Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Авиация

Кстати, о гинекологах

(гротеск по мотивам)


Дело было в Афгане, в аккурат под седьмое ноября.
Коллектив у нас был маленький, вертолётный отряд и то не полный. Всего восемь вертолётов. В одном модуле включая обслугу, все умещались, с комфортом.
Дружно сосуществовали, с взаимовыручкой, иначе и нельзя.
Но вот, что до так называемых мелких пакостей, так каюсь, грешны. К примеру, кому нитку под простынь зигзагами набросать, чтобы потом после отбоя потихоньку её тянуть (здесь главное выдержку проявить всем кто в курсе, не заржать когда товарищ очередной раз вскочит дабы смести с кровати неведомых насекомых). Или там тайком поменять туфли соседям (одному две левых, другому две правых, хорошо ускоряет активизацию мыслительных процессов спросонья). Святое дело в холостяцком коллективе, куда без этого? Да и не со зла же, а чисто для того чтобы скрасить до безобразия одинаковые будни.
Но, среди будней и праздники бывают. Только, как водится у лётчиков не по календарю, а исключительно по погоде. Пришла пыльная буря? Ну, два-три дня выходных. Циклон нашу котловину захлопнул? Так этот в сезон и на неделю задержаться может.
А если погода ещё и с календарными праздниками совпала, так вообще шикарно. Отоспишься вдоволь, телик посмотришь, концерты, передчки всякие, короче всё про то, как им там, на нас здесь высшей степени плевать.
Ну и естественно хоть сухой закон Миша объявил, только лучшего средства для примирения нервов с поганой действительностью лучше алкоголя ещё не придумали. Выкручивались потихоньку, когда бражку ставили, когда в аэропорту у проверенного дуканщика водку покупали. Доктор, который с нами же в модуле обитал, никогда сэкономленную естественную убыль спирта не зажимал, всё в коллектив нёс. Да и родной "двадцать четвёртый", хоть и не спиртоносец как некоторые типы, да хвала главному конструктору, спиртовая система опрыска лобовых стёкол имеется, с бачком на три с половиной литра. Конечно, не всё нам попадало, всё делилось по-братски с "восьмёрками". Как иначе, если у них такой системы нет, да небо одно делим.
Да и не алкаши же. Когда интенсивные полёты, там вообще не до посиделок. А для того чтобы иногда расслабиться, хватало.
Такое вот житие маленького гарнизона.
А через речку, подшефный мотострелковый полк стоял, отдельный и с придаными усилениями. Город, в сравнении с нашим хутором.
И вот, седьмого ноября нас полк на торжественное собрание и концерт приглашает. А с вечера мы так звеном посидели немного, как раз спиртом вместо стёкол так, кстати, испортившуюся погоду обмыли.
Утром седьмого, погода не погода, праздник не праздник, а вертолёты боеготовы должны быть. Короче, потопал я на газовку один, уж больно командир жалко смотрелся после вчерашнего.
Возвращаюсь и охереваю. Уже нет бедного страдальца, сидят с доктором, здоровье правят. По-совести конечно, всего чекушка разбавленного на двоих, но, как говорил незабвенный "Кузнечик", дело принципа!
Такое зло меня взяло. Пока я там понимаешь, движки насиловал, тумблерами панелей как на пианино играл, они значит тут. И главное, в бутылке то только на донышке и осталась.
Предлагают мне, да ещё и с претензией, где типа так долго носило?
Короче, махнул я остатки, даже в горле не запершило. А душа же мести жаждет, страсть. Но что сделать, не знаю, ничего в голову не идёт.
И тут, как по какому-то наитию смотрю, на кровати кителя мабуты (полевой формы) валяются, доктора и командира. Оно к пехоте нужно было при погонах являться, иначе они теряются, кто есть кто.
Так вот, снимаю я воротников лётчицкие крылышки и докторские змеи, да местами меняю.
Вроде мелочь, а немного полегчало. Они конечно и не заметили, всё же зелёное, полевое.
Ну и после обеда сели в грузовик и к пехоте. А у них же не только народу больше, но и бабья больше. Не то что у нас, повариха да две официантки.
И здесь надо ещё сказать, что полком командовал... ну не важно кто по национальности, главное, что мужик во всех отношениях грамотный, положительный.
Но вот на беду женского персонала, весьма строгой морали. И если какую молодку застукивал на распутстве, а тем боле за материальное вознаграждение, в союз в двадцать четыре часа аки голубица летела.
В общем, приехали мы, выгрузились у клуба, разошлись, разговоры, трали-вали.
А я как-то подотстал от своей компании. И тута подходит ко мне одна из молодок и спрашивает, - А что это с вами за новый доктор приехал. Вашего-то я знаю, частенько у нас бывает...
Лучше бы не спрашивала, я же в такие моменты вру не думая. Сам потом удивляюсь, что нёс, а то и верю себе. Как говорил командир эскадрильи, объявляя мне очередной выговор, - Ты лучше свои таланты не вслух, а записывай. Будет больше пользы для всех и меньше тебе самому же вреда, - вот, решил таки прислушаться к его советам, но это так, к слову.
- Здрасте! - говорю, - А не ваш ли комполка гинеколога заказывал? И не просто гинеколога, а судебного эксперта. Чтобы кто, с кем, когда и сколько. Вот, вчера утром прилетел из Кабула.
Переменилась что-то в лице молодка, не захотела разговор продолжать и куда-то сдриснула.
Ну, меня это не сильно опечалило, я вспомнил, что хотел средства против крыс, то есть патронов к ПМ раздобыть. Пока искал, и нашёл, пришло время торжественной части. А меж тем моя брехня как оказалось, имела резонанс.
Усадили нас в зал, чуть ли не в президиум (на виду как те три тополя). Как ни как, а вертолетчики, уважаемые гости. Но как водится, в строгом соответствии с боевым расписанием, по звеньям, экипажам.
Устроился я в кресле поудобней, думаю, подремаю мальца, пока докладчик бухтит. Но не вышло. Ибо минут через десять, смотрю мой командир беспокойство начал проявлять.
Потом не выдержал и шёпотом спрашивает, - Слушай, а тебе не кажется, что все бабы в нашу строну смотрят?
Оглянулся я по сторонам, и правда. То и дело сверкают улыбки со всех сторон, как вспышки фотоаппаратов в сторону мировой знаменитостей.
И тут до меня дошло, в чём причина. Как не заржал тот час, не знаю. Но удержался и так серьёзно, - Что ты хотел? Здесь же одна пехота, оголодали бабы. А тут такой видный мужчина, да ещё лётчик приехал.
Он мне что-то пробурчал в ответ, в духе, - Что ты гонишь, - а самому вижу же, польстило. Выпрямился, плечи расправил.
Вы бы видели этого видного мужчину. Рост под сто восемьдесят, но худощавый то ли от природы, то ли трудное детство в суворовском училище сказалось. А после летней жары да интенсивных полётов... да что там говорить, я и сам мог за шваброй спрятаться.
Короче, если его месяц в санатории подержать на усиленном питании, то может на роль Дон Кихота и сгодился.
Когда начался концерт, словами не передать, надо было видеть.
Вот представьте, сводный женский хор. И все глаза в одну точку, вернее персону. Улыбки до ушей, грудь торчком, а как выводили, как выводили...
В какой-то момент, я даже завидовать начал. Там же очень неплохие бабёнки попадались, даже если отбросить поправки на афганские особенности.
- Во я дурак, - сижу и думаю, - Себе надо было змей нацепить, себе! Сейчас бы тайком свинтил с какой кралей, для проведения внепланового осмотра. А теперь сиди, наслаждайся художественной самодеятельностью.
Когда концерт кончился, нас командир полка лично провёл до автобуса. Распорядился выделить из полкового автопарка, здраво рассудив, глядя на состояние нашего грузовика с роты обеспечения, что сильно рискует лишиться поддержки с воздуха. Ещё и со всеми за руку, то, сё. Только, на мой взгляд, в последнем больше не уважения было, а заботы евнуха, чтобы ни кто из нас ненароком не отбился от стаи да к местному гарему не пристал.
Вернулись мы к себе, вечерело уже, самое время "чайку попить". Быстро организовали, что нам там бог послал, да служба снабжения, уселись за стол.
А "гинеколога" так и прёт, так и прёт похвастать. После пятой рюмки не удержался, хоть начал издалека, намёками выводя разговор в нужное русло.
И мужики согласились, тоже ведь не слепые, заметили сию аномалию. Начали догадки строить, предположения. Кто на инстинкты списывает, кто мистику приплетает.
Но когда доктор попытался научную базу подвести, что-то там про феромоны, тут уж я не удержался, весь прикуп и выложил.
Ржачка стояла...
Он день со мной не разговаривал, потом конечно отошёл и сам смеялся. И на прозвище "гинеколог" не обижался.
Оценка: 1.7083 Историю рассказал(а) тов. шурави : 14-11-2015 22:18:05
Обсудить (23)
12-01-2016 17:56:58, Beaver
А неопределенный артикль - это все, что останется от меня, п...
Версия для печати

Причуды метаболизма

Эх, благословенные времена службы в группе войск. Чехия, центральная группа войск... эти слова заставляли трепетать сердца советских офицеров, как у рыцарей Круглого стола при упоминании о святом Граале. А уж городок Оломоуц, так просто райское местечко после службы у чёрта на куличках. Единственное что поначалу резало глаза, так это европейская теснота, особенно ночью, сплошная звёздная навигация. Звёзды сверху, звёзды (огни) внизу. И всё сплошным ковром, что сверху, что снизу. Найти в этом сверкании нужный населённый пункт, столь же просто как искать какой ни будь Неккар в созвездии Волопаса. То ли дело в Забайкалье. Одна яркое пятно города Могочи, да цепочка жидких огоньков вдоль железной дороги. А в остальном... ну да ладно, не буду читателя премудростями вертолётной навигации утомлять.
Так вот, аэродром с гарнизоном прилепились вплотную к окраине городка. Рядом подпирает автомобильный завод, наш завод, по ремонту техники группы войск, со всеми вытекающими отсюда последствиями. В частности в виде четырёхэтажного общежития для вольнонаёмного персонала, которое если не нависает над стоянкой нашей эскадрильи, то очень и очень рядом.
Но, недели через две и у новичка пейзаж примелькается, а у старичков и подавно.
И аэродром, вертолёты, лётчики всё живёт своей обычной жизнью. То есть, все занимаются своими делами, а всё что вокруг это просто пейзаж.
А надо сказать, что организм лётчиков одноместных кабин, где своё рабочее место в полёте не покинуть весьма тренированный. Запросто, без каких либо капризов выдержит и четырёх, а то и шести часовой полёт.
Но с одним обязательным условием, сходить перед полётом и после него под хвостовую балку вертолёта в описываемом случае и того, отлить значит. Причём, это уже на уровне рефлекса. Каким-то непостижимым образом организм ускоряет свой метаболизм стремительно наполняя мочевой пузырь и отлить получается по полной программе. Независимо от продолжительности полёта.
Но, ведь не только полётами живут авиаторы. Особенно когда ещё семья не приехала.
И таким чудным местом жизни в Оломоуце был ночной ресторанчик, не знаю как точно назывался, но мы его Паласом величали. Народ там собирался разный, как наш, так и чехи. Можно было посидеть, поболтать, а то... ну молодой же народ и девушек снять, туристок, или вольнонаёмных. Чешек не советую, красавиц мало, последствия инквизиции аукаются, а заносчивые, что те принцессы.
Вот как-то раз сидим с дружком, попиваем винцо, как сейчас помню, "Медвежья кровь", я только из госпиталя после гепатита выписался, отмечал так сказать, излечение.
И где-то на половине третьей бутылки к нам за столик две девушки подсаживаются, разрешение конечно спросив. Мы, ясен пень, согласились, девушки молоденькие, симпатичные.
Слово за слово, разговор, познакомились.
- Так вы лётчики? - спрашивает меня с придыханием одна из девушек, а её и без того большие глаза округляются от восхищения. Лишний раз, убедив меня в правильности выбора профессии.
Я уже мысленно приготовился развивать успех и прикидывал с чего начать наступление, то ли с бесконечных просторов тайги, то ли с заснеженных вершин Гиндукуша, как последовал следующий вполне уместный в таком случае, ну и для юной особы вопрос.
- Скажите, а летать очень страшно?
Опускаю на стол опустевший стакан, снисходительно, как и положено воздушному волку улыбаюсь.
- Ну что вы, совсем не страшно, мы... - здесь у меня возникла невольная пауза на поиск наиболее красочной аллегории, ей, паузой тут же воспользовалась девушка.
- Но как же так, я за вами иногда наблюдала из окна общежития, - глаза прелестницы скользнув по моему лицу, упёрлись в стол, а на щеках проступил восхитительным свидетельством неиспорченной натуры румянец, - Вы, перед тем как садится в кабину, писаете, минут двадцать полетали, вышли с кабины, писаете. Ушли куда-то всего на полчаса, вернулись но, опять не пописав не полетите. Это потому что страшно, да?
И вот что тут сказать, а? Что объяснять про условные рефлексы, авиационный метаболизм? Неубедительно же. Впрочем, я нечто на эту тему и лопотал. Уже и не помню точно.
И... наверное, интересно знать, чем закончился этот вечер? Да какая разница...



Нечаянная диверсия


Просто припомнилось. Имена изменены.

Лето, жара и плановые полёты. В фанерном бараке медсанчасти лётчики проходят предполётный осмотр.
Юной медсестричке Леночке впервые доверили измерять давление лётчикам.
Ах, Лена, Лена, Леночка... Девушка очень красивая, с аппетитной фигурой и главное обладательница бюста третьего размера.
Короче, захожу я в санчасть, а под терапевтическим кабинетом сидят четверо моих товарищей то и дело загадочно хихикая.
- Что случилось? - спрашиваю.
- Да вот, давление повышенное.
- Ну, бывает, - отвечаю.
- Сейчас и у тебя такое будет.
Я только хмыкнул на такую самоуверенность, у меня же давление даже с перепоя в рамках держалось и толкнул дверь в кабинет.
- Разрешите?
- Да, да, заходите, - отвечает Леночка.
Её голос звучит несколько грустно и растеряно но я не придаю этому значения. Присаживаюсь на стул, кладу на стол как водится ладонью вверх руку и Леночка чуток подавшись вперёд начинает цеплять манжету тонометра.
Тонометры тогда были исключительно ртутные, к ним сноровка нужна. Потому Леночка полностью поглощена процессом. Застегнула манжету и не меняя позы начала качать грушу. А до меня начало доходить, в чём тут собственно дело.
А дело было в том, что в порыве усердия Леночка не заметила как одна из её восхитительных выпуклостей оказалась в аккурат в моей ладони. И сквозь тонкую, не раз стиранную хебешку явственно ощущаю что под халатом нет не только одежды, что понятно, жарко же, но и верхней части белья.
Я конечно не озабоченный юноша тогда был, но всё же неполные двадцать восемь. Мысли тут же поплыли вслед за глазами в сторону, вернее вниз, пытаясь выяснить, а есть ли и нижняя часть того самого белья. По складкам того халата выходило что искомой части, или совсем нет, или почти символическая.
Ну, в общем, с первого же замера ртутный столбик поднялся куда выше моих стандартных сто двадцать.
Леночка хмурит лобик, забавно морща при этом свой носик, выпускает из манжеты воздух и начинает повторять процесс.
А меня начинает разбирать смех и желание пошалить. Слегка сжимаю в ладони Леночкино достоинство. С восхищением отмечаю его умопомрачительную упругость. Но Леночка этого даже не замечает, а как же, второй мой результат заметно превысил предыдущий.
Во время третьей попытки распахнулась и на пороге возникла внушительная фигура начмеда.
- Дмитрий Васильевич, - взмолилась Леночка, - Вот уже у пятого давление и пульс выше нормы. Что делать будем, отстранять?
Дмитрий Васильевич мгновенно оценил диспозицию, опыт однако, супротив которого и медицинский спирт бессилен.
- Что делать, что делать... Лифчик, глупая, поди одень! А то весь полк мне со строя выведешь.
Оценка: 1.7718 Историю рассказал(а) тов. шурави : 05-11-2015 17:15:35
Обсудить (52)
12-01-2016 09:21:56, тень
Шурави покинул ресурс, потому вопросы ему не задавать....
Версия для печати

Глава 16. Бой в аэропорту г. Нджамена

Глава из повести "Африканское небо русских пилотов".
Начало повести здесь:
http://www.proza.ru/2013/09/21/31

Повесть основана на реальных событиях новейшей истории, в марте 2008 года, с участием российского экипажа Ил-76 от предприятия "Абакан-авиа".

*****

Второй полет по знакомому направлению «г. Дуала - г. Нджамена» проходил полностью под настроение капитана. Вчерашний служака ВВС Белоруссии делал все возможное, чтобы показать класс-профессионализм своей команды. Тем более, подобная задача соответствовала его прежнему опыту, полученному в молодые годы, когда он служил на территории Афганистана. Проклятое «де жа вю» не позволяло вильнуть в сторону, дать слабину, отклониться от маршрута, вернувшись в Дуала без новой группы эвакуируемых людей.
Наш старенький Ил-76 скрипел переборками, надрывался моторами, падая по крутой спирали в сорок пять градусов над аэропортом Нджамены. Экипаж был полностью во власти навыков пилотажа и умений своего боевого командира. Даже бывалые техники решили не шарахаться по грузовому салону, пристегнувшись ремнями на откидных сидениях, моля бога об удачной посадке.
А внизу, на земле все было плохо, просто хреново, если называть вещи своими именами. На подступах к аэродрому шел нормальный общевойсковой бой. Несколько подвижных отрядов спецназа французского Иностранного Легиона с трудом сдерживали напор превосходящих сил мятежников, стремящихся тремя колоннами прорваться к бетонке аэропорта и установить контроль над стратегически важным объектом в окрестностях столицы.
Потрепанные джипы инсургентов, где были установлены в кузовах крупнокалиберные пулеметы, давили численностью. Не считаясь с потерями, умело используя складки местности, полевые командиры повстанцев уверенно сужали кольцо окружения.
Ребелы справедливо считали французов заинтересованной стороной, поддерживающей законное правительство ЧАД, причем, не только на земле, но и с воздуха, при помощи боевых вертолетов. Боестолкновение частей Иностранного Легиона и ребелов стало лишь делом времени, реализовавшись, в конце концов, на подступах к взлетно-посадочной полосе.
- Дерьмо собачье, откуда этот борт выходит на посадку, кто вы такие, ответьте немедленно?! - мешая английскую речь с французским наречением, ругался чернокожий диспетчер на вышке в аэропорту Нджамены, пытаясь определить национальную принадлежность самолета и его цель прибытия в африканские дебри.
- Я - UN-тысяча триста тридцать семь, прибыл для эвакуации персонала ООН, основной пункт базирования - Киншаса, Миссия ООН в Конго и Уганде. Прошу дать добро на посадку и обеспечить безопасность нашей загрузки.
Наш радист озвучивал для экипажа стандартные формулировки радиообмена с землей.
На вышке нервно рассмеялись.
- Господа пилоты, вы просто СУМАСШЕДШИЕ. Бои с повстанцами идут на трех направлениях в районе аэропорта. НИКАКОЙ ГАРАНТИИ БЕЗОПАСНОСТИ вам дать не могу. Пока не поздно, вы можете зайти на второй круг и лечь на обратный курс. Никто, никогда, ни в чем вас не упрекнет.
Радист принес расшифровку радио-переговоров с диспетчером в кабину пилотов. Капитан и «правак» прочли документ, угрюмо переглянулись. Они прекрасно поняли, что происходит на земле, но решили играть в «русскую рулетку» до конкретного результата.
Вынырнув из спасительных облаков, кэп увидел знакомую картинку в аэропорту Нджамены. У здания аэровокзала застыли два ООНовских автобуса. Взлетно-посадочная полоса была девственно пуста. Ни одного самолета или вертолета вокруг.
- Всем готовность номер один, - спокойно отдал приказ по внутренней связи наш капитан. - Эвакуацию провести в максимально короткие сроки. На всю суету в ходе загрузки даю не более десяти минут.
Еще через две минуты Ил-76 коснулся колесами бетонки Нджамены, подруливая к стоянке автобусов.
- Они, точно, сумасшедшие или самоубийцы, - тихо, но разборчиво промолвил черный диспетчер-абориген на вышке.
- Это русские, им все по фигу, - отозвался на ломанном французском языке снайпер, выходец с Украины, боец Иностранного Легиона, не отрываясь от приклада своей винтовки, нажимая ритмично на спусковой курок. - Мы прикроем их. Пусть работают ребята. И не вздумай сбежать отсюда, мон ами. Се Са?
Для пущей демонстрации своих намерений украинец вонзил в деревянный пол остро заточенный штык-нож. Диспетчер широко раскрытыми глазами наблюдал, как горячие гильзы методично сыпались вокруг тела стрелка, тихо звякая при встрече с клинком. Снизу уверенно тянуло дымком. Пересохшее дерево строения грозило вспыхнуть от зажигательных пуль в любой момент.
Коллеги снайпера, матюгаясь, вдвоем затащили на вышку тяжелый станковый пулемет, несколько цинков с патронами. Никто не знал о своих перспективах жизни и смерти на ближайшие 15 - 20 минут. А кому из нас дано понять и увидеть свое настоящее и будущее?
- Черный, пошел вон отсюда, если хочешь остаться в живых! Сейчас мы расшевелим твоих земляков, пожаловавших в гости, надерем им грязные задницы...
Двухметровый детина в полосатой майке скинул видавший виды засаленный, тяжелый бронежилет. Диспетчер заметил татуировку в виде парашюта на плече, окаймленную незнакомыми славянскими буквами «ВДВ, Псков».
Украинец не искал вежливых слов. Он не любил негров, создававших себе проблемы на пустом месте. К тому же боевая обстановка Нджамены все спишет, если останешься в живых.
Скатившись по лестнице, чернокожий абориген услышал, как длинные пулеметные очереди заглушили одиночные выстрелы из винтовки снайпера.
Очередная глава здесь:
http://www.proza.ru/2013/11/20/908
Оценка: 1.2500 Историю рассказал(а) тов. Маркус Норман : 12-09-2015 22:06:56
Обсудить (179)
23-09-2015 17:00:54, чокнутая выхухоль
Я буду нем, как печка 8-Х...
Версия для печати

Уже на "коробочке", на четвертом развороте, комэска выпустил тормозной парашют...
Так бы могла начинаться эта история - чтобы с первых же слов заинтриговать, схватить за все, не побоюсь этого слова, выступающие части тела, и тащить, тащить, не взирая на верещания и возражения, к некоему финалу... Но это же скучно, господа! Так что будем неспешны и обстоятельны...
Жил-был Советский Союз. Кто-то называл его Родиной, кто-то - Империей Зла, но в одном сходились все: проверить, остро ли отточен штык, здесь умели и любили. Или делали вид что любили, благо в итоге и такая точка зрения тоже вела к повышению боеготовности.
Одним из элементов проверки остроты штыка были учения истребительной авиации ПВО - стрельбы. Нет, учений всяких-разных и так хватало, не считая повседневного дежурства, но была еще и другая штука: раз в год по тревоге какой-нибудь полк срывался с родного аэродрома, перелетал на южные полигоны - обычно Красноводск - там, опять-таки, всем составом, отстреливался и мчался обратно. И всё это за неделю-две. И без подготовки, ибо если и было известно какая Армия в этот год попадёт в проверку готовности, и хоть можно было догадываться о соединении, но вот какое именно подразделение выдернет с насиженных мест главкомовская рука - этого не знал никто; возможно, даже сам главком.
А высокая комиссия оценивала не только степень белизны бордюров и наличия бирок в самых труднодоступных местах пункта постоянной дислокации, но и качество самой подготовки - в полном ли составе вылетели, да как летели, как отстрелялись, как вернулись... Вот такая "Зарница" с далеко идущими выводами. Тут уж пан или пропал, по итогам или взлетишь или залетишь.
В тот год выдернули Тапу, что в 6-й Армии. Начали они отлично - сбор, технари резво позакидывали в прикомандированные Ан-12 разнообразный свой скарб, за ними вылет полка и умчались, упрыгали этаким авиакенгуру по аэродромам промежуточных посадок, ибо ну никак без них Су-9 из Эстонии до Туркмении не доедет. Оценка «отлично». Там отстрелялись, по всему что только можно, никого не угробив - «отлично» (годом раньше другому полку оценку снизили до «хорошо» всего лишь из-за того что случайно потопили рыбацкий баркас, сдуру вылезший на полигон).
Скоро сказка сказывается, дело - бывает - еще быстрее делается, и уже обратно, домой... все в предвкушении всяких вкусных поощрений - кто в дивизию на повышение, кто в академию, кому орден, кому медаль, кому просто отпуск внеочередной; уже даже не слюни пускают, а ждут заслуженного с чувством выполненного долга - последний этап остался по перелёту, техники и проверяющие уже на месте (все-таки «двенадцатым» столько посадок не надо), переночевать в Андреаполе, дозаправиться, и утром прямиком до Тапы, а там уже подведение итогов, все поголовно молодцы, и полная грудь крестов.
И вот, при заходе на Андреаполь, уже на «коробочке», на четвертом развороте, комэска выпустил тормозной парашют...
... бросило, скорость упала - по наитию двигатель на форсаж; это и спасло. Хоть стропы, каждая держащая усилие 300 кг на разрыв, выдержали - вырвало саму гондолу тормозного парашюта. Но самолёт управляется, полоса по курсу, высота позволяет, так что сел благополучно; недоброе уже на пробеге почуял, заметил что тормозной не выпускается почему-то, да и лампочки аварийные загорелись и вообще как-то странно машина себя ведёт. С полосы съехал и на рулежке раскорячился - всё, остановился двигатель, и инерция кончилась.
- Охтыжмня! - в один голос сказали на КП оба командира полков, наблюдая эти сцены из жизни бобров; вот только такого расклада им не хватало до полного счастья.
И ведь у всех причина для печали: одному авария, пусть и чужая, на своём аэродроме никак не нужна (если повадятся соседи сюда умирать прилетать, то испортится карма, заботливо лелеемая в глазах вышестоящего командования), другому так просто амба - накрылись все перспективы по итогам проверки, еще недавно блестящие.
- Етицкая же сила... Слушай, у тебя же однотипные - одолжи один на пару дней? Я верну...
Простая человеческая вера в чудо не нашла понимания.
- Если только десятку до получки. Ох, йооо... Ну вот скажи, товарищ подполковник - кто ты после этого? Млин... Поехали смотреть что там осталось.
Вблизи самолёт выглядел еще хуже чем с КП; сзади - снизу как в анатомичке - обшивка фюзеляжа сорвана, открывая силовой набор и двигатель, трубопроводы и шланги порваны, на бетоне громадная лужа из керосина, масла, гидрашки и вообще невесть чего.
- Пристрелить. К чёртовой матери.
От такого диагноза встрепенулся скромно переминавшийся у самолёта комэск:
- Тащ... тащ... а может в ТЭЧ?
- О, а вот и виновник торжества! Тебя б тоже пристрелить, да патрон потом списывать устанем... Разве что... Ладно, цепляйте на тягач, пусть глянут...
... Коллектив в технико-эксплуатационной части подобрался сильный; заставшие еще Великую Отечественную «деды» с их опытом ремонта вообще неремонтопригодного, и не только в теории разбирающаяся в современной технике «молодежь».
Увидев, что им притащили, сильный коллектив оторвался от шеш-беша и заскрёб в затылках.
- Вот именно так представлял себе мою докторскую диссертацию служи я в Люберцах [НИИ эксплуатации и ремонта авиационной техники, НИИ-13 - прим.] - озвучил общее мнение один из техников.
- О, это нам на разбор, на запчасти? - деловито уточнил начальник ТЭЧ и очень удивился узнав что на ремонт.
- Мужики, спасайте, - взмолились «эстонцы», - хоть тушкой, хоть чучелом, лишь бы утром до Тапы дотащиться, хоть как...
- Утром? Грузовиком. Два ЗиЛа...
- Ааааа!..
- Товарищи офицеры! Не издевайтесь сильно, им и так плохо... Постарайтесь сделать, - благословил командир полка; его активно поддержали "эстонцы", клятвенно пообещав в случае успеха все земные блага, кормить, поить, на руках носить и даже, при желании, целовать в разнообразные места.
Начальство убыло, провинившийся комэск томно вздыхал в углу; после традиционного перекура началась работа. Воссоздавали основное, творчески подходя к второстепенному. Соединили порванное, где не соединили - заварили и заклепали; топливная, гидравлика, масло - часа за четыре побороли. Тяги управления уцелели, согнутую вылечили кувалдой, но это по планеру; по двигателю с управлением было похуже... и совсем плохо с кислородной. Да что там «плохо» - просто беда, как будто сорванная гондола не к шпангоутам крепилась, а непосредственно к ней.
Вроде всё заглушили-заварили-заклепали, кислородной машиной закачали по полной - пару секунд пошипело и давление по нолям. Загнали в баллоны по 300 атмосфер вместо штатных 150 - шипело ненамного дольше, но гораздо злее; дальше экспериментировать не рискнули.
- Да и хвост с ним, - решили «деды», - не в стратосферу же отправляем. Низэээнько пойдёт, и нормально. Вот, помним, в сорок четвёртом...
- Вот же тварь! - возмутились они же чуть позже, на газовке, - Это наши конструктора не додумали, факт!
В довершение всех бед попереломался механизм перепуска воздуха. Двигатель работал - уверенно, устойчиво, управляемо - но только на форсажных режимах; прибрал РУД - всё, останов. Запуск только с запитыванием от кислородной машины; но тут можно и на малом газу, пока кишка подсоединена; и только на форсаже створки наконец-то перекладывались и «кислородку» можно было отцепить. Обойти, в принципе, можно, но это «можно» если кислородная система работает, а она свистит самопроизвольно мелодичнее органа (музыкального инструмента, а не о чём все подумали).
- Фигня, однако, - решил консилиум, - Буди этого... Чкалова, млин...
Комэск поначалу так и бродил по ТЭЧ скорбным приведением, горя желанием помочь; желание понимания не нашло, ибо даже на подай-принеси он оказался непригоден (ну не понимает лётно-подъёмный состав простейших технических «а подай вот ту хреновину», только мешает в итоге), вот и положили его спать, здесь же, в ангаре. Так что будить недалеко было.
- В общем так, сокол ты наш сталинский... Ехать на этом можно, но не советуем. Честно. Что не работает - проще перечислить что работает... Вообще б не выпустил, хоть ты мне весь ЖПС [журнал подготовки самолёта - прим.] своими «замечаний нет» испиши, да молодежь настояла... если полетишь то мы тебе и профиль полёта подобрали уже, согласуешь только - взлетаешь последним, идешь на малой высоте, по прямой, там с ходу в общей куче садишься и прячешься в зарослях. Что решаешь?
- Дык это, «замечаний нет», конечно! А что на самолёте работает-то?
Вот так оптимизм в очередной раз победил здравый смысл.
- Ты, как долетишь, нам позвони хоть... а то тревожно...
... Уходили «эстонцы» красиво, взлёт звеньями - рёв, грохот, и четыре точки удаляются в наборе высоты, а в это время уже следующая четверка начинает разбег. Нынешние авиасалоны просто баловство какое-то по сравнению с такими буднями.
И тут на КП все немного меняются в лице от происходящего на аэродроме: к полосе тягач тянет искалеченный Су-9, в паре с ним едет «кислородка», шланг подсоединен к самолёту (и кто-то из технарей лёжа на левой плоскости его держит); завершает кавалькаду УАЗик, на капоте которого лежат невостребованные метры шланга - он так выбирает слабину между летательным аппаратом и его кислородным донором.
- Ммммать вашу йети, - задумчиво говорит комполка. - Я в штаб срочно пошёл. Ну а вы, когда вас в тюрьму сажать будут, не забудьте сказать что меня на КП не было в это время.
Замполит-то еще раньше ушел, и молча; так ведь все такие - всем интересно посмотреть это представление, но не с командного пункта и не при исполнении служебных обязанностей.
...- Значит так, на полосе тебя отцепим. Тормоза зажимаешь мёртво, выводишь на форсаж. Стоишь как... хвост у белки. Когда техник - он у тебя на крыле будет всю эту ху... конструкцию держать и направлять, потом, по готовности, отсоединит - по борту хлопнет, тогда отпускаешь тормоза и взлетаешь. Понял, оррррёл?..
...Ни фига тормоза не удержали. В первые секунды полз, потом покатился; кислородная машина парой пошла на взлёт, их догонял УАЗик, всё выбирающий слабину; лейтенант, правой рукой держа шланг в разъеме, а левой цепляясь за переднюю кромку крыла, ни о чём особо не думал - это была его идея, отработанная на газовочной, но разбившаяся об отсутствие швартовых на взлётно-посадочной полосе. Обжатые тормоза не радовали никого, автомобильная составляющая этого дурдома разогналась уже до 50 км/ч - наконец сработала система перепуска. Створки открылись, лейтенанта вместе со шлангом просто сдуло, миновав счастливо столкновение со стабилизатором; еще больше ему повезло разминуться с забывшим остановиться УАЗиком.
Пара ушибов, пока по бетону катился, шерсть дыбом - обошлось...

P.S. Тапа. "Эстонец" долетел нормально, по рекомендованной схеме произвел посадку, и сразу под чехлы; отзвонился, в ТЭЧ отлегло; оценку "отлично" своего полка не опозорил, а самолёт списали.

Р.P.S. Андреаполь. Построение полка, читка приказов, наказание попавшихся и общее повышение тонуса не попавшихся:
- Лейтенант К-ков! Выйти из строя!.. За грубейшее нарушение правил техники безопасности объявить лейтенанту К-кову выговор!
- Есть...
- В строй... Лейтенант К-ков! Выйти из строя! За проявленную смекалку и отличные знания, обеспечившие безаварийный вылет братского полка объявляю благодарность!
- Служу Советскому Союзу!
Оценка: 1.9237 Историю рассказал(а) тов. BratPoRazumu : 09-09-2015 22:54:00
Обсудить (70)
18-09-2015 11:32:56, Baloo
Можно склонять, можно не склонять. Оба варианты верные....
Версия для печати

И не знаю даже по теме или нет, но - ДААААААВНО!
Жил-был специальный авиационно-транспортный полк. Хороший полк был.
С традициями.
И так как специальность полка заключалась в том, что возили они не только грузы, а лиц из ГЛАВКОМата и выше, то соответственно летчики там все были настоящие и опытные.
И был в том полку комэска. Опытный и старый такой дядя. Летал он еще с моим отцом, а я уже в этот полк капитаном пришел.
А еще в этом полку были хорошие самолеты. Крепкие такие))) Ту-134 ш называются:

А в экипажей у тех самолетов не только летчики и штурмана во множестве, но еще и бортмеханники и бортинжинера с радистами есть.
И если для летчиков и штурманов есть специальные училища, то бортинжинеров - готовят из наземных техников прямо в полках.
И вот этот случай о котором я расскажу как раз о том как встретились этот комэска, самолет и обучаемый бортинжинЁр!
И что из этого получилось )))

Готовили одного инженера-техника (назовем его Леха) в бортинженеры значит. А надо вам сказать други, что есть некая кастовость в авиаполках - те кто летают - этакая "белая кость", а те кто обслуживают - "вроде как хорошие люди, но не герои". По разному везде степень этого отличия видна, но есть она.
Но мы не это обсуждаем сейчас, а то, что волновался этот Леха! Ибо если станет он "бортачем", то жизнь его круто поменяется и будет у него кожаная куртка, "год за два" и столовая где официантки кормят вкусно и шоколадку дают.
А еще квартиру в три раза быстрее.
И вот пришел этот Леха, на полеты весь такой подготовленный. Самолет им нарядили Ту-134 ш.
Его инженер эскадрильи гоняет на земле в кабине - все Леха с полоборота отвечает, все двигает как надо. Ну прям отличник.
Но тем и отличается, работа в воздухе от работы на земле, что если ошибся обратно не открутишь уже. И это Лехе рассказали. Каждый с кем он говорил. И "не волнуйся", тоже сказали.
И поэтому Леха волновался жутко!
А командиром должен был лететь тот самый комэска! Назовем его Михалыч!
И вот все сидят на предполетных, а Михалыча нетути!
А в то время как полковник целый (а надо сказать, что командир полка пришел новый) ставит задачу целому полку на полеты -старлей ГАИшный трахает Михалычу мозг в трех км от аэродрома и поясняет, что превышать скорость на 50 км - не хорошо! Там быстро передвигаться - можно помереть молодым!
А Михалыч - старый и умный! Стоит молчит и злится!
Вобщем приехал он к концу постановки задачи. и командир его соответственно позвал "поговорить". И видно хороший у него разговор был, но вышел оттуда Михалыч. Весь красный, вращая глазами и фыркая идет!
Идет бурчит и матерится. Сел в самолет - бурчит и матерится. Уж "правак" карту читает, а тот все на своей волне - бурчит и матерится!
А Леха наш - стажируемый, потом обливается потому как он и так боится, а тут еще и ....
Вообщем вырулили потихоньку. Стоят на взлетном.
Михалыч, прервал бурчание и говорит бортачу Лехе:
- ты че так взопрел то? Все нормально будет. Ща взлетим. Никуда не денемся. Ты че первый раз чоли?
Риторически так спросил...
Тут дают разрешение на взлет! Штурман читает скорость, а Леха наш - понимает, что ответа не дал и орет Михалычу - ДА Я ПЕРВЫЙ РАЗ!
А самолет только начал поднимать переднюю ногу...
Михалыч, бровью так повел и под гнетом случившегося за вечер вздыхает и говорит вслух - НУ МЛЯ! НЕ ЭКИПАЖ А СЧАСТЬЕ!
....
На что наш Леха понимает, что что-то про ШАССИ!
И отвечает: - ЕСТЬ УБРАТЬ ШАССИ!
И как положено в авиации тут же выполняет!
И тут все как заверте.... ЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖ!
УПС! Сказали Михалыч с "праваком" одновременно и потянули на себя "рога" со всей дури!
Охренеть! - Сказало ГРП (группа руководства полетов) и все кто находись на СКП!
Мля! Что это было ! - заорал весь аэродром....
А Ту-134ш, оставляя за собой сноп искр из-за передвищения на корме плавно уходил в небо над аэродромом...


А на самом деле потесали обшивку, планировали востановить потом, да списали самолет - старый был и СССР развалился тогда уже...

Ну пролетели они по кругу, сели... вообщем все получили свое.
Один только ГАИшный старлей, спал этой ночью спокойно из действующих лиц пьессы.

Да! Забыл - Леха потом летал долго и счастливо и до сих пор ржет над тем случаем.
А тода был белый как мел и скромный как девушка на первом свидании...
(С)
http://mil-history.livejournal.com/1510613.html
Оценка: 1.5616 Историю рассказал(а) тов. Starik : 03-09-2015 10:22:24
Обсудить (2)
06-09-2015 15:32:24, Летчик запаса
Ну облажался летун в первый-то раз. Бывает. Почти все облажи...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
  Начало   Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая   Конец
Архив выпусков
 Август 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
переезд офиса с грузчиками москва
восстановление паркета стоимость www.parketov.ru/remontparketa/