Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Вероятный противник

Это перевод статьи пилота, который летал над СССР, оригинал тут: http://www.b-47.com/stories/austin/austin.html


В то время сбор разведданных был одним из важных вопросов по обе стороны железного занавеса. Военно-политическая ситуация на май 1954 года была непростой - холодная война в разгаре, война в Корее заходила в тупик. Мы боялись что Советы нападут на Европу, и возможно - через Канаду на США. Русские в равной степени опасались атаки США.
Как некоторые могут помнить, к 1954-55 году на базе Локбурн в Огайо были два авиаполка (? wings) стратегической разведки, 90 RB-47E и 20 танкеров КС-97. Еще были два полка авиаразведки на RB-36, один в Южной Дакоте и один в штате Вашингтон. Предполагалось, что эти самолеты будут работать по программе "открытое небо", о котором Эйзенхауер пытался договориться с русскими. Пытаться покрыть всю территорию СССР с этих 150 самолетов было бы интересно!. В 1955 году президент Эйзенхауер пересматривал политику США по разоружению. Он приглашал четрые основные державы принять договор о разоружении, и 21 июля 1955 года на встрече в Женеве предложил договор "открытое небо" для обеспечения безопасности с использованием воздушной разведки.
в 1951-53 году из моего подразделения, 91-й полка стратегической разведки, 8 RB-45C и примерно столько же танкеров KB-29P обычно базировались в Великобритании для временного несения службы. В конце 1953 мы перешли на новые RB-47E. Все эти годы нашей "официальной" задачей было безнадзорное картографирование в интересах армии США, в основном бассейна Рейна, а потом всей Испании - чтобы увязать наши карты с картами восточной Европы. Это было важно, поскольку вскоре в зоне НАТО должны были быть установлены баллистические ракеты. Но как мы узнали позже, нашей настоящей задачей было одалживать RB-45C британским ВВС. (К слову, ночью 29 апреля 1954, всего за несколько дней до описываемых событий, RB-45C с английскими экипажами пролетали над Москвой).
Самолеты радиотехнической разведки - RB-29, RB-50, и позднее RB-47 также работали на периферии СССР, в основном обновляя карты расположения радаров. Насколько мне известно, наш полет 8 мая 1954 года, был первым полетом фоторазветчика RB-47E над СССР.

В этой конкретной командировке, я и моя команда - второй пилот Карл Хольт и штурман Ванс Хевилин были в Англии уже около 2 недель, когда 6 мая мы летали на отвлекающий полет в сторону северных пределов СССР, на фотографирование северо-запада Норвегии и острова Шпицбергенл мы летели на север от 75 параллели. Хотя мы еще этого не знали, но это был отвлекающий маневр к операции 8 мая. А 8 мая нас, 3 команды RB-47 по отдельности инструктировали два полковника из командования воздушной разведки. Нашей задачей было войти в воздушное пространство СССР и зснять 9 аэродромов, чтобы наше командование - генерал ЛеМей - имели представление о базировании "новых МиГ-ов" (МиГ-17) в том регионе. Два других самолета должны были сопровождать нас до точки примерно в 100 милях к северу от Мурманска, а потом вернуться на базу.

Три RB-47 взлетели с базы Фаирфорд около 7 утра, дозаправились с наших танкеров КС-97 в районе Норвегии - также как мы это делали 2 днями раньше, летя неплотной группой с дистанцией около мили до точки в 100 милях от Мурманска. Там, как и было условлено, два самолета развернулись и ушли на базу в Англии. Нашей первой целью на советской территории были 2 больших аэродрома около мурманска. Мы пролетели над Мурманском около полудня на высоте около 12 км, штурман включил радарные камеры и камеры широкого обзора. ПОгода была прекрасная - видимость "миллион на миллион" - как по заказу для наших камер.


Примерно когда мы заканчивали фотографирование второго аэродрома, к нам подошла группа из трех МиГ-ов. Я так и не знаю, было ли у них заряжено вооружение, но они видимо производили визуальное опознание, летя в нескольких сотнях метров от нас. Примерно через 25 минут появилась вторая группа из 6 МиГов. Видимо нас опознали как "плохих парней", потому что через несколько минут подошли еще 2 группы из 3 МиГ-ов каждая - с явной задачей подстрелить таки нас. К этому моменту мы уже отсняли еще 2 аэродрома около Архангельска, и развернулись на юго-запад к последним 2 целям. Мы летели над территорией СССР уже около часа на высоте 12 км. Разведчики уверяли, что на такой высоте, при нашей скорости 815 км/ч, МиГ-15 не смогут нам ничего сделать.
Вы можете себе представить что мы говорили о разведчиках когда первый советские МиГ-17, а не МиГ-15, начал боевой заход на нас, и мы увидели трассы снарядов над и под фюзеляжем. И МиГ двигался вполне нормально, пройдя впереди и ниже нас. С нас хватило этих игр с высотой - я снизил самолет на несколько сот метров, набрав при этом около 30 км/ч скорости.

Тем временем второй МиГ-17 пошел на боевой заход, и должен вам сказать видеть трассы идущие над и под самолетом было страшно.Второй пилот развернулся в кресле, чтобы ответить из наших кормовых дистанционно управляемых пушек. Надежность этих спаренных 20-мм пушек оставляла желать лучшего. Я сказал Хольту, чтобы он делал все возможное - иначе следующий сукин сын таки зайдет нам прямо в хвост. Тем временем второй МиГ-17 пошел на боевой заход, и должен вам сказать видеть трассы идущие над и под самолетом было страшно. К счастью когда третий МиГ пошел на нас, пушки таки дали очередь на несколько секунд. Генерал ЛеМей не верил в трассирующие снаряды для этих пушек - но русские пилоты видимо что-то разглядели, потому что третий МиГ отвернул, а группа из 6 МиГов, как и следующая группа, которая подошла позднее, держалась под углом от нас, за пределами огневого сектора пушек. Они, к счастью, не знали, что эти пушки больше не выстрелили бы - несмотря на проклятья второго пилота - и по-моему он даже бил по консоли пытаясь запустить их снова.
Четвертый МиГ группы сделал боевой заход - и попал в верхнюю часть левого крыла, в 2-3 метрах от корпуса, через закрылок. Снаряд взорвался около бака горючего #1, повердив фюзеляж, и повредив интерком. Мы почувствовал удар, и все трое слегка нервничали (точнее боялись), но продолжали работать по инструкции - наверное по привычке. Сказывались наши хорошие, жесткие тренировки. Как позже выяснилось, повреждена была и радиостанция - не работала перестройка, остался включенным 13 канал - общий канал нашей части.
К этому моменту мы отсняли нашу последнюю цель, и повернули на запад, к финляндии, чтобы поскорее смотаться оттуда.
Шестерка МиГов видимо выработала топливо, а мы уже были у границы. Совсем скоро подошла еще тройка МиГов. Два МиГа заходили на нас, но без попаданий - наша скорость видимо была слишком высокой для них - в противном случае писать это было бы уже некому. После этого один из этих МиГов подошел к нам на расстояние вытянутой руки, и шел там 2-3. На разборе полетов в Омахе, генерал ЛеМей спросил "Почему вас не сбили??" Я ответил, что по моему мнению МиГ-17 могли бы нас сбить, если бы они рискнули зайти в хвост. Он сказал ".. большинство истребителей просто козлы" и добавил "видимо сегодня в командовании у русских появится несколько вакансий, раз вы смогли уйти"

Но приключения еще не закончились. Танкер КС-97 ждал нас в воздухе примерно в 50 милях от норвежского города Ставенжер. Мы не знали как повреждения самолета скажутся на потреблении топлива. На первый взгляд все было не так плохо. Когда мы подошли на расстояние радиосвязи с танкером, я услышал сквозь шум как он вызывает нас на общей частоте - единственной работающей у нас. Мы опаздывали примерно на пол-часа. Я услышал как танкер сказал, что он уйдет из зоны по расписанию. Я пытался вызвать его - но потом он утверждал что нас не было слышно. Они не знали о нашей задаче, но были в курсе что 3 В-47 прошли зону заправки - а вернулись только 2.
Пока мы летели мимо Норвегии, стало понятно что расход топлива превышает рассчетный. Мы поднялись на 13 км и сбросили газ до "максимальной дальности". Нам казалось, что мы таки сможем долететь до базы, и мы знали что на базе Бриз Нортон стоит в готовности еще один танкер. Все время с момента атаки МиГов второй пилот сидел в проходе, изображая из себя переговорное устройство между мной и штурманом. Вы не можете себе представить насколько удобны эти переговорники, пока не останетесь без него.
К моменту когда мы были в 15 милях от Ваша, Хольт начал нервничать по поводу топлва. Если бы горючее кончилось и нам пришлось бы прыгать - все наши усилия пропали бы даром, поскольку пленки бы остались в самолете. Примерно в 100 милях от Ваша я начал вызывать танкер. Джим Ригли, пилот танкера, потом сказал что он расслышал пару слов - достаточно чтобы узнать мой голос (это были наши танкеры, и мы хорошо знали друг друга). Он запросил разрешение на взлет. Ну как это бывает, англичане что-то там срочно чинили. Ригли сказал что он все рабвно взлетит - и взлетел. КОгда он вернулся, командир базы грозился отдать его под трибунал, а диспетчер посесил ему выговор. Генерал ЛеМей потом "уладил" оба вопроса.
За все мои 9 лет полетов, я еще ни разу так не радовался виду другого самолета в воздухе как тому КС-97. Я направился к танкеру. Мы уже решили, что мы попытаемся сесть в Бриз Нортоне, и снижались к аэродрому. "Керосина все равно не хватит" - сказал Хольт. Команда Ригли искала нас, и заметив отблеск снизились до 900 метров, курсом на юг. Я сделал круг снижаясь. Мы подошли к танкеру в позицию заправки. "ТОпливо пошло". Хольт потом клялся, что в тот момент все приборы показывали нулевой уровень топлива. Я приказал Хольту сказать, как только примем 5 тонн. Как только он сказал "сейчас", я отключился от штанги, отсалютовал оператору и направился на базу. Мы прошли над башней, они дали нам зеленый свет на посадку.
Когда мы зарулили на стоянку, наш команир первым взобрался по стремянке. "И где вы стукнули такую чертову чайку??"

Из-за секретности, мы так и не видели снимков которые мы сделали, но генерал ЛеМей сказал что они вышли очень хорошо.

Если бы генерал ЛеМей был еще жив, я бы наверное не стал рассказывать об этом полете - даже 40 лет спустя.
Всю нашу команду наградили английским Крестом «За выдающиеся лётные заслуги». Генерал извиняясь сказал, что он нас представил к Серебряной медали - но это представление пришлось бы утверждать в Вашингтоне, и слишком многим объяснять то, что им знать не нужно.

Оценка: 0.9709 Историю рассказал(а) тов. Kalvado : 01-05-2011 06:02:41
Обсудить (21)
01-05-2012 14:05:57, Прохожий
Опечатка. В оригинале 150....
Версия для печати

Некоторые поступки, которые совершают пограничники, происходят из-за чрезмерного патриотизма и могут вызвать нарекания со стороны.
(Из рекламного плаката МО)

Эпизод 3: РААЛЬ* [Рааль - яд. Мур'аль (отравленный) - «военная косточка»]

Наряд на кухне - это хорошо. Единственная возможность заглушить постоянно сосущее чувство голода. И, если повезёт, может прихватить, с собой, пару банок консервов. А если очень повезёт с ответственным за кухню прапорщиком, то даже удастся прикорнуть минут на двадцать.

Так что я, в отличие от Фимы и Моше, радостно насвистываю какой-то мотивчик, попав в кухонный наряд. А вот Фима с Моше моих чувств определённо не разделают. Попой чую - что-то сегодня произойдёт за углом холодильника, где они чистят картошку. Вместе. Хотя терпеть друг друга не могут, отчего глаз "марокканца" Моше сияет бланшем, а бухарский нос Фимы напоминает спелую грушу красного цвета.

- Общий труд сближает людей, и всё такое! - рявкает прапорщик, прежде чем покинуть нас.
- А ты, - его похожий на волосатую сардельку палец утыкается в грудь служащего на кухне «дедушки», - присмотри за этим.
- Есть! - отвечает тот и, показав неприличный жест спине уходящего прапора, закуривает.
Со мной ему скучно и он заворачивает за холодильник, в поисках веселья.

...Погружённый в полудрёму, механически пластая ножом огурцы, я внезапно вываливаюсь обратно в реальность от звука припечатываемого о холодильник тела.
На инстинкте бросаюсь за угол, на помощь Фиме, и, в удивлении, застываю на пару секунд, прежде чем начинаю заламывать правую руку... «дедушке», в то время как Фима с Моше гнут его на колени.
- С-с-суки, вам хана, «мальки»!!! - орёт тот, пытаясь вырваться.
- Кус раббак** [ Арабско-ивритский мат], - шипит Моше и, хватая валяющийся под ногами нож для чистки картофеля, задирает "дедушке" голову, демонстрируя его скачущий смятым комочком кадык.
- Только вякни кому-нибудь, только вякни! - его руки трясутся от злости. - Ты, сука, полтора года тут жопу греешь, а мы в Газе будем её рвать после КМБ. И наши разборки - это наши разборки! Понял, крыса тыловая?!

Вечером сержант объявляет нам троим «фак» и лишает увольнительных на две недели. А потом... неожиданно приказывает выйти из строя. По его словам, мы трое проявили себя сегодня не только как «файтеры»*** [Файтер - крутой. «Вы что, решили, что вы тут все уже файтеры? Вы тут все - дерьмо!».], готовые всегда, несмотря ни на что, прикрыть сослуживца, но и доказали что в наших венах течёт настоящий «рааль».
Поэтому мы получаем лишний час сна. А рота... Рота будет «лекадрер»**** [КАДАР - аббревиатура от кидум дерех а-раглаим, «обучение через ноги»] - строиться в буквы алфавита, из которых состоят эти слова.

Подталкиваемые, в спину взглядами ненависти и зависти, мы втроём чуть ли не бегом удаляемся в палатку, и молча ныряем в спальные мешки под аккомпонимент «шлошим - зуз».

Сакраментальное «Тридцать - ПОШЕЛ!» как раз и звучит на иврите как шлошим-зуз. Это шлошим-зуз призывник слышит постоянно. Проще говоря, за любую провинность призывника заставляют бегать. «Видишь вон тот столб? Тридцать секунд - дотронулся до него, вернулся и встал здесь по стойке смирно! Тридцать - ПОШЕЛ!». «Недомыл пол? Тридцать секунд - взял ведро и швабру, добежал до уборной, набрал воды и вернулся ко мне! Шлошим - ЗУЗ!» Довольно часто время дается заведомо нереальное, чтобы был повод погонять еще разок - на сей раз за невыполнение приказа.

В момент провала в тёмные глубины сна, из глубины подсознание выплывает цитата: «Мы превращаем мальчиков в роботов, а роботов - в мужчин».

...Через десять дней Фима получит 10 дней «губы» за попытку пригвоздить ладонь Моше вилкой к столу, а Моше лишится всех увольнительных, до окончания КМБ - за провоцирование.
Оценка: 0.8462 Историю рассказал(а) тов. Tintin : 28-04-2011 17:02:49
Обсудить (20)
04-05-2011 10:00:07, Baloo
В Караганде! :-) [quote=Tintin;2536863]Конструктивная[/quot...
Версия для печати

В подразделения пограничной стражи поступает больше добровольцев* [В боевые части израильской армии берут только добровольцев], приехавших в Израиль из России, чем в другие боевые части. Пограничники с радостью принимают пополнение и помогают новичкам органично влиться в израильское общество.
(Из рекламного плаката на сайте МО)

Эпизод 1: БАКУМ
Сочное такое слово. Означает... Много чего это слово означает.** [То, что РФ называют "сборным пунктом" или "пересылкой"] Бакум - твоя первая армейская база на срочной службе. Она же будет и последней, через три года. Шум и гам, последние фото перед тем, как чадо войдет в ворота - дабы запечатлеть момент преображения подростка в воина. Окрики сержантов, старающихся упорядочить броуновское движение толпы...

Через три года всё будет не так. Ты, но уже другой, подъедешь один к маленьким воротцам, пройдешь в небольшое же здание, и под стандартное "удачи на гражданке" отдашь свой воинский билет пожилому бюрократу в форме. И испытаешь чувство лёгкости с некоторой толикой грусти...

Но всё это потом. А пока стандартный конвейер начинает делать из тебя солдата.

Снятие отпечатков пальцев, стрижка, пара бутербродов и сок**, получение военной формы... Темп-темп-темп! Под летнем солнцем в поте лица бегом в палатку Г2 на койко-место номер 3. Тебя уже ждут твои жетоны с личным номером и шутки незнакомых парней, которые уже три дня, как прибыли на базу и поэтому рады выместить на тебе свой страх перед неопределённостью и осознанием судьбоносности переживаемых моментов. "Эй, братан, ты знаешь, из чего сделали твой жетон? Из баночки кока-колы, которую я успел выпить до того, как тебя призвали! Понял, салага?"

...Вечер... Ночь... Утро...

«Фулкрум», называли это древние греки. Точка перелома. На самом деле, это фанерная дверь, за которой сидит офицер, определяющий призывников на места службы.

Нет, ты не хочешь идти в подразделение военных аналитиков, ты хочешь служить в пограничниках. Да, ты уверен. Да, ты понимаешь, что результаты твоих психотестов настолько хороши, что нет смысла тратить их, стоя на каком-то КПП. Да, ты готов на 10 дней «губы», если будешь упорствовать.

- Что вы, «русские», только туда и рвётесь?! - непонимающе сдается офицер, подписывая искомое направление.
- Иди, меняй форму на пограничную...

Удаляясь в сторону каптёрки, ты слышишь, как он кричит на размазанное лицо, робко переступившее порог сразу после того, как ты вышел:
- Если ты не согласен пойти в пограничники, то я посажу тебя на губу!

Твоё первое столкновение с армейской логикой.
Чудны дела твои, Господи, на Святой Земле.

Эпизод 2: КАДИМА ЛЕИСТАЭР!* [«В атаку!» (иврит)]
Пинок в бочину.
- Хули** [Пусть мат остается на совести автора - из пестни слов не выкинешь] дрочишь?! Стреляй, бля! Твоя мишень ещё стоит!
- Что? Закончились «рожки»?! - пинок в бочину. Сука, как бы я тебе...
- Хули разлёгся?! Ага, разлёгся. Скорее, рухнул как подрубленное дерево по команде «вспышка справа»... Прямо на муравейник... Поэтому следующая команда воспринимается, как дар божий.
- Кадима леистаэр! Прикладом бей, руками рви, но чтоб от врага ничего не осталось! Пулемётчик - прикрывающий огонь по левому флангу!

...Высоту взяли. И так все шестнадцать раз, как говорится в старом анекдоте. От ствола автомата можно прикуривать - что некоторые тишком и делают, пока сержанты рассматривают «поле боя». Подошедший «первый номер» Макс, по кличке Борода, с ангельской улыбкой изящно разряжает остатки пулемётной ленты, в клочки картонного «условного противника» валяющиеся на земле.
Я индифферентно - поспать бы, мелькает мысль - смотрю на появление 12 углублений калибра 7.62 между моими "гудящими" ногами.

- Маааксииим-м-м-м!!! ЧТО ЭТО БЫЛО?!
Кажется, сейчас одному из нас откусят нос, так близко сержант подскакивает к нашим лицам.
- Контрольный в голову, командир! - бодро рапортует Борода.
- ЭТО - ФАК!

«Фак» - то же самое, что «залет» в Российской Армии. В общем, драть будут. Но не на этот раз.
На следующие 24 часа Макс освобождается от любых нарядов. Очередное столкновение с армейской логикой. Официально в АОИ нет такого понятия как «контрольный после боя», в действительности - есть, поэтому Максим, с точки зрения сержанта, поступил правильно. Жаль только, что он не попал мне в ногу. Меня бы тоже освободили. Наверное. Пять часов утра. Серые будни КМБ.

Серые - в прямом смысле. Подготовительные базы для будущих погранцов, в окружении палестинских деревень, которые обволакивает утренний туман... Бейт Хорон и Михмаш - три слова вместившие в себя всё, на что Данте потребовалась целая поэма.
Да, будущих. Пока мы просто чмо и грязь, как говорят наши сержанты. Мы им верим. Мы не способны им не верить. У нас нет на это сил.

- Первая рота - чистка оружия и наполнение рожков. Вторая - на исходные...

С полевым завтраком прибывает «батяня-комбат». По его команде половина личного состава принимает упор лёжа, пока другая половина не закончит разгрузку подвезённого завтрака. Потом мы поменяемся. Никто не уйдёт не обиженным. Вторая рота будет держать упор лёжа и отжиматься до тех пор, пока мы не приберём и закончим погрузку...
Это только на армейском КМБ есть «хорошие» и «плохие» командиры. У нас - все «плохие». Ведь мы - элита. Мы - пограничники.

На этот раз мы не бежим, глотая пыль, за грузовиком, а едем на нём. Мы настолько торопимся на базу, что сержанты пропускают обязательную «молитву» вбиваемую в подкорку каждому из нас: «При обстреле грузовика вы... Если мы подрываемся на фугасе, то... При приближении подозрительной машины водитель... И дай нам Бог добраться без происшествий. Аминь».

Оказалось - в Хайфе теракт. На центральной автобусной станции террорист успел бросить пару гранат, прежде чем его застрелила охрана.
Нас отпускают к телефонам-автоматам что бы каждый мог связаться со своей семьёй. Мои - в порядке. Интересно, помнит ли меня тот офицер с БАКУМа?
Оценка: 1.2349 Историю рассказал(а) тов. Tintin : 11-04-2011 19:25:45
Обсудить (89)
02-05-2011 21:19:36, Пятый
У гориллы большие ноздри...©...
Версия для печати

Однажды начмед призвал меня пред свои светлы очи и, выяснив, что срочных в его понимании дел у меня нет, сказал: "Бери укладку, поедешь на стрельбы вместо санинструктора". Я слегка посопротивлялся, ибо дело происходило в марте на Вятке, а там в это время года, как и почти всегда, впрочем, не особо тепло. Но с Борисычем ссориться мне резона не было, а мой основной довод - я всё-таки санитар, а стрельбы штука того, опасная, - Борисычу был до лампочки. Он сказал, что верит в меня, если что, повязку я наложу, а там и "в дивизию", то есть в дивизионный госпиталь пострадавшего доставят. И вообще, "встань и иди".
Тоже мне, Иисус. Хотя он больше был похож на Ильича - небольшого роста, рыжеватый, слегка лысоватый, прищур хитрый, сам с Волги, правда, не из Ульяновска, а с Самары. Впрочем, сходство это Евгений Борисович старательно поддерживал и даже отрастил бородку, которую, после очередного строевого смотра ему приказали сбрить, сказав: "Вы, товарищ капитан, не на флоте, а посему - устранить". Борисыч пропивал бороду три дня, не выезжая в городок. Ну да ладно, не суть.
В общем, взял я укладку и поехал обеспечивать "медицинское сопровождение ночных стрельб" в составе третьего, кажется, дивизиона. Стрельбы были ночными весьма относительно - после обеда выехали - значит ночные, домой-то затемно возвращаемся. Мой общественный статус изменился в странную сторону после того, как я стал санитаром - я стал, практически, человеком-невидимкой. С Борисычем все старались дружить - начмед, всё же, и на меня падала тень его величия. То есть офицерам на глаза я не лез, а они, когда меня видели, как-то невзначай игнорировали. Это позволило мне забиться в пункт обогрева или управления стрельбами, в общем, ТЁПЛОЕ помещение, и скромно провести в уголке все стрельбы. Один из офицеров, насколько я понял, недавно вернулся из командировки и пересказывал чьи-то байки. Ну а я теперь вам. (Простите за долгую прелюдию.)
В рамках выполнения договорённостей то ли CНВ-2, а может, по приглашению какого-нибудь политика-американофила приехали несколько стратегически-партнёрских офицеров в ракетную часть. Ходят, улыбаются, головами кивают, но от предложений снять и оставить где-нибудь рюкзаки вежливо, но непреклонно отказываются. И что-то в этих рюкзаках, сука, пощёлкивает. Ну да пёс с ними. Лишнего всё равно не покажем. Когда их в ПУКР (или на ПУКР - как правильно, не знаю) заводили, пульты простынями позавесили. Первого срока. Старшина, поди, удавился потом - американы уехали, а подшива - она всем нужна. Ну так вот. На территории ракетных, а может, и не только - я-то в других не был - частей встречаются, словно грибочки, МОСы. Так ненавязчиво окрашены в камуфлированный цвет, срисованный из детской раскраски. Их конические шляпки вызывают довольно устойчивую ассоциацию с крышкой то ли торпедного аппарата, то ли зенитной ракеты, то есть чего-то жутко опасного, и, наверняка, секретного. Видимо, ассоциативное мышление в американских мозгах работает аналогично нашему, и комиссию мгновенно после обнаружения цели начали "терзать смутные сомнения". В состав делегации входила в рамках гендерного и расового равноправия женщина - офицер тёмного цвета. Видимо, чтобы оправдать высокое доверие начальства, а может, наоборот, чтобы унизить этих слепых male-pigs, юная леди начала усиленно расспрашивать сопровождающих tovarisch'ей, WTF, в смысле, как так? Вы от нас что, оружие массового поражения прячете? Товарищи начали как-то мямлить в том смысле, что там ничего интересного нет, и туда ходить не стоит, и вообще, может, уже в столовую пора... Американские мужики по-прежнему индифферентно смотрели в сторону, и леди поняла - это её ШАНС. Узнать великую военную тайну русских, фак, да это же Медаль Конгресса с установкой бюста топлесс перед казармой. Афроофицер, не слушая больше русских, рванула к сооружению, откинула таинственный люк и смело ухнула вниз. Спустя десяток-другой секунд над сооружением показалась голова и плечи, и дева, отводя взгляд, пробормотала нечто в том смысле, что да, ничего представляющего интерес для МО США в данном сооружении не обнаружено. Опустим завесу стыдливости над сценой полного появления американки из недр фортификационного сооружения. Дело в том, что не знаю, как где, а в РВСН да и не только, малые огневые сооружения использует под место для медитаций над коанами из "Красной звезды" личный состав. И появляться там человеку с незакалённой психикой не стоит.
Оценка: 1.0584 Историю рассказал(а) тов. Медбрат : 14-02-2011 22:30:04
Обсудить (8)
18-02-2011 00:54:28, VN
Да неудобно там срать-то. Маленькие они, хрен развернёшься. ...
Версия для печати

Есть у меня с юных лет один знакомый, гражданин страны НАТО, союзника по Второй мировой. Еще в студенческие годы привозил его в Питер, показывал красоты города и, останавливаясь на Пулковских высотах по дороге в Пушкин в морозный ясный день, был горд, рассказывая, что немцы здесь стояли три зимы, так же видели город, а взять не смогли.
Прошло несколько лет и мой знакомец попал проходить практику в ВМС в качестве лейтенанта. Ходили они в учебный поход по Атлантике на День Победы пришли в Питер - союзники ведь. Выдалась возможность его увидеть. Приехал в Питер, через офицера связи нашел его на судне и пошли мы гулять по теперь уже весеннему городу. Зашли в кафе за десертом. Пока он сходил в туалет, я рассчитался и мы вышли на улицу. Надо сказать, что в форме он держал себя строго, как будто швабру проглотил. Вдруг он растерянно мне говорит, что мы забыли рассчитаться. И что-то меня дернуло сказать:
- Когда я попросил счет, мне ответили, что я с офицером ВМС наших союзников по той еще войне, которая для Питера многое значит, в канун Дня Победы они пришли к нам в гости, и вы не должны платить.
- А я даже спасибо не сказал, - ответил он и пошел обратно.
Ну что мог он сказать по-русски? Разве что "спасибо". Я наблюдал за долгим раскланиванием через витрину. Вышел он шокированный. Видимо, диалог "спасибо-заходите еще" подтвердил ему правоту мной сказанного.
Ошалело взглянув на меня, он сказал:
- Ты знаешь, я не уверен, что если русский офицер 8 мая зайдет в ресторан на Бродвее/Пикадили/Елисейских полях, то ему не принесут счет.
- А у нас вот так, - сказал я и подумал, что хорошо, что они завтра отплывают, не смогут проверить это всей командой и увезут с собой память о дружбе наших дедов.
Оценка: 1.3987 Историю рассказал(а) тов. Валентин : 09-02-2011 03:49:31
Обсудить (4)
10-02-2011 12:30:31, Шурик
Видел своими глазами: эстонец в японском автомобиле едет...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
  Начало   Предыдущая 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Следующая   Конец
Архив выпусков
Предыдущий месяцФевраль 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
Интернет-магазин тут рассадные горшки по оптимальным ценам
рекомендую приобрести теплый пол devi стоимость низкая