Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
e2-e3: недорогой качественный хостинг, регистрация доменов, колокейшн
Rambler's Top100
 

Армия

Наповал меня полковник Ш-ман, зам по воспитательной Уссурийской бригады, сразил нахрен и сразу. Ну, чтобы в долгий ящик не откладывать. Прямо в первый мой ознакомительный визит в полевой лагерь близ военной базы Хейшуй, что в провинции Цзелинь (это мы там на учениях были).

Ведь что, сука, характерно? Я ему ещё накануне, где-то за месяц, из Москвы телеграмму хитрую послал. Что из Уссурийска на сопредельную территорию брать, каким концом что в лагере приколачивать, и где он может проявить инициативу вкупе с креативщиками из УВР ДВО, а что делать обязательно, и ниипёт. Потому как буду злиться, и слова всякие нехорошие в служебной карточке на обороте листа писать. А это может быть и мимо денег потом.

Ага, и про радиотрансляцию и расписание её на лагерь я тоже написал. Ну как расписание - включили с подъёмом, выключили перед вечерней прогулкой, ну и днём пару-тройку перерывов, чтобы совсем уж не заёбывать личный состав. Новости дня там, музыка всякая хорошая на нашем языке, «экипаж лейтенанта С. опять перевыполнил норматив (когда этот выскочка уж успокоится)...». Ну как-то так. И компакт-диски велел взять, штук 10-15. В формате МР3 (отдельно указал). Сборников всяких хороших песен (ну ладно, не бухтите, такие тоже бывают). По моим прикидкам, музматериала часов на 100 должно было на три недели хватить, чтобы ротацию нормальную делать. И этот деятель ведь, сука, мне ответил русскими буквами, что всё понял, и уже-таки выполнил. Мол, лети, тащ московский полковник в Китай себе спокойно, мы нихуя не подведём родную армию, и ничего в грязь не уроним!!!

Блядь, лучше бы я вместо консервов, что на китайской таможне отобрали, домашнюю фонотеку распотрошил. И нехуй про консервы ржать! Я в последние лет 10 службы на полигонах - в бункерах - ещё на свежем воздухе провёл времени мало не больше, чем в кабинете. Потому и опытный был, а китайцы сказали, что санитарный контроль, и нас и без того покормят. Одной только каши с мясом 10 банок, тушёнка, рыбные консервы «Мировой закусон»... Эх. Всё в Цицикаре осталось. Да хер с ним, там такие голодные таможенные глаза на всё это изобилие смотрели... И про еду не обманули - кормили нас даже на 6.

Ну ладно. Мы, конечно, лететь маленько заебались. Чкаловский - Амурская область - Цицикар - Улан-Хото, и из внутренней Монголии полтора часа на автобусах. Приехали в ночь, тут бы стакан внутрь и в люлю, да щас - банкет у китайской стороны для особо продвинутых. И вот, вместо того, чтобы с боевыми друзьями стресс от перелёта снимать, пришлось сидеть за 18ю переменами китайских блюд (суп из каракатицы не ешьте - гадость редкостная), слушая в промежутках китайские мотивы на народных инструментах (а этих инструментов, доложу я вам, у них невъебенное количество - одних палок со струнами я насчитал разновидностей 12). И всё многоязычие официальных тостов, и покурить выпустили только один раз... Короче, обычный официальный ужин, после которого хочется или морду кому набить, или ещё что, но стресс снимать надо. Ага, мы потом в гостиничном баре догнались, чтобы партнёров по переговорам наутро не поубивать.

Ну, с утра оно как-то наладилось. Нас на базе нормально так разместили, и кофе, и пиво, и бесплатная связь с Россией. Ну, они, типа, нам предоставили пару телефонов - вдруг мы там планы войны будем обсуждать, или ещё секреты какие... Мы радостно откликнулись, и любимым женщинам не звонил ежедневно только находящийся в режиме отдыха после расставания подполковник С. Переводчики китайские расширили познания в офицерской любовной лирике, да.

Но это я отвлёкся. Значит, в полевой лагерь я попал только на второй день. Настроение зашибись, хоть полупустыня и под +40 на Солнышке. Лагерь китайцы зачётный опять-таки поставили. Хожу, смотрю, душа такая радуется. Но как-то не совсем радуется, свербит чего-то. Почесал - не проходит, свербит. И тут инсайт - в воздухе не то звучит. На китайской стороне лагеря патриотические (видимо) песни, речёвки какие-то, диктор на четырёхтональном языке что-то интересное вещает. А у нас - ни разу ничего не раздаётся, кроме гласа старшины, иносказательно дневальных поёбывающего.

Говорю:
- Ш-ман, я тут несколько в последние дни из жизни как-то выпал. По причине длительных перелётов и изощрённого китайского гостеприимства. Не подскажешь, по какому поводу на Родине траур? Мне грустить уже, или радоваться по причине массового самоубийства всех министров экономического блока?

Чувство юмора, замечу, у Ш-мана было на высоте. Ну примерно сантиметров 15 от плинтуса. Выслушав чёткий доклад об отсутствии сведений о несчастьях общероссийского масштаба, и как я мог такое подумать («ну флаг же не спустили»), на меня взглянуло воплощённое недоумение. Пришлось пояснить.

- Где трансляция на лагерь, блядь? Ты ж мне врал вчера по телефону, что у тебя всё готово, и вся аппаратура стоит.
- Мы выпускаем газету по 20 минут вечером.
- Я тебе какой график трансляции рисовал? Какого хера весь Главк ломал над ним голову, руководствуясь последними достижениями военной психологии? Ш-ман, мне твоя одинокая трансляция вечером, когда боец слушает только зов плоти перед отбоем, походно-полевой ужин переваривая, это исключительно мало. Оно, может, и хорошо, про ваши выдающиеся достижения китайскому воздуху рассказать, на зависть союзнику, но где эти чарующие звуки прямо сейчас? Где патриотическое творчество наших мастеров, не побоюсь этого слова, культуры? Где пропаганда русского языка на сопредельной территории, чтоб глаза им расширило? Путём высокотехнологичных матюгальников? Почему в центе китайской полупустыни в российском полевом лагере я слышу не жизнеутверждающее «Небо славян» Кинчева, а недалёкие отголоски расово чуждых напевов?
- Комбриг «Любэ» больше любит.
- Да пусть он хоть «Ленинград» любит, трансляция на лагерь где?
- ....
- Пошли в радиорубку.

Ну как, радиорубка. Палатка такая прорезиненная на 4 линии. Сержант-контрактник сидит, лениво веером обмахиваясь, морда уже - хоть прикуривай. Не, не то, что вы подумали, там на воздухе +дохуя, а в палатке - ещё больше, и обмахиваться впору берёзовым веником. По обнажённому торсу. Но аппарат толковый, рабочий, КФС принял без проблем. Поворачиваюсь к Ш-ману.

- Ну что, тащ полковник, давай мне в мозолистую руку свой замечательный компакт-диск формата МР3, что я велел тебе взять минимум десять раз по одному разных, а ты мне прямо-таки написал, что у тебя всё получилось. Буду мастер-класс вам показывать, к какую щель и какой стороной его пихать, и в какую кнопочку пальцем тыкать, чтобы патриотическое зазвучало, радуя душу воина близостью Родины.

Ш-ман промолчал в том смысле, что не дам. В разговор вступил сержант, его из ансамбля ДВО за приставание к китайским солисткам сюда эротически остыть прислали. И на Ш-мана ему было исключительно пох.
- Да не порадуется душа.
- ?

И протянул мне сержант компакт-диски. Все два. Формат AVI. Минут на 50 каждый. 90-х годов. Таня Буланова и Алла Пугачёва...
- Это всё????

Ш-ман промолчал в том смысле, что да.

- Полковник, ты в курсе, что ты уже нахуй и совсем? Что это идеологическая диверсия и подрыв боеготовности за пределами наших священных рубежей? Что это, сука, предпосылка к твоему личному травматизму?
- Во-во - вклинился в эфир сержант - то самое мне и комбриг вчера говорил. Когда мы Буланову по третьему кругу пустили.
- Молчи, сержант - это Ш-ман.
- Да ну его нах молчи! Кому комбриг обещал штекер в жопу засунуть, если вот оно опять? Вам, что-ли?

Ш-ман покинул свой похуизм, и выдал нездоровое возбуждение. Ну типа того, что а) я зажравшийся московский придурок, что сам не знает, что ему надо; б) он от сердца своей жены оторвал диски с кровью; в) заебали всяческие пидарасы. Посмотрел мне в левый глаз. Съебал стремительно. Я ему даже упаковкой от диска кинуть в спину опоздал.

Тут обозначилась засада. Потому, как, если, у меня не будет трансляции на лагерь через четыре, сука, дня, то иметь противоестественно, но сладострастно, будут уже родной мой анус. С правом загрызть нахуй Ш-мана в плане регрессного иска, что никак не утешит разорванное в кровь очко. Перспектива записать комический дуэт из насилуемого замкомбрига и подбадривающего сержанта меня не впечатлила. Надо было думать. Про то, как наезжать на невиновных китайцев.

Да, вот так прямо-таки и наехать. Мол, какого хера вы нам аппарат не в то место засунули, где мы его использовать не можем. Мы к вам в Чебаркуле со всей душой, а вы, суки узкоглазые... Не, там культурней было, но смысл тот же.

Ну, китаёзы, если что не понимают, у них глаза нашими становятся. И плещет из этих глаз вся тоска собачки бассета - мол, какого хера? Чего тебе ещё, тварь белобрысая? Технику дали, водкой поили - чего тебе ещё? Да сяо Ен Бо Чун в том плане и выразился.

А надо было мне, чтобы из той палатки на 4 линии аппарат в Интернет-палатку перенесли. О, эта палатка... Большой такой шатер, с кондиционером, и 25 столов с компами по соронам...

