Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Остальные

Танайская история

Доктор Баев проснулся по многолетней привычке за пять минут до будильника. Часы показывали пять часов пятьдесят пять минут, из раскрытого окна задувало прохладным утренним ветерком, пахнущим еще ночными степными травами, на душе было спокойно и радостно.
-Таня! - подумал доктор, и его лицо непроизвольно расплылось в мечтательной улыбке.
Таня была очаровательной молодой девушкой миниатюрного сложения с густой копной медно-рыжих волос и огромными, словно бы слегка удивленными, ярко-зелёными глазами. Три недели назад она прибыла на аэродром Таная в составе очередной команды парашютистов, и с тех пор немолодой и изрядно битый жизнью доктор Баев совершенно потерял покой.
"Как пацан, ей-богу, - сердито подумал про себя врач, но губы сами, против его воли, расплылись в улыбке ещё шире. - Дурак, она же тебе в дочери годится! Двадцать лет разницы! Да ещё и КМС по парашютному! А у тебя, дятла старого, два прыжка, и то с пинком по жопе!"
Усилием воли отогнав от себя мысли о Тане, Баев с силой потянулся и легко вытолкнул из кровати своё мускулистое худощавое тело. В зеркале напротив отразился долговязый, загорелый человек с обильно тронутыми сединой густыми волосами и неожиданно озорным взглядом серо-зелёных глаз из-под совершенно чёрных бровей. Загорелое хищное лицо доктора совершенно не вязалось с его почти седой шевелюрой и могло принадлежать человеку лет тридцати пяти.
- Хм! А ты еще ничего, старый валенок! - вслух сказал сам себе доктор и нанёс по воздуху несколько быстрых отточенных ударов. - Всё! Хватит мучиться, как прыщавый подросток! Сегодня после прыжков ТЫ! - доктор направил длинный палец прямо в лицо своему отражению в зеркале, - ТЫ! -слышишь? Возьмешь и признаешься ей! Понял, кусок старого мудака?
Настроение улучшилось, и доктор полез под душ, напевая "Светофоры, дайте визу...", при этом отчаянно фальшивя и то и дело пуская "петуха".
***
Через двадцать минут Баев сидел на веранде своего медпункта у кромки летного поля, пил обжигающе горячий чёрный кофе без сахара и, немного щурясь, смотрел, как ослепительный шар восходящего сибирского солнца пытается отделиться от зубчатой стены густого соснового леса у самого горизонта. Небо было совершенно чистым, ветерок был лёгким и приятным, и всё предвещало удачный день.
Вдалеке послышался стрёкот вертолётного двигателя, и через полминуты видавший виды Ми-8 стал заходить на посадку со стороны солнца, сверкая нестерпимо ярким нимбом винта.
"Ага, разведку погоды делал", - подумал Баев, и вдруг на мгновение выпал из реальности. Упало на него вдруг из немыслимого далека другое такое же утро, из другой геологической эпохи... 1995 год... Толстой-Юрт, полковой медицинский пункт... Такое же утреннее солнышко, и Ми-8 с красным крестом на борту... Посадка... И раненые. Много. Присохшие бинты... плач, бессильный мат... пропитанные насквозь кровью и гноем разрезанные тряпки, недавно бывшие солдатской формой... запах!
- Блядь! - ругнулся вслух врач и затряс головой, отгоняя проклятый кошмар.
Потихоньку реальность вернулась. Опять был аэродром Танай, и Ми-8 заходил на посадку с разведки погоды, и прыжки начнутся через час... И Таня придёт в кабинет проходить осмотр перед прыжками...
***
Несколько раз глубоко вдохнув, доктор залпом допил свой кофе и рывком поднялся на ноги. Невдалеке уже слышались звонкие приближающиеся голоса -первые парашютисты уже шли в медпункт. Пора было приступать к работе.
Утренний медицинский осмотр перед прыжками был процедурой почтенной, всеми уважаемой и давно устоявшейся. Традиции сообщества парашютистов также были незыблемы - редко кто из них ложился спать ранее двух-трёх часов ночи. Обычно вся команда проводила время в кафе аэродрома, энергично и несколько нервно обсуждая прошедший прыжковый день, строя планы на день грядущий и поглощая огромное количество водки. Как следствие, каждое утро доктор Баев, сам почти не пьющий, морщился от ядреного запаха перегара, издаваемого покорителями неба.
- Вот скажи мне, Миша, - обратился он к капитану команды парашютистов Михаилу Кочегарову, сидящему сейчас перед ним и старательно выдыхающему в сторону, - ты не боишься в таком состоянии прыгать? Опасно же!
- Да ладно, Док! - ухмыльнувшись, отвечал тот, - мимо земли ещё никто не промахнулся! Всё в порядке, Док! Не впервой, поди!
- А вот возьму сейчас алкотестер - и не допущу к прыжкам! - тихонько проговорил доктор, с прищуром глядя на парашютиста.
- Док, док, да ты чего? Да мы же с тобой свои, считай! Чё ты сразу... Ладно, не сердись... Свои же... Друзья... - несколько бессвязно отвечал Кочегаров.
- Ну, смотри, Миша... Последний раз! - сказал, поморщившись, Баев, ставя оттиск печати допуска на лист медосмотра парашютиста.
Из двадцати членов команды пятнадцать человек с утра издавали такое амбрэ, что за руль автомобиля сесть бы не смогли точно. Но все они были опытными парашютистами с не одной сотней прыжков за плечами, и доктор ставил им допуски к прыжкам, не особо мучаясь угрызениями совести.
- В конце концов, взрослые люди. Сами за себя отвечают! - подумал он и позвал последнего.
Последним, точнее, последней, сегодня была Таня Штайнер. Она вошла в кабинет, и доктор Баев приклеился к стулу. Плечи стали деревянными, горло перехватило, ноги налились свинцом, а язык стал большим, шершавым и мешал дышать. Молча указав Тане на стул перед собой, доктор негнущимися пальцами стал надевать на её руку манжету тонометра.
- Доброе утро, доктор! - весело щебетала девушка, оправляя свободной рукой непослушную и густую рыжую чёлку, - а у меня сегодня день рождения!
- Поздравляю! - с трудом протолкнул слова через враз онемевшие губы врач.
- Отмечать сегодня будем! Парни обещали сюрприз приготовить! - сказала Таня и весело, заразительно рассмеялась.
Доктор с трудом растянул губы в улыбке, оттискивая печать допуска на листе медосмотра.
***
Когда Баев закончил работу, солнце уже склонялось над зубчатой стеной леса. Прыжки закончились, полёты тоже, и аэродром Таная начал жить своей обычной вечерней жизнью. Доктор закрыл свой медпункт и отправился к себе в номер, который он занимал в гостинице при аэродроме. В его голове созрел блестящий план.
Через самое короткое время его можно было увидеть, бодрой походкою идущим в сторону деревни Журавлёво, что, как известно, находится в двух километрах от аэродрома Танай. Когда примерно через полтора часа он вернулся на аэродром, в руке его можно было увидеть объёмистую сумку.
Что делал доктор Баев в следующие полчаса, никому не известно, но в половине двенадцатого ночи он вышел из своего номера, имея в одной руке букет великолепных белых роз, а в другой - бутылку охлажденного шампанского "Абрау Дюрсо брют". Решительно помотав головой, он направился в сторону аэродромного кафе, откуда уже раздавались разнообразные звуки, по которым можно было безошибочно распознать праздник.
***
Празднование дня рождения Тани Штайнер было в самом разгаре. Вся команда парашютистов была в сборе, и виновница торжества, восседая во главе стола, неумело держала в руке стакан с водкой. Пить она не умела, но не могла отказать многочисленным желающим поздравить её тостом или выпить на брудершафт, поэтому её прекрасные зеленые глаза блестели несколько ярче обычного, смех звучал гораздо громче, чем всегда, а речь была гениальна в своей бессвязности - понять её было невозможно. Дверь отворилась и доктор Баев возник на пороге, вытянувшись во весь свой великолепный рост. Яркий свет люстры играл бриллиантовым огнём на заколке его галстука, о наглаженную стрелку его ослепительно белых брюк, казалось, можно порезаться, и шелковая белая рубашка была в полной гармонии с нежными лепестками роз, букет которых прижимал он к груди. Шум за столом мгновенно стих, и все взоры обратились к нему.
- О! Док! - слегка покачиваясь, поднялся из-за стола Миша Кочегаров, - а ты чего тут? - спросил он, и его рука обвела круг, как бы очерчивая пространство, принадлежащее лично ему.
- Как "чего"? - ещё улыбаясь, ответил доктор, глядя встревоженно на Таню, -именинницу поздравить хочу... Шампанского вот к столу принёс...
- Э-э-э, нет, - ответил ему Миша, пробираясь к выходу и цепляясь на ходу за стулья сидящих за столом, - тут у нас-только для своих!... Пойми, Док, без обид, ладно? Тут СВОИ гуляют... парашютисты... понимаешь?
Теперь он стоял напротив доктора и глядел на него снизу вверх пренебрежительным взглядом, как будто не Баев был выше его на полголовы, а наоборот. Остальные члены команды, сидящие за столом, молча смотрели на разыгрывающуюся у входа в кафе сцену. Откуда-то послышался короткий смешок, кто-то стал продолжать прерванный внезапным появлением доктора разговор, а кто-то налил себе водочки, выпил и закусил.
Ничего этого Баев не видел. Он смотрел на Таню. Та сидела на коленях у немаленьких размеров парня, который что-то оживлённо ей рассказывал, и время от времени заливисто смеялась, запрокинув голову и обнажив ряд прекрасных жемчужно-белых зубов.
Как-то деревянно пожав плечами, доктор поставил принесённое шампанское на пол и, повернувшись, вышел прочь из кафе, держа в правой руке бессмысленный букет ослепительно белых роз. Через секунду из-за закрывшейся двери ему в спину ударил взрыв хохота из двух десятков глоток. Как прошёл остаток ночи доктора Баева, никому не известно.
***
Утро следующего дня было таким же лёгким и светлым, как и предыдущее. Ми-8, вернувшийся с разведки погоды, обещал прекрасные условия для прыжков и полётов. Вот только парашютисты, привычно входя в кабинет доктора Баева, останавливались, как вкопанные, перед его столом. На столе лежал, выделяясь, как кирпич на белой скатерти, великолепный алкотестер фирмы "Олимпус". Через полчаса после медосмотра Петрович, пилот Л-410, который бросал парашютистов, вполголоса матерясь, зачехлял свой самолёт - прыгать сегодня было некому. За столиком на веранде медпункта одиноко сидел доктор Баев, прихлебывая свой обжигающий кофе. Утренний ветерок доносил пряный запах степных трав.
Оценка: 1.4084 Историю рассказал(а) тов. Санитар : 10-08-2014 18:39:32
Обсудить (142)
20-08-2014 02:12:08, Бегемот
Ну?!. И где?!!...
Версия для печати

Лондон из зе кэпитл оф зе Грейт Британ

Мир стал ужасно маленьким - можно с утра уронить на себя горячую оладью в одном часовом поясе, а спать улечься в чужую кровать уже на несколько тысяч километров ближе к нулевому меридиану.
Я в эту аферу ввязалась по жадности и любопытству - сдается мне, что три четверти всех недовольных писателей отзывов на туристических сайтах могут гравировать этот девиз на своем шиле в заднице. Нас, например, единомоментно набралось около трех десятков. Вполне естественно, что неделя тура при таком раскладе постепенно ссохлась до четырех дней, сроки сдвинулись на полмесяца, а первоначальная цена выросла на треть. Впрочем, лиха беда начало, и второй раз по проторенному пути идти будет уже легче, поэтому спишем на плату за шерпов.
(мелким шрифтом: Какого лешего так упирались в этот EasyJet - я не могу понять. Аэрофлотовские билеты обошлись бы в ту же цену, но с кормежкой и багажом. Разве что время прибытия какое-то суперски неудобное, ну так и наше тоже не сильно доставило, да еще спинки не откидываются)
Гатвик поразил дружелюбием указателей и множеством пассажиров в шлепанцах. Дома бушевала метель, и мы пытались найти компромисс между количеством ввозимой одежды и размерами рюкзаков. Здесь же в полный рост красовались +15, и пришлось исходить паром в очереди на паспортный контроль. Там мы тоже отличились, хаотично заполонив стойки офицеров, и на кошмарном английском отрицая свою принадлежность к понаехавшим, пока дело не дошло до нашей предводительницы. Зато заказанный автобус был точен, как эталон времени, и через пять минут мы уже мчались [s]по встречке[/s]в кромешной темноте посреди каких-то цветущих кустов. Из аэропорота, кстати, ходит аналог нашего аэроэкспресса до центра города - это помимо остальных традиционных такси: ставим галочку на будущее самостоятельное путешествие.
Забавно, что первое знакомство с чужим городом происходит по старинным животным ритуалам - обнюхиванием при встрече. Питер, например, пахнет совсем не так, как Севастополь, Севастополь - не так, как Афины, ну и Лондон, соответственно, тоже не без визитки. Дитя пнула меня в бок, повела носом и сказала:
- Чуешь? Это запах приключений!
Приключились мы практически сразу, когда не влезли всей группой в одну гостиницу, и нас распихали по ближайшим окрестностям. Номер оказался в лучших традициях бюджетных питерских мини-отелей, за исключением индуса с ключами на стойке и сортира посреди душа. Точно в таком же мы задыхались втроем два года назад, вернувшись из Выборга - открыть окно было стремно, потому как под ним с грохотом несся Большой проспект, озонируя воздух до изумления.
Вусмерть запуганные нашей преподавательницей, мы с собой привезли только мочалки и зубные щетки, поэтому наличие одного лишь мыла как-то напрягло.

Но зато викторианский особняк, чистое белье, балкон, на который нельзя выйти, украшенный двумя кустами самшита, стриженными под штопор (интересно, как их поливают?), и громадный телевизор, угол которого торчит в проход аккукрат напротив лба. Интернет - четыре фунта за час, поэтому ломки и пчаль с последующим побиранием по улицам. Особая фишка - люк на дороге, которого не минует ни одна проезжающая машина: звонкое "дым-дым" вполне сойдет за колыбельную. Кстати, судя по отметинам на косяке, дверь в номер выламывали минимум дважды. А! И у нас тут Бейкер-стрит за углом!
Поглядим, насколько хорош будет завтрак.

День первый
"Завтрак Был Супер!"(с)
Покормили, в целом, нормально. Я на этой заправке пробегала до вечера, и оголодала, кажется, чисто рефлекторно, поэтому по дороге домой мы купили только пару йогуртов и сэндвич в попавшемся минимаркете, а дитя подкрепилась каким-то специальным кофе в кофейне.
Вся орда ломанулась с утра в Виндзор, а мы решительно двинулись было в Гринвич, но застряли сначала на вокзале Паддингтон, потом на Трафальгарской площади, потом у конюшен, потом еще, и еще, и еще...
Этот город - погибель для фотографа, вот что я вам скажу. Птенец опробовала в деле широкоугольник, и в целом, как я понимаю, дело теперь идет к покупке второго фотоаппарата. В общем, отправившись в путь худо-бедно в девять, мы лишь к половине первого оказались у пристани напротив Глаза, откуда, как нам сказали, должен был идти кораблик в Гринвич. Щаззз...
[s]"Помой кота, сказали они. Тебе ничего не будет, сказали они"[/s]". Дневная транспортная карта действует на все виды транспорта в городе, в том числе и на речной. Но в той кассе, куда мы сунулись, нам предложили только скидку в пять фунтов на пятнадцатифунтовый билет. Жаба моя сказала, что жирно будет, а я ей сказала, что мы, похоже, что-то недопоняли, к тому же в три назначена встреча возле Тауэра, и два часа на дорогу туда-обратно все равно толком увидеть ничего не позволят. Поэтому Гринвич отложили до свободного дня, и отправились таскаться по городу просто так, стеная над витринами и каждым подоконником с цветами.
Белок мы не встретили ни одной, потому что все садики по дороге случайно посетили в обед, и белкам там просто не хватило места - все было засижено [s]хомячками[/s] местными служащими с коробками еды наперевес.
Народ здешний на редкость морозоустойчив: младшие школьники поголовно с голыми ногами, да и взрослые тоже не обременяют себя лишней одеждой. И что самое для меня удивительное - храбро сидят на каменных скамейках, парапетах и голой земле, которая, хоть и изрыгает из себя многочисленные нарциссы и примулы, но все равно выглядит так, словно снег только что сошел. Здешние урологи и гинекологи, должно быть, богаче дантистов.
Все пешеходные переходы любезно снабжены надписями на асфальте "Look right" и стрелочками, куда смотреть. Еще из окружающей среды регулярно растут столбики с картами местности, которые на этой самой местности сориентированы не "север-юг", а так, как вы стоите - что радует мое плоскостное мышление просто несказанно, но ставит в тупик, когда надо пристегнуть к нему собственную схему.[s] "Гив! Ми! Май! Пойнт!"[/s]
Вообще центр города очень дружелюбен к туристам. И метро, особенно метро. Везде указатели, схемы, плакаты и об'явления - причем так, что найти это все можно не сходя места, просто покрутив головой. Сами вагоны клаустрофобичные, но вполне уютные. Даже места, куда стоячий народ облокачивается попами, заботливо обиты велюром - меня это почему-то растрогало больше всего.
Тауэр мы увидели при солнечном свете, поэтому впечатления зловещей тюрьмы он никак не произвел. Скорее напомнил макеты замков из магазинов игрушек для взрослых - не хватало только деревьев из мха, и оловянных рыцарей в полный рост. Входной билет для взрослого - 22 фунта, но наша предводительница всех снабдила купонами, которые при наличии действующей транспортной карты дают второй входной билет бесплатно.
В Тауэре мы тут же потерялись, разбрелись кто куда, и в итоге остались с девой одни. К закату я окончательно околела, ячейки памяти переполнились прекрасным, в фотоаппарате села батарейка, и дальше гулять смысла не было. Мы выбрались на набережную - заценить напоследок "Белфаст", напряженно глядящий орудиями в закатное небо, и тут мне сделалось откровение. Пристань "Tower Millenium" украшал красный кружок с синим поперечником - значок лондонской транспортной системы. С утра у Вестминстера мы просто сунулись в экскурсионные кассы, и пятнадцать фунтов - это цена за "круиз", а не перемещение из одной точки в другую. Забрали с собой расписание и схему причалов, и спаслись в старбакс, где было прекрасно до тех пор, пока они не принялись неистово проветривать помещение.
С метро мы что-то натупили, нужного поезда долго не было, и мы доехали до Бейкер-стрит, откуда пошли пешком в сторону дома. Заодно убедились, что верить нельзя никому, ибо "тут за углом" на поверку оказалось двадцатиминутной прогулкой упругим шагом.
Злобные табло на остановках, эти враги рода человечьего, обещали нужные маршруты не раньше, чем через 20 минут, но стоило только отойти, как автобусы тут же подкрадывались сзади, а потом, цЫнично блестя боками, останавливались в двустах метрах дальше по дороге. Так и ковыляли в темноте, топча лепестки сакур и магнолий.
Вернулись в гостиницу первыми, и пали без сил, а остальные, оказывается, пока мы голодали и скитались, посещали Парламент, про который мы забыли напрочь. Оно, может, и к лучшему, потому что еще и Парламента я бы точно не вынесла.
Оценка: 0.8689 Историю рассказал(а) тов. чокнутая выхухоль : 23-03-2014 18:32:34
Обсудить (1)
04-04-2014 14:34:26, architektor
Прально будит: "ЛАндАн из зе ..." ;)...
Версия для печати

386-ой (Intel 80386)
Петр Степанович (все персональный данные изменены до узнаваемости, но вместе с тем надежно защищены, согласно 152 ФЗ) был типичным «хохлом», т.е. не украинцем по национальности, хотя и фамилия была соответствующая (москвич с кубанскими корнями), а именно по тому типажу, по той ментальности, присущей хорошему старшине роты. Немного лукавый, хозяйственный, где-то прижимистый или домовитый, как политкорректно говаривала моя теща, хитрован. Срочную закончил старшим сержантом, остался на сверхсрочку, только что прапором не стал, а закончив институт получил лейтенантские звезды. Была правда у него одна беда - служба складывалась так, что грозило ему стать «пятнадцатилетним» капитаном. И не потому, что лет 15, а потому, что 15 лет и все капитаном. Но тут на горизонте замаячала вожделенная «большая шайба»: путем различных комбинаций и задействования имеющихся связей удалось Степанычу перебраться аж в Центральный апппарат, аж самого Министерства, да еще и на полуполковничью должность.
В управлении, в которое он перевелся, все ходили в «красном», т.е. косили под сухопутчиков, была такая полунегласная указявка вышестоящего командования. «Ну, что Петр Степанович, - сказал при официальном представлении начальник отдела, - давай, приступай, осваивайся, входи в курс дела, а через месяц я на тебя представление напишу на майора, получишь, тогда и «переоденешься», чтоб не дергаться». Начальник был из флотских и понимал чувства авиационного капитана. Но что-то, где-то и как-то легло не совсем так и представление было написано только через два месяца. Все это время Степаныч белой, а точнее «голубой» (в смысле околыша, просвета, петлиц и канта) вороной оттенял «красно-зеленое» единообразие своих «сухопутных» сослуживцев.
Видимо это был не его день. Степаныч столкнулся в коридоре с кем-то или чем-то сильно недовольным генералом - начальником управления. Не знаю почему, но порою у славных представителей мотострелков, особенно если это сотрудник военной комендатуры или разъяренный генерал вид в/с в форме ВВС вызывает реакцию аналогичную реакции быка на цвет просветов их погон... Наверное все из-за этой пословицы: «Когда писались уставы вся авиация улетела». И именно из-за этого в/с ВВС, априори кажется им рассадником и источником всевозможных дисциплинарных прегрешений. Но это конечно шутка. Но Степанычу было не до шуток.
«Э-э-э-ы-ы...», - увидев его зарычал генерал.
«Капитан Черниченко... здравия желаю тащенерал!», - напомнил свое воинское эго и поздоровался Степаныч.
«Ты сколько у нас? Уже третий месяц?! Какого хера еще не переоделся? Майора ждешь? Ленишься погоны перешить? Или может тебе у нас служить не нравится? В строевую часть захотел? За Большой Камень? В Зажопинск?! Пригрелись, тут, бля в столице! Я тебе устрою... Ты чем вообще у нас занимаешься? Связью, компьютерами? Почему у всех генералов уже 386-е в кабинетах, а уменя это старьё - 286-ой?»
Генеральский пар медленно, но неуклонно уходил в свисток. Лампасный мозг успокаивался и подсказал носителю изящное решение: «Так, Черниченко, чтоб завтра переоделся и был как человек! Лично доложишь. Твое представление у меня на столе, пока компьютер не поменяешь - не подпишу! Свободен!»
Вечером дома, перешивая погоны и петлицы, наглаживая брюки с красным кантом, на которые вкупе с фуражкой с красным околышем была полностью «убита» заначка, Степаныч грустил. На старом месте службы он бы этот вопрос решил влет, в течение максимум двух-трех дней, а здесь, в ЦА Министрества, он просто физически не успел обрасти нужными связями... И как же достать боссу комп? И майора уже давно пора получать... Но уныние - это один из семи смертных грехов и еще, от него, от уныния портятся анализы.
Степаныч не был бы «хохлом», если б не смог принять оптимальное решение. Генералу комп был нужен исключительно только для того, чтобы в часы, когда функция заботы о делах службы по защите Родины переключалась на подсознание, его сознание могло насладиться установлением новых рекордов в тетрисе. Для всего остального, в том числе и для компьютерного, у него была специальнообученная сексапильная старший лейтенант, именуемая по тогдашней моде помощником начальника, со своим рабочим компом. Ну ведь действительно, не барс... генеральское же дело какие-то там документы в Лексиконе набивать?
Не поимев счастья доложиться лично генералу о своей реинкарнации в сухопутчики (их высокопревосходительство были заняты) и представившись старлейке, Степаныч, сказав начальнику отдела волшебную фразу: «По личному заданию генерала», взял с собою литр казенного спирта и отправился в родную часть. Стоически выдержав шквал всевозможных под...к по поводу своей новой мотострелковой сущности и проведя ряд встреч с нужными людьми к вечеру он стал обладателем свежей упаковки от 386 компа, интеловской наклейки и вожделенного шильдика «i386». Следующий служебный день капитан Черниченко провел в технологическом помещение отдела в обиходе именуемом каптерской. Там он из нескольких комплектов «убитых» икстишек собрал один работоспособный (в смысле тетриса) девайс, тщательно отпид...л его до блеска «кошачих гениталий», присобачил шильдик и наклейку, упаковал все в «свежую» тару.
На следующее утро генерал был встречен на входе в его приемную. «Ну, Черниченко, бля... ведь можешь, когда захочешь... Так, давай, у тебя 15 минут. Устанавливай. Мой старый отдашь Светке (так звали старлейку), с ее все перенесешь на мой старый... А Светкин... Ну Светкин... Короче, найдешь куда пристроить. Подписываю представление и Светка отнесет в кадры. Давай, бля, приступай, не хер тут резину тянуть!»
Дней через 10 Степанычу снова пришлось заниматься «военно-художественным» шитьем, но теперь только в части касающейся погон.
Итак. Майора получил; с боссом, а что еще важнее с его секретуткой в процессе переписывания данных через шнурок, отношения наладил; получил в свое распоряжение вполне приличный (у секретуток другие редко бывают) с хорошей оперативкой комп. А Вы говорите, что не «хохол»?

Оценка - 1,52
Оценка: 1.7209 Историю рассказал(а) тов. alexl : 08-01-2014 18:17:16
Обсудить (0)
Версия для печати

История одного памятника

Далёкий 1985 год, 40-летие Великой Победы. В деревне Заньки Радомышльского района председатель колхоза-миллионера, товарищ П (имя не афиширую ибо ещё жив и здравствует!), в честь данного события давал приём! Ну в смысле, были приглашены ветераны частей, освобождавших данный населённый пункт в 1943-1944 годах. И имевших в тех местах сильное желание немцев отбросить их обратно к Киеву. Но устояли, хотя некоторое железо там можно выкопать на перекопанных огородах и сейчас.
Мало кто помнит ТЕ времена. Украинский колхоз по возможностям, наверное, на данный момент мог бы соперничать с современным районом. Ветеранов, среди которых рядовых было раз два и обчёлся, а в основном офицеры, затесался даже один генерал. (Да чего душой кривить, солдаты были расходным материалом, и жили недолго.) Повозили по полям ИХ БОЕВОЙ Славы и щедро угощали, с момента встречи и до отправки домой на ж/д станции. Когда уже выпили на коня, на каждое копыто, хвост и на все подковы, (раз 10 исполнив на поле пушки грохотали, товарищ П в армии СССР служил мехводом). Генерал в расчувствованном состоянии держал речь. Хотя на речь это походило мало, но смысл П уловил. Хорошие вы парни, и традиции и память чтите. Сделаю вам подарок, ждите! И махнув ещё стопочку укатил в сторону Царьграда.
П не сильно верил, да и с его слов не сильно заморачивался, ибо количество алкоголя, выпитого ветеранами, намекало на то, что это просто трёп.
Прошло лето, наступила осень, в колхозе в те времена работы было невпроворот. Но как-то раз, вечером, внезапно позвонили с ж/д станции Малин и сообщили: вам пришёл военный груз! Простой платформы стоит столько-то, документы на получение получите завтра.
П списал это всё на шутки пацанвы и спокойно пошёл домой спать. Но, к сожалению, утром, ну, утро это для городских, для главы колхоза 9 утра - это уже поздний день, запыхавшийся почтальон принёс пакет под расписку. Штампы на пакете говорили, что точно что-то военное, и точно, платформа уже больше суток на станции. Что конкретно, не уточнялось. Вызвав парторга и сев с ним в уазик, захватив необходимый реквизит, товарищ П укатил в славный город князя Мала.
По приезду на станцию и найдя грузовую кассу, обнаружили там начальника. Который немало обрадовавшись оперативности, под****в визитёров, сказал, ну что, пойдёмте, покажу ваш груз!
Нарезав почти километр по путям, П с товарищем действительно увидели платформу и нечто накрытое брезентом на платформе. Нечто было страшно большое и что-то смутно напоминало. Переглянувшись с парторгом, товарищ спросил ж/д начальника, а что это собственно такое, если мы такого не проплачивали и не заказывали? На что получили под нос основные документы, в коих значилось, что колхоз такой-то должон получить от в/ч такой-то танк ИС-2 для установки в качестве памятника в честь славных воинов освободителей! П, заглянув под брезент, вынужден был констатировать, что это действительно танк, и таки да, ИС-2, хоть и на растяжках и с башмаками под гусянками. На все возражения типа а как мы его заберём, это ж танк, да как его везти, начальник грузовой кассы ответил просто: сегодня не заберёте, с 02-00 завтрашнего утра будет идти бабло за простой платформы. Делайте что хотите.
П думал плюнуть, но парторг, отведя в сторону, урезонил. Типа учитывая перестройку и ускорение, и экономика должна быть экономной, надо по крайней мере освободить платформу. П начал матерится и говорить, что это старьё, как его сгонять и чем стаскивать, разве что краном. На что железнодорожный босс ткнул его лицом в документы. там значилось, полностью на ходу, на платформу зашёл своим ходом!
Время близилось к 5 вечера, делать было нечего, платформу за энное колличество спиртного подали под рампу, были срублены растяжки, сняты башмаки и расконтрены пломбы. П открыл люк мехвода, к удивлению всё было на месте, даже шлемофон. Осмотр танка показал, что аккумуляторы на месте и даже имеют заряд, топлива полно, и высокий воздух также присутствует! П не веря в чудеса, включил подкачивающий насос, он исправно поднял давление в движке, а кнопка пуск оживила махину, выбросив большой клуб чёрного дыма из выхлопных коллекторов.
Вспоминая забытые навыки, товарищ П таки согнал танк на рампу. Первая часть была сделана. Экономике колхоза уже ничего не угрожало, ну, по крайней мере, со стороны железной дороги.
Дальше за столом главного по грузовой кассе был собран военный совет в лице парторга и начальника грузовой кассы. Железнодорожники наотрез отказывались брать на хранение, мысль отогнать военным как-то ушла сама собой после мысли об оплате за тягач или ремонт дорог по пути к части. Решение было принято -гнать по полевым дорогам своим ходом! И таки догнали. То, что по пути провалили 7 или 12 мелиоративных мостков, ну, кто знает, тот поймёт, (для пропуска комбайнов и тракторов, но никак 42 тонных махин), так это так, мелочи. Поздно вечером жена товарища П, услышав возле дом сильный шум, вышла посмотреть, и чуть не обомлела. На месте уазика во дворе стоял настоящий танк!
Новинка была обмыта, и дальше покатилась колхозная жизнь, но недолго, два дня. А в субботу замуж выходила дочь соседа. Что такое свадьба в те времена? Ну, мелкая эдак на 200 человек, и это у одного из молодых. У молодожёна это же количество гуляло через неделю. Да, были времена.
И вот, часиков эдак в 11 вечера, а что хотите, деревня, как раз свадьба только разогрелась. Сосед попросил товарища П покатать невесту с молодым на танке! А фигли, сосед блин или не сосед?
Невеста была откатана, свадьба была в восторге, а что? Это вам не "Волга", это ТАНК!
Но в понедельник с самого утра после утренней дойки товарищ П вынужден был лицезреть в своём кабинете товарища из некой организации с синими просветами на погонах. И это был явно не лётчик.
Разговор был короткий: если танк не будет через 2 недели стоять на постаменте, то будет забран в славный город Радомысль. Там такой памятник придётся как раз к делу. А товарищ П в лучшем случаи восстановит мостки мелиорации, а в худшем, ну, вы поняли. Сибирь велика. И лет 5 пилить древесину ему не помешает.
Нужно отдать должное. За 2 недели был сооружён постамент, танк загнан на оный, в гусянки для крепления вварены швеллера, с танка слита вода и жидкости, заварены люки. И до сих пор он стоит в деревне Заньки Радомышльского района, как символ победы в Великой войне. Правда, в году 1996-1998 приезжали сомнительные личности с попыткой стащить. То ли в металлолом, то ли куда-то в частную коллекцию. Но деревня поднялась вся и отстояла монумент.

П.С. Написано со слов самого П. Ясен перец, под водку и с вариациями. Непереводимый диалект при общении не воспроизводился.

П.С. Фото памятника могёте глянуть в картах гугле. Житомирская область, Радомышльский район, д. Заньки. Памятник стоит на перекрёстке трёх дорог.

Оценка - 1,63
Оценка: 1.8158 Историю рассказал(а) тов. yorik9 : 08-01-2014 18:15:24
Обсудить (0)
Версия для печати

Лучше истории 2013 г. из категории "Остальные"

Памяти отца - ветерана ВВС

Орден

Твой орден. Твой единственный орден, один из первых боевых орденов некогда великой державы, рубиново-красная эмаль пентаграммы с бойцом в буденовке и винтовкой наперевес на щите... Его не несли на красной подушечке вместе с твоими медалями, провожая тебя в последний земной путь в тот летний, не по-прибалтийски солнечный и жаркий день...
Когда в далеком феврале 1978 года его вручали тебе, то начальник политотдела, поздравляя, тихо добавил: «Да, как же долго он вас искал...»
Ты не любил рассказывать о своем предвоенном детстве, с голодом 1933 года на Киевщине, о своей военной юности, эвакуации, учебе в Одесской спецшколе ВВС в г. Пянджикенте (ныне Таджикистан) и в нескольких летных училищах в городах Средней Азии. Об этом я узнавал от своей бабушки (твоей матери), обрывками от твоих старших сестер и случайно от твоих тогдашних однокашников.
Первый раз орден блеснул своими лучами в начале твоей воинской службы. И узнал я об этом случайно. Организация, в которой я проходил службу в конце 80-х, «попала» под проверку Генеральной инспекцией МО СССР. Кто знает, что это такое, особенно, как говорится, на «своей шкуре», тот меня поймет. После выполнения зачетных упражнений по курсу стрельб из ПМ часть офицеров осталось выполнить/подтвердить спортивные разряды по стрельбе. Спортивную стрельбу контролировал привлеченный на проверку из войск генерал-лейтенант С. После моего доклада «стрельбу закончил» он подозвал меня к себе, попросил повторить свою фамилию и имя-отчество, спросил, знаю ли я, где учился отец в годы войны. Генерал оказался твоим однокашником по спецшколе. Потом вы учились в одном летном училище в Голодной степи, но в разных эскадрильях. «А ты знаешь, что твой отец совершил геройский поступок в конце войны?» - спросил он меня. С его слов, во время учебных прыжков вашей эскадрильи, у одного из курсантов не раскрылся парашют и ты спас его, вы приземлились вдвоем на твоем. Подвиг? Да, но... Война заканчивалась, ВВС уже не нуждались в таком числе летчиков, подготовленных по схеме «взлет-посадка», училища переформировались и сокращались, начальнику училища важно было сохранить должность, а начальнику ПДС (парашютно-десантная служба) вовсе не улыбалась перспектива штурмовать Зееловские высоты рядовым бойцом штрафбата... ЧП замяли, да и училище вскоре расформировали...
Второй раз тебя просто-напросто облапошил участковый уполномоченный милиции родного села твоей матери. На отлично сдав в январе 1950 г. первую сессию в ВВИА им. проф. Н.Е. Жуковского, ты поехал в отпуск на родину. Дело молодое, гулял у родственников в соседнем селе и, возвращаясь домой, в общем-то случайно, задержал опасного преступника и сдал его участковому. Участковый все лавры присвоил себе, а тебя отговорил: «да оно тебе нужно, будут таскать на допросы, а ты на 10 дней отдыхать приехал»; «да ведь ты и слегка выпивший был»; «не волнуйся я все сам оформлю», а в академию «письмо благодарственное пошлю». Письма не было, а участковый получил орден и перевод в Киев.
Третий раз... я думаю, что и ты сам не очень-то об этом жалел. Указ от 11 февраля 1958 года отменил награждение боевыми орденами за выслугу лет, и тебя наградили медалью «За безупречную службу» II степени.
Четвертый раз. После окончания академии ты три года служил в лидерном полку на Ту-95 в г. Узине инженером, а потом старшим инженером полка. В период освоения этой, до сих пор стоящей на вооружении машины инженерам по специальности довольно часто приходилось летать на борту дополнительным членом экипажа. Из всех привилегий - только кислородная маска. А летали зачастую по интересным маршрутам, таким, как Узин - Новая Земля (бомбометание на полигоне) - пролет на параде в честь Дня ВВС в Тушино - Узин. После третьего рапорта, «отмашку» на написание которого лично дал комдив, а впоследствии командующий ДА и заместитель ГК ВВС генерал-полковник Решетников В.В., ты был «отпущен для обучения» в адьюнктуру родной Жуковки. А в 1959 г., когда ты уже был адьюнктом, закрытым Указом Президиума Верховного Совета СССР большая группа летчиков и инженеров ДА, твоих однополчан, была награждена боевыми орденами за освоение новой техники.
Пятый раз. Ты все время тянулся к преподавательской работе, еще в детстве мечтал стать учителем истории в своей сельской школе. Но после окончания адьюнктуры и защиты диссертации, во время хрущевских гонений на ВВС, тебе пришлось продолжить службу не в военном вузе, а в НИИ и совсем не по своей научной специализации. Но и в этом ты и коллектив, руководимой тобой лаборатории преуспел. Поэтому с большим скрипом и не с первого раза твои тогдашние начальники отпустили тебя на преподавательскую работу во вновь открываемое высшее военное авиационное инженерное училище. Ну а через год очередной закрытый Указ и очередное награждение офицеров твоей бывшей лаборатории «за выполнение важного задания партии и правительства...»
Шестой раз. В середине 70-х училище уже сделало несколько выпусков инженеров в войска. Отзывы были в подавляющем большинстве очень хорошие. Доложили Главкому ВВС. Он приказал представить лучших преподавателей к награждению орденами. Твоя кафедра была лучшей на факультете и одной из лучших в училище. Но... Твое представление завернул начальник училища. По мнению очень многих людей - необъективно.
Да, долго тебя искал твой единственный орден, целых 33 года и нашел с седьмой попытки... Он вместе с твоими медалями сейчас у меня. Твои взрослые и состоявшиеся в жизни внуки не успели подарить тебе правнуков. Но когда они появятся и немного подрастут, я достану твои награды и расскажу им про их прадеда...

Оценка - 1,79
Оценка: 1.5789 Историю рассказал(а) тов. alexl : 08-01-2014 18:14:16
Обсудить (0)
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
  Начало   Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая   Конец
Архив выпусков
 Август 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru