Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Свободная тема

Сочинение на свободную тему

Родил

Все-таки грамотно устроено в природе - если кто-то в чем-то обделен, то обязательно он же в чем-то другом вознагражден будет. Наоборот тоже верно.
Скажем, знал я одного человека, который не помнил таблицу умножения и говорил фразами не длиннее трех слов, зато гайки до 32 включительно отвинчивал пальцами. Другой человек напротив обладала институтским дипломом по специальности электрические машины, но при этом имела бюст третьего номера. До сих пор не могу понять, что из этого является недостатком.
Как многим наверное известно, привилегией рожать природа наделила женщин ... по крайней мере среди знакомых мне высших приматов. Но мне повезло некоторое время работать с человеком, который не только умел рожать, но до кучи был мужчиной, по крайней мере в те периоды, когда не был бревном после большого количества выпитого.
Миша Петухов, по кличке “Морзе”, работал алкоголиком, а подрабатывал стропальщиком. Слесарь Толя Лупин, по кличке “За”, окрестил его Морзе за то, что тот имел привычку длинно и замысловато заикаться на согласных буквах. Толя в армии изучал работу на ключе и утверждал, что однажды Миша на букве “т” без ошибок передал морзянкой фразу “Возвращаюсь на базу”.
Природа одарила Мишу способностью рожать. Ежедневно и иногда даже не по одному разу в день, в муках и схватках он рожал идеи. Процесс этот был очень наглядным и до того захватывающим, что всякая работа в зоне прямой видимости прекращалась.
- Ы-ы-ы-ы, а-а-а-а, - стонал Морзе, стекленея глазами. Схватки длились от пяти минут до получаса, по окончании которых на свет появлялся очередной выкидыш.
- О! Род-д-д-д-д-ддд-д-дил! А что будет, если маму положить ручкой на трубу и по ручке (совершить половой акт) другой мамой?
Не пугайтесь: мама - это восьмикилограммовая кувалда.
Подавляющее большинство Мишиных отпрысков отличалось “маминой” элегантностью и ее же полезностью для здоровья.
Видимо в компенсацию к уникальному умению, природа обделила Мишу способностью адекватно оценивать возможные результаты реализации произведенных на свет творений. Не имея возможности провести мысленный эксперимент, молодой отец стремился немедленно реализовать идею в натуре. Только неслыханному трудолюбию и мгновенной реакции ангела-хранителя обязан был Миша долголетием и отсутствием своего портрета на доске почета лауреатов дарвиновской премии.
Казалось бы, чего проще сообразить, что при попытке реализации вышерожденной идеи мама (совершит половой акт) по лбу экспериментатора. В лучшем случае улетит и с диким грохотом куда-нибудь упадет. Миша же добросовестно хватал две кувалды и трубу, совершал задуманное действие сексуального характера, ловко уклонялся от взлетевшей кувалды и получал по заднице ботинком начальника.
А чего стоит идея с закреплением на гильотинных ножницах механической сирены воздушной тревоги? Толя, который “За”, удивленный немузыкальным звуком до потери навыков техники безопасности, начисто срубил себе ноготь на мизинце левой руки. После чего на некоторое время Миша приобрел кличку “МММ ” - Миша Морзе Мудак.
Но одни роды мне запомнились особенно и стоили мне нескольких килограмм сожженных нервов. Сам момент появления идеи я пропустил и к последующим событиям оказался неподготовленным.
Для меня все началось с ворчания сварщика Игоря, по кличке “Горыныч” - за огнеопасную профессию и такой же выхлоп изо рта. Он недовольно бубнил о том, что какая-то падла с-с..тащила сопло газовой горелки и куда лично Игорь то сопло приварит к организму стащившего, когда его вычислит.
Вторым звоночком оказалась пропажа гибкого шланга высокого давления от компрессора. Обнаруживший осиротевший агрегат, наш обычно интеллигентнейший начальник вслух прилюдно сказал несколько таких слов, от которых у меня запотели защитные очки.
Последним сигналом оказалась временная пропажа Миши, но это случалось с такой регулярностью, что никого не насторожило.
Обнаружив Мишу в цеху после обеда, начальник, скучавший по нему с самого утра, неосторожно спросил:
- А где это ты, Мишенька, пропадал все утро?
На что услышал:
- А я, м-м-малость, кое-куда ... в больницу ходил, - Миша гордо прошествовал мимо и снова пропал.
Вечером после работы мы собирались провести ритуал распития вкусных и полезных алкогольных напитков на природе в близлежащем лесочке, почему-то называвшемся в нашем городе “Булонским”, несмотря на три тысячи километров дистанции до Парижа. Миша никогда не пропускал это мероприятие и обычно бежал впереди компании, радостно помахивая печенью и орошая слюной траву, но в тот вечер его с нами не было. Я было собрался поинтересоваться причинами его отсутствия у старших коллег, но тут мы вышли на полянку и обнаружили Мишу стоящим в ее центре - метрах в десяти от нас. У ног его лежала какая-то странная конструкция, издававшая зловещее шипение.
- Мужики, смотрите, сейчас ёо-о-о, - заорал Миша, поднося зажигалку.
Окончание фразы потонуло в жутком грохоте и в нашу сторону, издавая вой и шипение, начало быстро скользить что-то.
Толик мухой взлетел на куст бузины, где и повис лемуром, опасно раскачиваясь и постепенно опускаясь к земле. Игорь подпрыгнул и повис на ветке, растущей на высоте трех метров. Я же просто отпрыгнул за украшенное Игорем дерево, оставив в траве один кроссовок. Выяснилось, что мой выбор был наименее удачным. Шипящий объект, двигаясь странной изломанной траекторией, совершил неожиданный скачок, ударился в мое дерево, обвился вокруг него удавом и чем-то тяжело ударил меня в спину. После чего отпустил дерево и воздушным шариком упорхнул в небо.
- Морзе, ты полный урод! - сказал Толик, лежа на земле, но не выпуская из рук ветки бузины.
- Воистину, - подтвердил я, выходя из-за дерева в поясном поклоне, не имея возможности разогнуться от боли в спине.
Игорь поддержал нас с ветки жутким вращением глаз.
Мишу мы тогда не побили - мужики не смогли его догнать, а я не мог бегать, только небыстро ковылять на трясущихся ногах и подбадривать Толю и Игоря матерными стонами.
Оказалось, в этот раз Морзе родил гибкую ракету из старого алюминиевого баллончика, шланга компрессора, куска трубы и сопла от газовой горелки. Топливом послужил карбид, которого на складе была целая бочка. Каким-то чудом все остались живы и относительно здоровы.
Мишу после этого некоторое время называли Целковским, потому что “Циолковский” он правильно произнести не мог. А когда мы его спросили, зачем он в нас стрелял, Миша обиженно ответил:
- Не в вас, а в н-н-н-небо ... вот сюда, - и показал пальцем вверх.
Оценка: 1.3692 Историю рассказал(а) тов. Beaver : 14-09-2015 10:23:55
Обсудить (36)
20-02-2018 20:34:09, Кадет Биглер
Это вряд ли. Он не заходил на сайт более полугода и его ...
Версия для печати

У моих родителей жили-были дома турецкий кот Тос и кобель немецкой овчарки Байкал. Жили дружно, защищали друг друга на улице от пришлых. Породистые. Пёс был профессионально выдрессирован, как и положено серьёзной собаке. Умные животинки были. Ели по расписанию, каждый из своей миски.

Как-то раз мама, оставила в прихожей на полке (полметра от пола, не больше) прочный целлофановый пакет с полкило сливочного масла. Пошла переодеваться. Возвращается - пакет на полу. Пустой. Пёс спокойно (!) , безо всякого чувства вины ест масло. Кот резво прошуршал под диван, дикими прыжками пытаясь стряхнуть с ноги пакет из-под масла. Пустой пакет.

Мама опешила - пёс никогда бы не взял еды ни у чужого, ни с полки, ни со стола - как бы ему не хотелось - дрессировка. У кота не хватило бы сил за такое время разорвать плотный пакет.

Ребус разгадал папа, вернувшись с работы: имело место хитрая двухходовка.
Кот, понимая, что пёс масло с полки не возьмет, скинул пакет на пол. Если еда на полу в доме - это законный кусочек пса, это разрешено.
Пёс разорвал пакет, и они вдвоем с котом приняли маслица на грудь.

- Да ладно уж, - сказал папа, - не наказывай Байкала, он не виноват. Когда ему ещё достанется такое счастье - полкило масла! А вот кота лишаю вечернего пайка. Провокатор хитрожопый...

Вечером Байкал пошел на кухню за своим ужином, быстро умял полпорции и внезапно отошёл в сторону. В кухню зашёл понурившийся Тос. Видно было, что ему очень стыдно и неловко, но он подошёл и поел невкусной для него собачьей еды. Потом остатки мгновённо смёл Байкал.

И они улегись рядом - пёс на своей подстилке в прихожей и кот, положивший голову ему на переднюю лапу.
Уже лет десять нет в живых ни Тоса, ни Байкала - но где-то в семейных альбомах сохранилось это фото.
Оценка: 1.8235 Историю рассказал(а) тов. Ленивый Пилот : 14-09-2015 10:07:55
Обсудить (66)
08-11-2017 18:00:58, Habir
Два года теме и не "отметился".) Одно оправдание только ув...
Версия для печати

Конфеты «Горошек» и красный велосипед

«... дайте до детства обратный билет. Тихо кассирша ответит: - «Билетов нет...»


Где-то вдали прогудел призывно рожок.
Бабка, вручив чумазому пятилетнему пацану в драных шортах на лямках, жестяной бидон и деньги, строго сказала:
-Сбегай, купи керосину. Да, сдачу не забудь.
Пять лет, это возраст! А покупка керосина, это ответственность.
Насвистывая, и размахивая бидоном, мальчишка пробежал по пыльной дороге полтора квартала, и остановился у небольшой очереди. Ему нравилось, как наливают керосин. Пена, наливающегося в мерник керосина, и его запах говорили о том, что будут гореть примусы, керосинки и керогазы в коридорах его многосемейного дома. А значит, будут готовиться борщи и каши. И вариться ароматное варенье и компот на общем дворе.
Летом все варочные приборы вообще выносились из общих коридоров дома и устанавливались возле сараев, служивших в течение теплого времени летними кухнями.
Купив керосин, полюбовавшись на его струю, поднимавшую пену в мерной кружке, мальчишка, аккуратно держа бидон в вытянутой руке, осторожно ступая босыми ногами по щиколотку в пыли, добрался до дому.
А солнце палило все сильнее и сильнее. Жарким выдалось лето 1959 года.
-Сдачу не забыл?
Он протянул бабке несколько монет. Бабка вытащила из кармана фартука платочек, и развязав узелок аккуратно положила к хранившейся там мелочи сдачу.
- Иди в сарай, поспи. Вечером грядку надо полить будет.
Мальчишка с удовольствием заскочил в прохладу саманного сарая.
За старой тюлевой занавеской, в прохладном полумраке, на глиняном полу, стояла койка с панцирной сеткой, накрытая вытертым и выцветшим байковым одеялом.
Он с удовольствием растянулся на ней. Устал. Но в пять лет от роду словосочетание «тихий час» было ненавистным. Как можно спать днем, когда столько много интересного. Через один забор автобаза, через другой колхозные мастерские. И до аэродрома рукой подать, если пацаны повзрослей с собой возьмут. А тут, иди, поспи. Поесть бы чего-нибудь.
Он осторожно, чтоб не громыхнуть, поднял крышку кастрюли, где хранился хлеб. На дне лежал небольшая краюшка. Сглотнув слюну, закрыл крышку, отодвинул занавеску и, увидев, что бабки нет рядом с сараем, выскользнул во двор.
Но тут послышался какой-то непонятный шум за домом. И из-за угла появился весело улыбающийся отец. Здоровый, он, неуклюже согнувшись, выкатил, держа за руль велосипед. Красный, трехколесный велосипед с нарисованным мишкой на передней части рамы.
У мальчишки перехватило дыхание. Сбылась его мечта. Эх, еще бы «ЗиМ» управляемый. Но игрушка не велосипед, а только игрушка.
Теперь он наравне с другими пацанами, у кого есть велики, будет носиться по улицам.
Прошло совсем немного времени, и мальчишка попросил отца убрать одно колесо.
-А не рано? - спросил отец.
Но колесо снял. Велосипед стал двухколесным. Он целыми днями носился по улицам, падая, сбивая локти и коленки, осваивая двухколесную технику.
И вот однажды...
Он несся под горку по тротуару, когда на его пути вырос, как из-под земли здоровенный мужчина. Играючи остановив одной рукой мчащийся велосипед, удержав другой едва не упавшего мальчишку. В солдатской форме без погон, в сапогах, хоть и было лето. Это был его дед Михаил, бабкин брат.
-Здорово, внук! Бабушка дома?
-Ага!
-Ну, раз ага, вот тебе три рубля на конфеты. Купи себе.
И не дожидаясь слов благодарности, прошел к дому, стирая носовым платком пот с лысой головы.
А мальчишка мчался по улице к единственному магазину, который почему-то назывался ТРЕТИЙ. Раньше он так далеко не ездил, но только там продавались конфеты.
Мысли роились в голове мальчишки, как пчелы. Он купит много конфет, и угостит всех. И в доме и друзей на улице. Да, конфеты, это не кусковой сахар, которым иногда его угощали. Это - ОГО-ГО!
Он подъехал к магазину одновременно с взрослым велосипедистом. Тот слез с велосипеда и поставил его, прислонив к стене магазина.
Мальчишка последовал его примеру, поставив своего маленького двухколесного коня рядом, вошел в магазин.
Он долго смотрел на прилавок, выбирая какие конфеты купить. Хотелось шоколадных, но выходило очень мало. А ведь надо угостить всех.
И выбор пал на конфеты под названием «Горошек». Их выходило много. Серовато-бежевого цвета, с кисленьким ядрышком, вот, что он купит. Хватит всем.
Продавщица видно была не в настроении. Свернув огромный кулек из серой, упаковочной бумаги, она насыпала его почти до верха драже, и в раздражении сунула его мальчишке.
Бережно прижимая его к груди, мальчишка потихоньку толкнул ногой двери и очутился на ступенях магазина. Из кулька выкатилось несколько горошин.
-Как же я повезу это на велосипеде?- мелькнуло у него в голове.
И тут взгляд упал на стену. У стены ничего не стояло. Ни взрослого велосипеда, ни его верного красного друга. Он широко раскрытыми глазами смотрел на дорогу. Может кто-то взял покататься, сейчас подъедет? Нет, никого близко нет.
Мальчишка медленно побрел на большую асфальтированную улицу, где ходили автобусы. Слезы медленно наполняли его глаза. Кулек с конфетами, прижатый к груди, стал рваться, и горошины падали сладкими градинами на горячий асфальт, образуя тонкую прерывистую неровную линию.
Дойдя до автобусной остановки, где стояло несколько человек, он уже рыдал в полный голос.
С трудом выяснив, что случилось, народ оказал посильную помощь.
У кого-то нашлась старая газета, из которой молодые женщины неумело свернули кулек и пересыпали остаток конфет. Мужчины, выбежав на проезжую часть, свистели в обе стороны, хотя на дороге никого не было.
А потом подъехал автобус, и все уехали.
Он стоял на остановке, худой, заплаканный пацан, до которого не было ни какого дела. Из газетного кулька продолжали сыпаться конфеты. Остановка была засыпана горошком. Мальчишка вытер слезы, шмыгнул носом, и скомкав кулек, поместившийся в маленьких детских ладонях, бросил его в урну. Сам не съел ни одной конфеты.
И хулигански сплюнув на тротуар, сунув руки в карманы шорт, медленно побрел домой, вздымая на дороге облака пыли босыми ногами.
Не было счастья, и не будет. А свое он получит дома. Он не боялся.

Оценка: 1.6489 Историю рассказал(а) тов. Станислав Солонцев : 22-08-2015 20:58:34
Обсудить (44)
11-09-2015 22:47:38, Коати
Я думаю, вы помните, как от женской консультации украли ...
Версия для печати

Жорик фу-фуист и наша рыбалка в Конго


Выехать на природу, порыбачить на реке Конго в пригороде Киншасы было давней мечтой нашего экипажа. Долго собирались, готовились, но из-за организационных вопросов, которые моментально возникают в общении с конголезскими аборигенами на пустом месте, превращаясь почему-то в «сложно решаемые» проблемы, наша субботняя рыбалка опять не удалась.
- Жора, я ж тебе русским языком говорил - готовь удочки и копай наживку? Ты что, разучился нас понимать или дурака включаешь? - пытаюсь разобраться с помощником-разгильдяем.
Негритенок тупо улыбается и лепит разные отмазки:
- Шеф, ну я же привез пилотов в заводь, сетью обеспечил, лодкой. Не знаю, почему они не захотели там ловить рыбу? - оправдывается искренне Жорж.
Все ясно. Африканского понимания или менталитета явно не хватает для того, что бы уловить пожелания-устремления мужской души музунга . То есть когда ему просто хочется походить по песчаному берегу с удочкой, посмотреть на остров, где шарахаются дикие обезьяны, разведать, есть ли клев, спокойно насладится речной тишиной и водной прохладой...
А вот лазить по мелководью с сетью, рискуя нарваться на крокодилов или же еще какого-нибудь гадского (ядовитого) представителя пресноводных фауны Конго, в наши интересы явно не входило.
Короче, вспоминайте неоднократно проверенное на практике утверждение - в Африке НИЧЕГО и НИКОГДА не получается с первого раза. Дай бог, только с третьего-четвертого. Да и то лишь в том случае, когда ты не только организовываешь процесс или мероприятие, но и сам скрупулезно вникаешь во все его мелочи.
Нет худа без добра.
- Так, Жора, «рыболовного гида-инструктора» по реке Конго с ее притоками из тебя не получилось, - констатирую полный провал воскресной затеи. - Сейчас с Неяром ставите нашу «старушку БМВ» на подставки-чурбаки в гараж, потом начинаете ремонтировать ее ходовую часть. Под моим присмотром и чутким руководством.
Жорик удрученно вздыхает (ему так хотелось улизнуть домой пораньше, ради субботы). Но потом, переодевшись в свои рабочие бриджи, принимается за выполнение поставленной задачи.
На конголезских дорогах, даже в Киншасе, ходовая разбалтывается всего за пару-тройку недель. Тем более, на стареньком авто, побывавшем прежде во множестве черных рук, добросовестных и не очень. Заморочки с ремонтом автотранспорта для нас стали давно обыденным делом.
Через несколько часов, когда часть работы завершена, мастера- негритята собрались у верстака. Там у них дымится в кастрюльке всеми любимая, ужасно популярная в конголезии ФУ-ФУ.
Фу-фу - это самое примитивное негритянское блюдо бедноты, которое готовят всего из трех дешевых ингредиентов - кукурузной муки, воды, муки из корней хлебного дерева. Все. Когда их перемешивают, получается парное тесто. Пиндосы едят его с острым перцем, различными мясными соусами (если на них заработали), гусеницами, личинками и прочей растительно-животной фигней.
Субъективно, отвратительная вещь.
- Ты что, Маркус, я ночью не засну, если порцию Фу-фу на ужин не съем! - периодически откровенничает со мной Жорж.
- Понял, Жорик. С сегодняшнего дня ты будешь у нас главный «фуфуист».
Жизнь прекрасна и удивительна, даже в Африке, так почему же нам чуток не поприкалываться?
Негритенок глядит на меня недоверчиво, с откровенным удивлением. Мол, что за новые «погоняла» тут мне придумывает менеджер?
- Жора, ну ты же знаешь, что такое «акуна - мата »?
Парень утвердительно кивает головой и довольно смеется.
- Опять же, не будешь отрицать свой пофигизм. Кто такой «пофигист», помнишь? (Конечно, я говорю менее литературное слово). Тебе, наверное, объясняли его смысл наши авиационные техники?
- Дааа, знаю, украинский экипаж мне тоже рассказывал! - проявляет осведомленность в русском сленге Жорж.
- Очень рад за твои филологические успехи, - искренне хвалю негритенка. - «Пофигист» - это славянское слово. А «фуфуист», думаю, чисто африканское, причем, неплохо отражает твою сущность, любовь к фу-фу, желание поспать, пока жарко, так ведь? Говорить о тебе, например, «акуна мататович», пожалуй, очень тяжеловесно, да?
Радости нашего чернокожего помощника нет предела. Надо же, как здорово умеют шутить находчивые музунги?
В таких делах, заботах и «развлечениях», легком гаражном трепе еще один день в конголезии пролетел, практически, незаметно. Не все же о «судьбах мира» нам серьезно размышлять?
Жаль, только, наша рыбалка не задалась. Но в следующий раз мы обязательно сделаем экзотический улов речных обитателей к обеденному столу экипажа. Например, зажарим крокодилий хвост. Это ж мечта поэта, пардон, голодного музунга...
Наши чернокожие «фуфуисты» совместными усилиями к вечеру таки отремонтировали машинку. Посмотрим, надолго ли ее хватит в эксплуатации по местным дорогам....
Оценка: 0.8732 Историю рассказал(а) тов. Маркус Норман : 18-08-2015 09:47:03
Обсудить (0)
Версия для печати

Похождения иорданского хлопца в сербской Брезовице.

Осень 2000 года. Украинский коллега Сергей служил в своей первой миротворческой миссии ООН на маленькой полицейской станции в анклаве Брезовица с преимущественно сербским населением. Я знал человека лично. В 2001 - 2002 годах, когда Серж приехал в Косово повторно, наши кабинеты в региональном штабе размещались рядом. Мы часто заходили друг к другу в гости и обменивались впечатлениями от службы в миссии.
- Никогда не мог раннее предположить, что мне, украинцу, доведется бегать от разъяренных сербов, - рассказывал Сергей. - И, главное, за что? Мы же честно выполняли свою полицейскую работу. Задерживали тех, кто нарушает закон. В первую очередь - сербский закон. Жечь и громить - удел слабых. Только зачем своей слабостью бравировать?
Тогда, осенью 2000, в местечке Брезовица события развивались примерно по тому же сценарию, который применялся во многих других сербских анклавах, например, в городке Лепосавичи в 2001г. Полиция задержала за банальное правонарушение местного жителя - серба. Доставили его на полицейскую станцию. А дальше все происходит банально и пошло, до безобразия.
Вокруг здания собирается толпа. Требуют освободить задержанного, так как он по мнению «большинства» обывателей ни в чем криминальном «не виноват».
Понятно, что полиция не соглашается с «аргументами» толпы. Чтобы сбить «возражения» стражей порядка и добиться освобождения земляка, полицейскую станцию банально поджигают. Так же как и все машины, стоящие во дворе.
Кому нужна новая кровь? Зачем уподобляться погромщикам? Персонал ООН, все, кто был на станции, «просачиваются» и уходят огородами в поле.
Ура! Сербы одержали «победу». Причем, довольно быстро и бескровно. Задержанный серб-земляк освобожден. Дым курится над пепелищем здания «ненавистного» УНМИК-а . Все идут праздновать в ближайшую «кафану».
Вот только утром следующего дня наступает тяжкое похмелье. Ходоки - «братушки», как ни в чем не бывало приходят на пепелище с амбициозным вопросом к сотрудникам ООН, типа:
- Командир, нам хотелось бы прокатиться до Грачаницы (тоже сербский анклав, но километрах в 80 от Брезовицы). Ты выдели, пожалуйста, вооруженное сопровождение для нашей колонны, а?
Командир полицейской станции - болгарин, мужик тертый. И с юмором. Обвел широким жестом обгоревшие останки авто, еще не эвакуированных со двора станции:
- Да без проблем. Смотрите, вон наши машинки стоят. Выбирайте любую, уважаемые. И сразу «поедем». Как только «заведем».
Занавес. Сербский «селяк» так же как и русский крестьянин, протрезвев, начинает понимать, и извиняться: «я был неправ накануне, погорячился».
На примере косовской миссии можно смело утверждать, что комичное и трагичное ходит всегда рядом. Да, конечно, сербы сожгли полицейскую станцию. Бывает. «Страна ООН-ия» все восстановила. Не первый раз. Бюджет у нее большой, имущество застраховано, а терпимости к выходкам аборигенов еще больше.

****
- Ты знаешь, Маркус, в тот день нельзя было не обратить внимания на поведение одного полицейского из Иордании. Маленький, худенький, кучерявый. Вечно мерз в горах, а потом «грелся» в соответствии с местными традициями.
Это Серега - украинец продолжал свое повествование из пережитого им в местечке Брезовица. Я сам видел того иорданца несколько раз. А потому, не сомневаюсь в правдивости рассказа бывшего коллеги.
- Иорданца звали Мутасем. Он один или два раза побывал в миротворческой миссии на территории Боснии. Понятно, что нахватался там наиболее употребляемых фраз в быту, типа «ракия», «живели», «маймун», «пичка материна» и т.п. В Косово, среди сербов, парень абсолютно не воспринимался как мусульманин.
Я недоверчиво качаю головой. Сербы всегда позиционируют себя истинными «православцами» , а потому, к албанцам и другим мусульманам относятся довольно сдержанно.
- И что, Мутасем был «братом» для сербушек в Брезовице?
- Не то слово, Маркус. Он просто ассимилировался с местным населением, - утверждал Серега.
- Кажется, я догадываюсь. Причина ассимиляции, наверняка, банальна и кроется в общей любви к стакану с ракией.
- Точно. После окончания дежурной смены на службе Мутасем заходил домой только для того, чтобы переодеться в гражданскую одежду. Тем более, что с электричеством были вечные проблемы, холодно, надо печку дровами топить, а ведь так не хочется... Что еще оставалось делать «бедному» иорданскому хлопцу?
Относительно бытовых условий в 2000 году в Брезовице Серега нисколько не преувеличивал. Поселок находится в горах, снег там выпадал раньше, а таял позже, чем на равнине. Соответственно, температура всегда была ниже, чем в долине.
- Вообще-то, охотно верю, Сергей. На нашей станции рядом с Приштиной тоже служил один бангладешец - пьяница...
- Маркус, да тут все еще хлестче все было, - перебивал меня оппонент. - Каждый вечер мужская часть Брезовицы нетерпеливо ждала, когда Мутасем отправится в свой «поход» по окрестным кабакам. Знали, что ракия будет литься рекой. Парень пил, «беседовал», ссорился, а то и дрался со своими сербскими собутыльниками. Вылетал из кабака на улицу. Не успев полежать на воздухе и прийти в себя, он снова тянулся в тепло. Тут же мирился и пил на брудершафт с бывшими обидчиками. На следующий день, пока Мутасем был на службе, половина села за чашкой кофе обсуждала похождения «црног момка ».
В принципе, я мог бы ничему не удивляться и не прикалываться, если б речь шла о ком-то из европейцев. Но это мусульманин из страны с достаточно жестким отношением к спиртному.
- А какое отношение Мутасем имел к поджогу полицейской станции?
- А ты дальше слушай.
Конечно, Мутасем не участвовал в общей вакханалии - сожжении и погроме своей же полицейской станции. Накануне он дежурил в ночную смену. Потом выспался после праведных трудов, принял на грудь для сугреву (а как же, ведь поздняя осень на дворе, в горах уже снег) и отправился посмотреть, что же там делается в округе в его любимых питейных заведениях?
- Наверное, Мутасема озадачила «странная» пустота в окрестных кафешках, - делаю я свое предположение, слушая воспоминания Сереги.
- Правильно. Озадачила и даже насторожила. Ведь со стороны полицейской станции неслись вопли и крики «гуляющей» толпы, а дым от горящих полицейских машин стелился по всей округе.
- По логике вещей, «црни момак» в целях личной безопасности должен был развернуться, мелкой рысцой добежать до своей аккомодации и, переодевшись в форму, явиться на помощь коллегам - полицейским?
- Ничего подобного, - возражает Серега. - Мутасем поступил как раз наоборот. Ведомый любопытством, он брел, не спеша, в сторону центра поселка (именно там располагалась полицейская станция), абсолютно не отдавая отчет в том, что последует далее...
- Ага, т.е. «бедный иорданец» стал первой жертвой разъяренных аборигенов? Здорово ему накостыляли местные?
- Опять не угадал! - широкая физиономия Сереги прямо-таки светится от добродушной улыбки. - Когда, после полицейских машин и брошенных бутылок с горючей смесью, занялось огнем здание станции, то личный состав, прежде чем рвануть врассыпную, наблюдал занятную картину...
- .... как Мутасем, проявляя героические усилия, рискуя собой, прорывался сквозь толпу к вам на помощь?
- Нет! ПАРЕНЬ ПРОСТО СТОЯЛ СРЕДИ ПОГРОМЩИКОВ И ПЯЛИЛСЯ НА ПОЖАР.
- !!!
- Да, да, да! Сербы воспринимали Мутасема «за своего», родного. «Брат» ведь. Ему жали руку, хлопали по плечу, мило улыбались, что-то кричали приветственное сквозь шум и суету... Чуть ли не обнимали и целовали. Иорданец стал частью пейзажа и абсолютно не опасался за свою жизнь. Ему нечего и некого было бояться среди своих «друзей - собутыльников».
- И чем все закончилось? Что потом рассказал сам Мутасем о завершении того безумного дня?
Да ничего особенного. Вдоволь «погревшись» у пламени догорающей полицейской станции, иорданец вместе с торжествующими «друзьями» отправился в ближайшую «кафану» праздновать «победу добра над злом».
-А что? Я тоже отдыхал, - бесхитростно поведал свою часть увиденной «картинки» погромов дружелюбный пьяница Мутасем.
Смешное в истории про Мутасема, практически, закончилось. В конце 2000 года из Брезовицы в региональный штаб перевелся для дальнейшего прохождения службы Серега - украинец. Там мы с ним и познакомились. Потом, как я подозреваю, под давлением своих более скромных, но набожных земляков - мусульман, подальше от алкогольных соблазнов, перешел в другой регион иорданец - «братушка». Понятно, в штабе он тоже стал личностью легендарной. В первую очередь среди славян. Мы- то боялись приходить утром на службу с перегаром.
Но Мутасем мог. Мой друг и сослуживец Вадим, перекуривая на крыльце полицейской станции, любил воскликнуть, завидев тщедушную фигурку иорданца:
- О, Маркус, смотри, Мутасем опять головной болью мучается. Не иначе, как ищет, где бы похмелиться средь бела дня...
Опыт не пропьешь. Если я не ошибаюсь, то после Боснии и Косово парень еще умудрился в Либерию махнуть, послужить на благо мира в Африке.
****
Только через полгода после службы в миссии до меня стала доходить простая истина, четко прописанная в «UNMIK Policy and Procedures Manual» , а именно: полицейский миротворец обязан СОХРАНЯТЬ на службе полный нейтралитет. Задача сложная, но возможная. В противном случае, ты становишься на чью-либо сторону. Это формальный подход с точки зрения требований устава, пардон, PPM.
Практически, на позицию нейтралитета тебя регулярно направляли повседневные события, наподобие пожара в местечке Брезовица. Ну, не люблю я, неприятно, когда умышленно уничтожают казенное имущество и автотранспорт. Особенно полицейские машины. И мне безразлично, кто это делает - сербы или албанцы. Ведь это конкретный криминал и нет ему никакого оправдания.
На снимке: моя первая полицейская станция в Косово. Городок Липляны, 20 километров от Приштины.
http://www.proza.ru/2013/11/15/18
Оценка: 1.0588 Историю рассказал(а) тов. Маркус Норман : 15-08-2015 17:13:38
Обсудить (15)
17-08-2015 14:17:02, Маркус Норман
Спасибо за оценку. Российских военных миротворцев вывели ...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
  Начало   Предыдущая 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Следующая   Конец
Архив выпусков
Предыдущий месяцФевраль 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru