Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Военная мудрость

Военная мудрость есть понятие, содержащее противоречие в самом себе.
Грушо Маркс.

Кровь и Абсент

На войне всякое бывает, и совпадения в том числе, причем у военных и, тем более, у разведчиков, совпадения эти, бывают ещё более невообразимыми, чем у штатских.

В давние времена, аж в прошлом веке, на границе двух вновь образованных, только что сбросивших колониальное иго, (но уже активно враждующих) молодых государств, назовем их Фанги и Бамилеке, была небольшая нейтральная территория, эдак длиною лье в двести и шириной лье же десять. Для того, чтобы местным пейзанам было еще веселее, Творец создал там реку: без мостов, но с двумя бродами по флангам. Территория эта была весьма удобна именно как нейтральная: для торговли между данными странами во время спорадических боевых действий. Племена, обитающие в нейтральной зеленке, представляли торговцам свои отряды самообороны, которые, как правило, служили наемной охраной для проезжавших по их территории. Боевые качества отрядов ничего не значили, но на фоне гарантий безопасности конвоям от местных вождей, наемники были обязательны. Однако любая стабильность, увы, как правило, рано или поздно заканчивается, закончилась она и тут. Племена из нейтральной зеленки поделились на северных и южных, то есть - те, которые из племени дуала, примкнули к сторонникам идей трех бородатых дяденек и тетеньки, изобретшей то ли 8 Марта, то ли Первое мая, а те, которые из племени фульбе, признали пользу кока-колы и империализма. И теперь обе главных стороны решили нанести свой удар именно через бывшую нейтральную зону.

Но, как говорил один корсиканец, нельзя быть сильным везде, и обе стороны хотели нанести удар именно по слабой группировке противника, но вот у какого брода заслон будет слабее, вот в чем вопрос. И тут, одновременно в обоих противоборствующих штабах, появилась гениальная идея...

Для отвлечения противника от направления главного удара, по ложному направлению, должен был быть нанесен удар фальшивый, т.е. сильно вспомогательный. И тут в дело вступила разведка, которой было поручено создать дезу для противника. То есть противник пусть думает, что в точке "А" у врага сосредоточены главные силы, перебрасывает туда войска, а там обманка, и время уже потеряно. А свои победные когорты заходят в тыл, идут на столицу, и вощще побеждают.

Как уже было сказано выше, государства были молодые, и разведка была тоже достаточно юной, и, хотя партизанский опыт был, но, скрепя сердцем, обе враждующие разведки были вынуждены пользоваться мерзким наследием колониализма, то есть старой агентурой белоногих. В обеих противоборствующих столицах резидентами были, как ни странно, мулаты, один был барменом, другой - хозяином скобяной лавки, и они, как и было поручено руководством, организовали нужные утечки, но несколько в обратную сторону... ибо оба они были двойными агентами. И самое интересное, что в портовом городке, за пару другую сотен лье от очага военного конфликта, на черном рынке появился ящик настоящего абсента, который был сразу же куплен целиком, и в корне изменил ситуацию, но об этом чуть позже. Пусть этот абсент, пока "повисит на стене". Потому что война начинается...

В цивилизованных странах войны начинают на рассвете, в Африке на бумаге тоже, но по жизни...

Примерно в полдень (на часы было смотреть лень), майор Марсель грустно сидел в любимом дюралевом кресле на холме, с которого открывался хороший вид на брод, через реку Лаба. Это кресло когда-то выломали из сбитой "Дакоты". И с тех пор кресло сопровождало Марселя во всех жизненных и карьерных пертурбациях: и после позорного перевода из столицы в заштатный городок, и сейчас, в крайней южной точке границы государства. Грустен Марсель был потому, что понимал, что у этого брода настанет конец и его карьере, и, видимо, ему самому. Марсель кое-что повидал в своей жизни, и не зря несколько лет носил белое кепи с золотым цветком, так что, кое-что в военном деле понимал. Ни на сопредельной, ни на своей стороне не было ни пограничной полиции, ни таможенников, и раз чутье и информированность подвигло их бегство с блокпостов, то было понятно, что вверенный ему отряд был обречен на гибель, как приманка или ложная цель. Ведь нельзя же было требовать от сотни полицейских, собранных из разных участков, (судя по их внешности отобранных по степени ненужности), десяти дюжин солдат-новобранцев во главе с пьяным пожилым лейтенантом, старой 37-мм зенитки "Шнейдер" образца 1930 года, стреляющей только одиночными выстрелами, и броневичка "Панар", взять штурмом городок, который находился в десяти лье вглубь сопредельной территории. Из-за этого броневичка и задерживалось наступление: некстати заглох двигатель. И вот когда броневик, наконец, завелся, из-за южных холмов донесся звук, намекающий, что у противника тоже кое- что завелось. Сначала из-за холмов на дорогу вышла густая колонна племенного ополчения: с копьями, щитами, травяными юбками, и прочими прибамбасами, типа русских автоматов и английских винтовок. А за ними, завывая изношенным двигателем, выполз трейлер, на котором виднелась смутно знакомая громада. Марсель пригляделся, и у него помимо воли начался истерический смех. На трейлере угрюмо возлежал танк "Черчилль", известный, пожалуй, на всю Африку. Сначала, в 1942 году, вроде британцы привезли его в Тунис, там он потерял двигатель, и был использован как учебный танк. Потом, толи как памятник, то ли о нем просто забыли, а после заварухи 1957 года, танк исчез, и всплыл уже ближе к этим местам в начале семидесятых. Последний раз "Черчилль" блеснул траками через две границы отсюда, где он, опять же, стоял как памятник на площади одного городка, и там какой-то непонятный геолог, родом из Восточной Европы, то ли поляк, то ли румын, которого звали то ли Тарсеску, то ли Таршкевич, умудрился выменять на этот танк у проходящего конвоя наемников грузовик консервированного молока и два ящика презервативов (данные по обмену многократно варьировались). Когда наемники узнали, что испарившийся геолог не имеет к этому танку никакого отношения, они разогнали местных альгвазилов, и стребовали с мэра контрибуцию продуктами и персоналом местного борделя.

И вот теперь этот танк проявился здесь. Движка на нем, естественно, не было, но вот его пушка должна была стрелять. Пока эти мысли проносились в голове Марселя, трейлер, изо всех сил ревя и кашляя выхлопом, стремясь побыстрее доехать до брода, повысил скорость аж где то лье до десяти, потому что туда аж на лье пятнадцати пылил наш броневик, цитируя старую книгу: "..."Панар" буквально стлался по земле, оставляя за флагом всех калек и толстых пожилых дам...".

Надо ли говорить, что при подъезде к броду обе техники заглохли, что вызвало бурное веселье у солдат обоих воюющих сторон. Марсель, поговорив с командиром противника, таким же неудачником, как и он, посланным на убой, нашел в нем собрата по духу, в смысле заключения негласного перемирия и редкой спорадической стрельбы в воздух, хотя потери в виде засланных от командования стукачей, имели место быть. А в незаметно наступившей ночи угадывались со стороны второго брода, зарницы и канонада.

Так что, война не задалась. Как вы наверняка догадались уважаемые читатели, у второго брода столкнулись как раз главные силы сторон, и разошлись после не давшего ничего, кроме потерь, боя. Но у этой истории было продолжение...

Буквально за несколько дней до начала этих неудачных военных действ, в обоих штабах появились советники по разведке. Одни, как понятно с Запада, а другие, что характерно, с Востока. И выводы были сделаны одинаковые - резиденты дали заведомо ложную информацию. Но это был еще не конец истории. При расследовании выяснилось, что информацию эти резиденты получали все эти годы из одного и того же источника, который, собственно, и являлся общим резидентом обеих разведок, и источник этот находился в третьей стране, в городе, где находилось одно из эмигрантских правительств, претендующее на все стороны света в данном мини-регионе. Звали этого человека, не больше, не меньше, как Мангуст. Это был старый кадр колониальной разведки, официально сгоревший пару лет назад в автомобиле, с крупной суммой казенных денег.

В виду того, что вся мозаика более-менее срослась, то настало время раздачи сережек всем Матам Харям, (как остроумно сказал один известный, но не поименованный советник при местном Секретном бюро).

Так что, в один прекрасный день, в двух отдаленных друг от друга городках, практически одновременно случилось два несчастья. В одном Бармен отравился своим кофе, а в другом лавочник получил шальную пулю в затылок.

Ну, а супер-агент Мангуст, как выяснилось, вовсе и не стремился к получившемуся на границе результату. Просто у Мангуста была одна пламенная слабость - настоящий абсент, и, получив с черного рынка ящик настоящей "Зеленой феи", он несколько увлекся, и сбросил резидентам сторон не ту информацию. Короче, старый конь попал не в ту борозду.

А еще через какое-то время, агент Мангуст, выпив утренний кофе, внезапно почувствовал себя плохо, шатаясь, вышел из бистро, остановился перед входом, где получил на десерт от прохожего аккуратную пулю в голову. Так что, правильно сделали французы, когда абсент запретили.
Оценка: 0.8961 Мудростью поделился тов. Лорд Сварог : 31-10-2013 22:19:18
Обсудить (1)
05-11-2013 08:50:40, Са-Ша
Про общего резидента обеих разведок понравилось....
Версия для печати

Вывод ГСВГ-ЗГВ. Техника.

Начало зимы 1990 года. Станция Беслан. Конечная станция нашего эшелона, доставившего некоторую часть техники и личного состава инженерно-саперного батальона из Западной Европы на Северный Кавказ. Разгружаемся, раскрепляем технику и сгоняем ее с железнодорожных платформ на грешную землю.
Вот угораздило механа ИПээРа (инженерный подводный разведчик, кракозябра на базе БМП-1) на крутом развороте поймать пару ненужных камней на беговые дорожки гусениц, разулся ИПээР одной гусеницей, и скинул ее, аки лапти. "Шингисов, етит тебя и разъетит, какого хрена... и так далее..." Руганью делу не поможешь, надо переобуваться. Расстыковали и расстелили гусеницу, завели ее на поддерживающие ролики и звездочку, начали винтовыми стяжками состыковывать "хвосты", и тут выяснилось, что гусеницы неизношенные, стянуть их проблемно и у Шингисова силенок не хватает. Призванный на помощь самый здоровый из механиков-водителей Ванька Серых (бицепсы - как у меня торс) попытался ему помочь, поработал ключом и доложил, что сейчас зацепы у стяжек разогнутся и слетят, а стяжки-то последние, других нет...
И не хватает-то сантиметра всего, чтобы эти несчастные траки состыковать. Гусеница натянута как струна, подпираемая торсионами. И тут ротного осенило: "Рота, ко мне!". Собрал всех (28 вместе с офицерами), загнал на ИПР, и эти две тонны живого веса догрузили 17-тонную машину со стороны стягиваемой гусеницы ровно настолько, чтобы торсионы поджались и позволили докрутить стяжки на сантиметр, надеть и закрепить "серьги" на концевики пальцев. ИПР взревел тремя сотнями лошадиных сил и занял место в колонне. Местные аборигены, издалека наблюдавшие за этой картиной, только покачали головами, пытаясь расшифровать столь загадочный технологический процесс...
А механик-водитель ИРМ-ки (машина инженерной разведки, тоже на базе БМП-1) гвардии рядовой Лёвин в эшелоне умудрился разбить в клочья свои единственные многоминусовые очки и стал различать только контуры и тени, и то в трех метрах. Машину его с платформы согнали, но в колонне ее вести было некому. МЕханов на выводе не хватало катастрофически, все офицеры роты тоже были расписаны по машинам (Леха-командир разведывательно-водолазного взвода сидел за рычагами ПТС-М N 388, я-командир первого переправочно-десантного взвода рулил на ПТС-М N 291, прапорюга-старший техник роты Иваныч был приписан к ГСП N 17 и т.д.). Замполит нашей роты Сергей был "ссыльным" (за противоречия с верхним начальством его за год до вывода сбросили с должности парторга разведбата на замполита роты нашего инженерно-саперного батальона), имел в прошлом корочки механика-водителя БМП, но нашу инженерную технику изучить не успел и не очень-то ей доверял, а потому предложил альтернативный вариант: посадил Лёвина за рычаги, сам сел на люк сверху, свесив ноги вниз, и взял Лёвина за "уши" шлемофона. Минут пять они ползали, а потом носились по пустырю, и очень быстро обрели друг друга. Лёвин сноровисто управлялся с рычагами, а глаза ему заменял Серега. Поворачивая его башку вправо-влево, он приноровился через Лёвины голову и руки поворачивать машину когда надо и куда надо, а трогаться и сбрасывать скорость они договорились двигом головы вперед и назад. Экстренное торможение (если мне не изменяет память), включалось вдавливанием головы в Лёвины плечи...

Продолжение следует.
Оценка: 1.5987 Мудростью поделился тов. Нойруппин : 14-10-2013 00:38:12
Обсудить (18)
21-10-2013 03:52:22, Михалыч (Б)
самое надёжное средство обнаружения мин- двойной запуск УР 7...
Версия для печати



 В начале своей рабочей карьеры Василий работал сантехником...

  Так сложилось, что он пошел в школу на год раньше своих сверстников. (Это произошло благодаря соседу по коммуналке - филологу по образованию, который сидел еще при Генералиссимусе, потом соседа сослали в Казахстан, где он и остался). Блестяще образованный человек, в совершенстве знающий испанский, португальский и итальянский языки, соскучившийся за годы отлучения от профессии педагога по ученикам, и нашедший себя в соседском мальчишке, Сей Сеич подготовил Ваську к школе так, что он смог пойти в первый класс в 6 лет. Потом он все школьные годы учил Ваську языкам, он же и посоветовал мальчишке поработать после школы годик по пролетарской профессии, что даст ему серьезный шанс при поступлении в ВУЗ.

 В их городке нашлась вакансия сантехника, где Вася и постигал целых двенадцать месяцев азбуку пролетарской науки. Как говорил его мастер дядя Петя, сантехника - это наука наук, потому что в ней есть свои хитрости, понять которые обычному человеку невозможно. Одну такую хитрость дядя Петя продемонстрировал, свершая акт праведной мести местному ветеринару, обозвавшему его принародно в пивной - говновозом. Месть была коварной и технически продуманной. 
В уличный сортир невоспитанного айболита было подкинуто энное количество дрожжей, что, ввиду жаркой летней погоды, дало потрясающий воспитательный эффект. Участок ветеринара превратился в одно большое поле Аэрации.
  После этих трудовых подвигов, наш герой поступил на факультет иностранных языков. Он чуть было не завалился из-за того, что написал заявление о приеме аж на трех языках, чем привел в бешенство председателя, не знавшего толком и одного, но тут позвонили "оттуда, откуда надо" с просьбой и советом «принять и не притеснять». Ну, а потом он получил предложение, от которого не принято было отказываться, и офицерские погоны вместе с ним. И вот, годы спустя, в одной далекой стране он вспомнил слова своего мастера...

  Страна была для тех мест и времен достаточно тихая. Последний переворот был два года назад, а столицу за последние пять лет штурмовали не больше трех раз, так что работала даже городская канализация. Но в этой стране открыли месторождение очень вкусной руды, и специальная группа специалистов из бывшей метрополии готовила окончательный проект документации по данным залежам, и, как вы понимаете, уважаемые читатели, желающих получить эти документы было достаточно много.
  Группа специалистов с нужной нам информацией располагалась на втором этаже полицейского участка, и это весьма усложняла ситуацию. Так как с бывшей метрополией наша страна была сегодня почти в дружбе, силовой вариант исключался, но сроки были назначены жесткие. Короче - заноза в заднице не должна была перерастать в клизму.
  Итак, во время мозгового штурма Вася вспомнил слова своего мастера о науке, как раз после информации о том, что геологам был устроен прямо в их служебных помещениях персональный ватерклозет, причем, местные ажаны пользовались уличными удобствами. И Вася выдал идею, несущую элементы сантехнической науки, и эта идея была принята за основу, и сразу же стала обрастать мясом.
  Руководитель группы озаботился поисками схем канализации, но Василий профессионально предложил связаться с местными работниками вантуза и газового ключа, которые наверняка знают все трасы без всяких схем. 
 Местные товарищи, сочувствующие Карлу Марксу, нашли социально близкого ситуайена, работавшего в муниципальной службе, искренне любившего хороший абсент и мечтавшего уехать на историческую родину, но не имевшего для этого средств. Месье Жан-Жан и предоставил всю нужную информацию.
  Рядом с участком проходила городская трасса канализации, туда и врезали отводку от элитного сортира, причем, врезали по уставу, то есть с кучей ревизок и задвижек. Жан показал, как и откуда попасть в галерею к нужному месту, получил гонорар и еще одно задание - дать мощную стремяную своим коллегам-сантехникам, причем, начать следовало вечером в воскресение, и ни в чем себя, и особенно коллег, не ограничивать, и желательно без закуски. Для того, что бы было еще веселее, им оплатили пребывание в окраинном борделе. Это дало группе полный комплект амуниции и аксессуаров аварийной бригады. А в ночь с воскресения на понедельник Вася от души проявил свой профессионализм. Заглушки были приведены в то положение, при котором, говоря по-научному, фекальные массы накапливались под фановой трубой, ведущей в логово буржуазных специалистов: через стояк был проведен мощный гидро удар, свернувший унитаз, ну, и в качестве главного катализатора, через ревизку было принесено достаточное количество дрожжей. И наступило утро понедельника...

  Продукт Васиных сантехнических опытов охватил своим ареалом не только апартаменты геологов, но и часть первого этажа. Ажаны, толпящиеся на солидном расстоянии от своего гнезда, были в весьма расклеенном виде, ибо днем, в воскресение, задержали контрабандный груз кальвадоса и до утра его проверяли. Так что, несмотря на понукания начальства, никто из них не стремился спасать помещения от экологической катастрофы. Отдельной группой стояли европейцы, зажимавшие носы платками, и тут явилось спасение в виде грузовичка с группой людей в муниципальных комбинезонах, рабочих перчатках и респираторах. Они споро разгрузились и, обремененные инструментами, бачками, ящичками и прочими аксессуарами рыцарей вантуза, отважно ринулись внутрь. Учитывая, что электричество, было отключено еще дежурным полицейским, сигнализация стоически молчала все время, пока ребята потрошили сейф. Закончив с документами, они щедро рассыпали по помещениям пару мешков хлорки и удалились практически под аплодисменты.
  Вот такая вот универсальная сантехника ... 
Оценка: 1.1503 Мудростью поделился тов. Лорд Сварог : 19-07-2013 11:55:37
Обсудить (37)
07-10-2013 15:12:39, Пиджак в запасе
В 90-м, на Камчатке, в путинном отряде мы получали сколь...
Версия для печати

Большая банка с кашей

Две вечные проблемы (а именно: дураки и дороги) по отдельности еще решаемы, но когда они объединяются...

В одну местность, ввиду обострения обстановки, срочно понадобилась переместить некое революционное КЦ для использования его против прислужников империализма. Но единственная дорога, по которой туда можно было попасть, по целому ряду причин была непроходима для транспортных конвоев, и командование порешило, что надо делать там ВПП, способную принять «Фантомсы».

А наша команда только что закончила обучение местных патриотов обращению с карамультуками, которые, если честно, мы же им и привезли. Короче, нас строгим приказом прикрепили к инженер-полковнику, которому было поручено все устроить и построить.

Все началось с того, что Тарасюк выменял на автомобильный прицеп без одного колеса полевую кухню...

Старшина получил благодарность и взыскание одновременно. Благодарность за то, что кухня была кстати, ибо при нас был взвод местных повстанцев, а взыскание за то, что появился геморрой по имени «дрова и повар». Сами понимаете, что по обычной армейской практике об инициативе за кухню стал отвечать сам старшина. Жгучий соус пири-пири, калулу, бамия, концентраты из пайка, куры, короче, смесь муамбы с джеромовски-гашековским гуляшом приготовил нам наш новый повар, и эти яства пошли на ура...

Инженер-полковник, узнав предысторию и попробовав это творение старшины (я имею в виду гуляш, а не кухню), пришел в восторг и дал нашему гарному хлопцу карт-бланш на организацию снабжения проекта. Как сказал по этому поводу Аким, на огороде построили посудную лавку и пустили туда Тарасюка. А народно-хозяйственная ситуация складывалась следующая...

Пригодное для строительства ВПП место было мало подвергнуто зарослям и мелким колдобинам, дерн был тоже на уровне, но маловато было места для пробега, то есть - надо было удлинить полосу метров на 400 и расширить метров на 100. Но, увы, техники не было, стройбата тоже, а было только местное население и Тарасюк. И старшина начал действовать.

Во-первых, он выдал полковнику список необходимых для выполнения заданий грузов, в первую очередь - это был шанцевый инструмент, и не в последнюю очередь - сгущенка. Полковник удивился данному пункту, но старшина, честно округлив глаза, доложил, что это згущене молоко необходимо як дополнительное харчування для повышения производительности працювання трудящихся. Полковник обалдел, но подписал. Но будучи педантом, добавил комплект палаток для расположения рабочих, и палатки эти сыграли потом роль ружья, висящего на стене в чеховской пьесе.

Через пару дней кирки, лопаты, пилы, сгущенка, сухие белила, палатки и еще деяку різну дрібницю должны были сбросить с парашютами (к сожалению генеральный груз был слишком нежен для такой транспортировки). А пока ожидались грузы, Тарасюк, Аким и Таракан решали вопросы с наймом рабочей силы.

Рядом очень удачно обитало племя, мужчины которого в свое время привлекались колонизаторами к земляным работам, и народ там знал, что лопатами не пилят, а пилами не копают. Тарасюк был убит тем, что впервые не прокатили в качестве предмета обмена патроны, которые тут вроде всегда и везде ценились. Но когда вождь мечтательно сказал, что в обмен на аренду пару сотен землекопов (при полном их материально-технически-продуктовом обеспечении со стороны заказчика) он должен получить «гранде кашу в банке», то старшина понял, что вождь хочет полевую кухню, чтобы варить племени кашу плюс большие банки со сгущенкой. (А избавиться от этой кухни и связанными с этим обязанностями, старшина мечтал, как старая дева о разводе новобрачной соседки). Так что высокие стороны ударили по рукам.

Как назло, в этот момент рядом не было ни Таракана, ни Акима. Ребята в это время азартно гоняли по зеленке диверсанта, который выстрелил в их сторону и пытался после этого скрыться в одной из хижин местных Черемушек. Бедный злодей не знал, что скрыться от Таракана - это катахреза. Тут припоминаю один случай...

Во время большого праздника в столице, только что освобожденного от пособников Империализма молодого государства, из толпы в одного из новых министров очень удачно всадили три пули, причем удачно в обоих смыслах: во-первых, попали, но, во-вторых, не до смерти. Праздник проходил в большом патио с фонтаном посередине, народу там было под сотню, но оцеплением командовал Дитмар, и после первого же выстрела оцепление произвело полный орднунг с блокировкой места преступления. Когда включили более мощное освещение (дело было сильно к вечеру), то в фонтане обнаружилось под дюжину пистолетов разных моделей, а у одного из гостей обнаружили револьвер с двумя патронами в барабане. Подтянувшийся позже Таракан с внимательным пристрастием допросил владельца револьвера и пришел к выводу, что это не он стрелял. Экспертизу было проводить негде, тем более, что в день предыдущий все присутствующие, у кого официально было оружие, салютовали в воздух по поводу начала праздника, а оружие до нынешнего вечера почистить было недосуг. Но местный Молчи-Молчи уже решил для себя кто преступник, и не хотел видеть других версий. Тем более, что гильз на земле обнаружено не было, а в револьвере не хватало четырех патронов.

Барон, весьма уважавший навыки Таракана, убедительно настоял, чтобы капитану дали отработать свою версию, а учитывая, что за его спиной стояли Арканя и Тарасюк с РПД-44, а Дитмар намекнул, что никого не выпустит за оцепление, пока геноссе Шабе не закончит свое расследование, консенсус забил ключом.

Короче, Таракану дали полчаса, но он уложился гораздо быстрее. Выстроив десяток самолично выбранных подозреваемых, Таракан окинул их цепким взором и ткнул стволом Стечкина в сторону здоровенного детины в камуфляжных брюках и цветастой тунике. Отверстия в материи зоркий глаз капитана зацепил сразу, а в большом мешковатом кармане бельгийских штанов было также обнаружена дырка, да еще три гильзы в придачу. Позднее Таракан объяснил пути своих рассуждений. У первого парнишки был Веблей калибра .455. Три таких пули с нескольких метров - это соответственные дыры в мишени и, соответственно, полные кранты клиенту, а тут ранки от калибра миллиметров 7, следовательно, стреляли из пистолета, а раз никто ничего не видел и гильз нетути, значит, стреляли из кармана. Короче, элементарно, Ватсон.

Также и в этот раз Таракан вычислил злодея в один момент: из пяти сидящих вокруг котла пейзан, он выбрал того, у которого были отнюдь не крестьянские руки и вдобавок характерная мозоль на указательном пальце.

И вот, наконец, закипела работа. Инженер-полковник разбил рабочих на бригады, каждой бригаде был выделен участок работы, а также котел, который входил в оплату и, естественно, ежедневно выдавался приварок. Так что все шло по плану, аэродром был готов в срок, но наступил день окончательного расчета и Тарасюк понял, что его сегодня, наверное, убьют, причем, видимо, несколько раз...

Оказалась, что «гранде каша в банке», это - grande casa branca, то бишь - большой белый дом. А вовсе не полевая кухня. Самое интересное было то, что в качестве примера полковнику был предъявлен вырванный из какого-то журнала листок с фотографией Таджмахала.

Нет, мы всегда знали, что старшина Тарасюк - гений, но не догадывались, что предела его гениальности просто не может быть. Когда инженер-полковник испуганно-грозно потребовал от Барона объяснений, то Тарасюк, испросив в уставной форме разрешения обратиться к товарищу полковнику, отрапортовал, что, во-первых, цей староста жадний, як куркуль, а, во-вторых, білий дом йому построят, якщо только товарищ полковник дозволить использовать остатки материалов от строительства аэродрома. А на вопрос, какие именно остатки интересуют старшину, Андрей ответил, что нужен-то чуток белил, палатки и еще яка-то різна дрібниця. После чего полковник махнул рукой и дал срок сутки, ибо через сутки на первом самолете прилетает большое начальство. А старшина, забрав себе в подчинение взвод союзников, приступил к выполнению задания.

Меньше чем через сутки на окраине главной деревни появилось поражающее воображение белоснежное здание. С четырьмя шестиоконными крыльями и донжоном посерединке. А были это всего-навсего четыре армейских брезентовых палатки УСБ-56 (10х7 метров), установленные крестом вокруг поднятой на помосте шатровой французской палатки, ну, все это было покрашено белилами. А перед этим безобразием стояла, покрашенная в белый же цвет полевая кухня.

Аким после этого случая уважительно именовал Тарасюка не иначе как наш Карбюзье, добавляя... белый-белый.

Р.С. После первого же тропического ливня «белый дом» стал зеленоватым, но мы были уже далеко от этих мест.

Р.Р.С. белила нужны были изначально для разметки грунтовой ВПП.
Оценка: 1.2017 Мудростью поделился тов. Лорд Сварог : 27-04-2013 00:19:08
Обсудить (1)
28-04-2013 21:40:25, lancer
"...консенсус забил ключом..." Понравилось. +2 Прям прости...
Версия для печати

Ода лопате
(гротеск)

А я вам так скажу, ребята, кто о лопате плохо отзывается, тот в армии не служил. Или если и служил, то ни хрена он не понял он в военной службе. Мимо такого вся армейская мудрость прошла, мимо.
Дабы не разводить излишнюю таинственность скажу сразу: я не о сапёрной лопате говорю. Хотя сапёрка вещь нужная и полезная но, не о ней речь. Я о той, такой обычной лопате, которая носит гордое и воинственное имя, как штыковая.
Да, да, многие наверно уже скептически, а то и брезгливо поморщились, вспоминая незабвенные изречения:
- солдат без лопаты, это нарушение формы одежды
- могу копать, могу не копать
- копать от Кэ-Пэ-Пэ и до обеда, с лопатами я уже договорился
- и так далее, и тому подобное.
Фигня это всё, фигня. Ибо, как я говорил выше, исключительно от незнания и непонимания сакральной сущности вещей.
Лопата, оно же как, вещь-то, волшебная. А как всякая волшебная вещь, может принести как добро, так и зло.
Подумайте, разве лопата заставляет ту самую траншею рыть? Нет, конечно. Это всё происки старшины и выше. А лопата, она только помощник вам. Кто не верит, пусть голыми руками попробует землю рыть, посмотрю, как это у него получится.
С лопатой сподручней, уж поверьте мне на слово. А если вы при этом ещё и возлюбите её, то вместо кровавых мозолей и боли в спине получите то, что даже работой назвать нельзя, скорее вполне приятственный фитнес для молодого тела. Скажу даже больше, в большинстве случаев, лопата будет хранить её владельца от работы, обеспечит свободу передвижения, защиту и неприкасаемость, и многое, многое другое.
Короче, чтобы не быть голословным, автор возьмёт на себя смелость поведать свою историю постижения чудодейственной силы лопаты.
В один из солнечных весенних дней, взвод курсантов второго курса, в котором пребывал и автор повествования с небывалым энтузиазмом прокапывал очередную траншею, для прокладки силового кабеля которые перегорали с завидной регулярностью.
Нет, не подумайте плохого, это не было случаем единственного во всей советской армии подразделения, которое не было инфицировано столь распространённой болезнью как шлангит.
Таких чудес, как известно не бывает, этой болезнью переболел каждый военнослужащий.
Клиническая картина стандартная, из вялотекущей формы заболевание на втором году срочной службы переходит в острую стадию, а далее в хроническую.
Так в чём же дело почему, невзирая на обострение болезни, взвод трудился, не покладая рук?
Да всё просто, просто командиры применили лечение под названием трудотерапия на этот раз персонифицировано. То есть, каждому больному был выделен участок и... как сделаешь, так свободен.
Такой вид лечения боле хлопотный, чем просто поставить задачу всему взводу, но в разы более действенный. А то, что день был субботний, только улучшало клиническую картину. Шанцевый инструмент был тут же разобран и работа закипела.
Но, поскольку у вашего покорного слуги болезнь протекала в особо тяжёлой форме, то поспел он к шапочному разбору, в данном случае лопаточному.
Стоило удивляться, что ему достался инструмент, судя по внешнему виду которого, помнящий если не рытьё редутов на бородинском поле, то строительство николаевской железной дороги уже точно. Почерневшее от времени и растрескавшееся дерево держака болталось в проушине лезвия. Рахитичный гвоздь исполнял свои обязанности из последних сил. Да и само лезвие выглядело не лучшим образом, давно не видевшая точило кромка, ржавчина, наслоения бетона.
Но, делать нечего, надо работать. Поплевав на руки, боец с силой вогнал лопату в землю. Грунт оказался довольно рыхлый и даже такое замученное лезвие на две трети погрузилось в землю. Что же, обнадёживающее начало. Теперь надавить на держак и...
Кряк! Случилось то, что должно было случиться. Ветхая древесина переломилась у основания проушины.
В другой раз такое развитие событий, порадовало бы, но сейчас, никто твои персональные кубометры грунта за тебя вынимать не будет.
Мысль подождать пока у кого-то освободиться инструмент была отвергнута сразу. Бездарно терять субботнее время не хотелось. Оставалось одно, раздобыть где-то новый инструмент, или, что более реально, починить сломанный. Потому, подхватив половинки лопаты, курсант заторопился в сторону котельной. Оттуда доносились визиг циркулярной пилы, верный признак столярного цеха.
Заведующий сим заведением пожилой прапорщик не отказал в помощи. Пробормотав сто-то в духе, - Это же надо так запустить инструмент, - он швырнул старый держак в кучу хлама. Ловко выдернул плоскогубцами гвоздь и вытряхнул из проушины обломок. Потом обстучал с лезвия остатки бетона, электродрелью с железной щёткой счистил ржавчину и на точиле до состояния бритвы выправил кромку.
Долго и придирчиво выбирал из полсотни собратьев новый держак. Хотя, на взгляд курсанта они все были одинаковыми. Основательно прошёлся по нему наждачной бумагой, это чтобы юные бездельники руки не занозили, рубанком придал необходимую конусность и насадил лезвие. Ловко, с двух ударов молотка, занял своё место новенький гвоздь.
Завершающим аккордом было смазывание лезвия солидолом.
- Держи, боец! Теперь она сама в землю пойдёт.
- Спасибо, - пробормотал слегка растерянный боец с удивлением ощущая, как после прикосновение к обновлённому инструменту в нём растёт доселе неизвестное желание поработать.
Лопата и впрямь вышла чудесная. Невзирая на так сказать, поломку на старте, со своим участком он справился в числе первых.
Теперь можно и о себе подумать. А что делает обычный советский боец, если у него появляется свободное время? Правильно, идёт в чипок, то есть в кафе, которое находится на территории части. Оставалось только малость, сбегать на почту и получить денежный перевод.
Только вот какая беда, почта-то находится в жилом городке. Можно конечно подойти к командиру и если тот будет в духе, то выпишет увольнительную сразу, а если нет, то даст совет набрать группу из таких же страдальцев как минимум десять человек.
А кому это надо? Чай не первый год служим. Можно и микро самоходом обойтись, делов-то, на полчаса всего. Главное никому из командования батальона на глаза, или что многократно хуже, коменданту училища, логово которого, то есть кабинет, был как раз по пути в здании Кэ-Пэ-Пэ.
Разумеется, был выбран второй вариант. Курсант уже замахнулся швырнуть лопату в общую кучу, как это уже сделали другие и... остановился. Вдруг стало невыносимо жалко расставаться с таким полезным инструментом.
- А припрячу я её в подвале казармы. Потом, на обратном пути с почты. Ведь это не последняя в моей жизни траншея, так сто, пригодится, - нашёл обоснование столь странному желанию курсант. И перехватив лопату наперевес направился к своей цели.
В здании Кэ-Пэ-Пэ было безлюдно. Только полусонный дневальный не выходя из нирваны дёрнул ручку фиксатора вертушки.
Курсант выскочил за пределы родного училища, свернул за угол и нос к носу столкнулся с комендантом.
- Всё, попал! Минимум трое суток губы обеспечено, - мелькнула мысль. И что самое обидное, в число этих суток войдёт и воскресенье.
И пока курсант соображал чего соврать в оправдание, комендант скользнул по нему невидящим взором и как говорится, проследовал своим курсом.
- Что? Как? Почему? - тысячи мыслей роились в голове курсанта, пытаясь объяснить столь странное поведение коменданта, доселе обладающего таки звериным чутьём на самоходчиков. И всё шёл и шёл на автомате к своей цели, сжимая в руках лопату, аки Хома Брут библию.
Солнечный зайчик отразился от поверхности металла и прервал поток пугано-бессвязных размышлений.
Курсант остановился, съедаемый смутной догадкой.
- Так это ты меня спасла? - мысленно обратился он к лопате.
- А то! - снова весело сверкнул металлом шанцевый инструмент.
- Но как?
- Как, как. Ты же не просто так шатаешься, ты же с лопатой!
- Так я же... я же даже честь ему не отдал!
- И не обязан. Вспомни положение устава: при проведении хозяйственных работ...
- Погоди, но там сказано... вроде... - курсант морщил лоб, пытаясь вспомнить, что именно сказано в той статье устава.
- Не терзай мозги! Вот именно что вроде. Никто эту статью толком наизусть не знает.
- Так что же получается, теперь я с тобой куда захочу, туда и свободно пойти могу?
- Именно, мой друг, именно! Если будешь меня беречь и заботится, а главное не забывать одну важную истину.
- Какую?
- Вспомни, что говорил один добрый волшебник в фильме, - Чудеса надо экономить!
На почте неожиданно оказалась многолюдно. Оказывается, давали пенсию, к окошку выстроилась солидная очередь старушек. Местных, из примыкающему к городку посёлка.
Но, единодушным решением и невзирая на робкие возражения солдатик с лопатой был пропущен вне очереди. А как не пропустить? Он же, родимый, при деле, с лопатой вон.
Когда заветная сумма в тридцать рублей оказалась во внутреннем кармане кителя (бешенная сумма по уровню начала восьмидесятых годов кстати), служивый призадумался. Идти в кафешку уже расхотелось. С высоты его нынешнего финансового благополучия это казалось уже мелким и ничтожным. В самом деле, не к лицу тому, кто почти сравнялся с Рокфеллером, поглощать пирожки с повидлом запивая всё это соком, или сливками.
- А что если... пивка попить? - мелькнула шальная мысль.
- А давай! - сверкнула в ответ лопата, - В честь моего второго дня рождения можно.
Борзеть, так борзеть. Курсант и раньше уже бегал в поселковую пивнушку, как и многие го товарищи. Но то делась тайком, обходными тропами.
То ли дело сейчас, служивый дерзнул пойти напрямик через городок. И уже через минуту в глазах зарябило от обилия звёзд и просветов.
Однако лопата в руках делала своё дело. Никому даже в голову полюбопытствовать, куда это следует курсант?
Но вот, надо же такому случиться, по пути попадается сам командир роты. Этот таки замечает курсанта и останавливается.
- О господи! Неужели раскрыт, неужели лопата таки не всесильна? - в страхе забилась душа.
- Врёшь, не возьмёшь! - снова заиграли зайчики на лезвии чудесного предмета. И пристальный взгляд командира сменился на задумчивый, затем кивок головой и никаких команд остановиться, или хотя бы поинтересоваться: каким таким делом подчинённый озадачен в жилом городке. Скорее всего, командир попытался вспомнить это сам, но затем здраво рассудил, - А какая разница? Раз куда-то так целеустремлённо чешет с лопатой, значит всё идёт по плану.
В пивнушке тоже оказалось многолюдно но, в отличие от почты пребывал мужской электорат. И появление служивого встретили в отличие от почты, не сочувственными, а гневными возгласами. Нет, не в адрес курсанта, а отцов-командиров которые, сволочи и в выходной день работать заставляют.
Через час служивый покинул тёплую компанию. Особо приятно было то, что, невзирая на выпитое пиво, личный капитал остался нетронутым.
Но, по возращению в казарму благодушное настроение слетело вмиг. Ибо атмосфера там была сродни атмосфере в курятнике после визита хорька.
- Что случилось? - поинтересовался курсант у товарища.
- Да проверка внезапная была. И всех отсутствующих на карандаш...
- У (далее нецензурно)!
- Да тебе чего переживать? Ротный твою фамилию вычеркнул, сказал, что сам лично тебя с лопатой видел.
Что тут оставалось делать? Только спустится в подвал казармы и там припрятать лопату в укромном месте.
Очень кстати не лишнее деяние. Так уж повелось, что армия, это сборище самых разнообразных специалистов. Вот только специалистов приделать, например, к лопате держак, максимум один из десяти. А приделать к той же лопате ноги, каждый первый.
С тех пор лопата то и дело использовалась для различных целей. В первую очередь вместо увольнительной. Хотя, что такое увольнительная? Жалкий клочок бумаги со строго лимитированным временем. На начальника патруля она действует сродни красного плаща тореадора на быка. То ли дело лопата с её эффектом шапки невидимки.
А эти ненавистные парко-хозяйственные дни? Здесь тоже лопата идеальный помощник. Нет, не в работе, а чтобы избежать оной.
Командир распределяет задачи и объекты? Ну и пусть. Вы с лопатой в руках на втором плане. И если не сильно мозолить глаза, гарантировано никакого трудовой задачи не получите. А чего вас озадачивать, вы же и так уже с лопатой.
Ну и такая не лишняя вещь как поощрения, благодарности. Теперь к каждому празднику регулярно. Как же не поощрить человека, который с лопатой не расстаётся.
Но если быть честным, то автор повествования не один заметил чудесные свойства лопаты и всего шанцевого инструмента вообще. Многие его товарищи наряду с лопатами использовали веники и мётлы. В первую очередь, соблазняясь меньшим чем у лопаты весом. И совершенно напрасно. Поскольку веники и мётлы, при всей своей могущественности, предметы женские и в руках воина всей своей силы не раскрывают.
Да и смотрится боец с веником, или метлой, нелепо. С лопатой же, внушительно и грозно.
Вот взять хотя бы такой распространённый случай. В соседней деревне, местные парни решили поинтересоваться, - А чего это вы тут их девок... ну и так далее.
И много толку от веника, или метлы? А вот если у вас лопата, то... то у них даже не возникнет мысли задавать подобный вопрос.
Промелькнули годы обучения и вот уже на погонах засверкали офицерские звёзды. А это уже артефакты иного уровня и другого знака. И с лопатой, несмотря на верную службу, пришлось проститься.
Теперь сам автор ловил себя на том, что солдаты с лопатами абсолютно не вызывают у него вопросов на тему: что, где и почему. Он их как бы и видит но, в то же время не замечает. Такая вот метаморфоза.
Но, время неумолимо и всё меняет. И не всегда в лучшую сторону. Нынче всем хозяйством в армии заправляет гражданский персонал.
Вот только, простите за косность, чёрта с два научишь солдата родимую землю любить, пока он кубометры оной не перелопатит.
Оценка: 1.7124 Мудростью поделился тов. шурави : 14-04-2013 22:00:06
Обсудить (25)
19-06-2013 07:42:44, cassyan
В австрийских госпиталях времён Первой мировой всё могло...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
  Начало   Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая   Конец
Архив выпусков
Предыдущий месяцФевраль 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru