Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Флот

Хвостатый кооператив

Случилось эта история в Кронштадте, в уже далекие 80-е. В те времена, (как, впрочем, и всегда) основным врагом моряков на борту корабля, кроме проверяющих из штаба, и старпома, были... крысы. Да, обыкновенные крысы, которые не только первыми бегут с тонущего судна, но и доставляют морякам немало хлопот в повседневной жизни.
Надо сказать, что синантропы сопровождают мореплавателей с незапамятных времен. Еще у Ф. Магеллана они сожрали большую часть провизии. Поэтому соратникам первого плавателя «вокруг шарика» пришлось даже этими крысами питаться несколько последних недель похода по Тихому океану.
И сейчас же хвостатые твари поедают судовые припасы, даже портят проводку, если изоляция электрокабелей приходиться им по вкусу... В общем, крысы - напасть моряков.
На корабельных грызунов почти не действуют яды, химикаты, ловушки. А ленивые корабельные коты предпочитают объедать команду, чем охотиться в тесном переплете кабелей и трубопроводов, и дальше чем пять метров от камбузов не отходят.
Таким образом, самым эффективным средством борьбы с грызунами оказался матрос со шваброй. Чтобы стимулировать личный состав на эту борьбу, командование учебных кораблей решило поощрять удачливых крысоловов отпуском с выездом на родину. Что для советского матроса, служащего три года, значил такой отпуск - говорить не надо. Установили даже норму отлова крыс - тридцать штук. В качестве доказательства успешной охоты необходимо было предъявить специальной комиссии необходимое количество хвостов убитых грызунов. Поначалу дело не ладилось. Имели место даже попытки мошенничества. Кое-кто из несознательных мореманов пытался выдать за хвост синантропа аккуратно срезанный хвостик красной свеклы. Таких с позором разоблачали. Потом словно прорвало! Уже десяток матросов и старшин части посетили родные края с отпускными билетами, в которых имелась запись: «За успешное выполнение задания командования».
Деревенские девки, наверно, млели, слушая басни моряков об их подвигах при выполнение «секретных» боевых задач. Командование части УК увеличило «нормы выработки» сначала до пятидесяти, а потом даже до ста хвостов. Но «стахановцев-крысоловов» это не остановило. И высокая норма была ими взята.
Раскрыть глаза на ситуацию офицерам позволило письмо не очень одаренной мамаши к командиру части. Женщина, как потом выяснилось - продавец овощного ларька, обвиняла командование в том, что те допустили неконтролируемый рост цены на крысиные хвосты до трех рублей за штуку (деньги в советское время!). И она вынуждена по просьбе сына отправлять ему еще один перевод. А еще она заверяла командиров, что за возможность увидеть кровинушку они, вместе с мужем и личным суперкотом Васькой, готовы передушить всех крыс на Балтийском флоте.
Вызванный «на ковер» матрос раскололся быстро. Оказалось, на одном из соседних океанографических судов предприимчивый боцман завел «бизнес». Пользуясь тем, что в его заведовании на юте судна стояли десятки пустых бочек, он устроил в них своеобразную «крысиную ферму». Благо корма для грызунов на судне было в изобилии, да и размножаются крысы быстро, ну а хвосты сбывал жаждущим матросам по сходной цене.
На следующий же день крысы из бочек полетели за борт. «Предприимчивый» боцман - на берег.
Оценка: 1.3617 Историю рассказал(а) тов. Николай Комаров : 14-03-2014 19:52:49
Обсудить (6)
10-06-2014 10:05:33, Сильвер
ЕМНИП, повтор. Просто в предыдущей версии про торговлю хвос...
Версия для печати

Лыжник

Кто не знал в Калининграде огромное шестиэтажное здание военного общежития? Широкая парадная лестница помнила еще кованные сапоги нацистских бонз. А в пору развитого социализма здесь квартировали советские офицеры - преподаватели и комсостав военно-морского училища. На первых двух этажах семейные, а выше - одинокие. Так вот, на 6-м этаже в одной из комнат два молодых лейтенанта устроили пьянку. И был повод очень серьезный - одному из них посчастливилось достать в местном спортивном магазине настоящее снаряжение для слалома. Пластиковые лыжи, титановые палки, шлем, ботинки, перчатки. Это ли не повод обмыть покупку! Чем лейтенанты и занимались в этот теплый летний вечер. После третьего стакана возникла необходимость проверить снаряжение на практике, и один из молодых людей решил прокатиться с 6-го этажа. Благо, широкая парадная лестница это позволяла. Сказано - сделано. Надев шлем, лыжи, взяв в руки кривые палки, спортсмен со свистом полетел вниз. На свою беду, в этот момент к своей квартире на втором этаже подходил пожилой полковник-преподаватель. Наш спортсмен сбил его и вместе они покатились до первого этажа. Парню хоть бы что, а полковнику не повезло - сломал ногу.
Хмель в мгновение вылетел из лейтенантских голов, они вызвали скорую, и та увезла пострадавшего в госпиталь. На следующее утро перепуганный лейтенант с авоськой апельсинов уже был в приемной госпиталя, в готовности еще раз извинится перед старшим офицером. Молодая медсестра приветливо встретила симпатичного лейтенанта и объявила, что того дедушки, что с переломанной ногой, в госпитале уже нет: «Увезли болезного в «дурку» - тронулся точно - представляете, он всех уверяет, будто у дверей квартиры его сбил лыжник, это в июле месяце, в собственной парадной».
Оценка: 1.0548 Историю рассказал(а) тов. Николай Комаров : 14-03-2014 19:49:49
Обсудить (2)
20-03-2014 09:16:34, Dimon
Елки-1?!...
Версия для печати

Молись и кайся!


- Мам, я побежала! Стёпка проснется - покорми. Там каша на плите...
- Да уж разберусь! - с неудовольствием проворчала Маргарита Ивановна, - Чего тебя несет-то туда? - снова начала она недавно прерванную воспитательную беседу, призванную повлиять на непутевую, по ее мнению дочь, - Не барин, мог бы и сам домой добраться! Где гордость то твоя?!
- Мам, ну как ты не понимаешь?! Они уже почти месяц в море. Учения... И вообще, почему я мужа встретить не могу?!
- К тебе мать приехала! Добиралась через полстраны к черту на кулички, в эту тундру, где и солнца-то нету!.. Ведь, могла же распределиться хорошо, - вновь завела она, - Замуж выйти не за этого голодранца, а за Артура. Он ведь так за тобой ухаживал! И папа у него в исполкоме, и квартира в центре...
- Ну, мама! Хватит! - Светлана твердо прервала приготовившуюся к долгому сетованию мать,- Все уже было давно сказано и решено! Живем, Степка растет, Сережа скоро старлея получит... И не называй Сережу голодранцем! Он мой муж и я его люблю!
- Любит она!.. - проворчала Маргарита Ивановна вслед хлопнувшей двери. Выбором дочери она была очень недовольна. Окончить институт с красным дипломом, плюнуть на радужные перспективы, никого не слушая, выскочить замуж за новоиспеченного лейтенанта и сорваться за ним аж за Полярный круг! Декабристка!.. Ладно бы лейтенант был перспективный, с папой-адмиралом в Москве и большой квартирой на Кутузовском. А этот, как есть, голодранец. Детдомовский.
Маргарита Ивановна так была тогда оскорблена поступком Светланы, что прекратила всякое общение, и стойко выдерживала характер, несмотря на дочкины письма и поздравления с праздниками, но рождение внука смягчило-таки её суровое сердце.
Светлана с сыном, которого, к неудовольствию Маргариты Ивановны, в честь прадеда, та назвала Степаном, а не как ей, бабушке, мечталось, Альбертом, приехала летом погреться на южном солнышке и поесть фруктов. Попытки Маргариты Ивановны образумить дочь, ни к чему не привели. Светлана кротко смотрела на мать, улыбалась чему-то своему, далекому, и явно не собиралась хоть как-то прислушаться к ее доводам и сетованиям. Маргарита Ивановна махнула рукой, и решила, что время все расставит на свои места. Поживет, помыкается по гарнизонам, бросит своего голодранца и вернется с сыном под материнский кров... Уж здесь то, в собственном доме с садом, всяко лучше.
Внука она любила. Жалела, правда, что тот был копией отца - хоть бы что от матери взял! Но, утешала себя тем, что мальчишке всего неполных два года, и он еще перерастет - может и проявятся материнские черты. Но характер, даром что маленький, а в отца. Такой же серьезный, даже в младенческом возрасте .

Степка был молчаливый. В отличие от других карапузов, чуть что, заливавшихся криком и рёвом, внук проявлял завидное самообладание, только изредка тихонько хныкал, если проголодается . Остальное время помалкивал и улыбался, внимательно созерцая окружающий мир. Сейчас, по прошествии года, Стёпка уже начал говорить, и к радости бабушки, даже изрек слово "баба", показав на фотокарточку Маргариты Ивановны, а затем на неё саму.
А еще Стёпка любил смотреть мультики. Светлана, уходя, сказала матери, чтобы та, покормив внука, поставила ему что-нибудь посмотреть, но Маргарита Ивановна безапелляционно заявила, что мультики детям только вредят, и что русские народные сказки - лучшая альтернатива всем этим заокеанским видео.
На самом же деле, всё обстояло несколько иначе. Поглядывая на часы, Маргарита Ивановна с нетерпением ожидала очередной серии «Просто Марии», готовясь сопереживать несчастной судьбе скромной латиноамериканской девушки. Поэтому, просмотр мультиков Стёпке ближайшие два часа никак не улыбался. Но Стёпка пока еще сладко спал в самодельной, сделанной золотыми руками соседа, отставного мичмана Панкратова, деревянной кроватке.
- Вот ведь, дикий край! И кроватки-то в магазине не найти! - недовольно подумала она.
Чем Маргарите Ивановне не понравилась воздушная и вместе с тем прочная, матово светящаяся белыми точёными стойками, сделанная из выдержанной, без единого сучка, березы, кроватка- было непонятно. Видимо, раздражение на зятя проецировалось на все предметы, к коим тот хоть каким-то образом был причастен.
В открытую форточку донесся малиновый перезвон колоколов. Недавно отреставрированная и открытая к Пасхе, церковь находилась неподалеку, за рядом облупившихся панельных пятиэтажек.
- Вот ведь! Раззвонились! - недовольно подумала Маргарита Ивановна, закрывая форточку, дабы колокольный звон не разбудил внука. Бывшая учительница скептически относилась к религии, полагая, что она - опиум для народа, и на этой почве когда-то страшно разругалась со свекровью, тайком покрестившей, тогда еще малолетнюю, Светку.
Степка заворочался, проснулся и встал в кроватке, прислушиваясь к льющемуся за окном колокольному звону.
- А вот и наш Стёпушка проснулся! - медоточивым голосом пропела Маргарита Ивановна,- Сейчас мы кашку покушаем, а потом сказку послушаем. А потом будем с тобой кино смотреть. Да? Ох, ты, мой сладкий! Увезли тебя от бабушки на край земли! И солнца-то тут нету, и фруктов нету,- причитала она, вынимая внука из кроватки. Стёпка высвободился из рук бабки, деловито протопал к окну, ухватился за батарею и задрал голову, внимательно ловя звуки продолжавшегося колокольного перезвона.
- Разбудили моего маленького! - продолжала ворковать Маргарита Ивановна, вынимая из шкафа миску и готовясь кормить внука.
- Молись и кайся! - раздалось вдруг от окна. Маргарита Ивановна медленно повернулась, надеясь, что это ей просто послышалось. Стёпка серьезно смотрел на нее снизу вверх. За окном продолжали звенеть колокола.
- Баба! Молись и кайся! - настойчиво повторил Стёпка, глядя на Маргариту Ивановну и показывая ручонкой на шкафчик над телевизором.
Маргарита Ивановна медленно перевела взгляд с внука на шкафчик. Над шкафчиком ее ошарашенному взору предстала репродукция Сикстинской Мадонны. Прекрасные глаза строго и печально смотрели, казалось, в самую душу бывшей учительницы истории и естествознания. Миска выпала из рук и покатилась под стол. Маргарита Ивановна почувствовала слабость в ногах и опустилась на пол.
- Молись и кайся! - подобрался к бабке на четвереньках Стёпка, продолжая показывать ручонкой на лик Богоматери.
- Господи! - выдохнула Маргарита Ивановна, - Стёпушка!.. Да как же это!.. Это же...
- Молись и кайся! - требовательно повторил Стёпка, глядя на творение бессмертного Рафаэля.
- Пресвятая Богородица! - неумело крестясь и путаясь в словах, заговорила Маргарита Ивановна...
Под нескончаемые Стёпкины «Молись и кайся!» Маргарита Ивановна истово, со слезами на глазах, глядя на Сикстинскую Мадонну, раскаивалась в том, что в ее жизни было неправильным и неправедным. Тут было всё. И скандал со свекровью, покрестившей Светку, и постоянное пиление покойного мужа, и случавшиеся адюльтеры, и какие-то давно забытые подруги, интриги на работе, заваливание на экзаменах, злословие в адрес Светкиного скоропалительного замужества, неприятие зятя и прочая, прочая, прочая... Как только поток слез и раскаяний иссякал, тут же над ухом раздавалось настойчивое Стёпкино «Молись и кайся!», и Маргарита Ивановна, плача и чувствуя облегчение от искреннего раскаяния, вспоминала новые и новые грехи, коих, оказывается, за многие годы накопилось преизрядно...
Колокольный звон за окном утих. Маргарита Ивановна, чувствуя необъяснимую благодать в душе, прижала к сердцу Стёпку.
- Золотой ты мой! - промакивая слезы рукавом кофты, растроганно бормотала она, покрывая поцелуями Стёпку, - Воистину, устами ребенка глаголет истина!..

* * *
- Сереженька, милый! - Светлана, не торопясь, под руку с мужем подходила к дому, - Ну, она ведь не навсегда приехала. Я понимаю, что не сахар тебе ее лишний раз видеть, но она же мама... И я её люблю, все равно. И тебя люблю. Потерпим пару недель...
- Светик, да я разве не понимаю? - негромко отвечал муж, - Кто же виноват, что у нас так получилось? Ну, поживу у Николаича, если совсем уж критично будет. В конце концов, все равно на железе большую часть времени провожу...
- Никто не виноват. Это жизнь... Может время все расставит на свои места? И мамино отношение к тебе изменится?..
- Не думаю, что это случится скоро - усмехнулся Сергей, - особенно после того, как я ее по телефону Маргаритой Палной назвал, - они оба весело расхохотались, вспомнив давнюю Серёгину оговорку.
Маргариту Ивановну с Маргаритой Павловной из фильма «Покровские ворота» роднило практически всё, за исключением отчества. Тёща этот фильм тоже прекрасно помнила, и Серёгину оговорку считала изощренным издевательством, как тот потом ни извинялся, говоря, что, вот, как раз фильм идет, поэтому и оговорился. Но Маргарита Ивановна была неумолима, и прощать Серёгу, судя по всему, не собиралась...
Они подошли к двери. Светлана прильнула поцелуем к губам мужа. Они долго стояли, прижавшись друг к другу. Высокий мужчина в черной шинели и стройная темноволосая женщина в песочной дубленке, на фоне обшарпанной двери Дома Офицерского Состава...
- Ну, с Богом! - Сергей, решительно повернул ключ...

* * *

В двери щелкнул замок.
- Мама! Стёпа! Мы пришли! - раздался веселый голос Светланы. Сбросив на руки мужу дубленку, она скинула сапоги и, пройдя в комнату, замерла, увидев заплаканное лицо Маргариты Ивановны. Стёпка сидел рядом с ней на полу и заулыбался во весь рот, увидев маму.
- Мама! Что случилось?! - кинулась Светка к матери, - Ты в порядке?!
Сергей, войдя в комнату, остановился у порога, недоуменно глядя на жену и тёщу, сидящих, в обнимку, на полу. Сын, радостно улыбаясь, закричал - «Папа!», поднялся, и, подбежав к Сергею, обхватил его за ногу
- Здравствуйте, Маргарита... Ивановна, - произнес Сергей, поднимая сына на руки, - Ну, Степан, доложи обстановку!
Стёпка, облапив за шею папу, довольно улыбался, не сбираясь, судя по всему, ни о чем докладывать. Ему было хорошо.
- Светочка, Сережа, - не вставая с пола, проговорила Маргарита Ивановна, --Простите меня, Христа ради! Я вам столько нервов испортила!...
Светлана и Сергей, не веря своим ушам, замерли. Услышать подобное от Маргариты Ивановны, всего лишь два часа назад на чем свет стоит, костерившей непутевого зятя и непослушную дочь, было из области то ли ненаучной фантастики, то ли какой-то латиноамериканской мелодрамы . Однако же, вот она, заплаканная тёща, сидящая на полу и, такое впечатление, даже похорошевшая и помолодевшая, не понятно с чего.
- Не пытаясь понять причину этой метаморфозы, Светлана и Сергей помогли Маргарите Ивановне подняться с пола и усадили на диван.
- Ну, всё, мамочка. Что было - забыли. Давай, приляг. Ты, наверное, устала. Со Стёпкой возилась...
-Ой, Светочка! Я ведь его и не покормила, - всхлипнула Маргарита Ивановна.
- Да вы не волнуйтесь! Я его сам покормлю - он любит вместе со мной за столом сидеть. И вы присоединяйтесь к нам! - улыбнулся Сергей, еще пребывая в некотором обалдении от всего произошедшего.
- Спасибо, Сережа! - растроганно проговорила Маргарита Ивановна, - Я не голодная, я попозже, чаю попью с вами. Вы кушайте, я котлет с утра нажарила. И каша Стёпушке там...
Уложив мать на диван, Светлана вышла на кухню, прикрыла дверь и с растерянной улыбкой посмотрела на Сергея. Тот, не менее удивленный, недоуменно пожал плечами.
- Это что, чудо? - шепотом спросила Светлана.
- Наверное... - улыбнувшись, прошептал в ответ Сергей, - Давай будем считать это чудом. Ничем иным не объяснить.
Стёпка, улыбаясь, сидел на коленях у Сергея. На плите забулькал чайник. Светлана щедро сыпанула чай в блестящий заварник из желтой пачки со слоном, и накрыла его сложенным полотенцем.
- Индийский?! Откуда? - удивился Сергей.
- Мама привезла. И торт еще, - Светлана обняла мужа и сына, - Вынимай торт, он за окном висит. А я пойду, позову маму чай пить.
Сергей осторожно ссадил с колен сына и, открыв форточку, вытащил из-за нее авоську с круглой коробкой. Из форточки потянуло холодом, и он поторопился ее закрыть. Стёпка потянулся к стоящей на столе, авоське, и чуть было не сдернул ее на пол вместе с тортом - Сергей едва успел одной рукой поймать Стёпку, другой торт.
- Спит. Не стала будить, - вернувшаяся Светлана с любовью посмотрела на мужа и сына.
- Молись и кайся! - вдруг произнес Степка.
- Сейчас, принесу, сынок! Но, давай, пока бабушка спит, ты только картинку посмотришь. А телевизор мы потом включим, когда проснется. Хорошо?
- Хайясо! - улыбаясь, ответствовал Стёпка.
Светлана тихонько прошла по комнате, осторожно открыла шкафчик над телевизором, вытащила коробку с видеокассетой и, вернувшись, вручила ее Стёпке

- Мались и Кайся! - довольный Стёпка ткнул пальчиком в картинку с Малышом и Карлсоном на фоне островерхих стокгольмских крыш.




Оценка: 1.7514 Историю рассказал(а) тов. Бегемот : 03-03-2014 23:05:55
Обсудить (34)
20-05-2014 15:27:32, svh75
У нашего это было "Фуфаген"....
Версия для печати

Стеклянная дверь

В августе одна тысяча девятьсот девяносто седьмого года, когда Балтийск, расплавленный солнцем до полужидкого состояния, стекал в Гданьский залив, а ходовые испытания большого противолодочного корабля «Адмирал Чабаненко», в очередной раз были прерваны из-за отсутствия финансирования, которое, очевидно, ушло на выполнение более насущных задач по становлению капитализма в России, в отпуск ушел старший помощник командира корабля. Мы, уже традиционным маршрутом перешли в ставший родным калининградский прибалтийский судостроительный завод «Янтарь» и продолжили подготовку в соответствии с курсами и наставлениями, которых в изобилии производили и производят для надводных кораблей военно-морского флота.
Во всей полу праздничной эйфории, царившей на корабле, в связи с происшедшими событиями, один я, командир минно-торпедной боевой части, свежее произведённый в капитаны третьего ранга, чувствовал себя неуютно. Потому, что именно мне предстояло исполнять обязанности заслуженно балдеющего в отпуске старпома. А как гласит флотская мудрость - должность старшего помощника не совместима с частым пребыванием на берегу. Это мне удалось понять практически сразу...
Но это было только начало. Дружное население пятнадцатой каюты, состоящее из помощника командира по снабжению, или, по корабельному, ПКСа и командира боевой части связи, которое и так не отличалось высокой моральной устойчивостью и дисциплиной, полностью «слетело с катушек». Их пьянки начинались практически сразу после подъёма флага и продолжались, с перерывами, почти до самого вечера. И выступать в роли полицейского и реаниматора всегда приходилось мне. Что мы только не делали - на корабле объявлялась аварийная тревога, с причала раздвижными упорами выдавливался иллюминатор и в каюта заводились по две линии пожарных рукавов. Вышибалась дверь - всё бесполезно. И убрать с корабля их было нельзя, Северный Флот «забыл» о своём «неродившемся» ещё сыне, стоящем даже не под Андреевским, а ещё под Государственным флагом. От командира я получал по полному. На берег сходил в режиме курсанта первокурсника, жизнь превращалась в ад.
Однажды, совершенно случайно попав домой и «листая» телевизор, я увидел решение...
В ближайшую пятницу, мне удалось убедить командира отпустить на «большой сход» ПКСа и связиста. Как только они прошли заводскую проходную, начались работы по демонтажу входной двери злополучной каюты....
Пришедшему в воскресенье на корабль командиру я с гордостью показал новую, абсолютно прозрачную стеклянную дверь пятнадцатой каюты. Сквозь неё, как в вычищенном до блеска аквариуме можно было рассмотреть всё содержимое запущенного логова.
- Это что?!
- Шоу « за стеклом», товарищ командир. Всё чисто и стерильно. Пусть запираются, а мы будем собираться и глумится...
- Сотник, Вы случайно не идиот?
- Никак нет, товарищ командир, я в июле диспансеризацию прошёл, у меня запись в медкнижке есть.
- А что комбриг скажет?
- Ну что скажет, скажите, что это испытания новой корабельной архитектуры, дверь то есть...
А в понедельник утром на корабль пришли связист и ПКС. Видели бы и слышали вы их.... А потом были столпотворения у волшебной двери, дружеские советы и комментарии. Жалобы, угрозы. Много чего. Вопли командира бригады и флотских политрабочих. Но ведь пить то господа офицеры перестали. Нет, мы все пили, да и сейчас, слава Богу, печень функционирует. Но ведь всё надо вовремя и в меру. А дверь помогла. Слава о ней гремела по всему Балтийскому флоту и как только мы вернулись в Балтийск, многочисленные делегации толпились у нас, как на гастролях парижского варьете. Жизнь продолжалась...

Оценка - 1,78
Оценка: 1.7619 Историю рассказал(а) тов. Сотник Андрей : 03-01-2014 15:28:05
Обсудить (0)
Версия для печати

Деревянная бомба.
1
По местам стоять, БПК «Адмирал Смышленый»
по левому борту принимать...

Еще совсем недавно, чуть больше двадцати лет назад, в то время, когда над океанскими просторами гордо развивался советский военно-морской флаг, в столице Северного Флота, городе Североморске, и случилась эта невероятная история. Сейчас, когда Россия донашивает наследство великой империи, а офицеров превращают в подобие офисного планктона, подобное вряд ли возможно. Исчезает стержень, уходит душа. То, что вчера воспринималось, как само собой разумеющееся, обрастает легендами и становится мифом. Всё становится обыденным, жёстко регламентированным и обеспеченным высоким денежным содержанием. Жаль....
Командир минно- торпедной боевой части большого противолодочного корабля (БПК) «Смышленый» лейтенант Вячеслав Малинин собирался в отпуск. Билет на самолет до Пулкова лежал у него в сейфе, деньги получены, а планы составлены. До вылета оставалось два дня, и сделать оставалось совсем немного, всего лишь поменять реактивные глубинные бомбы, входящие в состав боекомплекта корабля. (Бомба представляет из себя тело, похожее на веретено, весом сто двадцать килограммов и длиной порядка двух метров). Для того чтобы доставить бомбу на аппарель, её надо на специальных носилках пронести полкорабля. Кто же это будет делать? Поэтому на каждом корабле, который швартуется к стенке или пирсу лагом, то есть бортом, существуют железные желоба, представляющие из себя подобие горок для бобслея. Бомба вытягивается бомбометом наверх и вынимается вручную, что, кстати, тоже категорически запрещено. Почему, меня всегда удивляло, ведь это предусмотрено самой конструкцией и назначением пусковой установки. Но у нас всегда что-либо запрещают, особенно, если это совпадает со здравым смыслом. Матросы под руководством мичмана Сергеева привязывали к хвостовому оперению бомбы, из носовой части которой еще в бомбовом погребе был выкручен взрыватель, шкерт (прочную веревку) и аккуратно опускали бомбу на причал, где её принимали и укладывали в транспортировочный контейнер, напоминающий кассетницу на двенадцать бомб. Лишенная взрывателя бомба абсолютно безопасна, поэтому командование всех уровней, как правило, смотрит на подобные действия без фанатизма. Так все шло и в это осеннее утро. Было достаточно тепло, солнце ещё не отправилось на зимнюю гулянку, и контейнеры быстро наполнялись извлеченными из недр корабля бомбами. Завтра должны были привезти новые и забрать выгруженные, а послезавтра - отпуск. Старпом, напроверявшись и наоравшись в первые полчаса выгрузки, которой он должен был руководить, ушел заниматься более важными делами. И, как всегда и бывает, в тот момент, когда никакой беды и не ждали, она взяла и пришла, нагло усевшись на желоб, составленный из трех, скрепленных между собой частей, отчего крепления разошлись, и в образовавшуюся щель скользнула очередная опускаемая бомба. Несколько мгновений, длившихся пару тысячелетий, она висела на шкерте, раскачиваемая заполярным ветром, пока тот не перетерся об острые края. И вдруг, подобно большому, сорвавшемуся с крючка карасю бомба шлепнулась прямо под борт корабля, между ним и третьим причалом.... И утонула... Отпуск превращался в мираж, в Славиной голове, сменяя друг друга, проносились образы святой инквизиции и «доброе» лицо комбрига. Он почти физически ощущал на своей шее жесткие пальцы судьбы....
- Да ладно, Слава, что-нибудь придумаем....
- Что ты придумаешь, Михалыч? Докладывать надо. Ведь ни хрена от этой железки не случится, а панику наведут. Корабли в море выгонят, гэбешников нагонят, водолазов пришлют, а меня просто порвут.
- Это если доложить. А если так.....
Мичман Сергеев что-то настойчиво и долго зашептал на ухо своему командиру.
- Ну, если прокатит.....
- С тебя коньяк, командир.....
Через несколько минут целостность жёлоба была восстановлена, матросам велено держать язык за зубами, благо способов убеждения в те годы было достаточно, и выгрузка пошла своим ходом. А мичман Сергеев помчался в ремонтные мастерские эскадры, которые располагались около второго КПП, прихватив с собой трехлитровую канистру шила (корабельного спирта). Слава закончил выгрузку, передал боезапас под охрану вахте трапа и доложил старшему помощнику командира корабля об окончании выгрузки и о том, что за время ее проведения никаких происшествий не случилось. После этого стал метаться по каюте, как тигр в клетке, куря одну за другой, ожидая своего мичмана.
Сергеев появился часа через два и заплетающимся языком доложил:
- Всё в порядке, Командир. Сделают они бомбу, как новенькую, никто не отличит. Ночью на втором КПП дежурить будет мичман Телега, с «Макарова», он прикроет, и мы ее принесем.
- Не стуканёт?
- Васька-то, да за литр? Никогда.
Вздохнув, Слава открыл сейф и отдал Сергееву две бутылки. Отпускные запасы стремительно таяли.
- Правда, есть одна проблема....
- Что ещё за проблема?
- Да железной болванки у них такой нет. Они того, деревянную бомбу сделают...
- Убью....
- Да ладно, ладно, что ты.... Чай, не дураки мы. В середину толстую трубу вставят и свинцом зальют... Всё в ажуре будет...
Это была самая длинная ночь в двадцати трехлетней жизни лейтенанта Малинина. В три часа ночи в кассету была вставлена бомба, на которую он даже не пошел смотреть. То ли сил не хватило, то ли боялся увидеть, что же все-таки наваял Сергеев со своими собутыльниками....
Через тридцать с небольшим часов самолет уносил Славу в город, у которого еще не успели забрать его имя, Ленинград. Малинин дремал в кресле, разморенный антистрессовыми микстурами, которыми накачался в буфете аэропорта, отходя от своих приключений. Самое страшное было позади....
Но это только казалось. Слава еще не знал, что судьба дала ему лишь временную передышку и, провожая глазами самолет, стояла у корня третьего причала, курила «Беломор», смеясь ему вслед сквозь желтые зубы....


2
Из пояснительной записки к курсовому по механике:
"А в качестве материала для этой шестерни выбираем дерево, потому что никто эту записку читать не будет."

Время неумолимо. Оно стремительно пожирает минуты, часы, дни... Давно закончился отпуск, из памяти стали уходить три тридцать первых декабря подряд, которые приключились на «Смышлёном», и Славу уже перестали называть «мастером торпедного удара» после его знаменитой на весь флот стрельбы по крейсеру «Киров». История с бомбой, казалось, окончательно забылась....
На период болезни минера с новенького эсминца «Расторопный», больше известного на флоте под именем «Растопыренный», старший лейтенант Малинин был временно прикомандирован на его место, тем более что выходы «Смышлёного» в море на ближайшее время не были запланированы. К тому же, Славе, в перспективе, даже светило это место, так как минер планировался на классы. А это уже корабль первого ранга, повышение в должности, перспективы. Ведь, несмотря на все свои косяки, Слава был хорошим специалистом и командиром. Это был шанс, кораблю в самое ближайшее время предстояло «покатать» группу генералов, прибывших на стажировку из Академии Генерального Штаба, показать всю мощь Северного Флота и, само собой, непереходимую пропасть, отделяющую пехоту от флота.
- Что, Командир, опять бомбы грузишь? Смотри не утопи, - съехидничал мичман Сергеев, подошедший к Малинину, который грузил очередные РГБ уже на эсминец.
- Типун тебе на язык, Михалыч. Сука ты, а не матрос. Только забывать стал.
- Не ссы, Слава, если бы хотели за жопу взять, давно взяли бы. Да все нормально, ребята хвост настоящий поставили, от утилизированной бомбы, хрен отличишь... А на базе, сам знаешь, лежит наша красавица и ждет утилизации, старенькая она, я смотрел....
- Иди, давай. Вернусь, пошутишь у меня..... Каркает, ходит.
Но, похоже, мичман Сергеев действительно сглазил. Слава делал все правильно. Его матросы, как чумовые, носились с носилками в руках, нося бомбы с причала на бак, аккуратно закладывая их в элеватор погреба без помощи пусковой. О желобах не могло быть и речи, хотя, придя проверить, как идет погрузка, злой Славин гений, флагманский минер эскадры, капитан первого ранга Баранов, все же сказал:
- А с желобами быстрее было бы....
- Нет, Василий Петрович, корабль новый, все по инструкции.
- Ну-ну..... Поумнел.... Надо быть осторожнее.
Когда все бомбы были загружены, Слава, спустившись в погреб поинтересовался, как идет снаряжение взрывателями бомб первого залпа. Отложив в сторону мартышку (железный ключ с двумя штырями, которыми вкручивается в бомбу взрыватель), матрос ответил:
- Да в одну не лезет, тащщ.... (Тащщ - уникальная форма флотского обращения матроса к офицеру, полигон для филологических изысканий).
- Дай я.... Не лезет.... Вставлять надо правильно и полезет...
Взрывать лез, но не накручивался. Когда Малинин усилил нажим на мартышку, из отверстия показалась деревянная стружка.... Судьба, у которой Слава становился любимым персонажем, решила проверить его в очередной раз. По невероятному стечению обстоятельств, его же деревянная бомба, бумерангом вернулась к нему. Конечно же, на базе оружия, никто и не собирался ремонтировать и подкрашивать бомбы. Да, честно говоря, без этого можно вполне обойтись, пока не истекли сроки технической пригодности, поэтому нет ничего удивительного, что они полгода спокойненько пролежали на складе и вернулись к Славе. Это был полный пердомонокль...
- Черт с ней, потом разберемся, ставим следующую.
У Славы снова появилась передышка. В набор первого залпа бомба не вошла, война в ближайшее время не планировалась, поэтому смена бомб была маловероятна. Очередная смена боезапаса, когда деревяшка была бы обнаружена, должна была состояться только через три года, если, конечно, кораблю не придется раньше вставать в док или завод. Но он вроде новый. А за три года..... Всё может случиться. Примерно такие мысли крутились в Славиной голове, когда он шёл к старпому. Докладывать об окончании погрузки.
- Что-то Вы бледный, Малинин.... Не заболели?
- Всё нормально, товарищ капитан второго ранга, устал просто....
- Молодой еще уставать. Навязались на мою голову. У вас, румынов, опять бардак. Половину боекомплекта просроченного подкинули...
- Что! Бомбы надо будет менять!!!
- О, юноша, да на Вас лица нет. А все говорят, Малинин герой, киллер, чуть штаб флота не утопил.... Успокойтесь, кисейная барышня, не менять, а отстреливать, заодно генералов этих повеселим. Пусть эти сапоги посмотрят, как моряки воюют. Иди, разбирайся с накладными, партии, у которых в течение трех ближайших месяцев истекает срок пригодности, готовь на отстрел. Список мне.
- Когда список-то?
- Вчера. И еще, завтра выход, тебе надо сделать следующее.....
- И сколько у меня есть времени?
- Лейтенант, ты меня поражаешь, ведь уже старший. Сколько времени? Позавчера, вчера и сегодня. После отбоя доложишь. Иди. Подожди. Не пьяный?
- Да нет, что Вы.....
Дрожащими руками Слава листал накладные и наряды на полученный боезапас. Искомая бомба подлежала уничтожению путем отстрела. Это было спасением. В истории ставилась окончательная точка. Но как? Как можно выстрелить деревянную бомбу?! А если не выстрелить? Если просто сделать запись, что выстрелил? Отстрелить надо двадцать четыре бомбы, в залповом режиме кто её отследит. Это хорошо, замечательно. Но куда деть эту дурацкую бомбу и взрыватель???! Ведь лишняя остается... Деревянная. Из погреба не вынести. Только пилить. А взрыватель? Он же настоящий. И не оставишь, куда тогда бомба делась?! Ой, мама, роди меня обратно! Голова шла кругом, а Судьба, ехидно потирала руки и принимала ставки от всех заинтересованных лиц. У Славы оставалось два дня.... Всего два дня для того, чтобы её победить...



3
- Я сегодня не такой, как вчера, - напевал старлей, спускаясь в погреб.
- А вчера-то уже не прошло..., - подпевала ему реактивная глубинная бомба...

Двадцать четыре бомбы, поблескивая поцарапанными бортами и плотно прижавшись друг к другу, теснились на элеваторе первой подачи. Деревянная бомба стояла самой последней. Объяснив старпому, что стрельба предстоит ответственная, а личного состава Слава не знает, старший лейтенант лично крутил «мартышку», снаряжая бомбы. А что ему оставалось? При его попытке вставить взрыватель в пустышку, правда неминуемо бы всплыла.
- Как там румын со «Смышленого»? А-то говорят, залетчик известный?
- Да вроде нет, товарищ Командир, сам взрыватели вкручивает, из погреба не вылезает, давно я таких минеров не видел...
- Страпом, может его доктор осмотрит? Подозрительно это все.
- Так ведь стрельба, лучше потом, когда вернемся.
- Ну-ну, смотри за ним....
В ночь перед стрельбой Слава решал мучительную головоломку, пытаясь решить, как ему списать бомбу, которую он даже не собирался загонять в бомбомёт. В голову ничего не лезло, кроме бредовых идей о подрыве корабля, во время которого следы бомбы окончательно затеряются. Впереди маячил трибунал и, в лучшем случае, Побережье, если, конечно, повезет. В целом мире, который для Славы сузился до габаритов эскадренного миноносца, только одну человеку он мог довериться, приятелю еще со времен стажировки, комбату артиллеристу Андрею Воробьеву. К нему он и пошел, захватив с собой бутылку коньяка, благо сосед Андрея по каюте стоял вахтенным офицером.
- Ну, Сява, это полный аут.
- Да я знаю, делать-то что? Вернемся в базу, а бомба лишняя. Был бы мой корабль, придумал бы что, а тут?
- На своём ты уже придумал. Ладно, допивай коньяк, ножовка в погребе есть?
- Конечно. А зачем?
- Зачем, зачем, пилить твою бомбу будем.
- Точно, вынесем её кусками и утопим.
- Мы с тобой прямо маньки, блин, потрошители.
- Точно, а чтоб утонула, мы взрыватель с ней утопим, он точно железный.
- Ты уверен?
- А чёрт его знает, проверить надо.
Бомбовый погреб хорош тем, что стены, пол и потолок у него железные. А железо очень толстое. И войти в него можно только через люк, который тоже железный и закрывается железной крышкой. В таких идеальных условиях два старлея, вооружившись ножовкой и фомкой, ломали «Галатею» мичмана Сергеева. Отпиливая головную часть и ломая зубцы об металл, Вячеслав «тихим добрым словом» поминал своего «сундука», представляя, что ножовка ходит по его шее. Потом был полный риска и опасности переход на ют, переход, которому позавидовали бы авторы «Бондианы», а голливудские сценаристы немедленно побежали бы вешаться, а те, кто покрепче, - занимать места на бирже труда. Ведь если бы их хоть кто-то заметил, выносящих огромную сумку с «расчлененкой»....
Уже за полчаса до входа в полигон Слава сидел на своем КП и ждал команды... Осталось совсем немного, и все страхи и сомнения растают, как дым. Совсем немного. Чуть - чуть...
- Славян, нас по погоде в базу возвращают, стрельбы не будет. - Перед Малининым, бледный, как тень отца Гамлета, появился Воробьев, сменившийся с ходового.
- Это полный .....
- Конечно, румын.... И я подписался. Что же теперь?
А где-то, далеко-далеко, а может, вообще нигде, Судьба медлила вытаскивать последнюю карту. Она уже сама не знала, куда приведет её развлечение, придуманное от скуки... Но впереди показался Кильдин Западный, надо было что-то решать и она, залпом опрокинув стакан шила и занюхав рукавом, сунула в рот «беломорину» и, зажмурившись, достала карту.....
- Командиру боевой части три прибыть на ходовой пост к командиру бригады!
Крик по трансляции вывел Славу из ступора, в котором он прибывал после сообщения приятеля. «Уже все знают», - мелькнуло в голове и почему-то стало спокойно-спокойно....
- Товарищ комбриг, старший лейтенант Малинин, по Вашему приказанию прибыл!
- Ну, и что скажешь, Малинин? Сколько ты из меня кровь пить будешь?
- Да я..... Это... К стрельбе готовлюсь.
- Знаю, как готовишься. Торпеды уже все на флоте утопил? Теперь за бомбы взялся! - комбриг 56 бригады капитан первого ранга Бражник расстреливал глазами Славку, который ощущал себя сипаем, привязанным к пушечному жерлу....
- Какие бомбы?
- Какие, какие, реактивные, глубинные! Что застыл, как соляной столб? Дрожишь весь, тоже мне, фрунзаки пошли. Тебе сейчас двадцать четыре бомбы утопить предстоит. Генералы разорались, что им стрельбу не показали, Командующий приказал отстрелять на переходе, пока Западный проходить будем. Чтоб ни одной осечки, чтобы они в трубы сами запрыгивали, иначе, вместо них полетишь. Понял?!!
- Дда....Понял, товарищ Комбриг! Разрешите идти?!
- Валяй!
Когда Слава сел за сто первый прибор, то с первого раза даже не смог подать питание. Руки дрожали, мысли путались..... Судя по всему, у Судьбы выпала правильная карта....
- Ложусь на боевой курс! Командиру боевой части три РБУ - 6000 к стрельбе окончательно приготовить!
- Есть!
- Лежу на боевом, выполнить наведение!
- Наведение выполнено!
- Товсь
- Есть товсь!
- Залп!
- Залп произведен, бомбы вышли, замечаний нет! Товарищ командир, выстреляно двадцать Четыре бомбы.
- Есть. Вахтенный офицер. Запись в вахтенный журнал.
Слава лежал в каюте и балдел.... Теперь никто и никогда не сможет его прихватить. Он навсегда распрощался со своим деревянным проклятием.... Всё, бомба была «отстреляна», её уже не было. Всё было позади, впереди была целая жизнь, дальние страны, счастье и звание капитан - лейтенанта.....
Судьба, забравшись с ногами на стол и допивая Славин коньяк, с улыбкой смотрела на него и придумывала новые каверзы, о которых ему совсем скоро предстояло узнать. А утопленная полгода назад бомба спокойно лежала на дне, у третьего причала и, может быть, лежит до сих пор, хотя, кто знает...

Оценка - 1,78
Оценка: 1.8235 Историю рассказал(а) тов. Сотник Андрей : 03-01-2014 15:27:13
Обсудить (0)
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
  Начало   Предыдущая 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Следующая   Конец
Архив выпусков
Предыдущий месяцФевраль 2019 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2019 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru