Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Выпуск N 991

30.11.0991-02.01.2005

Военно-исторический календарь

01-01-1238

У г. Коломны произошло первое крупное сражение русских войск с главными силами Батыя. Монголо-татарские завоеватели разграбили и сожгли город, часть жителей увели в плен, остальных истребили.

  Кадет Биглер
01-01-1523

Османская армия Сулеймана Первого Великолепного после долгой осады захватила Родос, крепость рыцарей-госпитальеров. По условиям почётной капитуляции оставшиеся в живых госпитальеры покинули Родос и перебрались в Кандию (Гераклион) на Крите.

  алхимик, yamuga
01-01-1700
По Указу Петра I Россия перешла на Юлианский календарь - начало года перенесено с 1 сентября на 1 января. День после 31 декабря 7208 г. от Сотворения мира предписывалось считать 1 января 1700 г. от Рождества Христова.
  Кадет Биглер
01-01-1813

(13 января н.ст.) В ходе русско-персидской войны 1804-13 гг. русский отряд под командованием генерала Петра Котляревского после ожесточенного штурма овладел крепостью Ленкорань (сейчас - город в Азербайджане, порт на Каспийском море).

  Кадет Биглер
01-01-1813

(13 января н.ст.) Русская армия перешла Неман. Отечественная война завершилась почти полным уничтожением войск Наполеона, вторгшихся в Россию.

  Кадет Биглер
01-01-1861

(13 января н.ст.) Родился Леонид Васильевич Чижевский (ск. 29 апреля 1929 г.), русский ученый, артиллерист, участник Первой мировой войны, изобретатель командирского угломера, позволяющего вести огонь с закрытых позиций.

  Ioann The Angry
01-01-1874

(13 января н.ст.) Александр II издал указ о совершенно новом порядке комплектования армии. Отменялась рекрутская система Петра I. Призыву подлежали мужчины всех сословий (кроме священников), достигшие возраста 21 года, затем правительство объявляло, какое число солдат оно может содержать. Публично бросали жребий, на кого выпало - оставались в строю, остальных отпускали домой и зачисляли в ополчение на 15 лет. Срок службы уменьшили с 25 лет до 6 в строю, и 9 в запасе. Была организована система учебных сборов для ополченцев и запасников, которая впрочем, по свидетельству современников, быстро превратилась в двухнедельные пикники в полевых лагерях с водкой и девками.

  Logo-d
01-01-1887
Родился Фридрих Вильгельм Канарис (ск. 1945 г.), адмирал, шеф абвера - немецкой военной разведки. После ряда провалов операций, возглавлявшихся Канарисом, Гитлер в феврале 1944 г. объявил об отстранении Канариса от должности, а также о том, что большая часть абвера переподчиняются Главному управлению имперской безопасности СС. После отставки Канарис был помещён в замок Лауэнштейн, покидать который ему запрещалось. С июня 1944 г. уволен в запас. С июля 1944 г. - адмирал для особых поручений, начальник штаба при ОКВ по вопросам торговой и экономической войны. В июле 1944 г. Канарис по приказу начальника гестапо Мюллера арестован Шелленбергом. Следствию не удалось доказать причастности Канариса к заговору генералов. После обнаружения дневников Канариса, в которых он отрицательно отзывался о Гитлере, он был приговорён к смертной казни. 9 апреля повешен. Один из палачей-эсесовцев показал на суде, что Канарис был повешен в железном ошейнике и умер в мучениях только через полчаса после повешения. Тела казнённых были сожжены на костре во дворе тюрьмы. (Вики)
  Замполит
01-01-1907

(14 января н.ст.) Родился Василий Михайлович Рябиков (ск. 19 июля 1974 г.), один из крупнейших организаторов отечественной оборонной промышленности, заместитель наркома вооружений, заместитель министра вооружений, заместитель министра Минсредмаша, начальник Главспецмонтажа, председатель Государственной комиссии по запуску первого искусственного спутника Земли, и прочая, и прочая. При нем приемки ракетных пусковых объектов превращались в подлинный кошмар - за малейшие недоработки или нетвердое знание должностных инструкций драл нещадно.

  Logo-d
01-01-1912

Родился Ким Филби (у. 11 мая 1988 г.), один из наиболее успешных агентов советской разведки, занимавший высокие посты в британской разведке и стоявший у истоков ЦРУ.

  Замполит
01-01-1918
Покушение на В.И. Ленина, возвращавшегося с митинга в Михайловском манеже. Ранен ехавший в автомобиле с Лениным швейцарский социал-демократ Платтен.
  Мыкола
01-01-1924

Вышел первый номер газеты "Красная звезда". Когда-то она была одной из лучших советских газет, а сейчас превратилась в унылую ведомственную многотиражку.

  Кадет Биглер
01-01-1938
Морская авиация преобразована в самостоятельный род сил ВМФ СССР.
  Кадет Биглер
01-01-1941

Золотой запас СССР составляет 2800 тонн - максимальное значение за всю историю Российской империи-СССР-РФ. Именно этим золотом Сталин расплачивался за поставки оружия и имущества в годы войны, на него восстанавливал разрушенную страну. Тем не менее, несмотря на все тяжелейшие испытания, к моменту его смерти золотой запас СССР составлял 2500 тонн. К моменту отставки Хрущева золотой запас составлял 1330 тонн, к моменту смерти Брежнева - 438 тонн, к концу 1991 г - 290 тонн. На 01 января 2000 г - 414,5 тонн, на 1 августа 2016 г - 1500 тонн. Просто факты.

  Питерский банкир
01-01-1942
В Вашингтоне подписана Декларация государств-участников антигитлеровской коалиции, в которой их правительства обязались употребить все военные и экономические ресурсы против членов ''Оси'' и их союзников. Коалиция из 26 государств и присоединившихся к ним получила название "Объединенные Нации".
  Мыкола
01-01-1943
Началась стратегическая наступательная операция советских войск на Северном Кавказе. К началу мая 1943 г. от гитлеровцев был освобожден весь Северный Кавказ за исключением Таманского полуострова.
  Кадет Биглер
01-01-1944
В новогодней радиотрансляции впервые официально исполнен новый Гимн СССР - "Союз нерушимый", заменивший прежний гимн - "Интернационал".
  Замполит
01-01-1944
На базе Гвардии Людовой организована Армия Людова - предтеча Войска Польского, современной польской армии.
  Замполит
01-01-1945
Начало трёх последовательных операций "Конрад", "Конрад II" и "Конрад III" - немецких попыток деблокировать окружённую в Будапеште венгерско-немецкую группировку войск. Участие принимал IV танковый корпус СС под командованием обергруппенфюрера СС и генерала войск СС Герберта Гилле - основная ударная сила деблокирующей группировки. Все три операции окончились к концу января 1945 г. неудачей.
  Хорёк
01-01-1946
Император Страны восходящего солнца Хирохито публично отказался от своего божественного происхождения. Отныне за ним закреплялось лишь несколько представительских функций.
  Анка
01-01-1948

Родился Павел Сергеевич Грачев (ск. 23.09.2012 г.), Герой Советского Союза, генерал армии, один из самых одиозных Министров обороны нашей страны.

  Кадет Биглер
01-01-1959
Две колонны Повстанческой армии под командованием майоров Камило Сьенфуэгоса и Эрнесто Че Гевары занимают Гавану после бегства диктатора Батисты. Победа кубинской революции.
  Замполит
01-01-1965

Создано одно из ведущих советских танковых КБ - Харьковское бюро по машиностроению. Ныне - Харьковское Конструкторское Бюро по Машиностроению им. А.А. Морозова. 

  Кадет Биглер
01-01-1965

1 января 1965 г. военный отряд Движения за освобождение Палестины (ФАТХ) провел первую боевую операцию на территории Израиля, взорвав водоотводный канал из реки Иордан. Этот день считается официальной датой рождения ФАТХ и началом Палестинского движения сопротивления.
ФАТХ возглавило национально-освободительную борьбу палестинцев в 1960-х, в 1968-м движение вошло в структуру Организации освобождения Палестины (ООП).

С 1959 г. и до своей кончины в ноябре 2004-го лидером ФАТХ был Ясир Арафат. 12 ноября 2006 г. главой Ревсовета ФАТХ был избран Махмуд Аббас, который сегодня является президентом Государства Палестина. 29 ноября 2012 г. ООН предоставила Палестине статус государства-наблюдателя при ООН, не являющегося ее членом.

  Кадет Биглер
01-01-1972

В Советской Армии учреждено воинское звание "прапорщик". С начала 2009 г. началась поэтапная ликвидация института прапорщиков и мичманов в ВС РФ. Предполагалось, что прапорщиков и мичманов заменят профессиональные сержанты-контрактники, федеральная целевая программа по подготовке которых уже была утверждена. Однако к концу 2010 г. это решение не было выполнено. Упразднение института прапорщиков не затронуло Внутренние войска МВД, Пограничную службу, ФСБ, ФСО, Войска МЧС и прочие воинские формирования, отличные от Минобороны. 27 февраля 2013 г. на расширенной коллегии МО РФ министром обороны С. Шойгу было озвучено возвращение института прапорщиков и мичманов в ВС.

  Замполит
01-01-1978
В результате слияния компаний British Aircraft Corporation, Hawker Siddeley Aviation, Hawker Siddeley Dynamics и Scottish Aviation создана компания British Aerospace. В 1999 г. BAe объединилась с Marconi Electronic Systems, образовав самую крупную оружейную компанию Европы (на 2007 г.), BAE Systems.
  Кадет Биглер
01-01-1993

Введен в действие Закон РФ "О статусе военнослужащих", первый из "военного пакета" законов в РФ. С 1 января 2014 г. вступила в действие новая редакция закона с изменениями на 15 декабря 2015 г.

  Кадет Биглер
01-01-2009
Государственный испытательный космодром Байконур стал гражданским и переформирован в Федеральный космический центр в составе Роскосмоса.
  Кадет Биглер
01-01-2010
После 40 лет эксплуатации "Аэрофлот" прекратил полеты всех Ту-154М компании. Ему на смену должен прийти самолет SSJ ОКБ им. П.О. Сухого. В других авиакомпаниях летает еще около 100 машин.
  Кадет Биглер

Армия

Литовский праздник в ремонтном батальоне.

В целях борьбы с дедовщиной в рембате ввели новшество: ответственный офицер, который оставался в казарме на ночь. Назначался ответственный офицер из штабных майоров. Чем ответственный офицер был ответственнее дежурного по части - неизвестно... Обычно ответственный майор полночи занимался утруской и усушкой мозгов какому-нибудь менее ответственному лейтенанту, дежурящему по части, а затем запирался в своем кабинете и банальнейшим образом спал.

Самым ответственным из всех ответственных был, разумеется, замполит батальона майор Кукушкин. После просветительной беседы с дежурным по части он не завалился сразу спать, а пошел по территории рембата проверить уставной порядок. Пошел майор Кукушкин не просто так, а по наводке своего осведомителя. Оперативная информация гласила, что сегодня солдаты литовской национальности что-то замыслили и ведут себя подозрительно тихо.

В казарме ничего необычного не происходило. Кукушкин направил свои стопы в парк. В боксах тоже было темно и тихо. Вдруг майор увидел несколько силуэтов, направляющихся к рембатовской бане. В силуэтах майор узнал несколько бойцов, но не литовской, а очень даже узбекской национальности. Хотя нет, один литовец среди них был. Младший сержант Нарейкис (которого весь батальон заслуженно называл не иначе, как Налейкис) шел впереди и его отчетливо шатало из стороны в сторону. Драки между солдатами из Прибалтики и из Средней Азии славились особой жестокостью, поэтому у майора Кукушкина не было ни малейших сомнений: уже избитого литовца узбеки ведут для продолжения расправы в более глухое место. Сердце замполита болезнено сжалось, но не столько за судьбу Налейкиса, сколько за свою собственную. "Ну почему, почему они должны драться именно в мое дежурство?! Не могли подождать до утра..." Солдаты зашли в баню. Майор остановился в нерешительности: зайти самому или позвать дежурного по части? Кукушкин решился на компромисс: зайти в коридор и послушать. Если драка, бежать за дежурным. Майор тихонько зашел в баню и припал ухом к дверям комнаты отдыха.

Майор Кукушкин не знал о событиях, предшествовавших его появлению в парке. После отбоя Налейкис и еще несколько литовцев исчезли из казармы, прихватив с собой банщика ефрейтора Курочкина. Однако через час Налейкис вернулся и стал приставать к младшему сержанту Камалову:
- Карим, дай сигарет. У тебя ж есть пара пачек в заначке... А утром я в чепок сбегаю и отдам тебе.
Камалов с подозрением принюхался:
- Опять пьяный, чурка ты нерусская?
Налейкис находился в том приподнято-возвышенном состоянии, которое наступает после второго стакана. Поэтому он не обиделся, а добродушно пихнул Камалова в плечо:
- Сам ты чукча. Праздник у нас... Только - тсс, никому...
Камалов насторожился, почувствовав поживу:
- Какой праздник, слушай, зачем праздник, отбой давно был, да?
Налейкис был не против приобщить каракалпака Камалова к истокам литовской культуры:
- Йонинес праздник, знаешь?
- Не знаю.
- Русский Ивана Купала знаешь?
- Не знаю.
- А что знаешь?
- Курам-Байрам знаю.
- Ну так наш Йонинес то же самое.
- Врио-о-ооошь...
Налейкис вернулся к делу:
- Доставай свои сигареты и пошли со мной...

Через полчаса празднования Камалов уронил голову на руки и горько заплакал. Налейкис попытался утешить, но Камалов заплакал еще сильнее:
- Вы тут по-литовски говорите, непонятно мне... А я - шакал паршивый...Водку с вами пью, сало жру, а мои друзья в казарме спят... Уы-ы-ыыыы... Пойду их приведу.
Налейкис посовещался с остальными двумя литовскими приятелями и разрешил:
- Ну сходи, приведи... Только смотри, не всю роту...
Камалов встал и направился к двери, но не дошел. Слаб оказался... Он сел на пол и заплакал еще горше. Налейкис махнул рукой и сказал:
- Ладно, сам схожу. Кого привести? Булдыкбаева и Бакшишева? И Абишева? Хорошо, щас при-ик-ду...

Узбекские воины, посмотрев на Налейкиса, сразу ему поверили и пошли с ним в баню. Налейкис то и дело пытался упасть, поэтому его пришлось поддерживать и подпихивать. Вот эту живописную группу и засек замполит.

Итак, замполит в нерешительности десять минут потоптался перед баней, зашел вовнутрь и припал ухом к дверям комнаты отдыха. Оттуда звучала песня на непонятном языке. Майор Кукушкин приоткрыл дверь и увидел удивительную картину: три узбекских солдата торопливо глотали водку, двое литовцев дружелюбно совали им сало закусить, а Налейкис и Камалов, обнявшись, хором пели:

- Tegul saulе Lietuvoj
Tamsumus prasalina...
Tegul meilе Lietuvos
Dega musu sirdyse
(Пусть в Литве солнце
Тьму рассеит...
Пусть любовь к Литве
Горит в наших сердцах)

Кукушкин перевел дух. Драки не было. ЧП? Хм... Посмотрим. Все равно, гора с плеч. Он осмелел и зашел в комнату:
- Так, бойцы, вам пять минут добежать до казармы и лечь спать. Бегом марш!

Солдаты, поняв, что замполит сейчас добрый, без пререканий испарились. Бегом не бегом, но через пять минут в бане никого не было, кроме майора Кукушкина и ефрейтора Курочкина, которы безмятежно спал на скамейкe еще с того момента, когда узбеки начали петь по-литовски. Майор заботливо укрыл спящего банщика грязным вафельным полотенцем, захватил со стола едва начатую бутылку водки и пошел в свой кабинет. Он шел и размышлял, что делать дальше. В своем кабинете майор Кукушкин сел за стол, поставил перед собой конфискованную бутылку, достал лист бумаги,ручку и задумался: докладывать наверх о происшествии или нет? Комбату? Начпо дивизии?

Утром дежурный по части забеспокоился: замполит не появился на подъеме и даже не вышел к завтраку. Сержант-помдеж принес из столовой завтрак для Кукушкина и постучал в замполитовскую дверь. Никто не ответил. Сержант зашел в кабинет и увидел замполита. Майор спал сидя, уронив голову на стол. Перед ним стояла пустая бутылка из-под водки и блюдце с окурками и конфетными фантиками. Под бутылкой лежал исписанный лист бумаги. Сержант осторожно поставил замполитовский завтрак на стол и стал с трудом читать замполитовские каракули.

"...Начальнику политотдела дивизии полковнику ***...
...Под руководством заместителя командира батальона по политической части в ремонтом батальоне прошел Вечер Дружбы Народов СССР, посвященный народным литовским праздникам...
...Группа солдат узбекской национальности исполнила песни на литовском языке...
...Вечер прошел в теплой неформальной обстановке..."
Оценка: 1.7907 Историю рассказал(а) тов. Rembat : 01-01-2005 17:19:10
Обсудить (7)
19-07-2006 10:25:17, givi
КЗ...
Версия для печати

Армия

Молдавское Барокко.

Осень в Тирасполь приходит медленно, и поэтому незаметно. Дожди начинают пахнуть не летней свежестью, но уже мокрыми листьями, и однажды утром просыпаешся, и первый раз в году приходят мысли о грядущей зиме.
Тирасполь 1985 года. Октябрь.
На гражданского прораба Петю Варажекова было больно смотреть. Печальный, стоял он во дворе строящегося девятиэтажного дома перед группой военных строителей и ждал обьяснений.
Мастер ночной смены вздохнул и выпалил:
- Ну, кончились у нас балконы, а план давать надо.
Петя поморщился от окутавших его паров перегара и еще раз посмотрел на дом, всё ешё на что-то надеясь. Но ошибки быть не могло: действительно, в стройных рядах балконов зияла дыра. Дверной проём был, окно было тоже, а вот балкона не было.
- Что будем делать? - риторически спросил Петя.
- А давай краном плиты подымем, да подсунем балкон, когда привезут - предложил военный строитель рядовой Конякин. Все подняли глаза на кран, в кабине которого сидел крановой - ефрейтор Жучко. Крановой уже давно наблюдавшый с высока за собранием, приветливо помахал рукой.
- Дурак ты, Конякин, - сказал Петя с выражением. Конякин тут же согласно закивал. - Что, давно не видел, как краны падают?
Все опять посмотрели вверх на кранового. Прошлой зимой в Арцизе упал кран. Крановой тогда остался жив, но его списали со службы - по дурке.
- Стахановцы хреновы! - добавил Петя, - идите отсюда.
На самом деле во всем виноват был дембельский аккорд, на котором находились монтажники, перекрывшие этаж без балконной плиты (разбитой пополам еще при разгрузке) и каменщики, лихо погнавшие кладку поверх свежего перекрытия. Предлагать будущим гражданским подождать с аккордом и значит с дембелем, было несерьёзно, да и поздно уже. Дело было сделано.
Петя вздохнул. Вся неделя была какой-то сумасшедшей. Сначала приехавший после дождя главный архитектор наступил на кабель от сварки и от неожиданного поражения электричеством подбросил высоко вверх стопку документов с подписями. Результатом этого была визит инспектора по Т/Б, разрешившйся большой попойкой. Затем какая-то сволочь в лице “пурпарщика” ("прапорщика" по-молдавски) Зинченко продала половину наличного цемента, и Пете пришлось ехать на цементный завод и опять напиватся, на этот раз за цемент. А теперь вот - это.
Он зашел в вагончик-прорабку, где терпеливо ждал задания на день сержант Михайлюк, призванный со второго курса физфака столичного университета. Под два метра ростом с широкими плечами и огромными, как "комсомольская" лопата, руками он попал в стойбат ввиду неблагонадежности, и был немедленно назначен бригадиром - официально из-за размера, неофициально - в пику замполиту.
- Ты видел, что они там налепили в ночную? - спросил его Петя.
- Нет, а что случилось?
- Да вон, посмотри, - и Петя махнул рукой в сторону стройки.
Михайлюк согнулся пополам и стал смотреть в окно, обозревая черную дыру отсутсвуюшего балкона и кривую кирпичную кладку над ней.
Он выпрямился, посмотрел на Петю и сказал:
- Молдавское Барокко.
Петя вздохнул.
- Чё делать будешь? - спросил бригадир.
- Да чё делать - опять нажрусь, теперь с архитектором - обреченно констатировал Петя. - Отправь своих бойцов, пускай дверь заложат. Только сегодня, а то какой-нибудь мудак ещё выйдет на балкон покурить. И займитесь вторым подьездом наконец.
-Ладно, сделаем. - ответил Михайлюк и двинулся к выходу.
Петя набрал телефонный номер Управления.
- Слышь, Виталич, это я, Петя. Приезжай.
- Шоб вот это ты меня опять током бил?
- Не, Ч/П у нас - балкон пропустили, - признался Петя.
- Ни хрена себе! Шо вы там такое пьёте? - после паузы спросил Валерий Витальевич, архитектор.
- Ой, не спрашивай, приезжай, с городом надо разбираться или дом ломать.
- Ладно, жди.
Петя повесил трубку и высунулся из окна прорабки. Увидев Михайлюка, он крикнул:
- Бригадир! И отправь бойца за гомулой, да получше, Витальича опять поить будем. Сержант показал пальцами "ОК", мол. И Петя скрылся в глубине прорабки.
Возле бригадного вагончика толпа воинов-строителей ожидала постановки задачи.
- Груша, Чебурашка - ко мне! - позвал Михайлюк. От толпы немедленно отделилось два невзрачных силуэта, один из которых тащил за рукав второго - Груша и Чебурашка, нареченные так сержантом за поразительное сходство с грушей и Чебурашкой соответственно. Оба были призваны с Памира. Груша страдал падучей, и эпелиптические припадки его поначалу сильно пугали бригадира, но потом он привык, и только старался оттащить бьющегося солдата от края перекрытия, накрыв ему голову бушлатом. Чебурашка же выделялся среди земляков необщетельностью и постоянно удивленным выражением лица. Первое было вызвано тем, что говорил он на языке, которого никто кроме него не понимал, и определить не мог, несмотря на то, что всех, вроде, призывали из одной местности. Русского он, естесственно, не знал тоже, а чебурашкино удивление, судья по всему было прямым следствием неожиданного поворота в его горской судьбе, занесшей его неизвестно куда и зачем...
Неблагонодёжный Михайлюк всегда сажал эту пару в первый ряд на политзанятиях и втайне наслаждался очумелым выражением лица замполита, обьясняющего Чебурашке в двадцатый раз про КПСС и генсека.

- Груша, ты старший. Видишь, вон балкона нет на третьем этаже? Заложите дверь доверху. Окно оставьте. И не перепутай. Вопросы есть?
- Есть, - сказал Груша, - Новый кино есть, индийский. Давай пойдем?
- Груша, иди и трудись, пока я тебе в чайник не настрелял. Если все будет в порядке, то в воскресенье пойдете в культпоход- ответил Михайлюк, применяя политику кнута и пряника. Политика сработала, и довольный Груша потащил Чебурашку за рукав в сторону подьезда. Чебурашка, как всегда удивленно, оглянулся на сержанта и зашагал за Грушей, бормоча под нос что-то, понятное только ему.


После обеда в тот же день в прорабке сидели Петя, архитектор Виталич, замкомроты лейтенант Дмых, обладавший сверхьестественным чутьем на пьянку и зашедший "на огонек", и сержант Михайлюк. На столе стояла уже сильно початая трехлитровая бутыль с красным вином. Дмых рассказывал очередную историю из своей афганской службы, когда Петя краем глаза уловил в углу вагончика какое-то движение.
- Мышь! - заорал он.
Михайлюк, вполне захмелевший к тому времени, встрепенулся и, схватив первый попавшийся под руку предмет, запустил его в угол. Оказалось, что под руку ему попалась сложенная пополам нивелирная рейка, которая от удара разложилась и придавила убегающее животное одним из концов. Лейтенант встал из-за стола, подошел к полю боя и поднял мышь за хвост.
- По-моему, притворяется - сказал он, поднося мышь к глазам, чтобы получше рассмотреть добычу. Почувствовав, что блеф её раскрыт, мышь изогнулась и цапнула офицера за указательный палец.
- Ай! - вскрикнул Дмых и дергнул рукой, разжимая одновременно пальцы. Мышь, кувыркаясь в воздухе, описала сложную кривую, одним из концов закончившуюся в банке с вином, где она и принялась плавать. Коллектив наблюдал за ней с немым укором.
- Что будем делать? - задал привычный сегодня уже вопрос Петя. Неделя явно была не его.
- Какие проблемы? - спросил замкомроты - Чайник есть?
- Вон стоит, - показал Петя на алюминиевый армейский чайник, не понимая, с какого бодуна лейтехе захотелось чаю.
Лейтенант взял чайник и вылил из него воду в окно, затем взял банку с вином и перелил вино вместе с мышью в чайник, а после, через носик чайника перелил вино назад в банку. Мышь немедленно заскреблась в пустом чайнике, очевидно требуя вина.
- Всё, наливай дальше, - скомандовал он Пете.
После секундного неверия Пете вдруг стало все равно, и он стал разливать.
Лейтенант выпил первым, после него, убедившись что он не упал, схватившись за горло в страшных муках, стали пить остальные.

Часом позже, Петя вышел из прорабки и окинул взглядом дом. Ведущий в пустоту проём балконной двери все ещё имел место быть.
- Эй, бригадир,- позвал Петя, - вы когда дверь-то заложите? - спросил он высунувшегося в окно Михайлюка. Тот посмотрел на дом и удивился:
- Вот уроды. Спят, наверное, где-то.
Он вышел из вагончика и направился в дом.
Петя присел на деревянную скамеечку, сколоченную из половой доски плотниками, и зажег сигарету. Он курил, и дым уносило ветром куда-то в серое небо. Начинались осенние сумерки.
- Уже октябрь, - подумал Петя. Он затряс головой отгоняя грустные мысли.
Из подьезда вышел сержант и, ни слова не говоря, сел рядом с прорабом.
- Ну? - спросил Петя.
- Даже не знаю, что сказать - ответил Михайлюк.
- Что не знаешь? Они дверь будут закладывать сегодня или нет?
Михайлик посмотрел на Петю и сказал:
- Они уже заложили. Входную дверь в квартиру.
Петя бросил окурок на землю и затоптал его носком ботинка. Он что-то пробормотал.
- Что? - не услышал Михайлик.
- Молдавское Барокко - повторил Петя.
Оценка: 1.7143 Историю рассказал(а) тов. cornelius : 01-01-2005 17:17:49
Обсудить (5)
17-08-2010 11:59:30, Ветеран СГВ
Так вот откуда взялись Равшан и Джамшуд........
Версия для печати

Армия

К.Костнер

КИСА


Пока рядовой Дмитрий Кисаев спал, на периметре смена, состоявшая целиком из старослужащих во главе с разводящим, уже полчаса, под дождем и снегом, искала на втором посту часового. Это было Ч.П.
- Ну, что, там нет?! Да, где же он, салага, бля?! Найду - убью, бля, душу вытрясу! - кипел разводящий, сержант Барсуков, вытряхивая ладонью из-под воротника набившийся липкий снег.
- Нет его там ни фига!
- Бля, тварь, неужели ушел, сука!
- Да спит где-нибудь в окопе.
- В окопе смотрели?!
- Там засрано все, там не прикимаришь. Может, в караулке он, в старой?
- Пойди, посмотри!
- Я один не пойду.
- Ладно, бля, пошли вместе! - сказал Барсук.
Злые до отчаянья, деды направились к старой караулке в предвкушении скорой расправы над молодым, который на службу забил не по сроку. Сапоги их чавкали в грязи, в грязи со снегом пополам. Злые шли, злые. До цели оставалось шагов двадцать, как из черного проема покосившегося, разбитого дверного косяка, показалась темная фигура в плащ-палатке. Молодой, разбуженный движеньем, робко вышел навстречу.
- Вот он, сука!- выкрикнули деды почти все вместе.
- Ну все, бля, хана тебе! Маму сейчас на изнанку выверну, душара гребаный!!!
Смена прибавила шаг. Молодой в страхе попятился.
- Куда, сука?! Стоять!!! - заорал Барсук и сорвался на бег, - Стой, сучара!!!
Молодой с перекошенным от ужаса лицом скинул с плеча автомат.
- Не подходи! - крикнул он.
- Ах ты, тварь!
- Не подходите!!!
Раздалась автоматная очередь.

***
"Вставай, вставай! Эй, подьем", - услышал Киса сквозь сон. Кто-то тряс его за плечо, - "вставай, вставай Киса!" Киса открыл глаза, приподнялся и увидел сержанта Барсукова. Киса кинул взгляд на свои наручные часы. Половина пятого.
- Барсук, иди в жопу! Какого тебе хера? Полпятого... - сказал Киса и снова рухнул на подушку.
- Вставай, Киса, бля, одевайся. Давай, давай! - шептал Барсук, снова тряся за плечо - Вставай, командир тебя на периметр вызывает. Вставай, давай!
Киса отпихнулся.
- Ну, вставай, тебе говорят! Командир вызывает на периметр. Все волки уже там собрались. Душара этот, Одинцов, только что смену обстрелял.
Сон, как рукой сняло.
- Что?!
- Стрелял в смену, бля. Сейчас сидит в караулке, не выходит.
- Твою мать! - выдохнул Киса, неохотно поднимаясь, - А я-то тут причем?
- Там расскажут, - сказал Барсук и ухмыльнулся, - Короче, поговорить с ним типа надо. Ну, чтобы выходил, короче. За тобой послали. За товарищем, бля, боевым.
- Товарищем... - сказал Киса покачал головой и пошел к умывальнику. - Я, что ли, ему товарищ? Товарищ! Нашли товарища.
Киса остановился, вернулся к тумбочке, взял зубную пасту, щетку, полотенце повесил на плечо.
- Попал, что ли, в кого? - спросил он.
- Не-а - опять ухмыльнулся Барсук, - Поверх голов как дал, бля! Ну, мы и обсерились, скажу я тебе.
Киса чистил зубы, умывался. Барсук стоял рядом, крутил на пальце ключи на тонком кожаном ремне. То накручивал, то скручивал.
- Вот, бля, душара, - говорил он, - Засел там, валить всех грозит. Такой, понимаешь, винегрет. Мы что? Мы так, поучить его только хотели. А он, бля, как даст! Бля, на периметре все офицерье уже, все волки, бля. Шухер, кипишь до небес. Вот, за тобой послали. Парламентера заслать хотят, чтобы сдавался, короче. Такой у них план, бля, генштаб, бля, гребаный. Автомат получать будешь? Сказать дежурному?
Киса вскинул брови.
- Автомат? На кой?
- На всякий, бля, случай. "На кой". - передразнил Барсук. Душара, понимаешь, какой-то нервный оказался. Не возьмешь?
- Нет, не возьму, - сказал Киса, пошел в сушилку за шинелью.
- Ну-ну, смотри, бля, - сказал Барсук ему в спину и сплюнул на пол. - А то смотри, Шарапов, окропим снежок красненьким-то.
- Да пошел ты!

На границе первого и второго поста периметр ломался углом. Здесь, на первом посту, в относительной безопасности собрались офицеры. Выйдешь за угол - старая караулка в ста метрах. За угол не выходили. Несмотря на темноту, Киса еще издали различил силуэты почти всех. Вон командир части - старый подполковник, мужик хороший, по кличе Мамочка; вот зампотех - майор Соловьев, редкое говно; вот начкар курит с командиром взвода, старшим прапорщиком Ревенко; вон замполит; вон другие; все тут.
Барсук показал рукой на командира и сказал:
- Ну, иди, зарабатывай свою медаль за отвагу, бля!
Киса подошел к командиру и зампотеху, стоявшим отдельно от остальных, и доложил:
- Товарищ подполковник, рядовой Кисаев по вашему приказанию прибыл.
Мамочка прервал свой разговор с зампотехом, посмотрел на Кису немигающими глазами.
- А-а, Кисаев. - сказал он, - Ну, вот, что Кисаев - задача тебе ясна?
Киса пожал плечами.
- Ясна. Когда идти-то?
Мамочка помолчал с секунду, смотрел в глаза.
- Когда готов будешь.
- Тогда я пошел, - сказал Киса, повернулся и зашагал в сторону второго поста, сунув руки в карманы шинели.
- Кисаев! - услышал он за спиной окрик зампотеха.
Киса обернулся. Зампотех, находясь в каком-то видимом возбуждении, громко, чтобы все слышали, сказал голосом, которому придал значительности:
- Кисаев, при малейшей угрозе с его стороны применить оружие - немедленно назад! Понял? Немедленно!
- Понял, товарищ майор, - сказал Киса с деланой улыбкой, а про себя подумал: "Чмо ты педальное, товарищ майор", - Разрешите выполнять?
- Выполняйте!
- Давай, Кисаев, поговори ты с ним по-хорошему, пусть дурака не валяет. - добавил Мамочка.
- Да, я все понял, - сказал Киса и пошел к караулке.
Пока он шел до угла, все было ничего, но только повернул за угол - увидел старую караулку, стало как-то не по себе. Вдруг, сидит там этот душара, и в самом деле берет его на мушку? "Черт его знает, может у него совсем крыша съехала. Возьмет, да и выстрелит. Стрелял ведь уже". Киса вынул руки из карманов, чтобы было видно, что пустые. "Как его зовут-то? Черт, я не знаю, как зовут-то его! Одинцов..., Одинцов..., Сашка, что ли? Да Саня, или..., нет, точно Саня"
Киса подходил медленно, прислушивался, нет ли в черных окнах движения. "Эй, Саня, это я - Киса!" - хотел крикнуть он, но в горле что-то запершило, он только прокашлялся. " Черт, вечер перестает быть томным. Ладно, давай, соберись, на тебя люди смотрят!" - сказал Киса сам себе, вдохнул и крикнул:
- Эй, Саня! Это я - Киса! Не стреляй!
Киса остановился, прислушался снова.
- Эй, Саня, я подойду - потолкуем. Ты только не стреляй, ладно! Слышь, Сань?
Киса прошел еще немного, остановился, шагах в десяти от угла караулки, перевел взгляд от дверного косяка на окна. "Ну, где он? Откуда смотрит сейчас на меня? Если подпустил, то стрелять не будет. Наверно, не будет".
- Эй, на буксире! Трави конец! Ты здесь, что ли, Сань? Ау! Курить будешь?
- Здесь я, - раздалось из темноты тихо, почти шепотом.
- Ну, слава богу! А я уж подумал - не повидаемся. Вот была бы досада. - сказал Киса весело, - Ну, что - покурим?
Киса, не дожидаясь ответа, вложил зажигалку в пачку сигарет и бросил в окно. Услышал, как она шлепнулась. Потом, в темноте зажегся огонь, молодой закурил.
- Спасибо, Киса. - сказал молодой тихо.
- Да, ладно, за курево спасибо не говорят. Ты вот что скажи - что делать-то собираешься?
Тишина. Слышно, как затягивается, курит.
- Киса, - раздался шепот, - мне теперь дисбат, да?
- Дисбат? Не знаю, Сань, не знаю. Может обойдется. Может Мамочка заступиться, может губой обойдется. Ты, вот что, давай, не дури и выходи. Что вышло, то вышло. Хуже только не делай.
- Мне теперь дисбат, - сказал молодой обреченно.
- Дисбат, не дисбат, ты только хуже сейчас делаешь, Сань. Давай, заканчивай, выходи.
"Черт, не видно ничего" - подумал Киса, - " Мне бы только глаза его видеть. Нашел бы слова".
- Я в дисбат не сяду, - услышал он.
"Крыша совсем съехала", - подумал Киса.
- Сань, кончай херню-то пороть! Тебя дома ждут. Давай, выходи короче, Сань.
- Нет, Киса, - сказал шопот, - ты уходи, Киса. Ты хороший парень, Киса, но ты уходи лучше.
- Ну, как знаешь, - сказал Киса и пожал плечами, - Как знаешь, Сань.
Он развернулся и пошел обратно. "Черт с тобой!", - в сердцах думал он про себя, - " Черт с тобой! Мне до дембеля - месяц, полтора, два. Черт с тобой и со всеми вами! Вот вы где у меня уже все!"
- Доложите обстановку! - сказал майор Соловьев.
"Доложите обстановку!" - передразнил его про себя Киса, - "Чмо ты и есть!" Киса доложил обстановку, после подошел к Барсуку, стоявшему тут же неподалеку, возле колючки, чтобы стрельнуть сигарету. "Товарищи офицеры!" - услышал он за спиной голос зампотеха, -"Прекратите курить на технической территории! Немедленно прекратите!"
- Ну, что там? - спросил Барсук и сплюнул, - Что там, салага этот?
- Да, пошел он!
- Понятно, бля. Ты гляди, как Соловьев территорию метит! Мамочка скоро на дембель. Станет Соловьев командиром - они с ним тут все вешаться будут. Вот землю роет, волчара!
- Сука он конченная, сука и чмо! - подтвердил Киса, - Ладно, дай закурить, что ли.
Барсук по-секретному протянул сигарету. Киса, прикрываясь спиной, прикурил, спрятал сигарету в рукаве шинели.
Прошло около получаса.
На периметр примчался уазик и Урал с брезентовым тентом. Из уазика вылез невысокого роста усатый майор в портупее и шитых на заказ, начищенных до блеска сапогах. Он пружинистым, бодрым шагом направился к Мамочке и зампотеху. Барсук снова плюнул.
- О! В нашем полку прибыло, бля.
- Точно. Те же и начальник особого отдела, - сказал Киса и стал с интересом наблюдать, как из кузова Урала в снежную грязь стали выпрыгивать десантники в тельняшках, бронежилетах и касках. "Тридцать два" - насчитал Киса. У нескольких подствольные гранатометы.
- Комендантский взвод пригнали, из Котбуса,- сказал Барсук.
- Вижу.
- Напрасно старушка ждет сына домой, - угрюмо пошутил Барсук.
Киса не слушал, вглядывался, стараясь по жестам понять, о чем говорят между собой офицеры. Особист стоял, заложив большие пальцы за портупею, топорщил усы. Зампотех вращал глазами, о чем-то размахивал руками. Мамочка махнул на них обоих рукой и отошел в сторону. Зампотех и особист направились в сторону десантников.
- Да что же они делают! - сказал Киса и пошел им наперерез.
- Стой, ты куда? - схватил его за рукав Барсук.
- Я сейчас, подожди... Товарищ майор, товарищ майор! Разрешите обратиться?
- Кто это? - бросил особист в сторону, на ходу.
- Кисаев, отстань! Сейчас не до тебя.
Киса выскочил наперерез, встал перед ними.
- Товарищ майор, дайте я с ним еще раз поговорю! Он выйдет, слово даю. Я поговорю, он выйдет.
- Отставить, Кисаев! А ну, в сторону! - крикнул зампотех, удивленно смерив Кису взглядом.
- Товарищ майор, что же вы делаете, товарищ майор?! Так ведь нельзя.
- Это еще что такое!? - выпучил глаза зампотех.
- Приведите своего солдата в чувство! - шикнул особист.
- Да ты что, солдат, на гауптвахту захотел?! А?! Ты что, солдат?! Я тебя приведу в чувство! - заорал зампотех и, схватив Кису за ворот шинели, стал трясти его из стороны в сторону, как щенка, - Я тебя приведу в чувство! А ну, пошел на место!
- Руки, товарищ майор!
- Что?!
- Руки убери на хуй! Я сказал!
- Ах, ты...
Киса крутанулся влево, вырвался, потом, как учили, бросил вес на правую ногу и левым боковым ударил. Ударил в ухо, не в подбородок - пожалел. Зампотех упал.
- Твою мать! - вырвалось у Барсука.
Киса развернулся и, сбивая дыхание, кинулся к караулке. В висках застучало.
- Сань! Саня, не стреляй!
Поскользнулся, упал, содрал ладони, поднялся.
- Не стреляй, Саня!
Киса бежал, не отрывая глаз от черных окон караулки, которые таращились прямо на него. "Врешь!" - пронеслось у него в голове, - "Врешь, старая! Не будет по-твоему! Сегодня не будет! Хватит тебе! Не будет по-твоему, не будет! Только бы не в живот, только бы не в живот!" Десять шагов. Пять. Два. Он ворвался внутрь. Выдохнул. Молодой сидел на корточках, обхватив коротко стриженую голову руками. Автомат лежал на полу. Киса подошел, сел рядом.
- Курить осталось? - спросил он.
Молодой протянул пачку.
- Ну что, покурим и пойдем? - спросил Киса.
Молодой кивнул.
- Ладно, ты не дрефь, Мамочка мужик хороший, может заступиться. Может, губой обойдется. Вместе и сядем. - сказал Киса, пустил вверх струйку дыма и ему было от чего-то очень хорошо.
Оценка: 1.5652 Историю рассказал(а) тов. Kaptenarmus : 01-01-2005 17:20:41
Обсудить (3)
, 12-01-2006 19:05:13, Joshua
[C транслита] повезло патсану....мог погибнутъ ни за что... ...
Версия для печати

Армия

У меня есть знакомый, который всю службу посвятил войскам РТВ Войск ПВО Страны. Кто не знает, что это такое, хотел бы пояснить, что в ротном звене - это далеко не мед в шоколаде... неустроенность, автономность существования (если не сказать - выживания) со всеми вытекающими...
Рассказываю с его слов.
Когда армию в очередной раз захлестнула показушная волна близости к людям и заботой о них, в вышестоящих инстанциях было принято решение проверить на этот предмет все радиотехнические роты объединения, в т.ч. и мою. По закону подлости, за неделю до приезда комиссии солдат, назначенный в наряд по кочегарке (кочегарка - наверно сильно сказано - котел, от которого обогревалась казарма) разморозил систему отопления. Командир батальона, после моего доклада об этом сказал, что наверх докладывать не будем, восстановим собственными силами. По временной схеме установили в казарме несколько буржуек и кинулись искать материалы для ремонта. А времена тогда наступили жуткие - водки в продаже завались (Горбачевский маятник борьбы с алкоголизмом давно качнулся в обратную сторону) - никто не хотел спирта - основной движущей силы, все хотели денег, и наши предложения обменять трубы на предлагаемый эквивалент не встречали, как ранее, энтузазизьма и повышенного производственного рвения трудящихся масс...
На сколько можно - все прибрали, покрасили, натерли, поменяли... ну в общем, что могли - сделали... По настоянию старшины буржуйки заменили на электрообогреватели, снятые со станций и принесенные из дома офицерами и прапорщиками. Замполит батальона, приехавший утром, приказал и их убрать... Возражения не принимались...

- Не тушуйся, Федорыч... убить - не убьют... может и обойдется, - задумчиво говорил мне старшина роты...
- Не убьют, так потом замордуют...
- Да ладно, бог не выдаст - комиссия не съест..., иди, командир, встречай...

Приехавшая комиссия милостиво изволила посетить командный пункт, где посмотрела работу сокращенного и полного боевого расчета, столовую, где изволила в полном составе «снять» пробу, неотказалась и от... и вот.... вот я веду ее в казарму - настроение и предчувствие - ну сам понимаешь....
Заходим... у тумбочки стоит дневальный в ХБ, хотя, когда я уходил встречать приехавших он был в шинели, старшина - в рубашке - представляется... что за хрень...в казарме не более 10-12 в плюсах по Цельсию, а тут...крыша едет, что-ли... Приехавшие в течении минут 10 обошли спальное помещение, бытовку, оружейную и ленкомнату и т.д., мельком проверили документацию... Один из проверяющих, мельком взглянув на термометр, прошел дальше и начал читать боевые листки...Без замечаний конечно не обошлось... но разве это недостатки... УЕХАЛИ!!! НЕ ЗАМЕТИЛИ!!!!
...Как говориться - нет на свете ничего прекраснее - чем выхлоп машины, увозящей проверяющих... Возвращаюсь в роту - дневальный в шинели... захожу в канцелярию...
- Командир! Наливай скорее, замерз, сил нет... - такими словами встретил меня старшина, кутаясь в бушлат...
- Что это было???
- Что-что... Наливай... пока вы ходили - я у термометра отбил головку, покрасил красной пастой от шариковой ручки кусок лески и вставил его в трубку термомометра...
- А если бы засекли?
- Да никто не засек бы... Ты их обедом кормил - кормил... Наливал? - Наливал.., По морозу вел? - Вел.. С мороза, после обеда, да еще и с водкой - кто заметит.... Наливай скорее... Замерз... А если бы засекли - я бы термометр начал снимать.. и уронил бы «нечаянно»...Наливай!!!
Оценка: 1.5098 Историю рассказал(а) тов. Батя : 01-01-2005 17:23:12
Обсудить (0)
Версия для печати

Армия

Ветеран
Кот

Война сама по себе явление отвратительное, и ничего поучительного или героического в ней нет. Растерянные люди, потерявшие веру во все, что существовало в их жизни. Убитые и раненые, которые могли бы нормально жить до самой старости, сумасшедшие, добавляющие гнетущей неразберихи. Уроды всех мастей, активизирующиеся в неспокойное время, мародеры, садисты, преступники. Журналисты, которые днем дерутся за право первыми снять растерзанный труп пятилетнего ребенка, а ночью за «редакционные» напиваются в опустевших отелях до скотского состояния. Комиссии всех рангов и всех ведомств - вестники глобализации, одетые в бронежилеты и каски, всегда наготове, но за 200 км. от ближайшей опасности. Вообщем ничего такого, что могло бы заинтересовать нормального человека.
Еще личное восприятие войны очень зависит от ландшафта. Если вокруг каменистая пустыня, выжженная солнцем на тысячи километров вокруг, люди, живущие по принципу - «убить или быть убитым», нищета и каменный век, война, как это не цинично звучит, выглядит «органичней». Органичней, чем воронки на современной автобусной станции, чем расплавившиеся от трассирующих пуль металлопластиковые фасады бизнес центров, чем развороченные телефонные автоматы с рекламой кредитных карт. Ужасно выглядят запыленные, уставшие беженцы - мужчины и женщины в современной европейской одежде. Больше всего жаль детей, обычных европейских детей, которые еще вчера не знали никаких забот, играли на видео-приставках, смотрели рекламу шоколада и конструкторов, по тем же каналам, что смотрят наши дети. А сегодня они вздрагивают от громких хлопков, больше всего на свете боятся потерять индивидуальный перевязочный пакет и родителей. А еще они с укором смотрят на нас - вот же эти солдатики, в которых они еще вчера играли, они ничем им не могут помочь, только проверяют документы их родителей и на большой карте указывают подконтрольные ООН автомобильные дороги. Вот от всего этого на войне устаешь, и начинаешь искать во всем красоту.
В тот погожий весенний денек я уже минут десять разглядывал вид, открывающийся из окна машины. Холмы, речка, разрезающая поле серебристой лентой, игрушечный лес вдали. Типичная пасторальная картинка, аккуратные домики, выстроившиеся в две шеренги вдоль хорошо заасфальтированной дороги. В таком месте хотелось бы жить, растить детей, заниматься любимым делом, приглашать в гости друзей. Я старался не смотреть на сгоревшую остановку транспорта и на рекламный щит, изрешеченный всевозможными калибрами. Но как бы я не корректировал картинку, в поле зрения все равно попадал этот дом. Он был, вероятно, самым дорогим и большим в этом поселке, добротный забор из красного кирпича, красивые кованые ворота, затейливая ковка на балконных перилах. Все это было основательно сгоревшим, черные проемы окон, пепелища построек во дворе, крыша, обвалившаяся внутрь второго этажа. Интересно, думал я, хозяин сам сжег свой дом, уходя из поселка, или он жертва этнических чисток, или это попадание фугаса? В любом случае все это было очень печально.
От раздумий меня отвлек шум и детские крики. Я вылез из машины и тут же увидел человек 10 ребятишек и Марко. Марко был в ярости - правой рукой он тряс за плечо мальчишку лет восьми, а в левой сжимал какой-то темный комок. Я направился к ним, достаточно хорошо зная Марко, я был уверен, что ситуация неординарная. Несмотря на адриатический темперамент, Марко был скуп на эмоции, особенно на службе.
- «Зачем, зачем ты убил его? Просто скажи мне, ведь он ни в чем не виноват, смотри, какой он был хороший, пушистый, маленький, неужели тебе не жалко?», Марко с трудом подбирал слова, такого сложного для него языка. Лицо его было белое, как маска, губы тряслись, таким я его еще никогда не видел. Лицо мальчика ничего не выражало, он молчал, из его глаз катились слезы, оставляя темные следы на футболке с динозаврами. Марко отпустил мальчишку, сел на корточки и положил комок на землю. Это был мертвый котенок, полосатый с обычной острой мордочкой, и с веревочной петлей на шее.
- «В чем дело?», спросил я детей - «Вы что, замучили кота? Кто же вы после этого?»
Из гурьбы детей вышла девочка лет одиннадцати и скороговоркой выпалила:
- «Йован не виноват, кот вчера убил его папу. А две недели назад кот убил моего дядю, у нас у всех дома есть коты и собаки, мы их любим. Йован больше не будет, пожалуйста, не наказывайте его».
Я был озадачен, Марко ждал от меня перевода, в это время к нам подошел местный староста, который вчера звонил на станцию и вызывал патруль. Мы с Марко прошли в его дом, и он быстро ввел нас в курс дела. Около десяти лет назад к ним в поселок приехал семейный человек, он сразу нашел старосту и взял разрешение на строительство дома. Несмотря на то, что человек исповедовал не ту религию, что остальные жители поселка, к нему относились хорошо. Он был отличным мастером, чинил любые электроприборы, а его жена выращивала восхитительные овощи. Летними вечерами во дворе она тушила их и добавляла специи, секрет которых до конца известен лишь поварам Востока. Иногда на лавочках перед его домом местные старики собирались выпить, он не пил, но всегда добродушно садился рядом и попыхивал душистым табаком. Его дочь играла на маленькой круглой гитаре и очень хорошо училась, все дети ее любили и никогда не давали ей понять, что она тут новенькая. Вообщем поселок приобрел еще одного отличного гражданина, который своевременно вносил деньги на всякие местные улучшения. Дети за глаза называли его «Кот», уж очень он был черноволос, а его торчащие в разные стороны усы и янтарные глаза, делали сходство еще сильнее.
Кот и его семья пострадали от начавшейся войны первыми в поселке. Никто точно не знал, как все произошло, через их поселок шли озлобленные отступающие войска. В тот вечер пьяный командир дал оплеуху старосте, за то, что тот отказался «помочь защитникам отечества материально». Поселок всегда жил небогато, а в то время особенно.
- «Всех бы вас расстрелять, сволочи!», надрывался пьяный командир,
- «Ухватились женам за юбки, твари трусливые, завтра босняки придут и отдерут вас тут, как шлюх, вспомните меня!»
Еще через час, подзаправившись спиртным, он вышел голый по пояс и с автоматом в руках на центральную улицу.
- «Еще эту суку тут пригрели, кто он вам? Почему вы его не повесили? Может, вы ему тут поле пашете, как рабы? Почему у него самый большой дом? Вам не стыдно? Ну, ничего, сейчас я вам помогу...»
Староста дважды пытался в ту ночь препятствовать разбою, но только получил ботинком в лицо от «защитников отечества». Утром, когда отряд ушел из поселка, большой красный кирпичный дом горел.
- «Они изнасиловали его жену и дочь, потом избили их. Его они побрили и заставили пить водку и есть окорок, потом жгли его паяльником», староста сжимал морщинистые руки в кулаки, видно было, что даже сейчас ему больно вспоминать об этом. - «И все такие молодые, не старше тридцати, и все на вид такие образованные из университетов, не то, что мы тут, крестьяне. Вообщем он утром пришел в себя, у него было спрятано где-то ружье, он застрелил свою дочь и жену, поджег дом и ушел».
- «И что же?», спросил я - «Он начал убивать своих односельчан? Где он живет, почему дети думаю, что это он?»
- «Живет он в лесу, там есть еще один поселок, ну вы знаете, он полностью разрушен бомбардировками, похоже, зимой он жил где-то там в подвале. Убил он уже троих, я писал заявление на станцию. Все убитые наши односельчане, все в момент смерти были одеты в форму. Стреляет издалека, даже не всегда выстрел слышно. Вообщем я своему сыну запретил надевать форму дома. Вот когда отъедет на машине километров десять, пусть и переодевается, я вообще форму еще с армии ненавижу, но молодежь сейчас без этого не может, понимаете?»
Я перевел Марко, то, что он не понял, мы связались со станцией и вкратце описали ситуацию дежурному. Через пятнадцать минут мы получили добро от комиссара остаться в поселке. В то же время, нам категорически запрещалось самостоятельно разыскивать «снайпера» и вменялось в обязанности выгонять всех журналистов, которые бессовестно прослушивали эфир и вполне могли примчаться в поисках «жареных» кадров.
После короткого брифинга, мы позвали старосту, и я попросил принести форму его сына. Минут через пять староста вернулся, неся в охапке зеленую форму, за ним в комнату просочился крупный, домашнего вида, парень. Он бурчал по английски, поглядывая на нас с Марко
- «Ну вот, отец, они замажут мне форму или порвут, а мне ни за что не выдадут новой до следующего года»
- «Не грусти, как тебя зовут? Присаживайся», придвинул я стул. - «Если с формой что случится, я привезу тебе со станции новую, и не такую дрянь, как эта, а офицерскую».
- «И Бундесверовские ботинки», с надеждой спросил парень.
- «Ботинки твои я брать, не намерен», со смехом сообщил я ему. - «Сегодня вечером мне нужна твоя помощь. Если ты согласен, то на следующей неделе мы с Марко привезем тебе пару ботинок, вашу офицерскую форму, поясной ремень с «элисовскими» пряжками и подсумки к нему, а чтобы твой папа не волновался, мы добавим еще легкий бронежилет, одним словом - ты будешь просто Терминатор», Марко, услышав знакомое слово, заулыбался. По лицу парня было видно, что он готов на подвиг, уж очень крепкая мотивация. Через пару часов, когда начало уже темнеть, весь план был проработан в деталях, мы поужинали, вымылись и легли спать в «приемной» у старосты.
Рано утром староста, переодетый в мою форму, сел за руль нашей машины и, посигналив, отбыл из поселка. Чуть позже сын старосты с товарищем выехали на поле, граничащее с лесом, на мини-тракторе и сгрузили с прицепа мешки. Два мешка, в одном мешке был аккуратно упакованный Марко, с биноклем и моей СВД (Снайперская Винтовка Драгунова), второй мешок с картошкой уложили поперек, Марко лежал как король, с упором в картошку, укрытый с головой мешковиной. Немного повозившись для вида, ребята с гиканьем унеслись на мини-тракторе назад к домам.
План наш был достаточно простой с тактической точки зрения. Дети, шаставшие в лесу, всегда находили длинные винтовочные гильзы у первых к полю деревьев, там же они любили лежать на подстилках из веток и листвы, значит с позицией Кота мы определились. От Марко до леса было около 200 метров, в бинокль он видел каждый листочек на дереве. От моего «балагана» до позиции было порядка 400 метров, тоже недалеко, мне было из-за чего волноваться. Балаганчик я устроил что надо, на небольшом пригорке прямо посреди поля стоял капитально построенный домик для сельхозинвентаря общей площадью, метров двадцать, обычный кирпичный коробок с крышей из шифера и широким окном (видимо экономили на кирпиче). Этот домик как будто был создан для нас.
Когда стрелки часов показали 12-00, я услышал из радиостанции условное шипение на нашем с Марко канале. Я в ответ тоже нажал на тангенту и, слегка покачиваясь, вышел из домика. Вытащил таз, ведро, вылил в таз воду, начал плескаться, расстегнул зеленый китель, спустил портупею и беспечно умывался, руки мои дрожали, ноги готовы были по первому требованию бросить тело за стену домика, весь слух напряженно ловил сигнал от Марко, но станция молчала. Я вылил воду из таза, не спеша, вытерся полотенцем, унес ведро и таз назад в домик, прижал тангенту и спросил:
- «Ну?»
- «Его нет», прошептал Марко - «В мешке много гнилой картошки, воняет», пожаловался он.
- «Ладно, приступаю к плану «B»», сообщил я и вынес из домика ящик.
Поставил на него жестяные банки, отошел на 10 метров, достал из кобуры пистолет и начал беспорядочно «по-ковбойски» не целясь их расстреливать, грохот, вероятно, стоял еще тот, но я ничего не слышал, лишь ждал сигнала от Марко. Когда я, пошатываясь, пошел ставить, слетевшие банки, станция ожила. Марко, судорожно отжимая тангенту, зашептал
- «Давай, давай, в дом».
Я нарочито медленно пошел к домику, сердце стучало как конголезский барабан, я изо всех сил давал команду телу - не бежать. Зайдя в домик, я взглянул на часы 12-45, подполз к оконному проему и выдвинул в проем чучело в зеленом кителе и тыкво-головой. Через 10 секунд повернул чучело в профиль, махнул рукавом кителя.
- «Смотрит прямо на тебя», предупредил Марко.
- «Можешь снять?», спросил я.
- «Нет, вижу только ствол и оптику, он ко мне еще под таким углом хорошим, попробуй его высунуть», голос Марко был сух, чувствовалось - он готов.
- «Попробую», пообещал я и приложил к тыкве свою руку с биноклем, второй рукой начал медленно поворачивать чучело вокруг оси. Все произошло одновременно, тыква взорвалась прямо у меня перед носом, бинокль выпал из моей отдернувшейся руки, я услышал тихий хлопок и более громкий с позиции Марко, станция голосом Марко поинтересовалась
- «Жив?»
- «Да», я вытирал с лица тыквенное пюре. - «Ты взял его?»
- «Да, но не в голову, угол плохой, он там катается в листве, побежали»

Я выскочил из домика и галопом побежал к позиции Марко, его там уже не было, он заходил на 9 часов к лесу, я, пригибаясь, побежал на 3 часа. Кувыркаясь между коряг, я услышал еще один выстрел, на этот раз пистолетный.
- «Все чисто, я тут», негромко позвал меня Марко.
Я, удерживая на прицеле полянку, пробрался сквозь кусты. Привалившись к стволу, стоял Марко, СВД была закинута за спину, в правой руке он держал пистолет, а в левой «трофейный» манлихер. Кот был без сознания, но жив, кровь толчками выходила из дырки в плече и вытекала темной лужицей из отверстия в животе. Кот был ужасно грязен и оборван, лицо его заросло и обветрилось, ногти на руках были сорваны, я задрал его свитер - вся грудь была в страшных ожогах. Присев рядом с ним на корточки, я похлопал его по щекам, он открыл глаза, они и вправду были неестественно янтарными, лицо его исказила гримаса отвращения, когда он увидел форму, одетую на мне. Я снял китель и остался в одной футболке, достал сигарету из пачки и предложил ему, он с ненавистью посмотрел на меня и отвернулся.
- «Я не серб, я русский, КейФор, весь этот маскарад, чтоб взять тебя. Кури»
Кот недоверчиво посмотрел на меня, потом перевел взгляд на Марко, и потянул руку за сигаретой. Я подкурил сигарету и передал ему. Он глубоко затянулся, закашлялся и вдруг, на хорошем английском заговорил.
- «Убей меня рус, тебе ведь не жалко? Или пусть снайпер меня добьет»
- «Нет, мы отвезем тебя в госпиталь, тебя вылечат», Марко сел на корточки рядом со мной, но пистолет в кобуру не спрятал.
- «Послушай, камрад, ты ведь испанец?», Кот аккуратно потушил окурок и положил рядом с собой.
- «Да», Марко достал из своей пачки сигарету, также подкурил ее, и, затянувшись, передал Коту.
- «Если вы мужчины, вы убьете меня», взгляд Кота метался с моего лица на лицо Марко.
- «Мы слышали твою историю, не нам тебя судить, но мы отвезем тебя в госпиталь», я уже хотел вызвать станцию, но Марко покачал головой.
- «Послушайте, я отставник, такой же офицер, как вы, я уже прожил свою жизнь, убейте меня. Я ведь на самом деле уже умер, еще тогда когда сжег свой дом», из его янтарных глаз текли крупные слезы, они находили себе путь сквозь иссиня черную бороду и падали в листву.
Мы с Марко отошли на несколько шагов от Кота, Марко молча вытащил обойму из своей Береты и посмотрел на меня, я, представил себе брызжущего слюной комиссара, детей с мертвым котенком, маленькую девочку с круглой гитарой, которую я никогда не видел, и кивнул. Марко передал Берету мне, снял с плеча СВД и, присев на корочки, прицелился в Кота. Я, стараясь не попадать в сектор между Марко и Котом, подошел к нему, все его тело уже била крупная дрожь.
- «Я знаю насколько для тебя важно умереть в бою, но мы пришли сюда не для того, чтоб убивать. Сейчас я дам тебе этот пистолет, там патрон в патроннике, ты можешь взять его, а можешь отказаться, и мы отвезем тебя в госпиталь»
- «Спасибо, пусть Аллах хранит вас и ваши семьи», он неожиданно крепкой рукой принял Берету и что-то вложил мне в ладонь.
Я отвернулся, несколько секунд я слышал бормотанье, а потом птицы вспорхнули с деревьев, гильза кувыркнулась в ветки, я автоматически нагнулся и поднял ее. Марко встал, передал мне винтовку, поднял с земли свой пистолет, вставил обойму и спрятал его в кобуру.

Я разжал ладонь, в ней лежал маленький глиняный кот.

На станции нас уже поджидала французская журналистка, тело ей сфотографировать не дали, в поселке с ней никто разговаривать не стал, поэтому на нас с Марко она бросилась как на последний шанс.
- «Это была дуэль снайперов? Я видела тыкву, Марко расскажи мне», Мари улыбалась самой обольстительной улыбкой.
Марко задумчиво смотрел на красное закатное солнце. Я, отвернувшись от Мари, разглядывал глиняного кота, он был очень смешной, шероховатый и старательно сделанный.
- «Что там у тебя?», Мари переключилась на меня.
- «Пропуск, Мари».
- «Пропуск?»
- «Да, пропуск на приватную вечеринку, которая называется «Удовлетвори Голубя Мира», в программе «амор де труа» (секс втроем франц.), выпивка и плотный ужин», я глянул на Марко, тот улыбнулся краем рта.
- «Какие же вы придурки», Мари спрятала диктофон в карман разгрузки, развернулась на месте и, виляя задом, ушла, - «Придурки!», крикнула она издалека.
- «У меня есть бутылка хорошего вина, мне из дому прислали», Марко взял у меня глиняного кота и в лучах закатного солнца, тот блеснул кроваво-красным.
- «Давай лучше водки, камрад?»
- «Давай».

На столике, рядом с кожаным планшетом стоял маленький смешной глиняный кот. Он, прищурившись, смотрел на нас, а мы на заходящее красное Югославское солнце.
Оценка: 1.4800 Историю рассказал(а) тов. Demigod (Колос) : 01-01-2005 17:22:08
Обсудить (6)
04-03-2015 01:32:46, Ленивый Пилот
Я 10 лет уже регулярно вспоминаю 1-й абзац этого рассказ...
Версия для печати

Армия

По традиции, мы начинаем публикацию историй, набравших в 2004 году максимальный балл.

Сегодня - лучшие истории из раздела "Армия".
Оценка: 0.9615 Историю рассказал(а) тов. Модератор : 01-01-2005 17:25:18
Обсудить (1)
06-01-2005 14:08:50, alexl
Сорри, забыл про традицию. А то читаю выпуск и думаю не слиш...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
Архив выпусков
Предыдущий месяцЯнварь 2005Следующий месяц
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Предыдущий выпуск Выпуск N991Следующий выпуск

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
Международная высшая школа дизайна в Москве обучает с нуля.
сруб 3х4