Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Остальные

Уволившись из «рядов» капитан Ю-ко, тем не менее, остался на аэродроме. Правда, уже не в летно-подъемном составе - за крайний месяц службы, «влетев» аж в две предпосылки, он заподозрил, что Господь ненавязчиво намекает что не фиг и дальше носиться по небу в алюминиевой трубе; по крайней мере, какое-то время.

Спустившись с небес на землю Ю-ко устроился на работу в одну небольшую коммерческую авиакомпанию. Как-то так получалось в те годы странно, что военные транспорты активно продавались не менее активно возникающим авиакомпаниям... При этом в руководстве этих авиакомпаний хватало знакомых и полузнакомых еще по Военно-Воздушным Силам лиц, самолёты, ставшие частными, не покидали привычных стоянок, обслуживалась техника, что уж таить, в местной ТЭЧ, да и летали так, что частенько было непонятно, «где кончается Беня, и где начинается полиция». То выясняется, что все военные борта застряли по погоде в Китае с грузом ширпотреба, то «частники», совершенно не тревожась, таскают совершенно секретные грузы без допусков и сопровождающих...

Бардак, конечно, зато не скучно.

Вот и нашёл себя Ю-ко на ниве «организации авиационных работ и перевозок», за несколько месяцев на практике освоив то, чему в ВУЗах Гражданской Авиации пять лет учили в теории. Поначалу с ошибками - например, убедившись что начальника, скачущего вместе с грузчиками по бетону, закидывающего в самолет «полезную нагрузку», помогающего ее распределить и раскрепить, подчиненные перестают воспринимать как начальника, или отправив по ошибке десять тонн «кристалловского» спирта от одной политической партии в заполярный город N-ск к выборам вместо такого же, но на пять бочек меньше, груза в другой заполярный город Н-ск (туда тоже должны были везти, но на следующий день, но к тем же выборам и от того же грузоотправителя; народ так и не спросил, куда дели царя-батюшку, партия тоже ничего не заметила, так что тут всё обошлось) - но какой молодой специалист может похвастаться, что сразу уловил специфику работы, всю суть её и глубины? Если и найдётся такой, так увольнять его сразу, как лицо явно склонное к заведомой дезинформации и умышленному очковтирательству.

Как бы то ни было, уже через несколько месяцев Ю-ко стал обладателем пусть еще небольшого, но уже персонального кабинета, хотя и без секретарши, и принялся активно приводить толщину живота и ширину лица в соответствие занимаемой должности.

В один из сумрачных дней дверь внезапно распахнулась и внутрь ворвался зелено-красный смерч.

- ..ать!!! ...ять!!! ПАЧЕМУ???!!! ...ять!!. Кто, ...ять-мать?!! НЕМЕДЛЕННО!! ..ть-..ть... ..УКА!!! ...ять! - доносилось из эпицентра.

Неведомая сила вырвала Ю-ко из мягкого кресла:

- Вввв-в-в...

Смерч бушевал и матерился.

- В-в... ВОН!!! Выйдите вон! Постучитесь! и войдите как положено!

Смерч стих, как тумблер повернули, и превратился в общевойскового генерала, ошалевшего от такой наглости.

- Вон!!! - добил посетителя Ю-ко.

Побелевший от злости генерал удалился; оставалось прикидывать чем всё кончится. «Лавка»-то, конечно, коммерческая, но где именно «кончается Беня»... Генерал не авиационный, уже хорошо; с другой стороны и «красный» генерал может подтянуть такую «тяжелую артиллерию» что весь мозг, вплоть до седалищного отсека, перетряхнут... а может и перетрахнут...

Минут через пять раздался стук в дверь.

- Разрешите? - на пороге возник генерал, уже не пытаясь изобразить стихийное бедствие.

- Проходите, присаживайтесь, - дружелюбно пригласил Ю-ко, по-прежнему всем чуем чуя подвох. - Вы по какому вопросу?

- Да мне... точнее, нам... вот надо... срочно... - мялся, с трудом подбирая печатные слова, посетитель.

- Подробнее, и по пунктам. Вам чай, кофе? Или покрепче?..

...Как вскоре выяснилось всего-то навсего нужно было отправить - недалеко, примерно через половину нашей необъятной, небольшой, буквально один КУНГ, груз. Правда, секретный до удивительности.

- ... да мы и собирались так, через дивизию, но там кто в разлете, кто в ремонте... Оплата? Конечно, будет. Правда, не сразу... позже... Но Министерство Обороны обязательно оплатит! Позже... Сроки?.. Нуууу... Другие варианты?.. Заправить? По полной? Да не вопрос! И экипаж еще накормим-напоим... хорошо, поить не будем... хорошо, и с собой не нальём...

Оставим коммерческую тайну тихонько плесневеть за пресловутыми семью печатями. Скажем лишь, что договаривавшиеся стороны разошлись абсолютно довольные переговорами - крепко пожав друг другу руки и не менее крепко уверенные, что именно они остались в выигрыше.

Для представителя Министерства Обороны - что груз все-таки будет доставлен на место в срок, аккуратно, без усушки и утруски... Еще и «живые» деньги экономятся... Ну или полуживые...

Для представителя авиакомпании - что «семьдесят шестой», завтра-послезавтра всё равно летящий примерно туда же, но с недогрузом, сделав небольшой, на пару сотен кэмэ крюк, «попутной лошадью» закинув эту станцию, бесплатно заправится «под пробки», а топлива в него можно залить ох как много...

А сам по себе капитан Военно-Воздушных Сил в запасе Ю-ко, проводив разом повеселевшего посетителя, презрев кодекс законов о труде и прочие руководящие документы, щедро плеснул «представительского» коньяка, закурил...

- Вот и всё!.. Ведь когда генерал орал, слюнями брызгал и руками махал, а меня клинило, слова сказать не мог, «в-в-в...» давился - не «вон!» я хотел крикнуть, а «виноват!»... И вскочил не от злости, а по стойке смирно... Всё, отпустила Служба!!! Штык в землю...
Оценка: 1.7826 Историю рассказал(а) тов. BratPoRazumu : 16-01-2015 01:39:25
Обсудить (10)
19-01-2015 13:13:53, maxez
* На полтораста лет назад сдвинуть - и были бы все эти ска...
Версия для печати

Авиация

Сказки "триста десятой" сопки
Сказка б/н 12

- Вообще лётчики у нас сильные... - "старый", уже несколько лет отслуживший в полку техник вводил в курс дел молодого, только из училища, лейтенанта.
"Новое пополнение" прикрепили к более опытному коллеге набираться практического ума-разума; тот, в свою очередь, прикидывал кого занесло в коллектив. Вот так, пока подопечный "мигарь"* бороздил просторы воздушного океана, техники и коротали время за неторопливым разговором о "рифах и мелях" службы.
Беседу прервал вернувшийся самолёт, из кабины выбрался на удивление взмокший лётчик.
- Уффф... Слушай, ерунда какая-то у тебя, чуть не угробился на посадке. Вроде нормально всё было, снижаюсь, и тут подхватывает, вверх прёт, по высоте вообще управление заело, еле сел... Я, конечно, тебе в ЖПС-е** "замечаний нет" напишу, но ты смотри, разберись, что там случилось такое...
Тяжело отдуваясь, пилот утопал в курилку; переглянувшись, техники бросились к кабине. Странный отказ, что-то напоминает... Так и есть! Система автоматического увода с опасной высоты включена.
- Ого! Там же усилие тридцать шесть кило... и ведь он всё время, с трёхсот метров высоты и до пробега, автомат перетягивал! Мать-моржиха...
Одним щелчком тумблера "неисправность" была устранена.
- О чём мы говорили? Да, лётчики у нас сильные.... ну, по крайней мере, физически сильные...

___________________
* "мигарь" - самолёт МиГ-23
** ЖПС - "журнал подготовки самолёта"
Оценка: 1.7629 Историю рассказал(а) тов. BratPoRazumu : 16-01-2015 01:29:38
Обсудить (9)
19-01-2015 16:43:50, taratarin
ну.. физически сильные ;-)))))))))))))) красота, спасибо!...
Версия для печати

Авиация

Специальность пилота-перегонщика - профессиональная мечта многих пилотов, и когда в конце прошлого года инженеры, обслуживающие мой борт, осведомились, не могу ли я перегнать старенькую Сессну-172 из Англии в Румынию, я, разумеется, с радостью согласился, и мы предварительно договорились на конец января. Январь наступил и прошел, начался февраль, но погода над Англией оставалась парадоксально мерзкой одну неделю за другой. Над островами завис циклон, щедро поливавший страну водой вплоть до затопления и с завидной регулярностью выплевывавший холодные фронты во все стороны. Наконец, на второй неделе февраля в выходках природы обозначился небольшой перерыв, и я взял билет на утренний рейс из Праги в Лондон. Пролетая над Северным морем, я удовлетворенно наблюдал равномерный слой облаков под нами - где-то выше 3 км уже начиналось чистое небо. Погода на земле в Хитроу была безобидно-серенькой. Впрочем, до Энстона было еще 100 км на север. За те два часа, что Том и Уильям везли меня на аэродром, начал подниматься ветер. Выйдя из машины, мы ощутили первые капли дождя, а еще через час с неба уже лило как из ведра, а ветер с воем дул строго поперек полосы. Все, что удалось сделать за день - это ознакомиться с самолетом, проверить работу приборов на земле, опробовать двигатель, прорулить до заправки и обратно, намокнуть до нитки и сытно поужинать в индийском ресторане.

На следующее утро ветер развернулся вдоль полосы, а серые утренние облака вскоре развеялись и открылось голубое небо. Мы с Томом сделали несколько кругов, затем перелетели на соседний аэродром, откуда ему нужно было забрать на обслуживание другой самолет. "Сессна" вела себя пристойно, двигатель Continental О-300 с одним свежезамененным цилиндром работал безукоризненно, расход топлива соответствовал паспортному. Мы дозаправились, загрузили в самолет все необходимое, ошвартовали его и на этом закончили день.

Раннее утро встретило меня дождем и низкой облачностью. Аэродром Энстон не оборудован радионавигационными средствами, и вылетать мне предстояло визуально. Не желая нырять сразу в облака, я не стал торопиться с подготовкой к полету, еще раз пересмотрел метеосводки и перебрал разные варианты маршрута. Наконец, дождь закончился, а нижний слой облаков рассеялся, и у меня еще оставалось достаточно времени, чтобы успеть в Прагу к заходу солнца. Собственно, для полетов по приборам это не играло большой роли, но аэропорт Водоходы был временно закрыт, а платить большие деньги за посадку в Рузине (большом пражском аэропорту) было неохота, поэтому я хотел успеть на свой базовый аэродром Бубовице, открытый только в дневное время.

Погода явно не располагала к развлекательным полетам, работы у диспетчеров было относительно немного, и переход на полет по приборам мне дали почти сразу же после взлета. Я быстро забрался на заявленный эшелон 110*, но облачность еще и не думала заканчиваться. В чистое небо я выбрался только на подлете к южному побережью Англии, да и то ненадолго - уже через несколько минут полета вглубь Франции я снова оказался в облаках. Недалеко от Лилля, когда молочно-белое ничто передо мной вдруг выплюнуло мне в лобовое стекло россыпь капель воды, я поначалу не придал этому значения, но через несколько секунд вдруг увидел, что капли сидят на стекле неподвижно! Проклятый циклон хлестанул меня одним из своих "рукавов". Переведя самолет в пикирование, я объявил диспетчеру Лилля о срочном снижении в связи с обледенением. Эшелон 90 - без изменений. Эшелон 80 - без изменений. Наконец, в районе шестидесятого эшелона капли льда начали потихоньку соскальзывать со стекла, но на носке (передней кромке) крыла оставался уже наросший к тому моменту изрядный слой прозрачного льда. Скорость стала падать даже при работе двигателя на полном газу. Тем временем, диспетчер Лилля передал меня диспетчеру Брюсселя, которому предстояло сопровождать меня до Шарлеруа - аэропорта дозаправки по моему плану. Несмотря на максимальную мощность двигателя, самолет начал понемногу терять высоту. Диспетчер дал мне снижение до 4500 футов (1370 м), минимальной высоты радиолокационного сопровождения, заводя меня в Шарлеруа издалека, как это обычно делается в Бельгии. На 4500 мне тоже было не удержаться, но к тому моменту я уже видел землю, клочки облаков подо мной и пролетающие снежные заряды. Впрочем, судя по отсутствию белых пятен, до земли снег не долетал, да и метеослужба Шарлеруа сообщала о лужах на полосе. А, да, еще я увидел толстую корку льда на своих колесах. Лететь приходилось навстречу сильному порывистому ветру, относившему меня назад - по показаниям GPS-навигатора, путевая скорость временами падала до 16 узлов (30 км/ч). Казалось бы, аэропорт уже совсем рядом, но в таком режиме до точки входа в глиссаду оставалось лететь еще целый час, а высота тем временем продолжала падать. Для экономии времени пришлось запросить визуальный заход по кратчайшему маршруту. На вопрос диспетчера, хочу ли я объявить аварийную ситуацию, что-то внутри меня выдало фразу: "Пока что нет!" Вдруг самолет начал резко дергаться из стороны в сторону. Не поняв поначалу, что это такое, я выровнял его, пытаясь по-прежнему удержать высоту. Когда через минуту-другую рывки начались снова, я вдруг осознал - лед на крыле не только серьезно испортил аэродинамику самолета, но и заклинил индикатор сваливания, а пытаясь удержать высоту, я перестал внимательно следить за скоростью. Самолет вошел в режим сваливания "сухим листом", совершил несколько качаний размахом около 60° в каждую сторону, затем опустил нос и выровнялся. Отдав штурвал от себя, я пожертвовал еще полутора тысячами футов высоты, но выиграл столь необходимую мне скорость. Ситуация заметно улучшилась, я смог даже начать понемногу взбираться наверх снова, не теряя скорости. Наконец, впереди показалась полоса. Тем временем я услышал по радио, как диспетчер отправил прибывающий рейс Ryanair в зону ожидания, заявив, что на подходе аварийный борт. Впрочем, к тому моменту я как раз окончательно уверился, что до полосы-то я точно долечу. Выйдя на посадочную прямую, я снова услышал пилота Ryanair: "Сколько нам примерно еще ждать? У нас мало топлива, я лучше уйду на запасной в Лилль!" Диспетчер ответил жестко: "Ждите. У нас аварийная ситуация, вызову вас позже". Чувствуя себя как никогда весело, я вышел в эфир: "Райанэйр, не волнуйтесь, я в 5 секундах от полосы", и уже на выравнивании услышал в ответ: "Удачной посадки!"

Я быстро срулил с полосы и покатился на стоянку малой авиации. Запарковавшись и выключившись, я услышал вой включенных на реверсе реактивных двигателей. Мимо прокатился Ryanair, поднимая колесами большие фонтаны воды. Диспетчер руления сообщил, что направляет ко мне группу осмотра. Показавшийся вскоре на перроне желтый джип сначала направился ко мне, но вдруг отвернул в сторону и поехал к полосе, в район зоны приземления. Через пару минут джип вернулся, и вылезшие из него сотрудники аэропорта продемонстрировали мне найденные на полосе два крупных куска льда - видимо, слетевшие с колес при касании. Убедившись, что мы с самолетом целы и невредимы, они сфотографировали регистрационные документы, чтобы не гнать меня в офис на другом конце аэропорта для оформления прилета, и отбыли восвояси. За несколько минут, что мы беседовали, с крыльев на бетон периодически шлепались отваливающиеся куски льда.

Весь полет занял почти четыре часа вместо двух с половиной по плану. Успеть в Прагу до заката было уже малореально, да я и не был уверен, что где-нибудь в полостях самолета - скажем, в том же сигнализаторе сваливания - не осталось льда. К тому же и организм отчаянно требовал горизонтального положения и сна. Я собрал свои вещи, запер самолет и отправился в гостиницу ночевать.

Наутро я потратил почти час на поиск удобного маршрута для полета до Праги по приборам. Прогноз показывал высокий риск обледенения в районе эшелона 100 на значительной части пути, но теплый воздух на малых высотах, поэтому я в конце концов отказался от идеи лететь по приборам и решил подать план на визуальный полет и лететь на малой высоте. Поначалу я держался над тонким слоем дырявых облаков на высоте около 4500 футов, но потом они начали постепенно густеть и подниматься, заставив меня подняться сначала на эшелон 55, потом 75. В конце концов, примерно на входе в зону ответственности Франкфурта, я увидел впереди сплошную стену облаков и был вынужден запросить переход на полет по приборам. Похоже, вопреки прогнозам метеорологов, бывший здесь теплый фронт еще не успел рассеяться. Когда диспетчер предложил мне выбрать приборный эшелон (они кратны 10), я, недолго думая, выбрал 80, за что почти сразу и понес заслуженное наказание - буквально через несколько минут, в районе Кобурга, я снова попал в обледенение - впрочем, не столь сильное, как накануне, и с изморозью вместо прозрачного льда. Снизившись до эшелона 60, я быстро оттаял. Минут через 10 диспетчер был снова вынужден загнать меня наверх, на эшелон 70, но к тому моменту я уже летел в чистом воздухе между двумя слоями облаков. Еще несколько минут в воздушном пространстве Германии, еще несколько минут в диспетчерской зоне Карловых Вар со снижением в облака, и вдруг, как будто передо мной открылась дверь в лето, я вывалился из сплошной облачности в чистое синее небо с безобидными кучевыми облачками на горизонте просто для украшения. В Бубовице поначалу никто не отвечал на мои вызовы; с третьего раза кто-то ответил - видимо, по портативной рации - что руководитель полетов уже ушел, а воздушная зона аэродрома свободна. Различив знакомую полосу издалека, я сел сразу с прямой, не входя в круг, и запарковался напротив своего ангара. Полет занял 3 часа 40 минут.

Владелец самолета заверил меня, что спешить нет нужды, и я остался в Праге ожидать хорошей погоды. Через три дня фронты над Венгрией и Румынией рассеялись, и можно было вылетать дальше.

Первым делом пришлось перелететь на соседний аэродром Пржибрам для дозаправки - у нас в Бубовице бензин наливают только по выходным, когда летает местный аэроклуб. Оставшийся сегмент полета был самым длинным, поэтому баки пришлось наполнять под пробку. Полет до Арада оказался типичным "летним" полетом по приборам - уже на 70-м эшелоне подо мной осталось огромное плоское одеяло облаков, проткнутое у горизонта восточными отрогами Альп.

Оживленное галдение в эфире Австрии с пересечением венгерской границы сменилось тишиной: за почти два часа мне довелось услышать всего два или три кратких радиообмена на венгерском. Я даже на момент заподозрил потерю радиосвязи и на всякий случай вызвал диспетчера - но нет, все было в полном порядке. Последний час полета прошел в темноте. Румыния встретила меня безоблачным звездным небом и яркой "новогодней елкой" огней аэропорта Арад.

На этом моя миссия была окончена - владелец получил свой самолет, а я сел на поезд и отбыл в Будапешт, а оттуда - в Прагу. Весь перелет из Англии занял 12 часов в воздухе.

Иллюстрации здесь: http://ultranomad.livejournal.com/34997.html

* - эшелоны полета нумеруются в сотнях футов, 11000 футов = 3350 м.
** - в Европе такие маршруты имеют кучу ограничений и подлежат проверке через компьютер Евроконтроля (централизованной диспетчерской системы Европы).
Оценка: 1.5714 Историю рассказал(а) тов. Ultranomad : 18-01-2015 21:37:58
Обсудить (5)
20-01-2015 20:00:16, Юстиц-советник
Аналогично. Но таки +2....
Версия для печати

Флот

В июне 1993 года на СКР «Невесомый», бороздивший воды Средиземного моря и носивший до сих пор на борту гордое имя «Невский комсомолец» (буквы, благодаря принципиальности и амбициям прежнего командира, а также всеобщему раздолбайству, не сменили, да и вахтенные офицеры, поручив приказание, отзывались в родном театре по УКВ только на старую «фамилию»), свалилось «счастье»! Нежданно-негаданно пришла телеграмма, в которой предписывалось подготовить корабль к обеспечению визита ГК ВМФ в Стамбул.
И закрутилось!
Назначенные бригады с утра до вечера шкрябали борта и надстройки, очищая их от ржавчины и облупившейся краски, и пытались разведённой (в целях экономии) до полупрозрачного состояния нитрокраской придать кораблю презентабельный вид. Памятуя о том, что самое страшное на флоте - матрос с кисточкой, к процессу покраски подключались и свободные от вахты офицеры, вплоть до командиров боевых частей, которые, не гнушаясь взять в руки кисть, истово мазали леера, переборки и вооружение, с удовольствием подставив свои полуобнажённые туловища средиземноморскому солнцу.
С рассветом командир и вахтенный офицер наблюдали плачевную картину - бόльшая часть краски, воспротивившись варварскому отношению к технологическому процессу разведения и нанесения, отстала от покрашенных поверхностей и висела на надстройках двухметровыми простынями. С бортов её попросту смыло...
* * *
Помимо приведения внешнего контура СКРа в надлежащий вид командование озадачилось и подготовкой парадного караула.
- Все, кто выше ста восьмидесяти сантиметров, выйти из строя! - прозвучала команда старпома Тётушкина на большом сборе.
Из шагнувших вперёд отобрали двадцать самых презентабельных молодцев.
- Сергеев, а что у нас с палашами? - старпом задал невинный вопрос командиру батареи крылатых ракет, заведующему арсеналом.
- Готовы, Борис Александрович! - ни разу не смутившись, ответил Юра, вспоминая, что где-то в дальнем углу он видел чёрные ножны, завёрнутые в брезент.
- Принеси!
Через пять минут пред взором старпома предстали три видавших виды железяки, которые не то, что парадным, а вообще оружием назвать было сложно. Затёртая и кое-где порванная кожа ножен и облезлые перевязи красноречиво указывали на то, что эти, с позволения сказать, «палаши» были ровесниками матросов, штурмовавших Зимний. О том, чтобы представлять Военно-Морской Флот перед басурманами, не могло быть и речи!
- Мда... Готовы, говоришь? - старпом еле сдерживался, чтобы не рубануть клинком по шее незадачливого старлея. - И что делать будем???
После доклада по команде о плачевном состоянии парадного оружия, начался мозговой штурм, результатом которого были переговоры по УКВ с командиром СКР «Слаженный». Что там ему пообещал комбриг Горелик, неведомо, однако через час к борту «Слаженного» за заветными палашами направился рабочий баркас.
Прибывающий обратно баркас встречали как дорогого гостя! На юте выстроилась почётная делегация со старпомом во главе, наблюдавшая, как, подпрыгивая на лазурных волнах, корабельное плавсредство подходит к родному борту.
На носу судёнышка возвышалась фигура младшего штурмана Данилюка, очень напоминающая капитана Грея в исполнении Василия Ланового. Одной рукой штурманёнок держался за леера, а другой сжимал драгоценный груз - новенькие палаши, рассыпающие искры золочением перевязи и надраенной медью эфесов.
Радости арсенальщика Юры Сергеева не было предела! Занесённый над его шеей дамоклов меч, кажется, обретал более прочную связующую нить, чем конский волос.
И вот при швартовке баркаса к площадке забортного трапа, Данилюк залихватски прыгает и, не рассчитав амплитуды волны, плюхается в бездну Средиземки.
Тысячи последних смешных страхов одолели комбата Сергеева; смертельно боясь всего - ошибки, недоразумений, таинственной и вредной помехи - он, видя, как один из трёх палашей выскальзывает из ножен и устремляется в морскую пучину, не раздумывая, сиганул в воду в надежде ухватить ускользающий клинок. Однако разность в объёмах и плотности погружаемых предметов была столь очевидна, что Юрий, углубившись метра на три, и поняв, что палаш ему уже не догнать, вынырнул на поверхность.
Стоявшие на юте долго и с восторгом наблюдали, как стальной клинок серебряной рыбкой погружается в голубую прозрачную воду.
- Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! - глядя на отфыркивающегося и жадно хватающего воздух Сергеева, произнёс Тётушкин.
- Красиво пошёл! - резюмировал стоявший рядом со старпомом флагманский штурман капитан 3 ранга Беляев.
* * *
Осознавая, что вся забота о списании злополучного палаша ляжет на него, Сергеев решился на отчаянный шаг. Нет, о том, чтобы спустить водолаза не могло быть и речи - шутка ли, под килём 150 метров - но утопающий, как всем известно, хватается и за соломинку. Данной соломинкой оказались двести метров линемётного шкерта, который находился в заведовании арсенальщика, и магнетрон, который Юра выклянчил у командира кормовой зенитно-ракетной батареи, не вдаваясь в подробности как и для чего он будет использоваться.
Отобедав, комбат со скорбным выражением лица отправился «на рыбалку»...
* * *
Командир «Невесомого» капитан 2 ранга Чернавко совершал свой традиционный послеобеденный моцион, нарезая трусцой круги по палубе корабля. С носа в корму по левому борту и с юта на бак - по правому. Заодно и присматривал, всё ли в порядке на верхней палубе, как справно несётся противодиверсионная вахта, да и вообще... Добежав до юта, где на правом борту примостился комбат с «удочкой», командир, делая вид, что не подозревает, что за штуковина привязана на том конце линя, поинтересовался:
- Ну что? Клюёт???
- Никак нет, товарищ командир. Корабль течением мотыляет, и неизвестно, где этот палаш лежит. Надежды мало, но всё же...
- Ну-ну... Лови, рыбак! - и Чернавко продолжил свой путь в сторону носа.
* * *
В это время в каюте N 15 сторожевого корабля «Невесомый» разгорелся научный диспут... Возбуждённые предстоящей проверкой готовности корабля к визиту штабом Черноморского флота, румынские комбаты решили проверить систему орошения крылатых ракет. Тестовые проверки показали, что система в полном порядке, но пытливый ум не находил покоя.
- А как он действует? - вертя в руках пиропатрон дистанционного пуска, спросил Капитанов.
- Как-как... Питание подаётся, он и бахает! Откинет тарелку - пойдёт вода, - отвечал ему Берёза.
- Да это-то, как раз, понятно... А сильно бахает?
- А я знаю? При мне ни разу не срабатывал.
- А от подрывной машинки сработает?
- Надо проверить...
Лейтенанты (хоть и старшие) - как дети малые! Прихватив у акустика десять метров тонкого провода и пообещав, что тот взамен увидит фейерверк, комбаты присоединили провод к контактам патрона и машинки, вывесили пиропатрон в иллюминатор, так, чтобы он висел в полуметре над водой, и замкнули цепь...
* * *
Надо же было так случиться, что командир в этот момент труси́л по шкафуту правого борта.
Раздалось громогласное «Ба-бах!», и Чернавко распластался на горячей палубе.
- Что? Где?!! - крутил головой поднявшийся на ноги капитан 2 ранга.
- Это оттуда стреляли, товарищ командир! - указывая рукой на сигнальный пролепетал мичман, руководивший покраской шкафута.
- Учебная тревога!
После доклада о занятии мест, командир лично обошёл всех вахтенных, пересчитал патроны и перенюхал дула автоматов. Выяснилось, что никто не стрелял...
Столкнувшись возле каюты с мрачным Сергеевым, Берёза поинтересовался:
- Как успехи, Юрец?
- Да никак, - махнул рукой комбат. - Мало того, что не поймал, так ещё перед самой тревогой какой-то гад чернь за борт выплеснул и весь линь мне засрали.
Глядя на почерневший отрезок линя, Берёза приблизился к уху Сергеева и прошептал:
- Юра! Это не чернь, а сажа... Только ты никому!!!
* * *
Далее был заход в Новороссийск, переваривание букв названия на «Невесомый», покраска за ночь корабля блестящей эмалью ПФ-115, визит в Стамбул и запись в вахтенном журнале корабля рукой главкома: «”Невесомый” - отличный корабль, а Чернавко - лучший командир!»
Но это уже другая история...
Оценка: 1.5161 Историю рассказал(а) тов. MuRena : 13-01-2015 14:16:49
Обсудить (8)
08-02-2015 16:33:25, Кадет Биглер
Нету у него внешнего поля. Да внутреннее образуется толь...
Версия для печати

Авиация

Слово командира

Понедельник. Построение. Борьба со сном. Скука.
- ...происшествие.
А это может быть интересно.
- Лейтенант ***, будучи в наряде...
По сроку службы начальство, не мудрствуя лукаво, отправило того бдить службу с субботы на воскресенье; традиционно, в общем-то. Вот только не заметили отцы-командиры, что одновременно заступает аж четыре лейтенанта из одного училища, одного выпуска... Такая шайка сама по себе предпосылка, а уж если учесть, что у одного из них накануне был день рождения, то и вовсе становится непонятно, кто составлял график нарядов - неисправимый вредитель или злостный оптимист.
Естественно, вечером, когда расположение части достаточно опустело, а старшие товарищи, тоже заступившие на эти сутки, забылись здоровым сном или нашли себе не менее увлекательные занятия, «шайка» собралась. Стоит ли говорить, что собравшись вместе лейтенанты начали употреблять некий напиток, и напитком этим был совсем не чай?
Всё хорошее кончается - закончилась и припасённая водка. Но ведь душа требует продолжения банкета, так зачем наступать на горло собственной песне? И один из лейтенантов отправляется гонцом за новой порцией веселящей жидкости, благо, от КПП до ближайшего заведения, работающего в режиме «распивочно и на вынос» метров пятьдесят. Задача простая, как лом, всех дел на пять минут.
В эти пять минут успел поместиться и возникший в заведении конфликт с одним из посетителей, невзрачным мужичком предпенсионного возраста. То ли лейтенант в спешке без очереди лез и тот ему замечание сделал, то ли просто прокомментировал, что грешно, мол, водку пить - не знаю, ну да тут, как водится, слово за слово, хвостом по столу... Молодость победила, оставив оппонента, заботливо усаженного на стульчик, отдыхать и зализывать раны, и праздник продолжился своим чередом.
Невзрачный мужичок оказался генералом из находящегося под боком у части штаба армии.
Понедельник. Построение. Борьба со сном. Скука.
- ...происшествие.
Однако! Может быть интересно.
- Капитаны ***, будучи...
Традиционно изрядная часть населения нашей необъятной Родины охотно и с удовольствием отмечает народный праздник под названием «пятница». А раз уж армия, как известно, часть народа, то и его праздники ей не чужды; вот и собрались в соседнем, сугубо гражданском, городке три бравых пилота, снимая накопившийся в организмах за прошедшую неделю стресс и приятно проводя время в компании прекрасных дам.
В былые годы гусары, погуляв в ресторанах, ехали продолжать веселье к цыганам и медведям; сейчас же цыгане, сменившие медведей на более рентабельные наркотики, для продолжения банкета придерживавшихся традиционных убеждений офицеров не привлекали. Но уже произведенное на барышень впечатление требовалось усилить и закрепить...
«Года гусар прошли давно... гусары в самолеты пересели» - поется в одной широко известной в узких кругах авиационной песне. И окрыленные возникшей идеей капитаны седлают такси, усаживают туда своих девиц и везут охмурять их дальше на своё рабочее место, благо, за время службы все народные тропинки изучены досконально; такая мелочь, что аэродром, вообще-то, военный, и стоят там не полугражданские транспортники, а вполне себе боевые истребители в расчет не принимается.
Вскоре на стоянке одной из эскадрилий сверкали вспышки фотоаппаратов, хлопало пробками веселое шампанское и солидно булькали напитки покрепче; выползший на необычное для ночи оживление дежурный долго не мог поверить в происходящее. К тому моменту, когда недоверие сменилось удивлением, а удивление - осознанием того, что происходит что-то такое, чего происходить не должно, бравые капитаны со своими спутницами уже попрыгали в машины; кавалькада умчалась к дыре в заборе, послав на прощание дежурному воздушный поцелуй и кружевной лифчик.
За выходные персонажей внеплановой фотосессии установили, и сейчас все собравшиеся втихую завидуют такой красивой жизни.
- Так! - взял слово командир; слово оказалось преимущественно матерным.
- Следующего «залетчика», - уже успокоившись, резюмирует полковник, - кем бы он ни был, сгною лично! Ох, какой трындец я ему устрою... какой трындец...
Понедельник. Построение. Борьба со сном. Скука.
Понедельник. Построение. Борьба со сном. Скука...
Оценка: 1.4928 Историю рассказал(а) тов. BratPoRazumu : 16-01-2015 13:29:52
Обсудить (6)
27-01-2015 00:52:22, BratPoRazumu
не стану отрицать, при написании истории этот анекдот вс...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3  
Архив выпусков
Предыдущий месяцАвгуст 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
жби с 90 35 т 1
циклевка деревянного пола цена Мастер Паркетов