Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Вероятный противник

Признали, значить, меня негодным к резервистской службе.

Позвонил мне тащ офицер, долго со мной беседовал, мол, как сам? Чем занят? Часто за границей? А вспомнишь ли ты Вижуал Бейсик 5.0, если тебя в три часа ночи условным сигналом вызвать к месту мобилизации? А программу для распределения и приписки небоевых девушек сможешь обратно починить, чтобы самых красивых в генштаб автоматически отправляло, а то после последнего багфикса охрана тамошняя по новобранницам всё огонь на поражение открыть норовит?

По итогам беседы сказал, что к сожалению, будет вынужден поставить ребром вопрос о моей окончательной демобилизации - достижения сионизма теперь будут защищать без меня. Выросла, мол, смена, племя младое и незнакомое. Вижуал бейсик знают все как один - их за синтаксические ошибки заставляют убирать территорию и бэкап делать на сидюки. Я когда увольнялся со срочной, поставил учебную работу с личным составом - не отнять.

Скоро, - сказал тащ офицер, - мы тебя вызовем и официально вручим тебе прошальную благодарственную грамоту за доблесть на государевой службе. Наскучил ты нам, плюс на твою зарплату за неделю сборов мы можем четырёх рядовых два месяца содержать.

- А можно не приходить? - спросил я.
- Никак нельзя, - совершенно серьёзно сказал мне тащ офицер. - Как же мы иначе сможем освободить тебя от воинской повинности?

Не прошло и года, как прибыла заветная открытка. День седьмого ноября - красный день календаря - как бы подразумевала дата и формат события. Немного смутило отсутствие имени на приглашении. Мол, приходи, дорогой резервист, в известное тебе место, но не с той стороны, где форма и оружейная, а в залу для торжественных мероприятий. А если, думаю, врагу в руки попадёт этот документ? Он же тогда сможет подорвать нашу обороноспособность, коварно дембельнувшись вместо кого-нибудь солидного вроде меня.

Побросав все многочисленные дела, примчался в урочный день на родную базу, попутно балдея от случившейся урбанизации прилегающего ландшафта. Это ж надо, сколько понастроили! За пивом-то теперь можно за пять минут и пешком сходить, а не на машине через КПП красться. Нахлынули, в общем, армейские воспоминания.

Солдатик на воротах из вечернего караула аж что-то не то прочитал в моём честном и открытом лице. Ехать в армию на ночь глядя с такой радостной рожей? Ну ладно, пацаны с секретного завода, которые там куют очередной меч господа и Гидеона. Эти среди ночи приезжают вне себя от удовольствия, и ещё караулу порываются рассказать, какую они офигенную хреновину сегодня ночью дособерут на страх агрессору. Причем не нарушая режим секретности. Мычат, руками вкручивающие движения делают и кулаком в сторону Сирии грозят.

Но говорящий-то человек в штатском зачем на базе с такой улыбкой? Психиатр ночью не принимает. Подозрительно! Потребовал предъявить конверт от моей чудо-открытки, чтобы убедиться, что это именно меня освобождают от тягот и лишений резервистской службы. Вот, думаю, как в воду глядел. Не пустят меня на дембель, будут полночи личность устанавливать.

А ведь я всю дорогу проделал с непрекращающимся ощущением праздника. И предчувствия меня не подвели.

Как это было, кажется, у Жванецкого? "У нас вход строго по пропускам, но можно пройти и так"? Докладываю: реб Жванецкий таки знает, что говорит. Присмотревшись к моему честному лицу простого сионистского агрессора, внутрь меня пропустили. Даже подсказали дорогу до актового зала. Ждут, мол, тебя там, дорогой сержант запаса, поторопись!

И верно, меня там, в актовом зале, конечно же, сегодня ждали. Но при поименной проверке списков выяснилось, что ждали не совсем меня. И не вполне сегодня. И вообще у них записан какой-то телефонный номер (незнакомый никому из присутствующих), по которому они мне уже несколько раз звонили, дважды даже дозвонились и выяснили там у меня, что мне сегодня приходить неудобно и поэтому меня уже решили вызвать в другой день.

Но когда, они ещё не в курсе, и поэтому мне непременно перезвонят по телефону, раз уж у них целых два раза получилось дозвониться, а это в четыре раза превышает средний процент успешной телефонной связи с резервистами-дембелями и повышает их показатели в свете кампании по улучшению связи с нашими доблестными воинами запаса.

Насилу уговорил их рискнуть показателями и записать другой, настоящий номер телефона. Обещал ответить на их тревожный звонок. Растрогал их там всех окончательно своей отзывчивостью.

Тут мне по секрету и сказали в припадке доброты, что если у меня и в следующий раз тоже не получится приехать, они мне грамоту мою по почте вышлют. Чего, мол, такого хорошего человека отрывать от работы лишний раз?

Попросил, чтобы на день св. Валентина выслали. Как раз к 23 февраля дойдёт.

http://ilyad.livejournal.com
Оценка: 0.6611 Историю рассказал(а) тов. ilyad : 15-11-2010 23:10:20
Обсудить (1)
, 19-11-2010 11:44:56, sambusak-ans
шо за сложности у бейце-головых у нас по простому - с шашлы...
Версия для печати

Финансовая война с армией

Службу я проходил в МАГАВ и славный день дембеля пришелся на четвертое апреля. Весна, дембель и деньги, полученные за весь апрель вместо трёх дней. А деньги неплохие, прям скажу. Целых 605 шекелей. Особенно весной, когда девушки разоблачаются как израильские шпионы в Иране. Только не один я считал, что 605 шекелей хорошая сумма, и которую только я смогу потратить с умом. АОИ тоже так считала, единственная разница, что она хотела потратить их на какие-то военные глупости. И началась моя война с армейскими финиками. В начале всё было дипломатично. Стороны обменивались вежливыми нотами.
Мне письмо: «Не будет ли любезен доблестный защитник Отечества вернуть лишнее армии?»
Я им в ответ: «Я уже не военный. И откуда у бедного еврея деньги?»
Они мне: «Как же честь полицейского мундира?»
Я отвечаю: «Какой мундир? У меня в шкафу только джинсы и несколько футболок».
И тут стала подтягиваться тяжелая артиллерия. Пришло письмо от самого главного бухгалтера ЦАХАЛа: - «Сука, верни деньги! Или к тебе придёт не кошерный откормленный пушной зверёк».
Я ему в ответ: «Щаз! Бегу уже».
На этом шутки кончились у армии, и я получил ультиматум: «Не вернешь денежку, аннексируем твой банковский счёт».
Прочитав письмо, я решил, что неплохо прогуляться на свежем воздухе и полюбоваться на девушек. По какой-то случайности ноги привели меня не на пляж, а прямо в мой банк. Сам не понимаю, почему я не только снял все свои деньги, но и взял еще тысячу шекелей долга на свой счёт. Наверное, помутнение сознания от полученного письма. Через два месяца мой счёт арестовали, сиречь он перешёл в собственность государства. Включая и мой 1000 шекелевый долг банку. И в банковских записях стал я чистый аки голубь белый, и никому ничего не должен. На минуту я почувствовал себя бездомным, у которого нет ни банковского долга, ни банковского счёта. Но армия еще должна была мне «дембельские деньги». Так что пришлось идти в банк и открывать новый счёт. Больше финансовых претензий у армии ко мне было. У меня к ней тоже никаких претензий нет.

МАГАВ - пограничные войска, военизированное подразделение полиции Израиля. На российские деньги нечто среднее между пограничниками и ВВшниками.

Шекель - национальная валюта Израиля. 1 шекель приблизительно равен восьми рублям по сегодняшнему курсу.

АОИ, ЦАХАЛ - Армия обороны Израиля.

«Дембельские деньги» - некоторая сумма, которую государство выдаёт отслужившим в боевых частях на начальное время после дембеля. Тогда было около 3000 шекелей.

Историю рассказал Тинтин. Литературная обработка Балу.
(Расстановка знаков препинания КБ. Бе-бе-бе.)
Оценка: 1.2279 Историю рассказал(а) тов. Tintin&Baloo : 07-11-2010 14:17:14
Обсудить (22)
11-11-2010 11:59:02, Baloo
Таки уже не надо завидовать умным, красивым, талантливым и с...
Версия для печати

Ладно, дурдом.
Расскажу вам про дурдом, сразу говорю, я не придумал, просто пересказываю рассказ знакомого американца.
Энди отслужил в армии США 12 лет, уволился в звании сержанта. Всё время службы был танкистом в бронекавалерийской дивизии.
Во время, когда произошла эта история, часть, в которой служил Энди, располагалось в социалистической республике Нью-Джерси. А Джерси - это штат с совершенно сумасшедшим оружейным законодательством. У них там рогатки запрещены (отдельная история, почему).
Так вот, было это ещё в те времена, когда генералы баловались идеей стрелять из пушек ядерными снарядами. В дивизии, где служил Энди, две САУ были предназначены для таких целей. Энди, как сержант с высшим образованием, был в тот момент на офицерской должности.
В один прекрасный день начальство обрадовало Энди, сказав, что он только что вызвался добровольцем отвезти в верхний штаб ведомость наличия ядерных снарядов. В общем, приковали ему к руке чемоданчик, посадили в джип и в сопровождении охранника и водилы отправили выполнять задание.
Через некоторое время возникла необходимость залить бензин в машину и отлить жидкость у экипажа. В общем, заехали они на бензоколонку. Водила остался в джипе ждать пока заправят (в этом дурацком штате самому заправляться нельзя - это должен делать заправщик), а Энди с охранником двинул в сортир.
По выходу из сортира Энди услышал у себя за спиной вопрос: "Сэр, у вас есть разрешение на оружие?" Он повернулся и увидел двух полицейских с револьверами (75-77 год) в руках. Причём стволы были направлены на него. В общем, картина маслом.
С одной стороны копы с револьверами. С другой стороны Энди с "ядерным" чемоданом и 1911-м Кольтом, а также охранник с автоматом. Ну а посередине покупатели.
Потом, чтобы не начинать бои местного значения между полицией штата и армией США, путём переговоров было договорено что каждый на своей машине проедет в полицейский участок и там разберутся. В участке Энди объяснили, что его армейская форма всем по барабану и что кроме полицейских никто в штате без специального разрешения оружия носить не может.
В общем, Энди и его сопровождающим было сказано, что они арестованы, предложено сдать оружие и чемоданчик. В общем, опять копы за револьверы, Энди за Кольт 1911, а охранник и водила за автоматы. В конце концов Энди заявил, что ему надо позвонить командованию, чтобы доложится, что он убывает под арест. Копам эта идея понравилась больше чем перестрелка, и ему дали телефон.
Дежурный по штабу, которому Энди обрисовал ситуацию, сначала спросил, сколько он выпил? Потом поинтересовался, что он курил, колол, жевал или нюхал за последние пару часов. Убедившись, что эта не шутка и не бред, вызвал к телефону начальника участка и вежливо попросил его подождать 5 минут.
Через 2 минуты в участок позвонил главный полицейский штата и в панике проорал начальнику участка, что вся американская армия только что объявила войну полиции штата. И что целая бронекопытная дивизия поднимается по тревоге, чтобы высвободить из плена сержанта, двух рядовых и чемоданчик.
После этого копы, конечно, отпустили Энди и его команду, а в качестве извинения выдали им на прощание тикет за парковку в неположенном месте, так как джип запарковали на стоянке для полицейских.
Вот это действительно дурдом.

Цельнотянуто с anekdot.ru, автор - Михон10.

Отредактировал Неполицай.

ЗЫ: Текст, отредактированный Неполицаем, пришлось редактировать КБ. Такая уж у меня долюшка...
Оценка: 1.4009 Историю рассказал(а) тов. Неполицай : 23-09-2010 19:05:26
Обсудить (19)
27-09-2010 20:12:22, kuch
Ага... Вот и прояснился смысл фразы "Впасть в КД"!...
Версия для печати

Первая история

Много лет назад Чикаго фактически принадлежал Аль Капоне. Капоне не был известен чем-то достославным. Жестокий гангстер со шрамом на лице властно окутал Город Ветров смрадной паутиной контрабанды спиртного, проституции и заказных убийств. У него был адвокат по кличке «Славный Эдди». Эдди не просто так был адвокатом самого Аль-Капоне. Эдди был чертовски хорошим адвокатом!

Именно благодаря его талантам и маневренности, Биг Эл в течение долгого времени избегал тюрьмы. За это Капоне платил щедро. Не только огромными деньгами, но и специальными дивидендами. Эдди и его семья жили в огражденном поместье со слугами и со всеми возможными на тот момент удобствами. Усадьба была настолько велика, что занимала целый городской квартал. Эдди жил развеселой жизнью чикагского гангстера и не придавал значения ужасам, творившимся у него под боком.

И все ж было у Эдди слабое место - сын, которого он обожал. У сына имелось все: одежда, машины и прекрасное образование. Отказа не было ни в чем. Цена не имела значения. Эдди же, несмотря на свои связи с мафией, старался чтоб мальчик отличал истину от зла. Эдди хотел, чтоб его сын был лучше, чем он сам. И все ж со всем своим богатством, были вещи, которых он не мог дать сыну - свое доброе имя и личный положительный пример.

В какой-то момент Славный Эдди решил искупить все содеянное зло. Он решил сдатся властям и рассказать миру правду об Аль-Капоне - Человеке со Шрамом. Он хотел очистить свое запятнанное имя и передать своему сыну хоть какое-то подобие чести. Для того чтоб сделать это, он должен был дать в суде показания против мафии. Он знал, что дорого заплатит. И все ж он дал показания. Через год жизнь Славного Эдди была оборвана пулеметной очередью на уединенной улочке Чикаго. Да, он передал своему сыну величайший дар, но заплатил за это по самой высокой цене. Полиция нашла в его карманах четки, распятие на медальоне и стих, вырезанный из газеты:

«Когда-то часы жизни остановятся
И никто не в силах предсказать, когда опустятся руки - в ранний иль в
поздний час.
Сейчас - есть единственное время, принадлежащее тебе.
Живи, люби, трудись - с желанием. Не верь времени. Потому что часы могут
остановится так скоро».

Вторая история

Много героев породила Вторая мировая война. Одним из них был капитан-Лейтенант Бутч О’Хара. Он был боевым летчиком, базирующимся на авианосце «Лексингтон» в Южной части Тихого океана. Однажды его эскадрилья вылетела на задание. Уже взлетев, Бутч определил по показаниям приборов, что кто-то из персонала забыл наполнить доверху его топливный бак. Имеющегося в баке горючего не доставало для того, чтоб успешно завершить задание и вернутся на авианосец. Командир эскадрильи приказал Бутчу разворачиваться на корабль. Скрепя сердце, он вышел из самолетного строя и направился назад к флоту.

Во время полета он увидел нечто, от чего у него кровь застыла в жилах.
Эскадрилья боевых японских самолетов неслась на полном ходу к американскому флоту. Американские самолеты были уже далеко и корабли были совершенно беззащитны.

Бутч не успевал вернутся к своей эскадрилье и привести самолеты назад
вовремя, чтобы спасти флот. Не успевал он также предупредить корабли о
приближающейся опасности. Существовал лишь единственный выход: он должен
был заставить японцев отклонится от курса. Забыв о собственной безопасности, он нырнул в эскадрилью Японских самолетов. Для тех внезапная атака американца была полным сюрпризом. 50-тикалиберные пушки на его крыльях выпустили атакующую огневую очередь. Бутч ринулся внутрь строя японской эскадрильи и резво вывел самолет вверх, разбив упорядоченную боевую формацию японцев. Он поливал врага огнем из всех орудий, пока не иссяк запас амуниции. Но он неустрашимо продолжал атаковать. Он неустанно кружил вокруг японских самолетов, пытаясь зайти на таран то с хвостовой части, то со стороны крыльев. Ошеломленный воздушный эскадрон противника решил развернуться и ушел в другом направлении. Бутч О’Хара и его истрепанный самолет с трудом дотянули до палубы авианосца.

По прибытию, как и полагается, он сделал полный рапорт о произошедшем в воздухе. Пленка видеокамеры, находящейся на передней пушке, проиллюстрировала доклад. Она зафиксировала всю ту безумную храбрость, с которой Бутч защищал свой флот. В бою он уничтожил 5 машин противника. Это произошло 20 Февраля 1942 года. Бутч стал первым военно-морским асом Второй мировой войны и первым морским летчиком, получившим высшую награду за Боевые Заслуги.

Годом позже Бутч О’Хара погиб в воздушном бою. Ему было 29 лет. Его родной город не дал памяти героя войны растворится во времени. Если вы путешествуете, то возможно когда-нибудь вам доведется побывать в Чикагском международном аэропорту им. О’Хара, названного так в честь великого воина.

Теперь вы спросите: ну и что связывает эти истории друг с другом?
О, это просто. Бутч О’Хара был сыном «Славного Эдди».
(С)

http://archialternative.ru/2010/07/12/chicago/#comments
Оценка: 1.5673 Историю рассказал(а) тов. Starik : 09-09-2010 14:45:54
Обсудить (101)
22-09-2010 16:05:15, Бывший Мент
Даже у снайперского варианта мосинки (с улучшенным качес...
Версия для печати

Про сборы девушек в израильской армии

Нитевидные, когтевидные, пирамидальные, перепутанные, хребтовидные, двойные, радиальные и башенкообразные, хлопьевидные,перепутанные...
Идти нашим девчонкам в армию или нет!? Вот, в чём вопрос!

Стою в центре Тель-Авива возле нашей знаменитой русскоязычной школы "Шевах Маффет". Она не потому русскоязычная, что все говорят по-русски на переменах. И не потому знаменитая, что я возле неё стою. Нет, конечно, преподавание ведётся исключительно на языке иврит. Но это делают наши, обученные в России преподаватели на уровне не ниже кандидата наук. Сами понимаете, что процент коренных израильтян в школе не превышает и одного. Там же учиться надо, с первого класса набора и по полной. ПОСЕМУ ЗНАМЕНИТАЯ.

Жду дочку Музы - Анну, её увезли на неделю в израильскую армию, на пятидневные сборы на громадно-комфортабельных туристических Мерседесах. Увезли весь поток предпоследнего класса школы. Так сказать, знакомиться.

Слушаю русское "Первое радио" и стою посреди улицы Амасгер, чтоб автобус не прозевать с Анной. Главное, что мне непонятно и беспокоит, это с какой стороны автобус подойдёт - с севера или с юга. По идее, они на юге, в пустыне Негев, но это ж Израиль, тут все - евреи, даже автобусы.

Прозевать нельзя, у Анны большой чемодан и сумка. А Анна там заболела, как и все, на второй день пребывания. Я когда услышал, что там она в разрешенное для звонков время Музе говорила, так разозлился на Цахал. Цахал - это армия обороны Израиля сокращённо. И рассвирепел так, что предложил забрать её оттуда на личном транспорте немедленно. Но Анна молодец, не сдалась, но выводы сделала. Запретила её забирать.

- Мама, у нас тут всё хорошо, - говорила по мобильному Анна, - звонить можно только с девяти вечера до десяти, -бодро докладывала она усталым голосом.
- Доченька, а когда у вас подъём? - беспокоилась Муза, переживая за дочь, которая дома раньше часа ночи спать не ложилась.
- В шесть, мама, - спокойно отвечала семнадцатилетняя Анечка, приводя маму в шоковое состояние недовольными интонациями.
- Анечка, а когда вы спать ложитесь? - проводила логическую цепь противоречий мама дрожащим голосом.
- В десять вечера, мама, - ввергала маму почти в состояние комы доча, ещё более давая понять, что чем-то раздражена.
- А как вас кормят там, солнышко моё? - решилась задать самый главный мамин вопрос Муза. Ответ дочери был прост и по воздействию и последствиям напоминал взрыв ядерной бомбы на кухне.
- Плохо кормят, мама. Все уже заболели и у меня горло болит, - беспощадно сажала маму на стул Анна из далёкой цахаловой базы в Негеве.
- У тебя температура? Там холодно спать? На чём вы спите? Вам чай дают? Что вы там делали весь день? В чём вы одеты? У вас горячая вода есть? Почему голос такой усталый? - провела разведку боем мама, расширив глаза и подняв вверх брови от переизбытка чувств. Голос звучал на пределе тревожности, предвещая нарастающую бурю, торнадо, цунами и потрясения для израильской армии.
- Всё, мама, я пошла отдыхать, - обрезала дочка разговор и телефон отключился до следующего сеанса связи.

Таким образом, подробности узнать не удавалось, а посему больного ребёнка требовалось доставить незамедлительно домой, быстро, с комфортом, бережно и разговорить по-возможности о безобразиях, творимых с детьми в армии жестокосердными командирами. Родной дом ожидал дочу изо всех сил, впитывая запахи вкусностей и деликатесов наваренных, нажаренных и запеченных на кухне мамой. Её любимица кошка Мурка страдала, отказывалась без Ани есть и никого не подпускала к её кровати. Дома все ожидали её возвращения.
Я бдительно стрелял глазами с севера на юг и обратно, разбив возможные направления появления автобуса на сектора. Внимательно просверливая взглядом каждое транспортное средство на предмет измученных, кашляющих и унылых в своей худобе детей семнадцатилетнего возраста, я бдил не один. Рядом в машинах и на скамеечках у входа собрались такие как я "болельщики". Время "Ч" неумолимо приближалось.

А русское радио, распушив радиоволны на весь Израиль, задалось вопросом по всем бездельникам, кто его слушал.
- Что это такое? - вопрошал ведущий, - нитевидные, когтевидные, пирамидальные, перепутанные, хребтовидные, двойные, радиальные, хлопьевидные,...? - пока я раздумывал, показалась Анна.

Автобусы заехали в "столицу" с севера, не поленились, отметил мозг бывшего военного автоматически. На этой мысли моё восхищение командирами израильской армии закончилось. Анна тащила, слава богу, на колёсиках за собой здоровенный чемодан. На девчоночьих плечах висел маленький вещмешок, в другой руке она несла армейский спальный мешок, подаренный нам экстрасенсом перед её героическим походом в Цахал. Спальник устало болтался в руке. Анна шла довольно бодро, гордо, но явно была бледна и на опавшем лице ещё больше выделялись красивые глаза, ну точно как у мамы. На погибающего и полумёртвого воина она не походила. Меня она пока не увидела. Одета была безукоризненно.

- Анна, Аня, я здесь! Иди сюда! Аня! - Я открыл пассажирское окошко и заорал, высунувшись в окно справа от руля и махал руками. Остановил машину прямо на повороте и перекрыл движение целой полосе, но мне было всё по барабану. Зажатый мной автобусник, терпеливо ждал, пока Анна на моё удивление довольно бодро и легко, но величественно, дошла до машины. И также легко засунула на заднее сиденье и чемодан и мешок и спальник. Она с изрядной долей снисходительности и облегчения села на пассажирское место рядом со мной и я резво отчалил, подбадриваемый гудками обалдевших от моей наглости на центральной улице Тель-Авива водителей.

Согласно всех моих русских наставлений по боевой и психологической подготовке, я был обязан вывести ребёнка из состояния легкого шока. Именно пока что шока из-за резкой смены динамического стереотипа поведения. Надо было начинать немедленно, проведя интенсивный курс психологического поглаживания.

- Привет, Аннушка! Ну, голова болит, температура есть? - начал я, доставая мобильник и на ходу отыскивая номер Музы. Муза ожидала нас на работе. У неё как раз конец рабочего дня и мы должны были её забрать по дороге домой.
- Всё нормально, только горло немного болит, - отвечала мне Анна и продолжала ехать, забыв пристегнуть ремень безопасности.
- Холодно было? Надо было ещё спальник взять, - запоздало сообразил я.
- Нет, нам одеяла давали, но мы одевались, я в трёх свитерах спала, всё равно холодно было.
- А на чём вы спали?
- На матрасах без подушек, подушки не давали никому.
- А горячее вам давали? Чай, суп, кофе?
- Нет, кормили какими-то макаронами в масле, а овощи мы не ели, они были страшные и нарезаны с песком.
- А в чём вы были одеты? В своём?
- Нет, нам форму выдали, только очень большую, наши маленькие размеры сразу закончились. Мне пришлось и рукава закатывать, и штаны. И ремнём подвязываться. И всем остальным тоже.
- Кошмар какой, - ужаснулся я, вспомнив, как Аннушка одевается, готовясь хоть куда пойти и как тщательно выбирает себе одежду. Анна трагически улыбнулась.
- Привет солнышко, всё в порядке, я её забрал и мы едем за тобой, через пять минут будем, - быстро отрапортовал я Музе, остановившись на светофоре и передал телефон Аннушке, - вот, поговори с доченькой. Разговор с мамой был короткий и напомнил мне разговор сержанта с новобранцем. Откуда что берётся? - подумал я.

Аннушка потихоньку оттаивала, и даже надела и пристегнула ремень безопасности. Вспоминая и выговариваясь в ответ на мои вопросы, она размораживалась внутренне, и постепенно сама начала рассказывать о том, что там происходило с ними.

- Так, в первый день привезли, показали места, кто где спит. Обычная палатка с поднимающимися боковыми «стенками». Кровати с матрасами. Потом переодели всех и всё время нас учили к ним обращаться. Если мы что-то делали не так, то заставляли отжиматься от земли 15-20 раз.

- Девочек, отжиматься?! Вам же ещё 18 лет нет, - возмутился я, не выдержав, - вы же их послать могли куда-нибудь? - удивлялся я.
- А они тогда отжиматься заставляли, а если нет, то к старшему мефакеду отправляли, - делала Аннушка огромные глаза. Они привыкли слушать учителей в школе, подумал я.
- Так пригрозить надо было, что вызовите полицию и обвините в секс- домогательствах, - просвещал я юную патриотку. - А потом взять и всей группой прозвонить, - наставлял я её, - и нас, родителей, пригнать к базе.
- А они тогда в школу напишут и позвонят, - защищала то ли их, то ли себя Аннушка.
- Ну и что будет тебе в школе? - спросил я.
- Как что, заставят написать на ста листах подряд фразу «я буду хорошо служить в армии», - ужаснулась Анечка. Дурдом, про себя подумал я и промолчал. Потом не сдержался.
- Ну и напиши им сто раз на каждом листе по одной фразе. Лучше потерять всю одежду, чем достоинство. Или сами всё это ешьте и делайте в таких условиях. - я перегнул палку, Аня смущенно затихла.
- А мефакеды, эти командиры младшие-то кто?- не унимался я, - они хоть девушки?
- Да, только такие грубые и разговаривают грубо на грани приличия, мне так не понравились. - это слово и выражение всё чаще и чаще проглядывалось в воспоминаниях Анны.
Жаль, а она с таким желанием туда хотела попасть, а они её мордой, прости господи, в грязь в переносном смысле слова. Как оказалось потом, и в буквальном также.
- Первый день была обустройка. А На второй день нам устроили спорт. Правда, перед спортом наш командирша притащила ведро с водой, наложила туда песок. А потом сказала, чтоб мы этим песком себе лица вымазали. И сказала, чтоб мы бежали до конца базы и там построились. И за 20 минут всё это вытворить, - рассказывала Анна, а я чуть в столб не влепился, когда это услышал.

- А потом снова лицо в песок и до следующего конца базы, и строиться за время, - добивала она меня. Видно, у меня что-то поменялось на лице, и Анна прибавила жару.
- Это ещё ничего, а тех, кто до нас там были, поставили каждую возле столба ограждения базы и сказали, чтоб стояли и держали каждая свой столб руками, охраняя и защищая его, - «успокоила» меня Аннушка, - а мы-то только бегали.

- Вам же нет 18 лет, они же права такое делать не имеют, - взорвался я и притих. Аня грустно хлопала ресницами на переднем сидении машины. А сам подумал - молодцы, сержанты... Мы сколько бились, не могли отговорить её туда ехать, а теперь и уговаривать не надо. За неделю бесплатно всё стало понятно. Она теперь сама в такую "тупую" армию не пойдёт.

Да, полные идиоты, надо было детям показать лучшее, что есть, чтоб глазки загорелись восторгом . Чтоб хотели вернуться и пострелять и поездить и побегать. Тогда любые глупости нипочём. Я за свою снайперскую винтовку готов был всё вытерпеть. И терпел же.

- А потом, когда мы целый день пробегали туда-сюда в песке, нас привели на обед и дали на четверых пять грейпфрутов. - Я даже не поверил сначала. Даже самые сволочные деды в Советской армии и сержанты понимали: не накормишь солдата, кина не будет. А тут грейпфрут на одного с четвертинкой - охренеть. Дак это ж не мужики даже - так, пацанки, даже не пацаны. Кошмар.

Хотя, черт их знает, может, новая методика по устранению белоручек... Но во мне всё моё командирское естество от такой методики желало появиться на базе, повязать всех голыми руками мордами в песок, разобрать и раскидать любое оружие по всей территории базы, а командира этого безобразия одеть в эти портки и заставить лопать грейпфруты. Если они такие умные. Вот такой я не патриот оказался.

На третий день их просто засунули в наряд по месту дислокации. Они мыли расположение, наводили порядок в столовой и обслуживали кормящихся из других групп. Ну, это-то нормально, - подумал я. Сами за собой - это хорошо.
- А на четвёртый день были стрельбы, - воодушевлённо с блеском поведала мне Аннушка.
- Вот, смотри, как я стреляла, - она развернулась назад к чемодану и шустро и довольная собой вытащила листок бумаги с дырками.
- Калибр пять пятьдесят шесть миллиметров, Эм-16 не иначе, - кто-то в камуфляже шевелился в моей голове, примеряясь к пробитой мишени.
- Ага, - радостно подтвердила Анечка, - Эм шестнадцать.
- Да ты молодец, смотри, попала в такую маленькую мишень с первого раза! - напустил я восторга в свой голос. Анна радостно засветилась улыбкой. Мишень изобиловала молочными дырками. Но это было её первое в жизни молоко.

- А приклад не сильно бьёт при отдаче? - спросил я.
- Нет, вообще не чувствуется, - просветила меня Аннушка, и я автоматически потёр своё правое плечо, вспоминая свои первые стрельбы из автомата Калашникова с калибром 7,62 миллиметра.

- А сколько патронов дали? - спрашивал с интересом я.
- Два раза по десять. Первые десять, чтоб привыкнуть, когда стреляешь, а вторые десять на зачёт, - просвещала меня Анна. - Ух ты, здорово! А нам по три только давали,- сказал я. Припомнив, как у меня от постоянной стрельбы плечо и палец покрывались мозолистыми припухлостями.

- А в последний день нам сказали, чтобы мы все в шесть двадцать утра были на стоянке возле автобусов, - сама уже рассказывала мне Аннушка. - А сами мефакеды, устроили ложное нападение на базу в пять утра. Нас заставили подняться, одеться и бежать куда-то в сторону и там строиться. И снова за пятнадцать минут, и снова если не успели, то отжиматься.

- Козлы, - прокомментировал я коротко. - То есть козлихи, - исправился и поймал поощрительную улыбку я.
- А они нас построили и ещё спрашивают, что, теперь пойдёте в армию служить? - возмущалась тихонько Анечка. Если б не руль и дорога. Так мне захотелось её обнять и пожалеть, бедную. Дитё ж ещё, а тут взрослые примочки!

- А вы-то им что ответили?
- Назло им пойдём, - отвечала Анна, - и форма у неё, и прическа ужасная, а маникюр лучше бы не делала. Вкуса вообще никакого, - сделала контрольный выстрел моя бедная девочка. - Позорят только нашу армию. Ну ничего, мы как придём служить, мы там наведём порядок, - сделала неожиданный вывод она. Я чуть не прослезился.

- А как там Мурка? - спросила она меня вдруг. Я понял, у меня получилось.
Мы приближались. Я рассказывал Анне, как мы на таких сборах прибивали туфли к полу, бились подушками и нападали на соседнюю палатку ночью и мазали своих мефакедов зубной пастой, устраивая тёмные стукачам. Анна весело смеялась. Мама махала нам рукой. Потом мама забрасывала её вопросами. Две женщины более в мужчине не нуждались.

А я так и не понял, пойдёт Анна в нашу армию служить, или нет. А вы как думаете?

А наши дети непостижимы и прекрасны, как облака в небе, вам так не кажется?
Оценка: 0.7337 Историю рассказал(а) тов. Mik : 17-08-2010 02:26:27
Обсудить (267)
12-01-2011 01:20:50, Tintin
Можно. Субстанция и её метафизическая эмананция - две ра...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
  Начало   Предыдущая 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Следующая   Конец
Архив выпусков
Предыдущий месяцМай 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru