Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Военная мудрость

Военная мудрость есть понятие, содержащее противоречие в самом себе.
Грушо Маркс.

Лучшие истории 2013 г. из раздела "Военная мудрость"

Ода лопате
(гротеск)

А я вам так скажу, ребята, кто о лопате плохо отзывается, тот в армии не служил. Или если и служил, то ни хрена он не понял он в военной службе. Мимо такого вся армейская мудрость прошла, мимо.
Дабы не разводить излишнюю таинственность скажу сразу: я не о сапёрной лопате говорю. Хотя сапёрка вещь нужная и полезная но, не о ней речь. Я о той, такой обычной лопате, которая носит гордое и воинственное имя, как штыковая.
Да, да, многие наверно уже скептически, а то и брезгливо поморщились, вспоминая незабвенные изречения:
- солдат без лопаты, это нарушение формы одежды
- могу копать, могу не копать
- копать от Кэ-Пэ-Пэ и до обеда, с лопатами я уже договорился
- и так далее, и тому подобное.
Фигня это всё, фигня. Ибо, как я говорил выше, исключительно от незнания и непонимания сакральной сущности вещей.
Лопата, оно же как, вещь-то, волшебная. А как всякая волшебная вещь, может принести как добро, так и зло.
Подумайте, разве лопата заставляет ту самую траншею рыть? Нет, конечно. Это всё происки старшины и выше. А лопата, она только помощник вам. Кто не верит, пусть голыми руками попробует землю рыть, посмотрю, как это у него получится.
С лопатой сподручней, уж поверьте мне на слово. А если вы при этом ещё и возлюбите её, то вместо кровавых мозолей и боли в спине получите то, что даже работой назвать нельзя, скорее вполне приятственный фитнес для молодого тела. Скажу даже больше, в большинстве случаев, лопата будет хранить её владельца от работы, обеспечит свободу передвижения, защиту и неприкасаемость, и многое, многое другое.
Короче, чтобы не быть голословным, автор возьмёт на себя смелость поведать свою историю постижения чудодейственной силы лопаты.
В один из солнечных весенних дней, взвод курсантов второго курса, в котором пребывал и автор повествования с небывалым энтузиазмом прокапывал очередную траншею, для прокладки силового кабеля которые перегорали с завидной регулярностью.
Нет, не подумайте плохого, это не было случаем единственного во всей советской армии подразделения, которое не было инфицировано столь распространённой болезнью как шлангит.
Таких чудес, как известно не бывает, этой болезнью переболел каждый военнослужащий.
Клиническая картина стандартная, из вялотекущей формы заболевание на втором году срочной службы переходит в острую стадию, а далее в хроническую.
Так в чём же дело почему, невзирая на обострение болезни, взвод трудился, не покладая рук?
Да всё просто, просто командиры применили лечение под названием трудотерапия на этот раз персонифицировано. То есть, каждому больному был выделен участок и... как сделаешь, так свободен.
Такой вид лечения боле хлопотный, чем просто поставить задачу всему взводу, но в разы более действенный. А то, что день был субботний, только улучшало клиническую картину. Шанцевый инструмент был тут же разобран и работа закипела.
Но, поскольку у вашего покорного слуги болезнь протекала в особо тяжёлой форме, то поспел он к шапочному разбору, в данном случае лопаточному.
Стоило удивляться, что ему достался инструмент, судя по внешнему виду которого, помнящий если не рытьё редутов на бородинском поле, то строительство николаевской железной дороги уже точно. Почерневшее от времени и растрескавшееся дерево держака болталось в проушине лезвия. Рахитичный гвоздь исполнял свои обязанности из последних сил. Да и само лезвие выглядело не лучшим образом, давно не видевшая точило кромка, ржавчина, наслоения бетона.
Но, делать нечего, надо работать. Поплевав на руки, боец с силой вогнал лопату в землю. Грунт оказался довольно рыхлый и даже такое замученное лезвие на две трети погрузилось в землю. Что же, обнадёживающее начало. Теперь надавить на держак и...
Кряк! Случилось то, что должно было случиться. Ветхая древесина переломилась у основания проушины.
В другой раз такое развитие событий, порадовало бы, но сейчас, никто твои персональные кубометры грунта за тебя вынимать не будет.
Мысль подождать пока у кого-то освободиться инструмент была отвергнута сразу. Бездарно терять субботнее время не хотелось. Оставалось одно, раздобыть где-то новый инструмент, или, что более реально, починить сломанный. Потому, подхватив половинки лопаты, курсант заторопился в сторону котельной. Оттуда доносились визиг циркулярной пилы, верный признак столярного цеха.
Заведующий сим заведением пожилой прапорщик не отказал в помощи. Пробормотав сто-то в духе, - Это же надо так запустить инструмент, - он швырнул старый держак в кучу хлама. Ловко выдернул плоскогубцами гвоздь и вытряхнул из проушины обломок. Потом обстучал с лезвия остатки бетона, электродрелью с железной щёткой счистил ржавчину и на точиле до состояния бритвы выправил кромку.
Долго и придирчиво выбирал из полсотни собратьев новый держак. Хотя, на взгляд курсанта они все были одинаковыми. Основательно прошёлся по нему наждачной бумагой, это чтобы юные бездельники руки не занозили, рубанком придал необходимую конусность и насадил лезвие. Ловко, с двух ударов молотка, занял своё место новенький гвоздь.
Завершающим аккордом было смазывание лезвия солидолом.
- Держи, боец! Теперь она сама в землю пойдёт.
- Спасибо, - пробормотал слегка растерянный боец с удивлением ощущая, как после прикосновение к обновлённому инструменту в нём растёт доселе неизвестное желание поработать.
Лопата и впрямь вышла чудесная. Невзирая на так сказать, поломку на старте, со своим участком он справился в числе первых.
Теперь можно и о себе подумать. А что делает обычный советский боец, если у него появляется свободное время? Правильно, идёт в чипок, то есть в кафе, которое находится на территории части. Оставалось только малость, сбегать на почту и получить денежный перевод.
Только вот какая беда, почта-то находится в жилом городке. Можно конечно подойти к командиру и если тот будет в духе, то выпишет увольнительную сразу, а если нет, то даст совет набрать группу из таких же страдальцев как минимум десять человек.
А кому это надо? Чай не первый год служим. Можно и микро самоходом обойтись, делов-то, на полчаса всего. Главное никому из командования батальона на глаза, или что многократно хуже, коменданту училища, логово которого, то есть кабинет, был как раз по пути в здании Кэ-Пэ-Пэ.
Разумеется, был выбран второй вариант. Курсант уже замахнулся швырнуть лопату в общую кучу, как это уже сделали другие и... остановился. Вдруг стало невыносимо жалко расставаться с таким полезным инструментом.
- А припрячу я её в подвале казармы. Потом, на обратном пути с почты. Ведь это не последняя в моей жизни траншея, так сто, пригодится, - нашёл обоснование столь странному желанию курсант. И перехватив лопату наперевес направился к своей цели.
В здании Кэ-Пэ-Пэ было безлюдно. Только полусонный дневальный не выходя из нирваны дёрнул ручку фиксатора вертушки.
Курсант выскочил за пределы родного училища, свернул за угол и нос к носу столкнулся с комендантом.
- Всё, попал! Минимум трое суток губы обеспечено, - мелькнула мысль. И что самое обидное, в число этих суток войдёт и воскресенье.
И пока курсант соображал чего соврать в оправдание, комендант скользнул по нему невидящим взором и как говорится, проследовал своим курсом.
- Что? Как? Почему? - тысячи мыслей роились в голове курсанта, пытаясь объяснить столь странное поведение коменданта, доселе обладающего таки звериным чутьём на самоходчиков. И всё шёл и шёл на автомате к своей цели, сжимая в руках лопату, аки Хома Брут библию.
Солнечный зайчик отразился от поверхности металла и прервал поток пугано-бессвязных размышлений.
Курсант остановился, съедаемый смутной догадкой.
- Так это ты меня спасла? - мысленно обратился он к лопате.
- А то! - снова весело сверкнул металлом шанцевый инструмент.
- Но как?
- Как, как. Ты же не просто так шатаешься, ты же с лопатой!
- Так я же... я же даже честь ему не отдал!
- И не обязан. Вспомни положение устава: при проведении хозяйственных работ...
- Погоди, но там сказано... вроде... - курсант морщил лоб, пытаясь вспомнить, что именно сказано в той статье устава.
- Не терзай мозги! Вот именно что вроде. Никто эту статью толком наизусть не знает.
- Так что же получается, теперь я с тобой куда захочу, туда и свободно пойти могу?
- Именно, мой друг, именно! Если будешь меня беречь и заботится, а главное не забывать одну важную истину.
- Какую?
- Вспомни, что говорил один добрый волшебник в фильме, - Чудеса надо экономить!
На почте неожиданно оказалась многолюдно. Оказывается, давали пенсию, к окошку выстроилась солидная очередь старушек. Местных, из примыкающему к городку посёлка.
Но, единодушным решением и невзирая на робкие возражения солдатик с лопатой был пропущен вне очереди. А как не пропустить? Он же, родимый, при деле, с лопатой вон.
Когда заветная сумма в тридцать рублей оказалась во внутреннем кармане кителя (бешенная сумма по уровню начала восьмидесятых годов кстати), служивый призадумался. Идти в кафешку уже расхотелось. С высоты его нынешнего финансового благополучия это казалось уже мелким и ничтожным. В самом деле, не к лицу тому, кто почти сравнялся с Рокфеллером, поглощать пирожки с повидлом запивая всё это соком, или сливками.
- А что если... пивка попить? - мелькнула шальная мысль.
- А давай! - сверкнула в ответ лопата, - В честь моего второго дня рождения можно.
Борзеть, так борзеть. Курсант и раньше уже бегал в поселковую пивнушку, как и многие го товарищи. Но то делась тайком, обходными тропами.
То ли дело сейчас, служивый дерзнул пойти напрямик через городок. И уже через минуту в глазах зарябило от обилия звёзд и просветов.
Однако лопата в руках делала своё дело. Никому даже в голову полюбопытствовать, куда это следует курсант?
Но вот, надо же такому случиться, по пути попадается сам командир роты. Этот таки замечает курсанта и останавливается.
- О господи! Неужели раскрыт, неужели лопата таки не всесильна? - в страхе забилась душа.
- Врёшь, не возьмёшь! - снова заиграли зайчики на лезвии чудесного предмета. И пристальный взгляд командира сменился на задумчивый, затем кивок головой и никаких команд остановиться, или хотя бы поинтересоваться: каким таким делом подчинённый озадачен в жилом городке. Скорее всего, командир попытался вспомнить это сам, но затем здраво рассудил, - А какая разница? Раз куда-то так целеустремлённо чешет с лопатой, значит всё идёт по плану.
В пивнушке тоже оказалось многолюдно но, в отличие от почты пребывал мужской электорат. И появление служивого встретили в отличие от почты, не сочувственными, а гневными возгласами. Нет, не в адрес курсанта, а отцов-командиров которые, сволочи и в выходной день работать заставляют.
Через час служивый покинул тёплую компанию. Особо приятно было то, что, невзирая на выпитое пиво, личный капитал остался нетронутым.
Но, по возращению в казарму благодушное настроение слетело вмиг. Ибо атмосфера там была сродни атмосфере в курятнике после визита хорька.
- Что случилось? - поинтересовался курсант у товарища.
- Да проверка внезапная была. И всех отсутствующих на карандаш...
- У (далее нецензурно)!
- Да тебе чего переживать? Ротный твою фамилию вычеркнул, сказал, что сам лично тебя с лопатой видел.
Что тут оставалось делать? Только спустится в подвал казармы и там припрятать лопату в укромном месте.
Очень кстати не лишнее деяние. Так уж повелось, что армия, это сборище самых разнообразных специалистов. Вот только специалистов приделать, например, к лопате держак, максимум один из десяти. А приделать к той же лопате ноги, каждый первый.
С тех пор лопата то и дело использовалась для различных целей. В первую очередь вместо увольнительной. Хотя, что такое увольнительная? Жалкий клочок бумаги со строго лимитированным временем. На начальника патруля она действует сродни красного плаща тореадора на быка. То ли дело лопата с её эффектом шапки невидимки.
А эти ненавистные парко-хозяйственные дни? Здесь тоже лопата идеальный помощник. Нет, не в работе, а чтобы избежать оной.
Командир распределяет задачи и объекты? Ну и пусть. Вы с лопатой в руках на втором плане. И если не сильно мозолить глаза, гарантировано никакого трудовой задачи не получите. А чего вас озадачивать, вы же и так уже с лопатой.
Ну и такая не лишняя вещь как поощрения, благодарности. Теперь к каждому празднику регулярно. Как же не поощрить человека, который с лопатой не расстаётся.
Но если быть честным, то автор повествования не один заметил чудесные свойства лопаты и всего шанцевого инструмента вообще. Многие его товарищи наряду с лопатами использовали веники и мётлы. В первую очередь, соблазняясь меньшим чем у лопаты весом. И совершенно напрасно. Поскольку веники и мётлы, при всей своей могущественности, предметы женские и в руках воина всей своей силы не раскрывают.
Да и смотрится боец с веником, или метлой, нелепо. С лопатой же, внушительно и грозно.
Вот взять хотя бы такой распространённый случай. В соседней деревне, местные парни решили поинтересоваться, - А чего это вы тут их девок... ну и так далее.
И много толку от веника, или метлы? А вот если у вас лопата, то... то у них даже не возникнет мысли задавать подобный вопрос.
Промелькнули годы обучения и вот уже на погонах засверкали офицерские звёзды. А это уже артефакты иного уровня и другого знака. И с лопатой, несмотря на верную службу, пришлось проститься.
Теперь сам автор ловил себя на том, что солдаты с лопатами абсолютно не вызывают у него вопросов на тему: что, где и почему. Он их как бы и видит но, в то же время не замечает. Такая вот метаморфоза.
Но, время неумолимо и всё меняет. И не всегда в лучшую сторону. Нынче всем хозяйством в армии заправляет гражданский персонал.
Вот только, простите за косность, чёрта с два научишь солдата родимую землю любить, пока он кубометры оной не перелопатит.

Оценка - 1,71
Оценка: 1.8222 Мудростью поделился тов. Шурави : 09-01-2014 19:55:29
Обсудить (4)
17-09-2017 14:17:13, Штурм
Меня лично, как пиита, стих впечатлил, кратко и точно обосно...
Версия для печати

С Кутузовым шутки плохи

В одной далекой и жаркой местности партизанской бригаде нужно было срочно сбросить с воздуха боеприпасы и медикаменты. Но была проблема. Бригада была блокирована в полу-анклаве языком, внедренном между двумя другими государствами, которые сами партизан не трогали, но и другим не давали, а вот прислужники колониализма давили со стороны перешейка. Партизаны по политическим и дипломатическим мотивам не могли уйти в сопредельные страны, и был только один вариант: пробиться сквозь заслон карателей и уйти на оперативный простор, но для этого были нужны боеприпасы, медикаменты, продукты и хотя бы еще чуток пулеметов. По ряду причин выброска грузов могла производиться только ночью, и партизаны применяли старую, как мир, систему световой сигнализации. На каждый день были назначены свои системы фигур - от треугольников до крестов. Но вражеская агентура не дремала, и таблицы сигнальных огней попали к противнику, а так, как не дремали и разведки сопредельных государств, то в ночь первой выброски пилоты транспортников увидели в заданном районе и его окрестностях буквально россыпи световых фигур всех видов, указанных в таблице, причем одновременно. В ответ на попытку, обменяться паролями с помощью сигнальных ракет, с земли в ответ их запустили столько, что пилоты чуть было не приняли это за массированный огонь ПВО. К партизанам в эту ночь попала, в лучшем случае, четверть груза, а вот соседи и враги радостно делили все остальное.

У Советника главного партизанского штаба на решение, так не кстати возникшей проблемы, остались буквально считанные часы, так как уже наша разведка доложила, что каратели ждут подкреплений и максимум через 36 часов нанесут удар.

Партизанам очень повезло, что партизанский Советник и Советник у особистов транспортной эскадрильи были некогда однокашниками, и могли говорить настолько на эзоповском языке, что любой вражеский дешифровщик вместо информации получал коктейль шизофрении с паранойей.

Ребята нашли решение достаточно быстро: где-то за пару-тройку литров выпитого крепчайшего кофию и две перегретых рации. И теперь осталось передать информацию без утечек. А придуман был следующий вариант...

Один из советников вспомнил лекцию о самых необычных случаях дезинформации противника, и одна из тем на той лекции касалась легенды о гениальном решении Кутузова под Малоярославцем. Преподаватель нас предупреждал, что не все в лекции подтверждается профессиональными историками, но мы тут рассматриваем в первую очередь варианты дезы, а не историческую достоверность.

Так что же за фольклор инкриминируют фельдмаршалу? А то, что после боя, на время ночного отдыха, Кутузов приказал солдатам и ополченцам не собираться у одного костра больше трех человек. В результате, ночью перед глазами Наполеона замигали тысячи костров. Буонапарте, как артиллерийский офицер, был прекрасным математиком, так что, умножив 6 х 10000 (столько костров ему привиделось), император решил, что проще будет отступить.

Вот такой своеобразный метод сигнализации и показался советнику наиболее годным на данном этапе операции.

Самым сложным было незаметно для врагов объяснить коллеге по радио суть нового сигнала и метод донесения его до революционных масс, ибо нас наверняка слушали и уж, безусловно, подломили шифры.

Разговор в эзоповских полунамеках развивался извилисто, начиная с воспоминаний о поездки на шашлыки, и о том, чего надо было врать женам, ну, а далее - ряд понятий и терминов плавно усложнялся, и много чего там было, не понятного для просвещенных европейцев ...

И то, что кидаться консервными банками в костер удобнее, когда одна бутылка на троих.

И мол, чтобы научить новобранца маршировать на раз-два-три, надо к одной ноге привязать сено, к другой солому, а к третей - кокосовый орех, и сказать, что иначе не будет дождя и урожай погибнет, и.т.д. и.т.п.

Все это, естественно, перемежевалось не совсем парламентарными выражениями. Из-за попытки разобраться в них не просвещенный в русизмах человек впал бы в ступор, пытаясь понять палитру сексуальной жизни людей, у которых в данном таинстве участвуют наряду с известными органами кокосовые орехи, винты с резьбой и, видимо, еще и без резьбы, ну, и еще что-то совсем запредельное. В результате противник включил глушилки на всех диапазонах, но было уже поздно, - собеседники договорились.

В ближайшие сумерки, помимо костров и фонарей прошлой конфигурации, в глубине позиций партизан, на сравнительно свободной от растительности местности, вспыхнули многие сотни или даже тысячи костров. Они были расположены абсолютно бессистемно, так сказать в стиле звездного неба, но имели ясно очерченные темнотой границы. Вот туда и опростались транспортные аэропланы себе в облегчение и на страх неоколониализму.

Р.S. Быстро и без срывов партизан подвигли в строго определенное время разжечь костры и собраться у них строго по трое, сообщив, что только так можно будет умилостивить местных духов и добиться у них помощи (увы, родоплеменные пережитки были еще сильны даже у самых верных бойцов революции). Кстати, то, что в эту ночь все посылки попали именно в эту часть буша, убедило партизан, что духи точно за революцию.

Р.Р.S. Когда партизаны пошли на прорыв, то не встретили практически никакого сопротивления. Противник, посчитав ночью костры, решил последовать примеру Бонапарте (к счастью, у солдат противника родоплеменные пережитки были сильны не менее, чем у партизан).

И то верно. С Кутузовым шутки плохи.
Оценка: 0.7685 Мудростью поделился тов. Лорд Сварог : 09-12-2013 02:20:31
Обсудить (0)
Версия для печати

Как разбить окно без рогатки

В одном далеком городе, на месте заброшенной промзоны, вырос офисный центр. Там были, в основном, банки и всевозможные конторы, и на самой окраине еще остался заброшенная пивоварня эпохи большого кризиса. Престарелый хозяин в деньгах не нуждался, а пивоварню не хотел продавать, потому что она ему напоминала о бурной юности. Именно на этой пивоварне он увеличил свой капитал в несколько раз, позиционировав её в документах как прачечную, но производя на ней ассортимент продукции для бутлегеров.

И в этом самом офисном центре пребывало некое стеклянное здание, прозванное горожанами "Башня". Это был семиэтажный параллелепипед, построенный, казалось, целиком из стекла.

Так вот, одной союзнической структуре позарез понадобилось, чтобы в начале любого рабочего дня, но в течение ближайшего месяца, полностью разбились стекла в одной конторе на пятом этаже, и разбились бы, желательно, по естественным причинам. Сами они не справлялись, и поэтому наши прислали им группу поддержки.

Итак, первым делом были нужны мысли по методике борьбы с остеклением и, естественно, повод для официального доступа к этим стеклам.

Геноссе Тэ, прозванный так за не детскую любовь к Die Sovietischе Tokarew TT-33 Pistole, (или, как там будет правильно, на дойче мове), предложил инициировать в окрестностях здания перестрелку, и в её процессе случайными пулями выбить нужные стекла. Геноссе Тэ всегда таскал с собой пару ТТэшек, для конспирации перебив советские номера и клейма на китайские, и грубовато их зачистив. А сам из двух стволов с пятидесяти метров за пару десятков секунд клал в мишень, величиной с донышко стакана, все 18 патронов.

Отсутствие предохранителя и самовзвода Геноссе Тэ считал, скорее, положительными качествами, а на разговоры о возможных осечках следовала отповедь, что, мол, за патронами надо смотреть. Так что, его предложению никто не удивился, но в серьез его не приняли. Как объяснил ему присутствующий здесь эксперт из команды присланных на помощь товарищей, такие стекла, как на том доме, можно разнести только из пулемета, а вот с помощью химии, так вполне.

И тут старший товарищ спросил: "А обязательно разбивать окна только на одном этаже?". И, сделав поистине Качаловскую паузу, пояснил: "А давайте грохнем все стекла в этом домике!"...

И народ, выразив должное восхищение товарищу майору (от слова maior - старший), приступил к разработке методик и поводов.

Разбор поднятой по району информации дал следующие интересные факты. Не так давно, наконец, преставился старый бутлегер, и его наследники с радостью продали его пивные пенаты, и инвесторы как раз сейчас объявили тендер на снос, но рамки "технические условия - цена" никак не устраивали договаривающиеся стороны. Подрядчиком было сложно, а заказчикам -дорого. Тут оживились сразу двое сотрудников братских структур и заявили почти в унисон, что тихо и аккуратно грохнуть такой комплекс системой микровзрывов - это не вопрос. И тут майор подал еще одну мысль, что, мол, пылищи-то от этого будет о-го-го, а Башня как раз рядом, и её потом обязательно будут отмывать, только вот надо сделать так, чтобы пыль обязательно была, так сказать, погуще. И как раз тут можно будет легально применить некие химические средства, которые будут гораздо мощнее рогатки и гораздо, в данном случае, функциональнее пистолета "Тульский Токарев".

Время еще терпело, так что, сделать необходимые документы, подтянуть специалистов, доставить химикаты, найти фирму, которая смогла бы представить нужные возможности и.т.д., удалось к самому спеху. В том числе успели закупить сотню-другую мешков цемента, которыми декорировали шурфы с микрозарядами.

И вот наступил день взрыва. Дабы не срывать работу в близ лежащих конторах, - это была суббота, за оцеплением, естественно, стояли толпы любопытных, но первоначальный эффект их не сильно порадовал. Сначала по стенам побежали огоньки и дымки, протуберанцами и облаками вздыбилась пыль, потом здание пивной стало оседать, и когда оно уже почти подрасползлось по земле, что-то там внутри громко протрещало, и пыль взметнулась еще выше, закрывая все на десятки метров вокруг. Ближние здания в офисном центре сразу потеряли лоск и вид, но особенно это было заметно по Башне.

С мытьем окон Башни решили вообще все элементарно. Фирме, занимающейся наружной мойкой витрин, предложили в рекламных целях некий состав, не только не взяв за него денег, но и приплатив, и обязав при этом хозяина мойщиков принять в бригады специалистов-инструкторов от производителя моющей жидкости. Именно представители лично наполняли баллоны спецопрыскивателей и учили ими пользоваться мойщиков. Понятно, что это был не простой состав, да и представители туда кое-чего при заправке добавили. Теперь чтобы хитрая химия сработала, нужна была только вода, но минимум через десять часов. Мойщикам было честно сказано, что для успешности технологии натертую составом поверхность надо полить самой обычной водой. И вечером в воскресение данное действо было выполнено, а ровно в восемь ноль-ноль утра по местному времени со стороны Башни пошел громкий треск, переходящий в звон - это трескались и падали многочисленные стекла на всех этажах. Разум снова победил сарсапариллу.

Зачем нужны были эти разбитые стекла - не скажу, ибо сам не знаю и совсем об этом не жалею. Ибо большие знания - это, как правило, не меньшие печали.
Оценка: 0.7699 Мудростью поделился тов. Лорд Сварог : 05-12-2013 20:41:24
Обсудить (6)
06-12-2013 11:57:58, Лорд Сварог
Я конечно не так профессионально, как вы, уважаемый, разбира...
Версия для печати

Операция "Куриный экспресс"

Шаманы, Шиши и Колдуны (штатские называют их шифровальщиками) - это элитные специалисты, чем-то созвучные по ценности минерам, ибо работа у них такая же тонкая и весьма важная. И те и другие держат в своих руках сотни жизней, и иногда их работа причудливым образом пересекается.

В одной стране, недалеко от Андаманского моря, специалисты главного потенциального противника, отходя после сокрушительного поражения в Аннаме, реформировали местные спецслужбы. И тут служба радиоперехвата, соответственно, перехватила достаточно длинную радиограмму, что давало надежду на возможность её расшифровки. Виндтелкерсы трое суток бились над шифром и выцепили кое-что членораздельное. Это, во-первых, была цифровая группа 11.07.7*, во-вторых, слова «блинчики» и «андаман», а, в-третьих, почти фраза «куриный экспресс».

Привлеченный к разрешению проблемы дешифровщик-аналитик из аппарата советников имел восточные корни, и поэтому по его лицу и моторике нельзя было определить, что он находится на грани помешательства. Впал несчастный секонд-лейтенант в данное состояние после анализа магнитофонных записей переговоров русских танкистов и летчиков в бою. Сам эксперт был воспитан в пуританской семье, и то, какими жуткими сексуальными извращениями грозили (а то и предлагали) друг другу эти страшные русские, абсолютно выбило несчастного эксперта из колеи. Он с внутренней дрожью открывал конверт с новой задачей, но, слава Даллесу, в этом тексте никто никому не угрожал изнасилованием кувалдой, не просил прикрыть кому-то jopu и не интересовался, в какой степени его оппонент трансформировался в мужской половой орган (ohrenel).

Секонд-лейтенант несколько успокоился и приступил к аналитике. Итак, группа цифр, это, безусловно, 11 июля этого года. Фраза «куриный экспресс» - это либо иносказательное название транспортной операции, либо название какой-нибудь компании. Но вот слово «блинчики» явно будило какие-то ассоциации. Эксперт глубоко задумался, и память не подвела. Несколько лет назад он читал в закрытом обзоре, что русские в военном сленге иногда называют противопехотные и противотанковые мины блинами. И, приводившаяся в том обзоре фраза «испечь блинов» трактовалась ни больше не меньше как установить минной поле. И тут же он вспомнил, что в этом же отчете говорилось о том, что в некоторых русских секретных документах страна, где он сейчас находился, кодировалась, как Андаман!

Вот оно! Все фрагменты мозаики встали на свои места. Где-то в стране 11 июля должна произойти диверсия, и мины или взрывчатку повезут в чем-то, связанном с курами. И началось...

Первыми пострадали местные пейзане, разводившие кур. Этих вкусных пернатых тут возили в больших клетях, и, первым делом, военная полиция и прочие альгвазилы стали обыскивать эти транспортные средства, куры при этом, естественно, помимо усушки и утруски, просто пытались сделать ноги и крылья, и хозяева несли весьма неприятные имущественные потери. Грузовик с куриным пометом тоже был жестоко, но безрезультатно, обыскан. А потом удача контрразведчикам вроде улыбнулась. На границе появился подозрительный конвой рефрижераторов с курятиной. Документы не внушали доверия, ибо начальник этой гуманитарной акции - ООН, будучи по паспорту датчанином, имел явные китайские черты и два швейцарских офицерских ножа, - один на поясе в чехольчике, а другой в сумке, ну, ясно, что шпион и диверсант.

Надо сказать, что полевые офицеры спецслужб Белого орлана относились к ООНовским гуманитарным миссиям на территории стран Третьего мира с таким же подозрением, как наши, скажем, к группам из Корпуса мира.

Так что колонну остановили, оцепили, цинично вытащив аккумуляторы, обесточили от греха подальше, персонал положили мордой в грязь и стали ждать саперов. А вот саперы были местные и, естественно, не спешили.

Короче, когда через несколько часов саперы приехали, и когда оказалось, что ничего опаснее размороженных кур в машинах нет, а миссия ООН уже пригрозила местным властям, что прекратит поставки продуктов, операцию «Куриный экспресс» пришлось свернуть. А все начальники, причастные к скандалу, получили от верхнего руководства серьезных люлей.

О явной сути этой шифровки вражины так ничего и не узнали, а зря...

Дело было в том, что в сопредельном государстве, где все были за нас, наши инструкторы обкатывали мастерство своих учеников на ниве радиодела и шифровки-расшифровки. Несколько учебных групп мотались на весьма большом пространстве, кто ехал в автобусе по сопредельной рокаде, кто болтался в море на катере, кто был на стационарной точке. А суть учений была в том, что группа, изображающая из себя Центр, давала шифрованную радиограмму, а учебные группы должны были её расшифровать (все эти действия шли по разовому учебному шифру) и отправить квитанцию о выполнении учебной задачи. Самое интересное было то, что в качестве текста сообщения радисты пересылали меню местных ресторанов и кафе. И все то, что из-за простоты шифра смогли понять потенциальные противники, было просто фрагментами названий блюд.

Так что, сами понимаете, после этого случая у всех местных контрразведок выработалась стойкая идиосинкразия на все куриное. А наши, естественно, об этом прознали...

И тут как раз возникла проблема с боеприпасами у одной местной марксистской группировки. Ребята вовремя подсуетились и громко заявили, что профиль Ленина на знамени гораздо приятственнее, чем профиль Мао (на самом деле, они считали ревизионистами и Мао, и Ленина, но уж больно патроны нужны были). Кратчайший путь в те горы и веси, где оперировали новые почитатели бестселлера «Капитал», лежал как раз через ту страну, где намедни была куриная паника.

Двести тысяч патронов закатали в нестандартные жестянки, наклеили этикетки - «Куриные консервы», и нагло, не скрываясь, провезли через все заставы. Пришлось, правда, сделать тысячу банок настоящих консервов. А что поделаешь, мелкую коррупцию никто не отменял.

Чего только не сделаешь для окончательной победы великого революционного учения, того самого, которое «путеводная звезда» для рабочего класса и трудящихся всего мира.
Оценка: 1.1449 Мудростью поделился тов. Лорд Сварог : 01-12-2013 02:22:30
Обсудить (0)
Версия для печати

Агент Кинг Конг против диких обезьян

В районе пересечения границ одной маленькой странной, но очень гордой империи и еще пары государств с большей территорией, но меньшими амбициями, группа товарищей занималась организацией ложной закладки. Закладка (или почтовый ящик) - это такой тайник, где наши разведчики или шпионы оставляют что-либо для своей агентуры или наоборот. Ну, а ложные закладки делают с целью ввести в заблуждение вражескую контрразведку, подсунуть дезу или просто подстроить ловушку.

В этом месте, в принципе, уже была старая закладка для борцов с колониализмом, но приличные борцы в этих местах быстро закончились, и пять китайских автоматов, три сорок четвертых Дегтяря*, пара цинков, магазины, ленты и патронные короба остались невостребованными.

В данный момент двое из ребят по приказу командира освобождали от старой смазки пулеметы и набивали ленты для шести коробов (пулеметами командир решил увеличить огневую мощь группы). А остальные размещали в разверзнутой яме привезенный с собой ящик и возились с дерном, ну, и завершал композицию дремлющий у дерева часовой. Он «дремал» уже минут пятнадцать с того момента, как в кустах кто-то начал шебуршиться, причем, так бездарно, что стало ясно - это не мирное дикое животное, но опасный хомо сапиенс, хотя и явно не профессионал.

А тут вернулись демонстративно отошедшие по нужде бойцы, они вернулись не одни. Между ними по земле волочился на заплетающихся ногах субтильный мулат в слегка запачканной форме легионера. Экспресс-допрос выявил следующую полную трагизма историю...

Жил был легионер Франсуа, был он обычным марсельским «снежком»*, работал официантом в маленьком портовом кафе, но после одной разборки между посетителями, переходящей в драку, очнулся лежащим на полу с окровавленным ножом в руке, причем, кровь была не его. «Снежку» доказать полицейским, что это была подстава, нечего было даже и пытаться. Хорошо, что буквально через дорогу был вербовочный пункт Легиона. И вот Франсуа, легионер 2-го класса, служит на близлежащей базе и вроде все хорошо, но, как это водится в жизни, в судьбу легионера вмешалась женщина.

Франсуа усиленно подбивал клинья к Жюли, работающей на кухне, и вроде подбил, и подбил вплоть до того, что они удалились под сень зарослей и деревьев, где начали предаваться плотским утехам. Но сладкая парочка не учла, что на дереве, под которым они расположились, на мудро припасенном Франсуа походном двухстороннем одеяле пребывала стая мартышек.

Если вам кто-то скажет, что у обезьян нет чувства юмора, то он беззастенчиво лжет, ибо чем объяснить, что мартышки сидели на своем дереве тихо как рыбки, до того момента, когда у Франсуа и Жюли не начало происходить, и тут обезьяны подняли галдеж, одновременно облегчаясь на несчастную пару. Но визг Жюли был еще громче галдежа приматов, и визжала она до тех пор, пока на её визг не прибежал патруль, который сначала заподозрил Франсуа в попытке изнасилования, а поняв, что случилось, в полном составе повалился от хохота на траву. Ибо несчастная пара в процессе страсти и стресса, соединилась, несколько э-э-э-э... теснее, чем им этого бы хотелось, и разъединиться самостоятельно у них не получалось. Отсмеявшись, патрульные отправили гонца в лазарет за носилками и санитарами, а учитывая то, что любая военная база по реакции инфополя на новости даст фору любому кружку вышивальщиц в провинции, народ к месту происшествия пер буквально колоннами. Повеселились, короче, на славу. Несчастную пару в госпитале разлучили, Жюли, как ни странно, после этой истории стала пользоваться бешеной популярностью, а для Франсуа настали черные дни. Не издевался над ним только ленивый, и прозвище Кинг Конг к нему прилипло на веки вечные. И Франсуа затаил злобу на обезьян, и стал составлять план страшной мести. А тут в курилке шеф-сержант Кадуаль (который и придумал, кстати, кличку Кинг Конг) рассказал, что когда он служил в Гвиане, обезьяны достали легионеров своим воровством, и тогда они покрошили бриоши в несколько старых кастрюль, залили их дешевым ликером и выставили на ночь на улицу, а утром собрали мертвецки пьяных обезьян в мешки и покидали в море. И Франсуа понял, что надо сделать...

Убивать обезьян он не хотел, но мучительно поиздеваться над ними очень хотелось, и он решил усыпить приматов по методу шеф-сержанта, а потом сложить их в мусорный контейнер и запереть крышку, и пусть твари просыпаются в неизвестности.

Итак, с хлебом проблем не было, но вот ликеры на базе были только у колонеля, большого их любителя. И Франсуа пошел на воинское преступление, обокрал своего командира, бывшего в отъезде, а вечером притащил к проклятому дереву огромный ржавый таз, и свершил первый акт мести, накрошив туда хлеба и залив ворованным ликером. А через пару часов пришло время и второго акта: спящие обезьяны были сложены в старый мусорный контейнер, который Франсуа накануне предусмотрительно притащил и замаскировал.

Спать он шел в прекрасном настроении, а утром вся база была разбужена ревом полковника, который вещал, перемежая уставные обороты с грубой бранью, что вора отдадут под трибунал и расстреляют, так как с сегодняшнего утра бригада получила боевой приказ, и мародеров будут карать по законам военного времени. И легионер 2-го класса бежал в джунгли.

Так что Франсуа был для спецгруппы самым что ни на есть роялем в кустах, ибо помимо задания по устройству лже-точки, были и другие задания с узорами, например, аккуратно засветить точку перед потенциальным противником и попытаться завербовать кого-нибудь на базе. Легионер Кинг Конг идеально подходил для двух последних. С Франсуа провели задушевную беседу, дали пачку засаленных франков и вбили в голову следующую легенду...
Франсуа, затравленный сослуживцами, напился в увольнении, попал в какой-то притон, сильно выиграл и подслушал подозрительный разговор двух типов о каком-то тайнике. Два типа говорили на портовом марсельском сленге, который вне Марселя мало кто знал. Франсуа притворился спящим в салате, а потом проследил негодяев и засек место, где они сели в машину без номеров, погрузив в неё какой-то ящик, за машиной он, конечно, проследить не смог, но запомнил из разговора примерные координаты тайника. И вот почему он и задержался в увольнении, и вот откуда у него деньги, если кто спросит. Где притон, он, конечно, забыл, когда протрезвел, а притонов таких в городе было полно. А фразу «...пятьдесят восьмой пост и на сорок пять градусов от трассы пройти сто восемнадцать метров, и искать между трех деревьев мусесе...», он запомнил с точностью до буквы. Вот именно так Франсуа и должен был все рассказать местному «молчи-молчи». Ну, и пару бумажек он подписал, куда ж без этого.

Так что хеппи-энд был массовым. Группа полностью выполнила задание, Франсуа отмстил обезьянам и косвенно своему главному обидчику - шеф-сержанту, ибо именно Кадуаль командовал патрулем, наткнувшимся на обезьяний ящик, и именно Каудаль открыл его, услышав подозрительный шум, и именно об Каудаля обезьяны отталкивались, как от трамплина, выпрыгивая из ящика, по своей традиции отчаянно вереща и справляя на ходу большую нужду. Несчастный сержант чисто на автомате рванул в сторону и полез на первое попавшееся дерево, с которого сорвался, и с диким ревом рухнул на землю, и с этого дня шеф-сержанта стали звать в Легионе Тарзаном.

Р.S. В то роковое утро полковник скандалил вовсе не из-за ликера, а из-за пропавшей сотни боевых рационов. О ликере он узнал несколько позже, но это уже совсем другая история о Кинг-Конге, Тарзане и диких обезьянах.

Дегтярь - жаргонное название в войсках РПД-44 ручного пулемета Дегтярева. Это очень хороший пулемет. Стреляет патронами 7,62 от Калаша и снаряжается лентой на сто патронов в подвесном коробе. Кубинцы его очень любили, да и вражины за ними охотились для личного употребления. Единственное - местные не любили короба, и обходились лентами на пятьдесят патронов.

Шеф-Сержант (Sergent-Chef) - унтер-офицерское звание во Французском Иностранном Легионе. Вторая снизу из пяти унтер-офицерских рангов.

Снежок - неполиткорректная кличка эмигрантов из Африки во Франции.
Оценка: 1.0471 Мудростью поделился тов. Лорд Сварог : 29-11-2013 23:11:19
Обсудить (17)
03-12-2013 01:03:03, lancer
Бегущих же! :-)) [quote=Piligrim;3320742](максимально серье...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
  Начало   Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая   Конец
Архив выпусков
Предыдущий месяцМай 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru