Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Армия

Ветеран
Сегодня у нас грустный выпуск.
Он посвящен памяти Андрея Пискуна (aka Глюк), посещавшего наш сайт с первых дней его существования.
Андрей умер, не дожив года до тридцатилетия, но остались его рассказы и осталась память о нем.

КБ
===========================================================

Артист.

Леха, курсант 4-го курса ВВИА имени Жуковского, честно выспавшись в аудитории за три часа обязательной самоподготовки, забежал в соседний корпус, повесил китель в шкафчик, достал кожанку и надел ее поверх форменной рубашки. После этого он вышел из корпуса, предварительно выглянув на предмет сканирования местности на наличие офицеров, быстрым шагом зашел за здание и привычно перемахнул через забор.
Оказавшись за территорией Академии, Леха первым делом отоварился бутылочкой пивка и сигаретами, сделал добрый глоток живительной влаги, закурил и неспешным шагом выдвинулся в сторону метро - жизнь была прекрасна.
Гораздо менее прекрасной она была у начальника патруля, уже четвертый час маявшегося у выхода из метро, дуреющего от скуки в компании пары рядовых очень среднеазиатского происхождения и проклинающего все на свете. Когда ему на глаза попался неспешно подруливающий в отдалении к входу в метро Леха, капитан оживился в предвкушении хоть какого-нибудь развлечения: «А ну-ка, боец приведи ко мне того раздолбая в смешанной форме одежды! Пивко он пьет! Будет сейчас ему пивко...» Солдатик вздохнул и потрусил наперерез Лехе...
- Товарищ... Э-э-э... Товарищ военнослужащий, пройдемте к начальнику патруля! - вырвал из радужных размышлений на тему «Как бы провести вечер?» Леху чей-то голос. Вернувшись в окружающую его действительность, Леха обнаружил козыряющего ему рядового, который при этом умудрялся переминаться с ноги на ногу.
- Это ты мне??? - Искренне изумился Леха.
- Ну да... То есть так точно - вам!
- Да с чего ты взял, что я военный?
- Так вот же ботинки и брюки военные на вас...
- А... Это... Я ж совсем забыл! - улыбнулся солдатику Леха - Я ж артист. В театре роль офицера играю. Ну и сам понимаешь - на репетиции так выматываешься, что не до переодевания, домой бы добраться. Ты не парься - у меня ж никаких знаков различий нет, так что ничего я и не нарушаю... Служба-то как - нормулькой идёт? - резко сменил тему Леха.
- Норму... То есть в порядке все... - пробормотал совсем сбитый с толку солдатик.
- Ну и зашибись! - улыбка Лехи стала еще шире - А хочешь я тебе автограф дам? У вас в казарме хоть у одного человека автограф артиста есть?
- Неа... - солдатик совсем стушевался.
- Держи! - Леха достал блокнотик, черканул щедро увитую вензелями надпись, выдрал страничку и вручил ее солдату - Ну бывай, братишка, а я побег, некогда мне! - хлопнув бойца по плечу, он скрылся за дверьми метро.
- Какого х...?! - раздалось за спиной у солдатика, который пытался разобрать непонятную фамилию на автографе - Какого х... ты его отпустил?! - снова взревел капитан.
- Так... Тащ, капитан, не военный он.. Артист с репетиции это возвращался... Он даже автограф мне дал! - гордо протянул листок капитану солдатик.
Капитан взял бумажку и вгляделся... Побагровел...
- Артист?! Не артист! Клоун! Шапито! И не он, а ты! И не просто клоун, а дефективный клоун! Тут целая Академия этих артистов!!! - разнеслось по окрестностям...
Леха, правда, этого не слышал, так как уже заскочил в вагон поезда и плюхнулся на сиденье. Он ехал и улыбался, вспоминая оставленную на бумажке патрулю красиво увитую вензелями надпись латиницей - «NAEBAL»...

***

Рассказом В. Хорошилова напомнило...

Возвращаюсь из увольнения, вхожу в метро. Станция метро Медведково. На улице противная склякоть, глаза слезятся от противного, дующего в лицо ветра, посему не успеваю зараннее заметить, как ко мне подлетает солдатик, козыряет: "Товарищ курсант, пройдите к начальнику патруля! "Смотрю - танкист, а вдалеке такой же рядовой с черными погонами, вроде, и офицер среднеазиатского типа. Ну, думаю, пиндец - щас тебе, Андрюша, друг степей калмык увольнение-то по пилотке и пустит... Ну да фуй с ним - все равно уже возвращаюсь... Подхожу ближе, и от сердца отлегает - наша форма, авиационная! Кэп хитро щурит глаза на мое: "Тащ кпт, крст Имярек по вашм пркз прбл!"
- Давай документ что ли.
(Нифигасе начало!) Протягиваю.
- Угу... В увольнении, значит?
- Тк тчн, тщ кптн!
- А что ж ботиночки-то не почистил к увольнению?
- (Мать твою! Ты что не видишь, что на улице говнище по колено???) Чистил, тащ, кптн, видимо, на улице испачкал...
- И что теперь - в грязных ходить? Кругом! А шинель подравнивать снизу уже не положено?
- (Бля! Да я как идиот, ее перед увалом снизу зажигалкой подпаливал, старался! Ёпрст! И точно ниточка одна торчит...) Виноват, тащ капитан!
- Левый ботинок к осмотру! У-у-у! А каблуки-то чего такие стоптанные?
- (Чего-чего? А выдали мне эти ботинки полтора года назад - вот чего!) Виноват... Тащ кптн...
- И кантик, я смотрю, неровный ни разу - зарос как Тарзан гребаный!
- (Да вы офуели, товарищ капитан! Как идиоты за минуту до построения кантики друг другу подбривали!) Не могу знать, тащ капитан, подравнивал!
- Брюки, значит, тоже не надо гладить перед увольнением?
- (Не надо, конечно, гладить их, товарищ капитан, а надо мыльцем стрелочки изнутри промазать, да марлечку брать не просто водой, а водичкой с уксусом пропитанной для пропарочки, да попыхтеть подольше при глажке, шоб порезаться стрелками можно было ненароком - иначе хера с два в город отпустят!). Гладил, тащ капитан!
- А шеврон мы уже скоро на локоть пришивать будем?
- (Бля, тащ капитан, забирай уж увольнягу, только перед танкистами не позорь!) Никак нет, тащ капитан, шеврон пришит согласно Устава!
- Ага, армии США, судя по всему!
(И солдаты, суки, прутся - лыбы прячут свои танкистские... Эх, товарищ капитан, товарищ капитан - что ж ты творишь-то???)
- Ну что, товарищи рядовые, (это он им) видите, какие распиздяи служат в рядах ВВС наших Вооруженных Сил? (Ну зачем, товарищ капитан??? Им же уже по полтора кило лимонов впору выдать, чтобы лыбы довольные не лезли!)
- Так точно, товарищ капитан! (Защитан прогиб, трактористы хулевы!)
- А все потому, что это _Вэ.Вэ.эС_, а не хер собачий! Свободны, товарищ курсант, не опаздывайте из увольнения!
- (Бля, ну товарищ капитан, ну вы, простите, и сукин сын! Мне ж теперь за этих двоих лимоны жрать придется, чтоб самому в лыбе не расплыться, на их морды вытянувшиеся глядючи! Я б так подъебнуть не смог!!!) Разрешите идти?
- Разрешаю! И дуй быстрей, а то тут патрули ходят иногда!

ЗЫ:Люблю я Вэ.Вэ.эС...
ЗЗЫ:Чур, танкистам не обижаться. :о)

***

Далекий 197х год. Мой отец, тогда еще курсант, в числе прочих «залетчиков» стоит в строю на плацу Пермского ВАТУ. Пред строем стоит комэска, которого направили провести строевую подготовку ввиду того, что все строевики, как назло, кто в отпуске, кто заболел, кто в наряде. Моросит мерзкий холодный дождик и дует пронзительный ветер. По лицу комэски видно, что вся эта строевая ему ни в одно место не впилась, что он предпочел бы, как его более везучие сослуживцы, посидеть сейчас за рюмкой чая, и что в гробу он видеть весь строевой отдел, но служба есть служба...
- Ну что, товарищи курсанты, не хотим нормально служить, будем учиться хотя бы ходить. Вольно! Разойдись! В колонну по четыре становись!
Курсанты с явно читаемой на лицах мыслью, что они строевой отдел хотели бы увидеть в еще более интересном месте, выполнили команду.
- Шагом марш!
Строй послушно затопал. И тут перед комэской возникла проблема. Курсанты уже подходили к концу плаца, а у него начисто вылетела из головы команда, которую нужно подать для поворота грохочущей подошвами ботинок коробки. «Как же их повернуть-то? Направо?.. Нет - это на месте поворачивать... Бля, плац уже заканчивается...» И тут лицо комэски просветлело и на весь плац прогремело:
- Эскадрилья, правый разворот!!!
Команду поняли все...

***

Подрабатывал я однажды плотником в штабе строительной части, что в гарнизоне Белая. Сидим мы с утра с одним из бойцов, пусть будет Леха, возле нашего фронта работ, коим являлась строящаяся для товарищей офицеров баня, курим. Я сижу спиной к штабу, Леха напротив меня. Сизый дым «Беломора», солнышко, легкий ветерок и утренние прохлада и свежесть. Лепота! Вдруг слышу за спиной шум и вижу, что глаза Лехи квадратеют, а беломорина устремляется прочь от отпавшей на грудь челюсти. Оборачиваюсь. Моя папироса повторяют судьбу Лехиной. И есть от чего: прямо на нас галопом несутся офицеры, а впереди (!) всех скачет аки полуторацентнерная горная козочка сам начштаба, багровый цвет лица и выпученные глаза которого не оставляют сомнений, что это явно не внеплановая проверка физподготовки личного состава. В голове начинают метаться мысли от начала третьей мировой до массового помешательства офицеров или, как вариант, своего собственного. Все стало ясно, когда увидели, что практически прямо перед входом в штаб загорелся грузовик. Загорелся бы, да и хрен с ним, но, как говорится, был нюанс. И кузов грузовика и прицеп были забиты полными баллонами с газом (кто не в курсе - для газовых плит развозили такие). У капота грузовика суетились водила с рабочим и пытались потушить пламя, которое надо сказать, уже стояло столбом, при помощи дохленького углекислотного огнетушителя. В воздухе повеяло то ли метаном, то ли полным пиздецом... Положение спас вылетевший из штаба с пенным огнетушителем и криком «Бля!!! Геростраты хуевы!!!» капитан, который и загасил пламя...
ЗЫ Смеркалось. Из дверей штаба по легкой синусоиде выходили утомленные «Нарзаном» офицеры. Начштаба бережно поддерживал за талию капитана, глаза которого были устремлены в астрал, а на устах блуждала загадочная улыбка, увидев которую Леонардо да Винчи порвал бы свою «Мону Лизу Джиоконду». Ему сегодня было можно. Он сегодня был героем дня...

***

Куклачев

Навеяло историей про Рики-тики-Павла...

"И кормил чтобы каждый день, жрать давай консервы лососевые - на другие они и глядеть не будут! Понял? Смотри у меня!" - инструктировал прапора зам по тылу, оставляя на его попечение двух жирных, длинношерстных котяр, сыто жмурящихся и снисходительно наблюдавших за диалогом двух военных. Офицер вручил ключи Петровичу (не буду оригинальничать - пусть будет Петрович), и отправился к поджидавшему его Уазику, дабы поехать на аэродром и с бортом свалить на Землю из этого долбанного морозного северного гарнизона Тикси-3...
Петрович трезво рассудил, что переться по морозу с целью обеспечения провиантом двух мерзких (на его взгляд) тварей - это слишком жирно для них, посему вывалил в кормушки по двойному пайку "Лосося в масле", наполнил поилку, обозрел дело рук твоих, процитировал котам своего начальника (Смотрите тут у меня!), и в приподнятом настроении закрыл за собой дверь квартиры... Мысль об увеличении временных интервалов между кормежками котов была, собственно, последней трезвой мыслью Петровича, так как, решив конкретно дерябнуть по поводу отъезда своего начальника, он вошел в весьма крутое алкогольное пике... Прошло около недели...
"Петрович, давай хоть консервов каких на закусь зажуем!" - произнес разделяющий перманентное алкогольное состояние прапора, собутыльник... "Закусь-->консервы-->лосось-->коты-->зам по тылу-->ТВОЮ МАТЬ!!!" - молнией пронеслось в проспиртованном мозгу Петровича. С дикими от ужаса глазами он схватил пару первых попавшихся консервных банок, и причитая: "Твою мать! Ну, мать твою!", рванул сквозь пургу к дому начальника...
"МЯААААУУУУУ!" - встретили Петровича с порога два жалких, отощавших, со свалявшейся шерстью создания, в недавнем прошлом - красавцы-коты. Когда животины, урча и отпихивая друг друга от миски сожрали консервы, оказавшиеся, кстати, препаршивейшим "минтаем в собственном фуфле" (которым и дворовые кошки-то зачастую брезговали) и следы их жизнедеятельности (которых, понятно, оказалось не так уж и много) были уничтожены, Петрович крепко задумался - коты, слава богу, живы (хорошо, что дверь в туалет не прикрыл плотно - воду лакали из унитаза), но как бы конкретно уменьшились в размерах, синоптики обещали, что затишье будет не сегодня-завтра, а значит, прилетит зам по тылу - в такие сжатые сроки раскормить хышников возможным не представляется... Что делать? О, идея!
"Ну выручай, Натусик! Солнце мое, ты у меня на складе не продукты, а деликатесы одни будешь получать! Ну войди в положение!" - уламывал Петрович штабную машинистку и по совместительству местную "парикмахершу на дому". Получив не один десяток обещаний, что с сегодняшнего дня ее жизнь превращается в гастрономический рай, Натусик согласилась помочь имевшему несчастный вид прапорщику... О, как бились два карманных тигра, как они орали и вырывались! Но в виду того, что отступать Петровичу было некуда, борьба завершилась потерями со стороны армии в виде конкретно расцарапанных рук прапора и машинистки и полным торжеством человеческого (хоть и армейского) разума над животными инстинктами... Животины были вымыты с шампунем и с помощью фена и мусса для придания дополнительного объема волосам были увеличены практически до исходных своих размеров...
"Каждый вечер приходил кормить, как и приказали! Правда, вот, к более простой пище котиков я ваших приучил, твщ подполковник!" - с невинным видом докладывался Петрович начальнику, пряча за спину исцарапанные в праведной борьбе руки. Коты в доказательство его слов с аппетитом уминали минтая, с ненавистью косясь на своего истязателя... "Молодец, Петрович! В следующий отпуск у меня пойдешь, когда сам захочешь!" - одобрил зам по тылу... "Пронесло!" - понял Петрович.
ЗЫ А болт он свой все равно получил - машинистка молчание, как нетрудно было догадаться, хранила недолго, и в итоге история эта стала достоянием гарнизона. Кроме того, что по странному стечению обстоятельств Петрович еще долго ходил в наряды по праздникам, к нему до конца службы приклеилась кличка "Куклачев"...

***

Гимнаст-извращенец.

- Сань, а Сань! Я тут пока в госпитале лежал, вы какой-то зачет по брусьям сдавали. Как правильно упражнение называется, скажи, а? - вопрошал Ваня Пупкин у своего сокурсника.
Ваня Пупкин. Каким ветром этого паренька, имевшего рост метр пятьдесят в прыжке на коньках с батута, наивное веснушчатое лицо, уши, навевавшие воспоминания о такси с раскрытыми дверцами, паническую боязнь противоположного пола (не уверен, что даже на настоящий момент он расстался с девственностью) и абсолютную отрешенность от мира сего занесло в академию имени Жуковского не знал никто. На занятиях по физподготовке он умудрялся смешно даже просто висеть на перекладине (если удавалось допрыгнуть). В итоге после попыток пяти сдать зачет по любому виду упражнений ему приходилось бежать к преподавателю, "ставить рапорт на стол", клятвенно заверять, что уж к следующему-то зачету он точно приобретет силу Геракла и телосложение Аполлона и умолять на этот раз как-нибудь уж поставить ему зачет. После чего капитан со вздохом убирал булькающий "рапорт" в ящик стола, посылал Ваню, которого кроме как "гимнастом" уже и не называл, взять в подсобке краску и кисть и что-нибудь подкрасить в спортзале и выводил в зачетной ведомости столь вожделенное Ваней "удовлетворительно". На этот раз Ваня умудрился больше месяца проваляться в госпитале, а наш факультет как раз за то время сдал зачет по брусьям по упражнению NN, что-то вроде "подход-выход силой-мах ногами-кувырок-ё@нуться-не сломать шею-отход", и вот теперь бедолага допытывался, как именно называлось то извращение на брусьях, заранее мысленно прикидывая литраж очередного "рапорта", который ему придется за него отдать...
- Короче так, Ванек, не кани! Брусья - это тебе не перекладина. Тут не надо заучивать всю последовательность движений, так как каждое упражнение имеет четкое название! То, что мы сдавали, называется...
Санек. Личность весьма неординарная. Личико ангелочка и душа дьяволенка. Если старушка спрашивала у него на улице, как бы ей попасть на Красную площадь, то после объяснений, данных ей с лучезарной улыбкой и светящимся в глазах желанием облагодетельствовать все человечество бедная бабуля отправлялась куда-нибудь в направлении станции Бирюлево-товарная...
До конца дослушать ответ Санька мне не дал рык капитана:
- Тащщщи курсанты! Строиться! В три шеренги становись!!! Так! Сегодня по плану занятий... (Далее последовал список программы по совершенствованию наших организмов) Все всё поняли? Вопросы есть?
- Тащ капитан! Курсант Пупкин! Разрешите обратиться! - раздался с левого фланга робкий голос Вани.
- А! Наш гимнаст! Ну давай, разрешаю, обращайся!
- Тащ капитан, а... Когда можно будет... Ну тем, кто не сдавал... Сдать зачет...
- Мля! Ты военнослужащий или где?! Ты тут не жопу мни, а громко и четко сформулируй свой вопрос!
Пупкин напрягся...
- ТАЩ КАПИТАН, РАЗРЕШИТЕ УЗНАТЬ, КОГДА МОЖНО БУДЕТ СДАТЬ ЗАЧЕТ ПО КУНИЛИНГУСУ НА БРУСЬЯХ?!
Повисла секундная пауза, затем третья шеренга легла... Первые две продолжали стоять, хотя от смеха ноги и подкашивались... Я скосил глаза на Саню - такое выражение лица я уже один раз видел... У моего кота, который со стола однажды целый пакет сметаны скинул... Капитан побагровел...
- Твою мать!!! По какому еще, нах... кунилингусу??? Ты у меня, гимнаст-извращенец, еще и по минету на перекладине зачет сдавать будешь!!!
Слегла вторая шеренга... Первую положил последующей за этой репликой вопрос Пупкина, который стоял с уже малиновыми ушами и никак не мог понять причину всеобщего веселья.
- А что - все уже сдали?..

***

Шахматисты

Был у нас в конце второго курса в Жуковке один просто золотой (с курсантской точки зрения) офицер. Отличался тем, что ему было абсолютно плевать на то, что курсанты, которых не пустили в увал, квасили потихоньку ночью прямо в казарме, когда он оставался дежурным на выходные, это была просто песня для нас. Итак, мы с моим сослуживцем Диманом после отбоя, as usual, ставим между нашими кроватями табуретку, на нее ставится стандартный набор: бутылочка перцовки, две бутылки пива, батон и паштетина (ну такая колбаска на 250 грамм). Это все скушалось нами в позе прям-таки калифов - полулежа в кроватях, но на этот раз захотелось чего-нить этакого... Ничего лучше мы не придумали, кроме как достать по припасенной банке "Доктора Дизеля" и отправиться в ленинку... Пардон, тогда это уже называлось "Комната дОсуга" (ударение всенепременнейше только на первый слог! :о). Далее картина маслом: три часа ночи, за столом сидят два поддатых кренделя в синих семейниках и белых майках, на столе две банки пива и... шахматная доска. Бля, поединок "Карпов vs Каспаров" в полном разгаре. Охуевший капитан, который, сам будучи изрядно подшофе, заглянул в комнату, выдал: "Тэ-э-эксь! И что мы имеем - два курсанта ночью играют в шахматы и при этом втихаря пьют пиво!" Спасло нас то, что мы полными обиды от несправедливого обвинения голосами выдали дуэтом: "Тащ капитан! Кто втихаря??? Мы это... В открытую!" Кэп заржал: "Ладно, шахматисты хулевы, раз пиво жрете, значит и курите! Зажигалка есть? А то тут, сука, весь наряд некурящий попался!" Зажигалку капитану вручили моментально. "Короче так, когда покурю и буду мимо ленинки обратно проходить, чтобы ни одного Каспарова херова я тут не наблюдал! Увижу банки из-под пива в мусорном баке или опять жители окружающих домов будут жаловаться, что всю ночь у нас тут бутылки из окон летали - прибью нахер! Хоть в задницы их себе засуньте! Развели тут, бля, второй дурдом, распиздяи! (на противоположной стороне переулка у нас действительно находился, да и сейчас находится территория больничного комплекса, в т. ч. и психиатрическая клиника). Ну что, гении доски, внюхали, о чем говорю??? То-то, бля!" Довольный нашим ошарашенно-испуганным видом кэп порулил курить, мы собрали в темпе фигуры (Гы! Мне там все равно мат светил в пару ходов! :о), подхватили пиво (не пропадать же добру!) и пошуршали резиной тапок по линолеуму в сторону своих коек...
ЗЫ Прошу не причислять историю к разряду "да я этого полкана на х... послал и мне ничего за это не было!" Страху мы натерпелись весьма и весьма.

***

Вступление:

Историю эту я рассказывал на www.anekdot.ru, к своему изумлению обнаружил ее в основном выпуске, теперь вот попробую разместить ее и на этом сайте, так что не судите строго... Да, чуть не забыл - история АБСОЛЮТНО реальная, и я сам являлся ее свидетелем (вернее финальной части)...

Собственно, история:

Было это в бытность мою курсантом 3-го курса славной Военно-воздушной
инженерной академии им. Н. Е. Жуковского. В нашей общаге жили в одной из комнат 2 курсанта - Витек и Антон. Как-то вечером Антон ушел к соседям
по этажу, а к Витьку пришел его друг Калина, служивший в той же академии по контракту рядовым. Пришел, ессно, не пустой, и процесс пошел. После
очередного заглядывания на дно стакана в буйных головушках созрел прям-таки гениальный план розыгрыша вышеупомянутого Антона.
На Витька была напялена какая-то старая майка, на спине которой предварительно был сделан небольшой разрез. После этого под углом 90 градусов был согнут под рукоятку старенький кухонный нож, коий и прикрепили скотчем к спине Витька, предварительно просунув через разрез, чтобы создавлось впечатление торчащей из спины рукоятки. Для пущей убедительности Калина порезал себе палец и от души окропил смесью крови и алкоголя место вокруг ножа и размазал оную смесь по рукам. Далее Витек лег на кровать в позу умирающего лебедя, а Калина направился в комнату, где в тот момент гостил Антон. Можно представить состояние народа, когда в дверь ввалился с окровавленными руками Калина, сел за
стол, обвел присутствующих мутным взглядом и задал классический вопрос: "Водка есть?" Через пару секунд всеобщего молчания до Антона дошло, что пил-то Калина с его соседом, и он на околозвуковой скорости рванул к себе. Обнаружив в комнате "умирающего", Антон бегом (лифт в общаге был, но его не включали - "чтобы курсанты не поломали") помчался на первый этаж, где возле вахты наличествовал бесплатный городской телефон и, пытаясь говорить как можно тише, чтобы не услышал сидящий на посту офицер, начал вызывать скорую со словами: "Приезжайте быстрей - у нас тут человека зарезали!!!" Офицер глухотой не страдал, поэтому Антона он благополучно услышал, после чего с криком: "Где, твою мать???!!!" вытряс все из Антона, после чего вызвал милицию, поднял дежурную службу, посадил вместо себя какого-то курсанта и ломанулся наверх, на восьмой этаж, где все и происходило. В течении следующих 10 минут мимо ошаршенного курсанта промчались толпа офицеров во главе с дежурным по академии, наряд милиции в бронежилетах и с автоматами и двое санитаров с носилками, сопровождаемые молоденькой докторшей...
Дальше картина маслом. Холл 8-го этажа, за столом сидит Калина и пишет дежурному по академии объяснительную (офицеры просекли в чем дело буквально за пару минут), рядом стоят абсолютно не въезжающие в ситуацию менты и медики - "где труп, кто убивец???", и тут наступила кульминация...
Пока разворачивалось сие действо, "умирающий" Витек... задремал, и проснулся он от шума в коридоре. Ессно, решив разобраться, в чем дело, он выполз в коридор (про нож он забыл абсолютно), подошел к стоявшей ближе всего к нему докторше и шепотом поинтересовался, что здесь, собственно говоря, происходит? Та ответила, что и сама понять не может - вроде бы кого-то зарезали, но где труп - непонятно. Тут до Витька дошло, КТО является тем самым "трупом", и он сделал разворот на 180 градусов с целью молча, по-английски удалиться. Не вышло. Сразу вслед за разворотом последовал тоненький визг докторши и звук падающего в обморок тела - вид человека "с ножом в спине" - еще то зрелище!
Завершилось действо оглушительной, впечетляющей тирадой командира ментов, в которой нематерными были только предлоги и союзы, да и те несли в себе отголосок гнева (попробуйте быстро взбежать на восьмой этаж хотя бы просто в бронежилете, и вы поймете его чувства), и закончившейся словами: "Ну у вас, му@@ков, и приколы!!! Все, милиция в вашу е@@ную общагу ни ногой!!!"
В итоге Витек отделался строгим выговором, а Калину предупредили, что если еще хоть раз его заметят в стенах общаги, служение Родине для него на этом закончится...
Ну вот и все. Надеюсь, эта история заставила хоть кого-то улыбнуться.
За сим раскланиваюсь.
ЗЫ: Всем учившимся в Жуковке - салют!

***

Довелось мне в конце первого курса заступить в караул с одним из наших сержантов, назовем его Макс... Должен заметить, что Макс обладал всеми необходимыми достоинствами НАСТОЯЩЕГО сержанта: фигура из разряда 2х1.5, голос, по количеству децибел сопоставимый с идущим на форсаже истребителем, весьма вспыльчивый нрав и интеллект... ну не гениальный, в общем. Караул у нас состоял из одного поста - охраняли мы "склад артвооружения", основную часть содержимого которого почему-то составляли офицерские кортики (никакой военной тайны этим не раскрываю, т.к. склад тот давно из Жуковки вывезен). И вот вечером настал мой черед заступать часовым на пост. Здесь должен сделать маленькое отступление: Жуковка характерна тем, что, в отличие от большинства военных ВУЗов не имеет единой, огороженной забором территории, ее учебные и другие корпуса разбросаны в некотором отдалении по Москве, и посему следующая по "строго установленному маршруту" смена передвигается посредством дежурной машины. Нам в те сутки достался ЗИЛок с тентовым кузовом. И вот сидим мы в кузове - Макс (помначкар, он же разводящий, т.к. пост всего один), и я, без пяти минут часовой, в кабине водитель и помдеж по Академии... Для проезда к посту водителю надо было выехать на Ленинградский проспект, что он и сделал, не дожидаясь, пока загорится стрелка на светофоре, и тут на это реагирует бдительный Гаишник (именно с большой буквы, т.к. чего он хотел от армейского грузовика - ума не приложу). Сей представитель доблестной Госавтоинспекции пристраивается к нам в хвост, врубает свои новогодние огоньки на крыше и начинает в матюгальник орать что-то типа "Автомобиль такой-то, прижмитесь к обочине и остановитесь!" Страж порядка на дорогах не учел одного - в грузовике находилась следующая на пост смена, и водитель просто НЕ ИМЕЛ ПРАВА остановиться, пусть ему хоть блокаду на дороге утроили бы... Едем, выложив на гаишника болт с резьбой на восемь... Его вопли начинают за@@@вать... Макс закипает... И вот его прорвало со словами:"Все, п@@дец! Расцениваю как нападение на смену!!!" Вскакивает и одергивает полог тента... А теперь представьте реакцию гаишника, когда у него перед носом как черт из табакерки вылетает с перекошенным от ярости лицом детина (габариты см. выше), ставит на борт кузова ногу, направляет на него ствол СКС (СКС, для тех, кто не в курсе - самозарядный карабин Симонова калибра 7.62), передергивает затвор и, перекрывая матюгальник (децибелы см. там же), орет: "Ну все, мусор, ты меня достал! Нападение на смену! Огонь веду на поражение!!!" Рупор гаишника моментально заткнулся, и он предпочел сам прижаться к обочине и остановиться, печально потушив свои новогодние огоньки... Хорошее настроение на следующие два часа, в течение которых не запрещалось разве что моргать глазами, мне было обеспечено!
Оценка: 1.9252 Историю рассказал(а) тов. Глюк : 28-10-2007 01:46:12
Обсудить (56)
25-03-2011 20:57:00, Юрисконсульт
......
Версия для печати

Свободная тема

«Зверюга»...

- А не сходить ли нам на озеро искупнуться? - отец отложил в сторону рубанок и вытер мокрое лицо, размазывая пот по щекам. Летний день был в разгаре и столбик термометра уверенно перешагнул отметку в 30 градусов.
- Сейчас, батя, только вот энту хреновину к той заразе прифигачу - молоток уже не держится в руке, а кровь циркулирует по телу тяжелыми упругими толчками...
Кучка стройматериалов на заднем дворе с нашей помощью превращается в новый сарайчик для садового инвентаря, удобрений и прочих полезных в дачном хозяйстве вещей.
- Все, сейчас помру! Хорош мучиться, еще пол-отпуска впереди. Успеешь в свою казарму, курсант! Отдыхать тоже надо...
- Да бегу уже, бегу- выхожу на крыльцо в плавках и шлепанцах. Даю «отмашку» полотенцем. - Вперед, «гвардия»!
Дорога до озера занимает минут десять и проходит мимо обычной пригородной платформы с незатейливой и облезлой табличкой: «Пл. 54 км.». Дачная публика, заслышав шум подъезжающей электрички на Ленинград, уже собирается в кучки, распространяя вокруг себя стойкий запах клубники и цветов, заботливо выращенных на «шести сотках».
Особнячком на платформе стоит отделение солдат-первогодков под командой загорелого крепыша-лейтенанта. Машинально отмечаю, что полевая форма у него совсем новая, погоны не обмятые, не иначе, парень «по первому году» из училища...
Ну, тут все понятно. Между учебкой в Лемболово и стрельбищем в Васкелово всего-то минут сорок ходьбы. Или двадцать пять минут бега. Но если проявить смекалку и знать расписание, то пять минут комфортной езды в тамбуре «пригородной». Выбор очевиден.
Двери зашипели пневматикой, едва не прищемив замешкавшегося лейтенанта, с размаху «утрамбовавшего» своих бойцов, и электричка, коротко хрюкнув гудком , шустро рванула с места...
Машинально провожаю ее взглядом... и застываю статуей Командора.
АВТОМАТ. Новенький АКМ, забытый кем-то из воинов стоит, сиротливо прислонившись к перилам платформы.
Отец следит за моим взглядом, присвистывает от изумления, подходит и берет в руки детище знаменитого оружейника.
- Знатный зверюга... - взгляд становится задумчивым... Рука по-хозяйски поглаживает ствол и как бы невзначай щелкает предохранителем. - Знатный зверюга... (Мечтательно...) А у нас дрозды расплодились, всю клубнику склевали, сволочи... Вороны снова мыло украли... От кротов опять же житья нет...
Представляю отца, ревностно защищающего грядки, стрельбу очередями под вопли соседей и пернатые тушки, валяющиеся по всему участку...
- Батя, не дури. Патронов все равно нет. Да и летехе уже сегодня ж.. на британский флаг порвут. Жалко мужика. За утерю оружия и отклонение от маршрута огребет он, естественно, на полную. И командир его. И командир командира. А об участи бойца-растяпы вообще лучше и не думать.
...Случайный прохожий испуганно шарахается в сторону и ускоряет шаг. Представляю, как мы выглядим со стороны! Два небритых мужика в плавках и с автоматом. Сюр! Захват электрички с последующим угоном в Турцию... Душманы на отдыхе... Прохожий оглядывается еще раз и на всякий случай переходит на бег...
От греха отсоединяю магазин, передергиваю затвор, делаю «контрольный» вверх и заворачиваю «трещотку» в линялое пляжное полотенце. Кончик ствола с мушкой все равно предательски торчит из свертка.
- Пошли лучше расписание смотреть, когда ближайшая на Сосново пойдет... Чует мое сердце, увидимся мы еще с летехой сегодня... И очень скоро...
Злорадно прикидываю про себя: так, вот сейчас выгрузились, строятся, проверяют снаряжение... Опаньки! Чего ищешь, солдат? Автоматик? Всего-то? Вот радость-то в доме! И куда же он подевался? Хомяк сгрыз?
Еще пару секунд на раздумье... Ну что, осознал в полной мере? А чегой-то лицо у тебя, лейтенант, побледнело? И озноб вдруг в такую жару пробрал... И Забайкальский округ перед глазами вдруг замаячил... На всю оставшуюся службу.
Интересно, даст он бойцу в ухо или удержится? Почему-то чувствую, даст. Но очень быстро и только один раз, ибо времени в обрез. Вернее, его просто нет. А стрелка на часах бежит и бежит себе, потихоньку сводя на нет и так невеликие шансы вернуть пропажу.
Расписание ехидно подсказывает: обратная электричка через полчаса. Спокойно сидеть и ждать на платформе - инфаркт через пять минут гарантирован. Значит, побежит. И очень быстро. Бойцов с оружием бросить не может, значит, и их погонит... Не загнал бы только...
Засекаю время, мысленно командую: «На старт... Внимание... Марш!» и почти физически слышу командирское: «За мнооой!!! Бегооом!!! Бегом, я сказал, е..., б...!!!» Вот и голосок «прорезался»! Вперед, орлы! Даешь рекорд! Посрамим все нормативы, они не для таких ситуаций писаны!
Вся карьера мгновенно валится под откос и единственное, что он может сделать, прибавить. До судорог, до рвоты, до белых мух в глазах, подгоняя пинками отстающих и задавая всем бешеный темп.
Три километра. Из них два - по извилистой тропке вдоль насыпи и последний - по раскаленному асфальтовому шоссе. Солнце жарит нещадно, безветрие... Автоматы, подсумки, сапоги. Особо не побегаешь...
В общем-то не смертельно, не марафонская дистанция, нас, бывало, поутру и на «пятерик» для разминки гоняют... Ничего, привыкли... Вот только приз у тебя, летеха, сегодня особый. Потерять автомат в начале службы - это тебе не кот начхал... Это серьезно.
Да нет, мужик, вроде, крепкий, выдержит. А солдатикам просто деваться некуда, вот и несутся, задыхаясь и отбивая себе бока подсумками...
Прикидываю: вот уже асфальт начался, теперь затяжной подъем... Не отставать! За мной, чудо-богатыри! Только осторожнее, там как раз за поворотом совхозная машина молоко привезла, уже и очередь, наверное, выстроилась. Вы уж там поаккуратнее, не опрокиньте никого с ходу. А то бабульки бидонами закидают.
Ну вот... А я предупреждал! Издалека вижу, служивые, вылетев из-за поворота, аки стая диких кабанов, сносят половину любителей свежих молочных продуктов. Што, ребятки, тормоза отказали? Разгневанные вопли дачников хорошо слышны даже на станции.
Так, не расслабляться, последние пятьсот метров остались. А приз ваш - вот он. У меня. В полотенце завернут. Старое такое, с розочками.
А лейтенант молодца! Бегут колонной, слаженно... Он, как отцу-командиру и положено, несется впереди, задает темп группе, постоянно поправляя ремни от ЧЕТЫРЕХ висящих на плечах «стволов», снятых с отстающих. Ну давай-давай, родной! Ставка в этом забеге не «золото»... Вся служба твоя на кону сейчас. По крайней мере, ты так думаешь.
Все. Финиш. Смотрю на часы: так и есть, все нормативы посрамлены. Пора резервировать место в олимпийской сборной.
Метров с десяти вижу, как все буквально взлетают на платформу, озираются по сторонам, рассыпавшись в разные стороны, прочесывают метр за метром густой кустарник возле перил. Как лейтенант обмахивается фуражкой, задыхаясь и ловя ртом раскаленный воздух, обреченно садится прямо на придорожный камень...
Потом выхожу из-за дерева, негромко окликаю, жду, и... не торопясь разворачиваю полотенце. «Знатный зверюга» маслянисто и успокаивающе поблескивает в свете палящего солнца.
Одновременно отец недвусмысленно показывает пальцем на вывеску: «Гастроном». Лейтенант дышит как загнанная лошадь, но счастливо кивает головой и тянется за бумажником...
...Я выгружаю в холодильник из сумки бутылки «Жигулевского», отец молча стоит рядом и укоризненно посматривает на стаю дроздов, методично уничтожающих наш урожай прямо под носом у совершенно размякшего от жары пушистого «сибиряка» Макса, который в наше отсутствие, похоже, заключил договор о ненападении с местной живностью.
...Потом машет рукой, дескать: «Да подавитесь вы!», тоскливо вздыхает, берет ящик с инструментами и идет на задний двор...
Оценка: 1.8645 Историю рассказал(а) тов. Механик : 24-09-2007 21:07:54
Обсудить (21)
04-10-2007 21:38:14, Механик
> to Питон > > to Механик > > > to Питон > > > ... Зная абсо...
Версия для печати

Флот

Ветеран
Эфемерный эфир

Эфир эфемерен и нагл. Он - живое ничто, рожденное из ничего. Он трескуч, шипящ, хрипл, но никогда не молчалив. Он обманчив и подл. Гад! Мерзкий, корявый эфиришко! А сын его, коротковолновый микрофонный эфир - упырь с плавающим металлическим голосом робота, живущего где-то в районе Северного полюса, который ловит радиоволну, прогоняет ее через северное сияние, добавляя визг касаток, шорох дрейфующих льдов и железное скрежетание той оси, вокруг которой вращается Земля. А потом он отпускает этого гермафродита в дальнейшее путешествие вокруг шарика, чтобы свести с ума сидящего на боевом посту старшего матроса Девочкина.
- Ты чего лыбишься?! - с опаской спрашивает командир подразделения, зашедший на боевой пост.
- Тащ, вот поймал какой-то ю-эс-эс, записал, а название разобрать не могу! - блекнут глаза матроса. - Я вот думаю...
- Чего ты думаешь?! Сейчас дам в репу - уши отслоятся! Приемник отстроить надо было перед записью, бабуин! Что ты там думаешь, функен-сволочь?!
- Ну, «Дзиминьтун» этот, которого я записал... Вдруг он китайский корабль?
- Девочкин, ты карась совканолевый или якут из Игарки?! У тебя уже второй поход за плечами! Где ты видел китайцев под Сан Диего?! Ну-ка, крутани мне эту запись!
«Трррруууммммм...клик... Сан Диего порт контрол...ю-эс-эс «Джимбльдаун»...
- Как-как? - начинает нервничать офицер.
- Тащ, теперь «Джимбльдаун» слышится...
- Так нет же такого боевика у янков! И в «Джейне» такого нет! Нету! Ну-ка, набери телефон ЗКРа.
- ЗКР слушает.
- Сань, тут засада у нас: американский корабль отметился в эфире; час крутим магнитофон - уши опухли! Называет себя каким-то «Джимом Дауном», а в середине названия «бль» какое-то! Спустись послушать, а?
- Ю-эс-эс хоть, Аркадич?
- Ага! Но в справочнике такого нет.
- Иду...
В лабораторию входит улыбающийся заместитель командира по разведке. В глазах читается: «Сейчас я это быстренько разрулю, проведу мастер-класс и пойду в кают-компанию смотреть фильм»:
- Так... Ну-ка, боец, крутани еще раз!
«Трррруууммммм...клик... Сан Диего порт контрол...ю-эс-эс «Джимбльдаун»...
- Действительно, «Джимбльдаун»... А он еще выходил в эфир?
- Да, тащ. Вот - послушайте.
«Трррруууммммм...клик... ю-эс-эс «Германдаун» коллинг Сан Диего порт контрол...»
- Вот! Все ясно - «Германдаун»!
- Да ну, Сань, какой «Германдаун»?! «Джимбльдаун» слышится! Только ни того, ни другого в справочнике нет...
- Тащ, старший матрос Девочкин, разрешите обратиться? Мне «Дзиминьтун» слышится!
- Молчи, бабуин, ухо собьешь! Крути еще раз!
- Ой... «Галимантаун»...Нет? Как думаешь, Сань?
- Аркадич!!! Ясно же слышно: «Германдаун»! Так в сводку его и дадим!
- А класс «Дауна» этого какой напишем: эсминец, крейсер, фрегат?
- Да-а-а, влетели... Зови еще кого-нибудь со свежим ухом, послушать.
- Хорошо, Сань - старпома позову.
- Старший матрос Девочкин, разрешите обратиться, тащ третьяранга?
- Ну?
- Тащ, там, в сети, еще одна сволочь отметилась - тоже опознать не могу. Послушаете?
Звучит команда по трансляции: «Офицерскому и мичманскому составу, свободному от вахты, собраться в кают-компании офицерского состава для просмотра кинофильма!»
- Ах, ты-ы-ы...ты... давай, крути! Побыстрее, яшку в рот!
«Трррруууммммм... клик... ю-эс-эс «Махлонскинсдэйл» коллинг Лонг Бич порт контрол...»
- Чего-о-о-о-о?!
- Да вот, тащ, тоже такого в «Джейне» нет.
- Другая запись есть?
- Так точно!
«Трррруууммммм...клик... ю-эс-эс «Махлонскинсдэйл» коллинг Лонг Бич порт контрол...»
В помещение заходит старпом с папиросой в зубах:
- Сань, бросай ты эту фигню - пошли фильм смотреть! Сегодня порнуху показывают!
- Да не могу я - в сводку что-то давать надо на этих ю-эс-эсов. А что за порнофильм сегодня?
- «Табор уходит в небо». Чего слушаешь, Девочкин?! Сейчас табором вас всех, балбесов, отжучу! Крути этого «Махлона»!
После десятого прослушивания старпом удивленно поднимает голову, склоненную к динамику, и выдыхает:
- Надо же! Действительно - «Махлонскинсдэйл»!
- Владимыч, - вздыхает ЗКР, - а еще одного послушаешь?
- Давай! - смущается старпом.
«Трррруууммммм...клик... Сан Диего порт контрол...ю-эс-эс «Джимбльдаун»...
- Фуф! - удовлетворенно улыбается старпом, - Тут все ясно - «Джимбльдаун»! Пошли порнуху смотреть!
- Владимыч, нет такого корабля!
- Да ты что-о-о?! Ну, дай их в сводку как неустановленные суда «Джимбльдаун» и «Махлонскинсдэйл» - пусть в Центре поржут!
- Нет, ты иди, а я еще их покручу, - вздыхает ЗКР.
- Ага, давай! Как раз принесешь кэпу сводку на подпись в кают-компанию, а он в темноте ничего и не заметит!
«Трррруууммммм...клик... Джимбль... трум... клик... Герман... трууум... клик... Джимбль... трум... клик... Герман...»
- А-а-а! Бойцы, дайте закурить! - сипит некурящий ЗКР.
«Трррруууммммм... клик... Махлон... трум... клик... Махлонскинс... трууум... клик... Махлонскинсдэйл... трум... клик... Скинсдэйл...»

«Ай, нэ-нэ-э, нэ-нэ-э, ай, нэ-э-э-э-э-нэ-э! Джа, ромалы! Весь табор сегодня гуляет!»
В кают-компании хлопает дверь, на экране мелькает ЗКР среди табора и пробирается между кресел к командиру:
- Тащ командир, сводка - подпишите!
- Все проверил?
- Так точно!
- Ладно, верю!

«Командиру корабля. На ваш исходящий N сообщаем, что отмеченные вами в районе Калифорнийского залива неустановленные суда «Германдаун» и «Махлонскинсдэйл» в составе ВМС США не числятся. По нашим данным, ими являются десантный вертолетоносец корабль-док «Джермантаун» и фрегат УРО класса «О.Х.Перри» «Мэлон С. Тиздейл». По итогам недели ваш корабль занял последние место на соединении. Командира прошу усилить контроль за ведением специальной деятельности. Начальник разведки».
- Товарищ ЗКР, говорит командир. Завтра в 16.00 всему офицерскому составу быть готовым сдать мне зачет по знанию корабельного состава ВМС США. Я тебя, Махлонскинсдэйл, и твоего группера порву на части, потом пропущу через бумагорезательную машину и зарою в хлорке! И рогатому прикажу лично прочистить вам, даунам германским, уши банником! Глаза теперь заливайте компотом, а не моим благородным шилом. Дробь вам на получение спирта! На месяц!

А матрос Девочкин сидит в лопухах, подперев щеку кулаком - он несет вахту.
- П-ш-ш-ш, - шипит коварный эфир в наушниках. И тут он оживает: «Ю-эс-эн-эс Прайвэтферстклэссдивэйнтиуильмз коллинг Наха порт контрол».
- Ой, мама-а-а! - шепчет Девочкин и тянется к телефону. - Тащ, тут кто-то страшный в Наху идет. Послушаете?
Оценка: 1.8639 Историю рассказал(а) тов. Navalbro : 03-10-2007 13:39:49
Обсудить (64)
, 08-11-2008 21:27:19, Шппн
Михаил, будучи сам выпускником великого ТУЦа, и даже более -...
Версия для печати

Авиация

4 КУРС И ВЫПУСК

(окончание)

Период между сдачей госов и «выпускным балом» назывался по традиции «голубым карантином», когда всех выпускников насильно переселяли в казарму и ежедневно муштровали на предмет прохождения торжественным маршем, выполнения церемонии выпуска, строевой песни и пр. Ну, с переселением в казарму обломились, наоборот, все курсанты окончательно разбежались, оставив в казарме лишь стойких пофигистов. Но вот со строевой дело было поставлено строго. Ежедневно в 9 утра - построение перед столовой с последующей отработкой аж до обеда элементов торжественной церемонии. Обычно к 10 утра удавалось процентов 80 собрать. Ужасное зрелище, душераздирающее зрелище... Фуражки у всех поголовно без пружин, изрядно засаленные, расписанные внутри и снаружи выпускными пожеланиями, на курсовках старого образца (четыре палочки) вырезаны «дембельские» лозунги, буквы «К» с погон удалены, а на желтых полях нарисованы «лейтенантские» звездочки. Ботинки у кого какие, только не форменные, даже сандалии встречались. Больше всего к этому сборищу подходило определение «банда выпускников».
И это только часть расп... гильдяйских выпускных традиций. Одна из традиций - «дембельская» строевая песня. Репертуар много лет не менялся и строй лейтенантов должен был спеть: «Недаром, недаром во все времена. Победа приходит в сраженьях. Родная Отчизна, родная страна, Мы славим твое возрожденье...». И из года в год шкодливые выпускники после первой строчки хором пели проигрыш: «Па-пибу-пу-пам», отчего все мероприятие разом теряло свой патетический смысл и превращалось в веселый «капустник».
Недаром, недаром
Во все времена.
Па-пибу-пу-пам.
Победа приходит в сраженьях... - драли мы горло, с особым жаром пропевая именно проигрыш. Взмыленные командиры метались вдоль строя, грозя страшными карами, в попытках лишить нас удовольствия немного постебаться над официозом. В конце концов, мы охрипли, немного утомились и решили меж собой по-тихому командиров больше не дразнить.
После обеда нас ждали более приятные хлопоты - сдать вещевое имущество ротным командирам, подписать обходные листы у всех причастных и непричастных, получить новенькую, шитую специально для нас в гарнизонном КБО лейтенантскую форму, первую лейтенантскую зарплату и «подъемные» на проезд к новому месту службы. И так неделю или больше. Командиры рот и батальона лишний раз старались на людях не светиться, ибо одной из выпускных традиций было их вылавливание и вваливание «похвалов» за все годы нашего казарменного «воспитания». Другой традицией было выкидывание из окна ротного телевизора в ночь перед выпуском. Телевизоры приобретались еще на первом курсе вскладчину по одному на роту и казенным имуществом не являлись, а потому и примерно наказывать за них не было оснований. Так, мелкое хулиганство. В тот год 4-я рота, насколько я помню, свой телек подарила «минусам», а наша, 3-я все же выкинула.
Особенно строго в ночь перед выпуском охранялись памятники. Ибо тем двум пилотам, что охраняли самолет и С.М. Кирову возле курсантской столовой, положено было сапожным кремом натирать дочерна сапоги. По этой причине к каждому памятнику приставили по патрулю из «минусов» с целью охраны. Этот патруль тоже был частью выпускных традиций и назывался «100% залет», ибо ни разу предотвратить деяние не удавалось. Вот и в то теплое и солнечное августовское утро все три памятника были достойно подготовлены. Во избежание скоростной отчистки бензином вакса была заменена черной нитрокраской. Для усиления эффекта летчикам были покрашены не только сапоги, но и краги, а от глубины невысказанных чувств бетонная плита, переброшенная через канаву у главного КПП, была украшена фразой: «Кривой - мудак». Сам Кривой, кстати, высказал за это свое «фе», явившись на выпуск в повседневной форме. Слон пропал, а вот оба ротных не только провели с нами весь церемониал, но и пошли потом на праздничный банкет. Все же опыт и уверенность в себе стоят иной раз подороже юношеского максимализма и хулиганского ухарства.
Вручение дипломов проходило в два этапа. Сначала, после Гимна России (тогда это был еще Глинка), вручали дипломы тем, кто был распределен в Российскую армию. Потом, снова после Гимна России (а кто из вас сейчас мелодию украинского вспомнит? То-то. А у нас еще года не прошло от развала страны), вручали дипломы «хохлам». Мне было грустно. Вот так 4 года под одной крышей, а теперь в армии разных стран... навсегда. Из приглашенных гостей за церемонией наблюдали нарядный и подтянутый Командующий ВВС Приволжско-Уральского ВО и одетый почему-то в повседневку выпускник нашего училища летчик-космонавт Ковалёнок. Нашему отделению дипломы вручал Командующий, неопохмеленный Коваленок бОльшую часть времени маялся на трибуне.
И вот все рОздано, настала пора прощаться со знаменем. Весь курс опускается на правое колено и склоняет головы перед знаменем своей альма матер. Под барабанный бой его проносят вдоль длинной шеренги коленопреклоненных офицеров. И когда звучит команда "Встать!" в звенящей тишине на площади раздается мелодичное «дзы-ы-ыннннь». Это ударили разом о бетон железные рубли, положенные каждым под колено перед прощанием. Традиция. Первый рубль - под колено на землю, второй - на сгиб ноги сзади. Осталось одно. «К торжественному маршу... повзводно... дистанция на одного линейного... напра-во... шагом марш». Мы быстро образовываем 4 аккуратных темно-синих коробки с желтой полосой посередине. Прохождение перед трибуной. «Счеоо-о-от... и-и-и РАЗ!» Разом выдыхаем, подбородки вздергиваются вправо-вверх. Наша коробка первая. Грохочем по плацу не хуже роты почетного караула. Шаг - ноги в одну линию. Шаг - вижу грудь четвертого человека. Шаг - фуражки качаются в такт. Малейшая фальшь сразу видна даже не по ногам, по головам, по прыгающей, как поплавок на волнах, одинокой фуре. Но никто не сбивается, проплываем мимо трибуны, глядя поверх гостей в окна третьего этажа. «Счеоо-о-от... и-и-и ДВА!» На счет два все выбрасывают вверх правую руку и на плац, на фуражки второй коробки, на гостей мелодичным звоном осыпаются мелкие монетки. Тоже традиция. Дети кидаются под ноги третьей коробке, суета, детей оттаскивают, кто-то сбивается с шага, но это уже не важно, тон празднику задан. Делаем круг по плацу. Второе прохождение с песней. «Недаром, недаром во все времена, - и в двести с лишним глоток, - Па-пибу-пу-пам!!! Победа приходит в сраженьях...» Всё, мы «отстрелялись» .... 4 года... плохо ли... хорошо... но всё позади. Победа приходит в сраженьях... па пибу пу пам... «Вольно, разойтись», - и толпа лейтенантов и толпа гостей кидаются друг другу навстречу.
Меня тоже ждут. Дед, который 4 с небольшим года назад провожал меня, переходящего плац с гражданским баулом за спиной, теперь встречает с той самой «другой стороны» плаца. Старый майор - штурман ДА спешит навстречу внуку-лейтенанту, летчику ВТА. Тесть ... пехотный подполковник, тоже рад видеть зятя - свежеиспеченного лейтенанта. Вечером он мне подарит шитую ВВСовскую фуражку, которую я проношу не больше месяца, ибо в пограничной авиации, куда меня все же взяли, фуражки другие. Жена... это и её тоже праздник... по праву. Хлопанье по плечу, фотографирование, объятья. Отлавливаю Пивня, фотографируемся вместе, потом с отделением, потом с Коваленком и Командующим, потом друг с другом, потом идем на торжественный концерт в актовый зал ДО. Говорится много хороших слов, выступает вдова Главного маршала авиации Новикова, чье имя носит училище, поздравляют краснодипломников. Концерт. Крайний раз выступает наш ансамбль, потом берет гитару Верцхайзер - взводный 2 взвода нашей роты. Тогда возбужденному и радостному мне было ни к чему, но на видео впоследствии видел, что глаза у него предательски блестят. Провожаем наших родных и идем на «мальчишник».
Банкет проходит в зале первого курса нашей привычной столовой. По дороге первому же «минусу», отдавшему воинское приветствие молодому офицеру, положено подарить рубль. Бумажный. Хорошим тоном считается попросить лейтенанта на этом рубле расписаться, а потом зашить его под погон и хранить до своего выпуска на удачу. Стайка минусов уже дежурит у ворот возле плаца. Одаряю нескольких, вытянувшихся во фрунт, рублями. В столовой в четыре линии вдоль длинной стороны стен уже накрыты линейки столов. Посередине - стол для приглашенных, у дальней стены наподобие трибуны стол командования. Во главе командирского стола новый начальник училища - Безруких Алексей Ипполитович. Ему выпала нелегкая доля быть последним (увы, не крайним) начальником Балашовского ВВАУЛ. Наш выпуск - на 90% его заслуга, ибо хотели всех «выпустить» в запас или оставить на 5 курс. В 2005 году он умер. 12 сентября было 2 года... инсульт. Помолчим...
За столами приглашенных - только те, кого мы, выпускники, официально пригласили сами. Это тоже с подачи полковника Безруких. Инструктора, преподаватели, кое-кто из курсовых командиров. Некоторые из родственников и знакомых курсантов, кто в авиационной форме, скромно занимают места рядом с нами. Напротив меня сел невысокий худощавый полковник - свежеиспеченный Командующий ВТА незалежной Украины. Было шумно, весело, вспоминали полеты, учебу, ходили здоровкаться и пить к инструкторам и преподавателям. После «пятого стакана» меня понесло к генеральскому столу. По пути не совсем трезвый мозг обожгла мысль: «А что я скажу? Тащ полковник, разрешите с вами чокнуться? Подумают, что хамло чокнутое...» И я родил дипломатичный (хоть и корявый) обходной перл: «Товарищ полковник, разрешите с вами поднять бокал (мой бокал был граненый) за наш выпуск». Безруких встал, я не стал тянуться в белой рубашке через салаты и мы сделали в сторону друг друга символический жест. Выпили. Я сделал отмашку головой с одновременным щелчком каблуками (этакая цирковая лошадь) и вернулся на место. Может, мне показалось, но начальник училища был польщен. Впрочем, поощренные моей выходкой, однокашники скоро выстроились к нему в очередь. Не знаю, что было с печенью у Безруких и как он вообще выкручивался, но я бы столько выпить не смог. Впрочем, мой бенефис был впереди. Командующий ВТА Украины достал коньяк и гусарским жестом разлил его по ближним стаканам. Мне досталась где-то треть стакана. Я молодецки махнул его в пасть, коньяк пошел разом в оба горла, я заперхал, оросив остатками коньяка рубашку украинского полковника. Было стыдно и жгло оба горла. Полковник, впрочем, не обиделся, похлопал меня по плечу со словами: «Ничего, ничего, в частях научат...», потряс рубашкой, держа ее за складки, чтобы подсушить и накинул китель. Дальше помню смутно...
После мальчишника надо было идти снова в ДО, где усталые ротные выдавали предписания в части и проездные документы. Я ждал своей очереди на мягких сиденьях возле стены, временами впадая в алкогольный сон, но справился, получив предписание, прочел на нем: «...прибыть в в/ч 2373 г. Петропавловск-Камчатский...». После этого сознание проконтролировало уборку документов во внутренний карман, зевнуло, включило тумблер «Автопилот» в режим «возврат» и отключилось. Вроде, еще и дома, т.е. на квартире какие-то посиделки были.
Раскидало нас не просто изрядно, а прямо-таки распылило по всей огромной, недавно еще единой стране. «Тарапунька со Штепселем» поехали на ридну Украину, Глаз - в Архангельскую область на Ил-76. Впрочем, радость его была очень недолгой, это оказались комплексы А-50 «Шмель», советский АВАКС, летающая микроволновка. И он еще дня три юродствовал по городку, прощаясь с тещами и собирая себе свинец на «новые трусы». 10 человек прямо с курсантской скамьи отправились в Жуковку на факультет испытателей вечными студентами. 54 пограничника разъехались по своим округам. В мой, Северо-Восточный пограничный округ назначили десятерых, в том числе Олега (который со мной за столом на 4 курсе сидел, тот, со сломанной ногой), сЕржанта Ковалева, нашего бывшего «замка», Шурика Петрова (с которым мы «жениться» ходили), но это уже другая история.
А в заключение хочется вспомнить напутствие моего деда, сказанное им перед прощанием, когда меня, уже стриженого налысо, выпустили на полчасика за КПП.
- Будет трудно, порой кому-то из командиров захочется возразить, нахамить или даже ударить, но ты не поддавайся, смотри ему на кокарду, от этого взгляд тупеет, и держи фигу в кармане. Или за спиной. Но молча.
Вот так четыре года и прожил. С фигой в кармане.
Оценка: 1.8250 Историю рассказал(а) тов. Steel Major : 04-10-2007 20:57:11
Обсудить (30)
, 25-07-2009 18:42:38, БМВ
Спасибо, до слёз. Сам выпускался из этого училища. Безруков...
Версия для печати

Авиация

Ветеран
Офицерская жена

Когда мой дядя был юн и кучеряв, он поступил в военное училище. Для паренька из деревни вдруг оказаться среди будущих лётчиков было настоящим чудом. Он упивался учёбой, бредил небом и выступал за сборную училища по лёгкой атлетике. И всё было ему подвластно, как бывает подвластно всё в 19 лет. И в 19 лет он увёз из Батайска 16-летнюю школьницу, на которой задумал жениться. Для начала он привёз её в деревню. Привёз никого не спросив и, естественно, и без родительского благословления. Увидев 16-летнюю скуластую казачку, бабушка осерчала "как привёз самостоятельно, так и увози!" Но прабабушка своей властью запретила. "Ты что - ребёнка 16-летнего выгоняешь. Взял в жёны - так пусть теперь и воспитывает сам."
На том и порешили.
В свою первую часть - где-то на Украине - дядя приехал с женой.
- Товарищи офицеры, представляю вам молодого лётчика, он будет проходить у нас дальнейшую службу.
Строй одобрительно загудел.
- Это ещё не всё... Несмотря на молодость, он приехал не один, а с женой. Жену тоже нужно оформить, но как - я пока не знаю, так как она молода и не имеет паспорта.
Строй загоготал.
Командир преувеличил - паспорт был, не было регистрации брака. Дядя был молод и шустр, поэтому не постеснялся попросить у командира выделить ему квартиру.
- Да тебя в милицию надо сдать за растление малолетних, а ты квартиру просишь!
Но, тем не менее, выделил лошадь, подводу и поехал лейтенант с невестой в сельсовет деревни Писки. Там их расписали и расквартировали. Там же появился и мой брат, не раз потом ворчавший: «Все мои друзья родились в Венгрии, Германии, на худой конец, в Монголии, и только я - в деревне Писки, да и то - пока папа служил на аэродроме Скоморохи».
И началось - тревоги, гарнизоны, Прибалтика, Урал, Казахстан. В Архангельске они год жили в трёхкомнатной квартире, которую сами отскребли и отремонтировали. По прошествии года, когда уже сидели и ждали транспорта на Калининград, открыли друг другу тайну этой квартиры - незадолго до их вселения в квартире повесился капитан. И дядя и тётя знали об этом, но берегли друг друга от такой новости.
Научились делать ремонт своими руками, выкидывать всё лишнее, чтоб не захламлять временные жилища. Научились ценить общество друг друга. Как ни странно, командование тоже шло навстречу - как только выдавалась командировка в Пермь, где тётушка заканчивала институт, посылали дядю.
Благодаря своим высоким скулам и миндалевидным глазам тётя Жанна очень походила на татарку, за что и регулярно терпела: в Перми, где татарок много, туземки обращались к ней на татарском. Но, получив ответ на этом же языке - "простите, я не татарка и не понимаю вас", они не отходили, а призывали страшные кары на голову "отступницы". Обладая вполне здравым чувством юмора, Тётя Жанна со смехом пересказывала эти случаи дяде.

Жизнь так и не получилась спокойной и гладкой: в каком-то таёжном гарнизоне жили в деревне, население которого состояло сплошь из власовцев на поселении. Во время Карибского кризиса дядька ночевал в кабине и не знал, когда отменят «готовность N1», но когда приходил домой с аэродрома, всякий раз он заставал горячий обед.
Однажды в Монино его сын и дочь тайком прокрались на соседский огород и быстренько собрали часть урожая: клубнику, смородину, крыжовник. Они, лёжа между грядами, лакомились запретными ягодами, пока не вышел маршал Руденко с тазиком всех сортов ягод и сказал:
- Нечего вам немытые есть - лучше вот этим угощайтесь.
После этого всё удовольствие от воровства ягод пропало.

Он действительно её воспитал, как ему было надо: никогда, например, не ругала дядю, пришедшего домой в состоянии полнейшего изумления. То есть не ругала его, пока он был пьян. Утром-то она воздействовала. Причём ему было стыдно.
Они жили в Ставрополе, далеко от малой своей родинки. Дядя преподавал в училище ПВО, тётя заведовала торговлей. Иногда он клялся, что всё бросит и уедет в деревню, в которой родился - на три месяца. И уезжал. Через неделю начиналось - "как там Жанчик?" "а вот Жанчик бы сейчас..." "я соскучился". Даже скучал по её пирогам, что по мнению его сестёр было просто невозможно - скажем прямо, не в этом был её талант.
Скоро - в ноябре, у них Золотая свадьба. Дядя стихи написал и даже положили их на музыку. Его дочь рассказала мне, что стихи очень красивые и всё про жену. 50 лет прожить с моим дядей - это ведь не хрен собачий. Это ведь любить надо. И как-то все эти 50 лет они и любили друг друга. Вот именно так - как в книгах, без мексиканских сцен и всего прочего. Может, и были размолвки, да о них и не знает никто в нашей большой семье. И не узнает. И я не знаю, как дядя всё это перенесёт.
Потому что завтра я еду на похороны.
Оценка: 1.8247 Историю рассказал(а) тов. Kim : 30-09-2007 13:31:37
Обсудить (38)
, 22-10-2007 18:11:51, Штатский
> to Злобный прапор > Идиллия. Разумеется, все семейные сцен...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10  
Архив выпусков
Предыдущий месяцНоябрь 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
переезд квартиры по Москве с грузчиками mandrmoving.ru
циклевание пола www.parketov.ru/