Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Флот

ГОНКИ НА ПЛ.

В те, теперь уже далекие, но присно памятные времена, когда наша держава не стеснялась демонстрировать флаг своего Военно-Морского Флота на просторах мирового океана, четыре дизельные подлодки вышли из базы г. Полярный и направились на боевую службу в Средиземку. Путь, прямо скажем, не близкий. А с учетом скрытности перехода, малой средней скорости движения (днем - в подводном положении экономичным ходом, а ночью - зарядка аккумуляторных батарей и вентиляция отсеков), мелких аварий и борьбы за живучесть, телепались они до места назначения в общей сложности месяца полтора.
В конце концов, скрытно просочившись через горлышко Гибралтарского пролива и дошкандыбав до нашей плавбазы, они радостно всплыли на глазах изумленного 6-го супостатского флота и пришвартовались по два корпуса с каждого борта. Как выглядят наши подводники, особенно проходящие службу на "дизелюхах", уже писано-переописано. Поставь их рядом с зэками - не отличишь, а после длительного перехода добавь к воображению еще тракториста колхоза "Светлый путь" времен первых пятилеток и получишь абсолютно достоверную картину. Командир плавбазы, обозрев прибывших братьев по оружию, приказал организовать баню для личного состава, ужин и кино, потому как была суббота, а офицерам дал час времени на мытье в душе, бритье и переодевание.
В кают-компании накрыли шикарный стол. Когда все собрались, командир плавбазы сказал то, что положено в таких случаях, и по старой флотской традиции провозгласил первый тост: "По случаю…". Второй, естественно, "За дам…". Третий - "За тех, кто в море!" - святое дело, а дальше началась произвольная программа.
Как определяется степень опьянения морских офицеров? Непосвященные скажут: по внешнему виду. Нет, ребята! Только по разговорам, которые на флоте называются травлей. Если травят о политике, значит, все только начинается, если про женщин - процесс в разгаре, ну а когда перешли к службе - все, писец, уже не долго осталось.
И вот на последней стадии один из командиров ПЛ вдруг заявляет, что его лодка во всех отношениях лучше, чем остальные. И даже максимальный ход у нее больше на 2 узла, хотя все они одного проекта. Ну, кто же, спрашивается, такое стерпит? И хоть они и командиры, которые все знают, все понимают и ничего не боятся, но после принятого на грудь остатки юности лихой в одном месте заиграли.
- Как это? С чего это вдруг твоя лучше? - загудели остальные командиры, приняв позу оскорбленных мушкетеров. Задетым оказалось самое святое - командирское тщеславие и самолюбие.
- Твоя лучше, говоришь?..
- А не у тебя дейдвудные сальники потекли в Бискае?..
- А не мы тебя ждали, пока ты течи латал?..
- Да сам-то ты…
- Ладно, вам, чего на мужика насели? Ну, спорол глупость, не подумавши…
- Да пошел ты, заступник…тудыть… растудыть…
- Сам пошел…
Командиры, выступавшие в начале единым фронтом, постепенно стали разбиваться на секции. Потом, глядя на них, сцепились между собой старпомы. А механики уже давно были готовы, они только отмашку ждали…
Видя, что страсти накаляются, и дабы не допустить выхода ситуации из-под контроля, командир плавбазы на правах хозяина и старшего по званию принял решение:
