Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
e2-e3: недорогой качественный хостинг, регистрация доменов, колокейшн
Rambler's Top100
 

Щит Родины

Истории о пограничниках

На всех конных погранзаставах есть лошадь, которая выполняет тяжёлую работу. Особенно если единственная машина сломалась. И наш руль, водило, колесо, кардан и бампер лежит сейчас под ней в тенёчке, вытянув ноги в покрытых пылью сапогах. И мы всей толпой очень надеемся вместе с лошадьми, что к ночи эта зараза всё-таки её сделает. Даже боимся подходить и интересоваться, вдруг испортим ему настроение? И снова придётся пилить ночью на лошадях на участок сработки системы.
Бадья, он же повар, он же стрелок, Федю не боится. Он и так как на каторге. Без выходных. Поэтому он любопытен и везде суется с вопросами. А Федя поставил машину так, чтоб с командирского домика были видны только его ноги, а что он там делает, было загадочно и тайно и для шефа. Но куда ж от Бадьи ты спрячешься? И в самый интересный момент, когда Федор в сладкой дрёме дочитывал очередной журнал «Пограничник», изображая упорный труд на благо охраны госграницы, лёжа под нашей мыльницей, сладкий голос начальника нашего животного благосостояния заставил пробежаться по его коже мурашкам страха за целостность организма.
-Федя, а тебе тут не жарко? - заботливо поинтересовался повар, подойдя со стороны колеса и просунув проворную голову чуть ли не между руками Федюни. -Может, водички холодненькой с конюшни? Что читаем? Ух ты, журнал, свежий, где взял? Много там ещё работы? Успеем в поселок? - Забота Бадьи была оправдана тем, что шеф обещал взять его с собой в посёлок, а если машина не едет, то и посёлка никакого повару не видать как выходного дня. Федор быстро сообразил, чем грозит не удовлетворенный поездкой Бадья.
- Не, Серёга, нормально, просто решил отдохнуть десять минут, как раз кардан на подшипник накрутил и замазал солидолом, а тут случайно пачка журналов лежала возле арчи, так я взял, так, картинки посмотреть.
-Ага, так машина едет? - мысленно скинув с ушей Федину лапшу, ехидно поинтересовался наш хлебопёк.
- С тобой, Бадейкин, она всегда поедет, даже если не может, - подлизался руль и спросил о самом насущном и тревожащем его душу. - А пожрать ничего нет?
- Щас, я только скажу всем, что машина на ходу, и шефу передам, что уже можно ехать, и залетай на кухню, обед готов, - тут же расставил свои акценты повар. Федя позырил на солнечную тень, сверил её показание со своим наручным хронометром на левой руке и откинул журнал.
- Пошли. А то до ужина не успеем вернуться.
На пограничной заставе сутки, в отличие от гражданской жизни, начинаются не с двенадцати ночи, а с восьми часов вечера. А общий подъём на заставе происходит в час дня, кроме связиста и часового. Эти двое спят до двух. Это и шакалу понятно. И пока Бадья с Бампером рулили к столовой, на конюшне по живому писалась ещё одна весёлая история из заставской жизни. Согласно логике потерпевшего и свидетелей, дело происходило так. Сначала Бадья и Федор услыхали свирепые матюки. Выражения, которые неслись по воздушной волне из конюшни, достаточно красочно описывали виновника. К матершине часто добавлялось слово "Света" и её родители.
- Снова Эдик шкипера одного со Светой оставил, - сообщил повару Федя, - пошли, приколемся? - предложил он, даже приостановившись.
- Не, ты иди, смотри, а я на кухню - он же сейчас за хлебом побежит, а я в окошко досмотрю. - ответил ему Бадья. - А кто там дневальный-то?
-Да вроде Фрол был, если Света не затоптала, - сверкнул зубами Федор, и пригибаясь, двинулся к окошкам конюшни, крикнув напоследок: пожрать-то готовь, тут минут на пятнадцать спектакль.
- Ага, не тормози, остынет, я на стол ставлю, расскажешь потом, - бросил повар через плечо и зарысил к зданию заставы.
Часовой у заставы зорко следил в шестидесятикратный бинокль за происходящим с вышки. Картина была написана лопатой, Светой и дневальным. Света стала доставать дневального по конюшне с самого начала наряда, когда попыталась свалить с конюшни, оборвав своим першеронским телом веревку оголовья. Дневальный прихватил Свету в углу у кучи свежего сена, и прыгнув, ухватился за оборванный конец. Света поелозила его для порядка по всему унавоженному пока не сильно полу. И, наконец, покорно остановилась, меланхолично попытавшись наступить копытом на ногу. Дневальный был неопытным, но прытким и ещё не устал, а нога, описав дугу, влепилась сапогом в необъятный Светкин живот. Света удивленно повернула голову, измерила долговязого Фрола своим взглядом и спокойно потащила его к своему стойлу. Причём без всяких усилий переставляла тумбообразные, першеронские копытищи.
Фрол пригрозил Свете лопатой, замахнувшись по её необъятной попе. Борисовна удовлетворённо то ли хмыкнула, то ли фыркнула и на всякий случай приподняла заднюю левую. Стукнула пару раз по камням пола подковой. Вылетевшие искры успокоили Фрола и спасли собой лопату. Фрол отбарабанил полночи, сдался напарнику, проспал до утра. Утром Светы в конюшне не оказалось. Оголовье валялось под кормушкой вместе с верёвкой.
- Прибью заразу, - подумал Фрол вслух и пошёл собирать последствия ночного сна. А Света, нагулявшись и налопавшись свеженькой травки, пришла к одиннадцати к водопою. Жарко же, июнь месяц. Тут её Фролыч и изловил. У Светы была одна особенность. Стоило её обнять руками за шею, если руки достаточно длинные, и буквально повиснуть на ней всем весом, как Света успокаивалась и разрешала надеть на себя солдатский ремень. После этого её можно было утащить хоть куда, но при этом нельзя отходить на расстояние прыжка, если не успеешь обнять, будешь и Свету и ремень ловить полдня. Фролу эту новость сообщил дежурный по заставе ночью за хмырём и чашкой чая. Отловленная Света была победно, с воплями, водружена на место и оголовье мстительно затянуто на лишнюю дырочку.
Знаете как кормят лошадей на отдаленных военных точках? А просто. Дневальный, матерясь и кряхтя, тягает ведрами овёс с зернохранилища в железную бочку. При этом, опасаясь Светиного набега, каждый раз закрывает высыпанный в бочку овёс тяжёлой круглой крышкой из сантиметрового железа с большой и грубой ручкой. Только одна деталь: крышку надо обязательно перевернуть ручкой в овёс. Затем овёс заливается водой за час до кормления и набухает. Пока Фрол волочился за второй порцией овса для бочки, Света сорвала оголовье вместе с веревкой с железного кольца. Только уставший Фрол, обалдевший от жары и мух, мог забыть перевернуть крышку. Светка шустренько прорысила к бочке, и наклонившись внутрь, зажала зубами ручку на крышке и потянула наружу. От могучего броска тяжёлая крышка сначала улетела и потом укатилась метров на двадцать. Светка, не теряя времени, набивала рот овсом. Дежурный по заставе, звякая штык-ножом у пояса, мчался к бочке. Опрашивая то ли себя, то ли ещё кого воплем: «Фрол!!!! Ты где? Света сорвалась!» - докладывал он лошадям на конюшне. Часовой угорал на вышке, Света возбужденно косила глазом на дежурного и остервенело работала челюстями, рассыпая овёс вокруг бочки. Фрол, шатаясь от тяжести ведра мчался к Свете. Дежурный, на ходу прихватив камень, швырнул его в Свету, а там куда ни цель, одна попа, да б о л ь ш а я. В общем, не промазал. Света, почуяв опасность, загребла очередную кучу овса, и повернувшись к дежурному местом атаки, побежала рысью в конюшню.
Лошади почуяли овёс, обильно сыпавшийся из першероновского рта, и заржали, усиливая суматошное начало дня гоготом и шумом. Фрол, получив пару подзадников по уже своему мягкому месту от дежурного, умчал за крышкой. Федя не оставил места без своих комментов.
- Слышь, Фрол, а ты Свету на цепь привяжи, вон у собачников есть вместе с ошейником, - подначил он дневального.
- Ага, сразу! Как только ты машину исправишь. Так и побегу на собачник к Васе за цепью, чтоб тебя к ней и привязать, может, чаще ездить будет. - огрызнулся Фрол, - и вали давай, солидол в тряпочке, - добавил он. Порядок был восстановлен, часовой заскучал и начал работать по кругу, вернулись наряды с флангов. Шеф укатил со сверкающим Бадьёй в Чули. Приближалось время сдачи наряда.

ЧаЕк. Про Свету-2

Светлана Борисовна была гордостью пограничной заставы. Вернее, одной из её выдающихся составляющих. Света - это здоровенный першерон, а проще, лошадь для тяжёлых работ с соответствующей работам комплекцией и с удивительной светлой гривой блондинки. Эта красотка, в отличие от распространённого мнения, обладала сумасшедшим интеллектом в придачу с жизненным опытом. И как мы тогда выражались, отмачивала такие корки, что не знали, то ли наказывать её, то ли поощрять вкусностями. Но любили и уважали Светлану Борисовну все, кроме коня начальника заставы. Тот по ней просто с ума сходил.
И выручала нас Света не раз и не два, а чуть не каждый день. И требовала к себе внимания не простого, а особенного... с сахарком, хлебом и лаской. Но народ на заставе постоянно меняется, приживается и уходит на дембель. И не до каждого вмиг доводят то, что среди животных попадаются уникумы, у которых свои правила и законы. И не дай боже тебе, молодому шкиперу, их нарушить.
Я влетел в наряд по конюшне в первый раз, и был немного горд и испуган. Сами понимаете, 30 лошадей должны где-то жить. Питаться, пить и справлять естественные надобности. А для этого на заставе есть конюшня, где каждая лошадь имеет своё стойло, кормушку, седло, оголовье с поводом, и эту сложную хренотень с трензелями, которую вы обязаны одеть ей на голову, если собираетесь на ней куда-то верхом поехать. И ещё бирка с кличкой над входом в её апартаменты. И за всю эту красоту отвечает заместитель господа бога и его духа по лошадям - нашего ковкузнеца - дневальный по конюшне. И если я, как связист, а затем заставской снайпер по совместительству, обретался большую часть службы в комнате связи и на флангах, то ковкузнец, он же лошадиный эскулап и дизелист, обретался в нарядах по конюшне и на дозорке. И знал он про лошадей всё, и нас, бестолковых, обучал денно и нощно, как надо с животиной обращаться, холить, любить, лелеять.
Но в 19 лет есть ли для нас авторитеты? Инструктаж проходил быстро.
- Значит так, кода весь навоз соберёшь к центральному проходу, тебе надо в телегу Свету запрячь, сечёшь? - наставлял меня Ханат. - А то как ты после такой кодлы порядок наведёшь, - утверждал вопрошая он.
- Ага, - кивал я головой, вспоминая слова: оглобля, хомут и в нетерпении переминаясь.
- Смотри, пойдёшь к Борисовне, возьми прежде чёрного хлеба у повара, - продолжал лошадиный спец, - затем подойди так, чтоб она сперва хлеб на ладонях увидела и почуяла. Если голову повернёт к тебе, протяни хлеб и спроси вежливо: «Света, работать будем?»
- Понял, - взбрыкивал я, стараясь укоротить его пустые возлияния речи, как мне казалось.
- Ты не выёживайся, слушай. Как хлеб слопает, смело снимай оголовье и одевай хомут. А в оглобли она сама зайдёт. И помни: токо вежливо, это тебе не провода по флангам тянуть.
Я угукнул и двинул на конюшню, тоже мне сложности - лошадь в телегу запрячь.
Принял наряд по описи. Лошади с вечера накормлены, напоены, ещё и каждый бегает после ужина к своей движущей силе, и от себя оторвав, хлебца приносит, гладит, проверяет, чистит и даже купает. А чо делать, женщин нет, а тут живая душа, ждёт, узнаёт, волнуется и возит тебя на себе. А в армии лучше плохо ехать, чем хорошо идти. А не накормишь, так себе ноги и сотрёшь на дозорке по самые помидоры.
Прошла ночь, кони сотворили свои дела и порядок дня идёт к обеду. Надо грузить их дела и вывозить на огород. Я весь мокрый, усталый, злой. Кругом мухи, конюшня-то деревянная, пропахла навозом до гвоздей. Жара, лето. В общем, забыл я про хлеб. Нахально захожу к Светлане Борисовне с хомутом в руках.
- Света! Работать будем? - ору я в её огромный зад, подойдя с левого полукружья. Светлый, тугой хвост того же цвета, что и грива и примерно моего роста длиной, пытается отмахнуться от меня как от мухи. Я уворачиваюсь, скользя вдоль мощного тела к голове. Света без суеты жуёт задумчиво сено, сонно уткнувшись в его ворох в кормушке. При моём явлении с хомутом на её ясные очи она величаво поворачивает голову размером с полменя. И опустив глаза, вопросительно смотрит на руки. Поднимает глаза и головень на меня, и мне кажется, удивлённо приподнимет брови, если бы они только у неё были. Потом отворачивается, пхнув морду по глаза в сено, и продолжает пережёвывать мою неучёную наглость в кормушке вместе с сеном. Я сатанею от такого безразличия к своему положению начальника конюшни и водопоя.
- Света, - воплю я, - добавляю пару ёмких выражений. Делаю попытку, положив хомут возле кормушки, дотянуться до оголовья, чтобы снять с её головы. Света слегка переступает копытами влево. Вы когда-нибудь пробовали слона сдвинуть? Я просто вылетел в соседнее стойло, ускорившись. Лошади вокруг заржали, наверное, от шума. Света хмыкнула в кормушку, подняв тучу сухой травяной пыли. Я стукнулся о мягкий бок соседней кобылы, и она испуганно перебрала копытами от меня, как бы чураясь. Когда я выбрался на проход, злость захлестнула так, что даже мухи притихли. Только не жеребец начальника заставы. Повинуясь его приказу, все кони подняв голову через спины соседей, устраивались как в Колизее перед битвой гладиаторов. А равнодушная Светина задница толкала меня своим пренебрежением на подвиги. После третьей попытки прорваться к голове, подобрав выбитый в очередной раз Светиной головой из моих рук хомут, потирая набитые об твердые округлости конюшни и Светину морду синяки, благодаря бога, что она на меня не наступила своими тумбами, я рванул к ковкузнецу за подмогой. Ковкузнец он же дизель по совместительству философски сидел в теньке на крыльце заставы с дежурным.
- Чо примчался? На конюшне порядок? - сходу остудил он меня вопросами.
- Так Света, зараза, не даёт хомут одеть! Как я весь навоз на телеге вывезу? - пожаловался я.
- А ты хлеб ей черный предлагал вежливо, или забыл как все? - моментально уделал меня дежурный.
- Блин! Забыл! Щас у повара возьму!- огорчился я и дернулся мимо дедушек в столовую.
- Стоять, деревня! - заорал кузнец, - ты какой хлеб идёшь брать?
- Какой сказал, чёрный, - споткнулся я на ступеньках, полуобернувшись. Дежурный выдохнул дым с кашлем и хохотом и уткнулся в колени трясшейся в судорогах головой. Не в силах что-то сказать, он махал рукой в сторону входа. Кузнец похлопал по спине Кравца, дежурного, от чего тот подпрыгнул, восторженно смахнув слезу - выдал.
- Ага, давай, сходи, возьми чёрного, так до утра навоз будем всей толпой на себе вывозить. Аваз куцур ворут кунэм! - что означает последнее, я так и не узнал, но ходили слухи что Кравец - горячая кровь и горный человек с Кавказа.
- Стоять, село, - вновь взял инициативу кузнец и тоже заржал, - теперь белый бери, усёк?
- Так мне повар белый не даст,- возразил я.- А то уже твоя проблема, - подытожил кузнец и заорал: Бегом марш, а то щас как залеплю, шоб через полчаса конюшня блестела. Я улетел к повару. Конечно, попросил чёрного хлеба, ни фига се королева конюшни. Нам самим белый хлеб только в обед дают.
Прибыв к стойлу громадины и вытянув на руках как жертву богам, чёрный хлеб, злой на Свету, я заорал на всю глубину лёгких в ожидании чуда:
- Света-а! Работь будем!? - и на всякий случай отодвинулся в соседнее стойло.
Светлана Борисовна вытянула мордищу из кормушки, повернула шею, глянула на руки. Я приблизился. Борисовна сгребла хлеб мягкими, теплыми губами. Захрумкала и отвернулась.
- Блин, Света, ты чо, офигела? - попробовал возразить я. Света возражений не приняла. И вытолкнула меня из своего жизненного пространства. После пятиминутных пререканий я вспомнил про белый хлеб. Помчался к повару с заднего хода. Уговорил дать белый хлеб за то, что наколю дров на выпечку. Примчавшись назад, повторил предыдущие действия с тем же исходом, матом и синяками. Света слопала хлеб, на этот раз белый, но с места не сдвинулась. Пришлось бежать за сахаром. Ковкузнец, повар и дежурный угорали в окнах заставы. Наконец, за сахар Света соблаговолила. Кобыла сама надела на себя хомут, вернее, влезла в него. Я её запряг и поспешил грузить телегу. Сначала всё шло путём. Я орал Свете команды, мстя за унижения и беготню.
- Света, два шага вперёд! - Борисовна делала два шага, протянув телегу, и останавливалась возле очередной кучи. Я резво очищал место происшествия и снова вопил с удовольствием:
- Света! Три шага вперёд! - лошадь повиновалась как в цирке. Я млел и почти добрался до выхода и последних лошадей.
В какой-то момент, разгоряченный работой, я близко подошёл к крупу лошади, которую заедали слепни. И получил хвостом практически прямо по лицу. Лучше бы кулаком.
- О б..ь, Света, п....о, ты что, с..а, делаешь! - и я добавил ещё много разных слов, отплёвываясь и ругаясь.
И замахнулся по ней лопатой в сердцах. Да так и застыл. Светка перестала что-то там жевать. Быстро повернулась и посмотрела на меня и лопату, занесённую над её королевской задницей и блондинистым хвостом. Она величаво вытянула голову из хомута, и неодобрительно кивая, пошла вон из конюшни, разгоняясь к выходу. Сдача наряда рушилась с каждым её шагом. Я рванул следом, Светка дёрнула рысью вокруг конюшни. Шансов не было вообще. После второго круга хохот кузнеца натолкнул на разумную идею получить ещё сахара. Задыхаясь и вытирая пот, снова подошёл к Свете и протянул сахар. Борисовна, почуяв сахар, ждала, закивала головой, схрумкала сахар и пошла за мной к телеге. Я был вежлив, как джентльмен. Света слушалась как хорошо настроенный аппарат связи. Вечером настала очередь следующего наряда. Но этим дело не закончилось.
Через месяц ковкузнец Ханат, разодетый в дембельскую парадку, пришёл прощаться со Светой.
- Всё, Света, прощай, молодец, хорошо служишь, - гладил он её за шею и держал в руке целую буханку хлеба. - А я вот на дембель ухожу, да и ты уже двадцать лет оттарабанила, теперь можешь на пенсию выйти и вообще не работать, - от таких слов Света конечно жевать не перестала. Кузнец уехал на дембель. Света постояла часок другой в своём стойле. Видно, пережёвывала услышанное. Потом вырвала голову с оголовья и ушла в поле за заставой. И только подкупив сахаром и белым хлебом, можно было заставить её после этого работать. А весной она умудрилась родить жеребёнка такой же масти. А мы даже и не заметили, что она жерёбая. Вроде лошадь, а всё понимает - удивлялись мы.

Оценка - 1,76
Оценка: 1.6735 Историю рассказал(а) тов. Mik : 11-01-2011 21:10:52
Обсудить (9)
, 12-01-2011 11:15:43, к-н Тушин
( из пока ненаписанной биографии) В педагогической пра...
Версия для печати

Ветеран
Цезарь хренов (про связистов)

Капитан Брюгге был не в себя от возмущения. Капитан Брюгге был начальником заставы. Капитан Брюгге был на заставе одним офицером. Единственным. Сложилось так, что зампал в отпуск ушел, а замбоя (как это у нас всегда было) в наличии не было (хотя по штату, он вроде должен быть). Вот и волочил капитан Брюгге службу со старшиной и двадцатью семью бойцами. Перестройка, блин... На хрена нам штатных сорок пять бойцов, пять собаков, и замбоев каких-то?.. Перебьемся. Граница у нас нормальная. По левому флангу 14 км и по правому 21. Сходим, съездим. Сохраним.

Вне себя Брюгге был по одной простой причине. Он долго и нудно распаковывал очередную радиограмму, которую наш политический отдел добросовестно скопировал из газеты «Правда». Сами понимаете, что связь - дело тонкое, поэтому особо важные донесения (например, как про решения 19-й партконференции Союза Советских Социалистических Республик, которые 250 миллионов советского люда читали еще три дня назад) обязательно закрытым текстом передаются на заставы. А это достаточно большого объема текстовки были.
Соответственно и ответы должны были быть в виде «...Принял решение... расширить... растопырить... принять социалистические обязательства... обязуемся...»

***
Вытерев пот со своей старческой лысины (ему было лет 40, ибо он пролетчиком считался из-за своей совершенно не русской фамилии, да и вообще непонятно как какой-то Карл Рихардович попал в славные ПВ ВЧК-КГБ СССР) капитан заорал:
- Иванов! Дежурный! Ко мне!
- Товарищ капитан! Сержант Иванов по вашему приказанию прибыл! - сержант Иванов был само подобострастие, ибо знал крутой нрав НЗ, которого звали за глаза немцем, хотя в кадрах он числился русским. Впрочем, кадровики тоже ошибались, наверное. Брюгге это вроде где-то в Голландии, или еще где...
- Три секунды, и Петров у меня.
- Есть!

***
Петров был истинным русаком. Да и вообще это самая распространенная фамилия у русских, не считая Кузнецовых. Куда там всяким Брюгге. При этом Петров был единственным связистом из штата заставы умеющем работать на ключе (не комплект штата опять). А радиограммы, как все понимают, передаются только средствами радиосвязи.
Была еще маленькая особенность у Петрова. Он любил покушать и почитать художественную литературу.
***
- Петров, я тут ответ заделал в отряд по поводу этой... эээ... партконференции... Давай, отправляй в отряд. - НЗ с отвращением кинул бланк связисту.
Бланк из себя представлял почти четыре листа, из которых можно было понять, что растопырим, расширим, не пить, не курить и вообще весь личный состав заставы обязуется произвести мировую Революцию.
- Товарищ капитан, я кушать хочу. Обед.
- Я что-то невнятно сказал?
- Дык... Товарищ капитан! Уже полтора года один... Дайте хоть покушать!
- Марш! Обжора, мля...
- Есть!
О, были люди в наше время...

***
Связисты вообще интересные люди. Подразделяются они на три категории.
Первая категория - попавшие в связь по недоразумению. Эта категория не пользуется уважением у коллег, да и относится она к своим обязанностям спустя рукава.
Вторая категория - двинутые. Этим всегда надо что-то припаять, разобрать (при этом обязательно собрать обратно), принять, передать.
Самая ужасная категория связистов - третья. Это сверхпродвинутые. Это изобретатели. (Да, кстати к этой категории относятся господа Белл и Морзе. Ну, какому нормальному идиоту придет в голову, что угольный порошок можно превратить в микрофон, а второму, такому же нормальному изобретателю птичье чириканье превратить во вполне осмысленный язык?).
Петров был из третьей категории. Он был изобретателем.

***
Петров перебил и Белла и Морзе.

***
- Карлушка, слухай, а у тебя штатных радистов на заставе сколько? Один ведь только?
- Один, а что?
- Да мы тут в отряде думаем, что кто-то с вашего направления работает на нашей частоте имитацией. Понимаешь... Иной раз почерк* один, а другой раз гонит какую-то хрень, хотя разборчиво дает, почти без ошибок. Контроль радиосети в полном опупении...
- Ну, я не знаю. Я в вашей радиосвязи ни хрена не понимаю.
- Ок.
- Чего ок?
- Ск, говорю, до связи.
- Тьфу... пошел ты... - НЗ бросил трубку по которой он так дивно разговаривал с начальником связи отряда.

***
... Двигаясь в направлении узла связи Брюгге своим тонки слухом уловил не менее тонкие посылки которые прорывались от дверей УС:
- ... Та-та-та, Та-ти-ти, Ти-та-ти-та, Та-та-ти-ти, Ти-та-та, Ти, Та-Та, Ти-ти-ти, Ти-та-ти-та...**

Чего он там порет... Вроде ведь в столовой должен быть, жрать хотел... Или точно кто-то вместо него на сто сорок третьей*** работает?

Войдя на узел связи НЗ впал в ступор.
За столом сидел Петров и подозрительно дёргался. Перед ним на столешнице стоял бланк радиограммы. Рядом лежала художественная книжка. Рядом с книжонкой стояла армейская миска с ячневой кашей и мясом. Правой рукой ефрейтор набивал рот кашей с кабанятиной, а левой перелистывал страницы на книге. Правая нога подпрыгивала и издавала ритм какого-то второго венгерского танца Брамса...

- Я не понял, товарищ ефрейтор, а что ты делаешь-то? Я ведь тебе дал команду радио передать в отряд?
- Дык, это... я передаю. Минутку товарищ капитан, я сейчас.
Петров несколько раз дрыгнул ногой и счастливо сообщил капитану Брюгге: «я им ас дал».
- Какой на хрен ас?? Ты что засранец?!
- Понимаете, товарищ капитан, «ас» это у радистов такой термин есть, ну... типа «сейчас», «подождите», там еще всякие есть, ну... «щап», например, перехожу в дежурный прием...
Из динамика длинным разливом полилась морзянка от главной станции.
- Еще всякие там «щсс» есть, якобы говорите не так быстро, а то я не успеваю вас принимать...
Петров еще несколько раз дрыгнул правой ногой и отправил в рот очередную ложку каши. И только тут НЗ увидел, что голая нога Петрова примотана к телеграфному ключу обычной синей изолентой.
- Товарищ капитан, вы не волнуйтесь. Я ведь Алма-Атинскую учебку заканчивал. Нас там даже носом на датчике учили работать. А я, вот... ногой придумал работать... Почерк, правда... не тот, но все будет ОК!

В полуобморочном состоянии НЗ выполз с узла связи.
- Ну, Цезарь... И руками, и ногами... И читать и писать... Хм... А что такое ОК ??? - только и смог он сказать.

--------------------------------
* Почерк - ну... почерк это как у любого человека свой. А тем более у радиста. Иной раз слушают наши радисты работу с ключа (или даже с датчика) и сразу определяют своего другана на ТОМ конце.

** Эта белиберда уже для чистых радистов. Пусть тренируются :)

*** Р-143 коротковолновая радиостанция работающая как в телефонном, так и в телеграфном режимах.
ОК - ну, тогда мало кто знал, что ок это о`кей, все понял, дескать. СК - конец связи.

Оценка - 1,80
Оценка: 1.8852 Историю рассказал(а) тов. Мэйджо : 11-01-2011 21:09:50
Обсудить (0)
Версия для печати

Лучшие истории в категории Щит Родины за 2010 год

Сашку расстреливали трижды. И нет же, чтоб остановиться на этом счастливом и любящем бога числе.
Первый раз Саню расстреляли собственные старики из ОММГ. Измотанный боевой подготовкой в этот день: утренним и вечерним кроссом и шестью пробежками на время через комплексную полосу пограничника Сашка заснул на посту стоя. И конечно прозевал и подход, и атаку переодевшихся старичков. Дедушки играли духов, используя словарный запас фарси, полученный на занятиях. На голову тут же одели пахнущий вонью старого навоза непрозрачный мешок, завязали руки и, пиная, поволокли куда-то. Вместо Сашки на службу заступил один из похитителей. После «расстрела» холостыми Сашка упал под стенкой и заснул ещё крепче, чем на боевом посту... Зато его закрепили за старичком с гранатомётом, вторым номером. От которого теперь ни на шаг, и чтоб гранаты всегда под рукой. А заодно, чтоб науке боевой учился, не как кто-то сказал, а как дед делал. А Дед у Сашки оказался универсальным, и, если надо было, легко менял шесть килограммов гранатомёта на десять килограммов ПК. И тогда таскал Санёк запасные коробки вместо выстрелов матерясь и задыхаясь на переходах...
Второй раз расстреляли уже настоящими выстрелами из РПГ по сидящему на броне Сашке. Они никого не трогали. Отштурмовали по агентурке кишлак, взяли пленных, образцы оружия, документы убитых и ехали мимо к точке сбора, когда их начали мочить прямо в горном посёлке, через который они проезжали... Ветераны мангруппы, сидевшие рядом с Сашкой, шестым чувством почуяли несущуюся на них смерть и слетели с брони на землю. Сашка замешкался и ещё сидел сверху, когда надкалиберная граната РПГ шикнула, промазав мимо, буквально в метре, и разорвалась, ударившись в дувал за бортом БТРа. Сашку снесло с брони, автомат вылетел из рук выбитый силой взрыва. Пограничник упал на дорогу, зашибленный взрывной волной. В БТР, проскочивший вперёд, тут же вляпалась вторая граната, коверкая и ломая патронные, ящики набитые песком и развешанные вдоль борта и броневых листов машины. Водитель БэТээРа вдавил педаль газа, выскакивая из -под обстрела вперёд, к выходу из узкостей кишлака. Им здорово повезло. Повезло, что по примеру «Летучего Голландца», все боевые машины были буквально устланы и обвешаны «пассивной самодельной бронёй». Повезло, что гоняли их не щадя по учебному полигону, отрабатывая боевое слаживание и натаскивая до автоматизма действий на стандарт ситуации. А ещё больше повезло что, маленький социум ОММГ действовал как единый, хорошо отлаженный механизм. Колонна проскочила вязь главной улочки афганского села, но не удрала из него, вырвавшись на свободный простор дороги. Хрен. Обиженные ударом в спину пограничники не собирались убегать. Обозлённые потерей пехоты с брони внутри кишлака они собирались штурмовать аул, зачищая. БТР и БМП колонны, выскочив за стены села, развернулись и рассредоточились вдоль обтекающей село стенки дувала. И вплотную подъехали к нему, закрывая борта от попадания кумулятивных сюрпризов. Через минуту, через дувал полетели первые гранаты, а боевые тройки переваливались в пыли взрывов через глинобитные верхушки древнего заграждения.

Руки и ноги, лежащего Сашки подчиняться отказывались. Автомат лежал рядом, но взять его было невозможно. Только глаза всё видели, выдавая картинку в мозг. Только вот звука у картинки, на которой из проёма в дувале вышел бородатый моджахед с костылём АКМа в руках, не было. Дух довольно осклабился, навёл ствол на беспомощное Сашкино тело и дал короткую очередь поверх головы нашего бойца. Санёк даже ресницей не повёл - не слушались. Обкуренный душман расхохотался, оскалившись дырявыми от нехватки зубов челюстями, и прицелился в Сашкины ноги в ботинках. Перед тем как нажать на спуск, дух злобно улыбнулся напоследок, подмигнул и .... улетел в тёмный проём дувала, откуда появился перед этим на Сашкины очи, в одночасье пробитый тремя пулемётными пулями. Вслед мелькнувшему халату, и чалме с тапочками, полетела в темноту глиняного забора, отбрасывая скобу и шипя, круглая справедливость ручной наступательной гранаты. Ббахх!!!
- Везёт тебе Савельев, - похвалил его дед-пулемётчик, оттаскивая под прикрытием автоматчика к стенке дувала, - Одна единственная РГДэшка была! И как она тут завалялась у меня?! Никогда ж не брал! А то бы ты сейчас пыль от феньки глотал бы, если бы выжил на такой дистанции, - обрадовал Сашку он. Только Сашка его всё ещё не слышал, и, изо всех сил пытался подгрести к себе под руку бесполезно лежащий стволом на правом бедре автомат. Группа пограничников возле лежащего Сашки увеличилась до пяти активных стволов. Разозлённые внезапным нападением, в дружественном селении, штурмовики особого назначения считали гранаты, снаряжали магазины и внимательно вслушивались в звуки перестрелки. Сашку подняли и закинули на плечо широкоплечего автоматчика. Поставили в середину группы. Швырнули гранаты вперёд и, дождавшись разрывов, побежали, поливая любую дырку в глине построек, и прорываясь наружу к выходу из кишлака, куда как во вход недавно въехали походной колонной. Дважды заваливались в какие - то дворы, отдыхая и плюясь песком. И, наконец, выбрались, закрепившись на краю селения в каменном остатке пустующего дома. Их не преследовали. Пока. Но выскакивать на простреливаемую чистоту гор за кишлаком желание отсутствовало. Правая рука Сашки пошевелилась и сжала цевьё АКа-74.

- О, уже лучше,- похвалил сержант - пулемётчик Сашку, перевязав руку широкоплечему санинструктору, тащившего непослушное тело Санька между глиняных стенок афганского села. - Это тебе не на осле по заставе чапать! Какого персика Савушка, ты, блин, с БТР не слетел, как все остальные? А? Или у тебя как у кошки девять жизней? - наезжал на Санька спаситель - пулемётчик, вдавливая сильными пальцами патроны в ленту и выравнивая их хищный строй между собой, - Ладно, потом побазарим, - пообещал он. - Думать надо Шурик, а не ослов искать вдоль дороги.
Внутри кишлака послышалась целенаправленно приближающаяся трескотня автоматных очередей и взрывы ручных.гранат. Вроде двинуть бы навстречу штурмующим братанам из основной группы. Но сержант решил по своему.
- Так пацаны, бежим вдоль дувала, вокруг этого бадского кишлака. Савелий в середину, вы четверо - вперёд и двое - задницу прикрывать нам. Бросаем по гранате в сторону и в пыли, через стенку, и дай бог ноги.
Группа умудрилась, по дороге, вдоль границы кишлака уничтожить два пулемётных гнезда, и РПГэшную тройку за дувалом. Правда свои чуть не залепили из КПВТ, но вовремя сообразили, кто натворил кипиш и шум, приближаясь к основным силам колонны. Остальным дали отбой, прикрыв отход из пушек и башенных пулемётов. Пока вели бой, подоспели вызванные вертолёты, пропахавшие по селу нурсами. Затянутый пылью и облаком дыма кишлак умолк поперхнувшись ответом.

-Эх, раздолбать бы их в блин! - подумал командир, но им приказали отойти на точку сбора. Убитых не было. Раненые перевязали сами себя или воспользовались помощью товарищей. Кишлак затерялся в пыли афганских гор, а вот контузия затащила Сашку в больничную палату почти на месяц.

В третий раз Санька расстреливали из пулемёта, дети и женщины, как потом выяснилось, метров с двухсот. Очередной кишлак обложили грамотно и вроде неожиданно для хозяев. В утренних сумерках, его, этот кишлак, необходимо было захватить, блокировать и зачистить. А попросту говоря - занять быстрой атакой. И главное в этом деле добежать до первых глиняных заборов - стен окружающих село. А вот без выстрелов добежать не получилось. Цепь залегла, под кинжальным огнём пулемёта на ровном, как стол, каменистом плато перед кишлаком. Пули вжикали стаями, зло кроша камень и подбираясь всё ближе и ближе к залёгшим пограничникам на покрытым редкими кустиками предполье.
- Справа -слева по одному! Вперёд! - счастье, что пулемёт был один, а может закономерность, кто там на поле разберёт. Только не может один пулемётчик уследить за обеими флангами грамотно обученного, опытного боевого порядка. Особенно, если остальная середина цепи поливает его позицию от всей души и даже пшикает из гранатомёта, не давая поднять голову и окутывая взрывом место ведения огня. Пулемёт замолчал на минуту. Расчёт пулемёта поменял позицию и вновь положил, поднявшуюся было, цепь на холодный, утренний камень афганских гор. Каменная крошка очереди пулевых ударов прошлась вдоль Сашкиного тела, больно вбивая осколки камня в бок, ногу и предплечья рук. Но не мальчики же с ними воевали. Двинутые вперёд фланги цепи, добрались до дувала. И, прикрываемые огнём залёгшей цепи, трое солдат, перебежками, шустро продвигались к мерцающей выстрелами пулемётной точке обороняющихся духов. Добрались. Видно было, как двое метнули по гранате за жёлтую границу дувала. Как залегли, ожидая взрывов. Как ухнуло за дувалом, поднимая кучу пыли и песка взрывной волной. И как, по поднявшимся в атаку пограничникам, снова заработал пулемёт поспешно выплёвывая искорки выстрелов из облака дыма и прореху в дувале. Ещё дважды бросали гранаты по пулемёту через дувал . Он замолкал после взрывов, но, как только цепь вставала - снова, упорно начинал трещать останавливая бегущих солдат. После последних взрывов пулемёт замолчал навсегда. Возле поцарапанного осколками тела ПК на станке, валялись порванные и посечённые осколками шесть тел. Четыре пацана, лет по тринадцать-четырнадцать, и две женщины в окровавленных чадрах.
- От суки!Ну и детки у них с бабьём! Читать не умеют, а из пулемёта, как на швейной машинке поливают! - резюмировал командир. - Бабами с детишками прикрылись, а сами ушли в суматохе и затаились.

Пулемётчики умудрились ранить в предполье семерых бойцов. Двоих из них тяжело, но терпимо по меркам ОММГ. Кишлак взяли, пленных тоже, оружие захватили. Вот только побитые войной детские и женские тела не очень-то вписались в боевой счёт группы.
- Боятся они с нами напрямую связываться! Гордись Санёк! Уважают и отличают от других! - сделал вывод сержант-пулемётчик, который опекал Савельева и отвечал за него своей головой...
- Лучше бы стол накрыли, чем пулями угощать! Гостеприимство ещё называется. - Жрать, после таких рейдов хотелось очень. Но кто еду вместо боеприпасов с собой в такие походы носит...

Оценка - 1,84
Оценка: 1.6250 Историю рассказал(а) тов. mir4567 : 11-01-2011 21:09:03
Обсудить (1)
, 11-01-2011 22:09:04, И mir4567
Четыре раза расстреляли. Я не в обиде. Бронежилет хороший, н...
Версия для печати

Танцы Тростника.

А на плечах! У нас! Зелёные погоны!

Старший Прапорщик федеральной пограничной службы России товарищ Амбразивный-Григорян Михаэль Абрамович стоял на посту, охраняя вход в посольство России в государстве ЮАР. В Претории было жарко, а в комплексе зданий сломалась сантехника. Своими силами устранить прорыв и его последствия не смогли. И теперь все пограничники, ответственные за безопасность, носились туда-сюда как угорелые за местными мастерами канализационных дел. Присматривая, помогая и проверяя качество работы. Чёрные охренели и пытались проскользнуть мимо входа, не показав бумажку-пропуск и не сказав ни единого слова хотя бы по-английски.
-Эй, черножопый! - остановил богатырской ручищей и приподнял над землёй очередного негра прапорщик, - пропуск покажь?! - потребовал он.
Я тебе не черножопый, - на чистом русском языке неожиданно ответил задержанный в воздухе негр, - поставь на место, пока дипломатический скандал не разгорелся, - потребовал он.
Задержанный оказался представителем местной службы безопасности. У его машины пробило колесо в двухстах метрах от входа в русское посольство. И он решил пройтись пешком, совершенно не подозревая о снующих туда-сюда своих сородичах по цвету кожи.

-Ух, ты! Даже обезьяны русский выучили, - пошутил прапорщик и наткнулся на острый как стилет и ядовитый взгляд безопасника. Прапорщик стал ровненько и уважительно поприветствовал уходящего внутрь посольства негра.

Инкоси — титул вождя, также верховного правителя зулусов.

Инкоси всея зулусов, короля Зулуленда и двадцать первого правителя всея Чёрныя и Разноцветные Африканския земли Гудвилла Звелитини каБекузулу одолевали смутные терзания совести и сомнения. Завтра в его рассиденции всех резиденций, в королевском дворце Ква Ньекени должен состояться праздник «Танцы Тростника», а того, кто будет на церемонии заменять и представлять Великого Звелентини своим организмом его подданным, выражая мощь, силу и величие народа Зулу, он так ещё и не выбрал. Со времен великого короля зулусов Чаки повелось, что, чем знатнее мужчина, тем меньше у него должно быть одежды, но больше оружия, украшений и символов. Гудвиллу нужен был монстр, но монстр, так сказать, современный, прилизанный и покрытый лёгким налётом цивилизации. И способный, таким образом, к интеграции со всеми своими туземными прибамбасами в развитый и цивилизованный мир. Сие необходимо было демонстрировать всему мировому сообществу и постоянно напоминать ему, этому миру, что он должен Зулу за годы гнобления, геноцида и расизма. Мудрый Инкоси даже надевал на себя костюм, белую рубашку и темный галстук, если интересы народа требовали от него совершения такого подвига. Вот только ботинки его мог заставить надеть только великий Колдун. А то ведь неудобно как-то в костюме и босиком по паркетам и коврам... Не по протоколу. Пришлось одевать. Но вот лёгкого налёта на почти обнажённых чёрных африканских телах его воинов не замечалось. Сие отсутствие присутствия необходимого качества в живом штандарте будущего торжества, несомненно, злило Короля Сынов Неба и даже побуждало его к гневу монаршей ярости, коего боялись ещё со времён легендарного Чаки больше, чем нашествия саранчи в буше.

...Согласно конституции ЮАР, король зулусов не имеет реальной власти, однако является символом национального единства зулусов и хранителем национальных традиций...

«Королевский Сангома (колдун)- сказал, что «этот праздник ты запомнишь надолго и народ твой! И на нём великое небо покажет своим сынам знак»... И замолк! Распустились колдуны в Зулуленде. То ли было при Чаке Великом!!! Сожрать его что ли в подарок соседнему вседержителю.... Ой, тяжела шкура леопарда на плечах Инкоси Гудвилла Звелитини каБекузулу, проблем немеряно. Коровы не доены, быки и буйволы не поены, массаж вымени не соответствует традициям предков... Двадцать тысяч не изведавших мушчинско-зулусского и иного тела молодых почти голых баб прутся завтра в гости!!! Столько же, а может, больше и также одетых мужиков с копьями наперевес ждут их прибытия! Родственники и первых, и вторых! Музыканты! Воины личной гвардии! Теловвидение! Иностранные дипломаты и иностранцы! Белые! Желтые! И даже чёрные! Мусор кто убирать потом будет! Куча туристов зрителей! Однако прибыль, ёптыть! Чистая! На национальном колорите сварганенная! Коров ещё прикупим! Дочку замуж выдавать скоро! Какой там нах чемпионат мира по футболу с этим может сравниться!!! А он один, и всё на нём, всё на нём... Траву потопчут, потребители белые! А тут ещё любимая корова потеряла королевского белого бычка. Плохой знак! Прибью кондулаку, Сангома его мать! А может... жену ещё одну взять! Девки-то видные! Эх, старость не радость! Безопасность опять же! Эх, нет на нас Чаки Великого! Умел пра-пра-пра править! Чуть что - кирдык! Прям как Чингис-хан китайско-японский! Да не, наш покруче будет! Тому-то хорошо было! Всё на лошадях! А наши-то босиком всех завоевали! До сих пор половина Африки трясётся, вспоминая, как бычьи рога сметали любых противников продвигаясь вширь, вглубь и наружу! Империя - импи! Да и я чем хуже! Надо будет титул императора всех зулусов себе присвоить на подобающей церемонии! О! И туристов позвать! И рекламу сделать! Пригласить первых лиц! Или хотя бы вторых! И это, что-то со СПИДом придумать, а то ещё вымрем на фиг!...» - думал король всех зулусов в поле, созерцая, как венценосные парнокопытные его личного стада рвут передними зубами ещё не вытоптанную траву у царской рассиденции... Величие планов приятно грело самоуважение короля, как и леопардовая шкура на плечах венценосного негра.

...у зулу есть собственное королевство Квазулу-Натал, они имеют конституцию, флаг, герб...

Старший прапорщик пограничной службы России Амбразивный-Григорян Михаэль Абрамович материл последовательно причины его пребывания в провинции Квазулу-Натал. Начал с косвенных, как-то: посол, его жена, его заместители, его охрана, климат бывшей ЮАР, афро-африканцев - и мать их материк с тем же названием, чёрный цвет вообще и этот же цвет кожи, местную фауну, особо бабуинов от которых, как он и хотел, наверное, местные развивались до прибытия сюда пришлых. Потом Михаэль Абрамович перешёл на девственную флору и насекомых, не забыл помянуть змей и хотел продолжить, когда чуть не врезался во что-то странно белое на повороте дороги. Белое мукнуло, махнуло хвостом и исчезло в пыли после резкого торможения под мощными передними дУгами лендровера, как бы отпружинив в падении от навешенного на трубы запасного колеса...
- Падло! Развелось тут как лосей в тайге! Скотоводы хреновы! - громко кипел голос прапорщика в праведном обличении излишеств местной природы. И он, пугая своей прямой речью, мыслями, высказанными без перевода, пассажиров в джиппире, выскочил в дверь, предусмотрительно закрыв её за собой, опасаясь стремительного набега местных бабуинов...

- Учёный, гад беломордый! Снеежёок его торос в лёд! - главный бабуин стаи, сидя на ветке у дороги, обругал холодными агрегатными состояниями воды нашего пограничника. Ограбить машину, пощипав тупых белых пассажиров, не получалось. Водитель о наглости набегов местных бабуинов знал, дверцы предусмотрительно закрыл. Не турист. Давно в стране. Ладно, других подождём, оптимистично решила главная обезьяна, наблюдая за дорогой.

...В полных именах инкоси за именем вождя следует имя его отца с префиксом «-ка». Например: Кечвайо каМпанде — Кечвайо, сын Мпанде...

А пассажиры в автомобиле наблюдали через лобовое стекло, как в руках дюжего охранника посольства из облака пыли появился белоснежный бычок килограмм этак в сотню с символами королевской власти на рогах и на шее. Не долго размышляя о содеянном, и, несомненно, богоугодном поступке, двухметровый прапорщик как факир извлёк из ничего конец верёвки и запутал передние и задние ноги животного. Удерживая при этом рогатого подростка на капоте одной рукой. Потом долбанул кулачищем между рог по лбу, приведя будущую красу королевского стада в состояние пофигизма к окружающему миру. Затем, ни с кем не советуясь и не поставив о намерениях в известность, поднял говяжье тело за верёвку, соединяющую обе пары ног животного, и понёс вокруг джипа в багажное отделение автомобиля. Русская анестезия на рогатое препятствие подействовала безотказно. В машине заверещал местный родственник бабуинов, одетый по-европейски в костюм и сопровождающий жену посла РФ на церемонию «Танцы Тростника» согласно культурной договорённости об преклонении, подлизывании, подкладывании и подмигивании и подпрыгивании, если вам что-то надо. А это что-то всегда или деньги или их эквиваленты.

...Разнообразие народов, населяющих ЮАР, подобно всем цветам радуги. Самая крупная этническая группа — легендарные зулу (зулусы)...

- Вы что себе позволяете! Старший прапорщик! - возмутилась жена посла с заднего сиденья машины, - от него вонь на всю прерию! - обозвала она африканскую саванну американским определением лесостепи.

Амбразивный не пререкался - себе дороже. Хотя достала всех сотрудников эта принцесса посольского цирка до самых печёнок. И своего посла - муженька чрезвычайного и полномочного, запилила по самый протокол дипломатических вывертов и ограничений. Папа у ней, видите ли, не абы хто. Но папа далеко, пока, а жить хочется здесь. А умаланга - «Танец Тростника» -достопримечательность. И причём королевская. И умудрённый муженёк спланировал и провёл комбинацию по разжиганию любопытства жены, доведя её вожделение до выражения прямого требования видеть сие представление лично. Тем более, что бывает оно только раз в жарком африканском году. Посол, лицо государево, а значит, должён быть в пределах прямой видимости дворца президента страны пребывания неотлучно. И на связи со МИД и т.д. А там, в Улунди, связь неустойчивая, сигнала то нет, то он есть... Сутки туда, два дня там и день назад. Итого четыре дня отпуска для всего посольства от этой вредины. Абрамович радовался вместе со всеми, планируя и предвкушая отдых. И тут - на тебе. Когда речь зашла о сопровождении и безопасности, то лучшей кандидатуры на охранение телес этой дамочки и придумать было никак. И теперь овеществлённые в Михаэля величие и мощь России должно было сопровождать мадам на местное сексуализированное зрелище. Чёрт те куда, и находясь в опасной для карьеры близости к благоверной супружнице посла.

...08 сентября, официальная резиденция зулусского короля, Его Величества Гудвила Звелетини каБхекузулу заполняется 18-20 тысячами девушек, обнаженных по пояс, но чуть задрапированных в иных местах... Перед этим, еще в родном селении, пройдя церемонию, подтверждающую их девственность, они срубили у реки несколько 3-4 метровых стеблей тростника и теперь, собравшись со всего Зулуленда в деревнe короля, выстраиваются в колонны, следующие к дворцовой площади.
Там под грохот барабанов и возгласы мужчин они сваливают тростник, которым по окончании праздника перекрывается крыша жилища короля. Поскольку стебли были снесены со всей страны, такая крыша символизирует единство зулусов. Праздник называется «Танцы тростника»...

Поэтому основную часть дороги наш Кинг-Конг в шортах и панаме помалкивал, но когда на дороге появилось То, на что можно выплеснуть своё «КУ», в выражениях не стеснялся. Бычок в состоянии глубокой амнезии лежал за сеткой багажного отсека. Переводчик, он же гид, прихваченный из русско-туристской фирмы (попробуй, откажи послу в просьбе) успокаивал мадам, сидящую сзади вместе со вторым, важным сопровождающим из местных чернолицых чиновников. Григорян хлопнул сначала крышкой багажника. Потом шваркнул своей водительской дверцей. Чёрный представитель местной бюрократии в костюме на заднем сиденье побледнел, наблюдая за действиями здоровенного и русского водителя с монаршим бычком. Цвет кожи на толстых и выпуклых губах негра стал белым. Он заорал так, как будто их сейчас выведут из машины и расстреляют в лучшем варианте. Сразу. Здесь. В пыли, не осевшей после остановки машины. И стрелять в них будут так, чтоб вся четвёрка умирала медленно, наслаждаясь полученной болью за содеянное богохульство с королевским бычком.

Надо сказать, что зулусов отличает особая любовь к своему скоту. Порой она даже превосходит любовь к самим себе и своим родичам.

- Ты что орёшь! - обернулся и неожиданно рявкнул на прыгающего и махающего почти белыми ладонями паникёра Михаэль. - Его до нас сбили! Я просто затормозил резко! Чтоб не проехаться по нему! Что сидишь? Переводи, язычник! - обратился он к гиду переводчику.
- Как вы смеете грубиян! Да я на вас мужу пожалуюсь! - вставила своё слово примадонна посольства, давая простор всем сидящим, чтобы понять, что она имела в виду.
Гид, весёлый, длинный очкарик в гавайской рубашке, коротких шортах и сандалетах тут же бросился исполнять. Перевод был наполнен с не менее обильным количеством поясняющих жестов. В ответ негритосский бумаготворец, сотрясая упитанным организмом, выдал какое-то заявление. Тон, каким он выпалил свою речугу в тесном пространстве машины, напоминал ультиматум или приговор каннибалов приезжим бледнолицым. В конце декларации толстяк, брызгая слюной, указал обличительным перстом на бычка, валяющегося сзади в багажнике и замер с колыхающимися складками жира под снежной чистотой рубашки.
- Он говорит, чтобы мы немедленно оказали помощь этому высшему животному короля всех зулусов. Развязали немедленно. И оказали ему честь, усадив здесь рядом с собой на сиденье, - переводил гид. Услыхав и представив такое, мадам хрюкнула, теряя остатки интеллигентности и снобизма. Прапорщик начал хохотать и отвернулся к рулю, пряча свою не мало довольную харю, излучавшую восторг и поддержку предложению черного советника по культуре. Чиновник застыл в позе Ленина, указывающего рукой путь к спасению для заблудших, уставших и слепых.
- Чтооооооо!!! - задохнулась мадам в гневе. В автомобиле воцарилась пауза. Каждый переваривал полученный кусок информации.

...наблюдение за тем, как коровы щиплют траву, считается у зулусов одним из самых приятных времяпрепровождений. Нечего и говорить, что доение коров превращается в некое священнодействие. Причем заниматься этим ответственным делом позволяется исключительно мужчинам...

(дальше устал править - КБ)

-Ёооо! А это ещё что? - прервал молчание протёрший глаза от слёз Григорян и посмотревший в лобовое стекло, а не на жирного предводителя туземной культуры на заднем сиденье машины. Впереди, прямо по курсу джипа, показались две группы чернокожих воинов, угольков по десять в каждой, идущих цепью по обе стороны дороги. Каждый был одет, в основном, в два копья и огромный щит. Впереди основной массы аборигенов, склоняясь, время от времени к земли шли налегке два воина без щитов, но с копьями. По, не слышимой из джипа, команде воины собрались в две колонны, ведомые своими ищейками. Культурист на заднем сиденье выпучил глаза. Он оттопырил нижнюю челюсть, показывая красно-розовую полость рта с языком и белыми зубами. А потом, негритос завыл, медленно повышая силу своего воя и вжавшись в угол заднего сиденья.
-Что? Что? Что? Давай быстрее, - толкнул Петра-переводчика Миха-прапорщик, требуя немедленной расшифровки поведения живого покойника в машине. Негр заверещал и замахал руками, весь затрясся, отвечая на вопросы переводчика, который схватил его за лацканы мерцающего искорками пиджака и тряс вместе с галстуком и его перепуганной рожей.
-Бля!- перешёл на монголо-татарское наречие знаток местного колорита, - Это Тсонга, местные следопыты. Бычка ищут. Если найдут и хотя бы подумают, что украли, то нам всем песец северный в Южном полушарии.
- У нас дипломатическая неприкосновенность! - заверещала жена посла наслышанная о местных нравах и поверьях, что сила съеденных органов врага сильно повышает жизненный тонус, авторитет и удачу того, кто его употребил в пищу. Прапорщик в отличии от жены посольского сановника представил себе пытки, которыми не гнушаются местные знахари, дабы вырвать признание у виновных. И ещё кое-чего чему пришлось в своё время научиться, и чему вполне могли научить местных и наши, и не наши инструкторы. А потом, попробуй-найди их обглоданные в саванне косточки. Буш как тайга, а лев вместо медведя.

- Да им по барабану! Он говорит, что в щитах у них автоматическое оружие и средства связи! Смыться не прокатит! Это их земля!

Пока они пререкались о том, что надо делать, внутри машины - поисковый отряд приблизился. Неожиданно совсем невоенный тон переводчика сменился командно приказным. Прапорщик почуял в парне явную военную косточку. Переводчик что-то с нажимом выговорил местному бюрократу на диалекте, который понимали только эти двое. В результате монолога чёрный усиленно закивал и ожил. Ткнул пальцем в жену посла и с сомнением в голосе сказал-спросил переводчика. В матрону вперились четыре не глаза, а ружейных ствола. Полыхнув в даму с холодной темнотой безысходности и отсутствием выбора.
- Что? Что вы задумали? - попробовала отбиться от этих взглядов жена посла. С чёрного бюрократа вдруг слетела вся цивилизованная корочка. Он совершенно не по европейски заржал, абсолютно игнорируя статус присутствующих, и ткнул пальцем в сторону женщины с сальной улыбочкой на лице.
Баба заверещала, привлекая внимание поискового отряда.
- А ну! Молчать! - гаркнул в очередной раз прапор, - А ты Петро поясни! У меня тут Стечкин, акм, пара мух, и гранаты под сиденьями и ножи есть, так что если что, то я эту банду остановлю, а вы мотайте назад на джипе!
- Не Миха - не пойдёт! Короче, этот бычок символ королевской удачи, везучести чисто по жизни и хранитель всего зулусского народа. Вытянуть и выкинуть на дорогу нам его не дадут. Заметят, отработают по рации, и сам знаешь, сколько они тут воевали. Так что засаду обеспечат по первому разряду. И твои номера им, как крокодилы для бегемотов, вместе с флажочком заместо пыли на дороге. Так, что только вперёд! Мы спасители символа веры, надежды и поклонения самого короля зулусов. Только надо его перетащить сюда, на заднее сиденье. И посадить между мной и Чернышём. Он согласен. А вы мадам заткните свой рот и пересядьте на моё место рядом с водителем. И быстро, пока эти следопыты не разглядели, что у бычка ноги связаны и сам он лежит в отстое после рукопашной схватки с Михой.
Сказать, что мадам орала этого не было. Просто такого восхитительного подбора многоярусного мата из всех сидящих в машине никто никогда не слышал. Вот она, голубая кровь вершителей, проявилась.
- Миха - ...,- переводчик замялся, - мадам, мадам сначала.
- Понял! - прапорщик был прост. Машина была вроде большая со стороны. Но процесс внутреннего перетекания тел из одного ряда сидений в другой превратился в кошмар, визжащий на каждой секунде. Следопыты уже подходили к машине, когда растормошенная гимнастическими упражнениями дамочка таки оказалась в кресле рядом с водителем. С бычком было проще . Он не орал, не кусался, не царапался, не угрожал последствиями, не пытался заехать вам ножкой в нос или глаз. Амброзивный, заполнив собой всё свободное пространство машины и закрыв своей спинищей происходящее, снял сетку. Вытянул из багажника белое тело. Положил его между Петром и Чернышём и развязал путы. Будущий Бычара не шевелился.
- Убил? - посмотрел на прапорщика переводчик, приложив ухо к боку парнокопытного. Мадам приводила себя в порядок на переднем сиденье.
-Не, я ж тихонько! В лоб! У него там кость, конечно не то, что у меня, но крепкая! Оглушил! Ты ему в нос подуй! А лучше сожми челюсти руками и вдуй ему изо рта в ноздри!- Мадам чуть не вырвала утренний завтрак, представив услышанное. Петро поморщился. Черныш ожил и проявил скрытую в нём скотоводческую суть предков. Что-то помассировал, чтото сказал в ухо, дёрнул за хвост, щёлкнул по носу, раскрыл жувательный аппарат, вытянул язык, поднял закрытые веки и бычок зашевелился, и задёргался. Открыл глаза и по своему , по коровьи - окуел! Это после-то королевского крааля, почестей, и привелегий - машина с затемнёнными боковыми стёклами показалась ему темницей бойни.

После непродолжительной суеты, с матом на трёх языках, визгом, угрозами и пожеланиями, пассажиры пришли к однозначному консенсусу, что телок должен быть на заднем сиденье. Это всем стало понятно быстро. Но вот ведь незадача места этого - мало на заднем сиденье. И стоять, будущий бычище, может только вдоль сиденья. А значит, своей мордой в одну сторону, а хвостом с говяжьими ляжками в другую . А там с одной стороны за водителем сидит Петруха. А с другой стороны давит кожу сиденья черный толстяк по местной культуре. И никому хвост телёнка перед своей рожей видеть неохота. А ещё больше неохота его нюхать. Ну и страшно вдруг у него непорядок с животом или мочевым пузырём. Чёрный попытался проверещать чего-то про его почёт и уважение, и что, если бычка не провернут в его сторону головой , то у переводчика и у его фирмы будут проблемы экономические, физические и территориальные. В ответ на это заявление Петя - переводчик вышел из машины. Аккуратно прикрыл за собой дверь. Обошёл вокруг и открыл дверку со стороны толстяка. Очень вежливо извинился и несмотря на приближение местных следопытов выдернул бюрократа наружу, снова аккуратно закрыл дверку. Прапорщик придерживал одной рукой оставшегося без присмотра бычка. Не прошло и минуты, как все услышали шум открывающегося багажного отделения , куда толстяк залез сам и поблагодарил Петруху за оказанную им помощь. Рост авторитета переводчика группе туристов явно опережал его видимый статус.

- Слышишь, Пётр! ТЫ что ему такое сказал? - восхитился Абрамович, - Что он, так спокойно, в пыльный багажник переместился? - даже мадам заинтересованно оглянулась на переводчика, игнорируя вид и запах парнокопытного подростка.
- Сказал, что если не сядет и не заткнётся, то мы его свяжем и покажем всем как ворюгу. А если потерпит, то объявим спасителем королевских традиций. Гуталиновая морда довольного толстяка в костюме радостно кивала в ответ из-за сетки багажника, возвышаясь над спинкой сидения.

Потом лицо чиновника изменило выражение и юркнуло под прикрытие спинки сиденья. По лобовому стеклу постучали наконечником копья. Слева и справа, как два туземных дворника стояли два воина- следопыта, втягивая носами воздух и прищуриваясь.
- Всем сидеть! Я пойду! Миха по обстоятельствам! Как учили! И дверцы заблокируй кроме той где я сижу. А лучше разблокируй, когда подойду. Надо же им это сокровище показать.- скомандовал Пётр, упреждая хищное движение прапорщика к кобуре со Стечкиным. « А видать не простой у нас переводчик. Откуда простому переводчику знать, что нас вообще учили?», - подумал Миха, открывая на всякий случай ложную крышку коробки с гранатами и отстёгивая затем с АКСУ держащие его ремешки. Один из туземцев повернулся так , что стало возможным увидеть то, что было умело припятано в щите.
«- Узи! Хренасе!» - подумал Григорян. Мадам впала в ступор и тряслась мелкой дрожью.

Петр в это время бодро общался со старшим группы поиска. Миха аккуратно загнал патрон в патронник АКСУ.

Наконец все было улажено. Главный негр вытащил из-за щита спутниковый телефон. Что-то выдал в него, получил ответ. И подозвал переводчика. Махнул рукой в сторону машины. Что-то проорал своим воинам. Отчего они запрыгали потрясая копьями и криками радости. Двое воинов подбежали к машине , стали на подножки лендровера, уцепившись в трубы верхнего багажника и держатели боковых зеркал. Пётр впрыгнул к бычку. Из-за спины появилась толстощёкая рожица бюрократа.
- Миха вперёд, поехали! Приказ короля: доставить его бычка и спасителей пред его ясныя очи немедленно. Эти двое наш пароль-отзыв и самая короткая дорога к королевскому дворцу. Погнали.

Если бы Миха только знал что тут до такой степени, от добра добра не ищут, то он развернулся бы на месте и удрал бы назад, за теплые стены посольства. Мадам напротив почуяла выгоду в том, что происходит.

- Скажите Пётр! - подала она свой голос. Мужики даже не поверили и посмотрели все в её сторону. - А за то что мы его нашли и привезли нам награда какая-нибудь полагается? Я так понимаю , что за королевского бычка и наградят по - королевски?
-Да Виолетта Аркадьевна! - начал Пётр вполне приличным тоном, - если живым выпустит, то считайте , что отблагодарил по царски. Потому, как если подумает, что мы его бычка осквернили, то лучше не думать, о том , что ОН с нами сделает. А уж как они любят белых женщин, ВЫ надеюсь наслышаны.
Так что всем молчать, говорить буду я. А то ещё ляпнете чего такое, что нас потом на бифштексы порежут.
- Хорошо! Хорошо Пётр! Я буду молчать! - затряслась о себе дамочка.

.... Зулусская деревня - это идеальный маленький укрепрайон, способный отразить внезапное нападение врага. Всю деревню окружает деревянный вал круглой формы с одной или несколькими сторожевыми башнями, на которых раньше обязательно находились часовые, причем круглосуточно....

Прибытие лендровера в деревню было прозаическим. Если не считать воплей встречающих его тут и там групп подготовки к празднику. Завидев джип, они прыгали и орали что-то, размахивая руками.
- Оголодали наверно, - пошутил прапорщик. Мадам от шутки почему-то не засмеялась , а хлопнулась в обморок, ударившись головой в причёске о стекло боковой дверцы. Смешно стало почему-то толстяку в багажнике за задним сиденьем.
- Ага, по-русски стало быть знаем, но делаем вид что не знаем. Вы с Петрушей не из смежных ведомств случайно? - поинтересовался прапорщик. Петр скосил глаза за сиденье, негр как-то невразумительно пошевелил пальцами на руке. В окошко постучали, указывая рукой куда ехать.

Звелентини, заранее предупреждённый, сидел на малом троне под навесом в окружении челяди и воинов личной охраны. Справа стоял Сангома. По леву руку главнокомандующий. Жёны. Детишки организованно прятались за куцые мамкины одежды. На вышках торчали всамделишные часовые. Пётр даже углядел замаскированную видеокамеру. Джип подлетел к возвышению на котором стоял трон. И все сидящие в нём посмотрели на Петра. Пётр посмотрел на негра в багажнике.
- Сначала бычка на ломанном русском языке,- сказал негр сквозь душивший его смех. Уж очень умильно перепуганные неизвестностью рожи были у белых в лендровере в этот момент. Если бы он это сказал по-английски эффекта бы не было. - Пусть ваш здоровяк вынесет бычка на руках и став на колено поставит его перед ясные очи Инкоси на помост. Но на сам помост не заходит - убьют без предупреждения.

Король не дождался пока потомок армяно-еврейско-русского союза донесёт бычка до помоста. Сначала все замерли, когда громада прапорщика вышла из машины и возвысилась над ней превышая её ростом.
Затем, когда Григорян обошёл машину, и зулусы оценили ширину Михи в целом, и по отдельности в каждой части тела.
- Ах! - сказала томно, в переводе на русский язык, женская половина встречающих, представляя себе скрытые под одеждой кусочки организма пограничного прапорщика.
- Ох! Ну, ни буя себе! - подтвердила восхищение женщин, мужская половина встречающих, представляя охринительные возможности мышц и сухожилий нашего военного.
Сангома, главнокомандующий и любимая жена короля повернулись и внимательно посмотрели в лицо Гудвилла Звелитини каБекузулу, пытаясь отловить его взгляд и телепатируя ему своё предложение. Но король уже понял, что знак, поданный свыше, был для него положительным. Король забыл, что он монарх и превратился в обычного пастуха. Он вскочил с трона и бросился навстречу громадине несущей его любимого бычка в своих ручищах, как пулемёт Калашникова на вручении перед строем.
Григорян остановился. Не давить же венценосного помазанника, толкая вытянутым на руках говяжьим мясом.
Звелентини подбежал к Михе. За ним, вереща и крича, скатился с помоста весь приближённый личный состав придворных. Миха аккуратно поставил бычка на землю перед владыкой зулу.

Гудвилла Звелитини каБеказулу вдоволь наобнимавшись с бычком , чтот-то рявкнул. Присутствующий народ мгновенно подтянулся и расступился. Прибыл ветеринар и начал осмотр. Бычок мукнул, от такого внимания к своей святой персоне и голода. В ответ послышалось ещё более громкое мычание издалека. К бычку, со стороны загородки для скота, мотыляя огромным выменем, неслась почти галопом белая корова-мама. З а ней , любопытно-рассеянно плёлся здоровенный бычище не менее полтонны весом.
- Ага, папа с мамой пожаловали, - прошептал Пётр в спину прапорщика.

После король потребовал рассказать все перепитии спасения бычка. Пётр показал чудеса красноречия, описывая подвиг бычка, который так героически остался живых после ночи проведённой в дикой саванне, в чём и скрыто его божественное величие, божественное предначертание...... и т.д. и т.п.

Звелентини остановил воду льющихся на него речей. И сказал, что он сейчас посоветуется со своими помощниками о том, как лучше наградить тех, кто спасал его бесценное сокровище. Затем вся чернокожая свора скрылась в икуквене владыки - королевской хижине.

Четвёрка спасителей осталась ожидать своего приговора снаружи . Бычок нахлебавшись молока тёрся о левое бедро Григоряна. Корова не отходила ни на шаг от своего бестолкового теляти, с подозрением поглядывая на пограничника.

- Слышь Миха! Чтоб он не подарил, ты обязан взять с благодарностью! Смотри -королевские обиды не прощаются, - инструктировал Амброзивного Петруха.
- Ты что? Охринел! А если он бабу мне подарит и заставит жениться! - шёпотом возмущался Миха.
- Да не бойся ты! Потом разрулим и вернём, если конечно сам захочешь. Там такие негритоски умммммм ... Всё понял? Нам главное осюда живыми выбраться, - запросил подтверждения Пётр
- Ага, но если что - я тебя из под земли вырою! Усёк? - в свою очередь потребовал ответа Миха.

Наконец щит, прикрывающий вход в икукване был убран и на пороге (так сказать) появился шаман, расписанный как стены города в граффити своеобразным орнаментом. За ним стояло с десяток воинов без оружия, но с двумя соединёнными между собой щитами.

- Король всея Зулусии! Государь всея Великие и Малыя, Белыя и Чёрныя! Покровитель истинно верующих и хранитель святынь и традиций народа Зулу, - начал шаман, помахивая ритмично перед лицом прапорщика своей мухобойкой из хвоста зебры. Благодарит и награждает всех присутствующих здесь. Удостаивая своей милость вас сотворивших чудо и спасших ...., - продолжал шаман.

Всем, кто спасал телятко, предписывалось наблюдать за церемонией с королевского помоста. А тому, кто, лично, сделал всё для спасения бычка король дарит вершину королевской милости, - прапорщик Амброзивный-Григорян Михаэль Абрамович слегка напрягся в ожидании, - король дарит вам привелегию представлять его величие на церемонии Танцы Тростника завтра. А посему ..., - хотел продолжить шаман-колдун.
- Э, ты что? Обалдел? Какой такой представлять...- колдун махнул лошадиным хвостом и прапорщик замолк, уставившись в одну точку перед собой.
- Ты что творишь язычник? - возмутился Петруха, и сразу три наконечника копий-ассегаев нацелились в его грудь.
- Наконечники копий пропитаны ядом, - совершенным английским пояснил шаман, - Будте благоразумны. А с ним ничего не случится, постоит обнажённым, в тенёчке, среди голых соплеменниц зулу полтора денёчка, вместо ожиревшего немного короля. Сангома махнул ещё раз перед лицом прапорщика и тот упал в ловко подставленные щиты воинов.

....Традиционно зулусские поселения "умузи", или, как их еще называют, европейцы, краали, состоят из нескольких полукруглых тростниковых иглуобразных хижин "икукване"....

- Эй, Сангома! - обратился по званию должности в уходящую спину колдуна Пётр. - Ты там смотри, если чего с ним плохое сделаешь - уррою, - двое, соперничающих между собой по мощи, взглядов упёрлись параллельно противоположными трассами выпущенной энергии друг в друга. - Ты меня понял! - закончил обмен любезностями Пётр. И не подчинившись гипнотизму взгляда шамана всех зулусов, он повернулся к нему спиной. Шаман был умным. Ничего не сказал. Но приставил к Петру четырёх воинов, якобы для обслуживания.

Миху занесли в хижину шамана. Там, уже находился король со свитой. Шаман выгнал всех кроме главнокомандующего.
- Как они? - спросил вождь многомиллионного племени. -Успокоились?
- Нормально Великий,- отвечал главный политический комиссар племени. - Переживают только.
- И как нам его вместо меня выставить завтра, если он белый на всю катушку? Смотри шаман, скормлю львам, если на скандал нарвёмся. Тогда не нам, а мы платить тут всем будем.
- Всё нормально Великий. У нас есть формула несмываемой чёрной краски из листьев растений. Мы его ею подкрасим целиком и всё. Я ему вдую в голову мощь леопарда и он будет послушным твоей воле весь праздник. Потом снимем с него силу саванны, и он станет самим собой. Никаких проблем. Но за то какая фактура вождь!!! Авторитет и ещё больше туристов нам не помешает. Скоро выборы. Пора и в президенты зулуса выбрать!
- Ладно, делай! Но если проколешься, то там, за валом, полно молодых шаманов, которые тебя с удовольствием заменят! - пригрозил своему колдуну владыка саванны.

Колдун принялся за Миху со всей серьёзностью. Доходы от таких празднеств давали возможность безбедного существования не только членам королевской семьи , но и простым зулу , которые обслуживали туристов. Обездвижив громадное тело русского пограничника, помощники колдуна раздели его полностью и принялись с большим усердием наносить сок растений на кожу, не пропуская ни единой складочки и точки. Подождали пока, засыхая, краска не приобрела оттенок кожи зулу. Перевернули мощное тело и продолжили украшать белое несмываемой краской чёрного континента.
В последнюю очередь принялись за голову нашего военного, самым аккуратным образом нанося краску везде, где только это было нужно, чтобы спрятать истинный цвет кожи объекта.

-Встань! - потребовал колдун в конце процедуры покраски. Оглядел стоящего Гргоряна со всей тщательностью и со всех сторон. Остался премного доволен результатом и потребовал натереть кожу ароматическими маслом. Кожа Григоряна приобрела блеск и шёлковую атласность. Бугры мышц перекатывались завораживая мощью и красотой античного времени.
-Оденьте его! И пошли к королю! - засмотрелся на свою работу царский колдун.

Пропустив вперёд прапорщика, шаман остановился на входе в королевское жилище. Король свою замену не признал, поглощая жареное мясо. И обратился перекрашенному прапорщику прибывшему на ясные королевские очи в сопровождении двух воинов на языке зулу. Тот не ответил, и только тогда король понял, кто пред ним стоит.
- Вымя нашей коровы всей твоей родне в глотку,- хлопнул он худоватого шамана своей владыческой дланью, - а ведь не отличишь. А как у него это, мужская сила? - поинтересовался король всех зулу.
- Ну, вообщем силён бледнолицый и по этой части! И причём обрезанный!- стараясь не уменьшить мужеские способности правителя, ответил колдун.
- Ну да? - не поверил король. - Как первые воины при Чаке великом! А ну покажь. Точно обрезанный, - сказал король и надолго задумался.

То, что было на следующий день можно было бы обозвать русским и армейским словом показуха, но африканская показуха отличалась меньшей прилизанностью линий и огромным количеством отступлений от догм строевого устава. Появления Духа Инкоси Вызвало в рядах практически раздетых двадцати тысяч молодых женщин шорох восхищения. Дух Зулу был на голову выше любого самого высокого воина народа. Открытые одежды давали возможность насладиться телом воина, созерцая его божественное совершенство со сверкающими капельками масла на чёрной коже. Под кожей бугрились мускулы величиной с буйволиные. Воин стоял в тени крыши королевского помоста. Но смотрел так недобро и яростно на окружающих его чернокожих , что казалось дай ему волю и он один сокрушит всех и затопит кровью всю громадность площадки на которой собрались зулусы на свой праздник.
Праздник удался на славу. Авторитет короля Зулу поднялся на небывалую высоту. И немало этому поспособствовал неизвестный воин народа Зулу отстоявший почти неподвижно два солнечных дня на королевском помосте, перед троном Инкоси всея зулусов, короля Зулуленда и двадцать первого правителя всея Чёрныя и Разноцветные Африканския земли Гудвилла Звелитини каБекузулу. Фото воина стало национальным символом провинции, соперничая своей популярностью с самим Гудвиллом.
А в икуквене вождя шёл маленький торг. Пётр требовал возмещения затрат и почасовой оплаты с увеличением за кадый час свыше стандартных шести часов за вредность. Мало того он требовал единовременной денежное пособие за допущенное шаманом принуждение служащего России к ритуальным действиям и гипноз, проведённый на нём и без согласия подданного ядерной державы.
Пётр сказал, что моральные издержки содеянного он оценит в Претории и вышлет по факсу сумму окончательной выплаты. В конце концов, он подаст в суд и расскажет всем корреспондентам, как это произошло.

Король выслушал молча с шаманом и главнокомандующим все откровения переводчика и удалился на совещание.
- Русский, ты что сдурел? - услышал Петруха голос советника по культуре - Скажи спасибо, что шаман вас всех тут до следующего праздника не оставил. Уж больно ваш водитель им понравился, король его даже усыновить хотел навсегда. Давай хапай своего прапорщика и меня с бабой в машину и валим отсюда пока суета и куча туристических машин на дороге.
- А где Миха? -спросил круглую морду культуриста Петр .
- А вон он уже в своих шортиках! Шаман его разморозил! Только одна проблема: краска не смывается в течение трёх недель. А машина вон она тридцать метров и бабу я уже туда запихнул. Она дождаться не может, когда драпать начнём, - обрадовал советник переводчика.
Когда король и его приспешники величественно вышли, чтоб объявить свою волю, то от лендровера тургруппы остался легкий след оседающей на дорогу пыли, как инверсионный след ракеты мчащейся к своей заветной цели.

Джип пытались остановить. Но кто, в здравом уме и твёрдой памяти посмеет ослушаться Духа Инкоси , который сидит на переднем сиденье и крутит рулевое колесо своими священными грабарками. И кто попробует встать на его пути. В случае особо отъявленного сопротивления прапорщик выходил из машины, раздевался и орал так, чтобы особое внимание сыны неба обратили на королевский, несмываемый орнамент на его теле. Зулусы при виде Духа Владыки в такой близости, и извергающего на них проклятия на не ведомом духовском языке орали что-то про то, что Чака вернулся и падали ниц в пыль, открывая машине дорогу, ведущую в Преторию. А вдруг он их проклинал нах...Пусть лучше едет по своим делам, чем в немилость угодить. Мадам сначала закрывалась веером, потом привыкла и даже начала фотографировать, не выходя из машины.

На этом дело не закончилось. По прибытии в Преторию, в посольстве все однозначно обалдели. Во - первых прапорщик Петров стоящий на входе и открывании ворот, и предупреждённый по рации о скором приезде жены посла в посольском лендровере опознал визуально всех: лендровер, жену посла, преводчика Петра и всё.
-А где Григоряныч? - осведомился он у огромного негра сидящего за рулём машины. Негр плотоядно улыбнулся и свирепо послал Петрова в свою чёрную африканскую Ж..пу, к самым неблагодарным шаманам африки. Прапорщик открыл ворота, а когда джип проехал бросился к телефону докладывать о происшествии.
Разбирались долго, но праздник праздником, а работать то тоже надо. И на следующий день на входе в посольство стоял сам Дух народа Зулу в форменной рубашке с погонами старшего прапорщика федеральной пограничной службы РОССИИ. Такого паломничества репортеров, туристов, просто зевак и простых зулусов у своих стен посольство не видело за все времена своего существования. Амброзивного снимали на камеры, фото, пытались с ним вместе постоять, дотронуться, поговорить. Ему даже начали приносить подарки и складывать у ворот посольства. Чашу терпения начальства и посла переполнил тот факт, что стараниями короля зулусов прапорщик получил приглашение, наравне с послом, на несколько светских раутов и посещений весьма высокоуровневых мероприятий Претории.
Толпа на воротах собралась такая, что машина безопасника не смогла проехать и он снова пошёл пешком. Не обращая внимания на негра стоящего у входа. Разозлённый негр сграбастал безопасника и поднял в воздух одной рукой.
- Куда прёшь обезьяна чернож.. ,- осёкся охранник, вспоминая свой теперешний цвет кожи и узнал африканца.
- ААА, это ты братан! Да ладно, я тебя в лицо запомнил, давай, заходи, не стесняйся! Там все свои -только белые... суки, - тише добавил он. Краска отошла от кожи нашего героя только чeрез три недели.
-
...Король зулусов ЮАР его величество Гудвил Звелетини (Goodwill Zwelithini) заявил о намерении возродить обряд обрезания мужчин в целях профилактики ВИЧ-инфекции, сообщает BBC...В соответствии с королевским указом, только обрезанный мужчина сможет вступить во вновь формируемую армию зулусов...
Оценка: 1.1696 Историю рассказал(а) тов. mir4567 : 28-12-2010 14:21:51
Обсудить (23)
, 12-01-2011 19:38:35, И мир4567
Лишенец...
Версия для печати

Сашку расстреливали трижды. И нет же, чтоб остановиться на этом счастливом и любящем бога числе.
Первый раз Саню расстреляли собственные старики из ОММГ. Измотанный боевой подготовкой в этот день: утренним и вечерним кроссом и шестью пробежками на время через комплексную полосу пограничника Сашка заснул на посту стоя. И конечно прозевал и подход, и атаку переодевшихся старичков. Дедушки играли духов, используя словарный запас фарси, полученный на занятиях. На голову тут же одели пахнущий вонью старого навоза непрозрачный мешок, завязали руки и, пиная, поволокли куда-то. Вместо Сашки на службу заступил один из похитителей. После «расстрела» холостыми Сашка упал под стенкой и заснул ещё крепче, чем на боевом посту... Зато его закрепили за старичком с гранатомётом, вторым номером. От которого теперь ни на шаг, и чтоб гранаты всегда под рукой. А заодно, чтоб науке боевой учился, не как кто-то сказал, а как дед делал. А Дед у Сашки оказался универсальным, и, если надо было, легко менял шесть килограммов гранатомёта на десять килограммов ПК. И тогда таскал Санёк запасные коробки вместо выстрелов матерясь и задыхаясь на переходах...
Второй раз расстреляли уже настоящими выстрелами из РПГ по сидящему на броне Сашке. Они никого не трогали. Отштурмовали по агентурке кишлак, взяли пленных, образцы оружия, документы убитых и ехали мимо к точке сбора, когда их начали мочить прямо в горном посёлке, через который они проезжали... Ветераны мангруппы, сидевшие рядом с Сашкой, шестым чувством почуяли несущуюся на них смерть и слетели с брони на землю. Сашка замешкался и ещё сидел сверху, когда надкалиберная граната РПГ шикнула, промазав мимо, буквально в метре, и разорвалась, ударившись в дувал за бортом БТРа. Сашку снесло с брони, автомат вылетел из рук выбитый силой взрыва. Пограничник упал на дорогу, зашибленный взрывной волной. В БТР, проскочивший вперёд, тут же вляпалась вторая граната, коверкая и ломая патронные, ящики набитые песком и развешанные вдоль борта и броневых листов машины. Водитель БэТээРа вдавил педаль газа, выскакивая из -под обстрела вперёд, к выходу из узкостей кишлака. Им здорово повезло. Повезло, что по примеру «Летучего Голландца», все боевые машины были буквально устланы и обвешаны «пассивной самодельной бронёй». Повезло, что гоняли их не щадя по учебному полигону, отрабатывая боевое слаживание и натаскивая до автоматизма действий на стандарт ситуации. А ещё больше повезло что, маленький социум ОММГ действовал как единый, хорошо отлаженный механизм. Колонна проскочила вязь главной улочки афганского села, но не удрала из него, вырвавшись на свободный простор дороги. Хрен. Обиженные ударом в спину пограничники не собирались убегать. Обозлённые потерей пехоты с брони внутри кишлака они собирались штурмовать аул, зачищая. БТР и БМП колонны, выскочив за стены села, развернулись и рассредоточились вдоль обтекающей село стенки дувала. И вплотную подъехали к нему, закрывая борта от попадания кумулятивных сюрпризов. Через минуту, через дувал полетели первые гранаты, а боевые тройки переваливались в пыли взрывов через глинобитные верхушки древнего заграждения.

Руки и ноги, лежащего Сашки подчиняться отказывались. Автомат лежал рядом, но взять его было невозможно. Только глаза всё видели, выдавая картинку в мозг. Только вот звука у картинки, на которой из проёма в дувале вышел бородатый моджахед с костылём АКМа в руках, не было. Дух довольно осклабился, навёл ствол на беспомощное Сашкино тело и дал короткую очередь поверх головы нашего бойца. Санёк даже ресницей не повёл - не слушались. Обкуренный душман расхохотался, оскалившись дырявыми от нехватки зубов челюстями, и прицелился в Сашкины ноги в ботинках. Перед тем как нажать на спуск, дух злобно улыбнулся напоследок, подмигнул и .... улетел в тёмный проём дувала, откуда появился перед этим на Сашкины очи, в одночасье пробитый тремя пулемётными пулями. Вслед мелькнувшему халату, и чалме с тапочками, полетела в темноту глиняного забора, отбрасывая скобу и шипя, круглая справедливость ручной наступательной гранаты. Ббахх!!!
- Везёт тебе Савельев, - похвалил его дед-пулемётчик, оттаскивая под прикрытием автоматчика к стенке дувала, - Одна единственная РГДэшка была! И как она тут завалялась у меня?! Никогда ж не брал! А то бы ты сейчас пыль от феньки глотал бы, если бы выжил на такой дистанции, - обрадовал Сашку он. Только Сашка его всё ещё не слышал, и, изо всех сил пытался подгрести к себе под руку бесполезно лежащий стволом на правом бедре автомат. Группа пограничников возле лежащего Сашки увеличилась до пяти активных стволов. Разозлённые внезапным нападением, в дружественном селении, штурмовики особого назначения считали гранаты, снаряжали магазины и внимательно вслушивались в звуки перестрелки. Сашку подняли и закинули на плечо широкоплечего автоматчика. Поставили в середину группы. Швырнули гранаты вперёд и, дождавшись разрывов, побежали, поливая любую дырку в глине построек, и прорываясь наружу к выходу из кишлака, куда как во вход недавно въехали походной колонной. Дважды заваливались в какие - то дворы, отдыхая и плюясь песком. И, наконец, выбрались, закрепившись на краю селения в каменном остатке пустующего дома. Их не преследовали. Пока. Но выскакивать на простреливаемую чистоту гор за кишлаком желание отсутствовало. Правая рука Сашки пошевелилась и сжала цевьё АКа-74.

- О, уже лучше,- похвалил сержант - пулемётчик Сашку, перевязав руку широкоплечему санинструктору, тащившего непослушное тело Санька между глиняных стенок афганского села. - Это тебе не на осле по заставе чапать! Какого персика Савушка, ты, блин, с БТР не слетел, как все остальные? А? Или у тебя как у кошки девять жизней? - наезжал на Санька спаситель - пулемётчик, вдавливая сильными пальцами патроны в ленту и выравнивая их хищный строй между собой, - Ладно, потом побазарим, - пообещал он. - Думать надо Шурик, а не ослов искать вдоль дороги.
Внутри кишлака послышалась целенаправленно приближающаяся трескотня автоматных очередей и взрывы ручных.гранат. Вроде двинуть бы навстречу штурмующим братанам из основной группы. Но сержант решил по своему.
- Так пацаны, бежим вдоль дувала, вокруг этого бадского кишлака. Савелий в середину, вы четверо - вперёд и двое - задницу прикрывать нам. Бросаем по гранате в сторону и в пыли, через стенку, и дай бог ноги.
Группа умудрилась, по дороге, вдоль границы кишлака уничтожить два пулемётных гнезда, и РПГэшную тройку за дувалом. Правда свои чуть не залепили из КПВТ, но вовремя сообразили, кто натворил кипиш и шум, приближаясь к основным силам колонны. Остальным дали отбой, прикрыв отход из пушек и башенных пулемётов. Пока вели бой, подоспели вызванные вертолёты, пропахавшие по селу нурсами. Затянутый пылью и облаком дыма кишлак умолк поперхнувшись ответом.

-Эх, раздолбать бы их в блин! - подумал командир, но им приказали отойти на точку сбора. Убитых не было. Раненые перевязали сами себя или воспользовались помощью товарищей. Кишлак затерялся в пыли афганских гор, а вот контузия затащила Сашку в больничную палату почти на месяц.

В третий раз Санька расстреливали из пулемёта, дети и женщины, как потом выяснилось, метров с двухсот. Очередной кишлак обложили грамотно и вроде неожиданно для хозяев. В утренних сумерках, его, этот кишлак, необходимо было захватить, блокировать и зачистить. А попросту говоря - занять быстрой атакой. И главное в этом деле добежать до первых глиняных заборов - стен окружающих село. А вот без выстрелов добежать не получилось. Цепь залегла, под кинжальным огнём пулемёта на ровном, как стол, каменистом плато перед кишлаком. Пули вжикали стаями, зло кроша камень и подбираясь всё ближе и ближе к залёгшим пограничникам на покрытым редкими кустиками предполье.
- Справа -слева по одному! Вперёд! - счастье, что пулемёт был один, а может закономерность, кто там на поле разберёт. Только не может один пулемётчик уследить за обеими флангами грамотно обученного, опытного боевого порядка. Особенно, если остальная середина цепи поливает его позицию от всей души и даже пшикает из гранатомёта, не давая поднять голову и окутывая взрывом место ведения огня. Пулемёт замолчал на минуту. Расчёт пулемёта поменял позицию и вновь положил, поднявшуюся было, цепь на холодный, утренний камень афганских гор. Каменная крошка очереди пулевых ударов прошлась вдоль Сашкиного тела, больно вбивая осколки камня в бок, ногу и предплечья рук. Но не мальчики же с ними воевали. Двинутые вперёд фланги цепи, добрались до дувала. И, прикрываемые огнём залёгшей цепи, трое солдат, перебежками, шустро продвигались к мерцающей выстрелами пулемётной точке обороняющихся духов. Добрались. Видно было, как двое метнули по гранате за жёлтую границу дувала. Как залегли, ожидая взрывов. Как ухнуло за дувалом, поднимая кучу пыли и песка взрывной волной. И как, по поднявшимся в атаку пограничникам, снова заработал пулемёт поспешно выплёвывая искорки выстрелов из облака дыма и прореху в дувале. Ещё дважды бросали гранаты по пулемёту через дувал . Он замолкал после взрывов, но, как только цепь вставала - снова, упорно начинал трещать останавливая бегущих солдат. После последних взрывов пулемёт замолчал навсегда. Возле поцарапанного осколками тела ПК на станке, валялись порванные и посечённые осколками шесть тел. Четыре пацана, лет по тринадцать-четырнадцать, и две женщины в окровавленных чадрах.
- От суки!Ну и детки у них с бабьём! Читать не умеют, а из пулемёта, как на швейной машинке поливают! - резюмировал командир. - Бабами с детишками прикрылись, а сами ушли в суматохе и затаились.

Пулемётчики умудрились ранить в предполье семерых бойцов. Двоих из них тяжело, но терпимо по меркам ОММГ. Кишлак взяли, пленных тоже, оружие захватили. Вот только побитые войной детские и женские тела не очень-то вписались в боевой счёт группы.
- Боятся они с нами напрямую связываться! Гордись Санёк! Уважают и отличают от других! - сделал вывод сержант-пулемётчик, который опекал Савельева и отвечал за него своей головой...
- Лучше бы стол накрыли, чем пулями угощать! Гостеприимство ещё называется. - Жрать, после таких рейдов хотелось очень. Но кто еду вместо боеприпасов с собой в такие походы носит...


Оценка: 1.8351 Историю рассказал(а) тов. mir4567 : 19-12-2010 01:00:43
Обсудить (16)
27-12-2010 16:44:01, Рядовой необученый
+2...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
  Начало   Предыдущая 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Следующая   Конец
Архив выпусков
Предыдущий месяцЯнварь 2018Следующий месяц
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2019 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru