Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Щит Родины

Истории о пограничниках

К японцам прыгнули на ходу. То есть катер идеально притерся к штормтрапу, и осмотровая группа, как обезьяны, полезла, пересчитывая балясины.
Первым выскочил командир группы.
- Ай`м официр оф Кост Гуард оф Совьет Юнион! - сказал он японскому капитану.
- О`кей, - сказал японский капитан, делая чуть заметный поклон. И, разведя руки в стороны, добавил: - Вэлкам.
Осмотровая группа, грохоча «прогарами», разбежалась, выполняя задачу по осмотру корабля.
- В`хете хере ис а випон бай ю шип? - сказал командир группы японскому капитану. Командир думал, что именно такими словами следует поинтересоваться «А есть ли на борту оружие?»
- Йес, - кивнул японский капитан. Видимо, не первый раз заходил он в территориальные воды Советского Союза. Поэтому «пиджин» понимал.
- Есь. Орузе, - повторил он. Уже на «русиш пиджин». И снова изобразил едва заметный поклон.
А он, похоже, понимает по-нашему, - подумал командир группы. И, уже не заботясь английским, сказал:
- Все оружие сдать. Сюда. - И ткнул пальцем, указывая себе под ноги.
Японский капитан кивнул и, вынув из креплений «соску» громкоговорящей связи, что-то произнес по-своему.
Командир группы пихнул осмотрщика «Номер Четыре», которому инструкцией предписывалось охранять командира группы.
- Наблюдай! - сказал командир.
Осмотрщик провел ладонью по правому боку, где висела кобура и, уверившись, что пистолет на месте, уставился на японского капитана.
Пистолеты, ружья, ножи - ничего особенного. Японцы послушно складывали свое оружие под ноги нашим пограничникам. До тех пор, пока не появился на палубе самурай.
Нет, даже так: «САМУРАЙ»
Самурай держал в руках обнаженный меч и, быстро перебирая ногами по палубе, бежал с криком «Банзай!»
Солнечный луч, разбиваясь на лезвии древнего меча на множество оттенков, так живо напомнил осмотрщику «Номер Четыре» о мирной жизни, что рука просто скользила по кобуре, не в силах найти клапан. Командир точно так же царапал ногтями свою кобуру и никак не мог вытащить пистолет.
Самурай подбежал на дистанцию шага, внимательно глянул на наших пограничников...
- Гы-гы-гы, - сказал он, растягивая тонкие губы в улыбке.
Потом резко взмахнул мечом, не иначе как демонстрируя самый красивый удар «кен-до», именуемый «полет ласточки»...
Потом резким движением вогнал меч в ножны и, с легким поклоном протянул капитану, проговаривая что-то по-японски.
Капитан, с глубоким поклоном принял меч.
- Самурай, - сказал он, медленно розовеющему командиру группы. И приподняв меч, добавил: - Синтай. Настояси.

И много лет спустя осмотрщик «Номер Четыре» просыпался среди ночи с криком. Потому как снилось ему, что несется на него самурай, держа настоящий синтай наизготовку. А рука напрасно царапает скользкую кожу кобуры.
Оценка: 1.5667 Историю рассказал(а) тов. author : 10-09-2013 14:43:01
Обсудить (24)
27-12-2013 18:47:17, yorik9
Ндя. Не так но знакомо. И таки блин ни одна, даже самая крут...
Версия для печати

Еще немного о крысах

Правильно говорят, что если личный состав долго бездельничает, то он распускается. То есть, анархические настроения все более и более овладевают матросской массой.
А вот чтобы этого не происходило, требуется что? Правильно. Требуется занять личный состав делом. Нет, даже так: Делом!
А если этот самый личный состав уже который месяц входит в состав МЭОНА* и изнывает от безделья на РСО**?
Да и подумаешь! А на "Подхоз" его! И почаще!
А чего там, "Подхоз" рядом. Свиньи там, коровы... Мясо, одним словом. На Камчатке, кстати, мясо, как оказалось, много дешевле картошки. Потому, видимо, и жрали мы и свиней, и коров, и даже баранов австралийских. А вот картошка была исключительно наша. И сушеная, в основном. Да, кстати, лук, морковка и остальные овощи точно так же. Парадокс? А вот ни хрена! Трудности. Те самые, которые следует стойко преодолевать.
Исходя их этого, поутру, человек двадцать выдвинулось на "Подхоз". Самостоятельно. Ребята, вы ведь не зря в МЭОН отобраны. Вам доверяют. Поэтому с вами даже мичман не пойдет. Ибо пограничники изначально дисциплинированы. А МЭОНовцы тем более.
На нашем "Подхозе" служили, в основном, дембеля. Или те, кому край надо было отпуск заработать. Наверное, поэтому и был наш военно-морской пограничный "Подхоз" образцовым.
Но ведь никто из дембелей не ожидал, что к ним внезапно, с самого утра заявятся два десятка разгильдяев. Тех самых, которым абсолютно все равно, что делать. Ибо МЭОН находится в Москве, а его южное направление в Севастополе. И Петропавловск-Камчатский всего лишь временное пристанище для полутора сотен отличных специалистов, зараженных вирусом анархии...
- А! - заорал тогда кто-то. - Крыса!
- Кры-ы-ыса! - поддержали его два десятка глоток. - Держи ее!
На "Подхозе" нам выдали резиновые сапоги. А это очень удобно. На "Подхозе".
Если бы крыса смотрела телевизор, она бы обязательно увидела хотя бы один футбольный матч. А если бы увидела, то поняла, что мячу там приходится весьма несладко. А если тебя пытаются пнуть сразу две команды? А если у каждого на ногах резиновые сапоги?
Ну куда ей, бедной крысе, деваться? Если лупят влет, точно перепасовывают и, выходя один на один, бьют по воротам?!
Если бы Зидан видел тот удар, он бы повесил бутсы на гвоздь и до конца жизни носил исключительно резиновые сапоги.
Если бы Яшин видел тот пируэт, которым наш Тимоха поймал крысу в полете и прижал ее к земле тем самым резиновым сапогом...
Он бы точно подарил Тимохе свои бутсы. И даже, наверное, золотые.
- Я ее держу-у-у! - орал Тимоха, прижимая крысу.
- Разойдись! - орал кто-то из "Подхозовских" дембелей. - Я сейчас Дикого Кота принесу-у-у!
- Н-Е-С-И! - рявкнули хором два десятка глоток.
Секунд через двадцать дембель вернулся, неся в руках крохотного котенка.
- А-а-а! - заорали мы, валясь на землю и корчась от хохота. - Дикий Кот!
Тимоха осторожно вынул ногу из сапога и, прыгая на одной ноге, отскочил на дистанцию шага.
- Давай! - Крикнул он, выдергивая пустой сапог.
Ошалевшая крыса пропустила единственный удар "Дикого Кота". Но удар этот стал роковым. Шустрый котенок схватил ее за язык и, отпрыгивая назад, перевернулся на спину.
Тем дело и кончилось. Котенок съел только язык. А крыса больше не шевелилась. "Подхозовские" дембеля отнесли серый труп свиньям.
- Классно время провели, - сказал мне вечером Вовка Ряузов. - И крысу забили, и свиней накормили.

*МЭОН - Морская Экспедиция Особого Назначения, занимавшаяся перегоном новых кораблей на Дальний Восток ( П-Камчатский, Находка)

**РСО - Рейдовое Судно Обеспечения.
Оценка: 1.0667 Историю рассказал(а) тов. Константин Изварин : 03-09-2013 15:11:49
Обсудить (9)
12-09-2013 21:57:27, третий
Очень красивые корабли....
Версия для печати

Как мы брали "языка".

Западный край Амурской области, город Сковородино. По меркам европейской части России, это вовсе и не город, поселок, ну, максимум городского типа. Население около 3000 человек, расстояние до областного центра 500 километров. Город назван в честь революционера Сковородина, но фактически «сковородка», она и есть сковородка - с какой бы стороны не подлетаешь к городу, его не видно до последней минуты, поскольку городишко со всех сторон окружен высокими сопками. На склоне восточной сопки расположился Сковородинский Пограничный отряд, самый западный отряд КДПО.

В распоряжении начальника ПО имеется авиационный экипаж, прикомандированный из Благовещенской ОАЭ. Вертолеты меняются раз в две недели зимой и раз в три недели - летом.

Начало марта 1988 года. Очередной вылет на охрану Государственной Границы запланирован на шестое число, вылет с разведчиками на правый фланг. Готовимся к вылету, экипаж штатный: командир - ст. л-т Лабутин Александр, штурман - к-н Еремин Александр, бортовой техник - я, бортмеханика ст. пр-ка Фазлиахметова Ахата в той командировке не было - был на сборах в округе.

Утро. В отряде проходим предполетный медицинский контроль, командир получает задание на вылет и инструктаж об обстановке на облетаемых участках. На вертолетную площадку выезжаем вместе с двумя разведчиками и тремя бойцами. На вопрос, зачем пограннаряд на борту, разведчики ответили, что сегодня будем брать нарушителей ГГ. Пока готовил борт к вылету, разведчики объяснили летчикам, как бы им хотелось построить полет, как лучше вылететь на Амур из-за сопок неожиданно для китайцев, которые рыбачили под самым нашим берегом.
Запуск, взлет, курс на заставу Бекетово, где безобразничают китайские граждане. Один из разведчиков попросил пустить его на мое место. Снимаю гарнитуру (наушники с микрофоном), выхожу в грузовую кабину, на месте бортмеханика тоже есть «уши», там и устраиваюсь. При подлете к Амуру, выше по течению от Бекетова, снижаемся до предела, и, прячась в складках местности, как снег на голову, сыпемся на китайцев. Их на льду очень много, а у самого нашего берега - вообще тьма. Но нам много не надо, достаточно парочки, для ноты протеста сопредельному государству хватит.

Перед посадкой занимаю свое место, за спиной разведчик. Посадка с лёту. Прямо по курсу убегает узкоглазый, оглядывается. Чтобы облегчить задачу нашим бойцам, открываю створки носового пулемета, снимаю с фиксатора А-12,7 и навожу на китайца, тот оглядывается в очередной раз, видит ствол прямо в лоб, останавливается и поднимает руки. Медленно начинает пятиться, нажимаю на кнопку пневматической перезарядки, раздается звук, напоминающий выстрел. Бедолага падает на лед и закрывает голову руками. В то же время двое погранцов слева по борту скрутили еще одного нарушителя, сержантик притащил напуганного китайца. В вертолете китайцам завязали глаза и полетели на заставу. Начальник заставы принял «непрошеных гостей», а мы полетели дальше, в район ПЗ Черняево, там, по данным разведки, китайцы тоже беспредельничают под нашим берегом.

Разведчик сидит на моем месте, я на откидном сидении бортмеханика. Так же как и первый раз, прячась в складках рельефа, вылетаем на Амур, но посадка не с лету, а с разворота - хвостом в Китай. Открываю дверь, бойцы выпрыгивают, двое влево, сержант догоняет нарушителя прямо напротив меня. Устанавливаю входной трап, присаживаюсь на него, любуюсь работой сержанта. Тот догоняет низкорослого худенького узкоглазого мужичка, валит его на лед, сам падает на него сверху. При падении автомат пограничника каким-то образом падает на лед перед ними в паре метров. Что-то идет не так. Сержант тянется к автомату, но и китаец к нему тянет руку. Сержанту неудобно, он в валенках и тулупе, китаец одет достаточно легко, он проворней. Все происходит в двадцати метрах от меня. Спокойствие меня покинуло, когда маленькая желтенькая ручка вырвалась вперед и почти дотянулась до ремня автомата. Подбегаю к ним, наступаю на желтенькую ручку ногой в берце (перед новым годом в командировке «наемником» достал «варшавку» и берцы, которыми очень гордился). Борьба закончилась. Сержант встает, подбирает автомат, глаз не поднимает, понимает, что облажался. Поднимаю китайца, выкручиваю ему руку, веду в вертолет. Сержант никакого участия не принимает, ну да ладно, мы не гордые. Опять завязанные глаза, передача задержанных начальнику заставы. Все. Дело сделано, пора на базу. Всю обратную дорогу разведчики восторженно обсуждали проделанную работу и советовали экипажу сверлить дырки под награды.

Вечером, в приежке (четырехкомнатная квартира в ДОСе погранотряда) телефон раскалился до красна. Звонили из отряда, из нашей части, из Хабаровской эскадрильи, даже из авиаотдела округа. Все поздравляли с успешным задержанием нарушителей ГГ.

На следующий день, с утра, в отряде организовался какой-то шухер, ПО стал похож на муравейник. Командира экипажа вызвали в отряд, вернувшись через какое-то время, Саша объяснил причину суеты. Оказывается, не успели мы вчера еще до базы долететь, как в Москву из Пекина прилетела нота протеста по поводу неправомерного задержания граждан Китая на... территории Китая. Во дела! По первому задержанию вопросов не было, а вот вторую посадку совершили прямо на фарватере: кабина - в Союзе, хвост - в Китае. Из Москвы уже вылетела в Хабаровск комиссия из Управления ПВ, сплошь генералы. Вечером высокая комиссия была уже в Сковородино и на утро 8 марта намечен вылет на терки с китайцами.

Утром вылетели на Черняево, где забирали крайних нарушителей. Подлетаем к Амуру, видим группу китайских пограничников на льду, нас ждут. Заходим на посадку на островок, метрах в двухстах от китайцев. Высокая комиссия направляется к месту предыдущей нашей посадки. Дальше пошла большая политика, наши в глухой обороне. К общему знаменателю стороны прийти никак не могут.

Долго мы сидели в вертолете, замерзли. Я не выдержал, и, спросив разрешения у командира, пошел в сторону комиссии. Приблизился метров на 10-15. Слушаю переговоры. Наши спрашивают китайцев, как вертолет сел на лед, те отвечают: как летел, так и сел. Наши уточняют: в какую сторону смотрели хвост и кабина. Китайцы: кабина - в сторону Китая, хвост - в Союз, и показывают следы от колес нашего борта. Этим промахом тут же пользуется один из членов нашей комиссии: извините господа, но на вооружении ПВ СССР нет вертолетов с такой конструкцией шасси, такие есть (показывает рукой на наш борт), а таких - нет (показывает на следы). Китайцы понимают свой промах, но тут политика, слово не воробей... Понимая, что проигрывают, китайцы показывают гипсовый слепок и отпечаток на снегу от.... моего берца. Кто-то из нашей комиссии: да боже упаси! Все наши пограничники были в валенках, а это след какого-то непонятного ботинка, так что извините, не по адресу. Как в том кино, пячусь задом, ногами стирая следы на снегу за собой, пытаясь не привлекать к себе внимание. Один из наших генералов бросает взгляд в мою сторону (или в сторону вертолета), поворачивает голову обратно, и резко так, раз - обратно в мою сторону, прямо на ноги. Папаха вместе с бровями ползут вверх, за спиной показывает мне характерный жест, мол, проваливай. Я и так проваливаю, только медленно, чтоб не привлечь внимание китайцев. Вернулся на борт, рассказываю экипажу, что видел, те хохочут.

Вскоре комиссия вернулась, экипаж, как и положено, построился у вертолета. Командир докладывает самому главному, что вертолет к вылету готов. Тот самый генерал подходит ко мне: это вы участвовали в задержании? Так точно! Помог немного. Он: каждый должен делать СВОЮ работу. Ну, и что я мог ему ответить, да и не нужен ему мой ответ, лезет уже в вертолет. Комиссия довольна своей работой - протест отклонен. Генералы, как дети малые, перебивая друг друга, смеются над проколами китайцев, обсуждают шасси, следы...

Действия экипажа шестого марта посчитали правильными и нас троих представили к наградам. А вот разведке не повезло, наверху решили: разведчик должен знать до миллиметра, где проходит Граница, где можно садить вертолет, а где - нельзя. Короче, хотели даже по звездочке снять, но отделались очень высокими строгачами.

А 28 мая я получил свою первую медаль в жизни, медаль «За отличие в охране Государственной Границы».
Оценка: 1.6207 Историю рассказал(а) тов. Chindjo : 20-08-2013 10:49:19
Обсудить (3)
26-08-2013 10:21:41, Феликс
"Чтобы облегчить задачу нашим бойцам, открываю створки носов...
Версия для печати

ЕЩЕ НЕМНОГО О ШВАРТОВКЕ.

Спортсмен Сидоров, обидевшись на судью,
Начал метать копье не на дальность, а на точность.
(Анекдот)

Для сдачи норматива на метание выброски, следует подать ее на сорок метров и попасть в квадрат размером метр на метр. Ну это детская задача. Так подают разве что в Анапе. Курсанты. Настоящий швартовщик может «закинуть» ее куда угодно. Особенно если очень хочется. А хочется очень. Во-первых перед флотскими неудобно (потому как пограничник изначально круче и никогда не промахивается), а во-вторых... А во-вторых я уже как-то описывал наши швартовки. Поэтому лучше не промахиваться.
Кстати, в Анапе лучше всех подавал выброску бурят-табунщик. По гражданской специальности был он ветеринаром, поэтому после Анапы занимался лечением собак на заставах. А жаль, такой талант пропал.
Ну а раз пропал такой талант, пришлось выращивать «метателя» в коллективе. Среди ютовых. И метал он выброску с «вертолетки», и поражал своей точностью не только швартовные команды, но и меня лично. Ибо после того как он «засветил» прямо в кабину портового крана, я за ним наблюдал уже специально.
А получилось все так: Кто знает Севастопольские пирсы Северной стороны (жаль номеров их уже не помню), тот знает, что больше всего они похожи на гребенку с очень редкими зубьями. Каждый «зуб» по ширине равняется как раз ширине кормы корабля, и швартуются корабли как раз к этим зубьям. Это, конечно, куда больше метра, но попасть в этот «квадрат» все-таки затруднительно. Промахивались поначалу. Поэтому мы старались подать подальше. Чтобы не на «зуб» попасть, а уже на пирс. Так было и в тот раз. Замах, бросок и... и зачем надо было там кран оставлять? Отогнали бы подальше. Вы ж видели, что флаг у нас зеленый.
«Легкость» ударила точно в кабину с веселым стуком. Стекло выдержало (к сожалению... или к счастью... возможно). Да, бросок этот можно было считать неудачным. Так крановщик и заявил. И именно потому что стекло выдержало. «Легкость» отскочила и упала в воду. Перебрасывать пришлось. Так что незачет.
И снова Севастополь, снова Северная сторона. Размах! Бросок! Швартовная команда, раскрывши рты, наблюдает за полетом. Самый шустрый бросает все и мчится, желая схватить «легкость» прямо в полете. Бежит-бежит - маленький, толстенький - в спасжилете почти кубический. Некоторое время они двигались вровень. Но на последних метрах «легкость» обогнала швартовщика и с грохотом влетела прямо в мусорный бак! В самую середину! Швартовщик мгновение постоял, оценивая ситуацию, потом развел руками, напоминая пингвина, словно бы говоря «ну а что я могу теперь сделать?», потом повернулся к баку спиной и двинулся к пирсу, сунув руки в карманы. Уже вразвалочку. А чего торопиться? Теперь. Это зачет, однако.
Очередная швартовка. Снова Северная сторона. На пирсе собака. Глупая. Умная бы не стала лаять на наш корабль. Размах! Бросок! Выброска со свистом несется к берегу! Глупая собака начинает что-то понимать! Честное слово, я, от флагштока увидел, как округлились ее глаза. Все еще лая, собака начала набирать скорость, пытаясь избежать той печальной участи, которую ей предложил наш «метатель». Глупая собака не различала цветов, потому не могла видеть, что флаг у нас зеленый. Пограничники мы. А пограничники не промахиваются. НИ-КОГ-ДА!
Визг и удар двухсотграммовой «легкости» слились воедино!
А-ПО-ФИ-ГЕЙ!
Швартовная команда зааплодировала не сговариваясь.
ЗАЧЕТ!
С тех пор собака не лаяла. На нас. Вообще. Черт их знает, этих, под зеленым флагом, - думала, наверное, собака. - Они шуток, похоже, совершенно не понимают
Оценка: 1.6311 Историю рассказал(а) тов. Константин Изварин : 15-08-2013 20:12:12
Обсудить (29)
20-08-2013 16:52:06, Baloo
Да. Незарегистрированные ники не учитываются....
Версия для печати

Я вас научу правильно летать!

Начало ноября 1987 года. Керки. Первые действительно боевые вылеты. На взлетке около десятка вертолетов. Очередной транспортный вылет парой за линейку, везем дрова, питание и воду на высокогорную заставу, которую авиаторы называют «седьмой площадкой».

Находится эта площадка на вершине горы, склоны почти отвесные, заход на посадку сложный. На подлете встаем в круг и спиралью набираем высоту. От подножья до вершины почти километр. Вертолеты как на ладони, отличные мишени для стингеров. Успокаивает мысль, что надеты парашюты, и в случае чего, можно попытаться выжить. Но все прошло гладко. Или почти гладко.

Вернулись в Керки, делаем подготовку к повторному вылету. Что-то режет глаза... ага, вот оно: борт стоит с высоко поднятой хвостовой балкой, кабина - низко. Подхожу к передней стойке шасси ... так и есть - плюха. Правый пневматик пуст, левый без помощи правого - почти ободом на земле. Снимаем с механиком, разбираем. Вот причина - два отверстия в камере. Понятно, были обстреляны, и даже не заметили. Подхожу к старшему инженеру группировки, тот жмет плечами - помочь нечем. Ладно, берем камеру и в город. Находим шиномонтаж, просим туркмена нам помочь, у того глаза по семь копеек: с какой машины такое колесо? Объяснил ему что к чему, тот молча завулканизировал дырки, подает. Я протягиваю деньги за работу - не берет! Да, были времена...

Середина ноября 1987 года. Пограничная комендатура Хумлы. За плечами экипажа уже около сотни боевых вылетов и несколько десятков часов налета в небе Афганистана. Уже опытные, уже есть на счету и отправленные к аллаху правоверные. Идет война, гибнут люди, и никто не подозревает, что пройдет совсем немного времени, и в тех, кто рисковал своей жизнью ради своей Родины и Идеи, будут тыкать пальцами, называть убийцами, и говорить, что мы, вместе со своей войной - чья-то ошибка... Может и ошибка, но мы-то делали свою работу, ради которой надели погоны. А пока ... такая ситуация.

В группировку прилетает зам. командира марыйского полка по летной подготовке п/п-к Фазлеев (будущий генерал) и говорит, что мы (вся группировка) летаем неправильно! Фазлеев: «Какого хрена, летаете по одному и тому же маршруту? Стингера хотите словить? Их тут до х...! Я вам покажу, как правильно летать надо!»... Выбор пал на нас (поскольку мы летали на очень скоростной «тэшке») и на читинский экипаж на Ми-24. Через час вылетаем, идем тройкой: ведущий - Фазлеев (на Ми-8МТ); вторые - мы (на Ми-8Т); замыкают - читинцы на горбатом.

Уже через несколько минут после пересечения линейки наш штурман начал сильно беспокоиться, сверяя курс полета с картой. Он с недоумением смотрит на командира, тот жмет плечами: куда иголка, туда и нитка... Подлетаем к какому-то кишлаку, высота метров пятнадцать, скорость 270 км/ч (ни до, ни после этой командировки, не видал, чтобы Ми-8Т мог летать с такой скоростью на номинальном режиме). Сижу за носовым ПКТ, кручу башкой на 180 градусов (остальные 180 контролирует бортмеханик за ПКТ в грузовой створке).

Кстати, крутить головой в ЗШ (защитном шлеме) старого образца - дело не легкое: весит он килограмм пять (может, меньше, но мне казалось и того больше) и каждый поворот головы нужно было контролировать: момент инерции ЗШ превышал усилия мышц шеи (начинаешь поворачивать голову, пора остановиться, но нет, ЗШ крутит голову дальше, тормоз, хруст позвонков...). Хорошо, еще бронежилеты попались тоже древние, стальные, с воротниками в виде подставки для головы, пока головой не крутишь, шея отдыхает...

Кишлак почти пролетели, и... как черт из табакерки, из-за дувала выскакивает дух в черном халате, с хренью в руках, калибром с ДШК (слыхал, называли их «фузея» или как-то так), вскидывает, дистанция метров 70, вижу черный «глазок», прямо в лоб. Мой ствол смотрит в сторону, довернуть не успеваю. Руки доворачивают уже стреляющий пулемет, глаза сами закрываются, чтобы не видеть, как она выглядит, эта смерть (а может, просто мигнул?)... Сквозь шум движков, через шлемофон, слышен выстрел. Секунды спрессованы до предела, сейчас мы в другом измерении, прислушиваюсь к себе - жив, открываю глаза - дух уходит под нас, не достаю. По внутренней связи кричу бортмеху: «гаси духа в черном халате под нами!»... В кабине слышна пулеметная очередь заднего ПКТ... и мат, «ушел, гад, не достал». Ладно, летим дальше. Чем дальше летим, тем штурман мрачнее, говорит, летим в самую ж..пу. Позже узнал, что зовется эта ж..па - духовской базой Дарбанд, и ПВО там совсем не хилая. Но впереди лихой командир, он - иголка, мы - нитка...да, две нитки - за нами еще горбатый летит.

Долина сменяется горами, приходится увеличить высоту полета. Летим по ущелью, с обеих сторон почти отвесные горы, ни кого не трогаем... вдруг, чувствую, как штурман дергает за рукав. Отклоняюсь назад, поворачиваю голову вправо... опаньки, попадос! В азимуте градусов 60-70 и чуть ниже нас, на склоне ЗСУ, какие видел только в кино про вторую мировую. Турель, два длинных ствола с раструбами смотрят в небо. На сидушке сидит дух в... советской каске!!! Не в чалме, а именно в каске! Кто-нибудь видал такое? Лично я, ни до, ни после, духа в каске не видал. Дух, видимо, дремал. Такой наглости от шурави никто не ожидал, не ожидал и зенитчик. Между нами чуть более ста метров, наши пулеметы бесполезны, зато, мы как на ладони. Дух видит, что мы опасности не представляем, со знанием дела, опускает стволы, два огромных черных глаза воронок смотрят прямо в нас. Он все делает правильно, пропустил ведущего, собрался валить ведомого. Пока ведущий поймет, что остался один и вернется для атаки позиции и спасения вдруг живого сбитого экипажа, он спокойно спрячется в пещере, она рядом. Но, тогда был наш день. Мы отчетливо видели, как дух с ухмылкой, крутя обеими руками, навел на нас стволы, приноравливается, сопровождает, по мере того, как мы пролетаем. Движение ногой на гашетку... Все! Нам конец! С такого расстояния промахнуться ... Не знаю, как чувствовали себя в тот момент остальные члены экипажа, лично я закрыл глаза (или длинно мигнул?). Характерного звука попаданий не слышно. Открываю глаза: дух лезет под турель - гашетка заела! Кто-то из нас родился в «рубашке», не я, точно. Пока тот чинил свою хрень, калибра 23 или 30 мм (может, другого), мы отлетели метров на 500-700 (деться некуда - ущелье). Следим со штурманом (командиру не видно, но я комментирую), как дух опять залазит на свое место и...попадает под пушечную очередь горбатого, которого он совсем не ожидал, поскольку мы летали, обычно, парами (а в горах отличить звук двух вертушек от звука трех - почти невозможно). Но и духу в тот день везло, а может и не повезло и на зенитку залез уже другой дух - мы не видели. Пауза, может, дух в себя приходил после пережитого, может, другой дух подтягивался, не знаю, но какое-то время у нас было.

Ущелье плавно поворачивает влево, еще немного, и мы окажемся вне зоны досягаемости зенитки. Не успеваем. На правом склоне видим разрывы от зенитных снарядов. Командир прижимает вертушку к самой земле, такое ощущение, что вот-вот раскрутим передние колеса шасси. Все, укрылись за левым склоном. Разрывов не видно. Но успокаиваться рано - впереди препятствие в виде гряды поперек ущелья. Набираем высоту, попадаем в зону видимости зенитчика. Раньше в кино, в фильмах про советских летчиков второй мировой войны, видел как разрываются в воздухе немецкие «эрликоны»... Действительность оказалась страшнее... Когда увидел эти разрывы, не понял, что это такое, показал командиру, тот побледнел, покраснел, опять побледнел. Разрывы приближаются, командир бросает вертолет вниз, притирает к земле. Перелетаем горную гряду, снижаемся, все, в безопасности.

Все время, с того момента как нарвались на ЗУ, в эфире переговоры между экипажами. И сразу - тишина. Вдруг, слышим: «Фаза, живы останемся - не простим!». «Кто сказал? Кто сказал?!!». «Пошел на х..!». Дальше летели в полном радиомолчании.

Летим, впереди долина, по курсу два человека: дух и женщина дистанция метров двести. Ну, и шли бы себе, и мы бы не тронули. Так нет же. Душара вскидывает автомат в нашу сторону, но я то начеку, даю очередь правее (женщина слева от духа), довожу влево, 7,62 отправляют горца к праотцам... Но, что это? Женщина подхватывает упавший автомат и пытается навести его в нашу сторону. Понятное дело: с женщинами не воюем. Но пуле по фигу, из чьих рук она выпущена, а шанс быть убитым или сбитым женщиной - не вдохновляет. Нажимаю на гашетки и поливаю вокруг нее большими кругами, чтобы ее не задеть, пока та не падает на землю. Но дама оказалась неугомонной, когда мы пролетели над ней, она опять за свое. Задний горбатый все это видел, и когда она опять навела автомат в нашу сторону, командир горбатого дал пушечную очередь. Куда он целился и последствия стрельбы - не знаю, поговорить не довелось. Да и не говорят об этом. Ничего и механик наш не сказал, хотя мне не понятно, она была в зоне его видимости и досягаемости заднего ПКТ, почему он сам-то нашу спину не прикрывал? Дальше долетели без приключений.

Хумлы. Не успели выйти из вертолета, подбегает боец, говорит, что командира и штурмана вызывают в штаб группировки. Мы с механиком принялись за подготовку борта к повторному вылету, летчики уходят в штаб. Через час возвращаются, хохот слышен издалека. Оказывается, Фазлеев вызвал летчиков обоих экипажей, чтобы опознать по голосу, кто послал его в эфире на х...(у технарей выхода в радиоэфир нет, только внутренняя связь, вот нас и не вызывали). Штурман рассказал, что все четверо по очереди сделали несколько подходов к микрофону, но Фазлеев так и не смог определить обидчика (а может и определил, но сделал видимость, что не смог опознать голос). Но мы-то знали, кто так сильно обиделся на зам. командира полка...

http://pogranec.ru/showthread.php?t=30526
Оценка: 1.8017 Историю рассказал(а) тов. CHINdgi : 15-08-2013 15:18:32
Обсудить (23)
15-10-2013 19:23:53, Абердин
Нас в учебке (ГСВГ) послали помидоры собирать (в интересах ...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
  Начало   Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая   Конец
Архив выпусков
Предыдущий месяцФевраль 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru