Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Армия

Тяни-толкай.


«Будет и на вашей улице праздник, только спортивный...»

Армейское проклятие.

Вечером, прокричав про крепкую броню и быстрые танки, наша рота после вечерней поверки подходила к казарме. Но вдруг, вместо привычного: - В колонну справа по одному в расположение бегом... - услышали: - Смирно! Равнение на-лево!

Это из темноты холодного зимнего вечера вынырнул ротный с незнакомым капитаном. - Вольно. Вот они, чудо-богатыри, покорители снегов и грязи, бесстрашные штурмовики клуба и столовой! - слегка патетично представил нас ротный. Богатыри индифферентно молчали, слегка шмыгая простуженными носами. Незнакомец же оказался замполитом из полка, присланным, чтобы направить и углубить. В течении пятнадцати минут он направлял личный состав пойманной роты и углубился до того, что жить то нам всем в принципе неплохо, а чтобы жилось еще лучше, нужен праздник, желательно спортивный. Из задних рядов донесся слитный стон. Ротный бодро заверил замполита, что мы все, как один, дружно и слаженно преодолеем и отпразднуем, отметив это событие еще и в Боевом Листке*.

Довольный капитан изобразил отдание чести и убыл по английски, то есть молча проклинаемый в спину. Рота угрюмо потекла в расположение, с тоской думая о завтрашнем субботнем дне, испорченным спортом. Там ждало еще построение, где ротный, весело блестя глазами, сказал: - Есть мое правильное мнение, что нам нужен лыжный забег! Это и массово и полезно, так что добровольцы шаг вперед.

Строй не шелохнулся, основную часть роты составляли бойцы из очень и крайне средней азии, снег они видели раньше только на картинках, а в армии он им предстал наяву и в ночных кошмарах. Остальные же отчетливо представляли, что такое лыжный пробег в мороз и не горели желанием.

Улыбка ротного слегка поблекла. - Раз нет желающих, тогда переходим к авторитарно-насильственным методам. Участники пробега сейчас будут мной назначены, заинструктированы и мотивированы сладкой морковкой в виде воскресного увала*. Остальные же будут завтра брошены на расчистку спортивного городка, а то там снегу навалило, аж Турсунбаеву по грудь, а некоторым и по самые гонады*. Так что и разомнутся и рядом со спортом побудут.

Затем ротный безошибочно выдернул шестерых, которые явно были знакомы с искусством лыжной беготни. Определив время старта в девять утра и назначив старшим прапорщика Афанасьева, он также повелел взять с хоздвора* тяжелые санки, мол будете отрабатывать эвакуацию раненого.

Несмотря на солнце и легкий морозец, утро было недобрым. Большая часть роты, разобрав снеговые лопаты, распевая про несокрушимую и легендарную, убыла на штурм снежно-спортивного городка, меньшинство же тоскливо рассматривало спортинвентарь, принесенный из кладовой. Люди, не знавшие реалий советской армии, могут нарисовать себе в уме картинку, как надев изящные лыжи и взяв в руки невесомые палки, бойцы незаметными грозными призраками несутся сквозь сугробы, сметая всё на своем пути. В реальности же из досок, именуемыми лыжами, можно было городить заборы, которые по внешнему виду ничем бы не отличались от ограды колхозного сада. Эти доски украшала сложная ременная упряжь, должная служить для фиксации ботинка, сапога, валенка или копыта, в зависимости от того, кого решили отцы-команчи отправить в лыжный набег. Палки же достались деревянные, с деревянным же кольцом внизу на ремешках, при определенной сноровке данной дубинкой можно было нанести непоправимый ущерб любому сопернику, своему или вражескому.

Появившийся прапорщик несколькими немудреными словами придал импульс затянувшемуся процессу превращения обычных людей в бигфутов*. Появился свинарь с хоздвора, тянущий за собой самодельные санки, размеры которых позволяли увезти не только забитую свинью, но и даже командира батальона. Вскоре, когда колонна бойцов, спотыкаясь и шаркая лыжами, выбралась за расположение части, Афанасьев взмахом руки остановил свою санно-лыжную кондотту*.