- Отставить базар, мужики! Есть предложение! - все разом затихли. - Ща проверим, кто чего стоит. Штурман, тащи карту!.. Так… Вот смотрите, здесь болтается наш эсминец. До него… примерно… миль десять. Туда и обратно - двадцать. Тому, кто приходит первым, ставлю ящик коньяка.
- Алярм!!! - заорали командиры.- Боевая тревога!!! Экипажам на лодки!!! По местам стоять, со швартовых сниматься!!!
Моряки вылетели из бани в прямом смысле в мыле и помчались по боевым постам, сверкая голыми задницами.
И вот четыре советские подводные лодки, дружно оторвавшись от плавбазы, ринулись параллельными курсами в надводном положении, выжимая из дизелей все, что возможно. Американцы ох…ли! Куда?.. Зачем?.. Почему?.. С какой целью?.. Поняли они только одно, что ихний американский "уик-энд" накрылся нашим русским медным тазом, и привели свой флот в полную боевую готовность.
А эти прут - ветер свищет, выдвижные устройства, как мачты у Лермонтова, гнуться и скрепят, волны до мостика захлестывают, в эфире сплошной русский мат. Это на плавбазе организовали тотализатор. А как еще подбодрить болельщикам своих боевых слонов - только через эфир. Радиоразведка супостата такой музыки еще никогда в жизни не слышала.
Командир того самого эсминца, который обозначал собой, сам того не ведая, точку поворота на обратный курс, вылетел на мостик в чем был, когда ему доложили, что четыре наши подлодки летят к нему полным ходом. Он тоже напрягся, как и весь 6-й флот США. На его запрос: "Что случилось?" все четыре командира дружно его послали… открытым текстом, описывая при этом живописную циркуляцию вокруг его корабля. И тогда командир вполне мог произнести знаменитую фразу, вошедшую в классику современного кинематографа: "Ну, вы, блин, даете", провожая окошмаренным взглядом удаляющиеся корабли.
Где-то на полпути до плавбазы на одной из лодок сдох дизель, не выдержав экстремального режима. Командир другой лодки застопорил ход, подошел, взял ее буксиром за ноздрю и потащил к плавбазе. Не мог он кореша бросить. Но две другие продолжали гонку на полном серьезе. Когда все снова ошвартовались у плавбазы, америкосы опять сильно удивились и потом долго еще морщили репу, пытаясь разобраться в новых тактических приемах этих непонятых русских.
Но супостат был не одинок в своем недоумении. Наше командование тоже было весьма озадачено, когда получило информацию, что противник вдруг ни с того ни с сего решил поиграть в войну. Но когда стали известны подробности забега на короткую дистанцию наших подводных лодок, доложили на самый верх. Главком был в бешенстве. Он приказал доставить этих жокеев в Севастополь и пожелал сам лично провести разбор полетов. Маленький Главком аж подпрыгивал, пытаясь дотянуться своим кулачком до носов стоящих перед ним на вытяжку бравых русских флотских офицеров. Он обещал их всех снять с командиров, разжаловать и сослать в солнечный Магадан. В течении всей экзекуции они сохраняли полное спокойствие, всем видом своим показывая, что послать подводника дальше прочного корпуса невозможно. Даже солнечный Магадан в сравнении с нашим "железом" выглядит, как Сочи. Да и кто будет менять сразу четырех командиров кораблей, находящихся на боевой службе? Главком это тоже понимал. Влепив каждому по НССу (неполному служебному соответствию), он отправил их обратно - искупать вину перед Родиной.


Оценка: 1.9076 Историю рассказал(а) тов. Граф : 30-11-2002 12:05:38
Обсудить (16)
18-10-2015 11:57:40, Рядовой необученый
+100500! :-))...
Версия для печати

Флот

ЧАРЛИ ЧАРЛИ БРАВО!
Окончание

- 'Чарли', прошу возвратить американскую собственность, - воспрянул духом крейсер.
- 'Леги', вас не слышу. Самолеты шумят. Повторите по - слогам.
О, чудо! 'Викинги' отвернули на юг и улетели, чтобы больше не показываться.
- Советский корабль, повторяю! Отдайте мишень!
- Что говорить? - посмотрел на черного как туча командира.
- Пошел он в Сан Диего вопросы задавать! Ври дальше! Вахтенный, курс 270 на Владивосток. Командира БЧ - 4 ко мне! - начал звереть Прокопыч.
- 'Леги', повторяю - мишень на борту не имеем! - огрызнулся на 'адмирала', и это прозвучало как каламбур в контексте ситуации.
Примчался Вова Пряник, главный связист, и, подходя к командирскому креслу, завернул влево ручку громкости радиостанции, пригасив занудное бормотание 'Леги': 'Прошу:Требую:Настоятельно требую!'.
- Срочно дать связь с оперативным штаба! - приказал Прокопыч.
Лучше бы не давал, так как совет дежурного из Владивостока оказался столь же бесполезен, как ветер для повесившегося слесаря Петрова.
- Что делать? - спросил командир перебиваемого атмосферными помехами оперативного.
- Что - что! Завернуть в брезент, положить груза и тихонечко ее за борт! Как в песне!
- Не могу - обложили со всех сторон!
- Тогда сообщайте в Москву и крутите:винты!
Опять прибежал Пряник и получил распоряжение кэпа 'звонить' в Главный штаб.
Разговор с москвичами тоже ничего не принес - там мрачно выслушали доклад и дали лишь одну рекомендацию: 'Морду топором, курс на Владивосток!', что уже почти шесть часов и делалось. Мимо проплыл Сан Николас, на котором 'скрежетал зубами и ломал об колено подзорную трубу' главный диспетчер полигона, уже получивший нагоняй от своей 'бэби' и простившийся с личными субботними планами. Тут - то американцы и осознали - еще часов шесть этой гонки и воскресенье накроется тоже! 'Давить' русских за пределами полигона будет гораздо сложнее, а ночь поможет им, при желании, скинуть 'рыбку' туда, где глубины более километра, компьютер - в карман и концы в воду. Опять позвонила 'бэби' и сообщила о поломке газонокосилки, которой она пыталась 'подстричь' выброшенную на улицу одежду мужа. И 'Плид Контрол' вышел из себя, попутно вспомнив о долге!
- 'Леги', на борту ракеты находится цифровой компьютер, пропажа которого чревата для вас! Приказываю провести специальную операцию против русских! - заорал он без стеснения, забыв, что 'приговоренный' тоже слышит.
- Добро, - зверски улыбнулся Прокопыч, приняв доклад о планах американцев. - Старший помощник, играйте боевую тревогу!
Через десять минут по бортам 'Чарли' лежали матросы с автоматами в руках, а на полубаке офицер и двое мичманов безуспешно пытались зарядить единственное достойное оружие корабля - шестиствольную 'фукалку' АК, которая с момента постройки корабля всегда клинила после третьего выстрела. Отчаявшись зарядить ее, нештатные 'артиллеристы' показали 'Леги' средний палец и направили пустые стволы в его борт. 'Адмирал' оценил жест и дал фрегатам отбой. Стволы американских орудий медленно поползли в исходное положение.
Дальнейшее совместное плавание стало приятной прогулкой под руки с холодно - галантными фрегатами, за действиями которых следил чапающий в кильватере крейсер. Теперь он молчал, смирившись с судьбой и надеясь на Всевышнего. По курсу лежал бескрайний Тихий океан, давно 'утопивший' за горизонтом американское побережье и шумом волн заглушивший отборный мат 'нервного' центра полигона.
Тут-то и подключился 'Всевышний' - Большой Белый Вождь из Вашингтона, приславший приглашение советскому военному атташе посетить пятиугольный дом на берегу Потомака. Тот нагладился, одел ордена и прибыл:искать пятый угол. 'Найдя' его, обиженно доложил 'Двенадцати Толстякам' из Политбюро. Выслушав атташе, они пригласили 'на чашку чая' своего главного флотоводца, лучший друг которого, 'Главный Толстяк', уже давно лежал у стены, и поэтому Горшкову стало сложнее защищать честь Флота. Получив вводную, адмирал начал действовать. Действие в тех высоких сферах - это бесконечные разговоры по телефону, позволяющие выяснить степень угрозы своему положению, найти рычаги для его сбалансирования и, уже исходя из этого, найти виновных и наказать невиновных. Горшкову же нужен был компромисс - сохранение 'невинности' командира 'Чарли' - ибо кто как не сам Сергей Георгиевич утверждал руководящие документы, сделавшие экипажи кораблей 'клептоманами', прикарманивающими любую найденную железяку и делающими это настойчиво и последовательно!
Последним звонком в его списке стал звонок нашему кэпу. С приговором!
- Тащ командир, Главком на связи! - всхлипнул Вова Пряник, нервно почесывая 'обожженную' руку, которая только - что держала трубку 'красного' телефона, печально глядя во внезапно ссутулившуюся спину Прокопыча. Зачем - то кэп взял в радиорубку и меня. Видимо, чтобы было кому вынести его грузное обесчещенное тело и бросить за борт в пустынные воды Тихого океана. До американского берега уже было миль триста:
Попрощавшись глазами с окружающими, кэп собрался, взял трубку и ЗАОРАЛ: 'Товарищ Адмирал Флота Советского Союза, докладывает командир:'. Слова кэпа и Горшкова репитовались включенным динамиком, откуда донеслось в ответ: 'Командир, ракета действительно у вас?'.
- Так точно, товарищ Ад:
- Какого хрена вы ее взяли на борт!
- Добывали образцы оружия и боевой техники, тащ Ад..Флота.
- Приказываю! Срок полчаса!! Возвратить ракету американцам!!! Доложить об исполнении!
- Не могу, тащ Ад:С:С:
- Почему?
- Волнение пять баллов и ракета:эта-а: не в порядке:разобрана.
- Собрать и возвратить! - завизжал динамик.
- Не могу, тащ Ад:Совюза! - и это было уже второе 'немогу'!
- Па-а-а-чему!!?
- Мы ее топором ломали:
- Так бы сразу и сказал! Договорись с американцами о времени и условиях передачи груза. Об исполнении доложить! - почему - то смягчился Горшков, услышав о топоре. Ассоциации:Тяжела жизнь на Олимпе!
Усталый, но довольный, тем, что кровь не пролилась, командир махнул мне рукой: 'Иди, трепись со своим 'друганом'! Обрадуй 'Леги', что мишень случайно нашлась'.
Третьи сутки бесцельно телепающийся за нами обиженный крейсер на вызов отвечать не хотел. Ответил лишь тогда, когда я 'оставил на его автоответчике' давно ожидаемое: 'Леги', мишень у меня на борту. Готов обсудить процедуру ее возвращение'.
Сказать, что американцы оживились, значит - ничего не сказать. Они возбудились, заулыбались, закудрявились и побежали звонить своим 'бэбям, ханям и свитхартам'.
- 'Чарли', а как передавать будем? Ошвартуемся бортами? - спросил командир крейсера, подразумевая братание и 'большой бэмс' с русскими. Ну их, 'бэбей' этих! Мужской выбор!
- Он что, головой ударился! - заорал едва выживший Прокопыч. - Скажи, что передачи не будет. Вернее, будет, но потом:когда возвратимся на Пойнт Мугу и прикроемся островами.
Это сообщение не омрачило радость американцев, которые расступились и позволили нам беспрепятственно лечь на курс, ведущий обратно к Америке.
Возвратившись на почти штилевую воду восточнее Сан Николаса, 'Чарли' и его почетный эскорт легли в дрейф.
- Швартоваться бортами будем? - не потерял надежду 'Леги'.
- Скажи больному, что мы готовим специальный плот, на котором отправим 'рыбку'. Пусть ждут. - хитро улыбнулся кэп, зная, что механики уже сваривают две бочки из - под машинного масла, а боцман готовит настил из досок. Позже, когда 'плот' был готов, принесли брезент, в который свалили то, что осталось от ракеты. Пчел чуть не рыдал, прощаясь с двигателем; матросы же, поглаживая 'совканолевые' атласные трусы, радовались Шуркиному горю и своему нехитрому счастью. Вот и развязка: плот с пришкертованным тюком поднялся в воздух на кран - балке и осторожно лег на водную гладь. Спустившийся по шторм - трапу боцман дал ей прощальный пинок, и мы пошли на ходовой ждать неминуемые вопли и проклятия от 'Леги', которому никто и никогда не говорил, что он получит 'конструктор 'Лего' вместо целой и невредимой мишени, и будет ли среди 'кубиков' рыбкин мозг, и если будет, то в каком состоянии:
От крейсера отвалил катер с сидящими офицерами и матросами в касках и спасательных жилетах. Подцепив наше убогое плавсредство багром, американцы подтащили его к борту, ловко подняли и поставили на ют, завершив второй тайм со счетом 2:1 в свою пользу.

Третий тайм был скоротечен и принес неожиданные результаты: 'Леги' вышел на связь, сладким голосом предлагая поговорить на прощание.
- 'Чарли', благодарю Вас за содействие и СВОЕВРЕМЕННУЮ помощь! - восторженно пропел командир крейсера. - Считаю инцидент исчерпанным. Желаю приятного плавания!
Мы чуть не всхлипнули от такой душевности и помахали ему пилотками на прощание. В наших глазах стоял большой знак вопроса! Что было позже, когда мишень привезли на Пойнт Мугу и собрали 'кубики' воедино, нам не известно.
А к вечеру прибежал боец с информационной лентой агентства 'Ассошиэйтед Пресс', которое сообщило: 'Пример плодотворного сотрудничества. Советский военный корабль, находившийся в районе стрельб американского флота, поднял приводнившуюся ракету - мишень и ПО ПЕРВОМУ требованию возвратил ее кораблю ВМС США. Командование Флота сообщает, что передача произошла без инцидентов в дружественной атмосфере'.

Возвратившись домой, наш командир не получил ни выговора, ни благодарности. А через год 'Чарли' опять сходил на Пойнт Мугу и привез оттуда еще более 'навороченную' ракету - мишень, которая долго лежала под забором бригады не нужная никому. Начиналась Перестройка! Я же иногда достаю кусок обшивки хвостового оперения той первой 'рыбки' с надписью Northrop Ventura division и следами корабельного мазута 'Чарли', вспоминая. 'Чарли', мой 'Чарли', за что же они тебя порезали в расцвете сил! У тебя отняли будущее, но какое яркое прошлое за кормой!
Тебе, мой корабль:

Оценка: 1.9074 Историю рассказал(а) тов. Navalbro3 : 19-12-2002 13:15:01
Обсудить (181)
, 18-04-2009 21:01:08, гость
http://tiomkin.livejournal.com/801671.html...
Версия для печати

Авиация

Продолжение, начало в выпуске 262.
Ю. Визбор.

Через два дня снова вымпел нам кидают. Возмущаются немцы, что Соловьев не прибыл на место боя и что если его не устраивает фон Гротт - он молодой летчик, - то в среду на "честный бой" выйдет герой Африки майор Вильгельм Шварцберг. Но и к Шварцбергу на свиданку мы не вышли - бомбили.
Немчура бросает нам третий вымпел - что, дескать, честного боя после двух неявок больше не будет и что если только хоть кто-нибудь из фашистов обнаружит в воздухе или на земле наш самолет - снимочек-то у них был, - то бросят все силы на его уничтожение. Ну, мы-то на это дело плевать хотели. И так они все силы бросили на наше уничтожение, да вот что-то ничего у них не выходило.
Ладно. Через неделю под вечер, при возвращении домой с бомбежки, нас обнаруживает одинокий "мессер". Тоже охотник. Соловьев орет: "Илюха, смотри там!" Я и так смотрю. Немец ни здрасьте тебе, ни привет, - прямо с ходу в боевой разворот и в хвост норовит зайти. Но от волнения, видать, оба мы ошибку допустили - и я из кормовой пушки его поливаю, и он меня. Но далеко это было. Ни я его не задел, ни он меня. Летим дальше. А надо сказать, что посмотрел я на свое оружие, и, знаете, пот прошиб. Пусто все. Боезапас вышел. Дело в том, что отбивались мы в этом полете еще от двух "приятелей" - так что стрелять нечем. Я командиру кричу - дескать, одна надежда на штурвал. "Мессер" снова заходит в атаку. Соловьев и туда, и сюда - а машина-то большая. Аэроплан! Не ПО-2. Так что немец уже и на хорошую дистанцию подошел и ее прошел, и все подходит и подходит. Наверно, для того, чтобы уж наверняка нас из живых исключить. Но не стреляет. Чего же он, думаю, не стреляет? Вот уже пятьдесят метров... двадцать... пять метров! Вы представьте себе - пять метров между моим фонарем (а я в самой корме сидел - даже киль не видать) и коком его мотора! И тут только я понял - так у него, голубчика, красавца моего, тоже нечем пу-пу делать! Значит, он прямо-таки идет на таран. Выполняет приказ начальства, чтобы сбить всеми силами наш разукрашенный аэроплан. Все предельно ясно. Я уже и лицо его вижу, и вижу то, что машинка-то у него не новенькая, черные кружочки пушек разбираю и то, что он сам очки снял и щурится. На меня глядит и улыбается - сейчас, дескать, вертану вам по стабилизатору кончиком винта - и привет вам, ребята, горячий. А надо вам сказать - вот не знаю, в курсе ли вы, что таран как таковой происходит совсем не так, как его многие себе представляют. Дескать, бах машина об машину - и весь тут таран. Неправильно. Ты подошел к самолету, уровнял скорости и чуть-чуть кончиком винта по килю или стабилизатору - р-раз! Самолет тут же теряет управление, идет камнем вниз. Ты тоже оказываешься в нехорошей ситуации. Винт у тебя, в лучшем случае, погнут, но тянет. Потихоньку на средних газах отваливаешь и идешь к себе. Вот и весь таран. Правда, случаи бывали, конечно, разные, но по идее самой делать надо именно так. Значит, понимаю я, ему нужно сблизиться. Открываю фонарь, достаю свой ТТ и начинаю по машине его постреливать. И нельзя сказать, чтобы я не попадал. Правда, Костя машину то влево, то вниз как чумовой бросает. Это вообще-то мешало. Но немец на хвосте висит, будто танковым тросом привязанный. Пуля у ТТ слабоватая для такого дела - вот в чем неудача была. Но как я стал из своей личной пушки постреливать - отвернул Ганс, не понравилось ему. Порядок! Только я собрался анекдот по этому поводу ребятам рассказать, - смотрю, он снова тут как тут. Снова заходит с хвоста. Да что ж это за кабак! Я снова к старой тактике прибегнул - с него как с гуся вода. И еще показывает мне - крутит палец на виске: дескать, я дурак. Ну, дурак - так учись! Я силенками собрался и как ма-ахнул в него свой ТТ! Но в этот раз по-настоящему промахнулся. Метил я в винт, и он увидал это - ручку от себя дернул, так что я прямо по плоскости ему угодил. Пистолетик мой как мячик об металл - и был таков. Но позицию-то немец потерял. Снова заводит. Вот, думаю, сволочь упорная! И делать мне больше вроде нечего. Остается только глядеть, как тебе самому будут хвост аккуратненько отрезать. Веселое дело!
"Мессер" снова тут как тут. Снова личико приятное свое показывает мне. Но тоже вижу, что веселости той уже прежней на нем нет. Устали нервишки. Костя его увидал - снова закладывает машину так, что она, красавица, только повизгивает. Хорошо еще, что шли пустые, а с грузом - так поломались бы давно. А немец все никак не приладится. То так ему нехорошо, то так не подходит. И вдруг меня такая безумная мысль осенила, что сначала я просто сам себе не поверил, что такое могу придумать или сделать. Просто удивительная была эта мысль. Но это я вам сейчас вот так рассказываю долго, философствую на этот предмет. А тогда все происходило быстро. Не успел я подумать, а уже сделал. Вот так я только подумал, еще и толком-то понять ничего не успел, а уже вытащил я свой багор и немцу в мотор тычу. Он - не представляете - до того испугался, что даже в лице переменился! Как дернет ручку газа - прямо я сам это видел, - и тут же отстал. Может, думал, что новое оружие у меня, или божественное что ему представилось при виде моего багра, который я, по правде сказать, потихоньку утащил с пожарного щита для исправления недочетов зарубежной техники. Только он подлетает - теперь уже подальше держится, и мне кажется, что я просто сам вижу, как у него под шлемом волосы рыжие дыбом встают. И соображает он, наверно, что, если рубанет он своим винтом по багру моему, - конец придет всей его затее, а скорее всего, и карьере на этом свете. Вот такая у нас с ним возникла ситуация. Я сижу с багром своим и норовлю его пнуть, вернее, отпихнуться норовлю. А он смотрит уже не на приборчики свои, не на меня, а на конец этого багра уставился, будто цирковое представление я ему показываю.·А надо сказать, что скорость-то у нас приличная. Сидеть вот так, как я сидел с открытым фонарем, да еще держать за самый кончик двухметровый, почитай, багор - шутки здесь невеселые. Уставать я начинаю, да и холодно. Соловьев кричит - что там у тебя происходит? А я толкам-то сказать ему ничего не могу. Рык только какой-то из горла несется. Немец справа заходит - я ему справа багром перед носом кручу. Остерегается. Слева зайдет - я и слева могу. Выходит. Так мы с ним игрались в кошки-мышки долго. Не скажу сколько, а долго. Времени я тогда не чувствовал. Может, вся эта история три минуты длилась, а может, полчаса. И вдруг по глазам его вижу: отказался он от этой глупой мысли нас на тот свет спровадить. И правильно сделал. Смеется, вижу, но смех у него какой-то ненормальный, вроде бы с ним истерика происходит. И с меня как-то само собой напряжение спало, тут почувствовал я, что руки-то уже деревянные стали. Но багор держу. А он мне палец большой показывает - дескать, я здорово все это с багром придумал. Я, правда, ничего ему не отвечаю, потому что обе руки у меня заняты. Но лицом-то ему рожицы всякие строю, мол, не на тех напал, дурачок, головой думать нужно! Вот так мы со злейшим врагом переглядывались да перемигивались.
Такой уж у меня вышел бой - единственный, можно сказать, в своем роде, когда я как на экране врага своего разглядывал, а он меня. И - вот не шучу - мысли все мы читали там в воздухе очень даже просто.
- Илья Киреич, под нами встречный борт, ИЛ-18, идет из Риги, высота... высота 7600.
- Понял.
- Ну вот. Поглядел он напоследок мне в глаза, я ему. И вот взгляды-то эти были очень существенные. Будто для меня вся война вот в этих двух взглядах. Его и моем. Не ненависть в этом была, не злость, тоска какая-то... или даже отчаяние. И мысль у меня такая, что нехорошая эта штука - война. Нехорошо это, когда люди людей убивать должны. Но она, конечно, так это, знаете, промелькнула, мысль эта, как ласточка. Было бы чем, я бы его, конечно, в расход пустил - не задумался. Да и он меня.
Не знаю, о том ли он думал, но помахал крыльями, газ убрал и отвалил. Мелькнуло перед моими глазами брюхо его камуфляжное, и ушел он. Мне бы свой багор убрать, да фонарь закрыть не могу. Руки как не свои. Ничего не хотят делать. А одна-то вообще не сгибалась, простреленная. Соловьев кричит: Илья, ранен? Нет, говорю, порядок. Он меня, оказывается, несколько раз на связь вызывал, а я почему-то молчал. Не знаю, почему. Может быть, не слышал...
Вот такая была у меня история...
- А вы сначала что-то про Гаванский рейс рассказывали.
- Так это ж был тот немец! Который все таранить хотел.
- Тот? Не может быть!
- Точно, тот. Узнал меня. И я его узнал. По-немецки-то я уж забыл с войны много, но на английском объяснились. Оказывается, он, как и я, был гражданским летчиком, работал в Германии на линиях. Ну, а когда в сорок третьем у фашистов пилотов изрядно поубавилось, вот посадили его - кстати, Ганс его зовут, - посадили его на истребитель. Вот когда он напал на меня - это был его первый вылет. На следующий день вылетел снова - сбили его, прыгнул, попал к нашим в плен. Вот какой случай... Николай Федорович, как там с курсом?
- Нормально. Ветер попутно-боковой, сто километров.
- То-то я и смотрю...
- Илья Киреич, а что он в Гавану летел?
- Командировка у него была. Директор он теперь большой фирмы в ГДР. Летел соглашение заключать с братьями-кубинцами. Так до посадки и просидел у меня в кабине... А через месяца два получаю вдруг посылку из ГДР. Очень аккуратненькая синяя коробочка, и внутри ее на бархате, гляжу, крохотный багор. Сын его, оказывается, в подарок мне выпилил этот багор. Из бронзы. Хорошая работа. Все никак не найду ему место, куда бы его пристроить на столе. Может быть, лет десять назад в кабине бы подвесил - вместо, так сказать, амулета, что ли. Да не в моде теперь они... ребята засмеют... Иван Прокофич, имеешь связь с Мурманском?
- Имею.
- Хорошо. Как там у них погодка?
- Нормально. Штиль.
- Понял... Вон, видите, полоска над горизонтом начинается... чуть-чуть. Это уже рассвет к нам навстречу бежит...
1965
Оценка: 1.8529 Историю рассказал(а) тов. Дима Львов : 30-12-2002 22:28:27
Обсудить (11)
, 11-10-2007 19:25:34, Zak
Простите за профанический вопрос, но реально ли было в данно...
Версия для печати

Армия

Майор и электричество

Рассказал мой батя, 25 лет оттрубивший в РВСН

Дело было на "точке", то есть КП ракетной дивизии под городом Кунгуром. Есть там такое помещение, типа распределительной, несколько кабинок с рубильниками, к каждому подходит 3 токоведущие шины - железки сечением ремень напоминают, толстые металлические полосы. Все это дело довольно основательно подвешено под потолком на системе изоляторов и покрашено в разные цвета.
Теперь к делу. Очередная проверка, личный состав всей оравой ликвидирует, исправляет, подгоняет и прочее. Майор техбата, навесив на грудь баночки с краской, кряхтя и матерясь на чем свет стоит, залазит на обесточенные шины, садится на них задницей и красит тоководы перед собой в соответствующие цвета, по мере покраски двигаясь попой вперед и дымя сигаретой. Идиллия. Вдруг распахивается дверь, залетает солдат из чурок, косит взглядом на рубильники, и, завидя отключенный магистральник, кидается к нему, что-то бормоча про неработающий магнитофон. Майор заинтересовался, но не успел даже испугаться. Зольд, презрев табличку "Не включать - работают люди", что есть дури рванул рубильник в положение "Вкл". Как потом говорил майор, ему стало как-то необычно и волосы на заднице зашевелились. Однако, убедившись, он еще в этом мире и порадовавшись что не обоссался, бравый майор тихонько окликнул солдата.
- Эй!
Зольд закрутил головой и увидел майора. Хоть он был и чуркой, но сообразил, что там никому быть вроде как неположено и вообще невозможно - сидит человек на 10 киловольтах и вроде как разговаривает, хоть и слегка дымится (сигарету майор обронил при пуске тока). Майор опять:
- Ты зачем его включил?
Зольд стоит, соображает.
- Слушай, зачем включил-то? Выключи.
Зольд допер, повернулся к рубильнику и выключил.
- Выключил? Точно выключил? Ну подожди, не уходи.
Майор слез, аккуратно поставил баночки, аккуратно же взял стоящую в углу лопатку (совковая, добротная такая, черенок только полтора метра)... и с диким ревом кинулся за ошалевшим от множества событий зольдом. Тот дал драпа невзирая на законы физики, перескакивал через сугробы и низкорастущие деревья, но майор, изрыгающий на ходу потоки мата и связующих предлогов и междометий, не отставал, сшибая как сугробы, так и деревья с личным составом что имели несчастье попасться ему на пути.
Короче солдата он догнал (к счастью, на тот момент уже потеряв лопату) и просто набил ему морду.
Позже выяснилось, что спасло майора:
1. Толстые ватные штаны
2. Сантиметровый слой краски на шинах
3. Картонка под задницей, подложенная дабы не марать штаны

Если понравится - напишу еще что-нибудь.
Оценка: 1.8513 Историю рассказал(а) тов. Крошка Бо : 02-12-2002 18:52:00
Обсудить (70)
, 09-12-2002 15:25:49, Глюк
Бодику: Померялись ? Чей длиннее ;) ??? ------------- Гыгы! ...
Версия для печати

Щит Родины

Уважаю рабочих псов.

На 70 лет ПВ в Петропаловске-Камчатском во время театрализованного шоу (куда ж без него!) выступали сначала гражданские собачки из клуба то ли "друзей пограничников", то ли просто служебного собаководства. На одетого в стеганку и картинно хлопавшего себя руками по бокам инструктора лаяли до рвоты, землю под собой рыли, а будучи в паре отстегнуты от поводков, рванули на дразнящего их человека и быстренько вцепились ему в рукава. Каждая в свой, все в строгом соответствии с курсами дрессировки. Инструктор, прапор, сожравший за свою службу не один десяток собачек, эффектно вращался, разведя руки в стороны, а собачки долго описывали вокруг него круги по воздуху, пока, разжав зубы, не отлетали метра на четыре. Красиво. Эффектно.

Потом появился ефрейтор Сидор со своим немцем. Немца, в полном соответствии с законами жанра, звали Ганс - с фантазией у Сидора было явно небогато. Песик был, доложу я вам - ага. Старшина вот очень похоже описывал. Один хвост с руку длиной. Про зубы я вообще молчу. Ганс сидел слева от хозяина, печально глядя на прыгающего в десяти метрах перед ним инструктора. Периодически он поворачивал морду к Сидору, и тогда в глазах пса читалось откровенное недоумение, мол, чего этому придурку от меня надо? Потом Сидор издал короткий звук, не "фас!" и не "взять!" а так, что-то типа "хм". Ганс начал неторопливое движение, а инструктор, увидя это, естественно, стал убегать. Ганс ускорился ровно на три последних шага, а потом прыгнул. Четко на спину убегающему человеку. Шестьдесят килограммов - не фигня, и инструктор упал лицом вниз. И остался лежать, потому что Ганс стоял у него на спине. При этом затылок в стеганом капюшоне целиком находился аккурат в пасти Ганса, который на все попытки инструктора пошевелиться отвечал негромким, но весьма недвусмысленным рычанием.

Сидор вальяжно подошел Гансу, опять сказал ему "хм", и Ганс занял положенное место у левого сапога. Слегка ошалевший инструктор встал. Всё. Нифига не зрелищно. Не эффектно. Никакого шоу. Работа.

Уважаю рабочих псов.
Оценка: 1.8400 Историю рассказал(а) тов. Реактор : 09-12-2002 02:25:09
Обсудить (8)
09-08-2004 13:06:06, Мореход
Согласен...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10  
Архив выпусков
Предыдущий месяцНоябрь 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
Надежые садовые фигуры скидки
mandrmoving.ru квартирный переезд дешево быстро