Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Дежурная часть

Превышение предела необходимой обороны

Дело было в самом начале 90-х, я только начинал работать в милиции. Успел отработать полгода в отделе дознания, как мне сделали предложение, от которого я не смог отказаться - перейти в доблестный местный ОБЭП. Оперативная работа, однако! И буквально в первый же месяц работы я попадаю на Большое Дело. Всё было тайно и до жути секретно - к концу рабочего дня от начальства поступил приказ не расходиться, перекусить на местах и получить табельное оружие. Тогда я ещё не знал, что опера ОБЭП идут на дело с оружием в лучшем случае раз в полгода. Это УгРо днём и ночью бегают со стволом, а мы так - с авторучками и калькуляторами воевали. Все опера (нас было всего четверо плюс шеф с замом) тут же прониклись важностью момента и раздавили только один пузырь водки на четверых, да ещё под бутерброды. Больше никто не пил!

Уже вечером шеф у себя в кабинете дал нам первую наводку - едем к столовой одного пансионата по Приморскому шоссе под Питером в сторону Зеленогорска (по-моему, Буревестник или Бригантина, но точно не Комарово, забыл уже ...). Выезжаем только сами, без силовой поддержки людей в серой форме, на двух машинах - служебной Семёрке и шефа - Девятке (чёрной). Конспирация, и ещё раз конспирация! Шеф приказал проверить связь. Около РУВД все рации работали исправно!

Подъехали уже к позднему вечеру. Октябрь месяц, стемнело. Машины поставили недалеко в леске, прямо у торца здания столовой пансионата. Шеф даёт вторую наводку - по оперативной информации мясник этой столовой именно сегодня и именно сейчас нарубил и приготовил для выноса мясца с целью последующей продажи. Мясник этот ранее судим по малолетке за хулиганку. Поэтому всё серьёзно и все с оружием. Меня, как самого молодого, шеф оставляет в служебной машине на связи и заодно охране его автомобиля (Чёрной Тонированной Девятки). Обидно было, конечно, а что делать - приказ есть приказ! Опера рассредоточились около двух выходов из столовой: основного и хозяйственного.

Да видно ранее судимый мясник их просёк и вылез из полуподвала торца здания. Вначале выкинул наверх свой рюкзак. Там лабаз был такой для загрузки картошки в склад столовой. Вылез прямо на мою сторону. Я тут же выхожу на связь по самой надёжной милицейской рации. А она в ответ только хрипит! Здание столовой длинное, пока буду бегать за подмогой - преступник уйдёт через лес. Я аккуратно выхожу из машины, мясник с рюкзаком за плечами уже подходит к перелеску. Весь пансионат состоит из таких перелесков с болотцами. Догоняю злодея быстрым шагом и говорю ему вежливо в спину: «Милиция! Ваши документы!» (как учили!). А мясник даже не оглянулся и дал дёру прямо в кусты. Я за ним.

Ребяты, я впервые в жизни бегал по лесному болоту ночью в октябре. Мясник, мужик здоровый, пёр как танк, только вода хлюпала, да ветки хлестали. Я шёл чётко за его спиной, прикрывая локтями голову. Вот тут я понял, что значит инстинкт охотника. Этот перелесок мы перемахнули на одном дыхании. Стометровочка с препятствиями была ещё та! На всю жизнь запомнил. Выбежали на сухой пригорок, около огромной сосны мясник останавливается, быстро скидывает свой рюкзак и достаёт оттуда кухонный топорик. Такой профессиональный мясницкий топорик, как мачете. Стоит на месте прямо перед деревом, тяжело дышит и спокойно так мне говорит: «Пошёл на фуй, Мент!»

И вдруг обидно стало до боли мне за родную милицию! Вместо того чтобы дома с сыном в Денди играть, бегаю тут ночью в недавно купленных ботинках в лесу по болотам. А тут меня ещё и посылают за это далеко! Поэтому вздохнул я довольно тяжело от несправедливости такой, взглянул на своего оппонента, потом ещё раз вздохнул. Дыханье пришло в норму. А мясник стоит, ухмыляется.

И если для оперов ОБЭП выстрел из табельного пистолета ПМ - это целое событие, то для меня, отслужившего пять лет в армии начальником войскового стрельбища - это действие было «как два пальца об асфальт!» Спокойно расстегиваю куртку, вынимаю пистолет, привычно передёргиваю затвор, становлюсь как в тире, боком, правая рука вытянута. Направляю ствол в сторону мясника (метров двадцать), беру на метр выше и целюсь в дерево. Местность открытая, луна светит, когда ствол смотрит немного вверх - мушку видно хорошо. Мясник только успел сказать: «Ты чё, Мент ...», как я выстрелил в сосну.

Попал! Ночь была тихая! Все в пансионате уже отдыхали. А тут эхо от выстрела на всю округу, да ещё на этой сосне вороньё мирно спали. Мясник сразу свой топорик в сторону, плашмя на землю и руки за голову. Но, сцука такая, всё равно продолжал что-то там говорить про ментов и волков позорных (трудное детство, видимо, были проблемы с воспитанием!). Мясник на земле верещит, прокуратурой пугает, вороны над нами летают, каркают громко. Вокруг в домах окна стали открываться, шум поднялся. Фильм ужасов, ядрён-батон! Тут подбежали мои братья по оружию, мясника подняли, наручников ни у кого не оказалось (ОБХСС, блин), скрутили его же ремнём и быстро к машинам. Ибо шеф всё за своё оставленное неподалёку авто сильно волновался...

Доставили мы мясника прямо в столовую. Начальство местное вызвали, топорик злодейский аккуратно в пакетик уложили, украденное мясо тут же дотошно взвесили и акты-протоколы составили. Вес потянул на уголовное дело, что было большой удачей для всего отдела - «срубили палку». Все документы оформляли мои старшие товарищи.

А шеф, убедившись, что с его Девяткой всё в порядке, налил мне из личной фляжки стопарь коньяка заморского. По меркам отдела считай что орден получил! Да после этого начал всё подробненько так (опыт не пропьёшь!) расспрашивать меня тет на тет - чё как там было. Я и рассказал всё как есть, ещё и хвастанулся перед гражданским майором меткостью своей армейской. А шеф мне в ответ: никаких метких стрельб! Ты остановился, сказал: «милиция» и ещё сказал: «стрелять буду». А мясник на тебя с топором кинулся. И только после этого достал пистолет из кобуры и сделал предупредительный выстрел в воздух. Завтра в прокуратуре так всё и напишешь! А сегодня лучше больше не пить. Я в армии пять лет прапорщиком прослужил, в тему врубился быстро и только ответил: «Есть, товарищ майор!»

С утра РУВД уже гудело, как же - ОБЭП целого вооруженного преступника взял. И в отделе никаких потерь. А мои коллеги чуть ли не загонщиками того бандита оказались по хитрому плану под мой заранее продуманный предупредительный выстрел, а после чего, применив приёмы боевого самбо (как учили!) взяли таки злодея. И только ОБЭП способен на такие многоходовые оперативные игры в отличии от УР, которые только и могут с ходу в морду стволом тыкать.

К обеду, как и говорил шеф, меня вызвали в прокуратуру. В те годы РУВД и районная прокуратура располагались в одном здании. Поэтому День милиции и День прокуратуры (если не ошибаюсь, в январе) иногда отмечали вместе. Я, чувствуя за собой правду-матку, спокойно зашёл в кабинет заместителя прокурора - дядечки лет под пятьдесят. Но надзорная инстанция встретила меня весьма неласково. Прокурорский работник хмуро сообщил мне, что я превысил пределы необходимой обороны и тут же показал мне жалобу задержанного мясника, откуда следовало, что я оставил его прямо у столовой и, угрожая пистолетом, провёл через лес на полянку, где у дерева и хотел отнять для своих личных корыстных целей его рюкзак с мясом и топориком мясницким. А когда мясник отказался выполнить мои незаконные требования, я выстрелил прямо в него, но он успел упасть на землю, а пуля попала в сосну. Я прям-таки охренел от такой наглости - ну, не редиска ли этот нехороший человек!

Зам прокурора говорит, что всё серьёзно, и у этого мясника какой-то родственник работает в нашей районной администрации, уже был звонок. Сказал, надо писать объяснение по поводу всех прошедших событий и ещё уточнить, сдал ли я свой ПМ и как отчитался за использованный патрон. А после обеда ехать вместе с ним, экспертом и понятыми на место событий. Было видно, что надзорнику вся эта ситуёвина самому не нравится. Я согласился и посоветовал всем взять с собой в поездку резиновые сапоги.

После обеда подъехали на прокурорском микроавтобусе к тому леску. Понятых, двух девчонок-практиканток, оставили в машине, сами переобулись, и я проводил всех на ту самую полянку. Днём всё выглядит гораздо спокойней и красивее. Хорошо, что дождя не было, и все отпечатки следов ног сохранились. Эксперт всё сфотографировал, потом подошли к той самой сосне. Прокурор с экспертом буквально обнюхали дерево вокруг. А следа от входа пули нет! Во всяком случае, на уровне человеческого роста. Выше никто не полез. Так и вернулись в отдел.

Уже вечером меня вызывают к начальнику РУВД, где в кабинете были мой шеф и зам прокурора. Хотя я в РУВД и в этом пригороде Питера был человек новый, но о тогдашнем начальнике РУВД слышал только хорошее. Все его уважали! Вот подполковник и говорит: нас здесь только четверо, от твоего начальника примерную картину событий уже представляем, но хотелось бы и от тебя лично услышать всё, как было на самом деле, даю слово офицера - никаких записей. Мой шеф только утвердительно кивнул. А представитель надзорной инстанции только многозначительно молчал. И я выдал информацию со всеми подробностями, про все слова произнесённые мясником и про свой меткий выстрел в сосну. И ещё от себя добавил, что мне абсолютно пофиг, какие у мясника родственники в администрации, но если он своё заявление не заберёт, я ему обязательно челюсть сломаю.

Никто не перебивал, только начальник РУВД переглянулся с зам прокурора, обратился ко мне по имени и сказал примерно так: с администрации очень просят решить мирно с этим делом, наказать мясника только административно, без всяких уголовных дел. Он заберёт своё заявление по поводу моей стрельбы, а мне помогут устроить сына в самый лучший местный садик «Умка». Это была мечта моей жены - устроить сына именно в этот детский сад. Я немного подумал и ответил, что согласен, перепишу свои объяснения правильно, но у меня есть и своё встречное предложение: спуститься в ИВС и дать всё-таки этому мяснику пару раз в морду. Моральный ущерб, так сказать. Зам прокурора улыбнулся и тут же ответил, что бить никого не следует, а за моральный ущерб мясник мне выкатит бутылку коньяка. А то и две! Все рассмеялись, шеф только добавил - хорошо, что выкатит не рюкзак мяса. Финал этой истории - День Милиции в том году наше РУВД отмечало именно в этой столовой пансионата. А делов-то было всего - из ПМа в сосну попасть!
Оценка: 1.1763 Историю рассказал(а) тов. Камрад : 24-04-2011 19:46:01
Обсудить (57)
21-06-2011 09:43:50, Михалыч (Б)
такой[/B] форме вопрос, другой ответ мог быть только дуплето...
Версия для печати

Мячик

Наш полковник-кадровик на работу всегда в полной форме ходил, гражданскую куртку поверх кителя, как некоторые стеснительные милиционеры, не накидывал, и фуражку в пакете не нес. Он шел в полной форме, и всегда жесткий пластиковый мячик в правой руке сжимал-разжимал. Во время одной из командировок в Чечню полковник получил контузию, и с тех пор пальцы его правой руки частично потеряли чувствительность, поэтому врачи посоветовали ему постоянно тренировать руку.
Однажды летним утром шел он так на работу и остановился на перекрестке на красный свет светофора. Стоял, ждал, пока зеленый загорится, и правой рукой свой мячик сурово тискал. Рядом еще несколько человек остановились. Увидели, что полковник стоит, и остановились, а когда зеленый зажегся, пошли.
И тут машина!
Прямо на красный свет, прямо на людей. Полковник только-только успел впереди идущую девушку за руку схватить и назад отдернуть, а то бы снес ее придурок-водитель.
Ш-ш-ш-у-х-х-х!..
Пролетела машина через пешеходный переход, а полковник на чистом автомате (пять командировок в Чечню!) вслед машине пластиковый мячик как гранату - р-р-раз!
Мячик в заднее стекло машины - цок!
Водила сразу по тормозам. Вышел из машины, и стал орать:
-Ты чё, козёл, ох...л? Ты чё кинул? Ты чё, не понимаешь, что ты стекло мог разбить?
Водителю лет двадцать с небольшим, а полковник в форме, и голова уже седая.
Подошел он к водителю, и, забыв на время о Кодексе чести, дал ему пинка, от которого тот потерял дар речи, потом завернул ему руку, ткнул мордой в капот, достал телефон и позвонил начальнику городской ГИБДД.
Трех минут не прошло, как патруль подлетел. Возле полковника с водителем уже маленькая толпа собралась. И те, кто улицу переходил, подошли, и любопытные набежали.
Водила, мало того, что полупьяный оказался, так еще и без прав, и машина оказалась не его. У друга взял покататься.
А народ ему кричит:
-Ты же нас чуть не поубивал, гад! - и в воздухе уже начинает пахнуть судом Линча.
-Тихо, граждане! - говорит полковник, которому самосуд не нужен и которому нужно идти на работу. - Милиция на месте и во всем разберется. Да и парень этот неплохой. Можно даже сказать, хороший. Ты ведь хороший, да?
-Да, я хороший, - говорит парень, и носом шмыгает.
Сдал полковник горе-водителя патрулю, подобрал мячик, и пошел на работу.

(C)

http://community.livejournal.com/ment_story/116974.html
Оценка: 1.4000 Историю рассказал(а) тов. Starik : 13-04-2011 18:03:18
Обсудить (21)
01-05-2011 14:55:57, BigMaximum
угу.. ага... ыгы... Они Вам понарассказывают......
Версия для печати

Бегу-у-у-у-у...

Я бегу-бегу-бегу-бегу... нет, не по гаревой дорожке, по ковровой, а ковровая у нас только в «генеральском» коридоре. Но, блин, бегу... раз дверь, два дверь, три, оп-па открыта... Лена «генеральская» из приемной непонимающе глазами хлоп-хлоп, четвертая дверь, поворот, лестница, наверх, еще поворот, забежал, захлопнул, ржу не могу.... Упаду сейчас! Долбят в дверь, орут! Не, не открою, сначала покури сходи, а потом до магазина!
А начиналось утро такое обычное, ничто не предвещало, как говорится. На службу прибыли, покурили, кофейку - и на разбор полетов. Мне в два адреса, Сергеичу в один, по нашим меркам - халява. Нюанс есть, мы не пиццу развозим, а фибровые чемоданчики типа «Отдых в Крыму - 1927» с печатью снаружи и обоями на стенках внутри. Кроме обоев, там еще много чего, но сейчас мы не об этом. В те далекие эпохальные времена, когда писались инструкции и приказы со страшными нолями, полагалось нам с Сергеичем по автомобилю с номером для гаишников понятным, каждому по дядьке с ружьем и так называемому «вооруженному водителю». А в наши скудно-силосные все это тоже положено, но, сука, нету. Потому как некому ружье за мной носить, мало дураков за 50 долларов Родину беречь, а тем паче, ее секреты в фибровых чемоданчиках. Водила у нас - дедушка вольнонаемный, ему пистолет дай, он может и генерала застрелит, дедушка старый, ему все равно. Но не положено пистолета вольному найму, потому мы с Сергеичем, ощетинясь стволами, сами друг дружку сопровождаем, бортстрелки прямо. Ездим парой, приказ нарушаем. Почему нарушаем? А потому что если коварный враг нападет с целью завладения секретами, то мужик с ружьем длинными очередями должен прижать врага к земле, пока я короткими перебежками, прижимая к животу чемодан, не упаду в чо-о-орную Волгу и не умчусь вдаль, поднимая пыль. А на деле, берем мы, скажем, Сережин чемоданчик, а мой пока у дедушки в машине оставляем. И ползем в подъезд, потом наверх по лесенке, потому как дураков среди нас с Сережей нету, чтобы в лифте застрять, пока мой чемодан внизу лежит. Потом Сергеич в квартиру шлепает, а я на площадке тусуюсь, типа сосед, покурить вышел, не положено мне знать, кто там в квартирке. Ну а потом в другом адресе наоборот.
По-всякому бывает... Бывает, зайдешь в подъезд, а там дым коромыслом, молодежь гуляет. А ты мимо с чемоданчиком, в нем килограмм 10 веса и столько же примерно в годах в случае утраты. Но в этот раз нормально все прошло, без приключений. Проехались мы с Сергеичем по адресам, дедушка нас в контору везет, КПП проехали, подруливает наш бэтмобиль к подъезду, Сережа первым выгружается, к двери пошел, а я за ним... Ногу на бордюр ставлю, оппаньки, а у заднего колеса ствол лежит, ПМ значит. Там листья опавшие толстым слоем, и на этой вот осенней красоте блестит и переливается в своей суровой лаконичности боевое оружие. Ну, мыслим-то мы все быстро, я пистолет цапнул и в карман, вышел из машины, за Сергеичем потопал.
Получилось как? А я этому дураку раз пять говорил: не таскай на поясе, клади в карман как нормальные люди, а карман застегивай. Или вон нормальный кабур возьми. Но он же Рэмбо и Дюк Нюкем в одном лице, поэтому за пояс его втыкал, в хрень непонятную, типа петельки, у всех суперменов в кино такие.
Идем мы в кабинет наш, я по дороге под благовидным предлогом в финчасть свернул, типа про отпускные справки навести, а Сергеич дальше потопал. Выждал я паузу, чего-чего, а привычка оружие в сейф сразу выкладывать у нас есть, пошел. Ну как и ожидалось, на меня по коридору изменившимся лицом Сережа бежит. Не, не к пруду, в гараж понятное дело, на предмет досмотра заднего сиденья. К пруду, это он может потом, из гаража побежать. Бежит он, значит, на вопросы товарищей боевых не отвечает, а напротив - молча бежит. И быстро.
Я в кабинет зашел, ну полный непорядок и нарушение, сейф, понятное дело, нараспашку, совсекретная бутылка коньяка всем взорам открыта, ящики из Сережиного стола вытащены, бумаги разбросаны, ужас просто, отдел режима в обмороке. Я свой пистоль в сейф положил, а из Серегиного обоймочку вынул на всякий случай и тоже убрал. Пока суть да дело, бегун-спринтер вернулся, вид бледный, глаза круглые.
- Все, Женька, пиздец мне! - сидит на стуле в позе страдающего лотоса, ухи просит.
Ну, я, как и полагается однополчанину, интересуюсь, -что, мол, случилось?
- Ствол, говорит, я потерял, в машине нет, только что всю перерыл...
А я ему - плакатик вот этот ты внимательно читал??? Ну, ладно, не так, перегнул, бывает, по-другому все было.
Подхожу к его столу, участливое лицо делаю, и говорю:
- Не плачь, Сергей, на что еще боевые друзья нужны, если не в беде выручить? Я тебе свой запасной подарю, - и пистолетик на стол ему кладу. Поднимает он на меня глаза свои зеленые... а в них...
Вот тут я и побежал, быстро и не разбирая дороги.
Оценка: 1.7572 Историю рассказал(а) тов. Ст. прапорщик запаса : 13-04-2011 13:18:18
Обсудить (41)
18-04-2011 03:41:42, Михалыч (Б)
Кстати классные, раньше, динамики выпускали. ИМХО лучше АС ...
Версия для печати

- А хороший у нас генерал. Ага, только строгий очень , - сказал, раскуривая сигарету в мужском туалете управления капитан милиции Пухин.
- Да, пожалуй не просто строгий, а до животного страха на канте брюк, - ответил подполковник Каневский, закрывая огонёк китайской зажигалки щелчком подпружиненной крышки.
- Так ведь без строгости тоже никак! Вон, гляди, зарплату уже почти за три месяца задерживают, - начал обострять Пухин самую актуальную тему МВД России девяностых годов.
- Так, а дурость то свою, зачем проявлять? На хрена нам надо на работу в форме через весь город пилить? Если я тут могу переодеться спокойно. В чём смысл? Мне, кадровику, пилить в трамвае через весь Хабаровск в милицейской форме? Чтоб урки боялись? Так толку с меня без оружия и спецсредств? - повышал тон и голос старший инспектор отдела кадров, - одна видимость. А ты вон носишься как угорелый стахановец, нормы перевыполняешь. Смотри не надорвись.
- Не скажи, - отвечал Пухин, выпуская дым, - Вон, я вчера в обеденный перерыв на рынок пошёл, хотел рыбки красной прикупить домой. Сам знаешь, на рынке чуть, но дешевле. И цены хотел посмотреть, картошка дома заканчивается. Так и пошёл в шинельке, шапке, шарфике, брюках наших с кантом и в германских, меховых, но неуставных ботинках. Амурский бульвар пустой никого нет. Только три женщины слева, что-то обсуждают. Одна из них русская, молодая. И две цыганки. Холодно. Снег вокруг. Ветер. Я воротник поднял. Шапку на уши и лоб натянул. Ноги мёрзнут под брюками. Скользко. Иду быстрее к зданию управления. Прохожу мимо них. Вдруг слышу: "Помогите!", - женский голос откуда-то сбоку и сзади. Оборачиваюсь, - сделал паузу, затянулся и выпустил дым капитан.
- А на меня такой взгляд, молящий из-под бровей накрашенных чуть. Ну, прям смотрит в мою сторону - как на последнюю надежду, на справедливость в этом мире. И слёзы. Мне прям нехорошо стало. И цыганки до этого были в движении, махали руками, тащили к себе сумочку жертвы, вырывая из рук. А тут замерли, когда я обернулся. Отпустили сумку. Девчонка чуть не упала от неожиданности. Это я уже боковым зрением ущучил.
- Помогите дяденька, они у меня серёжки мамины и кольцо забрали, и деньги что на билет до Благовещенска. А как же я домой - то теперь? - девушка закрыла лицо руками, забыв обо всём в своём горе. Слёзы, хлынули двумя ручейками, размывая дешёвую косметику под замёрзшими ладонями. Вязанные варежки, практически бесполезные в такую стужу, беспомощно болтались на тесёмках под рукавами старенькой шубки на «рыбьем меху». Но она опомнилась.
- Они. Они обманули, сказали, что для гадания надо серёжку, сказали, что одной мало, а потом кольцо забрали и деньги...- девчонка явно не врала, захлёбываясь и обличая сквозь всхлипы. Цыганки смотрели настороженно и с испугом. Они боялись человека в форме и понимали, что ситуация для них неожиданно изменилась. Если до этого они просто нагло грабили молодую провинциалку, и у той не было никаких защитных вариантов в пустоте холода бульвара. То теперь надо было выкручиваться уже им самим. Милиционера закутавшегося от холода в воротник и шапку они просто не приняли всерьёз. А может менты местные были куплены. Но Пухин был не местный и огонь детской мечты о защите слабых и малых силой справедливости ещё тлел в его душе. Даже на дальневосточном морозе. Пухин развернулся лицом к колючим порывам амурского ветра. А мозг бывшего пэпээсника по сопровождению поездов оценивал ситуацию. Выигрышные и слабые стороны. Задерживать бесполезно. А вот пугнуть в самый раз. Ни говоря ни слова, Пухин высвободил правую руку из перчатки и засунул за борт шинели, где почти под мышкой уютно грелся, выпирая, полиэтиленовый пакет с пирожками. Молча пошёл на замершую пару грабителей. Цепко срисовывая приметы и сторожко изучая здоровенных цыганских аферисток. И прикинул, что тепло и тяжело одетые крупные бабы, ему, в легкой шинелке сопротивления оказать не смогут. Сбежать тоже. А рядом пост милиции на рынке.
Подошёл ближе, протянул левую руку в перчатке, требуя и с угрозой глядя из-под овечьего меха милицейской шапки с кокардой.
- Ну ! - цыганка, одетая более богато, быстро наклонилась, не приближаясь, и, протянув руку, положила в ладонь, на черный кожезаменитель Пухинской перчатки, маленькие серёжки и скромненькое золотое колечко. Замерла.
- Твои? - полуобернулся капитан к девушке.
- Мммои! Ой божечки! Мои! - обрадовалась она, полусмело выходя из за спины милиционера. Задрожала, не веря своей удаче и счастью. Суетясь начала прятать куда - то внутрь отбитой у цыганок сумочки.
- Всё отдали? - не угомонился на достигнутой победе
капитан.
- Деньги ещё! На билет! - вспомнила девчонка и снова заступила на полкорпуса за спину в серой шинели.
Цыганки попытались заорать, что они гадали, продавали будущее, предсказывали. Пухин разозлился. Ноги мёрзли, не глядя на адреналин выброшенный сердцем в кровь милиционера.
- Млять! Мать Вашу! А ну вернули всё нах, а то барон вас, до завтра хер с нашей кутузки вытащит! - сделал угрожающее движение вперёд милиционер, пугая аферисток. Вдали показался патруль рыночных пэпээсников. Цыганки дрогнули и отдали деньги.
- Стоять! - рявкнул Пухин на них, вмораживая бабищ в снег интонацией.
- Посчитай, все деньги? - спросил и приказал он.
-Все, все дядечка! - благодарила взглядом девушка.
- Ой, чтоб вам на морозе сдохнуть! Ни стыда, ни совести, - прокляла она любительниц лёгкой наживы и попятилась.
Цыганки оскалились, хотели что-то сказать, но махнув рукой пошли в сторону кишевшей людьми трамвайной остановки. Пухин подождал пока они отошли подальше и повернулся к пострадавшей.
- Так девушка! - начал командовать Пухин,- вон там - двести метров и вокзал. Быстро туда, там наш наряд если что. И поосторожней, что ж ты так вляпалась то на ровном месте. Девчонка только не целовала руки вытащившему её из беды Пухину. Пухин пожелал ей лёгкой дороги и поспешил к управлению, соображая, что уже и пообедал, пожалуй.

- А знаешь Василий Николаевич! Черт с ним с обедом! Я до сих пор как на крылья летаю! А то всё бумажки, личные дела, папочки. А тут, знаешь, как она на меня благодарно смотрела! Я аж прикрикнул, чтоб на поезд не опоздала.
Так, что сейчас надёжа у народа вот только на нас, на простых, как народ ментов. Да на военных. И всё. Молодец наш генерал. А ты говоришь форма не нужна. Вот только мы у этой страны и остались, кто в форме.
- Всё, хорош курить! Пошли работать! - мужики выбросили бычки в железную банку из под консервов и разошлись по этажам управления.
На следующий день подполковник Каневский лично проверил сотрудников отдела на предмет прибытия на службу в милицейской форме одежды. Сам Каневский стоял на крыльце управления по полной форме. Вот только из под бушлата у подполковника милиции предательски выглядывал красный, шерстяной, тёплый, вязаный шарфик.
Оценка: 1.6745 Историю рассказал(а) тов. Кэп : 02-03-2011 22:03:52
Обсудить (39)
18-03-2011 09:38:24, Flyin
хе. я однажды с матушкой ехал в метро. подъезжаем к Киев...
Версия для печати

Человек, которого я буду называть Сергеем Лучниковым, работал в Москве в Главном управлении уголовного розыска. В 1939 году, когда началось воссоединение Западной Белоруссии и Западной Украины, его отправили налаживать работу уголовного розыска в новых регионах СССР.
Лучников сразу же столкнулся с преступлениями, о которых знал только понаслышке. Ловкие фальшивомонетчики немедленно начали печатать самую расхожую нашу купюру - красные тридцатки. Знаменитые польские «кобурщики», бежавшие от немцев, грабили по ночам только что организованные сберкассы и банки; местные и приехавшие из Союза урки разбойничали на улицах и брали богатые квартиры. Работы хватало - настоящей, мужской, с перестрелками и хитроумными оперативными комбинациями.
А за Неманом стояли немцы, которых почему-то в официальных документах и газетных статьях именовали союзниками.
В мае 41-го, на праздники, сильно поддав, Сергей Лучников назвал фашистов врагами и высказал недоумение, почему такой мудрый человек, как Сталин, с ними цацкается. Сказал он это первого числа за праздничным столом. А второго за ним пришли.
Следователь даже не очень напрягался. Свидетелей было достаточно, но отправить «во глубину сибирских руд» одного Лучникова было неинтересно: нужно было пристегнуть к нему группу единомышленников, которые по заданию польской эмигрантской разведки и английских спецслужб собирались подорвать горячую советско-германскую дружбу.
А Лучников сидел в тюрьме в камере с фармазонщиками и налетчиками, которых сам недавно заловил. Днем над ним издевались уголовники, ночью его бил следователь. Но Сергей стоял на своем. Говорить - говорил, а на других клепать не стал.
Полтора месяца кошмара, когда перепутались день и ночь, и вечная боль.
В конце июня он попал в тюремную больницу. Лежал в бреду, а когда очнулся, то увидел сидевшего рядом с его койкой человека в незнакомой форме.
- Вы - Сергей Лучников? - спросил военный по-русски.
- Да.
- Капитан милиции?
- Да.
- Зам. начальника уголовного розыска города?
- Да.
- Неплохо вас обработали. Поправляйтесь.
- А вы кто?
- Я представитель немецкого командования.
Немец ушел, и появился поляк-санитар.
- Слушай, друг, а почему здесь немец?
- Пока вы, пан начальник, в бреду лежали, война началась и швабы пришли.
А через несколько дней, когда Сергей окреп, за ним пришли двое молчаливых людей в одинаковых штатских костюмах. Его побрил тюремный парикмахер, ему дали костюм, рубашку, полуботинки. Он оделся. Его вывели на улицу и усадили в машину.
Потом с ним говорил немецкий полковник, военный комендант города.
- Вы пострадали от большевиков, вы - известный криминалист. Мы предлагаем вам работу. Прежнюю. Возглавите уголовный розыск. Город переполнен преступниками. Никакой политикой заниматься не будете, для этого у нас есть свои специалисты.
Лучников вспомнил полтора месяца унижений и согласился.
А город начал жить горячечной бредовой жизнью. Открылись частные рестораны и варьете, игорные дома и магазины, салоны свиданий и пивные. Несмотря на строгости военного времени, уголовники, как и прежде, делали фальшивые деньги, грабили квартиры, совершали налеты на казино и рестораны.
И снова Лучников инструктировал агентов, выстраивал комбинации, участвовал в перестрелках. Он не берегся, поэтому не боялся получить бандитскую пулю. Сергей был решителен и смел, но пули словно нарочно обходили его.
Надо сказать, что с 39-го года в городской банк свозились изъятые у буржуазного элемента ценности. Они описывались, складировались в сейфах. Когда началась война, в город прибыл представитель Наркомата финансов из Москвы. Он получил немыслимое количество ценностей и исчез. На окраине города нашли пустую машину, убитых охранников и шофера. Куда делся специальный уполномоченный Москвы, куда исчезли ценности, не знал никто. Но к партизанам поступили сведения, что человек этот в городе и собирается со всем добром махнуть в Лихтенштейн. Ценности надо было вернуть любыми способами.
Посылать в практически тыловой город оперативную группу было невозможно. Вот тогда и вспомнили о Лучникове. Тем более что, по всем данным, против подполья он не работал.
К нему послали человека, которого он знал по работе в угрозыске, и не только знал, но и дружил с ним.
Игорь Скорин никогда не говорил мне, кто пошел связником к Лучникову, но по многим деталям я сам вычислил его.
Связник пришел к Лучникову днем, в воскресенье, совершенно открыто. Просто шел мимо и зашел в гости к старому знакомому.
Разговор был долгим, и Лучников согласился.
- Если найдешь, отсидишь немного и жить будешь, как человек.
- А если не найду?
- Тогда решай сам.
Лучникову передали фотографию уполномоченного и список ценностей.
- Дайте мне двух толковых ребят, я их сыщиками к себе устрою.
Ребят дали.
За неделю поставили на голову всю агентуру. Работали жестко и беспощадно. И вышли на певицу из варьете, которая хвасталась перед подругами перстнем и браслетом, находившимися в разыскном списке.
Остальное было делом техники. Ребята действительно оказались толковыми оперативниками. Ценности и бывшего уполномоченного переправили в лес, а ребята остались дослуживать в отделе у Лучникова.
Они его и арестовали, когда пришли наши, и переправили в Москву.
- Молодец, Лучников, - сказали ему на Лубянке, - большое дело провернул. Поэтому получай по низшему пределу десятку и поезжай валить древесину.
Так оно и вышло. Правда, отсидел он девять лет. После смерти Сталина его освободили, но не реабилитировали. Он дожил свой век под Москвой, работая пожарным на хлопкопрядильной фабрике.
Вот еще одна человеческая судьба из истории Великой войны.

Из книги Э.А.Хруцкого «Проходные дворы»

Оценка: 1.6392 Историю рассказал(а) тов. Бывший Мент : 16-02-2011 13:08:28
Обсудить (93)
, 03-03-2011 16:00:23, почитыватель
+хотел еще добавить в связи с вышесказанным сильные сомнения...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
  Начало   Предыдущая 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Следующая   Конец
Архив выпусков
 Октябрь 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
Оптовый склад здесь вазы для дома
mandrmoving.ru квартирная перевозка мебели