- В общем, так орлы! - обратился к личному составу прапорщик. - Сейчас неспешно проходим километра полтора вдоль дороги, затем сворачиваем и напрямую по просеке идем к Спиридонычу на кордон*, там кое-что забираем, грузим на санки, затем возвращаемся, а кое-что незаметно отвозим в столовку. Ну а после все фуфлыжники* разойдутся согласно личному и свободному времени. Спиридоныч это лесник местный, до кордона километра три-четыре, все ясно?

Приняв угрюмое молчание за знак согласия, Афанасьев бодро зашлепал вдоль дороги, но вскоре уступил место первопроходимца бойцам помоложе, встроившись в середину цепочки, сзади же сопел самый здоровый, с натугой волочащий санки. Когда отряд достиг поворота на просеку, все уже потихоньку втянулись в ритм похода, изредка стал звучать смех и незлые подколки. Идиллия продолжалась первые пять километров, затем был долгий перекур и не менее долгое оправление, прапорщику стоило немалых трудов и угроз построить и погнать дальше свою команду. Еще через несколько километров, когда злобное бурчание достигло апогея и были слышны возгласы о Сусанине* и генерале Морозе*, Афанасьев бодро заметил: - А давайте спросим дорогу вон у того человека?

Впереди, спиной к отряду, кто-то сидел на невысоком пеньке, развлекая себя тем, что пускал кольца дыма от сигареты. Поравнявшись с ним, прапорщик спросил: - А скажите, уважаемый... - И, вглядевшись, воскликнул, - Спиридоныч?

Тот не спеша дотянул окурок и ответил: - Тебя, Миша, сам бог послал. Ты ведь ко мне на кордон идешь, так поворот на него уже проскочил, а я тут в беду попал. Какая-то сволочь срубила дерево и пенек высокий оставила, - при этих словах лесник слегка отвел взгляд, - а я на снегоходе наскочил, сам в одну сторону, он в другую. Мне то вроде ничего, а снегоход, похоже, совсем поломался.

Невдалеке, из кустов, торчала корма перевернутого снегохода. Дружными усилиями бойцы вытянули пострадавший аппарат. Короткий осмотр слегка успокоил лесника: - Ну, переднюю лыжу под замену, гусеницу тоже менять, а так вроде больше ничего не сломано. Поможете дотащить до кордона? - Спиридоныч вопросительно посмотрел на прапорщика.

- Да не вопрос, - прапорщик был настроен оптимистично, - сейчас лыжи свяжем, санки подсунем и дотащим железяку куда скажешь.

Практика оказалась тяжелее теории. Тяжеленная машина постоянно сползала с импровизированной лыжной платформы, зарывалась в снег, а когда по предложению лесника свернули, чтобы сократить путь и попали в небольшой овраг, непрерывным мат кудрявым морозным облачком повис над вспотевшей группой. Трое тянули, трое толкали, прапорщик командовал, лесник переживал. Борозда глубоко вспаханных сугробов отмечала пройденный путь, искристые льдинки обметали воротники зимних комбезов, красные лица снегирями алели на фоне белого снега. Сердце готово было выскочить из груди, но застревало где то в районе горла и порция мата проваливала его обратно. Дикие истошные вопли: - Давай, тяни! Трам-пам-пам! Сам толкай! Трах-тарарах! - распугали лесную живность на несколько километров вокруг. Чуковский был бы счастлив, если бы воочию увидел свое мифическое животное, обретшее плоть и звук, многорукое, многоногое и многоголосое.

Но любая дорога заканчивается и несчастный снегоход обрел покой у домика лесника. Бойцы втянулись в избушку и попадали там прямо на пол. Сказать, что они устали, было равносильно сравнению ревущего торнадо с легким весенним ветерком. Руки дрожали мелкой дрожью, бока ходили ходуном, ноги просто не двигались. Первая часть спортпразднества удалась на славу.

Спиридоныч мелким бесом метался по кухне. Результатом его стараний явилась большущая сковорода картошки с кусками отварного мяса, хлеб был нарезан громадными скибками, сбоку дышал жаром чайник с крепчайшим чаем, рядом скромно притулилась вскрытая банка сгущенки. Участники соревнований из лежачего положения мигом приняли сидячее вокруг стола. Застучали ложки, зачавкали рты, забурчали желудки. Лесник с прапорщиком ели отдельно на кухне. Спиридоныч появился в комнате, пошарил где то в шкафу и украдкой передал одному из бойцов ополовиненную бутыль с мутноватой белесой жидкостью.

- Отец, а мясо то чьё?

- Дак хвост бобриный это. - Лесник лукаво усмехнулся и умелся на кухню к прапорщику.

Возникшую легкую тошноту загнали внутрь несколькими глотками теплого самогона*, который коварно почти мгновенно напал на центральную нервную систему, выключив все двигательные и мыслительные функции, бойцы снова попадали на пол, словно колосья под опытной рукой жнеца.

Пробуждение было ужасно. Крики и пинки прапорщика, дребезжащий тенорок лесника сливались в одну какофоническую пьесу, от которой хотелось бежать подальше. Допив остатки чая, взъерошенное воинство вывалилось во двор. Там их ожидали санки с огромным тюком на них, наступающий вечер и крепчающий мороз. Спиридоныч дал последние указания прапорщику, показав короткий путь и, помахав рукой, скрылся в избушке. С молодецким уханьем отдохнувшие бойцы впряглись в санки и потащили их навстречу молодому месяцу.

Обратная дорога всегда короче, тем более если путь лежал по срезанному маршруту. Добрались до своей пробитой лыжни и покатили дальше с песнями, настроение не портила даже высунувшаяся из тюка конечность, подозрительно напоминавшую лосиную ногу, которая упорно цеплялась за снег и все кусты. Дежурный по КПП* споро открыл ворота и то ли отдал честь, то ли покрутил у виска пальцем, встречая загулявших спортсменов. Те споро докатили санки до столовой, оставили прапорщика разбираться с сонным поваром и наперегонки рванули к теплой казарме, спеша поразить воображение сослуживцев многокилограммовым хвостом бобра и многолитровой бутылки самогона.

______________

Боевой Листок - стенгазета мелкого формата, служащая для демонстрации успехов в деле боевой и политической подготовки, оформляется «вечным» художником, за что тот имеет преференции в виде давления массы в Ленинской комнате.

Увал - увольнение за пределы части, то есть когда солдат имеет полное право есть эскимо, ходить в кино, смотреть на девушек, быть застегнут на все пуговицы и ему за это ничего не будет.

Гонады - некоторые путают с гландами, но они находятся на другом конце мужского тела.

Хоздвор - хозяйственный двор, место обитания свиней и свинарей, сладкая синекура для залетчиков.

Бигфуты - дословно с языка вероятного противника - большеногие, так называли снежных людей, солдаты советской армии автоматически переходили в разряд йетти, когда надевали лыжи или будучи отправлены на расчистку стрельбища от снега.

Кондотта - «вольный отряд» под руководством кондотьера, который и получал всю заработанную славу.

Кордон - временное или постоянное обиталище лесника или егеря, в общем чудесатое место.

Фуфлыжник - лыжник, одетый в фуфайку или ватник, т.е. существо совершенно не спортивного вида.

Сусанин - первый российский полупроводник, героически заведший отряд поляков и литовцев в костромские болота, ибо не надо так далеко заходить в Россию, болот на всех хватит.

Генерал Мороз - легендарный русский военачальник, по сведениям из западных источников, в одиночку победил гитлеровские и наполеоновские армии. Действует преимущественно зимой, хотя отмечались и летние атаки, так что не уверен, не нападай.

Самогон - он же первач, горилка, спотыкач, буряковка и так далее. По слухам - национальный русский напиток, которым выкармливают даже грудных медведей. Рецептура у всех разная, действие на организм практически одинаковое: утро - это что-то.

КПП - контрольно-пропускной пункт, последняя преграда перед заслуженным увалом.
Оценка: 1.5205 Историю рассказал(а) тов. al2 : 05-07-2017 08:42:35
Обсудить (10)
06-07-2017 11:07:50, Нойруппин
"500 сибирских километров"... Норма набега на лыжах-дровах ...
Версия для печати

Считающие себя юмористами военные, узнав, что я медработник, всенепременно считают своей обязанностью рассказать мне анекдот про таблетку пополам, одну половину от головы, вторую от поноса и смотри не перепутай! Середняки юмора, лечатся исключительно зеленкой («вавка» в голове - это высший пилотаж, низший - это помазать лоб). Считающие себя «гуру юмора» выдают высказывание про то, что военный врач, это и не военный и не врач. А уж, байка про три ВВ, это удел начальства! Особенно скучно слушать «чистых» пограничников. «Чистый» - это призванный сразу в ПВ! Поверьте, мы на вас «чистых» военных смотрим точно так же, с долей иронии. Что бы стать офицером нужно 5 лет, что бы стать врачом нужно 8 лет. Что бы стать прапорщиком нужно 5 месяцев, что бы стать фельдшером нужно 2,5 года.
Награждают, вас «чистых», по всем возможным поводам, 28 мая, День конституции итд итп. Медик оказывается не при делах. Редко кто помнит про третье воскресенье июня. Но, не о том речь. А о взгляде медика, на наши армейские будни...
Приехало молодое пополнение в часть, беседую, смотрю медицинские книжки. Спрашиваю «Травмы, операции, ранения были?» «Порезы были». Смотрим страницу прививки, читаю: Прививки от столбняка, реакция - умер... Бррр.... Через секунду доходит: лень было дописать или точку поставить - умеренная!
Вообще самыми травмоопасными вещами вне службы, для военного есть: лед на улице, шкаф и дверная коробка (косяк). Причем поражаются всегда мягкие ткани лица. Еще лестница.
Вот про нее первая история. Травма: ушиб колена и гематома надбровной области. Объяснительная: «Находясь дома, решил покормить собаку, что бы сварить кашу положил все в ведро, поднимался по лестнице на второй этаж пристройки. Лестничная доска подломилась и я, упав, взмахнул рукой. Ведро ударило сверху». Классика!
Вторая. 28 мая День пограничника, празднуется всеми пограничниками бывшего СССР. Дежурить в этот день это сказка. Да, ты не празднуешь вместе со всеми, где-нибудь в фонтане (шутка). Но! Есть плюс: все, что случается, всплывает через день, два. То есть дежурство пройдет спокойно. Понятно почему.
Отдежурил, проходит два дня, думаю: ну не может быть такого, чтобы ничего не случилось! Так и есть! - Объяснительная: Когда - «28 мая», уже весело, «Около 22 00, вышел из дома в магазин», ага, спички закончились, «подвернул ногу, упал, ударился лицом об асфальт»! Классика жанра!!!
Чукча не писатель и добро на обработку) все моё)
Оценка: 0.8462 Историю рассказал(а) тов. vetrov72 : 11-06-2017 22:19:48
Обсудить (35)
20-06-2017 17:55:39, wad
может троечник?...
Версия для печати

Не надо петь военных песен! - 2

Солдат (а тем более - курсант военного училища) и строевая песня - сущности неразделимые. Возможно, изначальное назначение военных песен состоит в формировании луженых глоток, дабы воин мог надежно передать команду по цепи и громогласно командовать подразделением по окончании учебки или училища. Если на первом курсе песни воспринимались, как неизбежное зло, то позже к ним просыпался определенный интерес.
Кроме строевых песен приходилось приобщаться и к высокому искусству, ибо на плановом ежегодном смотре художественной самодеятельности каждая рота должна была выдать три хоровых песни. Для оказание музыкальной помощи при подготовки к смотру начальник училищного орекстра выделял в каждую роту одного из трубачей-сверхсрочников. Нам однажды достался оркестрант невысокого роста и несерьезной внешности, который оказался мультиинструменталистом и продвинутым хормейстером. Долго он с нами возился, делил на первые, вторые и прочие голоса, учил азам искусства и (в отличие от нас) очень серьезно и самозабвенно относился к порученному делу. «Товарищи курсанты, уже гораздо лучше получается, и чтобы понять, как правильно вывести эти строки, мы для тренировки споем куплет известной песни: «Огней так много золотых на улицах Саратова». Попытки похихикать капитан Еропкин пресек указующим перстом «Гуров и Пендюр, по два наряда вне очереди!», а незамеченный ротным Васюков получил в ребро от командира первого взвода лейтенанта Нестерова (республиканского чемпиона по каратэ). Куда деваться - спели раз десять «а я люблю женатого». На одиннадцатый раз получилось так здорово, что хормейстер, выводя за нами заключительные аккорды на баяне, на радостях воскликнул: «Молодцы, девчата!!!». От дикого ржача всех присутствующих тряслись стены и осыпАлась штукатурка. Только минут через десять хормейстер, поправляя очки, смог выговорить «Простите, я все выходные занимался с женским хором Боровской птицефабрики»...
Для нас, первокурсников, примером во всем был четвертый курс (второй батальон). Не сказать, что они были сплошным хулиганьем и диссидентами, но чертей в том омуте водилось изрядное количество. У них была строжайше запрещена вроде бы безобидная песня «Мы так давно, мы так давно не отдыхали» из идеологически безукоризненной киноэпопеи «Освобождение». Все бы хорошо, если только не принимать во внимание строки «четвертый год нам нет житья от этих фрицев....» и фамилии комбата подполковника Вагнера, командира 4-й роты капитана Крафта и командира 5-й роты майора Кемпфа. Такое вот совпадение... При этом на общеучилищной вечерней поверке второй батальон на зависть всем так красиво выводил Гимн Советского Союза, что даже суровый зам.начальника училища полковник Желтов говорил «Аж слезу вышибает».
Однажды начальник политотдела («начпо») издал вердикт: все передвижения курсантских рот по территории училища - токмо с песней! Чем разворошил взрывоопасный муравейник озорства и импровизаций...
Однажды, следуя взводом с песней «Розпрягайте, хлопци, коней», мы были остановлены запыхавшимся дежурным по управлению: «Замкомвзвода, парторга и комсорга взвода немедля вызывает в кабинет начальник политотдела полковник Юрьев!». Минут пять мы слушали стенания про издевательства над строевой песней и угрозы отправить нас после выпуска по распределению в ЗабВО пить привозную воду, дышать песчаными ветрами и любоваться тушканчиками на лысых сопках. Когда начпо выпустил пар, мы с подачи Зайца (парторга) удачно отбили атаку железными аргументам: во взводе четверть украинцев, примерно столько же их в ВС СССР, украинскую песню пели для единения народов и претворения устоев ленинской национальной политики в рядах защитников Родины! «А какие еще национальности есть в вашем взводе?» - «Белорус, казах, узбек, абхаз и два молдаванина!» Начпо поморщился от мерещившихся возможных вариантов интернациональных военных песен и изгнал нас, аки бесов с напутственным устрашением «и чтобы впредь такого не было!!!»
Очередной законный киносеанс в выходной день (показывали фильм «Аты-баты, шли солдаты» с Л.Быковым) дал толчок к полету мысли и совершенствованию процесса «С песней шагом - марш!». Наши командиры стали прислушиваться не только к «мелодиям» но и к текстам исполняемых на вечерней прогулке песням. Оказалось, что в училище процветает как безобидное творчество (например, песня «По долинам и по взгорьям» на мотив «Хороша страна Болгария, но Россия лучше всех»), так и подозрительные поползновения («Я вышел родом из Еврейского квартала» запрещенного в те времена Александра Новикова на мотив «Броня крепка и танки наши быстры» и т.п.).
Нашей роте вставили штыря за песню Окуджавы «Отзвучали песни нашего полка, отгремели звонки копыта, пулею пробито днище котелка, маркитанкта юная убита...». Капитан Филатов бухтел что-то вроде «Нехрена петь про порчу военного имущества», но все знали, что имела место установка начпо «... и чтобы никакой белогвардейщины!!!»
Опасные происки карались репрессиями, а на какие-то вольности начальство смотрело сквозь пальцы. Роты как бы соревновались между собой в искусстве военного песнопения и в количестве исполняемых песен. Наша рота выкладывала неубиваемый козырь: старшина подавал команду «Дискотеку запевай!», по которой четыре взвода поочередно пели один куплет из песни, вся рота подхватывала припев, после чего следующий взвод начинал следующую песню и т.д. (к концу третьего курса песенного запаса хватало на час без повторения).
И, конечно, никто не мешал нам вдохновенно орать на строевой лад «Сто дней в пути шел караван, а впереди опять бархан...», когда в учебном центре мы возвращались с полевых занятий по песчаным дорогам со стрельбища, тактического или подрывного поля. А преподаватель десантных переправ полковник Карпенко признавал только одну песню - «Врагу не сдается наш гордый Варяг». Он был нашим авторитетом и грех было ее не спеть при следовании в его владения на занятия.
В войсках песенное творчество тоже процветало. Командир понтонной роты (90 процентов роты - узбеки) капитан Жуковский под настроение здоровался с подразделением так:
- Салям Аллейкум, понтонер-джанджаляр!
- Салям Аллейкум, жолдас капитан-ага! - приветствовали его воины Аллаха. Одна из песен у той роты была какая-то «винегретная», смесь русского и узбекского языка.
Во Владикавказе в неспокойные времена саперы вспомнили «Неуловимых мстителей» и освоили подходящую к событиям песню - «...громыхает гражданская война от темна до темна..».
Одна из групп разминирования установила на броне БТРа колонки и выходила на ежеутреннюю проверку чеченских дорог под раскаты «Арии» - «Вдаль мчались стаи зимних птиц».
А недавно наблюдал, как ночером два сильно нетрезвых индивидуума (лет по 40) выгрузились с последней электрички, и, обнявшись, фигачили строевым шагом по пустой дороге подмосковного городка и орали «Нам рано на покой и память не умрет!!!»...
Как говорил классик: «Песне ты не скажешь «До свиданья», песня не прощается с тобой». А может быть, он этого и не говорил...
Оценка: 1.6932 Историю рассказал(а) тов. Нойруппин : 07-06-2017 19:04:48
Обсудить (43)
14-06-2017 01:35:07, Шкапчик
Вспомнил, не на второй, а на каждый шаг: Карась, Карась, Кар...
Версия для печати

Первое мое знакомство состоялось с ним в детстве, в далеком северном гарнизоне, когда отец принес домой маленький чемоданчик (размером с ноутбук, но толще, я еще удивился, где такой маленький чемодан можно было купить в СССР).
- Пап, а что это?
- А вот будет тревога, а у меня все там есть и с ним я могу выйти в море на 2-3 месяца.
Чемоданчик до сих пор используется как хранилище домашних инструментов. Приезжая домой, я всегда его вижу и вспоминаю то далекое время, север, грибы-ягоды и людей, но это тема для отдельного разговора.
Детское, «романтическое», восприятие данного предмета улетучилось после того, как сам стал военнослужащим и стал отвечать за его укомплектованность. Любая комиссия, прибывающая в часть, проверяет в том числе и боеготовность. Тревога!!! Оповещение, прибытие, получение оружия, построение, проверка наличия личного состава. Вот тут и производится проверка укомплектованности тревожного чемодана.
Отношение самих военных было обусловлено нечастыми проверками и сроком годности компонентов чемодана. Положить туда пену для бритья, станок, одеколон, паёк на 3 суток (сначала, потом на сутки), менялось в течение службы, энную сумму денег и не воспользоваться неприкосновенным запасом в нормальной жизни не всегда представлялось возможным. Естественно, к проверке кое-что уже было извлечено. Основными залетами были отсутствие пайка, денег и неработающий фонарик.
Армейский рюкзак (на первое время) сменился чемоданом, а затем и большой сумкой (сначала черного цвета, потом камуфлированным). Причем содержимое варьировалось незначительно, а вот подача материала изменялась регулярно. Начиная от упаковки в отдельные полиэтиленовые пакеты (прозрачные, потом черного цвета (мусорные пакеты), до подачи в цельном несессере.
Приднепровский пограничный отряд проводил плановую (с проверяющими) проверку боеготовности. Я даже не помню, где был мой чемодан, но пришлось воспользоваться чемоданом товарища. Проверка производится следующим образом:
«В две шеренги становись, первая шеренга три шага вперед, кругом, содержимое тревожных чемоданов предъявить!»
Проверку ведет полковник Воскресенский. Напротив меня стоит мой начальник медицинской службы. С правой стороны приближается полковник с комиссией. Стою, все в порядке, ну комиссия и чё? Паёк есть, деньги есть, фонарик работает (горло смотреть надо регулярно, медработник все-таки) жду. Опускаю глаза и понимаю, что проверка была бы моя!!! На все сто! Через секунду переворачиваю несессер на другую сторону и через пару тройку секунд меня пробивает на хи-хи.
Несессер делался из прозрачной пленки, просто такая простыня, простроченная на карманы. Военному нужно на несколько дней положить туда смену белья по сезону. Я не учел, что чемодан был нашей медсестры! На самом видном месте красовались женские кружевные трусики!!!

Просьба сильно не пинать, чукча не писатель, чукча читатель. Кому понравилась тема даю добро использовать и обработать....
Оценка: 1.1519 Историю рассказал(а) тов. vetrov72 : 31-05-2017 21:37:28
Обсудить (24)
02-06-2017 13:34:41, Полицейский
+2, а у нас их было всего три на 18 человек личного состава....
Версия для печати

Люди до сих пор служат, потому изменю фамилии, имена, отчества и название города.
В Приднестровском пограничном отряде служил, сейчас в другом месте, врач, начальник медслужбы, назовем его так: майор м/с Пупкин Иван Васильевич. Человек доброты душевной неимоверной, сказать «нет» для него невозможно, он тут же начинает заикаться и что-то мямлить, но мямлить в тему, потому характер у него есть. Афганец, люди, знающие его раньше, говорили: он таким не был. И еще: мол, он после Афгана изменился. Возможно, проявляется то, что в человеке заложено изначально.
Из-за этой доброты душевной, любило его начальство неимоверно, не вынимая. Когда начальником штаба был полковник Воскресенский, совещания и читка документов были для Ивана Васильевича адом, куда ни плюнь, везде начмеда шпыняют: не досмотрел, не доглядел, не предупредил.
Наблюдал картину: Звонок по стационарному телефону, Иван Васильевич поднимает трубку: «Майор Пупкин!», потом встает и отвечает: «Здравия желаю , товарищ полковник!» «Да вот пока вы не позвонили, все было в порядке!»
Несмотря на ежедневные стимулирования, я этого человека никогда не видел в раздраженном состоянии, всегда спокоен, выдержан, аккуратен и добр. Всегда представлял себе именно такого земского врача. Да, описание было бы неполным, если бы не сказал, роста ниже среднего, тщедушное телосложение и усы. Усы, я потом понял зачем. Зашел как-то разговор о льготах Афганцев, в частности, о бесплатном проезде, оказалось Иван Васильевич им не пользуется. На вопрос: «Почему, собственно?» Последовал ответ: «Проще заплатить, чем доказывать в милиции, что это твое удостоверение».
Это, скажем так, герой нашего времени, теперь стоит описать командира Приднестровского погранотряда. «Полковник», тертый калач, пограничник до мозга костей с закалкой СССР. Кустистые «Брови», взгляд маленькими глазами пронзительный; когда драл по делу, краснели даже те кто, просто в тот момент рядом находился, а потом шли нервно курить.
А теперь собственно история. Год 2002-2003. Мобильные телефоны еще не слишком распространены, но по акции для пограничников компания сотовой связи выделила пакеты и дешевые телефоны. Естественно, пограничная братия бросилась решать вопрос: «Где этот негодяй?» по мобильнику в любом удобном для себя случае. Да только не все научились ставить телефон на вибровызов, а Иван Васильевичу как включили этот телефон, так он его и отключать не научился. Надо быть на связи, значит, надо!
Народ потихоньку осваивает мобильную связь, но как ни следи, привычки нет, и на читке документов то у одного, то у другого выскакивал вызов. Боролись за мобильную грамотность военнослужащих при помощи служебных карточек (это те, куда взыскания и снятия раньше наложенных записываются). Чудом Ивана Васильевича эта кара миновала до поры до времени, но ничто не вечно под луной.
Место, где происходили события заслуживает отдельного описания. Читка документов проводилась в отдельном зале, выход из которого был в длинный коридор и дальше лестница и по кабинетам. То есть если опоздал и тебя не заметили, подошел аккуратно, начальство уже пришло, читка идет, стоишь, ждешь или тихонько отступаешь, иногда проще не прийти совсем, чем опоздать! Или можно подождать нужного человека. Итак!
Происходит плановое доведение документов до причастных и не относящихся к ним. Народ начинает потихоньку дремать, и тут у Ивана Васильевича звонит телефон! Далее следует хаотичное хлопанье по карманам, извлечение этого адского девайса и судорожное тыканье в кнопку отключения вызова. Когда адская машинка, была укрощена, полковник поднимает свои кустистые брови и спрашивает: «Кто?» В зале встает фигурка начмеда, происходит набор воздуха в начальственную грудь, виновник попадает в фокус зрения, потом опознание, сожаление и «Ясно все, садитесь», выдох.
Читка идет дальше. Абонент попался настойчивый и картина с укрощением адской машинки повторяется минуты через 3-4. «Брови» такого не потерпели и пригласили владельца вместе с начальником отдела кадров и служебной карточкой после читки, посетить его скромное убежище. Адская машина была отдана на отключение более продвинутому соседу. Дальше много интересных слов, раздач слонов и пряников. Впрочем, как обычно.
Заканчивается данное мероприятие, офицеры, потихоньку выходят. Иван Васильевич в расстроенных чувствах несет телефон в руке. В коридоре выскакивает военнослужащий, отпечатав три строевых, прикладывает руку к головному убору, вытянувшись по стойке смирно перед Иваном Васильевичем, докладывает: «Здравия желаю, прапорщик Иванов!» Иван Васильевич поднимает взгляд от телефона, смотрит на явившееся перед ним чудо и выдает: (тихо) «Прапорщик Иванов? Да?» (и дальше громоподобным голосом) « Да пошел ты нахуй, прапорщик Иванов!» Сказать, что никто не смеялся, я не могу, да и «Брови» не далеко ушли еще. Взыскание записано не было.
Оценка: 0.9889 Историю рассказал(а) тов. vetrov72 : 19-05-2017 23:07:56
Обсудить (82)
25-05-2017 13:41:06, Старшина
Да не дрейфь, Ветров! :))) Я поначалу тоже хотел наехать...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая   Конец
Архив выпусков
Предыдущий месяцИюль 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru