Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Щит Родины

Истории о пограничниках

Ветеран
Цезарь хренов (про связистов)

Капитан Брюгге был не в себя от возмущения. Капитан Брюгге был начальником заставы. Капитан Брюгге был на заставе одним офицером. Единственным. Сложилось так, что зампал в отпуск ушел, а замбоя (как это у нас всегда было) в наличии не было (хотя по штату, он вроде должен быть). Вот и волочил капитан Брюгге службу со старшиной и двадцатью семью бойцами. Перестройка, блин... На хрена нам штатных сорок пять бойцов, пять собаков, и замбоев каких-то?.. Перебьемся. Граница у нас нормальная. По левому флангу 14 км и по правому 21. Сходим, съездим. Сохраним.

Вне себя Брюгге был по одной простой причине. Он долго и нудно распаковывал очередную радиограмму, которую наш политический отдел добросовестно скопировал из газеты «Правда». Сами понимаете, что связь - дело тонкое, поэтому особо важные донесения (например, как про решения 19-й партконференции Союза Советских Социалистических Республик, которые 250 миллионов советского люда читали еще три дня назад) обязательно закрытым текстом передаются на заставы. А это достаточно большого объема текстовки были.
Соответственно и ответы должны были быть в виде «...Принял решение... расширить... растопырить... принять социалистические обязательства... обязуемся...»

***
Вытерев пот со своей старческой лысины (ему было лет 40, ибо он пролетчиком считался из-за своей совершенно не русской фамилии, да и вообще непонятно как какой-то Карл Рихардович попал в славные ПВ ВЧК-КГБ СССР) капитан заорал:
- Иванов! Дежурный! Ко мне!
- Товарищ капитан! Сержант Иванов по вашему приказанию прибыл! - сержант Иванов был само подобострастие, ибо знал крутой нрав НЗ, которого звали за глаза немцем, хотя в кадрах он числился русским. Впрочем, кадровики тоже ошибались, наверное. Брюгге это вроде где-то в Голландии, или еще где...
- Три секунды, и Петров у меня.
- Есть!

***
Петров был истинным русаком. Да и вообще это самая распространенная фамилия у русских, не считая Кузнецовых. Куда там всяким Брюгге. При этом Петров был единственным связистом из штата заставы умеющем работать на ключе (не комплект штата опять). А радиограммы, как все понимают, передаются только средствами радиосвязи.
Была еще маленькая особенность у Петрова. Он любил покушать и почитать художественную литературу.
***
- Петров, я тут ответ заделал в отряд по поводу этой... эээ... партконференции... Давай, отправляй в отряд. - НЗ с отвращением кинул бланк связисту.
Бланк из себя представлял почти четыре листа, из которых можно было понять, что растопырим, расширим, не пить, не курить и вообще весь личный состав заставы обязуется произвести мировую Революцию.
- Товарищ капитан, я кушать хочу. Обед.
- Я что-то невнятно сказал?
- Дык... Товарищ капитан! Уже полтора года один... Дайте хоть покушать!
- Марш! Обжора, мля...
- Есть!
О, были люди в наше время...

***
Связисты вообще интересные люди. Подразделяются они на три категории.
Первая категория - попавшие в связь по недоразумению. Эта категория не пользуется уважением у коллег, да и относится она к своим обязанностям спустя рукава.
Вторая категория - двинутые. Этим всегда надо что-то припаять, разобрать (при этом обязательно собрать обратно), принять, передать.
Самая ужасная категория связистов - третья. Это сверхпродвинутые. Это изобретатели. (Да, кстати к этой категории относятся господа Белл и Морзе. Ну, какому нормальному идиоту придет в голову, что угольный порошок можно превратить в микрофон, а второму, такому же нормальному изобретателю птичье чириканье превратить во вполне осмысленный язык?).
Петров был из третьей категории. Он был изобретателем.

***
Петров перебил и Белла и Морзе.

***
- Карлушка, слухай, а у тебя штатных радистов на заставе сколько? Один ведь только?
- Один, а что?
- Да мы тут в отряде думаем, что кто-то с вашего направления работает на нашей частоте имитацией. Понимаешь... Иной раз почерк* один, а другой раз гонит какую-то хрень, хотя разборчиво дает, почти без ошибок. Контроль радиосети в полном опупении...
- Ну, я не знаю. Я в вашей радиосвязи ни хрена не понимаю.
- Ок.
- Чего ок?
- Ск, говорю, до связи.
- Тьфу... пошел ты... - НЗ бросил трубку по которой он так дивно разговаривал с начальником связи отряда.

***
... Двигаясь в направлении узла связи Брюгге своим тонки слухом уловил не менее тонкие посылки которые прорывались от дверей УС:
- ... Та-та-та, Та-ти-ти, Ти-та-ти-та, Та-та-ти-ти, Ти-та-та, Ти, Та-Та, Ти-ти-ти, Ти-та-ти-та...**

Чего он там порет... Вроде ведь в столовой должен быть, жрать хотел... Или точно кто-то вместо него на сто сорок третьей*** работает?

Войдя на узел связи НЗ впал в ступор.
За столом сидел Петров и подозрительно дёргался. Перед ним на столешнице стоял бланк радиограммы. Рядом лежала художественная книжка. Рядом с книжонкой стояла армейская миска с ячневой кашей и мясом. Правой рукой ефрейтор набивал рот кашей с кабанятиной, а левой перелистывал страницы на книге. Правая нога подпрыгивала и издавала ритм какого-то второго венгерского танца Брамса...

- Я не понял, товарищ ефрейтор, а что ты делаешь-то? Я ведь тебе дал команду радио передать в отряд?
- Дык, это... я передаю. Минутку товарищ капитан, я сейчас.
Петров несколько раз дрыгнул ногой и счастливо сообщил капитану Брюгге: «я им ас дал».
- Какой на хрен ас?? Ты что засранец?!
- Понимаете, товарищ капитан, «ас» это у радистов такой термин есть, ну... типа «сейчас», «подождите», там еще всякие есть, ну... «щап», например, перехожу в дежурный прием...
Из динамика длинным разливом полилась морзянка от главной станции.
- Еще всякие там «щсс» есть, якобы говорите не так быстро, а то я не успеваю вас принимать...
Петров еще несколько раз дрыгнул правой ногой и отправил в рот очередную ложку каши. И только тут НЗ увидел, что голая нога Петрова примотана к телеграфному ключу обычной синей изолентой.
- Товарищ капитан, вы не волнуйтесь. Я ведь Алма-Атинскую учебку заканчивал. Нас там даже носом на датчике учили работать. А я, вот... ногой придумал работать... Почерк, правда... не тот, но все будет ОК!

В полуобморочном состоянии НЗ выполз с узла связи.
- Ну, Цезарь... И руками, и ногами... И читать и писать... Хм... А что такое ОК ??? - только и смог он сказать.

--------------------------------
* Почерк - ну... почерк это как у любого человека свой. А тем более у радиста. Иной раз слушают наши радисты работу с ключа (или даже с датчика) и сразу определяют своего другана на ТОМ конце.

** Эта белиберда уже для чистых радистов. Пусть тренируются :)

*** Р-143 коротковолновая радиостанция работающая как в телефонном, так и в телеграфном режимах.
ОК - ну, тогда мало кто знал, что ок это о`кей, все понял, дескать. СК - конец связи.

Оценка - 1,80
Оценка: 1.8852 Историю рассказал(а) тов. Мэйджо : 11-01-2011 21:09:50
Обсудить (0)
Версия для печати

Лучшие истории в категории Щит Родины за 2010 год

Сашку расстреливали трижды. И нет же, чтоб остановиться на этом счастливом и любящем бога числе.
Первый раз Саню расстреляли собственные старики из ОММГ. Измотанный боевой подготовкой в этот день: утренним и вечерним кроссом и шестью пробежками на время через комплексную полосу пограничника Сашка заснул на посту стоя. И конечно прозевал и подход, и атаку переодевшихся старичков. Дедушки играли духов, используя словарный запас фарси, полученный на занятиях. На голову тут же одели пахнущий вонью старого навоза непрозрачный мешок, завязали руки и, пиная, поволокли куда-то. Вместо Сашки на службу заступил один из похитителей. После «расстрела» холостыми Сашка упал под стенкой и заснул ещё крепче, чем на боевом посту... Зато его закрепили за старичком с гранатомётом, вторым номером. От которого теперь ни на шаг, и чтоб гранаты всегда под рукой. А заодно, чтоб науке боевой учился, не как кто-то сказал, а как дед делал. А Дед у Сашки оказался универсальным, и, если надо было, легко менял шесть килограммов гранатомёта на десять килограммов ПК. И тогда таскал Санёк запасные коробки вместо выстрелов матерясь и задыхаясь на переходах...
Второй раз расстреляли уже настоящими выстрелами из РПГ по сидящему на броне Сашке. Они никого не трогали. Отштурмовали по агентурке кишлак, взяли пленных, образцы оружия, документы убитых и ехали мимо к точке сбора, когда их начали мочить прямо в горном посёлке, через который они проезжали... Ветераны мангруппы, сидевшие рядом с Сашкой, шестым чувством почуяли несущуюся на них смерть и слетели с брони на землю. Сашка замешкался и ещё сидел сверху, когда надкалиберная граната РПГ шикнула, промазав мимо, буквально в метре, и разорвалась, ударившись в дувал за бортом БТРа. Сашку снесло с брони, автомат вылетел из рук выбитый силой взрыва. Пограничник упал на дорогу, зашибленный взрывной волной. В БТР, проскочивший вперёд, тут же вляпалась вторая граната, коверкая и ломая патронные, ящики набитые песком и развешанные вдоль борта и броневых листов машины. Водитель БэТээРа вдавил педаль газа, выскакивая из -под обстрела вперёд, к выходу из узкостей кишлака. Им здорово повезло. Повезло, что по примеру «Летучего Голландца», все боевые машины были буквально устланы и обвешаны «пассивной самодельной бронёй». Повезло, что гоняли их не щадя по учебному полигону, отрабатывая боевое слаживание и натаскивая до автоматизма действий на стандарт ситуации. А ещё больше повезло что, маленький социум ОММГ действовал как единый, хорошо отлаженный механизм. Колонна проскочила вязь главной улочки афганского села, но не удрала из него, вырвавшись на свободный простор дороги. Хрен. Обиженные ударом в спину пограничники не собирались убегать. Обозлённые потерей пехоты с брони внутри кишлака они собирались штурмовать аул, зачищая. БТР и БМП колонны, выскочив за стены села, развернулись и рассредоточились вдоль обтекающей село стенки дувала. И вплотную подъехали к нему, закрывая борта от попадания кумулятивных сюрпризов. Через минуту, через дувал полетели первые гранаты, а боевые тройки переваливались в пыли взрывов через глинобитные верхушки древнего заграждения.

Руки и ноги, лежащего Сашки подчиняться отказывались. Автомат лежал рядом, но взять его было невозможно. Только глаза всё видели, выдавая картинку в мозг. Только вот звука у картинки, на которой из проёма в дувале вышел бородатый моджахед с костылём АКМа в руках, не было. Дух довольно осклабился, навёл ствол на беспомощное Сашкино тело и дал короткую очередь поверх головы нашего бойца. Санёк даже ресницей не повёл - не слушались. Обкуренный душман расхохотался, оскалившись дырявыми от нехватки зубов челюстями, и прицелился в Сашкины ноги в ботинках. Перед тем как нажать на спуск, дух злобно улыбнулся напоследок, подмигнул и .... улетел в тёмный проём дувала, откуда появился перед этим на Сашкины очи, в одночасье пробитый тремя пулемётными пулями. Вслед мелькнувшему халату, и чалме с тапочками, полетела в темноту глиняного забора, отбрасывая скобу и шипя, круглая справедливость ручной наступательной гранаты. Ббахх!!!
- Везёт тебе Савельев, - похвалил его дед-пулемётчик, оттаскивая под прикрытием автоматчика к стенке дувала, - Одна единственная РГДэшка была! И как она тут завалялась у меня?! Никогда ж не брал! А то бы ты сейчас пыль от феньки глотал бы, если бы выжил на такой дистанции, - обрадовал Сашку он. Только Сашка его всё ещё не слышал, и, изо всех сил пытался подгрести к себе под руку бесполезно лежащий стволом на правом бедре автомат. Группа пограничников возле лежащего Сашки увеличилась до пяти активных стволов. Разозлённые внезапным нападением, в дружественном селении, штурмовики особого назначения считали гранаты, снаряжали магазины и внимательно вслушивались в звуки перестрелки. Сашку подняли и закинули на плечо широкоплечего автоматчика. Поставили в середину группы. Швырнули гранаты вперёд и, дождавшись разрывов, побежали, поливая любую дырку в глине построек, и прорываясь наружу к выходу из кишлака, куда как во вход недавно въехали походной колонной. Дважды заваливались в какие - то дворы, отдыхая и плюясь песком. И, наконец, выбрались, закрепившись на краю селения в каменном остатке пустующего дома. Их не преследовали. Пока. Но выскакивать на простреливаемую чистоту гор за кишлаком желание отсутствовало. Правая рука Сашки пошевелилась и сжала цевьё АКа-74.

- О, уже лучше,- похвалил сержант - пулемётчик Сашку, перевязав руку широкоплечему санинструктору, тащившего непослушное тело Санька между глиняных стенок афганского села. - Это тебе не на осле по заставе чапать! Какого персика Савушка, ты, блин, с БТР не слетел, как все остальные? А? Или у тебя как у кошки девять жизней? - наезжал на Санька спаситель - пулемётчик, вдавливая сильными пальцами патроны в ленту и выравнивая их хищный строй между собой, - Ладно, потом побазарим, - пообещал он. - Думать надо Шурик, а не ослов искать вдоль дороги.
Внутри кишлака послышалась целенаправленно приближающаяся трескотня автоматных очередей и взрывы ручных.гранат. Вроде двинуть бы навстречу штурмующим братанам из основной группы. Но сержант решил по своему.
- Так пацаны, бежим вдоль дувала, вокруг этого бадского кишлака. Савелий в середину, вы четверо - вперёд и двое - задницу прикрывать нам. Бросаем по гранате в сторону и в пыли, через стенку, и дай бог ноги.
Группа умудрилась, по дороге, вдоль границы кишлака уничтожить два пулемётных гнезда, и РПГэшную тройку за дувалом. Правда свои чуть не залепили из КПВТ, но вовремя сообразили, кто натворил кипиш и шум, приближаясь к основным силам колонны. Остальным дали отбой, прикрыв отход из пушек и башенных пулемётов. Пока вели бой, подоспели вызванные вертолёты, пропахавшие по селу нурсами. Затянутый пылью и облаком дыма кишлак умолк поперхнувшись ответом.

-Эх, раздолбать бы их в блин! - подумал командир, но им приказали отойти на точку сбора. Убитых не было. Раненые перевязали сами себя или воспользовались помощью товарищей. Кишлак затерялся в пыли афганских гор, а вот контузия затащила Сашку в больничную палату почти на месяц.

В третий раз Санька расстреливали из пулемёта, дети и женщины, как потом выяснилось, метров с двухсот. Очередной кишлак обложили грамотно и вроде неожиданно для хозяев. В утренних сумерках, его, этот кишлак, необходимо было захватить, блокировать и зачистить. А попросту говоря - занять быстрой атакой. И главное в этом деле добежать до первых глиняных заборов - стен окружающих село. А вот без выстрелов добежать не получилось. Цепь залегла, под кинжальным огнём пулемёта на ровном, как стол, каменистом плато перед кишлаком. Пули вжикали стаями, зло кроша камень и подбираясь всё ближе и ближе к залёгшим пограничникам на покрытым редкими кустиками предполье.
- Справа -слева по одному! Вперёд! - счастье, что пулемёт был один, а может закономерность, кто там на поле разберёт. Только не может один пулемётчик уследить за обеими флангами грамотно обученного, опытного боевого порядка. Особенно, если остальная середина цепи поливает его позицию от всей души и даже пшикает из гранатомёта, не давая поднять голову и окутывая взрывом место ведения огня. Пулемёт замолчал на минуту. Расчёт пулемёта поменял позицию и вновь положил, поднявшуюся было, цепь на холодный, утренний камень афганских гор. Каменная крошка очереди пулевых ударов прошлась вдоль Сашкиного тела, больно вбивая осколки камня в бок, ногу и предплечья рук. Но не мальчики же с ними воевали. Двинутые вперёд фланги цепи, добрались до дувала. И, прикрываемые огнём залёгшей цепи, трое солдат, перебежками, шустро продвигались к мерцающей выстрелами пулемётной точке обороняющихся духов. Добрались. Видно было, как двое метнули по гранате за жёлтую границу дувала. Как залегли, ожидая взрывов. Как ухнуло за дувалом, поднимая кучу пыли и песка взрывной волной. И как, по поднявшимся в атаку пограничникам, снова заработал пулемёт поспешно выплёвывая искорки выстрелов из облака дыма и прореху в дувале. Ещё дважды бросали гранаты по пулемёту через дувал . Он замолкал после взрывов, но, как только цепь вставала - снова, упорно начинал трещать останавливая бегущих солдат. После последних взрывов пулемёт замолчал навсегда. Возле поцарапанного осколками тела ПК на станке, валялись порванные и посечённые осколками шесть тел. Четыре пацана, лет по тринадцать-четырнадцать, и две женщины в окровавленных чадрах.
- От суки!Ну и детки у них с бабьём! Читать не умеют, а из пулемёта, как на швейной машинке поливают! - резюмировал командир. - Бабами с детишками прикрылись, а сами ушли в суматохе и затаились.

Пулемётчики умудрились ранить в предполье семерых бойцов. Двоих из них тяжело, но терпимо по меркам ОММГ. Кишлак взяли, пленных тоже, оружие захватили. Вот только побитые войной детские и женские тела не очень-то вписались в боевой счёт группы.
- Боятся они с нами напрямую связываться! Гордись Санёк! Уважают и отличают от других! - сделал вывод сержант-пулемётчик, который опекал Савельева и отвечал за него своей головой...
- Лучше бы стол накрыли, чем пулями угощать! Гостеприимство ещё называется. - Жрать, после таких рейдов хотелось очень. Но кто еду вместо боеприпасов с собой в такие походы носит...

Оценка - 1,84
Оценка: 1.6250 Историю рассказал(а) тов. mir4567 : 11-01-2011 21:09:03
Обсудить (1)
, 11-01-2011 22:09:04, И mir4567
Четыре раза расстреляли. Я не в обиде. Бронежилет хороший, н...
Версия для печати

Танцы Тростника.

А на плечах! У нас! Зелёные погоны!

Старший Прапорщик федеральной пограничной службы России товарищ Амбразивный-Григорян Михаэль Абрамович стоял на посту, охраняя вход в посольство России в государстве ЮАР. В Претории было жарко, а в комплексе зданий сломалась сантехника. Своими силами устранить прорыв и его последствия не смогли. И теперь все пограничники, ответственные за безопасность, носились туда-сюда как угорелые за местными мастерами канализационных дел. Присматривая, помогая и проверяя качество работы. Чёрные охренели и пытались проскользнуть мимо входа, не показав бумажку-пропуск и не сказав ни единого слова хотя бы по-английски.
-Эй, черножопый! - остановил богатырской ручищей и приподнял над землёй очередного негра прапорщик, - пропуск покажь?! - потребовал он.
Я тебе не черножопый, - на чистом русском языке неожиданно ответил задержанный в воздухе негр, - поставь на место, пока дипломатический скандал не разгорелся, - потребовал он.
Задержанный оказался представителем местной службы безопасности. У его машины пробило колесо в двухстах метрах от входа в русское посольство. И он решил пройтись пешком, совершенно не подозревая о снующих туда-сюда своих сородичах по цвету кожи.

-Ух, ты! Даже обезьяны русский выучили, - пошутил прапорщик и наткнулся на острый как стилет и ядовитый взгляд безопасника. Прапорщик стал ровненько и уважительно поприветствовал уходящего внутрь посольства негра.

Инкоси — титул вождя, также верховного правителя зулусов.

Инкоси всея зулусов, короля Зулуленда и двадцать первого правителя всея Чёрныя и Разноцветные Африканския земли Гудвилла Звелитини каБекузулу одолевали смутные терзания совести и сомнения. Завтра в его рассиденции всех резиденций, в королевском дворце Ква Ньекени должен состояться праздник «Танцы Тростника», а того, кто будет на церемонии заменять и представлять Великого Звелентини своим организмом его подданным, выражая мощь, силу и величие народа Зулу, он так ещё и не выбрал. Со времен великого короля зулусов Чаки повелось, что, чем знатнее мужчина, тем меньше у него должно быть одежды, но больше оружия, украшений и символов. Гудвиллу нужен был монстр, но монстр, так сказать, современный, прилизанный и покрытый лёгким налётом цивилизации. И способный, таким образом, к интеграции со всеми своими туземными прибамбасами в развитый и цивилизованный мир. Сие необходимо было демонстрировать всему мировому сообществу и постоянно напоминать ему, этому миру, что он должен Зулу за годы гнобления, геноцида и расизма. Мудрый Инкоси даже надевал на себя костюм, белую рубашку и темный галстук, если интересы народа требовали от него совершения такого подвига. Вот только ботинки его мог заставить надеть только великий Колдун. А то ведь неудобно как-то в костюме и босиком по паркетам и коврам... Не по протоколу. Пришлось одевать. Но вот лёгкого налёта на почти обнажённых чёрных африканских телах его воинов не замечалось. Сие отсутствие присутствия необходимого качества в живом штандарте будущего торжества, несомненно, злило Короля Сынов Неба и даже побуждало его к гневу монаршей ярости, коего боялись ещё со времён легендарного Чаки больше, чем нашествия саранчи в буше.

...Согласно конституции ЮАР, король зулусов не имеет реальной власти, однако является символом национального единства зулусов и хранителем национальных традиций...

«Королевский Сангома (колдун)- сказал, что «этот праздник ты запомнишь надолго и народ твой! И на нём великое небо покажет своим сынам знак»... И замолк! Распустились колдуны в Зулуленде. То ли было при Чаке Великом!!! Сожрать его что ли в подарок соседнему вседержителю.... Ой, тяжела шкура леопарда на плечах Инкоси Гудвилла Звелитини каБекузулу, проблем немеряно. Коровы не доены, быки и буйволы не поены, массаж вымени не соответствует традициям предков... Двадцать тысяч не изведавших мушчинско-зулусского и иного тела молодых почти голых баб прутся завтра в гости!!! Столько же, а может, больше и также одетых мужиков с копьями наперевес ждут их прибытия! Родственники и первых, и вторых! Музыканты! Воины личной гвардии! Теловвидение! Иностранные дипломаты и иностранцы! Белые! Желтые! И даже чёрные! Мусор кто убирать потом будет! Куча туристов зрителей! Однако прибыль, ёптыть! Чистая! На национальном колорите сварганенная! Коров ещё прикупим! Дочку замуж выдавать скоро! Какой там нах чемпионат мира по футболу с этим может сравниться!!! А он один, и всё на нём, всё на нём... Траву потопчут, потребители белые! А тут ещё любимая корова потеряла королевского белого бычка. Плохой знак! Прибью кондулаку, Сангома его мать! А может... жену ещё одну взять! Девки-то видные! Эх, старость не радость! Безопасность опять же! Эх, нет на нас Чаки Великого! Умел пра-пра-пра править! Чуть что - кирдык! Прям как Чингис-хан китайско-японский! Да не, наш покруче будет! Тому-то хорошо было! Всё на лошадях! А наши-то босиком всех завоевали! До сих пор половина Африки трясётся, вспоминая, как бычьи рога сметали любых противников продвигаясь вширь, вглубь и наружу! Империя - импи! Да и я чем хуже! Надо будет титул императора всех зулусов себе присвоить на подобающей церемонии! О! И туристов позвать! И рекламу сделать! Пригласить первых лиц! Или хотя бы вторых! И это, что-то со СПИДом придумать, а то ещё вымрем на фиг!...» - думал король всех зулусов в поле, созерцая, как венценосные парнокопытные его личного стада рвут передними зубами ещё не вытоптанную траву у царской рассиденции... Величие планов приятно грело самоуважение короля, как и леопардовая шкура на плечах венценосного негра.

...у зулу есть собственное королевство Квазулу-Натал, они имеют конституцию, флаг, герб...

Старший прапорщик пограничной службы России Амбразивный-Григорян Михаэль Абрамович материл последовательно причины его пребывания в провинции Квазулу-Натал. Начал с косвенных, как-то: посол, его жена, его заместители, его охрана, климат бывшей ЮАР, афро-африканцев - и мать их материк с тем же названием, чёрный цвет вообще и этот же цвет кожи, местную фауну, особо бабуинов от которых, как он и хотел, наверное, местные развивались до прибытия сюда пришлых. Потом Михаэль Абрамович перешёл на девственную флору и насекомых, не забыл помянуть змей и хотел продолжить, когда чуть не врезался во что-то странно белое на повороте дороги. Белое мукнуло, махнуло хвостом и исчезло в пыли после резкого торможения под мощными передними дУгами лендровера, как бы отпружинив в падении от навешенного на трубы запасного колеса...
- Падло! Развелось тут как лосей в тайге! Скотоводы хреновы! - громко кипел голос прапорщика в праведном обличении излишеств местной природы. И он, пугая своей прямой речью, мыслями, высказанными без перевода, пассажиров в джиппире, выскочил в дверь, предусмотрительно закрыв её за собой, опасаясь стремительного набега местных бабуинов...

- Учёный, гад беломордый! Снеежёок его торос в лёд! - главный бабуин стаи, сидя на ветке у дороги, обругал холодными агрегатными состояниями воды нашего пограничника. Ограбить машину, пощипав тупых белых пассажиров, не получалось. Водитель о наглости набегов местных бабуинов знал, дверцы предусмотрительно закрыл. Не турист. Давно в стране. Ладно, других подождём, оптимистично решила главная обезьяна, наблюдая за дорогой.

...В полных именах инкоси за именем вождя следует имя его отца с префиксом «-ка». Например: Кечвайо каМпанде — Кечвайо, сын Мпанде...

А пассажиры в автомобиле наблюдали через лобовое стекло, как в руках дюжего охранника посольства из облака пыли появился белоснежный бычок килограмм этак в сотню с символами королевской власти на рогах и на шее. Не долго размышляя о содеянном, и, несомненно, богоугодном поступке, двухметровый прапорщик как факир извлёк из ничего конец верёвки и запутал передние и задние ноги животного. Удерживая при этом рогатого подростка на капоте одной рукой. Потом долбанул кулачищем между рог по лбу, приведя будущую красу королевского стада в состояние пофигизма к окружающему миру. Затем, ни с кем не советуясь и не поставив о намерениях в известность, поднял говяжье тело за верёвку, соединяющую обе пары ног животного, и понёс вокруг джипа в багажное отделение автомобиля. Русская анестезия на рогатое препятствие подействовала безотказно. В машине заверещал местный родственник бабуинов, одетый по-европейски в костюм и сопровождающий жену посла РФ на церемонию «Танцы Тростника» согласно культурной договорённости об преклонении, подлизывании, подкладывании и подмигивании и подпрыгивании, если вам что-то надо. А это что-то всегда или деньги или их эквиваленты.

...Разнообразие народов, населяющих ЮАР, подобно всем цветам радуги. Самая крупная этническая группа — легендарные зулу (зулусы)...

- Вы что себе позволяете! Старший прапорщик! - возмутилась жена посла с заднего сиденья машины, - от него вонь на всю прерию! - обозвала она африканскую саванну американским определением лесостепи.

Амбразивный не пререкался - себе дороже. Хотя достала всех сотрудников эта принцесса посольского цирка до самых печёнок. И своего посла - муженька чрезвычайного и полномочного, запилила по самый протокол дипломатических вывертов и ограничений. Папа у ней, видите ли, не абы хто. Но папа далеко, пока, а жить хочется здесь. А умаланга - «Танец Тростника» -достопримечательность. И причём королевская. И умудрённый муженёк спланировал и провёл комбинацию по разжиганию любопытства жены, доведя её вожделение до выражения прямого требования видеть сие представление лично. Тем более, что бывает оно только раз в жарком африканском году. Посол, лицо государево, а значит, должён быть в пределах прямой видимости дворца президента страны пребывания неотлучно. И на связи со МИД и т.д. А там, в Улунди, связь неустойчивая, сигнала то нет, то он есть... Сутки туда, два дня там и день назад. Итого четыре дня отпуска для всего посольства от этой вредины. Абрамович радовался вместе со всеми, планируя и предвкушая отдых. И тут - на тебе. Когда речь зашла о сопровождении и безопасности, то лучшей кандидатуры на охранение телес этой дамочки и придумать было никак. И теперь овеществлённые в Михаэля величие и мощь России должно было сопровождать мадам на местное сексуализированное зрелище. Чёрт те куда, и находясь в опасной для карьеры близости к благоверной супружнице посла.

...08 сентября, официальная резиденция зулусского короля, Его Величества Гудвила Звелетини каБхекузулу заполняется 18-20 тысячами девушек, обнаженных по пояс, но чуть задрапированных в иных местах... Перед этим, еще в родном селении, пройдя церемонию, подтверждающую их девственность, они срубили у реки несколько 3-4 метровых стеблей тростника и теперь, собравшись со всего Зулуленда в деревнe короля, выстраиваются в колонны, следующие к дворцовой площади.
Там под грохот барабанов и возгласы мужчин они сваливают тростник, которым по окончании праздника перекрывается крыша жилища короля. Поскольку стебли были снесены со всей страны, такая крыша символизирует единство зулусов. Праздник называется «Танцы тростника»...

Поэтому основную часть дороги наш Кинг-Конг в шортах и панаме помалкивал, но когда на дороге появилось То, на что можно выплеснуть своё «КУ», в выражениях не стеснялся. Бычок в состоянии глубокой амнезии лежал за сеткой багажного отсека. Переводчик, он же гид, прихваченный из русско-туристской фирмы (попробуй, откажи послу в просьбе) успокаивал мадам, сидящую сзади вместе со вторым, важным сопровождающим из местных чернолицых чиновников. Григорян хлопнул сначала крышкой багажника. Потом шваркнул своей водительской дверцей. Чёрный представитель местной бюрократии в костюме на заднем сиденье побледнел, наблюдая за действиями здоровенного и русского водителя с монаршим бычком. Цвет кожи на толстых и выпуклых губах негра стал белым. Он заорал так, как будто их сейчас выведут из машины и расстреляют в лучшем варианте. Сразу. Здесь. В пыли, не осевшей после остановки машины. И стрелять в них будут так, чтоб вся четвёрка умирала медленно, наслаждаясь полученной болью за содеянное богохульство с королевским бычком.

Надо сказать, что зулусов отличает особая любовь к своему скоту. Порой она даже превосходит любовь к самим себе и своим родичам.

- Ты что орёшь! - обернулся и неожиданно рявкнул на прыгающего и махающего почти белыми ладонями паникёра Михаэль. - Его до нас сбили! Я просто затормозил резко! Чтоб не проехаться по нему! Что сидишь? Переводи, язычник! - обратился он к гиду переводчику.
- Как вы смеете грубиян! Да я на вас мужу пожалуюсь! - вставила своё слово примадонна посольства, давая простор всем сидящим, чтобы понять, что она имела в виду.
Гид, весёлый, длинный очкарик в гавайской рубашке, коротких шортах и сандалетах тут же бросился исполнять. Перевод был наполнен с не менее обильным количеством поясняющих жестов. В ответ негритосский бумаготворец, сотрясая упитанным организмом, выдал какое-то заявление. Тон, каким он выпалил свою речугу в тесном пространстве машины, напоминал ультиматум или приговор каннибалов приезжим бледнолицым. В конце декларации толстяк, брызгая слюной, указал обличительным перстом на бычка, валяющегося сзади в багажнике и замер с колыхающимися складками жира под снежной чистотой рубашки.
- Он говорит, чтобы мы немедленно оказали помощь этому высшему животному короля всех зулусов. Развязали немедленно. И оказали ему честь, усадив здесь рядом с собой на сиденье, - переводил гид. Услыхав и представив такое, мадам хрюкнула, теряя остатки интеллигентности и снобизма. Прапорщик начал хохотать и отвернулся к рулю, пряча свою не мало довольную харю, излучавшую восторг и поддержку предложению черного советника по культуре. Чиновник застыл в позе Ленина, указывающего рукой путь к спасению для заблудших, уставших и слепых.
- Чтооооооо!!! - задохнулась мадам в гневе. В автомобиле воцарилась пауза. Каждый переваривал полученный кусок информации.

...наблюдение за тем, как коровы щиплют траву, считается у зулусов одним из самых приятных времяпрепровождений. Нечего и говорить, что доение коров превращается в некое священнодействие. Причем заниматься этим ответственным делом позволяется исключительно мужчинам...

(дальше устал править - КБ)

-Ёооо! А это ещё что? - прервал молчание протёрший глаза от слёз Григорян и посмотревший в лобовое стекло, а не на жирного предводителя туземной культуры на заднем сиденье машины. Впереди, прямо по курсу джипа, показались две группы чернокожих воинов, угольков по десять в каждой, идущих цепью по обе стороны дороги. Каждый был одет, в основном, в два копья и огромный щит. Впереди основной массы аборигенов, склоняясь, время от времени к земли шли налегке два воина без щитов, но с копьями. По, не слышимой из джипа, команде воины собрались в две колонны, ведомые своими ищейками. Культурист на заднем сиденье выпучил глаза. Он оттопырил нижнюю челюсть, показывая красно-розовую полость рта с языком и белыми зубами. А потом, негритос завыл, медленно повышая силу своего воя и вжавшись в угол заднего сиденья.
-Что? Что? Что? Давай быстрее, - толкнул Петра-переводчика Миха-прапорщик, требуя немедленной расшифровки поведения живого покойника в машине. Негр заверещал и замахал руками, весь затрясся, отвечая на вопросы переводчика, который схватил его за лацканы мерцающего искорками пиджака и тряс вместе с галстуком и его перепуганной рожей.
-Бля!- перешёл на монголо-татарское наречие знаток местного колорита, - Это Тсонга, местные следопыты. Бычка ищут. Если найдут и хотя бы подумают, что украли, то нам всем песец северный в Южном полушарии.
- У нас дипломатическая неприкосновенность! - заверещала жена посла наслышанная о местных нравах и поверьях, что сила съеденных органов врага сильно повышает жизненный тонус, авторитет и удачу того, кто его употребил в пищу. Прапорщик в отличии от жены посольского сановника представил себе пытки, которыми не гнушаются местные знахари, дабы вырвать признание у виновных. И ещё кое-чего чему пришлось в своё время научиться, и чему вполне могли научить местных и наши, и не наши инструкторы. А потом, попробуй-найди их обглоданные в саванне косточки. Буш как тайга, а лев вместо медведя.

- Да им по барабану! Он говорит, что в щитах у них автоматическое оружие и средства связи! Смыться не прокатит! Это их земля!

Пока они пререкались о том, что надо делать, внутри машины - поисковый отряд приблизился. Неожиданно совсем невоенный тон переводчика сменился командно приказным. Прапорщик почуял в парне явную военную косточку. Переводчик что-то с нажимом выговорил местному бюрократу на диалекте, который понимали только эти двое. В результате монолога чёрный усиленно закивал и ожил. Ткнул пальцем в жену посла и с сомнением в голосе сказал-спросил переводчика. В матрону вперились четыре не глаза, а ружейных ствола. Полыхнув в даму с холодной темнотой безысходности и отсутствием выбора.
- Что? Что вы задумали? - попробовала отбиться от этих взглядов жена посла. С чёрного бюрократа вдруг слетела вся цивилизованная корочка. Он совершенно не по европейски заржал, абсолютно игнорируя статус присутствующих, и ткнул пальцем в сторону женщины с сальной улыбочкой на лице.
Баба заверещала, привлекая внимание поискового отряда.
- А ну! Молчать! - гаркнул в очередной раз прапор, - А ты Петро поясни! У меня тут Стечкин, акм, пара мух, и гранаты под сиденьями и ножи есть, так что если что, то я эту банду остановлю, а вы мотайте назад на джипе!
- Не Миха - не пойдёт! Короче, этот бычок символ королевской удачи, везучести чисто по жизни и хранитель всего зулусского народа. Вытянуть и выкинуть на дорогу нам его не дадут. Заметят, отработают по рации, и сам знаешь, сколько они тут воевали. Так что засаду обеспечат по первому разряду. И твои номера им, как крокодилы для бегемотов, вместе с флажочком заместо пыли на дороге. Так, что только вперёд! Мы спасители символа веры, надежды и поклонения самого короля зулусов. Только надо его перетащить сюда, на заднее сиденье. И посадить между мной и Чернышём. Он согласен. А вы мадам заткните свой рот и пересядьте на моё место рядом с водителем. И быстро, пока эти следопыты не разглядели, что у бычка ноги связаны и сам он лежит в отстое после рукопашной схватки с Михой.
Сказать, что мадам орала этого не было. Просто такого восхитительного подбора многоярусного мата из всех сидящих в машине никто никогда не слышал. Вот она, голубая кровь вершителей, проявилась.
- Миха - ...,- переводчик замялся, - мадам, мадам сначала.
- Понял! - прапорщик был прост. Машина была вроде большая со стороны. Но процесс внутреннего перетекания тел из одного ряда сидений в другой превратился в кошмар, визжащий на каждой секунде. Следопыты уже подходили к машине, когда растормошенная гимнастическими упражнениями дамочка таки оказалась в кресле рядом с водителем. С бычком было проще . Он не орал, не кусался, не царапался, не угрожал последствиями, не пытался заехать вам ножкой в нос или глаз. Амброзивный, заполнив собой всё свободное пространство машины и закрыв своей спинищей происходящее, снял сетку. Вытянул из багажника белое тело. Положил его между Петром и Чернышём и развязал путы. Будущий Бычара не шевелился.
- Убил? - посмотрел на прапорщика переводчик, приложив ухо к боку парнокопытного. Мадам приводила себя в порядок на переднем сиденье.
-Не, я ж тихонько! В лоб! У него там кость, конечно не то, что у меня, но крепкая! Оглушил! Ты ему в нос подуй! А лучше сожми челюсти руками и вдуй ему изо рта в ноздри!- Мадам чуть не вырвала утренний завтрак, представив услышанное. Петро поморщился. Черныш ожил и проявил скрытую в нём скотоводческую суть предков. Что-то помассировал, чтото сказал в ухо, дёрнул за хвост, щёлкнул по носу, раскрыл жувательный аппарат, вытянул язык, поднял закрытые веки и бычок зашевелился, и задёргался. Открыл глаза и по своему , по коровьи - окуел! Это после-то королевского крааля, почестей, и привелегий - машина с затемнёнными боковыми стёклами показалась ему темницей бойни.

После непродолжительной суеты, с матом на трёх языках, визгом, угрозами и пожеланиями, пассажиры пришли к однозначному консенсусу, что телок должен быть на заднем сиденье. Это всем стало понятно быстро. Но вот ведь незадача места этого - мало на заднем сиденье. И стоять, будущий бычище, может только вдоль сиденья. А значит, своей мордой в одну сторону, а хвостом с говяжьими ляжками в другую . А там с одной стороны за водителем сидит Петруха. А с другой стороны давит кожу сиденья черный толстяк по местной культуре. И никому хвост телёнка перед своей рожей видеть неохота. А ещё больше неохота его нюхать. Ну и страшно вдруг у него непорядок с животом или мочевым пузырём. Чёрный попытался проверещать чего-то про его почёт и уважение, и что, если бычка не провернут в его сторону головой , то у переводчика и у его фирмы будут проблемы экономические, физические и территориальные. В ответ на это заявление Петя - переводчик вышел из машины. Аккуратно прикрыл за собой дверь. Обошёл вокруг и открыл дверку со стороны толстяка. Очень вежливо извинился и несмотря на приближение местных следопытов выдернул бюрократа наружу, снова аккуратно закрыл дверку. Прапорщик придерживал одной рукой оставшегося без присмотра бычка. Не прошло и минуты, как все услышали шум открывающегося багажного отделения , куда толстяк залез сам и поблагодарил Петруху за оказанную им помощь. Рост авторитета переводчика группе туристов явно опережал его видимый статус.

- Слышишь, Пётр! ТЫ что ему такое сказал? - восхитился Абрамович, - Что он, так спокойно, в пыльный багажник переместился? - даже мадам заинтересованно оглянулась на переводчика, игнорируя вид и запах парнокопытного подростка.
- Сказал, что если не сядет и не заткнётся, то мы его свяжем и покажем всем как ворюгу. А если потерпит, то объявим спасителем королевских традиций. Гуталиновая морда довольного толстяка в костюме радостно кивала в ответ из-за сетки багажника, возвышаясь над спинкой сидения.

Потом лицо чиновника изменило выражение и юркнуло под прикрытие спинки сиденья. По лобовому стеклу постучали наконечником копья. Слева и справа, как два туземных дворника стояли два воина- следопыта, втягивая носами воздух и прищуриваясь.
- Всем сидеть! Я пойду! Миха по обстоятельствам! Как учили! И дверцы заблокируй кроме той где я сижу. А лучше разблокируй, когда подойду. Надо же им это сокровище показать.- скомандовал Пётр, упреждая хищное движение прапорщика к кобуре со Стечкиным. « А видать не простой у нас переводчик. Откуда простому переводчику знать, что нас вообще учили?», - подумал Миха, открывая на всякий случай ложную крышку коробки с гранатами и отстёгивая затем с АКСУ держащие его ремешки. Один из туземцев повернулся так , что стало возможным увидеть то, что было умело припятано в щите.
«- Узи! Хренасе!» - подумал Григорян. Мадам впала в ступор и тряслась мелкой дрожью.

Петр в это время бодро общался со старшим группы поиска. Миха аккуратно загнал патрон в патронник АКСУ.

Наконец все было улажено. Главный негр вытащил из-за щита спутниковый телефон. Что-то выдал в него, получил ответ. И подозвал переводчика. Махнул рукой в сторону машины. Что-то проорал своим воинам. Отчего они запрыгали потрясая копьями и криками радости. Двое воинов подбежали к машине , стали на подножки лендровера, уцепившись в трубы верхнего багажника и держатели боковых зеркал. Пётр впрыгнул к бычку. Из-за спины появилась толстощёкая рожица бюрократа.
- Миха вперёд, поехали! Приказ короля: доставить его бычка и спасителей пред его ясныя очи немедленно. Эти двое наш пароль-отзыв и самая короткая дорога к королевскому дворцу. Погнали.

Если бы Миха только знал что тут до такой степени, от добра добра не ищут, то он развернулся бы на месте и удрал бы назад, за теплые стены посольства. Мадам напротив почуяла выгоду в том, что происходит.

- Скажите Пётр! - подала она свой голос. Мужики даже не поверили и посмотрели все в её сторону. - А за то что мы его нашли и привезли нам награда какая-нибудь полагается? Я так понимаю , что за королевского бычка и наградят по - королевски?
-Да Виолетта Аркадьевна! - начал Пётр вполне приличным тоном, - если живым выпустит, то считайте , что отблагодарил по царски. Потому, как если подумает, что мы его бычка осквернили, то лучше не думать, о том , что ОН с нами сделает. А уж как они любят белых женщин, ВЫ надеюсь наслышаны.
Так что всем молчать, говорить буду я. А то ещё ляпнете чего такое, что нас потом на бифштексы порежут.
- Хорошо! Хорошо Пётр! Я буду молчать! - затряслась о себе дамочка.

.... Зулусская деревня - это идеальный маленький укрепрайон, способный отразить внезапное нападение врага. Всю деревню окружает деревянный вал круглой формы с одной или несколькими сторожевыми башнями, на которых раньше обязательно находились часовые, причем круглосуточно....

Прибытие лендровера в деревню было прозаическим. Если не считать воплей встречающих его тут и там групп подготовки к празднику. Завидев джип, они прыгали и орали что-то, размахивая руками.
- Оголодали наверно, - пошутил прапорщик. Мадам от шутки почему-то не засмеялась , а хлопнулась в обморок, ударившись головой в причёске о стекло боковой дверцы. Смешно стало почему-то толстяку в багажнике за задним сиденьем.
- Ага, по-русски стало быть знаем, но делаем вид что не знаем. Вы с Петрушей не из смежных ведомств случайно? - поинтересовался прапорщик. Петр скосил глаза за сиденье, негр как-то невразумительно пошевелил пальцами на руке. В окошко постучали, указывая рукой куда ехать.

Звелентини, заранее предупреждённый, сидел на малом троне под навесом в окружении челяди и воинов личной охраны. Справа стоял Сангома. По леву руку главнокомандующий. Жёны. Детишки организованно прятались за куцые мамкины одежды. На вышках торчали всамделишные часовые. Пётр даже углядел замаскированную видеокамеру. Джип подлетел к возвышению на котором стоял трон. И все сидящие в нём посмотрели на Петра. Пётр посмотрел на негра в багажнике.
- Сначала бычка на ломанном русском языке,- сказал негр сквозь душивший его смех. Уж очень умильно перепуганные неизвестностью рожи были у белых в лендровере в этот момент. Если бы он это сказал по-английски эффекта бы не было. - Пусть ваш здоровяк вынесет бычка на руках и став на колено поставит его перед ясные очи Инкоси на помост. Но на сам помост не заходит - убьют без предупреждения.

Король не дождался пока потомок армяно-еврейско-русского союза донесёт бычка до помоста. Сначала все замерли, когда громада прапорщика вышла из машины и возвысилась над ней превышая её ростом.
Затем, когда Григорян обошёл машину, и зулусы оценили ширину Михи в целом, и по отдельности в каждой части тела.
- Ах! - сказала томно, в переводе на русский язык, женская половина встречающих, представляя себе скрытые под одеждой кусочки организма пограничного прапорщика.
- Ох! Ну, ни буя себе! - подтвердила восхищение женщин, мужская половина встречающих, представляя охринительные возможности мышц и сухожилий нашего военного.
Сангома, главнокомандующий и любимая жена короля повернулись и внимательно посмотрели в лицо Гудвилла Звелитини каБекузулу, пытаясь отловить его взгляд и телепатируя ему своё предложение. Но король уже понял, что знак, поданный свыше, был для него положительным. Король забыл, что он монарх и превратился в обычного пастуха. Он вскочил с трона и бросился навстречу громадине несущей его любимого бычка в своих ручищах, как пулемёт Калашникова на вручении перед строем.
Григорян остановился. Не давить же венценосного помазанника, толкая вытянутым на руках говяжьим мясом.
Звелентини подбежал к Михе. За ним, вереща и крича, скатился с помоста весь приближённый личный состав придворных. Миха аккуратно поставил бычка на землю перед владыкой зулу.

Гудвилла Звелитини каБеказулу вдоволь наобнимавшись с бычком , чтот-то рявкнул. Присутствующий народ мгновенно подтянулся и расступился. Прибыл ветеринар и начал осмотр. Бычок мукнул, от такого внимания к своей святой персоне и голода. В ответ послышалось ещё более громкое мычание издалека. К бычку, со стороны загородки для скота, мотыляя огромным выменем, неслась почти галопом белая корова-мама. З а ней , любопытно-рассеянно плёлся здоровенный бычище не менее полтонны весом.
- Ага, папа с мамой пожаловали, - прошептал Пётр в спину прапорщика.

После король потребовал рассказать все перепитии спасения бычка. Пётр показал чудеса красноречия, описывая подвиг бычка, который так героически остался живых после ночи проведённой в дикой саванне, в чём и скрыто его божественное величие, божественное предначертание...... и т.д. и т.п.

Звелентини остановил воду льющихся на него речей. И сказал, что он сейчас посоветуется со своими помощниками о том, как лучше наградить тех, кто спасал его бесценное сокровище. Затем вся чернокожая свора скрылась в икуквене владыки - королевской хижине.

Четвёрка спасителей осталась ожидать своего приговора снаружи . Бычок нахлебавшись молока тёрся о левое бедро Григоряна. Корова не отходила ни на шаг от своего бестолкового теляти, с подозрением поглядывая на пограничника.

- Слышь Миха! Чтоб он не подарил, ты обязан взять с благодарностью! Смотри -королевские обиды не прощаются, - инструктировал Амброзивного Петруха.
- Ты что? Охринел! А если он бабу мне подарит и заставит жениться! - шёпотом возмущался Миха.
- Да не бойся ты! Потом разрулим и вернём, если конечно сам захочешь. Там такие негритоски умммммм ... Всё понял? Нам главное осюда живыми выбраться, - запросил подтверждения Пётр
- Ага, но если что - я тебя из под земли вырою! Усёк? - в свою очередь потребовал ответа Миха.

Наконец щит, прикрывающий вход в икукване был убран и на пороге (так сказать) появился шаман, расписанный как стены города в граффити своеобразным орнаментом. За ним стояло с десяток воинов без оружия, но с двумя соединёнными между собой щитами.

- Король всея Зулусии! Государь всея Великие и Малыя, Белыя и Чёрныя! Покровитель истинно верующих и хранитель святынь и традиций народа Зулу, - начал шаман, помахивая ритмично перед лицом прапорщика своей мухобойкой из хвоста зебры. Благодарит и награждает всех присутствующих здесь. Удостаивая своей милость вас сотворивших чудо и спасших ...., - продолжал шаман.

Всем, кто спасал телятко, предписывалось наблюдать за церемонией с королевского помоста. А тому, кто, лично, сделал всё для спасения бычка король дарит вершину королевской милости, - прапорщик Амброзивный-Григорян Михаэль Абрамович слегка напрягся в ожидании, - король дарит вам привелегию представлять его величие на церемонии Танцы Тростника завтра. А посему ..., - хотел продолжить шаман-колдун.
- Э, ты что? Обалдел? Какой такой представлять...- колдун махнул лошадиным хвостом и прапорщик замолк, уставившись в одну точку перед собой.
- Ты что творишь язычник? - возмутился Петруха, и сразу три наконечника копий-ассегаев нацелились в его грудь.
- Наконечники копий пропитаны ядом, - совершенным английским пояснил шаман, - Будте благоразумны. А с ним ничего не случится, постоит обнажённым, в тенёчке, среди голых соплеменниц зулу полтора денёчка, вместо ожиревшего немного короля. Сангома махнул ещё раз перед лицом прапорщика и тот упал в ловко подставленные щиты воинов.

....Традиционно зулусские поселения "умузи", или, как их еще называют, европейцы, краали, состоят из нескольких полукруглых тростниковых иглуобразных хижин "икукване"....

- Эй, Сангома! - обратился по званию должности в уходящую спину колдуна Пётр. - Ты там смотри, если чего с ним плохое сделаешь - уррою, - двое, соперничающих между собой по мощи, взглядов упёрлись параллельно противоположными трассами выпущенной энергии друг в друга. - Ты меня понял! - закончил обмен любезностями Пётр. И не подчинившись гипнотизму взгляда шамана всех зулусов, он повернулся к нему спиной. Шаман был умным. Ничего не сказал. Но приставил к Петру четырёх воинов, якобы для обслуживания.

Миху занесли в хижину шамана. Там, уже находился король со свитой. Шаман выгнал всех кроме главнокомандующего.
- Как они? - спросил вождь многомиллионного племени. -Успокоились?
- Нормально Великий,- отвечал главный политический комиссар племени. - Переживают только.
- И как нам его вместо меня выставить завтра, если он белый на всю катушку? Смотри шаман, скормлю львам, если на скандал нарвёмся. Тогда не нам, а мы платить тут всем будем.
- Всё нормально Великий. У нас есть формула несмываемой чёрной краски из листьев растений. Мы его ею подкрасим целиком и всё. Я ему вдую в голову мощь леопарда и он будет послушным твоей воле весь праздник. Потом снимем с него силу саванны, и он станет самим собой. Никаких проблем. Но за то какая фактура вождь!!! Авторитет и ещё больше туристов нам не помешает. Скоро выборы. Пора и в президенты зулуса выбрать!
- Ладно, делай! Но если проколешься, то там, за валом, полно молодых шаманов, которые тебя с удовольствием заменят! - пригрозил своему колдуну владыка саванны.

Колдун принялся за Миху со всей серьёзностью. Доходы от таких празднеств давали возможность безбедного существования не только членам королевской семьи , но и простым зулу , которые обслуживали туристов. Обездвижив громадное тело русского пограничника, помощники колдуна раздели его полностью и принялись с большим усердием наносить сок растений на кожу, не пропуская ни единой складочки и точки. Подождали пока, засыхая, краска не приобрела оттенок кожи зулу. Перевернули мощное тело и продолжили украшать белое несмываемой краской чёрного континента.
В последнюю очередь принялись за голову нашего военного, самым аккуратным образом нанося краску везде, где только это было нужно, чтобы спрятать истинный цвет кожи объекта.

-Встань! - потребовал колдун в конце процедуры покраски. Оглядел стоящего Гргоряна со всей тщательностью и со всех сторон. Остался премного доволен результатом и потребовал натереть кожу ароматическими маслом. Кожа Григоряна приобрела блеск и шёлковую атласность. Бугры мышц перекатывались завораживая мощью и красотой античного времени.
-Оденьте его! И пошли к королю! - засмотрелся на свою работу царский колдун.

Пропустив вперёд прапорщика, шаман остановился на входе в королевское жилище. Король свою замену не признал, поглощая жареное мясо. И обратился перекрашенному прапорщику прибывшему на ясные королевские очи в сопровождении двух воинов на языке зулу. Тот не ответил, и только тогда король понял, кто пред ним стоит.
- Вымя нашей коровы всей твоей родне в глотку,- хлопнул он худоватого шамана своей владыческой дланью, - а ведь не отличишь. А как у него это, мужская сила? - поинтересовался король всех зулу.
- Ну, вообщем силён бледнолицый и по этой части! И причём обрезанный!- стараясь не уменьшить мужеские способности правителя, ответил колдун.
- Ну да? - не поверил король. - Как первые воины при Чаке великом! А ну покажь. Точно обрезанный, - сказал король и надолго задумался.

То, что было на следующий день можно было бы обозвать русским и армейским словом показуха, но африканская показуха отличалась меньшей прилизанностью линий и огромным количеством отступлений от догм строевого устава. Появления Духа Инкоси Вызвало в рядах практически раздетых двадцати тысяч молодых женщин шорох восхищения. Дух Зулу был на голову выше любого самого высокого воина народа. Открытые одежды давали возможность насладиться телом воина, созерцая его божественное совершенство со сверкающими капельками масла на чёрной коже. Под кожей бугрились мускулы величиной с буйволиные. Воин стоял в тени крыши королевского помоста. Но смотрел так недобро и яростно на окружающих его чернокожих , что казалось дай ему волю и он один сокрушит всех и затопит кровью всю громадность площадки на которой собрались зулусы на свой праздник.
Праздник удался на славу. Авторитет короля Зулу поднялся на небывалую высоту. И немало этому поспособствовал неизвестный воин народа Зулу отстоявший почти неподвижно два солнечных дня на королевском помосте, перед троном Инкоси всея зулусов, короля Зулуленда и двадцать первого правителя всея Чёрныя и Разноцветные Африканския земли Гудвилла Звелитини каБекузулу. Фото воина стало национальным символом провинции, соперничая своей популярностью с самим Гудвиллом.
А в икуквене вождя шёл маленький торг. Пётр требовал возмещения затрат и почасовой оплаты с увеличением за кадый час свыше стандартных шести часов за вредность. Мало того он требовал единовременной денежное пособие за допущенное шаманом принуждение служащего России к ритуальным действиям и гипноз, проведённый на нём и без согласия подданного ядерной державы.
Пётр сказал, что моральные издержки содеянного он оценит в Претории и вышлет по факсу сумму окончательной выплаты. В конце концов, он подаст в суд и расскажет всем корреспондентам, как это произошло.

Король выслушал молча с шаманом и главнокомандующим все откровения переводчика и удалился на совещание.
- Русский, ты что сдурел? - услышал Петруха голос советника по культуре - Скажи спасибо, что шаман вас всех тут до следующего праздника не оставил. Уж больно ваш водитель им понравился, король его даже усыновить хотел навсегда. Давай хапай своего прапорщика и меня с бабой в машину и валим отсюда пока суета и куча туристических машин на дороге.
- А где Миха? -спросил круглую морду культуриста Петр .
- А вон он уже в своих шортиках! Шаман его разморозил! Только одна проблема: краска не смывается в течение трёх недель. А машина вон она тридцать метров и бабу я уже туда запихнул. Она дождаться не может, когда драпать начнём, - обрадовал советник переводчика.
Когда король и его приспешники величественно вышли, чтоб объявить свою волю, то от лендровера тургруппы остался легкий след оседающей на дорогу пыли, как инверсионный след ракеты мчащейся к своей заветной цели.

Джип пытались остановить. Но кто, в здравом уме и твёрдой памяти посмеет ослушаться Духа Инкоси , который сидит на переднем сиденье и крутит рулевое колесо своими священными грабарками. И кто попробует встать на его пути. В случае особо отъявленного сопротивления прапорщик выходил из машины, раздевался и орал так, чтобы особое внимание сыны неба обратили на королевский, несмываемый орнамент на его теле. Зулусы при виде Духа Владыки в такой близости, и извергающего на них проклятия на не ведомом духовском языке орали что-то про то, что Чака вернулся и падали ниц в пыль, открывая машине дорогу, ведущую в Преторию. А вдруг он их проклинал нах...Пусть лучше едет по своим делам, чем в немилость угодить. Мадам сначала закрывалась веером, потом привыкла и даже начала фотографировать, не выходя из машины.

На этом дело не закончилось. По прибытии в Преторию, в посольстве все однозначно обалдели. Во - первых прапорщик Петров стоящий на входе и открывании ворот, и предупреждённый по рации о скором приезде жены посла в посольском лендровере опознал визуально всех: лендровер, жену посла, преводчика Петра и всё.
-А где Григоряныч? - осведомился он у огромного негра сидящего за рулём машины. Негр плотоядно улыбнулся и свирепо послал Петрова в свою чёрную африканскую Ж..пу, к самым неблагодарным шаманам африки. Прапорщик открыл ворота, а когда джип проехал бросился к телефону докладывать о происшествии.
Разбирались долго, но праздник праздником, а работать то тоже надо. И на следующий день на входе в посольство стоял сам Дух народа Зулу в форменной рубашке с погонами старшего прапорщика федеральной пограничной службы РОССИИ. Такого паломничества репортеров, туристов, просто зевак и простых зулусов у своих стен посольство не видело за все времена своего существования. Амброзивного снимали на камеры, фото, пытались с ним вместе постоять, дотронуться, поговорить. Ему даже начали приносить подарки и складывать у ворот посольства. Чашу терпения начальства и посла переполнил тот факт, что стараниями короля зулусов прапорщик получил приглашение, наравне с послом, на несколько светских раутов и посещений весьма высокоуровневых мероприятий Претории.
Толпа на воротах собралась такая, что машина безопасника не смогла проехать и он снова пошёл пешком. Не обращая внимания на негра стоящего у входа. Разозлённый негр сграбастал безопасника и поднял в воздух одной рукой.
- Куда прёшь обезьяна чернож.. ,- осёкся охранник, вспоминая свой теперешний цвет кожи и узнал африканца.
- ААА, это ты братан! Да ладно, я тебя в лицо запомнил, давай, заходи, не стесняйся! Там все свои -только белые... суки, - тише добавил он. Краска отошла от кожи нашего героя только чeрез три недели.
-
...Король зулусов ЮАР его величество Гудвил Звелетини (Goodwill Zwelithini) заявил о намерении возродить обряд обрезания мужчин в целях профилактики ВИЧ-инфекции, сообщает BBC...В соответствии с королевским указом, только обрезанный мужчина сможет вступить во вновь формируемую армию зулусов...
Оценка: 1.1696 Историю рассказал(а) тов. mir4567 : 28-12-2010 14:21:51
Обсудить (23)
, 12-01-2011 19:38:35, И мир4567
Лишенец...
Версия для печати

Сашку расстреливали трижды. И нет же, чтоб остановиться на этом счастливом и любящем бога числе.
Первый раз Саню расстреляли собственные старики из ОММГ. Измотанный боевой подготовкой в этот день: утренним и вечерним кроссом и шестью пробежками на время через комплексную полосу пограничника Сашка заснул на посту стоя. И конечно прозевал и подход, и атаку переодевшихся старичков. Дедушки играли духов, используя словарный запас фарси, полученный на занятиях. На голову тут же одели пахнущий вонью старого навоза непрозрачный мешок, завязали руки и, пиная, поволокли куда-то. Вместо Сашки на службу заступил один из похитителей. После «расстрела» холостыми Сашка упал под стенкой и заснул ещё крепче, чем на боевом посту... Зато его закрепили за старичком с гранатомётом, вторым номером. От которого теперь ни на шаг, и чтоб гранаты всегда под рукой. А заодно, чтоб науке боевой учился, не как кто-то сказал, а как дед делал. А Дед у Сашки оказался универсальным, и, если надо было, легко менял шесть килограммов гранатомёта на десять килограммов ПК. И тогда таскал Санёк запасные коробки вместо выстрелов матерясь и задыхаясь на переходах...
Второй раз расстреляли уже настоящими выстрелами из РПГ по сидящему на броне Сашке. Они никого не трогали. Отштурмовали по агентурке кишлак, взяли пленных, образцы оружия, документы убитых и ехали мимо к точке сбора, когда их начали мочить прямо в горном посёлке, через который они проезжали... Ветераны мангруппы, сидевшие рядом с Сашкой, шестым чувством почуяли несущуюся на них смерть и слетели с брони на землю. Сашка замешкался и ещё сидел сверху, когда надкалиберная граната РПГ шикнула, промазав мимо, буквально в метре, и разорвалась, ударившись в дувал за бортом БТРа. Сашку снесло с брони, автомат вылетел из рук выбитый силой взрыва. Пограничник упал на дорогу, зашибленный взрывной волной. В БТР, проскочивший вперёд, тут же вляпалась вторая граната, коверкая и ломая патронные, ящики набитые песком и развешанные вдоль борта и броневых листов машины. Водитель БэТээРа вдавил педаль газа, выскакивая из -под обстрела вперёд, к выходу из узкостей кишлака. Им здорово повезло. Повезло, что по примеру «Летучего Голландца», все боевые машины были буквально устланы и обвешаны «пассивной самодельной бронёй». Повезло, что гоняли их не щадя по учебному полигону, отрабатывая боевое слаживание и натаскивая до автоматизма действий на стандарт ситуации. А ещё больше повезло что, маленький социум ОММГ действовал как единый, хорошо отлаженный механизм. Колонна проскочила вязь главной улочки афганского села, но не удрала из него, вырвавшись на свободный простор дороги. Хрен. Обиженные ударом в спину пограничники не собирались убегать. Обозлённые потерей пехоты с брони внутри кишлака они собирались штурмовать аул, зачищая. БТР и БМП колонны, выскочив за стены села, развернулись и рассредоточились вдоль обтекающей село стенки дувала. И вплотную подъехали к нему, закрывая борта от попадания кумулятивных сюрпризов. Через минуту, через дувал полетели первые гранаты, а боевые тройки переваливались в пыли взрывов через глинобитные верхушки древнего заграждения.

Руки и ноги, лежащего Сашки подчиняться отказывались. Автомат лежал рядом, но взять его было невозможно. Только глаза всё видели, выдавая картинку в мозг. Только вот звука у картинки, на которой из проёма в дувале вышел бородатый моджахед с костылём АКМа в руках, не было. Дух довольно осклабился, навёл ствол на беспомощное Сашкино тело и дал короткую очередь поверх головы нашего бойца. Санёк даже ресницей не повёл - не слушались. Обкуренный душман расхохотался, оскалившись дырявыми от нехватки зубов челюстями, и прицелился в Сашкины ноги в ботинках. Перед тем как нажать на спуск, дух злобно улыбнулся напоследок, подмигнул и .... улетел в тёмный проём дувала, откуда появился перед этим на Сашкины очи, в одночасье пробитый тремя пулемётными пулями. Вслед мелькнувшему халату, и чалме с тапочками, полетела в темноту глиняного забора, отбрасывая скобу и шипя, круглая справедливость ручной наступательной гранаты. Ббахх!!!
- Везёт тебе Савельев, - похвалил его дед-пулемётчик, оттаскивая под прикрытием автоматчика к стенке дувала, - Одна единственная РГДэшка была! И как она тут завалялась у меня?! Никогда ж не брал! А то бы ты сейчас пыль от феньки глотал бы, если бы выжил на такой дистанции, - обрадовал Сашку он. Только Сашка его всё ещё не слышал, и, изо всех сил пытался подгрести к себе под руку бесполезно лежащий стволом на правом бедре автомат. Группа пограничников возле лежащего Сашки увеличилась до пяти активных стволов. Разозлённые внезапным нападением, в дружественном селении, штурмовики особого назначения считали гранаты, снаряжали магазины и внимательно вслушивались в звуки перестрелки. Сашку подняли и закинули на плечо широкоплечего автоматчика. Поставили в середину группы. Швырнули гранаты вперёд и, дождавшись разрывов, побежали, поливая любую дырку в глине построек, и прорываясь наружу к выходу из кишлака, куда как во вход недавно въехали походной колонной. Дважды заваливались в какие - то дворы, отдыхая и плюясь песком. И, наконец, выбрались, закрепившись на краю селения в каменном остатке пустующего дома. Их не преследовали. Пока. Но выскакивать на простреливаемую чистоту гор за кишлаком желание отсутствовало. Правая рука Сашки пошевелилась и сжала цевьё АКа-74.

- О, уже лучше,- похвалил сержант - пулемётчик Сашку, перевязав руку широкоплечему санинструктору, тащившего непослушное тело Санька между глиняных стенок афганского села. - Это тебе не на осле по заставе чапать! Какого персика Савушка, ты, блин, с БТР не слетел, как все остальные? А? Или у тебя как у кошки девять жизней? - наезжал на Санька спаситель - пулемётчик, вдавливая сильными пальцами патроны в ленту и выравнивая их хищный строй между собой, - Ладно, потом побазарим, - пообещал он. - Думать надо Шурик, а не ослов искать вдоль дороги.
Внутри кишлака послышалась целенаправленно приближающаяся трескотня автоматных очередей и взрывы ручных.гранат. Вроде двинуть бы навстречу штурмующим братанам из основной группы. Но сержант решил по своему.
- Так пацаны, бежим вдоль дувала, вокруг этого бадского кишлака. Савелий в середину, вы четверо - вперёд и двое - задницу прикрывать нам. Бросаем по гранате в сторону и в пыли, через стенку, и дай бог ноги.
Группа умудрилась, по дороге, вдоль границы кишлака уничтожить два пулемётных гнезда, и РПГэшную тройку за дувалом. Правда свои чуть не залепили из КПВТ, но вовремя сообразили, кто натворил кипиш и шум, приближаясь к основным силам колонны. Остальным дали отбой, прикрыв отход из пушек и башенных пулемётов. Пока вели бой, подоспели вызванные вертолёты, пропахавшие по селу нурсами. Затянутый пылью и облаком дыма кишлак умолк поперхнувшись ответом.

-Эх, раздолбать бы их в блин! - подумал командир, но им приказали отойти на точку сбора. Убитых не было. Раненые перевязали сами себя или воспользовались помощью товарищей. Кишлак затерялся в пыли афганских гор, а вот контузия затащила Сашку в больничную палату почти на месяц.

В третий раз Санька расстреливали из пулемёта, дети и женщины, как потом выяснилось, метров с двухсот. Очередной кишлак обложили грамотно и вроде неожиданно для хозяев. В утренних сумерках, его, этот кишлак, необходимо было захватить, блокировать и зачистить. А попросту говоря - занять быстрой атакой. И главное в этом деле добежать до первых глиняных заборов - стен окружающих село. А вот без выстрелов добежать не получилось. Цепь залегла, под кинжальным огнём пулемёта на ровном, как стол, каменистом плато перед кишлаком. Пули вжикали стаями, зло кроша камень и подбираясь всё ближе и ближе к залёгшим пограничникам на покрытым редкими кустиками предполье.
- Справа -слева по одному! Вперёд! - счастье, что пулемёт был один, а может закономерность, кто там на поле разберёт. Только не может один пулемётчик уследить за обеими флангами грамотно обученного, опытного боевого порядка. Особенно, если остальная середина цепи поливает его позицию от всей души и даже пшикает из гранатомёта, не давая поднять голову и окутывая взрывом место ведения огня. Пулемёт замолчал на минуту. Расчёт пулемёта поменял позицию и вновь положил, поднявшуюся было, цепь на холодный, утренний камень афганских гор. Каменная крошка очереди пулевых ударов прошлась вдоль Сашкиного тела, больно вбивая осколки камня в бок, ногу и предплечья рук. Но не мальчики же с ними воевали. Двинутые вперёд фланги цепи, добрались до дувала. И, прикрываемые огнём залёгшей цепи, трое солдат, перебежками, шустро продвигались к мерцающей выстрелами пулемётной точке обороняющихся духов. Добрались. Видно было, как двое метнули по гранате за жёлтую границу дувала. Как залегли, ожидая взрывов. Как ухнуло за дувалом, поднимая кучу пыли и песка взрывной волной. И как, по поднявшимся в атаку пограничникам, снова заработал пулемёт поспешно выплёвывая искорки выстрелов из облака дыма и прореху в дувале. Ещё дважды бросали гранаты по пулемёту через дувал . Он замолкал после взрывов, но, как только цепь вставала - снова, упорно начинал трещать останавливая бегущих солдат. После последних взрывов пулемёт замолчал навсегда. Возле поцарапанного осколками тела ПК на станке, валялись порванные и посечённые осколками шесть тел. Четыре пацана, лет по тринадцать-четырнадцать, и две женщины в окровавленных чадрах.
- От суки!Ну и детки у них с бабьём! Читать не умеют, а из пулемёта, как на швейной машинке поливают! - резюмировал командир. - Бабами с детишками прикрылись, а сами ушли в суматохе и затаились.

Пулемётчики умудрились ранить в предполье семерых бойцов. Двоих из них тяжело, но терпимо по меркам ОММГ. Кишлак взяли, пленных тоже, оружие захватили. Вот только побитые войной детские и женские тела не очень-то вписались в боевой счёт группы.
- Боятся они с нами напрямую связываться! Гордись Санёк! Уважают и отличают от других! - сделал вывод сержант-пулемётчик, который опекал Савельева и отвечал за него своей головой...
- Лучше бы стол накрыли, чем пулями угощать! Гостеприимство ещё называется. - Жрать, после таких рейдов хотелось очень. Но кто еду вместо боеприпасов с собой в такие походы носит...


Оценка: 1.8351 Историю рассказал(а) тов. mir4567 : 19-12-2010 01:00:43
Обсудить (16)
27-12-2010 16:44:01, Рядовой необученый
+2...
Версия для печати

Я иду по дозорке,
Шагом меряю горки...

Отбор бойцов в мангруппу, а по полной - в отдельную мотоманёвренную группу особого назначения Среднеазиатского пограничного округа КГБ СССР, был весёлым и желаемым развлечением для командиров других пограничных подразделений округа. И всегда потом практически перерастал в легенду. Потому, как забирали туда самых отъявленных башибузуков, с которыми в обычном подразделении командиры сладить, просто были не в состоянии. Вот так туда Сашка и попал. Предварительно натворив и рассмешив не только своих сотоварищей по заставе, но и всю дежурную часть округа, и штабную братию своего отряда.
Ишака притащили на заставу после разгона очередного каравана с дровами, заготовленных и порубленных на нашей территории. Ушастый переносчик тяжестей был маленький и не шёл ни в какое сравнение с рослыми лошадьми заставы. Имел большие наресниченные глаза и не вызывал никаких подозрений связанных с его характером, в отличие от неугомонного темперамента Сашки.
-Савельев - наряд по конюшне, с двадцати до двадцати - получил Сашка применение своему быстродействию на боевом расчёте, уже на второй день после прибытия на линейную заставу. Пограничные сутки на заставе начинаются с двадцати вечера дня проходящего и длятся до двадцати вечера дня начинающегося. Чтоб нормальный враг сдурел от необычности предложения, от которого не то, что отказаться, а и опровергнуть,
чисто по-людски, сложно и трудно. Ишак обретался на конюшне.
-Застава в ружье! Заслон и тревожная группа на выезд! Сработка! Второй правый!- заорал во всю глотку дежурный на следующее утро, поднимая на ноги личный состав и открывая настежь зарешёченную дверь в оружейную комнату. Через тридцать секунд, на ходу застегиваясь, матерясь на ещё не пойманных нарушителей заслон и тревожка, разобрав тревожные мешки и опустошив пирамиды, скатились от заставы вниз к конюшне. Седлая лошадей, строились, проверяясь, готовые к рывку на линию границы. Офицеры на бегу застегивали портупеи. Разогнав лошадей рысью до галопа, вся кавалькада нырнула через открытые ворота системы за КСП и разделилась на две неравные части. Одна часть, большая - понеслась перекрывать заслоном вероятный прорыв к линии границы. Вторая, малая часть, во главе с начальником заставы, помчалась эскортируемая овчаркой, к месту сработки системы. Чтобы оттуда начать поиск и загнать супостата посягнувшего на святые рубежи в клещи и изловить.
Конюшня, да и застава вмиг опустела. Сашке было скучно. Ослик уминал государственное сено, помахивая хвостом в стойле. Санёк решил покататься, да и сфотаться для дембельского альбома на пленённом, иностранном средстве передвижения. Пока толпа не вернётся с тревожки.
- А ну отрабатывай наш харч, - заявил он ушастому копытному, нахлобучивая на него затянутое "донельзя" конское оголовье и засовывая трензеля между зубов иностранца. Ишак вытерпел экзекуцию молча.
-Ну, поехали,- заявил Александр с апломбом Гагарина улетающего в космос, и тюкнул ишачину в бока пятками пограничных полусапожек, предварительно взгромоздившись на него без седла. Маломерный конь покладисто пошёл мелкими шажками, вынося храброго пограничника из тени конюшни на свет солнечного дня. Сие событие незамедлительно отметил звонком часовой по заставе, доложив дежурному.
- Слышь, Жека! Там Савельев на ишаке к заставе едет. Тащи фотик, сфоткаешься для альбома, заодно обвешайся чем-нибудь - приколемся!- сообщил он новость.
Санёк отфоткался, но не заметил, что ишаку ношение на себе бравого погранца - удовольствия доставляет мало. Не замечая недовольства копытного, Шурик заехал в заставской коридор, проехался на ослике по всем спальным кубрикам, почеломкался с новым часовым и связистом.
- Ты б ещё в канцелярию начальника на нём заехал, - подначил Сашку дежурный. Лучше бы он промолчал. Санёк с криком и гоготом заехал в святая святых заставы - кабинет начальника. И вот тут ишак проявил характер и свою легендарную и ослиную упёртость. Стоит посреди кабинета - и, ни с места... А тут тревожка отзвонилась, что шакал пролез через систему. Шеф дал отбой. И все, кто выезжал - спешат на заставу, чтобы доспать и досмотреть незаконченные из-за пролаза шакала сны.
Иаааааарррраа,- заревел ишак в ответ на понукания и ругань дежурного, Сашки и связиста кинувшегося им на помощь. В пылу борьбы, за выдворение иностранца из секретной комнаты, подлый супостат опорожнил свой набитый за ночь желудок прямо посреди канцелярии, унавозив и завоняв священную келью. Так их там и застала прибывшая с линейки тревожная группа. Сашка, увёртываясь от тумаков офицера, умчался на конюшню. Поддетый хромовым сапогом ишак сам рванул, проявив и прыть, и интеллект, из кабинета, разбрасывая копытами навоз на зелённую обивку стола и повсюду.
-Навечно дневальным по конюшне! Чтоб носа своего на заставе не показывал! Гавнюк!- Орал шеф в гневе, сотрясая здоровенными кулаками и хватаясь за кобуру с макаркой, как сердечник за сердце, - Обоих удавлю, если увижу! - пообещал он в ярости, так и не изловив Сашку, который являлся чемпионом учебного центра по кроссу на длинные и средние дистанции. О случившемся внедрении осла в канцелярию узнали постепенно все заставы комендатуры, а потом отряд и округ.
-Ну что ж ты так обосрался в кабинете-то, капитан?- Елозил начальника мордой по телефону комендант участка.
-Как же ты границу можешь охранять грамотно, если у себя в кабинете порядок поддерживать не можешь, - добавлял оперативный дежурный по отряду, намыливая шею начальнику заставы во время доклада о происшествиях.
- Что у вас там за бардак!- обличали начальника отряда окружные штабники на совещаниях.- Какие-то бестолочи управляют заставой! Вы же госграницу охраняете! - находили они недостатки руководства.

После такого счастья общения с вышестоящими РУКОводителями, начальник заставы с особым удовольствием вписывал фамилию Савельева напротив обозначения наряда по конюшне в книге учёта боевых расчётов. И по три раза в день посылал старшину заставы проверять несение службы нарядом. При попытке лично проверить несение службы рядовым Савельевым, что происходило после каждой новой взбучки от отрядного и комендатурского руководства, командир находил напротив своего лица - только ухоженные конские задницы с хвостами, аккуратно повернутые к проходу, по которому он двигался в поиске проштрафившегося воина.

После недельного пребывания дневальным Санёк стал на конюшне своим парнем в доску. Лошади, не глядя на то, что у Шурика отсутствовали первичные и вторичные конские физические признаки, воспринимали его как своего парня в табуне и ценный обслуживающий персонал. Сашка носа не казал в помещение заставы, если там находился начальник подразделения. Удобно устроившись в тёмной глубине стойла, напротив окошка, Санёк терпеливо ждал, когда начальник уйдёт в свой дом офицерского состава.


Цель - отловить и хотя бы отлупить слегонца Сашку, зажав в угол конюшни, с каждым разом превращалась в мечту командира, которая отдалялась по мере увеличения количества нарядов добросовестно отъишаченных Александром на виду у всего личного состава. Когда на боевом расчете очередь доходила до зачитки двух фамилий дневальных, то Шеф, зачитывал первую вслух. Слышал, как из строя отвечали последней буквой алфавита, а потом выносил приговор.
-...И как обычно,- делал паузу, - этот ишачий наездник - Савельев, - и совсем, вроде неслышно понизив голос, прибавлял лично для себя,- говнюк...
- Застава хмыкала, более чем дюжиной присутствующих лиц, опустив глаза, и мгновенно вспоминая ослиное происшествие, и его последствия, как для кабинета, так и для служебного роста шефа. Начальник же, тут же поднимался в своих глазах думая, что это его сатирическая ирония юмора вызывает здоровое поднятие уровня настроения у подчинённых. И довольный, После боевого расчёта - шеф сваливал домой, а на заставу поднимался со стороны конюшни виновник торжества и принимал незлобивые поздравления от сослуживцев связанные с продолжением изучения навозных наук.

И если командир, вспоминая Сашку, просветлённо матерился и лицо его наливалось кровью, то Народ, Сашку жалел, посмеивался над ним, подшучивал и ...помогал.

Мишка - паук откопал где-то в каптёрке системщиков моток телефонного кабеля. Под предлогом проверки линии связи, ведущей на вышку к часовому, бросил провода на крышу конского жилища и подсоединил параллельно к этому же ответвлению. Затем установил скрытую розетку связи в загородке дневальных и вручил земляку микротелефонную трубку в чехле. Теперь Сашка мог напрямую соединяться с часовым по заставе и комнатой дежурного связиста, а те в свою очередь, ставили его в известность обо всех угрожающих передвижениях нашего главнокомандующего.

Повар оставлял пайку и ждал, пока начальник заставы испарится на обед домой, чтобы Сашка мог в гордом одиночестве, как офицер - пообедать в столовой. В свою очередь, лошадь повара буквально лоснилась вымытой шкурой и откормленными боками, а стремена и трензеля сверкали, как упаковка священного Грааля. В КОНЦЕ первой НЕДЕЛИ Шурику даже стало нравиться, а усилиями повара все часовые по заставе приняли к выполнению доклад о возможности вторжения на конюшню шефа как священную обязанность. При этом бадья недвусмысленно намекал на полное игнорирование объекта с хмырем, если часовой не будет нести службу бдительно. Поэтому шефа отслеживали даже по звуку и силуэту.


Февраль - март 1980 год.
Боевая операция «Горы-80» на западном Памире.
Дислоцированные на территории Афганистана Сводные боевые отряды погранвойск КГБ СССР, с целью обеспечения безопасности госграницы Советского Союза провели боевую операцию «Горы-80» по очистке Северного Бадахшана от банд Абдул Вахоба. Были освобождены 43 населенных пункта, захвачено большое количество мятежников, в том числе 9 руководителей так называемого «Дарвазского фронта», а также много оружия и боеприпасов иностранного производства, документации, раскрывающей замыслы оппозиции и ее связи с Пакистаном.

Отдельная Мотоманёвренная группа Краснознаменного Среднеазиатского Пограничного Округа КГБ СССР занималась боевой подготовкой по особому плану. Группу курировал особый отдел контрразведки. Занятия проводили инструктора без погон и знаков различия, с жёсткими и колючими глазами на лицах.
- Я вас буду учить убивать и делать из вас хотя бы полу профессиональных убийц, - представился один из преподавателей по огневой подготовке, пока воины - пограничники размеренно отжимались в упоре лёжа. Стандартный норматив их сумасшедшей учебки в двести раз, а потом за КГБ, погранвойска и за папу с мамой и т.д. Занятия так и проводились: половина времени, отжимаясь, приседая или просто бродя по кругу с боевым товарищем за плечами вместо вещмешка, это в лучшем случае, а то ведь и бег крокодилом можно получить, а у особо рьяного - полуприсядь с грузом. Учили по засекреченной методике. Считалось, что закрепленный, путём попутной тренировки материал, усваивается лучше, ассоциируясь с мышечно-интеллектуальной нагрузкой. А если материал не усвоишь, то ночью будешь не спать, а зубрить, слушая гранит материала с наушниками в ушах и с бдительным сержантом-дежурным по точке, сидящем на тебе сверху вместо табуретки и руководящим с тебя, дорогого - нарядом по МГ. Вот тебе и мотивация. А ещё хуже провалиться на занятиях по практическому применению навыков.

Выписка из оперативной сводки КСАПО:
В декабре южнее Зульфагара в районе стыка трех границ государств (СССР, Иран, ДРА) проводилась крупная операция мотомангрупп погранвойск вместе с афганскими пограничниками. В этом районе при активном участии спецслужб Ирана было подготовлено несколько формирований мятежников общей численностью более 500 человек. Связь с ними и обеспечение всем необходимым осуществлялись через иранские жандармские посты, расположенные недалеко от афгано-иранской границы. Вылазки отсюда мятежников к Герату принимали угрожающий характер. Операция продолжалась более недели и закончилась ликвидацией основных бандформирований (части удалось скрыться в Иране), очисткой района и выставлением афганской погранкомендатуры.


Тогда, в последний раз, ночью, один из бойцов не попал с первых трёх коротких очередей, - по ночным мишеням на стрельбище. Вся МГ, вместе с офицерами!!!, проползла пятьсот метров по-пластунски до фанерок изображавших врага под огнём над головами, его, командирского автомата. А затем, по команде командира, завалила фигуры в рукопашном бою... Само собой дисциплина и боевая готовность в группе была на высоте. Группу побаивались и не зря. Работники стрельбища, когда приезжала на стрельбы группа, сами, без команды надевали на себя бронежилеты и каски, перетянув для надёжности шею в жару ремнём от противогаза. Так и ходили по мишенному полю и сидели на вышках, пока группа не испарялась, расстреляв и покорёжив всю имитацию стрельбища беспощадным огнём, рассыпавшись в ночи, страшной в непредсказуемости, походной колонной.


Август 1980 год.
Операция по деблокированию окруженного в Гульхане мотострелкового батальона 40-й армии.

В Гульхане боевики, заняв господствующие высоты, блокировали мотострелковый батальон 40-й армии и подвергли его обстрелу. На помощь пришли пограничники. Мотоманевренная группа Восточного пограничного округа, разделившись на группы захвата и совершив дерзкий маневр, одновременной атакой на нескольких направлениях сбила душманов с занимаемых ими высот и освободила окруженных. Боевыми действиями групп захвата руководил лично начальник пограничных войск КГБ СССР генерал армии В.А. Матросов.

Майор - командир группы не жалел никого, ни своих людей, ни тем более чужих. Даже спал на крыше с автоматом в обнимку, положив рядом нож и две круглых, рубчатых зелёных лимонки (граната Ф-1 - оборонительная, разлёт осколков до 200 метров) и одну, такую же зелёную, карманную РГД-5(разлёт осколков до 35метров), так для тренировки, чтоб не расслабляться.
Группа являлась практически отрезанной, по возможности, от остального пограничного и гражданского мира, как положено на границе, четырьмя активными заборами, контрольно-следовой полосой и проверочным валиком с кучей ловушек и малозаметных препятствий. Ночью охраняли сами себя, дураков желающих проверять МГ отшили быстро, и так жестоко, что другие только злобно косились на мелькающие иногда снаружи истёртые и выгоревшие камуфляжи бойцов группы. И жила группа за этими заборами по своим законам и наставлениям.

5 июля 1980 год.
Нападение душманов на пограничный наряд Тахта-Базарского погранотряда на территории СССР.
Банда мятежников, переправившись через реку Мургаб, выследила и атаковала пограничный наряд 9-ой погранзаставы Тахта-Базарского пограничного отряда. При отражении нападения был смертельно ранен один из пограничников.
С помощью подоспевшего резерва банда была разгромлена и отброшена обратно в Афганистан, 4 душманов были убиты

Лишь иногда ни с того, ни с сего - занятия прекращались. Открывались оружейные комнаты боевого оружия, пристрелянного и лелеемого, аки иконы в церкви. Учебно-боевое оружие, с которым бойцы не расставались, не менее лелеемое, но весящее в два раза больше, благодаря свинцовым насадкам, сдавалось и замещало боевое в пирамидах и ящиках. Оружие чистилось и проверялось, затем быстро и без суеты все возможные карманы и ёмкости набивались боеприпасами, гранатами, подствольными, гранатомётными, дымовыми шашками и другими средствами для перевода человеческих, но чуждых родине организмов в мир потусторонний и посему менее СССРу враждебный. Получались средства связи и сигнализации. Последними прибегали штатные фельдшера, в угоду маскировке не с красными, а с зелёными, пограничными крестами на сумках. Затем группа исчезала из поля зрения наблюдателя, если такой самоубийца появится, почти на сутки в учебных корпусах. А после этого прилетали вертолёты и весь состав исчезал от суток, до трёх из места расположения. Но всё чаще и чаще группу поднимали по тревоге и спешно, почти без подготовки, швыряли куда-то в темноту ночи или кажущуюся безмятежность жаркого, среднеазиатского дня.

Апрель 1981 год. Из оперативной сводки Ксапо.
Боевая операция «Мургаб» в провинции Бадгиз.
Операция началась без подготовки и проводилась с целью найти и спасти двух бойцов пропавшего 28 марта 1981 года на территории СССР пограничного наряда, а также с целью разгрома банды думшанов, которая, как полагало командование пограничников, и совершила нападение. В конечном итоге удалось установить картину нападения душманов на пограничный наряд, зверского убийства обоих пограничников (тела их нашли) и примерно наказать бандитов. При этом было ликвидировано несколько бандгрупп, уничтожено около 200 мятежников, более 100 задержано, изъято свыше 300 единиц стрелкового оружия, боеприпасы и документы нескольких мятежных формирований. Пограничники потеряли двоих человек.

Возвращались, как правило, с пересохшими и потрескавшимися губами, исхудалые, загорелые, грязные, злые, в исцарапанной горами и рваной одежде. Иногда в бинтах, реже приносили с собой и сдавали в санчасть раненого. И никогда не привозили убитых. Или их просто не могли там убить, или сдавали своих мёртвых где-то там, на выходе из боевого прикосновения. Никому, ничего никогда не рассказывали. Но слухи, обрывки фраз, неизбежные контакты, рассказы лётчиков проливали свет на то, чем они занимались в приграничной полосе КСАПО и Афганистана, чаще всего, в районе золотого треугольника наркоты...

Май 1981 год.
Боевая операция напротив участка Московского погранотряда
Командованием пограничников была получена информация о появлении крупного формирования мятежников в районе кишлака Чахи-Аб (напротив участка Московского погранотряда). Поднятые по тревоге подразделения отряда - две мотомангруппы на БМП и БТР совместно с афганским подразделением и ополченцами в сжатые сроки блокировали этот район. Мятежники оказали упорное сопротивление, но применение боевых вертолетов и бронетехники решило исход этой операции - бандформирование было полностью ликвидировано при незначительных потерях среди афганских военнослужащих. У советских пограничников потерь не было.


Группу берегли. Не швыряли, не глядя, в случае чего, затыкая дырки. Не тот уровень, только с личного разрешения командующего КСАПО и по согласованию с начальником особого отдела. Операции тщательно готовились агентурно - оперативными и иными методами. Группе, в таком случае оставалось скрытно выйти на рубеж, замаскироваться и ждать условного сигнала. Либо самим, посадив наблюдателей на господствующие высоты, выбирать наиболее удачный момент для вступления в огневое прикосновение с теми, кто пытался пройти или проехать мимо. А мимо, исключительно шли вооруженные караваны, бандгруппы на марше, или непонятные до поры и замаскированные, диверсионные группы.

Сашка.

Первую неделю Сашка нёс службу по конюшне вместе с дежурным, который стоял тогда в наряде по заставе. Через неделю Дежурного убрали на фланги. Сашке не хватало автомата, дозорки, системы с контрольным валиком. Всё сильнее задевали за живое не злобливые подначки остальных пограничников, заступающих на службу с оружием. Народ не упускал случая пошутить, и конечной шуткой был вырезанный кем-то номер Сашкиного автомата на ручке от лопаты обитавшейся на конюшне. Пока Санька не было, к лопате приладили старый автоматный ремень. Александр обиделся , но вида не показал. После третьей недели совсем затосковал Сашка по границе.

А тут снова сработка утром. Как тогда, и снова тревожка и заслон выпрыгивают на границу. И дежурный по заставе прощен и несёт службу в повязке на рукаве. Даже связист из той же смены. Наваждение какое-то. И подначивает его сам дежурный по заставе.

- Ну что Санёк слабо тебе снова на ишаке покататься? - ухмыляется дежурный. А ишак вот он, никуда не делся, на конюшне сено государево жрёт. Хрумкает.... так аппетитно и душевно. И всё у всех на местах, только вот Сашка не на своём месте .
- Да запросто, дальше конюшни не пошлют, больше лопаты не дадут! - вдруг заколодило Александра. И он, грубо прихватив ишака надел на него оголовье. Сел сверху на спину животине и выехал из конюшни прямо на крыльцо где сидел, покуривая, дежурный.

- Нет, не слабо Витёк! А тебе не слабо?- с каждым шажком ишачка лицо дежурного по заставе уменьшалось в улыбке, съёживаясь в предвкушении повторного кошмара. А Сашка, сметая дежурного, уже влетел на обалдевшем от ударов пятками в бока ишаке в помещение заставы. И зацокал по взлётке ударами маленьких копытец ослик. И замаячила призывно дверь в канцелярию. И совсем знакомо, прозвучал вопль связиста о возвращении тревожки и заслона. Затопали, в хромовых сапогах, ноги начальника заставы приближаясь.

Только Сашке это было уже всё равно, он снова стал тем Сашкой, который не боится делать поступки и нести за них ответственность, доказывая всем и, прежде всего себе, что я человек мыслящий и нельзя вот так окунать темперамент и характер, надолго лишая возможности активной деятельности и делать его изгоем.

Воплей было не меньше чем в прошлый раз. Ишака выкинули из конюшни на границу. А Сашку выкинули с заставы в отрядовский стройбат - инженерно-сапёрную роту, лишив его реального звания пограничника, казалось навсегда.

Скучна жизнь в инженерно - саперной роте отряда. Криозотные столбы, построения, развод на работы, непонятные стройки, ночные пьянки, самоволки. Рутина, болото, топь вязкая и мерзкая. Левые доходы. Разборки. Короче тыл во всей его красе. А негоже лилиям прясть, а ищущему применения пограничнику стройкой заниматься. И боженька таки есть на земле, понял это Санька, когда весь стройбат построили не щадя никого на горячем среднеазиатском солнце, вытягивая всех без разбора из всевозможных нычек и уютных каптёрок. В первый раз, громадина пограничного преддверия дисбата увидела всего себя на плацу, поражаясь количеству, а больше качеству своего «военного» организма.

-Я майор Усоев Михаил Аркадьевич, КОМАНДИР мотоманёвренной группы особого назначения, - представился офицер, после долгих попыток местных командиров навести тишину, и порядок в строю стройбатовцев. Майор был в выгоревшей на солнце афганке, с закатанными не по уставу рукавами. Загорелый, крепкий, невысокого роста он выглядел инопланетянином на плацу, где выстроился строительный батальон.
- Товарищи пограничники, - вдруг обозвал он стройбатовцев, забытым и редко применяемым по отношению к ним словом.
-У меня появились вакансии в группе, и я ищу добровольцев. Если есть желание понюхать пороха и повоевать, сменить этот мирок на настоящее военное дело, то это ваш последний шанс. Предупреждаю! МЫ, будем убивать людей. И нас, конечно, будут убивать тоже, на то и война. Время на раздумья тридцать секунд. - А потом скомандовал, так, как будто и не сомневался - будут романтики боя, которым обрыдли лопата, лом, кайло и мотыга, ковыряние в пыли и вонь креозота.

-Добровольцы - десять шагов вперёд...Шагом...Марш! - и конечно вышли. Вышли не все, и не сразу, и не как в кино, но вышли. Отбили, вспоминая строевой шаг, десять шагов и сомкнулись в единую шеренгу лицом к майору.
- Да пошли вы все - крысы тыловые,- Кто-то догнал, выбегая и отталкивая руки, удерживающие его в строю.

Вышли из строя, не так уж и много. Человек двадцать, из почти трёхсот солдат и сержантов. А для Майора, оставшиеся в строю солдаты уже не существовали.
- Военные билеты сдать лейтенанту,- откуда-то из-за спины майора вынырнул, невидимый доселе и так же одетый, летёха с хмурым и серьёзным лицом.
- У вас есть время подумать до того, как вернётся офицер с вашими документами из штаба. Думать будете здесь на плацу, вместе со мной. Вопросы есть? Заявления? Предложения? Просьбы? Жалобы? Завещания?

- Есть, - вылез нетерпеливый Сашка, - Разрешите свою лопату завещать командиру стройбата, а то переживаем за его душевное спокойствие, вы ж у него лучших из худших забираете. А так хоть какое ему утешение оттого, что покидаем его теплое местечко.

- Фамилия? - тут же нашёлся майор.
- Рядовой Савельев Александр,- совсем очумел Сашка от такого внимания.
- Назначаю Старшим группы новобранцев, до прибытия на базу, - подытожил офицер. А сейчас, список группы составь. Придёт лейтенант и шагом марш за вещевым обеспечением и сухпайком на двое суток...

Вот так собирали народ в ОММГ, снимать с застав пограничников - было строго запрещено. А у нас ведь плохих солдат не бывает, подход нужен, умение разговорить, и ключ отыскать к его сердцу.

Первый бой запомнился подготовкой. Особенно психологической. Всех, получивших оружие и боеприпасы. Одетых. Завели в спортзал и запустили кино. То самое, документальное, которое американские солдаты во Вьетнаме снимали. Только нам, в программе телевидения, сюжет обрывали, когда бравый джи-ай подносил нож к голове связанного и беспомощного человека. А тут, продолжали показывать, что было далее.
Как режут беззащитным головы, отрезают уши, вырезают глаза, снимают заживо кожу и поджигают, обмазав напалмом. Убивают, поставив на колени выстрелом в затылок людей, как животных на скотобойне - рядами. Добивают со смехом, позами, рисовкой под крутого рейнджера, отведя в сторону лицо, чтоб не запачкаться. К окончанию сеанса Сашка почувствовал неуёмное желание убивать, рвать руками живую плоть тех - в американских мундирах не жалея, а с удовольствием! Душить, крошить кости прикладом, выбивать кадык магазином, и резать, резать этих уродов в человеческом облике, давить беспощадно и без сантиментов. Он бы любого сейчас уничтожил, лишь бы утолить жажду мщение за просмотр того, что творили вероятные противники. Маты в спортзале, и угрозы, выкрики - возвестили командиров о том, что цель психобработки достигнута. В спортзале сидели люди, которые желали убить противника любым путём больше, чем даже жить в этот момент. А убивать их научили добротно, качественно и профессионально.

Их посадили в вертолёты и выбросили в сумерках за тридцать километров от места предполагаемой засады. К месту надо было выйти ночью с проводником, волоча на себе три боекомплекта.
Пешком, ночью, по горкам растянулась молчаливая колонна пограничников. По приходу на место замаскировались. Весь день отдыхали, забившись в щели и под козырьки скал и укрывшись специально принесёнными с собой маскировочными плащ накидками. Ночью командиры развели боевые группы по выбранным позициям и приказали скрытно и без шума оборудовать место для засады. Обозначили сектора обстрела и наблюдения, порядок ведения огня. Внизу в треугольнике классической засады, по дну дефиле извилась довольно широкая для безлюдной горной местности тропа-дорога. С двух сторон стиснутая пологими склонами, дорога упиралась в подъём вертикально и перпендикулярно преграждавшего её течение горного кряжа. И поворачивала, обходя скалистые стены. Утро наступило для залёгших пограничников слишком быстро. Но командир, оглядев склоны, своих бойцов не заметил. Батя, удовлетворённый увиденным результатом доложил коротко куратору в отряд о готовности. Получил добро и перешёл в режим радиомолчания.

- Всем замереть и наблюдать, - прокатилась немая пальцевая команда по цепям боевого порядка.

Первыми откликнулись на ориентировочно поставленную задачу выдвинутые вперёд наблюдатели. Согласно агентурным данным, по этой дороге, утром должен был пройти отряд моджахедов, полностью сформированный и подготовленный в Иране за американские деньги.
Доклад наблюдателей вверг командира ОММГ в короткий ступор.

- Вижу змейку! - лаконично докладывал боевой разведдозор, - Идут в колонну по три! Триста фигур! Все вооружены! Стрелковое оружие М-16, М -60! ПКМ, РПГ и вьючный караван тридцать мулов!- но не это удивило и заставило на секунду задуматься майора, а последние слова разведчика, сказанные по УКВ-связи,- Эти духи - это американцы. Америкосы идут! Приём! - вот это да! Вот это номер. Майор вмиг прикинул, что бойцы проверенные, трезвые, травку не пробуют по убеждениям. Отдохнули. В своём уме вообще. А пиндосы тогда откуда блин? Приказа мочить пиндосов не было. Сказали, что будут обычные духи, много, хорошо вооружённые, экипированные, но не американцы же.

- Поясни! - потребовал командир. Доклад озадачивал не количеством и качеством духов, а их национальной принадлежностью.

- Противник одет в форму солдат американской армии. Личный состав имеет соответствующие значки, нашивки, шевроны и знаки различия. Ботинки, головные уборы, тактические ремни, фляги и амуниция каждого боевика, соответствуют экипировке бойца 81 воздушно-десантной дивизии армии США,- чётко, как в учебном классе доложил по запасной частоте скрытый маскировкой и дальностью нахождения от основного состава дозор. - Да, точно как в кино, что перед выходом грузили на психушке! Они все побриты не позже чем вчера вечером!- убедил последней фразой командира невидимый отсюда сержант и перешёл на следующую фиксированную частоту.

Батя решил сам поглядеть. Скрываясь за горкой, скинув тяжёлые причандалы, бегом побежал по тыловому пологому скату. За ним как хвост и тень прошелестел связист с радиостанцией. Добрался до самого дальнего пограничника, который ближе всех был расположен к приближающейся колонне. Одел самодельные антибликовые фильтры на двадцатипятикратный, трофейный бинокль и медленно, медленно высунулся из-за прикрывавшего огневую точку камня, накрывшись плащпалаткой.

По дороге пёрли. Именно - нагло пёрли, в разнузданной колонне по три, пренебрегая боковыми и передовыми разведдозорами, солдаты американской армии. И даже жевали жвачку, точно, как во вьетнамском кино про войну. Пока, удалённые приближением бинокля, воины аллаха давали возможность майору сообразить, - что делать? Начинать третью мировую войну без санкции руководства или хотя бы Министра Обороны командиру ОММГ хотелось мало. А посему вышел на связь с куратором из отряда.

- Я шестой! Приём! - понеслось по закодированной и засекреченной УКВ-связи запрос- требование ответа.
Шестой! Я пятый! Приём! - отозвалась в динамике щекофона, подтверждая вертикаль подчинения.
- Я шестой! Имею триста духов на марше в соответствии с ориентировкой. Идущие по дороге одеты в форму американской армии. Предполагаю форму 81-ой воздушно - десантной дивизии, армии США. Боевики выбриты. Вооружены штатным оружием соответствующего воинского подразделения вооруженных сил США. Экипировка и амуниция соответствует. Прошу подтверждения на уничтожение колонны предполагаемого противника. Время до предполагаемого огневого контакта 30-40 минут. Перехожу на вторую запасную частоту по улитке. Прием!

В отряде в комнате оперативной связи забурлило, как в жерле вулкана. Оперативный вызывал по ЗАСу округ.
- Американцы идут! - неслось со всех углов комнаты связи. Материализовался из ниоткуда особист и разведчик. Записанный на магнитофонную ленту доклад Майора передавали оперативному округа. В штабе КСАПО разразился малый ураган. Командующего поднимать из постели не пришлось. Он ночевал у себя в кабинете. После минутного раздумья потребовал связи с Москвой с оперативным дежурным штаба ПВ. Через минуту его соединили с командующим. Через три минуты командующего погранвойсками соединили с председателем КГБ СССР. Ключевая фраза: "В Афгане Американцы идут", - летела из одного высокопоставленного кабинета в ещё более высокопоставленный, пока не добралась до дежурного по ЦК КПСС секретаря с полномочиями члена Политбюро. Оперативная тройка из Председателя КГБ, Мсинистра обороны, Министра иностранных дел немедленно обсудила и доложила секретарю свои соображения. Соображение были выслушаны. Оперативная тройка возмущённая прямым вторжением американцев в зону непосредственно приближённую к границам СССР решила предложить и решить проблему просто: "Забуярить их нах...! Чтоб не наглели!" Что у них там, своей Южной Америки мало что ли? Совсем нюх потеряли!

Команда полетела по вертикали власти вниз. От оперативного дежурного КГБ к оперативному дежурному по "Потешным Войскам". -
Уделать американцев! - победно звучала команда, развязывая руки командующему ПВ.
- Буярьте американцев,- неслось по засекреченным и защищённым линиям связи из Москвы в Краснознамённый Среднеазиатский Пограничный Округ.
- Уярьте американцев! - влепилась в мозг оперативного руководителя операцией в отряде команда из округа.

- Шестой, Я пятый! Приём!? - пропела долгожданная фраза в щекофоне прижатом рукой к уху майора.
- Я шестой! Приём! - ответил командир ОММГ, ожидая приказа сверху. Ответственность щекотала сердце, выливаясь каплями пота на лице командира, в эту далеко не жаркую утреннюю рань восходящего солнца.
- Мочи их шестой! Не задумывайся! Бей американцев! Приём! - гора с плеч майора рассыпалась пылью на кроссовки с пришитыми на них лоскутами маскировочной ткани. Горные ботинки он снял ещё ночью, привязав их шнурками к брезентовой портупее пехотной облегчёнки, бегающего за ним повсюду связиста. На командире была его счастливая, выгоревшая на солнце афганка, на которой, даже не было майорских звездочек зелёного цвета. Вместо них на матёрчатых погончиках выделялись пятиконечные следы тёмной и не выгоревшей на солнце материи, которые лучше уставных знаков различия показывали личному составу, кто здесь командир и божественный начальник по переводу в мир иной любого обозначенного разведкой противника...

Четыре крокодила прикрывавшие высадку ОММГ в точке выброса начали форсированный прогрев движков ещё тогда, когда запрос об американцах пошёл с пыльной и затерянной в афганских горах сопки. Теперь оставалось только взлететь и, прячась в складках местности пронестись тридцать километров до засады пограничников, чтоб выпотрошить тяжело висящие конусы нурсов в вульгарно припёршихся в Афганистан американских выскочек.

Авианаводчики и пограничники группы выложили на горном склоне за своей спиной ярко-жёлтые полоски материи, обозначая свои позиции. Жёлтый почти оранжевый цвет видно гораздо дальше, чем любой другой. Место засады выбирали тщательно и вдумчиво. Солнце, поднимающееся за спиной у изготовившегося к бою заслона мангруппы, слепило глаза, приближающимся в составе колонны бандитам.

Даже если бы они и успели среагировать на приближающихся в притирку к земле вертолетов, то спрятаться от геликоптеров в узости дефиле им было негде. Дозорный немного ошибся, бандитов было на сотню больше. Сотня моджахедов отстала от основной колонны, натерев себе новыми американскими ботинками ноги. И ковыляла в километре - двух от основной колонны.

- Жук я шестой! Накат! Приём! - передал условную фразу через авианаводчика командир группы.
- Шестой! Я жук! Накат! Приём! - подтвердил командир четвёрки крокодилов, поднимая вертолёты огневой поддержки в воздух.

До дефиле пять минут лёта. Крокодилы сделали «свечку», над позициями группы и на мгновение замерли, опуская носы вниз перед пуском ракет и нащупывая сигарами фюзеляжей групповую цель на дороге. Страшное это дело, залп нурсами по идущей на марше колонне в американской военной форме.
Полосы трасс реактивных снарядов потянулись от штурмующих бандитов вертолётов к беспорядочно рассыпающимся в стороны рядам и шеренгам походной колонны. Воздух вздрагивал от разрывов и наполнялся пылью, осколками, кусками, ошмётками, каменной крошкой и криками поражённых и раненных бойцов за веру. Вертушки прошли двумя парами вдоль огрызающейся стрелковым огнём колонны, выпустив весь боезапас нурсов. Колонны больше не было. Вместо неё на том месте, где она была видима в последний раз, поднялось облако пыли и песка, клубами непроглядной взвеси закрывшее то, что происходило внутри.
- Огонь! - уже не прячась и не маскируясь, дал команду майор голосом и выпустил в небо над собой красную ракету.
Склоны, окружающие дорогу, с трёх сторон, сверху вниз сыпанули в облако и по теням, мечущимся внутри него очередями из автоматов и пулемётов бойцов, выстрелами гранатомётов и всплесков снайперок... Расстрельное добивание остатков бандгруппы вряд ли бы прекратилось до выявления полного отсутствия шевеления, если бы сотня боевиков невидимая за поворотом дороги не открыла беспорядочный, но отвлекающий огонь из двух пулемётов ДШК. Авианаводчики перенацелили пернатых и те завалили пулемёты, оставшимся в неприкосновении, огнём боезапаса ГШ-23.

Вертушки ушли в союз. Вместо них в помощь ОММГ поднялись ещё четыре вертушки, но подлётное время в тридцать минут, давало возможность пограничникам самостоятельно «разобраться» с оставшимися за сопкой боевиками.

Командир принял решение - наблюдать, отстреливать выявленные цели и ждать бронированные вертушки с полным боекомплектом. Людей своих майор берёг, как командир американской роты морской пехоты, действующий согласно боевому уставу своей армии в бою. Но только, если американец использовал всю свою боевую мощь приданных и поддерживающих сил и средств для нанесения максимального урона противнику потому, что обязан был первым подниматься в атаку, то у майора на этот счёт были свои, специальные, российские соображения.

Бандюки оставшиеся в живых поразили пограничников своей заботой о мёртвых и раненных. Несмотря на интенсивный обстрел, в неосевшем на землю дыму и пыли, моджахеды умудрились вынести всех живых. Мёртвые и целые трупы были разуты и их обувь аккуратно поставлена у ног погибших. Тела своих убитых воинов духи развернули в одном и том же направлении.

Когда авиаразведка доложилась, о том, что духи рассеяны и уходят, рассыпавшись мелкими группами, пограничники спустились вниз на осмотр и зачистку. Зачищать было нечего. Дорога была покрыта дымящимися тут и там останками, кусками разорванной плоти, камуфляжа, оружия и амуниции.

В мангруппе потерь не было. Только расцарапанные и сбитые о камень коленки и посечённые каменной крошкой руки и ноги. Прилетели транспортники. Бойцы заняли круговую оборону. Разведчики и особисты пытались выяснить происхождение «американской бандгруппы» в Афганистане. В конце концов, выяснили, что вся банда была оснащена напрямую американцами, минуя вороватых иранских чиновников в качестве посредников. Вот только быстро прекратила своё существование, так и не выдав заморским покровителям дивидендов от своей деятельности.

«Старики» не скрывали своего удовлетворения, вертушки лишили половины боевой работы , но и сохранили людей. Собрали оставшееся оружие, образцы формы и улетели домой на базу.
В Москву доложили о казусе, вызвав улыбки удовольствия у руководства войск и армии... А мангруппа снова упрямо готовилась к дальнейшим операциям по своему, отдельному плану. А дальше, дальше в круговерти беснующегося, как подранок, Афгана, был кишлак, при штурме которого Сашку контузило...
Оценка: 1.5181 Историю рассказал(а) тов. Rav : 05-12-2010 01:15:14
Обсудить (16)
23-12-2010 16:19:46, ЗАМБОЙ
[QUOTE=Бандера (Михалыч) Всего таких отрядов было 7 ...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
  Начало   Предыдущая 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Следующая   Конец
Архив выпусков
 Август 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
Флорапласт - купить цветочные горшки интернет-магазин
очистные сооружения