Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Флот

ЖОПА.

Однажды такой случай был удивительный по красоте своего трагизма для штаба дивизии.

Приехал к нам министр обороны на лодку. По фамилии Грачёв, если помните такого. Сам он был из десантников и на подводную лодку попал первый раз в жизни, а тут ещё Акула. Он после своих этих БМП и БТР с вертолётами пришёл в натуральный шок от этого торжества инженерной мысли над законами экономики. Он-то думал небось, глядя фильмы про войну, что подводная лодка это такой танк неприметненький, который плавать может, а тут у него фуражка свалилась, когда он на рубку с пирса посмотрел. Ну как тут в шок не впадёшь? И подводники. В кино-то они в кителях все и пилотках, а тут в каких-то робах, с какими-то красными термосами на боку и в тапочках с дырочками. Представляете, - вы министр обороны целой страны, привыкли уже к паркету, блестящим ботинкам и тому, что вам все честь отдают натуральным образом, с поворотом головы на ходу, или щёлканием каблуков на месте, а тут что?

Он спустился в центральный, осмотрел все боевые посты, послушал, что для чего нужно и говорит :
- Ну давайте теперь по лодке пройдёмся
- Пожалуйста, - говорит старпом, - вот сюда проследуйте.
- В дырку эту? - удивляется министр обороны
- Да, - подбадривает его старпом, - в переборочный люк
- О, люк! - обрадовался министр обороны знакомому слову, - как в танке почти! А как вы через них ходите?
- А вот так, - говорит старпом и в следующую долю секунды уже машет министру ручкой из соседнего отсека.
Он в них почти не наклоняясь прошмыгивал. Вообще подводники через переборочные люки пролазят как бы боком и жопой вперёд: так ловчее и быстрее выходит. Но все остальные люди, включая министров обороны, пытаются в них пролезть вперёд головой, что тактически неверно и некрасиво выглядит сзади. А у меня пост боевой как раз был сбоку от люка из центрального в девятнадцатый отсек. Вы даже не представляете себе, сколько я высокопоставленных жоп за свою службу видел. Включая жопу министра обороны Российской Федерации.
Походили они по лодке, министр даже в реакторный отсек зайти не побоялся, между прочим. Вернулись обратно и он говорит:
- Ну дайте мне где-нибудь вам запись сделаю какую-нибудь!
И старпом ему ловко так ЖБП подсовывает. ЖБП - это журнал боевой подготовки корабля, один из основных документов на ПЛ - туда записываются все результаты проверок и отработки всех боевых задач. Секретен до невыносимости.
Министр берёт ручку и пишет (передаю не натуральную запись, а так, как нам её старпом перед строем зачитывал):
" Осмотрел лучший в мире крейсер - ТК-20. Крейсер охуенен своей мощью и красотой! На крейсере полный флотский порядок и чистота даже в труднодоступных местах! Экипаж просто лапочки неземные и феи сплошняком! Все умные, везде побритые и с блеском в глазах! Считаю экипаж и крейсер гордостью военно-морского флота и спать теперь буду спокойно, зная, что морские границы Родины находятся в мозолистых руках её достойных сынов! Люблю их теперь горячо и жалею, что не хватило мне ума пойти в подводники!" Ну и подпись "Целую, министр обороны Грачёв".
Уехали. А на следующий день приехал к нам штаб дивизии проверять нас на готовность к выходу в море (какую-то очередную задачу по плану должны были сдавать). Флагманский механик нам сразу сказал:
- Ребята, расслабтесь, но в море мы вас не выпустим, приезжает на флотилию комиссия из Москвы и под проверку хотят вас подставить. Нам даны жесточайшие указания вас в море не пускать.
Расслабились. Не привыкать же. После проверки собираются они все в центральном посту (в кресле хмурый командир, рядом хмурый комдив) и флагманские специалисты начинают доклады свои по очереди:
- БЧ-1 к выходу в море не готовы. Карандаши не наточены, штурман - хам.
- БЧ-2 к выходу в море не готовы. Всё хуёво.
- БЧ-3 полное говно. Какое море?
- БЧ-4 не знает азбуки Морзе. Всех расстрелять и набрать новых!
...ну и так далее.
- Ну что же Вы к выходу в море-то не подготовились! - орёт комдив, - Что ж вы за люди-то такие безответственные!!! Старпом!!! Ж! Б! П! Мне!
Старпом подаёт ЖБП, услужливо открыв его на вчерашней записи министра.
Комдив читает запись. Коричневеет лицом и издаёт горлом булькающие звуки. Он, конечно, отчаянный парень, но перечить министру обороны в секретных документах, которые хранятся вечно, это полный моветон на флоте. Вечность не простит.
- Ну Швец, ссссссууууукааааа! - шипит комдив на старпома.
- Хуй! - кричит он ему уже откуда-то сверху, убегая с корабля, - Хуй ты у меня когда командиром станешь жопа хитрожопая!!!!
Сидим в центральном молча, ждём пока воздух остынет от накала страстей.
- Ну что, Серёга, - командир хлопает старпома по плечу, - навеки ты-мой, а я твоя!!!
Все ржём и вытираем слёзы рукавами.
- Тащ командир, - отсмеявшись говорит старпом, - комдив фуражку свою на столе забыл, может послать кого, чтоб в штаб отнесли?
- Да вот хуй ему! Не царь - сам приедет заберёт! Давай, Серёга, насрём ему в неё дружно, чтоб любовь наша флотская по ушам у него текла кричневыми потоками!
- У меня есть более конструктивное предложение, подкупающее своей новизной, - возражает старпом, - по пять капель!
- Умеешь ты змей, соблазнять!
Оба в обнимку уходят. А нам-то что делать? Тревога же до сих пор объявлена. Командир звонит через пять минут:
- Отбой тревоги, всех по домам - любить жён на прощание. Завтра ввод ГЭУ и выход в море по плану.
А в море мы ходить любили тогда. В море спокойнее было.

стырено отсюда: http://i-legal-alien.livejournal.com/303676.html
Оценка: 1.7071 Историю рассказал(а) тов. ПВОшник домашний : 08-05-2015 19:25:08
Обсудить (9)
15-05-2015 10:50:05, ПВОшник с ноута
вечность не простит!...
Версия для печати

Большая приборка

Битый час через стенку слышу, как соседка заставляет 15-летнего сына помыть полы.
- Сейчас!
Который раз он произносит это слово? Пятый... Десятый...
Наконец слышно плескание воды, шлепанье тряпки и бурчание.
Оторвали от компьютера...
Я вышел покурить на крыльцо.
Минут через 5-7 мимо, шумно сопя, прошел с ведром воды и с половой тряпкой в руке пацан. С размаху плюхнув тряпку на штакетник забора и выплеснув воду на грядку, он, бросив ведро, быстро направился опять к компьютеру.
- Ну, что, помыл?
- Да, помыл...
Мать, вышедшая за ним, бухтит:
- Чтоб тебе так дети мыли. Иди, перемывай!
- Угу, сейчас...
- Ну-ка погоди, малой, - я придержал его за рукав.
И, не торопясь, начал свой рассказ. Нет, не мораль и не нотацию.
Мать тоже задержалась, с интересом посматривая то на меня, то на сына.

В его возрасте, даже моложе, я тоже пытался мыть пол, единожды намочив тряпку, и за раз пройдя ей по всей квартире.
Но в те давние времена были другие средства переубеждения, и я довольно сносно научился мыть полы.
Что очень пригодилось мне на воинской службе. Впрочем, все, кто отдавал долг Родине, прошли через мойку полов, драйку палубы.
Вот пришлось драить палубу и мне.

Память, тяжело шурша, уже начинающими слипаться листами тетради жизни, отлистала и остановилась на странице 40-летней давности.
Полустертые, выцветшие слова, некоторые уже не разобрать.
Но попробуем...

В те давние времена, меня, попавшего служить на крейсер «Мурманск», больше всего возмущала четырехразовая приборка на корабле.
Три мокрых и одна под хитрым названием «Проветривание палуб и помещений»
Откуда на корабле, стоящем на рейде или несущем службу в морях-океанах, может браться грязь?
Может, однако!
Работающие механизмы и работа с механизмами, небесные, то бишь атмосферные явления были источниками антисанитарии.
Пыль оседала везде и всюду, и если ее не смывать и гонять, спокойно мог получиться свинарник на воде.
А вот по субботам... Как-то пропустил я этот момент, изучая Корабельный Устав.
- Приготовиться к Большой приборке! - прозвучало по корабельной трансляции.
Какая еще большая приборка? Неужели четырех раз в день мало?
Ан, нет. Не так все просто в Военно-Морском Флоте.
Утро начиналось с выноса и выбивания постелей. Еще до подъема флага стояли громкие хлопки на палубе. Молодежь трусила одеяла с усердием. По неопытности от усердия одеяла рвались пополам. Кто поопытней, обращались с ними понежнее. Ну, а порванные одеяла сшивались. Почти незаметным швом.
Постели после выбивания сворачивались в рулон и занимали место на койках до окончания приборки.
Бросались в глаза аккуратные кучки песка на палубе, завезенного на барказе заботливыми боцманами. Песок себе и песок. Мало ли зачем.
Оказывается, под ногами есть палуба родимая. А она, как и все остальное на крейсере, лицо корабля. На корабле вообще все состоит из лица. Пусть хоть один из моряков крейсера покажет на нем задницу (нежно говоря).
После подъема флага состав разошелся по местам приборки и каждый получил в руки деревянный брусочек по смешным названием - «торец».
И уже через несколько минут ты с упорством тер этим «торцом», да с песочком, брус за брусом, сдирая мельчайшие загрязнения с благородной древесины, и удивляясь, почему не пачкает смола, залитая между ними.
И в голове, как музыка, звучало: Шпации, шпации... Красивое, загадочное слово.
Уже в конце моей службы особо загрязненные места разрешалось драить с небольшим количеством регенерации. Но на наш участок палубы это как-то не попало. Шкафут правого борта перед входом в офицерский коридор и так сиял чистотой. Наверное, из-за малого перемещения л/с по этому участку палубы.
Одновременно щетками с мылом драились пожарные шланги. В коридорах, каютах и кубриках ветошью с мылом проходились по подволокам и переборкам.
Также с мылом драились надстройки и линолеумная палуба внутренних помещений.
Звучала музыка по корабельной трансляции, и ты, вспоминая фильмы о флоте, думал, что не все так и плохо во флотской жизни.
Песок с надраенной палубы смывался мощной струей воды, весело убегающей по ватервейсам, и с недовольным урчанием исчезающей в шпигатах. И словно теплее становилась палуба, и хотелось скинуть прогары, чтобы босиком ощутить ее тепло.
Заодно полоскались и пожарные шланги.
Палуба насухо пролопачивалась, шланги после просушки туго сворачивались, отбивались кулаком обе стороны и занимали свои штатные места. С последующей побелкой мелом или зубным порошком резиновых колец.
Вся медь, латунь и бронза надраивалась до зеркального блеска пастой ГОИ. Асидол почти не использовался.
На катерной и автоматных площадках в сильных и ловких руках матросов гуляла швабра под названием «Машка». С длиной локонов до одного метра.
Не завидовал я морякам кораблей с металлической палубой. Только со стороны красиво смотреть.
А по кубрикам уже начинал шествие помощник командира корабля с белоснежным носовым платком в руке. И не дай Бог из ведомых только ему шхер оставалась на платке, хоть какая-то грязь. Считай, пропала суббота!
Корабль сиял, не стыдно было служить на таком.
Сейчас почти не осталось кораблей с деревянной палубой, а жаль.
Впрочем, и на земле в домах и квартирах деревянные полы становятся редкостью. Все больше ламинат да плитка.

Малой посмотрел на меня осуждающим взглядом, сняв тряпку с забора, бросил ее в ведро, и взяв его, насвистывая что-то свое, пошел в квартиру.
Ну вот, как-то так.
Оценка: 1.2578 Историю рассказал(а) тов. Станислав Солонцев : 10-03-2015 08:36:36
Обсудить (11)
13-03-2015 13:39:08, VVrom
Чую у него еще и про Пинчука младшего припасено :)...
Версия для печати

Волею судьбы я внезапно попал в 32 Центральный Военно-Морской госпиталь, который расположен в подмосковном поселке Купавна. Именно эта внезапность и определила, что я, не имея никакого отношения к флоту, попал во флотский госпиталь, просто это был ближайший военный госпиталь к военному городку, в котором я жил.
Воинские коллективы живут очень замкнуто, поэтому всегда интересно пообщаться с коллегами из другого рода войск, вида Вооруженных Сил. Другие традиции, свои особенности жизни и службы. Как инженеру, интересно посмотреть на другое вооружение и технику. Да и принимающей стороне нравится, что к ним проявляется неподдельный интерес, а всякие байки и истории, о которых у них все давно знают, здесь слушаются «с открытым ртом» и принимается почти все рассказанное на веру.
В палату, в которой я лежал, после меня положили капитана второго ранга, его фамилию я уже не помню. Высокий, полный и общительный мужик. Он нашел во мне благодарного слушателя и по вечерам развлекал меня рассказами о своем жизненном пути и о флотской жизни в частности.
Из много рассказанного мне запомнился рассказ о бане для подводников в Средиземном море. Вполне возможно, что это просто очередная флотская байка и на каждом флоте ее рассказывают, будто рассказанное случилось у них. Но мне она запомнилась и показалась вполне правдоподобной.


Рассказ кап-два NN

Дело было в Средиземном море. Наш тральщик, на котором я служил в качестве командира подразделения связи, курсировал в заданном районе. Рутина повседневной службы, осложненная жарой:
Получаем радиограмму из Москвы: « прибыть в точку с координатами:, встретиться с нашей подводной лодкой и организовать подводникам баню», в смысле помывки личного состава.
На борту началось оживление - как-никак, новые лица, есть официальный повод проявить гостеприимство. Под это дело командир распорядился выдать каждому начальнику службы соответствующее количество «спирта этилового ректификованного», который флотские зовут «шилом», чтобы мог встретить своего коллегу с субмарины. Каждый начальник занялся приготовлением своего «фирменного» напитка, разбавляя спирт концентратом наиболее подходящего для этого, с его точки зрения, сока. (Очень популярен был сок лимона)
В назначенное время встреча состоялась. Подлодка всплыла и из рубки стали выходить подводники, все раздетые до трусов. Потом выкатился маленький, пузатенький и лысый; стал пинками раз гонять стоящих у рубки. Наш командир комментирует: «боцман вышел, порядок наводит:.
Чтобы подводники могли подняться к нам на борт, от нас вывалили шторм-трап. Так этот «боцман» стал выражать сильное неудовольствие, что мы не организовали нормальный трап, при этом щедро украшал свою речь спецефично-флотскими выражениями. Наш командир, стоя на мостике, поморщился, отвернулся от него и сказал: «Фу, какой некультурный». Продолжая ругаться, этот мужичок хватается за наш трап, но промахивается и слетает за борт. Возникает суета, но в конце концов его вылавливают и он поднимается к нам. Оказывается, что это командир подлодки, он хорошо «под шофе»:
Начали баниться, а после бани каждый начальник службы нашего тральщика заводил своего «пошефного» к себе в каюту, где угощал чем Бог послал. Через какое-то время выделенный спирт закончился, весь экипаж помылся и попарился и перебрался к себе. Лодка отвалила и ушла по своим делам.
Наш командир, чтобы отсечь разгильдяйские настроения, возникшие на борту в связи с «праздником встречи», объявил после обеда для офицеров командирскую подготовку. Сидим все в кают-компании и идет учебный процесс, заключающийся в том, чтобы «драть младших и ставить в пример старших». Вдруг прибегает шифровальщик и приносит командиру радиограмму из Москвы « проверить, не остался ли на борту тральщика главный механик подводной лодки?» Командир ругнулся и дал команду осмотреть отсеки и доложить. Осмотрели - никого посторонних нет. Так и доложили. Продолжили командирскую подготовку. Через какое-то время приходит следующая радиограмма: «проверить повторно, не остался ли на борту тральщика». Командир сказал вслух все, что он думает о сидящих в верхнем штабе, (сколько проверять можно, ведь не крейсер?!!) и тут же написал ответ, что никого посторонних на борту нет. Радиограмму отправили.
Минут через двадцать в кают-компании открывается дверь, заглядывает не совсем трезвый мужик в одних трусах и растерянно спрашивает: «а где моя лодка??..». Немая сцена, взрыв хохота, ругань командира.
Оказывается, во время банного процесса главный механик лодки, хорошо угостившись, вышел по нужде в гальюн. Дойдя до конца коридора увидел под трапом небольшую дверь. (Пространство под трапом было выгорожено и использовалось под небольшую кладовую, в ней были сложены матрасы. Дверь была опечатана печатью старпома и всем было строго-настрого запрещено дверь вскрывать). Гость этого не знал и дверь открыл. Вид лежащих матрасов соблазнил его, и он, не долго думая, упал на них и забылся во сне. Когда осматривались в отсеках, все помнили, что эта дверь опечатана и вскрывать не положено.
Срочно отправили новую радиограмму, получили координаты места новой встречи с подлодкой.
Лодка всплыла, на мостик вышли вахтенный офицер, сигнальщик и командир лодки. Все одетые по форме, командир при галстуке, все трезвые.
Потом был приказ. Секретный. Было больно и всем хватило.
Оценка: 1.4094 Историю рассказал(а) тов. Локаторжник : 18-02-2015 15:30:55
Обсудить (54)
24-02-2015 13:56:42, Рихтер
Врать не буду, писал по памяти. Помню, что про охрану он ра...
Версия для печати

Купель адмирала - V


Немало забот доставляли входящие в дивизию корабли с временным статусом - новые корабли, построенные на верфях Ленинграда и Калининграда. Они приходили в Балтийск и готовились для отправки на другие флота. В конце восьмидесятых годов эти корабли, не укомплектованные зачастую различными системами и оружием, подолгу находились в составе 32 дивизии в ожидании поставки с заводов. До пяти единиц их скапливалось в тот период в Балтийске. Большие противолодочные корабли не совсем удачного проекта 1155 «Фрегат»- «Адмирал Виноградов», «Адмирал Харламов», «Адмирал Левченко» и эскадренные миноносцы неплохого проекта 956 «Сарыч» - последние относительно крупные серии кораблей океанской зоны, построенные для российского военно-морского флота. В дальнейшем число построенных кораблей новых проектов не превышало нескольких единиц.
Корабли с временным статусом, конечно, не входили в боевое ядро дивизии, но обеспечение ходовых испытаний, организация службы, учёбы и боевой подготовки их экипажей возлагались на штаб дивизии.

А старые корабли продолжали покидать боевой строй флота. Так весной 1989 г. ракетный крейсер «Грозный», старейшина Балтийского флота, вышел из военной гавани Балтийска и взял курс на Либаву, где ему предстоял средний ремонт на СРЗ N29. Это был последний поход первенца «золотого века» и гордости советского ВМФ. Вернуться к родному причалу ему уже не придётся. Развал государства застал его беззащитным в уже чужой стране. Крейсер пытались спасти, возвратить в родную базу на буксире, но тщетно. Власти вдруг ставшего враждебным микрогосударства, способного содержать с полдюжины катерков, не «отдали» крейсер. В марте 1993 года бесхозный «Грозный» затонул у заводского причала. Русский флот таял на глазах.

В начале 1990 года было принято решение направить сорокалетнего комдива капитана первого ранга Владимира Комоедова, как перспективного военачальника, в Академию генштаба, которая открывала врата в высший командный состав армии и флота. Фактически он, будучи начальником штаба военно-морской базы Балтийск и командиром дивизии противолодочных кораблей, уже находился на адмиральских постах. Одной из формальностей для получения им адмиральской звезды была Академия генштаба. Что же, Владимир Петрович ещё не потерял свойственную ему со школы тягу к знаниям, интерес к военной специальности, стремление постоянно совершенствовать профессиональные навыки. Академия генштаба была не только формальностью, но и богатейшим источником обширной информации и глубоких научных знаний, кладезем бесценного опыта, которыми он ещё не владел, но жаждал приобрести.

В конце лета 1990 года, незадолго до отъезда Владимира Комоедова в Академию, в штаб дивизии неожиданно поступает указание о проведение инспекции министерством обороны. Как оказалось, в связи с крупными совместными учениями юго-западной группы войск и сил Черноморского флота под руководством министра обороны, плановую инспекцию Черноморского флота перенесли на Балтийский флот, для которого она оказалось внезапной.
На подготовку полномасштабной проверки боевой выучки 32 дивизии было отведено всего лишь десять дней. Десять дней подготовки для соединения из десяти больших кораблей! За столь короткое время можно было едва успеть наспех разработать планы проведения маневров и мероприятия по их исполнению.

Штаб дивизии работал день и ночь, на корабли спускались планы учений и схемы маневрирования, готовилась материальная часть, проводились интенсивные тренировки на боевых поста и имитаторах. Ведь не секрет, в летний период на Балтике спадает активность боевой подготовки, что, естественно, сказывается на качестве выполнения боевых упражнений личным составом. Да и гидрология Балтийского моря в летний период, по причине образования не смешивающихся слоёв в толще воды, не способствует обнаружению подводных целей и поддержанию с ними устойчивого контакта.

В те напряжённые дни подготовки капитана первого ранга Владимира Комоедова не покидало чувство уверенности в том, что дивизия, в общем, готова к такому испытанию и чести мундира не запятнает. Ведь он всегда считал, что боеготовность в том и состоит, что боевое подразделение, пусть это малый противолодочный корабль с экипажем в полста человек, или ракетный крейсер с пятьюстами, или дивизия с пятью тысячами, должно в минимально короткое время выйти из базы и исполнить своё предназначение. Считал и настойчиво добивался этого от людей и кораблей, ибо внезапный военный конфликт может не дать и часа для разведения паров в ходовых котлах, не говоря уже о десяти сутках.

И вот весь флот переводится в состояние повышенной боеготовности, затем боевая тревога, и пошло-поехало - сбор-поход, экстренный выход в море всем составом бригады. На всех кораблях дотошные инспекторы главной инспекции министерства обороны. Задачи - поиск и уничтожение подводных лодок «противника», отражение воздушной атаки, стрельбы по воздушным и надводным целям всеми видами оружия. Одним словом, инспекция по полной схеме, к которой обычно флот и его соединения готовятся не один месяц.

Комдив Владимир Комоедов на главном командном пункте флагманского корабля принимает донесения с кораблей и отдаёт приказы. Удерживая в памяти мельчайшие детали сценария учений, он загодя предугадывает рапорты с кораблей и посему готов молниеносно реагировать. С каждой минутой развёртывания учений в груди у него росло то давнее, но знакомое чувство, которым он был преисполнен в тот лихой сентябрьский денёк 1973 года. День незабываемого штормового перехода из Либавы в Балтийск на малом противолодочном корабле МПК-85, когда он, молодой лейтенант, с азартом и мальчишеской самоуверенностью вёл корабль через запредельный шторм. Тогда он выдержал первый экзамен, выйдет, разумеется, с честью и теперь. А ведь тогда, пожалуй, было потруднее, хоть и управлял он одним малым кораблём, а сейчас эскадрой. Этот божественный кураж комдива каким-то чудесным образом передаётся командирам кораблей и экипажам. Сила командира в его вере в успех, которую он вселяет в своих подчинённых.

Корабли чётко отрабатывали приказы и вводные инспекторов, ракетные, торпедные и артиллерийские стрельбы прошли на одном дыхании. «Противник» под водой, на воде и в воздухе был «уничтожен», ни одной оплошности, ни одного промаха. А ведь вся тяжесть управления этой маленькой войной на море, в которой приняли участие бригада ракетных кораблей балтийской дивизии с одной стороны, дивизион подводных лодок и современные штурмовики с другой стороны, легла на плечи сорокалетнего капитана первого ранга Владимира Комоедова. Сдюжил. По возвращению в базу главный инспектор, пожав комдиву руку, пожелал успешной учёбы в Академии Генштаба. И неспроста, ведь вышло так, что внезапная инспекция была его заключительным и, быть может, главным вступительным экзаменом в Академию.


* * *

Два года в стенах Академии Генштаба, казалось бы, немного даже для столь короткой человеческой жизни. Но год - году разница, бывают годы в истории под стать целым эпохам. Вот такими вышли годы, пришедшиеся на время учёбы Владимира Комоедова в Академии. В единочасье стараниями безответственных политиканов и авантюристов, тайных и явных врагов России государство, знаки отличия которого капитан первого ранга Комоедов носил на своём мундире, перестало существовать «де юре». Но последовала череда лет мазохистского процесса разделения, разграничения, раздраивания, пока это не стало «де факто».

Разрушительный маховик, запущенный по чьему - то дьявольскому умыслу, вращался всё быстрее, подминая под себя и разрушая судьбы миллионов. Вслед за рухнувшим государством стал делиться флот. Офицеры флота, которые ещё вчера были друзьями - товарищами, сослуживцами, вдруг оказывались по разные стороны границ. Прокатилась волна смены государственных флагов и принятия воинских присяг новым государствам. Начался делёж корабельного состава.

Комоедов с болью в сердце наблюдал этот раздел, находясь в стенах академии, вдали от реальных событий. Поступающая с мест информация, телефонные звонки от товарищей, обмен новостями в Академии, наконец, судорожное чтение прессы, устроившей ведьмин шабаш на дымящихся бедой развалинах государства, - всё проходило через душу и оставляло на ней саднящие раны. Легче было бы находится там, на флоте, видеть всё собственными глазами и иметь возможность хоть как-то противостоять этому, чем бессильно наблюдать за ужасающим ходом событий.

В Академии многие считали, что великая Россия, сбросив с себя уже непосильные вериги национальных окраин, станет ещё сильнее, построит новые, более совершенные корабли, ведь флот - это русская идея и материя со времён Петра. Но действительность пока неумолимо констатировала обратное. Россия теряла крупные военно-морские базы и опорные пункты флота - Таллин, Ригу, Либаву. Калининградская область вместе с Балтийском превращалась в анклав. О каком морском господстве на Балтике могла быть речь? Основа могущества России в бассейне Чёрного моря - Крым и Севастополь с «лёгкой» руки и нетрезвой головы горе-политиков, кои и сегодня, между прочим, в фаворе, вдруг стали принадлежать другому государству, а в будущем обещают служить «яблоком раздора» для двух братских народов. (написано в 2010 г.)

После окончания Академии генштаба в 1992 году Владимир Комоедов возвращается на ставшую уже родной за десятки лет службы Балтику. Командующий Балтийским флотом Егоров с радостью встретил своего давнишнего соратника со смешанным чувством скрытой радости и печали. Радовался, что пришла надёжная подмога и опора в трудные для флота, а значит, и для его командующего времена. С другой же стороны поводов для радости было мало. Уже почти год флот не занимался боевой подготовкой. Все усилия командующего и штаба флота, командования военно-морской базы Балтийск были сосредоточены на передислокации кораблей, частей, имущества флота из ставших независимыми прибалтийских микрогосударств и стран бывших участников Варшавского договора. Воистину, это было великое переселение, если не говорить - позорное бегство, которое ещё не испытывал старейший российский флот за почти три века своего славного существования. Массовый характер эвакуация приобрела в ноябре 1992 года, когда на высшем политическом уровне было принято решение об экстренной передислокации частей Балтийского флота, и продолжалась она полтора года, до мая 1994 года.

Корабли спешно выводились из Таллина, Риги, Либавы, Быхова, Свиноуйсьце, Ростока. Непрерывным потоком в Балтийск приходили десантные корабли, загруженные военным оборудованием и людьми, членами семей военнослужащих. А в местах бывшего базирования без останова шла погрузка имущества, в которой принимали участие даже офицеры. Старались вывести всё, включая исторические ценности флота - орудия парусных российских кораблей, фонды музея Балтийского флота, мемориал героям - подводникам. Вся эта разнородная масса кораблей, техники, имущества и людей, добрая половина Балтийского флота стягивалась в Балтийск, хоть и крупнейшую военно-морскую базу, но, в общем - то, небольшой город.

Остро не хватало жилья с элементарными условиями, тысячи семей остались без крыши над головой, приходилось жить даже на кораблях семьями в крохотных каютах. А сколько всего было брошено, одни БПК «Образцовый» и ракетный крейсер «Грозный» чего стоят! И всё это под «улюлюканье» одуревших от безнаказанности и вседозволенности местечковых националистов и русофобов всех мастей. И всё это на фоне преступной и осознанной индифферентности отечественных вершителей судеб России. С их «верноподданнического» согласия Балтийский флот не уходил с честью, а вымётывался с позором из исконных баз русского флота.

О какой боевой подготовке могла идти речь в таких условиях? Чтобы привести это гигантское и сложное флотское хозяйства в порядок, потребовались годы кропотливой и далеко не престижной, черновой работы. Владимир Егоров, не жалея себя и подчинённых, тянул эту работу, проявляя недюжинные способности крупного организатора, управленца и топ - менеджера. С возвращением на Балтику Владимира Комоедова, боевого образованного офицера, не испорченного решением множества хозяйственных вопросов, командующий флотом связывал начало работы по возвращению флоту необходимого уровня боевой готовности. Однако, как раз на 1993 год пришёлся пик передислокации частей Балтийского флота.


Знали они друг друга давненько, с конца семидесятых годов. Егоров старше по возрасту и по службе, сам, будучи способным и сильным офицером, с их первой встречи разгадал в молодом энергичном флотском офицере задатки крепкого командира. Как говорят в народе, «Рыбак рыбака видит издалека». А в 1985, 1986 годах Егоров становился непосредственным начальником Владимира Комоедова, находясь на должности командира военно-морской базы Балтийск. В подчинении командира базы состояла бригада охраны водного района, начальником штаба, а в 1986 году и командиром которой был капитан второго ранга Владимир Комоедов. Контр-адмирал Егоров с удовлетворением наблюдал работу молодого энергичного и целеустремлённого комбрига, но требовал по максимуму. Отмечая существенные положительные сдвиги в состоянии бригады охраны водного района, ловил себя на мысли о том, что парень этот со временем ещё его самого перещеголяет.

Не перещеголяет, но вровень выйдет. Владимир Егоров почти десять самых трудных лет будет командующим Балтийского флота, потом станет губернатором Калининградской области, взвалит на свои адмиральские плечи, не менее, а, возможно, и более трудное и ответственное дело. Владимира Комоедова в 1998 году назначают командующим Черноморским флотом, базирующимся уже на территорию другого государства с вытекающим из этого вороха проблем, решение которых простирается далеко за пределы функции военачальника. Предшественник Комоедова на посту главкома Черноморского флота адмирал Балтин как-то метко заметил что, в Чёрном море мало воды, но много политики. И адмирал Комоедов станет политиком вначале на Чёрном море, а затем и в Государственной думе, депутатом которой он станет в 2007 году. А пока катил 1992 год. Над Россией полыхали кровавые сполохи бесславных «бешеных» девяностых.

Владимира Комоедова назначили командиром Балтийской эскадры разнородных сил, которая была образована ещё в октябре 1988 года на базе всех соединений кораблей упразднённой военно-морской базы Балтийск, 32 дивизии ракетных кораблей. Такая реорганизация, похоже, была данью пресловутой перестройке в её юношеский восторженный период. Была ли оправдана ломка десятилетиями устоявшейся, ясной, функционально отработанной и логически верной структуры Балтийского флота, пусть выясняют специалисты и историки. Одно сейчас, по прошествии стольких лет, стало ясным, что в те годы почти все принимаемые на эмоциональной волне решения были неверны, а зачастую контр продуктивны и вредны.


В составе эскадры разнородных сил были все корабли и соединения кораблей, на которых Владимир Комоедов начинал карьеру, служил, командовал, жил. Начинал службу в балтийском 24 дивизионе малых противолодочных, командовал двадцать шестой бригадой противолодочных кораблей, служил в бригаде охраны водного района, в дивизии противолодочных кораблей. Он как бы вернулся в родной дом, где всё было своим и знакомым. Весь его флотский служебный путь фактически прошёл в этом действительно разнородном соединении, которым теперь он командовал и за которое отвечал. В том же 1992 году Владимиру Комоедову было присвоено первое адмиральское звание. Двадцать лет назад он пришёл молодым лейтенантом на малый противолодочный корабль МПК-85. Двадцать лет потребовалось человеку, чтобы стать адмиралом, одним из самых молодых адмиралов российского флота, 14 августа 1992 года ему исполнилось только сорок два года.

А наш малый противолодочный корабль МПК-85, с которого Ваш покорный слуга ушёл в 1970 году и на который в 1972 году пришёл будущий адмирал ещё 17 лет служил флоту и 20 июня 1987 года был исключён из боевого состава кораблей, будучи за 24 года устаревшим морально и изношенным физически. Ну что же, корабли, как мы, люди, приходят и уходят.
Оценка: -0.0526 Историю рассказал(а) тов. ortah : 15-02-2015 10:08:36
Обсудить (20)
29-04-2015 11:32:02, taratarin
лет 10 назад был в Балтийске, поднимались на маяк... ...
Версия для печати


Купель адмирала - IV

Осенью 1979 год Владимир получает назначение в свой родной дивизион малых противолодочных кораблей на должность начальника штаба дивизиона. Семь лет прошло как он молодым лейтенантом начал службу на МПК-85 в должности командира БЧ2-3. Теперь ему доверено управлять подготовкой и боевой службой всех кораблей дивизиона. Уже не один корабль, а весь дивизион нужно протащить через горнило подготовки и сдачи множества задач по организации службы, борьбы за живучесть, навигационной и мореходной подготовки, задачи одиночного плавания и в составе группы кораблей. Наконец, отработка и сдача задачи поиска, преследования и уничтожения подводной лодки противника и, под завязку учебного года, артиллерийские стрельбы по надводной и воздушной целям.

Через два года в 1981 году уже капитан третьего ранга Владимир Комоедов становится командиром дивизиона. Знать, неплохим был он начальником штаба, коль доверили дивизионом командовать.
К 1981 году более половины кораблей из состава дивизиона отслужили по 15 - 18 лет, то есть три четверти отведённого им срока. Преклонный возраст корабельного состава дивизиона находил отражение в ухудшении боевых характеристик кораблей и, как следствие, сказывалось на состоянии всего соединения. Участились поломки материальной части, резко пошла на убыль их скорость и маневренность. Стоило больших трудов и напряжения поддерживать старые корабли в боевом состоянии. Всё это свалилось на плечи молодого командира дивизиона, ведь в бригаде ОВРа и в базе никто не делал скидок на солидный возраст кораблей дивизиона и молодость его командира. Владимиру исполнилось тридцать один год. Энергии и настойчивости ему не занимать, да и опыт уже немалый был за плечами. Бесценные крупицы военно-морской науки, приобретённые в аудиториях и на тренажёрах Высших офицерских классов ВМФ всегда приходились кстати и выручали Владимира в трудные моменты, помогали оперативно и грамотно принимать решения в непростых ситуациях.

А молодость? Она была его преимуществом. Владимир не засиживался в штабе дивизиона, в море, только в море достигался успех. Поднимал вымпел комдива на корабле в составе поисково-ударных групп, выходил в одиночные дозоры. Владимир считал, что если в море выходит более двух кораблей дивизиона, то место комдива на одном из них. А в море, каково «горбатое» оно ни было, постоянная отработка задач, тренировки командиров и личного состава, следуя известному суворовскому завету «трудно в ученье - легко в бою».

В июне 1983 года, через два года молодому командиру 24 балтийского дивизиона малых противолодочных кораблей присваивают звание капитана второго ранга. Одиннадцать лет морской службы потребовалось Владимиру Комоедову, чтобы перешагнуть эту важную с точки зрения военной карьеры ступень. Ведь известен закон предела компетентности, который действует всё жёстче с каждой более высокой ступенью карьерной лестницы. Суть его в том, что на какой-то ступени профессионального роста человек уже плохо справляется с решением текущих задач, соответствующих данной ступени. Например, далеко не каждый хороший командир корабля сможет справиться с обязанностями командира соединения кораблей.


Полученное звание капитана второго ранга в возрасте Христа как бы подытоживало его службу во флоте. Для большинства офицеров это уже предел, дослуживается двадцатипятилетний стаж до выхода на пенсию. Дальнейший служебный рост офицера возможен только через Академию. С сентября 1983 года Владимир Комоедов становится слушателем Военно-морской Академии, которую заканчивает с отличием и в июне 1985 года назначается начальником штаба двадцать шестой бригады противолодочных кораблей.

Бригада дислоцируется в военной гавани Балтийска и состоит из десятка сторожевых кораблей проектов 159 и 35, большинство из которых находилось в строю более двадцати лет. То, что бригада называлась противолодочной, а состояла из сторожевых кораблей, объяснялось тем, что до мая 1966 года корабли более раннего 159 проекта и проекта 35 считались противолодочными кораблями. Корабли переклассифицировали в сторожевые, а название бригады осталось без изменения. Впрочем, от перемены класса задачи этих кораблей не изменились, с шестидесятых годов почти весь надводный флот становился противолодочным. Оба проекта создавались почти в одно время, причём проект 35 следовал за 159, как его версия. Задачей проекта 159 было создание противолодочного корабля, который сменил бы знаменитые большие морские охотники проекта 122-бис. Последние к концу шестидесятых годов уже потеряли способность хоть как-то конкурировать со своими аналогами ведущих морских держав по оснащению и вооружению, да и физически поизносились изрядно.

Однако, в процессе разработки корабля проекта 159 его водоизмещение превысило 900 тонн, а тактико-технические возможности значительно превзошли способности большого охотника, особенно в вооружении. Фактически оказалось, что корабли проектов 159 и 35 соответствовали классу сторожевых кораблей и на самом деле могли служить скорее заменой «полтинников», сторожевиков проекта 50. Но СКРы проекта 50 в начале 60-х годов, когда началось строительство кораблей проектов 159 и 35, были в зените своей силы и славы и замены ещё не требовали. Так они и служили рядом сторожевики этих трёх проектов, каждый был хорош в своём амплуа. И исключены из состава флотов корабли этих проектов были почти одновременно - в конце восьмидесятых - начале девяностых годов.

Конечно, бригада сторожевых кораблей - это не дивизион малых противолодочных, боевые задачи посерьёзнее и зона действия подальше от базы. Правда, корабли эти, как и малые противолодочные проекта 204, к 1985 году, когда Владимир Комоедов стал начальником штаба бригады, выработали большую часть ресурса. Один за другим они покидали боевой состав бригады, и в начале трагических для государства девяностых годов двадцать шестая бригада противолодочных кораблей прекратила своё существование. Наверное, мало радости служить в умирающем соединении боевых кораблей, видеть как «старики», некогда бывшие грозой Балтийского и Северного морей, уже немощные, один за другим навсегда покидают Военную гавань. А на смену - леденящая флотское сердце пустота... К счастью, уже в следующем 1986 году капитана второго ранга Владимира Комоедова назначают командиром 64 бригады Охраны водного района, его родной бригады, в которой он начал службу четырнадцать лет назад.

К 1986 году великая страна, ведущая тяжёлую холодную войну, сопровождаемую изнуряющей гонкой вооружения с ведущими мировыми державами, начала испытывать трудности практически на всех направлениях социально-экономического развития. По сути, развитие остановилось, а к середине восьмидесятых годов начали явно проявляться симптомы хронического кризиса. Тяжёлая афганская война, которая явилась следствием ряда грубейших стратегических просчётов политического руководства, уже десять лет неумолимо подтачивала экономическую мощь государства. Громадная масса материальных ресурсов - горючее, ткани, стройматериалы, медикаменты и продовольствие и многое, многое другое - утекала в Афган, как в бездонную чёрную дыру. А в обратном направлении - груз 200 и масса проблем внутри государства. Ситуация требовала принятия кардинальных решений и проведения реформ в экономической и социальной жизни страны. Однако, на волне этих настроений к власти пришли политические силы, не сумевшие или не захотевшие начать модернизацию системы, как это было успешно проведено в Китае. Демагогия, политическая мягкотелость, унизительное заигрывание с исконными недругами России, нерешительность и непоследовательность, принятие неадекватных, ошибочных и даже откровенно саботажных и подрывных по сути экономических и политических решений способствовали дальнейшему ухудшению ситуации в стране. Как бледные поганки после дождя, невесть откуда стали появляться организации и даже политические партии национальных предателей. В конце восьмидесятых годов кризис начал проникать в Вооружённые силы. Стало ухудшаться материальное снабжение военно-морского флота, строительство новых кораблей замедлилось и даже приостановилось. Заканчивался «золотой» век русского военно-морского флота.


Тем не менее, смена политического руководства и новые идеи разбюрократизировали кадровую систему флота. Задачи управления флотом в условиях кризиса резко усложнились, что способствовало притоку «свежих», энергичных умов. На высшие командные должности стали выдвигаться молодые талантливые офицеры. Владимир Комоедов уже через год с поста комбрига ОВР назначается начальником штаба Балтийской военно-морской базы. Должность соответствует званию контр-адмирала, а Комоедов всего лишь капитан второго ранга. Через год его повышают в звании, теперь он капитан первого ранга. А в декабре того же, 1988 года, Владимира Комоедова назначают командиром 32 дивизии противолодочных кораблей, крупнейшего на Балтике соединения кораблей второго ранга, боевого стержня Балтийского флота.

Наиболее весомой компонентой 32 дивизии была сто двадцать восьмая бригада ракетных кораблей. Она состояла из кораблей, которые ещё в конце семидесятых годов были силой и гордостью флота. Но прошло десять лет. Большие противолодочные корабли знаменитого проекта 61, «поющие» фрегаты «Славный» и «Образцовый», прошедшие модернизацию, по своим боевым возможностям мало в чём уступали своим более молодым отечественным и зарубежным аналогам. Однако, напряжённая боевая служба в течение четверти века, дальние океанские походы, изматывающее противостояние с американскими кораблями в Средиземном море не прошли даром.


Парадная вывеска Балтфлота на протяжении многих лет, большие противолодочные корабли «Славный» и «Образцовый к концу восьмидесятых годов совсем износились и требовали серьёзного ремонта. В августе 1988 года БПК «Образцовый» стал в циклопический сухой док «Тоосмари» в Либаве, но вернуться в Балтийск ему уже было не суждено. Ремонт корабля по причине регрессирующего финансирования затянулся на годы. Распад государства, на защиту которого старый вояка потратил себя всего , вмиг застал его в чужой враждебной стране. Финансирование прекратилось, корабль оказался никому не нужным. Только в 1995году уже мёртвое тело «Образцового» пошло на слом. Восемь лет продолжалась смертельная агония ветерана.

БПК «Славному» же не помогли даже «родные стены». В год упразднения страны, флаг которой он десятилетия гордо носил на мачте, 31 декабря 1991 года, словно протестуя, БПК «Славный» так бесславно затонул( в голове не укладывается) возле родного балтийского причала.

Но это произойдёт позже, а пока ещё эти корабли входят в состав 32 дивизии вместе с некогда грозой северных и южных морей первым российским ракетным крейсером уникального проекта 58 «Грозным» и противолодочным крейсером проекта 1134 «Адмирал Зозуля». Крейсер «Грозный», будучи на пару лет старше «Славного» и «Образцового», и первенец «Беркутов» крейсер «Адмирал Зозуля» - на пару лет моложе их, поизносились в не меньшей степени, почему и были отправлены в октябре 1986 года с Северного флота на Балтийский, поближе к своей «alma mater», ленинградскому судостроительному заводу им. Жданова, со стапелей которого они были спущены на воду в далёких уже 1962 и 1965 годах.


В состав дивизии входили ещё 6 сторожевых кораблей проекта 1135 «Буревестник». По водоизмещению около 3500 тонн, основным размерениям, а также по силовой газотурбинной установке корабли проекта «Буревестник» были репликой «поющих» фрегатов проекта 61. Даже классифицировались они до 1977 года как большие противолодочные корабли. Начали они поступать на Балтийский флот с 1970 года с интервалом в один год «Бдительный», «Бодрый», «Свирепый» , «Сильный», «Сторожевой», «Дружный», «Неукротимый». Сторожевой корабль «Пылкий», прошедший модернизацию, в 1978 переведён с Черноморского флота, взамен «Сторожевого», советского «Потёмкина», сосланного в 1976 году на Дальний Восток за бунт и попытку уйти в нейтральные воды девятого ноября 1975 года.
К слову, командиром "Сторожевого" в те роковые для корабля и его команды дни был ещё один выходец из 24 балтийского дивизиона МПК капитан второго ранга Потульный.


Тридцать второй дивизии была также подчинена 78 бригада эсминцев, базирующаяся на Либаву, в составе которой дослуживали заслуженные ветераны знаменитые эсминцы проекта 30- «бис». К середине восьмидесятых годов они были уже «слепы» и «глухи» и держала в строю их «козырная карта» - мощное артиллерийское вооружение, модернизированное в семидесятых годах. А их основной боевой задачей считалась глубокоэшелонированная артиллерийская и противовоздушная поддержка массированных десантных операции.


Вот такое сложное военно-морское хозяйство возглавил в 1988 году капитан первого ранга Владимир Комоедов. Впервые он стал командиром соединения, которое напрямую подчинялось командованию Балтийского флота. Владимир Комоедов, верный себе, старался больше работать в море, не давая ни себе, ни подчинённым успокоения, пока не достигал цели. Только в море корабль поддерживает боеготовность и выучку на должном уровне. У причала успеха не добьёшься, лишь растеряешь то, что ценой большого труда достигалось в боевом походе. Всякое бывало за два года службы в 32 дивизии, были и успехи, которые приносили удовлетворение и гордость от работы, были и досадные промахи, из которых Владимир Комоедоев старался извлечь ценные уроки и опыт.


Так имел место курьёзный случай с потерей противолодочной торпеды. Кульминационным моментом в почти любом серьёзном учении по поиску и уничтожению подводной лодки противника является применение противолодочного оружия, будь то стрельба из реактивных бомбометательных установок или нанесение удара противолодочными торпедами. В качестве условного противника выступали подводные лодки либавской дивизии подводных лодок. Торпеды, конечно, учебные, без боевого заряда. Самонаводящаяся противолодочная торпеда сложное и дорогостоящее устройство, поэтому после учебных торпедных стрельб начинается неприятная, но обязательная процедура - отлов собственной торпеды.


Вот теперь представьте себе такое; сутки вы гоняетесь за подлодкой - качка, холод (за лодками в те годы охотились зимой), вода, непрестанный душераздирающий рёв семи тысяч лошадей главных дизелей и тошнотный дым их выхлопа, от которого кусок в горло не лезет. Но вот, наконец, отцы-командиры изловчились и бабахнули по ней торпедой и, слава тее.., не промахнулись. Ура! Теперь с чистой совестью и полным ходом айда в базу. Ан нет, други мои! Вы торпедку то казённую в море синем отыщите, изловите, да на борт с нежностью доставьте, чистой ветошью с любовью насухо протрите и на штатное место водрузите. Вот теперь не возбраняется и в базу, и не на «полном», а на экономичном «среднем».

В этой процедуре приходилось неоднократно участвовать и мне на малом противолодочном корабле МПК-85. Выше сказано, что учебная торпеда ничем не отличается от боевой, лишь не несёт заряд. На самом деле различие между ними имеется. Учебная противолодочная торпеда имеет собственную систему живучести. Во - первых, после имитации поражения цели она всплывает на поверхность и находится на плаву, как поплавок. Во - вторых, имеет устройство, подающее световой, звуковой и радиосигнал, которое, конечно же, отсутствует на боевой торпеде, Тем не менее, приходилось проводить часы в поисках отстрелянной торпеды. Без торпеды в базу возвращаться ни-ни. Поэтому, на палубе, если позволяет погода, выставляются вперёдсмотрящие, не говоря уже о сигнальщиках, рулевых, да и всех офицеров, находящихся на ходовом мостике, которые во все глаза просматривают каждый метр моря. Иногда командиры кораблей даже назначали приз первому, заметившему торпеду в виде двух суток к отпуску.


Итак, корабли дивизии разыгрывали масштабные учения в нейтральных водах на траверсе Либавы. Целью учений было прорыв группой кораблей района, в котором действуют неприятельские подводные лодки с их обнаружением и уничтожением. Учением с флагманского корабля «Адмирал Зозуля» руководил комдив Комоедов.

Учения, когда в море выходят корабли первого и второго ранга, обычно сопровождаются визитом непрошеных гостей, кораблей - шпионов НАТО. Впрочем, разведслужбы Балтийского флота в долгу не оставались. В конце шестидесятых - начале семидесятых годов на Балтийск базировался корабль воздушного наблюдения КВН-18, переоборудованный по проекту 258 из морского тральщика первого послевоенного проекта 254. Этот корабль месяцами находился в проливной зоне Балтики и в Северном море, где скрупулёзно добывал информацию о боевой подготовке флотов вероятного противника. Думается, были такие корабли и после того, как старого трудягу КВН-18 отправили на слом.


В тот раз, не успели корабли дивизии выстроиться в боевой порядок, как на горизонте в юго-западном направлении появилось судно, двигающееся в направлении района учений. Сигнальщики сразу же опознали в нём старую знакомую, плавбазу «Веру», разведывательное судно ФРГ.
- Но вот теперь можно начинать, все в сборе,- съёрничал кто-то на мостике. Инструкции по отношению к судам - разведчикам были известны; близко не подпускать, объявить на корабле режим повышенной опасности для службы противодействия подводным диверсиям, не использовать секретные каналы связи, новое вооружение должно быть тщательно закамуфлировано. Тем не менее, комдив дал указание на корабли действовать по инструкции.


По окончанию стрельб не досчитались одной торпеды. Поиски не дали результата, к тому же на море опустился густой туман. Тогда решили на карте ещё раз проиграть процедуру выстрела с определением точки вероятного всплытия торпеды и точками получения и прекращения сигнала. И только теперь обратили внимание на то, что как раз в этом месте прошла плавбаза «Вера». Невероятно, но было очень похоже на то, что торпеду подняли на «Веру», то есть украли. Уже через пять минут все были уверены в этом. Что называется, «грабёж среди белого дня»! Запросили плавбазу, но она не ответила. Пришлось доложить в Москву, в штаб флота. По-видимому, были использованы дипломатические каналы, и торпеду возвратили. Некоторое время спустя командира плавбазы «Вера» то ли в поощрение за лихость, то ли в наказание за нарушение инструкций перевели на другой корабль.

Продолжение следует.
Оценка: 0.0833 Историю рассказал(а) тов. ortah : 11-02-2015 09:59:18
Обсудить (5)
14-02-2015 14:09:22, Nauta Romanus
Хорошо написано. Как будто как в молодости читаю передовицу ...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
  Начало   Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Следующая   Конец
Архив выпусков
Предыдущий месяцЯнварь 2018Следующий месяц
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2019 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru