрицы маленько и увенчали голову генерала шикарной гене-ральской шляпой. Так и стоял генерал Тотлебен с двумя шляпами - шляпа на голове и шляпа в руке - до тех пор, пока не заметили это и уже после войны не возвратили памятник в исходное нормальное состояние...
Подходя к флешам Четвертого Бастиона, мы услышали какую-то непонятную возню и чуть приглушенные томные стоны. Звуки доносились из кустов, буйно растущих по всему Историческому бульвару и обрамляющих ряды старинных окопов с историческими чугунными пушками. Каплей сказал "Фас!", и мы полезли в кусты смотреть. Картина представшая нашим глазам, до сих пор впечатляет лично меня не слабее ландшафта диорамы штурма Сапун-горы.
В полумраке, под истерический стрекот цикад, на орудийном лафете проходило практическое занятие по изучению очередной главы Кама-Сутры. Точнее - финальная часть оратории. Бравый матросик со стоном отвалился от упершейся в лафет томной красавицы и тут же захрапел. Подруга продолжала стоять в позе лафета, явно находясь в состоянии нирваны. Ее прерывистое дыхание и подергивающие ягодицы явно указывали на мультиоргастичность. Особый колорит добавляли белоснежные трусики и белоснежная же бескозырка, разло-женные на стволе исторической пушки. Камни остались на берегу бухты..
Матросик оказался пьяным в готовальню. Девушкой занимался милиционер. В две секунды парочка была упакована и доставлена в отдел милиции на площади Ушакова. За матросиком, вернее, старшиной второй статьи, тут же приехала унылая и зловещая комендантская машина с тремя мордоворотами, и путь его славный далее лежал через дежурного инквизитора комендатуры на мыс Хрустальный, на Севастопольскую гауптвахту, знаменитую своими жуткими порядками на весь Военно-Морской Флот. Девушку (чуть более трезвую, чем бе-долага-матросик) посадили в обезьянник, а музейный экпонат - вещественное доказательство с дула пушки - отдали худющему старлею, дежурному по внутренним делам.
Разобравшись с парой обычных работяг-алкашей, дежурный решил перейти к красотке. Девчонка, черт побери, в самом деле была хороша - точеная фигурка, непонятно откуда взявшийся весной загар, аппетитные бедра и высокая грудь, не знавшая лифчиков. Короткая юбчонка, босоножки на каблуке, распущенные густые темно-русые волосы и огромные пьяные глазищи. Плюс губы - на зависть Мерилин Монро. Все-таки севастопольские девчонки - ух!
Магдалина, подбоченясь, вызывающе глядела на дежурного и презрительно улыбалась. Мы находились тут же, с интересом ожидая представления. И представление состоялось!
- Имя? - строго вопросил старлей.
- Даша, - гордо сказала магдалина, вскинув вверх упрямый подбородок. Ни дать, ни взять - пионерка-партизанка на допросе у гитлеровцев: "не знаю! не помню! не скажу! тьфу!.."
- Это от слова "дашь", да? - ехидно поинтересовался милиционер.
- Паш-шел н-на хер.
Что ж, ответ, вполне достойный кающейся грешницы.
- Н-да? Ну-ну... И не стыдно тебе?
Все, что мог сделать старлей - это пристыдить. Статьи за проституцию у нас тогда еще не было, а за блядство - и вообще никогда не будет. Сажать же ее на пятнадцать суток за пьянство старлей, похоже, просто не хотел, откровенно и нагло ею любуясь.
- А чё мне - "стыдно"? Что "стыдно"-то? На себя глянь!
- А я блядством по кустам не занимаюсь, между прочим.
- А что, я занимаюсь? Я занимаюсь, да? Чё ты мне шьешь тут? А ну, докажи!
- А если докажу? - хитро улыбнулся старлей.
- А вот докажешь - тогда и посмотрим, понял?
Нам было весело. Девчонка держалась - пять с плюсом. С другой стороны - она была противна в своем доморощенном юном цинизме.
- Хорошо, - и старлей не спеша выдвинул ящик стола. Брезгливо держа узенькие трусики двумя пальцами, подальше от себя, милиционер торжественно потряс ими в воздухе. Даша-Магдалина усмехнулась.
- Ха! Не мое! Мое-то все на мне! На, любуйся! - и нахально задрала короткую юбчонку, изящно выгнувшись при этом. Глазам предстал темный треугольничек волос и светлая полоска от плавочек. Любование длилось недолго. Красавица, заподозрив неладное (уж больно слюнявые рожи у нас всех были в тот момент), проследила направление взглядов и посмотрела туда же. Юбка мгновенно вернулась на место.
- Ой! Дядечки... милые! Простите-отпустите, пожалста!!! Я больше никогда не буду!!!!! Ну, пожал-ста!!!!!
- Что - "не буду"? - строго спросил старлей.
- Никогда не буду!.. Этим заниматься!.. - в отчаянии она чуть было не плюхнулась на колени, и тут, видимо, до нее дошло, что бульвар недаром зовется Историческим. - Я никогда больше не буду... этого делать... НА ПУШКЕ... никогда...
Вот так, ни прибавить, ни отнять. Старлей невозмутимо швырнул ей трусы и указал на дверь. Только мы ее и видели. Немного посмеялись и пошли дальше на маршрут - еще целый час шарахаться...
А кто знает? Вдруг - но не дай Бог! - снова наползет на Севастополь черная туча войны, и может, именно она станет новой Дашей Севастопольской... ведь нельзя же судить человека по одному поступку? И глаза у нее были, хоть и пьянючие, но никак уж не сучьи. Не блядские глаза, хоть и блядь.
Красивые, огромные и гордые глаза севастопольской девчонки.
Оценка: 0.6667 Историю рассказал(а) тов. Юрий Завражный : 14-06-2003 20:27:09
Обсудить (0)
Версия для печати

Флот

ШУРА БАРАБАНОВЪ

На самом деле это был не Шура Барабановъ, а капитан первого ранга Александр Токарев. Самодур редкостный, но - умнейший, не только из всех самодуров. Нет, даже не так - не самодур, а личность настолько неординарная, что неординарность эта, если посмотреть сбоку, может вполне сойти за сумасшествие...
В то славное время кафедра марксистско-ленинской подготовки была во всех училищах самой главной, потому что упор в военном искусстве делался на научный коммунизм. А самым главным на нашей такой кафедре как раз и был Шура Токарев. Начальник кафедры.
Здорового роста, толстый, красный - таким он предстал перед нами. А пришел он на флот юнгой, на эсминец "Незаможник" - это когда еще! - а потому обожал повторять клокочущим раскатистым басом: "Только я оди-ин в этом сррраном училище имею пррраво плевать на чисто выдраенную военно-моррскую палубу!", и тут же украшал глянцевый паркет поллитровым зеленым плевком. Плевался он также и в форточку, исключительно метко, прямо на лекции или семинаре. Звучала грозная команда: "Дежурный!!! Форточку!!!", дежурный по классу одним скачком оказывался возле ближайшего к Шуре окна, форточка настежь, ТЬФУУУУ!!! огромный зеленый гульман улетал бомбочкой туда, вниз, на плац... и слышно только: ччл-ляп!
А вел он, как правило, Историю КПСС, науку сильно запутанную и насквозь зараженную микровозбудителями сна. Тигриный рев: "САДИТЕСЬ!!! ДВА-А!!!" Пересдать нереально. Фантастика. Академия - в кармане. Академия - это когда все едут в отпуск, а ты остаешься у училище добивать семестр. Но еще до экзамена происходит много чего.
Например, консультация.
Назначил Шура консультацию по истории КПСС в гулкой аудитории номер 334, а не знал, что в том же помещении свою консультацию устроила еще и учительница английского языка Люция Вениаминовна по прозвищу ПолЛюция (Гарвард и два Оксфорда с Кембриджем)... И вот - сгрудились курсантики вокруг англичанки, старательно внимают всяким "пенсил" и "тэйбыл", а тут дверь пинком открывается - бабах! - вплывает пузо Шуры, а потом и сам Шура со своим черным портфелем: "Та-ак, собрались, пупсики? готовы? сейчас будем ма-атки выворачивать!!!" - ой! увидел ПолЛюцию... галантно этак расшаркался, любому мушкетеру на зависть, а ПолЛюция (Гарвард…), красная вся, возмущенно из аудитории - шмыг! а чего еще Шуре делать остается? "Дежурный!!! Фо-орточку!!!"
Он закончил в свое время доблестное Нахимовское училище, но бывших нахимовцев - "питонов" - страшно не любил и глумил по-черному. "Вы - питон?! Агаааа!!! Питон!!! Ваша питония... сказать, что такое ваша питония? ДОПКА!!! Не понимаете? Добровольное Общество Помощи Красной Армии... и юность перетянута ремнем..." Обычно после этого смачно ставилась двойка.
Монолог на консультации:
- И чего вы бздите? Я оцениваю курсанта по пяти параметрам: подход, внешний вид, бодрость голоса, знания, отход. Ну - подход-отход, конечно, пять баллов... Внешний вид - пять баллов, нагладитесь перед экзаменом, начиститесь... Бодрость голоса - а ну-ка, вы там... вякните что-нибудь. Ну-у! Пять баллов, однозначно! Допустим, знания - ноль. Складываем, берем среднее арифметическое - получается "четыре". Я же говорю, чего вы бздите? У меня четверку всякий запросто получить может!...
Не все было так просто.
Сперва - подготовка к экзамену. Если на столе преподавателя не стоит шесть бутылок "Боржоми", пепельница и не лежит подшивка журнала "За рулем" - старшина класса автоматически получает два балла. Независимо от знаний, званий и заслуг перед советским обществом. Форточка открыта постоянно, это уж само собой. Если во время ответа Шура начинает тихонько насвистывать себе под нос - все, хана, дело швах. Два балла. А после первой двойки - еще семь. Подряд. Независимо ни от чего. Восемь "бананов" подряд - при любом раскладе. Это - закон. Потому и называли экзамен по истории КПСС лотереей. Поставлена кому-то двойка - следующие семь человек могут даже не рыпаться и не напрягаться. Могут даже не заходить и билет не брать. Бесполезно. Два балла.
А тут - перед экзаменом - "Товарищ капитан первого ранга! 112-й класс для сдачи экзаменов по Истории КПСС готов!"
Шура:
- Готов? Гы... щас проверим, насколько готов. Так... ну-ка... кто у меня желает получить "пять"?
Один святой сдуру поднимает руку.
- Фамилия? Лыков? Идите, "пять".
Тот уходит, сияя и обалдевая. Все тоже обалдели.
- Та-ак... Кто желает получить "четыре"?
Блин... что-то здесь не то... где-то подвох! Еще две руки, неуверенных.
- Фамилии? Дульков и Матусевич... свободны, "четыре".
А от Шуры чего угодно можно ждать.
- Ну и, насколько я понимаю, все остальные надеются получить "трояк"? Ха! Пр-роскочить? (грозно) На "ша-а-ару"?! А вот ХЕРРР ВАМ!!! Не состоится! Добро! Мажьте, детки, попочки вазелином. Щас будем матки выворачивать...
И пошло, и поехало. И вывернул: всем по обещанному трюльнику. А восьмерым - "бананы". Подряд. И старшине класса в том числе - бздынь!
Или вот такое, например. Стоит курсантик, мается, блеет что-то. Шура его даже не слушает вроде. Глоток "боржоми" - папироска. Листает подшивку. Жара. Лето. Пот ручьем. Знаний - ноль. А Шура - глоток минералки, папироска, листает... насвистывать чего-то начал. За дверями: "Все! Засвистел!" Бедный курсант по инерции продолжает мямлить какую-то чушь... авось… апрельские тезисы... разоблачение Троцкого... манифест Маркса.. ахинея полная... брэд оф зе сив коубыл...
Шура поднимает голову, улыбается и глядит на бедолагу поверх очков. Ласково:
- Вот что, братец-кролик. Давай так - сколько раз павлин за окном чирикнет, столько баллов я тебе и поставлю. Идет?
Шутит, что ли? Глумится? Палины - парочка - жили за забором училища в санатории. Кричали омерзительно и пронзительно, доставали всех. А тут, как назло - молчок. Полчаса проходит... сорок минут... час... Парень извелся уж весь, вот-вот рехнется. "Боржоми" на исходе. Старшину класса за дверями откачивают уже. Полтора часа. Бедный курсантик еле стоит, уже не говорит ничего, все проблеял - что знал и что не знал. Шура журнальчики листает. Вдруг:
- Ква-а-а-а!!! Ква-а-а-а!!!
Пи-и-из...
- Ква-а-а-а!
Шура растекается в улыбке, отрывается от чтива:
- Иди, сынулька, топай в свой отпуск. Живи. Дыши. Три балла. Давай-давай, бывай.
А тот в стоячем обмороке давно...
А как-то раз, сказывают, Шура летел в самолете из Москвы, и чтоб не скучно было, полез к стюардессам, отнял у них микрофон, да как закатил на весь полет лекцию об международном положении - заслушаешься!
Но я того не видел и не слышал. А что видел и что слышал - про то и написал. Про Шуру Барабанова и про экзамены по Истории КПСС. Я, кстати, в первую же сессию у него "банан" получил, хорошо хоть, что пересдавал не ему, а одному из его помощников-преподавателей, капитанов третьего ранга, которых сам Шура любовно называл "зелеными подоконниками".... А во второй раз проскочил - на шару, был в конце списка, когда у Шуры двойки иссякли, их же у него восемь всего... говорю же, повезло. А потом и История КПСС у нас закончилась, потому что мы на второй курс перешли.
Оценка: 1.5570 Историю рассказал(а) тов. Юрий Завражный : 12-02-2003 16:27:40
Обсудить (32)
17-12-2010 12:26:36, Starik
ну, можно было и нарваться - похожий случай, препод, все...
Версия для печати

Флот

КРЫСИНАЯ ВОЗНЯ

"Если крысы бегут с корабля - быть кораблю в беде". Строчка из не самой известной песенки Андрея Макаревича. Хорошая песенка, правильная, да только поется в ней про людей, а не про крыс вовсе. Крысы - это метафора. В песенке плохой боцман вопреки желанию экипажа истребил всех бедных серых и хвостатых тварей, а потому некому было предупредить бестолковых людей, что корабль собрался тонуть. И корабль нормально утоп. Вот такая вот песенка. В жизни же все обстоит несколько иначе.
Вполне возможно, что наши славные боевые корабли еще плавают только потому, что битком набиты крысами. И цвета они с ними одинакового. Но вопреки песенке наши моряки крыс, мягко скажем, несколько недолюбливают. Не восхищаются ими наши моряки. Дружно, весь Военно-Морской флот - от главкома до первогодка-чукчи, от Черного моря и до острова Ратманова. Не обожает крысу наш моряк, ну не пищит он от восторга при случайной ежедневной встрече.
Действительно, трудно сохранить остатки человеческого самообладания при встрече с корабельной крысой. Это вам не беленькая лабораторная красавица с розовыми лапками и пушистой мордашкой, аккуратно грызущая кусочек сыра, выданный очкастыми учеными за сообразительность. Это даже не помойный пасюк и уж тем паче не домовая мышка. Корабельная крыса - это реликт, это огромное, откормленное, но всегда голодное грозное млекопитающее, готовое и способное на все. Ее хищные черные глазищи источают адский пламень. Она умна, опытна и хитра, как двести пятьдесят обычных пехотных крыс, с первого раза находящих единственный путь к сахарку в сложном лабиринте. Она умеет бегать по подволоку и переборкам, лазить по трубопроводам, плавать по воде и летать по воздуху. Она, наконец, просто коварна. Если у вас хватит самообладания, гляньте вблизи на ее желтые зубищи и прикоснитесь к этому холодному хвосту, голому и похожему на высоковольтный кабель. Вы поймете сразу, что матросы гоняются за ними вовсе не ради десяти суток отпуска за каждые пятнадцать принесенных старпому хвостов. Отпуск за крыс давно уже не дают, а охота все равно идет вовсю, хотя лично я не раз слышал, сколь глубокомысленно и проникновенно поют песенку Макаревича именно моряки, и даже архипелаг на Алеутах когда-то в их честь назвали - Крысьи острова.
Моряки испокон веку пытаются переплюнуть крыс в своем коварстве. Их травили, ловили, били, выводили под дудочку, начитавшись братьев Гримм. Их не пускают на корабль через парадный трап, а на швартовы цепляют специальные круглые нашлепки. Их заговаривали, наконец, с помощью магии и даже обещали напустить на них стаю голодных политработников (а что может быть страшнее?) - в этом верующие моряки солидарны с материалистами. Тщетно. Крысы продолжают бегать по спящим матросам и офицерам и безжалостно их объедать, разнося вокруг гадкие и волосатые вирусы. Сравниться с ними по вызываемому справедливому гневу могут только разве что тараканы - тоже реликт, но на тех просто давно уже махнули рукой...
...Офицеры с получки скинулись и прикупили огромную головку пошехонского сыра, решив, что на такую приманку стопроцентно клюнут даже самые матерые звери. Головку положили после отбоя посреди камбуза и вырубили там свет, а затем весь офицерский состав плавбазы ПМ-150 поставил себе будильники на два часа ночи. Время "Ч" было назначено на пол-третьего. К этому моменту с разных сторон к камбузу подкралось полтора десятка черных теней, вооруженных разного калибра дубьем. Неслышно, как лучшие из лучших японских ниндзя, тени обложили камбуз со всех сторон. Потом старпом дал команду на начало атаки, и кровожадные капитаны с лейтенантами одним ладным рывком ворвались в помещение, врубили фазу и с торжествующими воплями набросились на скопище крыс, как католики на гугенотов, не забыв наглухо задраиться внутри помещения. Слава доблестных крестоносцев, утопивших в крови многострадальную Палестину, была посрамлена в одну ночь. Шахматный кафель устлался телами подобно мысу Херсонес в сорок четвертом. Надо ли говорить, что крысы на ПМ-150 так и не перевелись, а одна из них даже вежливо посетила каюту старпома утром сразу же после Варфоломеевской ночи, приветливо пощекотав его хвостиком и нагло пожелав доброго утра...
Корабельные коты давят крыс довольно редко, и тому есть две главных причины. Прежде всего, корабельные эти коты - всегда отъевшиеся и зажравшиеся, поскольку больше предпочитают охоте гарсунку кают-компании. С крысами им просто нечего делить - корабль большой... Охотиться на крыс они начинают только тогда, когда до них доходит, что завтра они будут за свою лень тривиально вышвырнуты на берег, причем, выбирают, четко следуя теории Дарвина, самых больных и немощных. Во-вторых, корабельному коту, уж если он сдуру решился объявить войну крысам, предстоит крайне нелегкая битва. Многие из них пали в неравной борьбе, ибо изрядно уступали врагу в ловкости, живучести и силе, а главное - в уме. Корабельные коты, как известно, на раздачу Богом мозгов здорово опоздали. Были, правда, индивидуумы, которые успешно вели боевые действия в сложной обстановке темных трюмов, но таких - один-два на флотилию, и проблемы дератизации они никак не решают, хотя и овеяны ореолом легенд.
Плюнув на котов, моряки решили истреблять крыс с помощью их же сородичей. Рецидивы подобных попыток нет-нет, да и выплывают даже по сей день. В железную бочку сажают штук десять отловленных в трюме голодных крыс, которые сразу же начинают решать между собой вопросы продовольствия. В результате акта группового каннибализма остается одна этакая супер-особь, самая отпетая, здоровая и мордатая, которую с надеждой выпускают обратно в трюм, где она - теоретически - должна свести поголовье к нулю. Это называется "вырастить крысоеда". Представляете? Ва-а-а-а! Ночью, бредя с чертыханьем в гальюн, встретить в полутемном коридоре этакого монстра... Глупая затея, ребята. Крысоед - лучшая из имеемых на корабле крыс, выжившая в результате естественного (точнее, искусственного) отбора - не только быстро перевоспитывается остальными тварями из крысоеда обратно в крысу, но еще и дает идеальное с точки зрения генетики потомство. И тут уже начинает вставать вопрос о выживании на корабле экипажа...
Относительно нестандартно подошли к решению проблемы светлые умы, проходившие службу в 82-м году на мрк "Муссон". Помните ту сказочку незабвенных братьев Гримм про мышей и про дудочку? Я о ней уже говорил. Так вот, по замыслу рационализаторов с "Муссона", необходимо было грамотно использовать главную идею, заложенную в сказочке, умело сочетая ее с последними достижениями науки и техники. Поэтому для получения искомого результата была хитростью выловлена одна голохвостая серая гадина внушительных размеров и надежно посажена в квадратную жестяную банку из-под подводницкого шоколада. Банку взгромоздили на горячую плиту и сунули в нее микрофон. Другой конец микрофона воткнули в обычный магнитофон и полчаса записывали отчаянные крысиные вопли, пока банка шипела на медленном огне. Потом эту пленку новаторы запустили циркуляром через боевую трансляцию на полную катушку и... И н а ч а л о с ь!!! Никто из бедного экипажа "Муссона" не предполагал даже, сколько храбрых крыс проходит трудную флотскую службу вместе с ними на одном корпусе. Офонаревшие от душераздирающего воя, сотни - сотни!!! - серых тварей, не считаясь с присутствием изумленных людей, в панике потоками поперли изо всех дыр, щелей, шхер и закоулков. От крысиного воя, усиленного хриплыми динамиками, кровь натурально стыла в жилах. Безумные зверюги однозначно решили, что кораблю настала хана и, свернув уши в трубочки, гонимые леденящим ужасом, рванули на ют, а оттуда по трапу - на стенку. Вахтенный у трапа в брезгливом страхе залез на леера и отдавал честь оттуда. После трапа поток крыс растекался по стенке и терялся в бескрайнем Советском Приморье... Поставленная цель была вполне достигнута.
Через несколько лет во время практических ракетных стрельб в малый ракетный корабль "Муссон" случайно попала крылатая ракета.
Оценка: 1.6739 Историю рассказал(а) тов. Ю. Завражный : 02-01-2003 22:05:11
Обсудить (4)
13-01-2003 20:59:12, Старшина
> to каплей Точно рок -----------------------------------...
Версия для печати

Флот

ВЕРШКИ И КОРЕШКИ

Свинская это должность - старшина гауптвахты. Ни дня отдыха, сплошная нервотрепка, постоянно на переднем крае... Трудная должность, но почетная. Уважаемая.
Уважение к старшине гауптвахты проявляется по-разному: то битые стекла в квартире, то веселые какашки под дверью, то еще что-нибудь - фантазии у воинов хватает всегда. Особенно, если учесть тот факт, что старшина гауптвахты самолично провоцирует озорных матросиков и солдатиков на проявление этого самого уважения.
Была у старшего мичмана Хрипко черта такая, всем зажравшимся начальникам присущая - уж очень он любил посаженных на кичу использовать в качестве универсальной и бесплатной рабочей силы. Брал с десяток арестантов - и к себе на огород. Под ружьем, конечно, да только любой конвойный твердо знал - сегодня ты стережеешь, а завтра тебя стеречь будут - а потому всегда действовал с кичмарями заодно.
Привез как-то в воскресенье наш старшина гауптвахты - все туда же, на огород - очередную партию рабов, высыпал перед ними шесть мешков картошки и велел посадить. Объяснил профессиональные тонкости процесса, убедился, что его поняли, а потомм глупость сморозил: сел на мотоцикл и упылыл домой. Ну, они ему и посадили - не особо утруждаясь. Выкопали здоровенную яму посреди огорода, высыпали туда всю картошку, сверху как следует заровняли и грядочки аккуратненько обкопали. И даже часовой участие принял. Хрипко после обеда вернулся и умилился: уй, как ровненько! И даже благодарность кичмэнам объявил - скостил каждому одни сутки ареста... Через два месяца кое-какие подозрения у него зашевелились, когда у всех картошка равномерно по всему огороду растет, а у него грядки пустые, и только посередке дикий куст неимоверных размеров, на атомный взрыв похожий... Ну и дальше, осенью дождливой, когда пришла пора урожай собирать, искал он в остервенении старые списки арестованных, дабы вычислить участников посевной кампании - без толку, конечно. И жаловаться не пойдешь - рабство-то еще когда официально отменено, по головке не погладят.
Как говорится, нельзя дважды войти в одну и ту же реку, но зато можно дважды наступить на одни и те же грабли. На следующий год старшина организовал посев точно таким же образом, только теперь домой не уезжал, а лично осуществлял контроль за ходом процесса. Правда не непосредственно, а с соседней дачи, где параллельно лакомился шашлычком под водочку (и снова тактическая ошибка!).
На этот раз коварные арестантики под прикрытием бдительного выводного с карабином умудрились собрать огромное количество старых консервных банок - по числу сажаемых картофелин. Есть подозрение, что акция была подготовлена заранее. Каждая картошка была аккуратно уложена в банку, засыпана землей и посажена в ровненькие грядочки. Донышком вниз. В итоге вершки были - мечта Тимирязева, вот только оснью со сбором "урожая" возник ряд проблем...
Но верхом шалости все же явилось мероприятие, проведенное неизвестными злоумышленниками непосредственно на территории гарнизонной гауптвахты. Тут они превзошли самих себя. Фокус старый и проверенный, результат гарантирован.
Дело в том, что заведение это, обнесенное бетонным забором с колючей проволокой, имело (и по сей день имеет) свой собственный гальюн типа "сортир" на шесть дырок с выгребной ямой, выполненной в лучших военных традициях в виде бетонного же мешка. Сверху и сбоку - опять бетон, прямо не гальюн, а бункер Гитлера. Так вот, именно туда, где сплошной однородной массой лежало оно, вековое и нетленное... именно туда, в одну из шести дырок как-то раз прекрасной теплой летней ночью некий неизвестный солдат-матрос Пупкин сыпанул необходимо-достаточную дозу фирменных военно-морских дрожжей, и дремлющий дракон таким образом был разбужен. Через несколько дней после инициации жуткое тесто неопределенного цвета, булькая и пузырясь, рвануло на свободу, сопровождаемое оглушительным амбрэ. Страшной неуправляемой биомассой содержимое ямы неудержимо перло на солнечный свет, и не было на свете силы, способной остановить этот порыв... Оно было бесконечным и бессмертным, как Конан Мак-Клауд. Неравная битва с дерьмом длилась почти неделю, с применением технических средств, и с трудом победивший в ней старшина гауптвахты на победителя не походил. Больше месяца после этого на кичу никого не сажали, потому что дышать там было решительно нечем. Гарнизон ликовал.
Ну, любят военнослужащие старшину гарнизонной гауптвахты, ну не могут они никак сдержать своего уважения к нему, ну есть в нем что-то такое, что с необычайной силой притягивает внимание наиболее изобретательных членов наших воинских коллективов! А потому - многая ему ле-ета!
Оценка: 1.5429 Историю рассказал(а) тов. Ю. Завражный : 02-01-2003 22:02:52
Обсудить (2)
, 21-02-2007 08:46:26, zx
Насчет банок консервных - звездеж однозначно, - не могут о...
Версия для печати

Флот

ПТИЦА

Фамилия - Голубев. Звание - капитан-лейтенант. Имя - Витя, или Вица, это для друзей. Кличка - Птица, сообразно фамилии.
Таких, как наш Птица, больше на свете нет. Я в этом уверен на сто. Нет, теоретически-то я согласен, что каждый человек по-своему своеобразен и единственно неповторим. Но наш Птица - абсолютно своеобразный и исключительно неповторим.
- Проверить срабатывание блока автоматики! Нажать ВР-один!
- Е-есть... нажать ВР-один... - это голос Вицы.
Расчет напряженно ждет, когда загорится лампочка. Она не загорается.
- Я сказал - нажать ВР-один! Птица, мать твою за ногу, ты чем там занят?!
- Есть... щас... нажать... угу-у...
Плюнули на все, дернулись к нему, заглянули через плечо. Ну, да, Витя и в самом деле занят - не оторвать. Пинцетом зажал отчаянно сопротивляющуюся и чуть ли не вопящую от ужаса здоровую сортирную муху и острым скальпелем режет блестящее зеленое брюшко. Дело известное. Аппендицит, как он сам говорит. Тьфу, ёпрст!
Ненависть к обширному мушиному стаду сильнее всего проявлялась именно там, где мухи больше всего досаждали Вице. Как-то раз сменялся он с дежурства, сдал пистолет, передал сменщику документацию, ключи от сейфов и прочую дребедень, а потом и говорит:
- Вот тебе печать, вот тебе ключи... А главный сюрприз - в верхнем сейфе... Пока! Бывай... - напялил фуражку и был таков. Да, я забыл сказать, что дело было в августе. Ну так вот, примерно в полночь новый дежурный вспомнил вдруг про обещанный сюрприз и заинтересованно полез в верхний сейф. Открыл, значит, и тут началось!.. Многотысячный рой мух. Самых разнообразных - обычных и экзотических, больших и маленьких, блестящих, зеленых, сортирных, коричневых под цвет любимой среды обитания и Бог весть каких еще - заполонил рубку дежурного; жужжанье плотным слоем наглухо заткнуло органы слуха, и пятисотсвечевой лампочки не было видно сквозь густую тучу самых прекрасных насекомых на свете! Оказывается, Вица целые сутки во время дежурства отлавливал этих всяких разных мух, где только мог, и собирал в бутылку из-под молока; мухи сидели в ней битком в заточении до тех пор, пока Витя не засунул бутылку в злополучный верхний сейф, снял крышечку и запер сейф на ключ, не забыв опечатать...
У Вицы в голове - линия задержки. Это такая штука, которая задерживает на определенное время полезный сигнал, прежде чем начать его обработку. Вица в этом плане - впереди планеты всей.
Иду в сторону хлебного магазина. Навстречу - он. С буханкой в руках. До закрытия магазина остаются считанные минуты, а может, уже и закрыли, поэтому я спрашиваю, когда поравнялись:
- Привет, Птица! Магазин открыт еще?
Проходит мимо меня, не повернув голову. Буханку прижал к груди, смотрит в вечность. Я оторопело вылупился вслед, и когда расстояние между нами увеличилось метров до тридцати, он вдруг остановился, словно споткнувшись, еще раз глянул в вечность, пожевал губами, подумав, а потом повернулся в мою сторону, виновато улыбнулся и задумчиво проговорил, ковыряя в носу:
- Ну... что тебе сказать... вообще... по этому вопросу...
Витю представить очень нетрудно: рост значительно выше среднего(его ботинки традиционно называли ластами), столь же большая голова с этакой виноватой доброй улыбкой, огромные ласковые глаза и торчащие локаторами уши. Насчет ушей он очень сильно комплексовал, и намекнувший на их величину и другие особенности рисковал нарваться на немилость. Немилость эта выражалась во фразе "Так, Юра, я тебя предупреждаю, еще раз ты что-нибудь скажешь про мои уши, и я... я... я..." Что - "я" - никто не знал, потому что Витя был очень добрый и, кроме мух, никого в жизни никогда не обидел. В голове у него всегда играло что-нибудь из старого доброго хард-рока, изредка вылезая наружу, и те, кто знал Витю более трех лет, запросто отличали по его выражению лица "Лед Зеппелин" от "Юритмикс". Линия задержки работала постоянно, без перерывов на обед и сон, и поэтому Птица был неимоверно рассеянным. Он мог прийти на построение без галстука, мог надеть галстук и не прийти на построение, мог уйти со службы в чужой фуражке или шинели - невзирая на разницу в размерах, мог часами витать в облаках, настраиваясь на сеанс дальней космической связи с Альфой Волопаса, но при всем при этом он был истинный патриот своей Родины, и потому та смело доверяла ему ядерный курок. Преображался он только на спортплощадке - линия задержки на время игры отключалась СВЫШЕ, и мы только дивились потрясающей его подвижности и острой реакции. Волейбол, баскетбол, настольный теннис - тут с ним немногие могли потягаться. После игры линию задержки включали обратно.
- Вица! Весь проход загородил! Сказано же - не стой в узкостях! Дай пройти!
Витя (подумав буквально пару минут):
- На.
И, пожав плечами, отходит в сторону.
Прославился Витя еще на первом курсе училища, изваяв во время самоподготовки из пластилина великолепную скульптурную форму - скажем так, извечный символ плодородия - более чем в натуральную величину, заботливо и тонко исполнив все складочки, сосудики и щелочку. Вошедший начальник факультета к творчеству Родена, Микеланджело и им подобных определенно был неравнодушен, и потому шедевр тут же был изъят, а перед ужином второй факультет выстроили в традиционную "свинью", и начальник долго и возмущенно распространялся насчет высокого искусства, размахивая и потрясая зажатым в кулаке творением и называя его простым татарским словом из трех букв. Витя пожимал плечами, зная, что еще ни один гений не был оценен по достоинству при жизни, а худсовет в лице начальства влепил ему пять внеочередных нарядов на службу...
Рейсовый катер-паром назывался в честь неизвестного мне великого человека "В. Голубев", и этот факт сильно веселил не только меня.
- Вица, как отдохнул в отпуске?
- Нормально... Еду я, значит, в поезде, а тут заходят трое таких... уркаганов... и говорят: в картишки сыграем? Я сразу - ага! - фиг вам, говорю, в карты в поезде я не играю... А они - да ладно, мы и без тебя сыграем... И начали, я смотрю, они не на деньги, и вообще играть не умеют, в простого дурачка... Потом предлагают - давай по копеечке? Ты, мол, нас не бойся, мы не шулера какие-нибудь, только по копеечке, и не больше... я - нет, я только смотреть буду, они: не хочешь - не надо...
- Вица, короче!
- Короче? Ну... триста пятьдесят отстегнул...
Как уже было сказано, Витя был спортсменом, а кроссовки хорошие в те времена были жутким дефицитом. Конкретно - кроссовки "Адидас". После фирменных часов "Ориент" они были для Вити пределом мечтаний и идеей фикс. И вот Витя вернулся из очередного отпуска:
- Ну... поехал в Москве на стадион "Динамо"... жду... смотрю, выходят четверо... настоящие спортсмены - костюмы "Адидас", кроссовки тоже... пострижены так аккуратно, коротко... я им говорю: "Ребята, где можно адидасовские кроссовки купить?" Они: "Садись в машину, поедем, будут тебе кроссовки"... я сел... тачка такая фирменная, вольво... завезли куда-то... и говорят - ух ты, какие часы у тебя классные! Я говорю - "Ориент"... Они: "Снимай". Ну... что делать... снял часы, отдал... они говорят - все, вали отсюда... я говорю - а как же кроссовки? Они: "О, мы совсем забыли! У тебя же еще и бабки есть!"
Что самое интересное - кроссовки из этого отпуска он все-таки привез, и часы новые купил.
Сижу дома. Звонок. Снимаю трубку - в ней Вица.
- Юрик! Ты давай, хватай гитару и через час - на хату к Юрке Дубову! Он мне ключи оставил, будут классные тетки, так что давай... выпить ничего не бери, у меня все есть. Это будет здорово, хы-хы!
Я тогда Витю знал еще мало, а потому через час ломился по указанному адресу - звонил, стучал, звал через дверь... Мертвая тишина в ответ. Проторчал под окнами лишних полтора часа, потом озлился и пошел на квартиру к Вите. Что еще за фокусы?!
Витя тогда жил в чудильнике, и еще на подходе я понял, что он дома: музыка орала нещадно. Из-за его двери выплывали слои дыма, дрожа от обилия децибел. Ну, думаю...
Открываю дверь - ёксель-моксель, не видать ничего: дым, дым, дым. Витин голос сквозь рулады "Блэк Сэббэт":
- О! А вот и наш Юрик! - я с трудом разобрал в клубах длиннющий силуэт, семафорно размахивающий руками. - Прошу любить и жаловать! Уж с ним-то никогда не соскучишься!
Ага, думаю, значит, "тетки" все-таки есть. Тогда ладно, разборки потом, сперва - женский пол. Разогнав кое-как дым, делаю шаг внутрь помещения - ну конечно! - сидят на диване с ногами, глупо улыбаются, но только никакие не тетки, а буквально вчера прибывшие для прохождения службы молодые лейтенанты в количестве 2 (двух) тел... Пьяные, понятно - в хлам, в дуст, в дрюсюсюлю и еще неизвестно в чего.
Витя:
- Ну, что, хы-хы? Как я тебя тонко подколол? Не обиделся, нет? Юрчик...
На тебя?! Вица! Да ни Боже мой! Надо быть последней сволочью, чтобы обидеться на Вицу. Дело в том, что я знаю один его маленький секрет - он всегда жил для других немножко больше, чем для самого себя.
Где ты теперь, Витя-Вица-Птица? Где-то в Севастополе, говорят... Дорого б я дал, чтобы снова пожать твою нескладную большую и добрую руку...
Ах, да, совсем забыл! Мы же с мух начали? Так вот:
- Вица, откуда такая патологическая ненависть к мухам?
- Откуда, откуда... Вот знаешь, вот стоишь ты дежурным, с девяти до двенадцати маленько поспать можно, а они, сволочи, летают, на рожу садятся... Ну, садятся - это ладно еще, ходят по ней, по роже, хрен с ними... Но вот когда эта падла взлетает и ногами отталкивается!..
Оценка: 1.3389 Историю рассказал(а) тов. Юрий Завражный : 17-12-2002 22:35:03
Обсудить (5)
13-01-2013 21:07:43, Pacific
С нетерпением ждем уже семь лет, Витя....
Версия для печати
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 Следующая

Архив выпусков
Предыдущий месяцМарт 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
Прочные роллеты от компании производителя для магазинов.
профессиональная циклевка паркета в квартирах parketov.ru/