Никак нельзя, сказал да сяо Ен Бо Чун. Ага, испугал. Меня атташе наш уже просветил - если китаец отмазывается, то есть перспектива. Вот если соглашается сразу - тогда бойся, это он тебя уже нахуй в душе послал. И, через три часа вокруг да около пиздежа, когда переводчики просили их застрелить небольно, мы договорились встретиться завтра.

Ну, я - сволочь тоже профподготовленная, и встречу назначил на самый полдень, в 10 часов утра. Харе пиздеть, это в Пекине полдень в 12, а, поскольку по почти всему Китаю пекинское время, то в Цзелинь, на долготе Благовещенска, полдень как раз в 10.

К 10 утра пекинского в палатке был самый смак. Ну, ощущение финской бани. Причем, глухая зашнурованность палатки с вечера температуре только способствовала, а поставленное мной ведро с водой уже успели унести.

Да сяо Ли Цун, старший по тарелочкам и прочей культурной фигне в Шиньянском военном округе, всем видом загорелого лица внутри палатки мне показывал картину «заебись». Я его пообещал оставить там на 2 часа. Он выразился в том смысле, что вырвался из крестьян, и ему таки пох. Коварный я собрал в ладонь конденсат на кожухе от аппарата, и пояснил, что это мне пох, если влажность сойдутся в сладострастном соитии с электрическим током. Он впечатлился. Осознал. И вышел из палатки.

Клёвый, к слову, мужик Ли Цун оказался. Мы подружились потом. И он меня спас от подставы, и я ему должен.

Утром следующего дня китайцы радостно волокли аппарат в сторону Интернет-палатки. Ну там, как назло, был один свободный стол. В наименее просматриваемом со входа углу. Но был. Вот они и не заморачивались, куда ставить...

Терпелки хватило подождать убытия последышей Мао. И состоялся примерно такой диалог с заблаговременно заготовленным начальником связи бригады:
- Видишшшшшшшь?
- Что
- Там выход из компа. Там вход на аппарате. Сколько тебе надо времени, чтобы через пять минут у меня был переходник?
- Да до модуля дойти, потому как я инженер, а не вашему начальственному хую побаловаться. Щас принесу.
- Герай. И лейтенанта потолковей принеси, и не пизди, здесь важная государственная задача.

Ш-ман, суетясь, предложил своего лейтенанта. Я с этим уёбком был уже знаком, и нахуй они пошли дуэтом. Строем. С запретом приближаться к радиоузлу на 15 метров днём, и насовсем - ночью.

- Старлей - сказал я через 20 минут - я не знаю, чем ты согрешил супротив извилин своего начальника, но тебе таки в последний раз улыбнулось счастье. Потому как ты не будешь бегать по пустыне в надежде поймать нужный голос. Ты будешь смотреть порнуху, играть в карты, сидеть в соцсетях, а задачи у тебя ровно две. Чтобы интернет-трансляция РадиоРоссии шла на весь лагерь по графику, и, чтобы, когда союзническая рожа появится в палатке, кабель был у тебя в кармане. Спать, жрать, курить - мне похуй. Но, если слетит график трансляции, или китайский союзник вскроет мой замысел - тебя закопают прямо здесь. Цветы носить будут, но редко и несвежие.

Трансляция пошла. На весь лагерь. Китайцы терпели дня три. Потом, на послеобеденных посиделках, выразились откуда такая роскошь, если радиоволны по расчетам до нас не достают? Я им рассказал про системы тропосферного радиоприёма. Они попросили посмотреть. Я пообещал составить с атташе список того, что мы желаем посмотреть взамен. Они перевели тему разговора.

И уже потом, на военно-полевом банкете, Ли Цун (а я ему был уже должен) спросил - а как, сука, так? Я рассказал (ведь был должен). Он пояснил - вас, русских, не то, чтобы не победить. С вами связываться не надо. Вы вредите нашей психике.

И моя ненаглядная шан сяо Лина это подтвердила.
Оценка: 0.9901 Историю рассказал(а) тов. ladik2005 : 31-12-2017 00:19:50
Обсудить (310)
07-01-2018 12:31:11, solist
В компьютерную эру живем: при прерывании трансляции из т...
Версия для печати

Не тем Гринпис занят. Вот совсем не тем. Нет бы, сука, озаботиться, какой гад придумал живые деревья зимой рубить и домой их волочь, типа детишкам на радость, и для новогоднего настроения. Так нет же, всё нефть добывать мешают, за что и отгребают. Ну, кто руководители - те зелёных денег, кто исполнители - те в основном по морде.

А пока Гринпис просрал всю реальную экологию за нехилое бабло, то мы с вами тоже времени зря терять не будем, и в который уже раз радостно потащим домой ели, сосны и прочую хвойную фигню, чтобы всё это торжественно украсить и насладиться. В том числе - извлечением «дождика» из кота и иголок из ковра, а также нежным голосом жены «когда ёлку с балкона вынесешь, скотина ленивая, 8 марта скоро» (ну, у особо нетерпеливых, правильный мужик до мая ждёт).

Однако есть одна засада. Чтобы что-то установить, надо это что-то хвойное добыть. Можно, конечно, пошло и без выдумки - пошёл, купил, принёс. Но это если ёлочный базар есть. А где его взять в таёжном гарнизоне, там и с нормальным базаром не очень? Не типа поговорить, а для покупок? Нафига в тайге базар, говорите? Взял топор и срубил, говорите? Вот оно прямо рядом растёт, говорите? Ну-ну.

Я тоже так по молодости думал, когда 23летним старшим лейтенантом на Дальний Восток перевёлся. А ещё у меня командир отдельной роты связи и РТО зачётный был. В смысле - прохиндей. Командир маленькой, но отдельной части, хуле. При вертолётном полку, но отдельной. Своя техника в своём парке, свой лицевой счёт...

Не, про прохиндея - это я всерьёз. Это я особенно глубоко и проникновенно (в собственную задницу) понял, когда из отпуска приехал. Когда нашу часть вкупе с другими расформировывали. Ротный тогда и сказал мне таким человечьим голосом - мол, пока я там отдыхал, он героически всё порешал, и потому с чувством выполненного долга уёбывает к новому месту службы на Запад. А мне служить дальше в том же гарнизоне, но в другой части, и остаётся мне, его учебно-боевому заму, сущий пустяк - за недельку, ну пару неделек, пробежаться по уже готовым к подписи лицам штаба ДВО, оные подписи на ликвидационный акт собирая. «В историю войдёшь, последний командир части, хоть и ВрИО».

Ага, в эту блядскую историю я и влип, то объясняя, какого хера номера двигателей на двух «Шишигах» и одном ЗиЛ-131 не совпадают с формулярами, то где четыре КУНГа и один прицеп, которые обещали довезти на склад месяц назад, то почему архив части не соответствует требованиям, и месяц я тот архив в порядок приводил... Если бы не начальник авиации ДВО, за нардами в промежутках между бросками костей популярно и матерно объяснивший ВрИО начальнику связи и РТО, что, коль он ротного на Запад отпустил, то пусть за него сам и разъёбывается, а молодых старлеев до нервных припадков доводить нехер, то ещё х.з. как бы всё закончилось.

Но это я отвлёкся. К тому же ротный всё напизженное в азартную игру МММ имени Мавроди просадил ещё до отъезда, и о том весь наш дом слышал. И, каюсь, то воспоминание потом меня грело. Несильно так. Как китайский пуховик кустарного производства.

Так вот, к ёлкам ближе. За гарнизон с топором пойти - был не вариант. Ну не было рядом с гарнизоном елей приличных (годы, несколько сот семей военных авиаторов и сопричастных), и заблудиться на раз-два, если подальше, и рыси шастают, и тащить далеко, если таки оно вот... Правильный поход за ёлками должен быть а) группой; б) на грузовике повышенной проходимости; в) с местным Дерсу Узала во главе.

Не, это не случайно забредший на мари близ Хабаровска нивх. Это прапорщик, реже - контрактник, на технической должности, но к технике не допускаемый даже для посмотреть - нехуй её, технику, страхолюдиной всякой пугать. Зато виртуоз в организации охот и рыбалок (в том числе - для великих военных начальников), знающий в округе каждое зимовьё, каждого браконьера и егеря, и даже знакомый с отдельными авторитетными медведями. Их в каждом гарнизоне есть. За ёлки, где они попушистей и подоступней, он тоже как бы в курсе.

Так вот. Дней за 5 до Нового, 1994го, года сижу себе такой, дежурный по части-парку на КТП, никого не трогаю, жду смены. Мы с 9 до 9 утра, а время уже 8, и мысли плавно касаются молодой жены и тёплой постели. Какого хера один в двух лицах? Так бойцы у нас закончились. Ага, как на полтора года службы перешли, и два призыва сразу дембельнули, так и закончились. Молодых-то перестали давать ещё в 92м. Мой «дневальный», стартех роты, старый опытный прапор, ещё ночью ушёл в соседний парк обато за нужной ему позарез автомобильной железякой. Неласково встретили его соседи. Заперли, суки такие, в автомастерской, и напоили живого человека техническим спиртом. Сомлел, бедолага. Прямо в углу на промасленном бушлате и сомлел.

Фиг с ним, всё одно пятеро по кругу друг друга меняем, я и четыре взводных, лейтенанты свежевыпущенные. За нелёгкую борьбу «дневальных» с зелёным и коварным змием в курсе, как и за то, что пресмыкающееся виртуальное побеждает 100%, и ставки принимаются только на «когда в углу захрюкает» - в два, три ночи или в четыре утра (до пяти не доживал ни один, и время было исключено как нереальное, несмотря на повышенные котировки). Так что, нежно потянувшись, я выглянул в окно, и сразу охуел. По целине, смешно подбрасывая снег отжатыми у вещевика обато лётными унтами, изображал из себя скаковую пони ротный. «Неспроста» - подумал я. «Угадал» - подумал ротный.

- Короче, зам, где этот твой дневальный? Спит, небось, в «отдыхайке»? Давай бегом его ко мне сюда.
- Не, ну я, конечно, к родному командиру со всем своим усердием, но «бегом» не получится. Далеко и невозможно. Я на нём вчера у лейтенанта К. полкило «шила» выиграл.
- Так у вас же ставка - 100 грамм, чтобы не спиться в молодые годы, и бухать хотя бы раз в неделю? - сдержанно подивился ротный.
- Я джек-пот сорвал. Он ближе к пяти утра отрубился, и в соседнем парке.
- Странно, всегда к четырём в родное хозяйство доползал. Ладно, хоть и, блядь, бардак, и полный развал службы. Хотя, как это ладно???!!! Я этого блядского следопыта Сергеича только на сегодня уговорил, за ёлками! А у меня заказ из штаба ДВО - 8 штук лесных красавиц! И выезжать надо таки прямо щас, пока этот таёжный гоблин не опохмелился, у него всегда к 10 передоз!

Ротный страстно желал на Запад. За расформирование мы были в курсе. Вот и наладил он канал поставок в штаб ДВО всех таёжных ништяков, ввиду чего в роте кончились патроны для ракетниц (менял на мясо), было мало спирта (в роте связи и РТО!!!), и всякого другого военного ликвидного имущества. Теперь пришла череда ёлок, обязательно желающих погрузки на борт прямо утром. А, так как на Запад хотел не только он, а штаб ДВО не маленький, а ближний таёжный аэродром наш, и задачи про ёлки ставились ещё человекам многим, то перехват Дерсу Узала мог быть чреват срывом личной боевой задачи ротного по передислокации по ту сторону Уральских гор.

- Короче, зам, Сергеич будет минут через 15. С небольшим, но дружным коллективом страждущих порубить природу на новогоднюю радость. Комэска-раз своих охламонов дал, ему в Хабару штук 10 елей надо, а керосина для «Крокодилов» раньше февраля один хер не будет. Так что машина через 10 минут у ворот, и ты старшим.
- Блин, командир, так ВАИ же на днях парк закрыло, за что ты мне строгач влепил, чтобы свою служебную карточку не портить. Хотя я к парковой службе отношение имею примерно как буддистский монах к проституткам Лос-Анджелеса, - неловко попробовал отмазаться я. Но прелести жены стали стремительно тускнеть.

- Фигня, - развеял мои сомнении командир - Я позаботился. Половину лося им уже отвёз. Они мне на два дня пломбир дали, чтобы за ёлками, и завтра технику на аэродром для борт выпустить-принять.
- Блядь, - подумал я. А вслух сказал:
- Ну хоть жену предупреди, что я на боевом задании, а не по официанткам из лётной столовой.
- Не боись, на обеде зайду (он этажом ниже жил). Учись, старлей, как организовывать всё надо!

«Ага, учись», - думал я, бредя недолгий путь до бокса. «Как офицеров гонять, чтобы прапоров не обидеть». Традиционно старшим на все таёжные безобразия ездил стартех роты. Он хоть поправить в машине что мог, если вдруг, а я после училища только по схеме основные агрегаты двигателя максимум назвать. Но проблему пьянства прапоров ротный решил раз и навсегда - пусть, суки, пьют. Зато с похмелья шелковые, делают, что скажет, а ему на Запад (про двигатели помним?). Но в данный конкретный час стартех был пилотом Формулы-1 внутри своего воображения, и на старшего машины не годился от слова никак.

- Заодно себе ёлку зачётную срубишь, - напутствовал меня ротный.

Загрузив в кузов группу лётчиков в лётном меховом (в нём морозы похуй даже в Арктике), а Сергеича в кабину из уважения и для целеуказания, я придремал в той же кабине пробирающегося таёжными тропами грузовика (ночь же не спал).

- Проснись, вылазь, приехали, - это Сергеич.
- Бля, мы где????

Невдалеке маячил первобытными скалами Сихотэ-Алиньский хребет.

- Сергееч, сука, это же верст 70! Ближе лесопосадок не было, тайга кончилась? Мы же пилотов поморозим!
- Не боись, - сказал Сергеич, - им хорошо, а елки здесь непуганые.

В кузове нестройно пели военно-авиационные песни.

- У них с собой две канистры, - пояснил Сергеич, и продолжил начальственно, устав неожиданно вспомнив, - к машине!
- Да пошёл ты - дружно отозвался авиационный коллектив, но сползать на снег нетвёрдо начал.
- Короче, пошли за мной за ёлками.

Мы шли. Километр по руслу замёрзшего Хора. Потом на сопку. Потом по сопке.
- Здесь, - сказал Сергеич.
- Ебучий Сусанин - отозвался коллектив.

Елок надо было много. В штаб + командованию + себе + друзьям + про запас. Таскать далеко. Первые пошли на плечах. На второй ходке ком.звена, майор, выразился в том смысле, что он, как опытный, не позволит губить цвет дальневосточного офицерства, и займется костром и профилактикой. Остальные согласились. Меня по малолетству никто не спрашивал, и я обиделся, но потом осознал. Когда на каждой ходке каждого из нас встречали кружка чая, спирт и бутерброд. Дело пошло веселее. Ёлки доставлялись волоком. Сергеич намекнул на то, что егерь больше десяти штук на делянку рубить не разрешает, и делянки надо менять. Майор поменял функциональное состояние Сергеича, плеснув ему спирта в чай. Проплешина в тайге стремительно росла.

- Хватит, суки, вашу мать! - заорал проспавшийся в кабине Сергеич, - Куда столько!!!!
- Да ладно, гарнизон большой, детишек много, - добродушно усмехнулись мы.

А хули не добродушно? Начали-то вторую канистру. И не пьяные совсем - четыре версты туда-сюда на природе да по морозцу.

- Сколько делянок поменяли?
- Сергеич, мы что, барыги, земельные участки менять? И на что, главное? Цены подходящей никто не давал.
- Что я егерю скажуууууу...., - перешёл на ультразвук Сергеич.

Его успокоили кружкой спирта с чаем. Погрузили в кабину. Плашмя.

- Ладно, братва, завязываем, - сказал майор, - Разошлись мы что-то. Съёбывать пора.
- Угум - радостно согласились мы, и начали грузиться.

70 обратных вёрст я ехал с ребятами в кузове. Мне было светло и радостно, мы лежали в меховом прямо на ёлках, отхлёбывая разведённый в чае спирт, и периодически проваливаясь в дрёму. Песни орали, но несильно. Птицы разлетались, но убегающих лосей и кабанов не видели. Может, просто не замечали.

- Вы, гады такие, чего привезли, - матерно сказал нам комитет по встрече из наших начальников под вечер в автопарке, - Где красота и пышность, Сергеич?

Это они зря. Красота и пышность у ёлок были. С одного, в основном, бока. Ненуачо? Два километра волоком, да поспать на них, да поподпрыгивать на ухабах...

- Зато их дохуя, - вновь спас нас майор, - Вот и отбирайте. А нам что-то скучно стало, по домам пойдём.

И погремел задумчиво пустыми канистрами.

Дальше я тупо не помню. Со слов жены, после звонка в дверь она последовательно увидела:
- ёлку (она тут же упала);
- меня (упал следом на ёлку со словами «Это вам, мои хорошие»);
- смущённого ротного (помог оттащить меня в другую комнату).

Опытный ротный со словами «пусть завтра отдыхает - ему нелегко пришлось» успел свалить за дверь раньше, чем у жены включился звук.

Утром, под комментарии жены, я прилаживал ёлку в углу так, чтобы пышным боком к публике, а преждевременно облысевшим - к стене. Вроде как получилось!
Оценка: 1.7200 Историю рассказал(а) тов. ladik2005 : 28-12-2017 23:54:19
Обсудить (11)
31-12-2017 13:03:06, Ст. прапорщик запаса
Я вообще рыбных консервов не помню у них. Никаких. А, да +2...
Версия для печати

Корпус контрастов или эхо предыдущих войн на фоне текущего момента

«Вот потому, 42-й армейский корпус,
сто грамм с прицепом надо выпить за тебя...» (эпиграф)

Всякое видел этот корпус, в том числе лениво-расслабленную службу кадрированных полков в тихое советское время и невообразимый беспредел в годы развала СССР. В 90-м году это войско почти полностью состояло из сынов среднеазиатских, закавказских и местных народов, потом его доукомплектовали до полного штата и частично «разбавили» личным составом войсковых частей, выведенных из ГСВГ. Дисциплину и порядок в полках и батальонах мотострелковой дивизии (основе корпуса) удалось «привести в меридиан» благодаря назначению новых комдива и комкора, жестким и жестоким мерам, а также избавлению от балласта, отправленного обратно в новоиспеченные суверенные государства.
Время и соседи за перевалом были неспокойными, и комкор генерал-майор Корецкий взялся за боевую подготовку. Стрельбища забыли про тишину, в учебных центрах зарычала движками боевая техника, «спецы» (саперы, связисты и т.п.) тоже без дела не остались. Обустройство войск комкор совершенствовал своеобразным способом: поочередно проводил расширенные совещания штаба корпуса в каждом полку и отдельном батальоне с осмотром казарменного фонда. Зная крутой нрав Корецкого, служба тыла подсуетилась и организовала упреждающие ремонты, достройку столовой в нашем городке и другие полезные мероприятия.
Еще один небольшой штрих: с началом лихих времен начальство настоятельно порекомендовало офицерским женам, работающим вне военного городка, уволиться и вообще как можно реже куда-то отлучаться (дабы потом заложниц не выкупать). При этом командирам частей разрешили брать их на военную службу при четырех условиях: годность к военной службе, должность допускает замещение военнослужащими-женщинами, не в подчинении мужа, и на проверках оценки не ниже «уд». При непрофильном образовании могли отправить в ДОСААФ на курсы радиотелефонисток и т.п.
Корецкий добился разрешения на жесткие действия, которыми прекратили череду захватов так называемыми «экстремистами» оружия и техники в войсковых частях. Боевые задачи корпус хоть и не на пятерку, но решил, и напряженка постепенно пошла на убыль.
Не уберегся комкор, его машину расстреляли из засады. Но сделать он успел немало, и был уважаемым человеком. Земля ему пухом и вечная память.
На замену ему пришел генерал-лейтенант Чумаков. Не помню, чтобы его интересовали полигоны и стрельбища. Зато врезались в память строевая показуха в исполнении личного состава двух танковых батальонов и постоянные строевые смотры с выгоном на плац всего военного городка. Особо раздражали еженедельные шестичасовые синхронные побатальонные строевые занятия (каждый строевой прием на восемь счетов) и тренировки в исполнении песни в составе дивизии без двух полков (слава Богу, что плац был не резиновый). Затишье между двумя войнами позволяло ему самодовольно наблюдать с трибуны за этими крайне полезными потугами. Однажды в приступе оргазма он во всеуслышание приказал представить к орденам и медалям особо отличившихся в строевой подготовке...
С первого же смотра померещилось Чумакову, что слишком много баб в строю стоит, да еще и при оружии. То ли насмешку в этом увидел, то ли корыстные злоупотребления, но решил если не искоренить зло, то сильно проредить. Проверка штатной дисциплины крамолы практически не обнаружила, ибо см. выше четыре условия. Итоговая проверка за зимний период обучения (с выборочным пристрастием) тоже почти ничего не дала, ибо тетки в реальности работали в основном писарями, начскладами, телефонистками и т.п., но на стрельбах и контрольных занятиях становились в строй штатных подразделений.
И дело не в том, что командиры не хотели быть дураками, и не в том, что тетки не хотели терять хорошее денежное довольствие, и даже не в том, что ответственными за индивидуальную подготовку жен были назначены их мужья-офицеры, а в том, что тетки пошли на принцип и «закусили удила». Бегали кроссы, упаковывались в ОЗК, стреляли, орали строевые песни и учили матчасть, но врагу не сдались.
Венцом идиотизма была «щеточная эпопея». Якобы поводом послужила сцена типа «Солдат, почему сапоги нечищены? - Щетки нет, товарищ генерал-лейтенант». Может, такого и не было, но однажды оно приказало, чтобы каждый солдат имел сапожную и одежную щетку в тумбочке и то же самое в «тревожном» комплекте вещмешка. Подумав, добавило, что офицеров это тоже касается, и назначило через неделю корпусной строевой смотр, чтобы у каждого было две щетки в вещмешке и две в руках (для тумбочки). Тысяч пятьдесят щеток - это немало, поэтому в магазинах города и в радиусе ста километров они закончились в один день. Нашему батальону пришлось «грабить» Нальчик и Баксан. А особо медлительные закупались в Минводах и Пятигорске.
Выстроились полки и батальоны на плацах военных городков, и пошли проверяющие вдоль шеренг обозревать щетки. Идет один полковник и вдруг видит в ряду две руки, держащие в руках не то, что приказано, а зубные щетки: одну белую, а вторую испачканную в сапожной ваксе. Набирает воздуха для разноса, поднимает глаза, видит старлея с бешеным взглядом, и... просто вздыхает, ничего не говоря, идет дальше. Потому что неправильно это все, не комкоровского уровня дела, и самого проверяющего это достало...
Но почему-то все эти глупости не помешали Чумакову далеко пойти, до Совета Федерации включительно.
P.S. Учитывая вышеизложенное, считаю неправыми говорящих, что войска в Сирию посылать не надо. Мирное время расхолаживает армию. Накопленный в предыдущих боевых действиях опыт имеет свойство быстро теряться, к тому же «расти» начинают не самые лучшие командиры и начальники.

* Некоторые фамилии в рассказе изменены.
Оценка: 1.2857 Историю рассказал(а) тов. Нойруппин : 27-12-2017 19:11:19
Обсудить (16)
30-12-2017 11:21:46, третий
И укусить еще про злостном неповиновении гада за жопу мо...
Версия для печати


Вольному - воля
Давно это было, лет 20 назад. Капитан Лешка из нашего батальона поступил в академию, приехал в Москву вместе с котофеем, поселился на Сиреневом бульваре. Кот еще во Владикавказе приловчился выпрашивать лакомства, когда мы застольничали на Лешкиной квартире. Подойдет к столу, встанет столбиком в позу суслика, заглянет в душу подхалимскими глазами - обязательно кто-то не выдержит, угостит.
Котяру, как и в предыдущем ППД, выпускали погулять и он вначале исправно возвращался домой, но постепенно походы стали удлиняться, а потом и совсем пропал. Искали, нашли не сразу. Ориентируясь на слухи о каком-то артистичном коте, покорившем ближайший рынок, устроили засаду в рыбном ряду и не промахнулись. Появился злыдень на сцене, привычно исполнил беспроигрышный номер "бедный суслик", продавщицы тут же предались умилению: "Васенька, котик, да где ж ты опять пропадаешь, да мы тебя тут заждались" и щедро угостили рыбой. Беглеца поймали, уволокли домой, отмыли. Откармливать не пришлось, ибо был неплохо упитан. При первой возможности снова удрал и стал бдительно избегать преследования. Свобода, теплые подвалы, кошки, благодарная публика на рынке - что еще нужно для счастья вольному джигиту?
Оценка: 1.5248 Историю рассказал(а) тов. Нойруппин : 21-12-2017 10:55:13
Обсудить (4)
23-12-2017 18:37:04, Шкапчик
Мои родители и тесть каждое лето ездят на моря. А мне достае...
Версия для печати

Ошибаются не только саперы

Ничего сложного с саперной точки зрения в той ловушке не было. Под шумок войны сосед решил наказать или попугать соседа за какие-то разногласия, добыл гранату и привязал ее к столбу калитки, а шнурок-«растяжку» от кольца - к калитке. «Капкан» этот был замечен, сообщили куда надо, приехали те, кому положено. Милицейский старлей попросил по возможности не сильно лапать гранату при обезвреживании, дабы можно было снять с нее «автографы» злоумышленников, и подождать окончания работы экспертов. Разогнавши народ подальше за углы и, убедившись, что граната без признаков кустарной доработки, я загнул обратно усики чеки, отвязал всякие веревки и вывинтил запал. Всего и делов-то, никаких подвигов и хитростей не потребовалось. Однако ремесло у каждого свое, и за дело взялись эксперты-криминалисты. Замелькали вспышки фотоаппарата, появились линейки, кисточки, какие-то порошки, пленки, протоколы и т.п. Старлей попросил меня показать руки, рассмотрел их вооруженным глазом и пометил на бланках некоторые из снятых отпечатков как мои. Как он это определил, не «откатывая» мои пальцы - не знаю. Заодно шутя пожурил меня за профанские вопросы и терминологию из детективов: «На пальцах у человека - папиллярные узоры, а это (наклеенные на бланках пленки) - следы пальцев рук, снятые с гранаты». Вся эта история за повседневной жизнью и другими задачами спряталась где-то в закоулках памяти и всплыла через некоторое время при похожих обстоятельствах.
«Дружба» между соседствующими народами тогда была на пике обострения и отражалось это, помимо прочего, на пассажирских поездах. Чаще всего пакости выражались в звонке с сообщением о заложенном взрывном устройстве, проверке поезда саперами и задержке отправления. Однажды сделали наоборот: заложили ВУ на сцепку, но не позвонили. Эту штуковину обнаружили через несколько часов уже на другой станции, высадили пассажиров, остановили движение на соседних путях и возопили во все соответствующие адреса. Эта станция была в нашей зоне ответственности, спасать планету полетел на присланной «вертушке» командир второй роты Лешка. Взрыватель там был простой, сработать должен был от выдергивания чеки при выборке зазора на сцепке, но вышла чека не полностью и держалась на честном слове. Лешка этому слову не поверил и зашел врагам в тыл: разрезал «упаковку» и разобрал по частям заряд, состоявший из тротиловых шашек. Взрыватель он сдернул шнуром метров с пяти (оставшийся в одиночестве детонатор безобидно хлопнул не громче пистолетного выстрела), сдал обезвреженное барахлишко экспертам, поклонился благодарной публике и отбыл восвояси.
Это событие тоже быстро кануло в Лету, но, как оказалось, не насовсем. Через пару месяцев Лешку пригласили в дивизионный особый отдел, где приехавший издалека следователь со товарищи начал задавать ему какие-то наводящие вопросы. Лешка долго не мог понять, что от него хотят, пока перед ним не выложили «пиковую семерку»: «Как вы можете объяснить наличие ваших следов пальцев рук на составных частях взрывного устройства, заложенного в поезде? Не вы ли похитили и продали тротил террористам?». Лешка сначала ржал, а потом ругался. Следственная группа после его монолога тоже выругалась, проверила батальонные приказы, записи и даты в книге дежурного, вздохнув, зашила на кителях приготовленные дырки для орденов и оставила нас в покое.
P.S. Нашлось объяснение и еще одному предшествовавшему нестандартному событию: на одном из праздников, отмечавшемся на Лешкиной квартире, «случайно» оказался наш куратор-старлей из особого отдела, и в тот вечер бесследно исчез один бокал из подарочного комплекта...

Автор - Нойруппин
Главный консультант - Большой Максим
Оценка: 1.6786 Историю рассказал(а) тов. Нойруппин : 29-11-2017 18:16:19
Обсудить (8)
01-12-2017 16:09:29, BigMaximum
"Главный консультант - Большой Максим" - да ладно, главный, ...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
  Начало   Предыдущая 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Следующая   Конец
Архив выпусков
 Август 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru