Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Армия

На полигоне, у разбитой танками колеи, толпилась группка офицеров. От нее доносились клубы табачного дыма и легкий матерок. Майор погранвойск убеждал флегматичного преподавателя-подполковника: - Поймите, мне этот танк ни в ..., ни в Красную армию, у меня на заставах их и нету вовсе, туда только на лошадях можно попасть! Зачем мне это вождение?
- Нет вождения, нет зачета. - Препод смотрел вдаль, откуда уже появлялись заляпанные грязью танки. Похожие на зелено-коричневых жуков, они ползли по полигону, притормаживая перед наполненными грязью ямами, медленно спускались в них, а после взревев и плюнув клубом сизого дыма выкатывались вместе с волнами коричневой жижи наверх.
- Да я только на тестином москвичонке и ездил, мать его. - Продолжал ныть майор.
- Ну тем более справитесь, там еще проще, все скорости в ряд. И на занятиях не спать надо было, а учить, запоминать, записывать, а то как войдешь с утра в аудиторию, так такой перегар, что сразу за огурцом тянешься.
При слове "перегар" оживился зампотех батальона обеспечения, пытаясь подмигнуть преподу, а на самом деле изображая нервный тик левым глазом, подобрался поближе к беседующим: - А может решим вопрос полюбовно? Ну чего машину то гробить?
- Три коньяка, - подумав сказал подполковник. - И без всяких падений на хвост, лично мне.
-Нну-у-у, - разочарованно протянул зампотех, - я не потяну, оно мне надо? - И выразительно покосился на пограничника.
Тот скривился: - Пустой весь, последний же зачет.
- На нет и суда нет. - Тут, за разговором, танки уже выкатились на площадку и из люков устало выползали бойцы. - Товарищи офицеры - по машинам!!!
Зампотех широким шагом подошел к передовой машине: - Турсунбаев, ты вроде опытный, вон тебе майор, тем более двигло скоро в капиталку!
- Таварища майора, - заныл Турсунбаев, - у меня шапка не работает, совсем не слышно ничего.
- А зачем тебе слышать, ты говорить должен!
Офицеры уже расходились по танкам, а пограничник все уламывал преподавателя.
Зампотех замахал руками: - Майор, иди сюда лучший танк, лучший механик! Залезай сюда.
Майор подошел к танку, запрыгнул на нос и заглянул в люк мехвода: - Ну и угробище, на этом сарае и не стронешься наверное.
- Да тут все просто, садись вот сюда, по боевому.
- Не видно отсюда нифига. - Пограничник втиснулся в люк и выглянул оттуда.
- Зато безопасно! Турсунбаев, давай сюда шапку говорящую.
- У меня и эта не работает.
- Вот ты марал. Ладно поступим так, майор, садись по походному, ну дерни вот этот рычаг, да-да, именно этот, во-о-о-т, подняли сиденье, держи шлемофон. Узбек мой родной, садись с пушкой, пристегивайся ремнем, будешь обезьянкой с пальмой. Связь будете держать ногами, по левому уху э-э-э.. дотронется - влево рули, по правому - вправо, по затылку прилетит - тормози потихоньку. Правая вот эта палка - на себя тянешь - вправо заворачиваешь, левая - влево. Селектор передач вон там, педали как на машине, все пошли! - Закончил зампотех инструктаж и спрыгнул в сторону с танка.
Все остальные танки уже ушли на трассу, запоздавший пограничный танк дернулся и замер.
- Вторую ищет, - закурив, прокомментировал зампотех, - вон вынырнул, счас поедет.
И правда, танк поехал, дергаясь, но набирая скорость и скрылся за поворотом.
Через полчаса почти все танки уже собрались на стартовой площадке. Ждали пограничника. Вот показался летевший на полной скорости танк, не снижая ее - рухнул в яму, словил мощного "дельфина" и ревя двигателем понесся прямо на танки.
- Турсунбек хренов, муфлон конченный, - выплюнув сигарету заорал зампотех. - По башке его бей, по башке!
С дороги порскнули и офицеры, и бойцы, прямо в кюветную грязь. Танк пролетел мимо и сбросив скорость, стал разворачиваться.
- Майор с ума сошел, сейчас на таран пойдет, а все ты, хрен принципиальный. - Мягко укорил подполковника зампотех, стоя по колено в грязи. - И не убежишь по такой жиже.
Но танк остановился, заглох мотор, за пушку держался бледный Турсунбаев, до груди покрытый грязью.
- Майора, я ему стучу, а он едет, я стучу - а он едет. - Лепетал узбек.
Все смотрели на майора, который глиняным столбиком торчал из люка мехвода. Его лицо покрывала корка из грязи. Он поднялся из люка, комбез тоже был весь залит коричневой жижей, стащил шлемофон, грязный овал лица резко контрастировал со светлыми ушами и ежиком волос. Глиняная маска дрогнула, пошла морщинками, открылся рот и оттуда донеслось: - А можно еще, я доплачу!
- Твою ж мать да через забор! - Всхлипнул зампотех.
Оценка: 1.9091 Историю рассказал(а) тов. al2 : 27-02-2016 18:49:54
Обсудить (93)
01-03-2016 15:26:03, Nix
Снегоуборочную машину СМ-6 и пассажирский состав ?618 СПб-...
Версия для печати

Армия

Записки из пожелтевшей тетради.
Часть пятая.


Весна уже основательно вступила в свои права, и радовала нас солнечными деньками. Почва, политая обильными зимними дождями и согретая тёплым солнышком, стала покрываться буйной растительностью. Трава росла очень быстро, и уже скоро, утопленные на несколько сантиметров в бывшую зимнюю грязь, траки нашего БМП заросли ярко-зелёной травой. "Дал корни" - шутили мы над нашим танком. И поговаривали о том что он припаркован здесь навечно. Здесь, в цветущей весенней зелени, в окружении диковинных птиц, которых мы никогда не видели дома.
Скоро домой! Мы уже всё чаще думали и говорили о доме, и мысленно прощались со своим танком. Прощались поглаживая родную броню, которая стала для нас за эти долгие месяцы вторым домом. Которая защищала нас от шальных пуль, которая "лечила" шишки и припухлости, если прижаться к ней, к холодненькой, разбитым лицом. На которой мы грелись и загорали днём, безмятежно раскинув руки и глядя в чужое безоблачное небо.
Но к превеликому нашему удивлению, 20 марта 1994 года мы получили приказ свернуть нашу станцию и выдвигаться в составе колонны бронетехники в местечко под названием Тигровая балка. Собрались мы быстро, но наш БМП отказывался заводится. Создавалось такое впечатление, что нет топлива, хотя в баках было ещё литров триста. Минут через сорок, при помощи ещё одной БМП, троса и "такой то матери" наш танк, изрыгнув столб чёрного дыма из своих сопел, всё-таки завёлся.
- Не нравится мне это, - прозвучал голос Малого по внутренней связи.
- Что не нравиться?, - спросил я.
- Соляра есть а поступать нормально не хочет, почему не пойму.
- Как-нибудь дотянем, сказали что здесь недалеко, - успокоил его я.
И вот опять перевал, а за ним другой, более опасный. Справа стена, слева обрыв. Наша машина едва умещалась на этой богом забытой горной дороге. Вдруг колонна встала. По рации всем сообщили что бы не покидали своих машин. Стояли мы около получаса, пока не получили приказ к выдвижению. Впереди дорога оказалась завалена. То ли камнепад, то ли взорвали, не знаю, но нам давно пора было ехать, а наш БМП не хотел заводится. После нескольких попыток, мехводу удалось всё-таки завести, и даже проехать метра полтора, но танк опять заглох, и заглох он на скорости, выбить которую в положение нейтральной было вручную невозможно. Кислород в баллоне закончился, пришлось снимать с другой машины и выбивать скорость. После долгих мучений мы поехали...
После перевала дорога шла всегда под гору. В одном из кишлаков, мы весело катились с горки и перед Т-образным перекрёстком у нас опять начал глохнуть двигатель. Но Малой помнил, что выбить скорость при неработающем двигателе будет проблематично и успел передвинуть рычаг в нейтральное положение! Двигатель заглох, после чего сразу отключилась гидравлика, а с ней пропало рулевое управление, а так же отключилась система торможения. Из всего управления этим "пепелацем" работал только сигнал, на который мехвод давил постоянно. Машины, шедшие впереди нас, успели свернуть на перекрёстке, почти не затормозив, избежав тем самым столкновения, но вот дерево не смогло...
На перекрёстке росло огромное дерево, гордость кишлака. Оно было такое огромное, что под его величественной кроной в жару отдыхали жители этой деревушки, и видимо, считали его полноправным жителем деревни. Но это уже было не важно, мы своим острым носом, на огромной скорости срезали его и немножко уронили. Ну, в общем то, упало оно. Через несколько минут начала собираться толпа недовольных местных жителей.
- Ну вы молодцы, виртуозно выполнили манёвр, - услышал я в шлемофоне голос начальника колонны, - Ждать вас больше не будем, часа через два пришлём кого-нибудь.
- Так точно, - ответил я.
- А на месте местных жителей, я всё же набил бы вам морды, - закончил он разговор.
Я открыл люк и выбрался наружу, толпа загудела.
- Рыжик, - крикнул я в люк, - Подай автомат!
Но с автоматом в руках, я произвёл очень отрицательное впечатление у местных аборигенов, толпа загудела сильнее и начала обсыпать меня проклятьями. Через несколько минут пришёл пожилой дядька-таджик в форме старшины советского милиционера и с калашом в руках. Не знаю что он им сказал, но толпа медленно разошлась, а он остался нас охранять. Вскоре мы тормознули военный Урал, водитель которого решил нас "дёрнуть" чтоб завести. Интересно было наблюдать как полноприводный Урал шлифует всеми колёсами сухой асфальт! Наш БМП не тронулся с места! Потом остановился БМД c разведчиками, которые тоже попытались нас завести, в результате порвался стальной трос и они уехали. Затем очередной Урал пытался нам дать "прикурить", после чего у него так заискрило под капотом, что его водитель, махнув в нашу сторону обречённо рукой, покатил дальше . Со временем, вокруг нашего танка собралась толпа ребятишек и звонко смеялась, радуясь такому цирковому бесплатному представлению. А техника шла и шла мимо нас, шла в направлении афганской границы...
- Война что ли началась?, - спросил Малой.
- Сейчас узнаем, - ответил я, настраивая приёмник на информационную волну.
- Министр обороны России Павел Грачев прибыл вчера в Таджикистан. Он будет наблюдать за учениями войсковых соединений, которые изучают свое дело не на маневрах, а непосредственно участвуя в боевых действиях. Нет сомнений, что мартовские учения в Таджикистане - демонстрация силы в связи с ожидаемым весенним наступлением моджахедов, - услышали мы сквозь помехи голос диктора.
Вскоре мы тормознули танковую колонну, и попросили танкистов нас завести. Танк Т-72 на отлично справился с этой задачей! Мы проехали ещё пять километров и заглохли.
Потом были долгие часы ожидания, за которые мы перечитали всю документацию по устройству БМП и успели разобрать и собрать все топливные фильтры, которые смогли отыскать. Всё было в порядке, всё было чистое и новенькое, но БМП заводится так и не захотел. Уже ночью нам привезли сто пятьдесят литров солярки, после заливки которой, наш танк сразу завёлся и мы уже за полночь благополучно добрались до места!

* * *

Уже было далеко за полночь, когда в заднюю дверь кто то постучал:
- Командир, открой! Это я, Санёк, - раздался вслед за стуком голос нашего мехвода.
- Ну и где тебя носит?, - спросил я , приоткрыв дверь.
- Во, смотри какую игрушку достал, - улыбаясь, Малой протянул мне новенький АКС-74.
- Сбылась мечта идиота, - ответил я, показав в голосе всю безразличность к происходящему, - Спать давай ложись.
Малой вскоре погасил свет и улёгся спать. Через несколько минут в темноте раздался голос Рыжика:
- Сань, С-а-а-а-ня, спишь уже?
- Не-а, а что?
- А ты где автомат то взял? - поинтересовался Рыжик.
- Сегодня у артиллеристов в карты играли, вот я и выиграл у одного пацанчика.
- Круто, - сказал уже сквозь сон Рыжик и засопел.
Наш Малой был детдомовским пацаном. Часто он травил нам полукриминальные байки о своих похождениях во время побегов из детского дома. Мы уже привыкли к его неожиданным "обновкам". Ещё в Пяндже, он как то принёс кассетный магнитофон "Электроника 302", и сказал что у кого-то купил. У кого, на что, и почему без кассет - все эти вопросы остались без ответа. Через несколько дней у нас появилась кассета, одна! По поводу этого "приобретения" он почему-то нам сказал честно, что украл у какого то молодого литёхи. А по поводу автомата своего он часто причитал:
- Ну вот нахера мне, танкисту, дали АК-74? Отпилю я приклад, так удобнее будет.
- Ага, отпили, потом тебе голову отпилят, - стебался я над ним.
И вот теперь, здесь в Тигровой балке, он обрёл свою мечту! Ходил со своим укороченным калашом везде! А вечерами, расставив пустые банки из под тушёнки по верхней бровки капонира, внутри которого располагался наш БМП, стрелял по ним сидя на броне, и был очень счастлив. Счастье продолжалось два дня. Как то ночью он вернулся от своих друзей-артиллеристов без автомата. Он был очень хмурый, как туча, и не отвечал на наши вопросы. Ну молчит парень и молчит, что приставать то, проиграл наверное обратно свой АКС-74.
А утром мы узнали, что этой ночью в роте артиллеристов застрелился молодой боец. Наш мехвод на эту тему разговаривать отказался, так что подробности этого происшествия до сих пор туманны...

* * *

Сегодня, с раннего утра, начинались войсковые учения! Наша задача состояла в том, что бы обеспечить связь между наблюдателями, расположенными по всему периметру плацдарма предстоящих учений, со штабом. Перед предстоящей операцией, нужно было подкрепиться. На учениях, мы в основном питались сухим пайком, под названием "горный", состав которого очень радовал нас, уже отвыкших за три месяца нахождения в Пяндже, от таких деликатесов. Состав пайка радовал своим разнообразием, но главной "фишкой" этого пайка была очень маленькая баночка с волшебным названием "Завтрак туриста"! Так же в пайке были таблетки сухого топлива для подогрева банок с кашей и тушёнкой. Но у нас была "печка-атомка"! Своё название данная печка получила из-за металлического грибка, который прикрывал дымоход, выходящий на поверхность брони. И когда требовалось разжечь эту печку, нужно было поднять этот грибок над дымоходом, что делалось прямо из салона БМП. Этот грибок очень сильно нагревался, и мы, водрузив на него банку, таким образом грели себе пищу и кипятили воду.
Начались учения с артподготовки. Малой допивал чай с галетами, я вел перекличку в радио эфире со своими подопечными, а Рыжик, тоже попивая чай, наблюдал в башенный перископ за тем как пылили танки с флангов, а за танками, глотая пыль бежала пехота.
- Да-а, вот теперь я до конца понял фразу нашего командира взвода из учебки, - сказал не отрываясь от перископа Рыжик.
- Это какую?, - спросил Малой.
- Он говорил нам часто на занятиях: "Вы ёпт, связисты ёпт, являетесь интеллигенцией вооружённых сил ёпт!" - процитировал Рыжик, подняв указательный палец вверх.
- Ты что-то имеешь против танкистов, а, Рыжик? - спросил Малой.
- Не, ничего не имею. Классные пацаны! Я вот только на пехоту всё смотрю, смотрю, и делаю выводы, - ответил Рыжик отхлёбывая чай из железной армейской кружки.
Я, слушая краем уха этот разговор, пытался решить проблему со связью. Вот уже как пять минут нашу частоту заняли какие то не очень воспитанные, говорящие на таджикском или на афганском языке хулиганы радио эфира.
- Срыгнули с нашей частоты, - прокричал я в микрофон как можно более интеллигентно.
Результат нулевой. Эти уроды продолжали тарахтеть на своём языке.
- Эй, бача! Мэгер мэгум, - выругался я в эфир на таджикском как смог.
- Русски, я твой мама ипал, - раздалось в наушниках после небольшой паузы.
И всё, после этого обмена любезностями, частота стала свободной.
Вскоре разрывы усилились, начали работать СУшки и вертолёты КА-52. Они пролетали так низко над нами, что всё дрожало вокруг. Поднялась пыль, и я приказал задраить люки.
- Сокол, ответь восьмому, - услышал я в наушниках название своего позывного.
- Восьмой, Сокол слушает.
- Сокол, я нахожусь в квадрате 15, возле небольшого мостика через речку, дальше за мной виднеется кишлак. Передай в штаб, что бы аккуратней артиллерия ложила.
- Сокол, я пятый, приём, - донеслось сквозь шипение.
- Слушаю, пятый.
- Сушки отработали по целям, загорелась трава, огонь идёт к заповеднику.
- Принял.
- Сокол, я третий, у нас тут...
- Сокол, ответь восьмому.
- На связи сокол.
- Сокол, передай в штаб что бы эти, в бога душу мать, "боги войны" успокоились. Сейчас меня накроют!
- Сокол, я девятый, я девятый, ответь.
- Ало, беркут, это сокол. В 15-ом квадрате, просят сместить огонь подальше от моста, - сообщил я в трубку армейского телефона в штаб.
- Понял, свяжи меня с артиллеристами, - услышал я короткий ответ.
- Сокол, это восьмой, ответь бля, - раздался крик в эфире.
- Сокол слушает, что у вас там.
- Это восьмой, - успели лишь прокричать на том конце, как в наушниках раздался грохот разрывов.
- Восьмой ответь!, - кричал уже я.
- Сокол, это восьмой, можешь передать мои поздравления артиллеристам, моста больше нет!, - ответил "восьмой" уже спокойным голосом.
До обеда длилась эта непрерывная перекличка, пока стрельба не закончилась. Много было мелких казусов, и смешных моментов, но мне очень хорошо запомнился разрушенный мост и горевший заповедник Тигровая балка. Долго мы ещё наблюдали за заревом пожара в ночи, отдыхая на броне после напряжённого дня. Я сидел и смотрел на ночное небо, на зарево пожара, и почему то было так хорошо, и так спокойно!
Учения прошли удачно, главное, что моджахеды визуально оценили огневую мощь нашей армии...

* * *

Проснулся я от стона, который доносился из отсека мехвода. Я включил свет и обнаружил что стонет наш Малой. Он сидел и стонал покачиваясь вперед-назад, сложив при этом руки на колени ладонями вверх. У него опухли кисти рук, и боль не давала ему даже спать. Началось это два дня назад с припухлостей пальцев. И вот уже сегодня ночью опухли обе кисти рук. Может он поранил где пальцы и занёс инфекцию, я не знаю, но в медпункт он категорически идти отказывался, пытаясь лечить себя сам простым "проверенным" способом - писать на пальцы. Утром я всё же отправил его в медпункт, после чего он сразу же улетел с вертушкой в Душанбе.
Мы остались с Рыжиком вдвоём. Нужно было сворачивать нашу станцию и готовиться к завтрашнему выезду в Курган-Тюбе. Я заранее доложил начальству, что ехать не могу по причине неисправности машины и отсутствия мехвода.
- Что за неисправность?, - спросил меня начальник колонны.
- Не знаю, двигатель глохнет, - ответил я, - Но есть вариант доехать до места назначения, если залить полные баки.
- Что то странная какая то у тебя неисправность. Сколько нужно топлива?
- 400 литров, товарищ подполковник, - выпалил я.
- Ладно, вечером приедет заправщик, жди, - сказал он и добавил, - А водителя утром пришлю.
Вечером приехал заправщик и залил нам в танк солярки, но почему то в два раза меньше.
- Почему не всё залил?, - спросил я заправщика.
- Сколько положено, столько и залил, - ответил он протянув мне на подпись какой-то бланк.
Я нашёл свою фамилию и расписался, но заметив что в графе "кол-во литров" было пусто, попытался возразить заправщику.
- Давай сюда, остальное сам заполню, - сказал он вырывая у меня лист из рук.
Утром никакого водителя ко мне не прислали, и я решил ехать сам. Опыта вождения не было никакого, только несколько часов на угнанном у деда "Москвиче 412". Здесь всё было тоже самое: три педали, рычаг скоростей, правда крепился на руле, да и руль был не совсем круглый, это был штурвал. Вызывало опасение только большое количество датчиков на приборной доске, но я не растерялся и вышел на связь с экипажем БМП КШ, которая стояла в Душанбе. И всю дорогу меня вёл мехвод этого экипажа по рации. Глох я сначала часто, в основном по причине незнания. Первый раз как только тронулся, но наученный горьким опытом, я молниеносно переключал рычаг в нейтральное положение.
Минут через тридцать, перепахав вдоль и поперёк наш капонир, и пару раз побывав в соседнем капонире, я добрался до колонны. Ехать нужно было восемьдесят с лишним километров, но радовало то, что дорога шла в основном по асфальту и что не нужно было пересекать перевал. Но подозрение, что когда только топливо в баке пересечёт отметку 1/2 и двигатель заглохнет, тревожило меня.
Вот уже и Курган-Тюбе! До части оставалось несколько километров, как вдруг двигатель начал глохнуть, машина задёргалась и встала. На этот раз я не пытался всяческими способами завести наш БМП, а вызвал из части тягач, и нас на жёсткой сцепке дотащили до места.
Въехали мы в расположение нашего узла связи лихо, на прицепе, чем вызвали огромное внимание к себе личного состава. Все повыпрыгивали со своих станции и подбежали к нам с удивлением рассматривая наш танк, весь грязный и в коричневой пыли, который почему-то производил впечатление подбитого танка, так как был на буксире. Лица у встречающих были нам незнакомы, форма была у них новая и наглаженная. Дело было в том, что наших екатеринбургских пацанов на днях сменили, и нас встречала новая смена. Наша выцветшая "афганка", армейские грязные ботинки и десантурские тельники, а так же чёрные немытые и небритые лица, вызывали у встречающих уважение. Ведь мы приехали с границы, мы вернулись с передовой...

Продолжение следует.
Оценка: 1.6301 Историю рассказал(а) тов. ХоШиМин : 13-02-2016 23:47:29
Обсудить (33)
16-02-2016 05:41:22, YuryD
http://cdn.tvc.ru/pictures/o/114/998.jpg[/url] С правой сто...
Версия для печати

Авиация

Хоть история и не из жизни ВВС, а из суровых будней ГВФ, но...

- Что, нелегкая это работа - из болота тянуть бегемота?
Кто же удержится от того чтобы не подколоть ближнего своего? Как можно спокойно проехать мимо взмыленных коллег, особенно зная что тебя не припашут?
- И не говори. Намертво стоит, зар-р-раза. М-м-мать...

...Как издавна и повелось в авиации, происшествие случилось из-за сочетания независимых факторов. Во-первых, экипаж «боинга» вместо того чтобы запускать двигатели на ходу, во время буксировки, решил «включаться» остановившись; во-вторых, подрядчик неслабо сэкономил на ремонте рулёжки...
Не вдаваясь в излишние подробности журналистам, сделав честные глаза, «скормили» третью причину, назначив её официальной - от жары расплавился асфальт.
Вот так, из-за простого совпадения, «737-й» и застрял на рулежной дорожке.
Пока один двигатель запустили, пока второй - а основные стойки шасси уходили всё глубже. Самолёт тяжелый, пассажиры, багаж, полная заправка топливом... Им бы сразу движки на максимал, тогда бы выскочили, а так, пока режим работы еле-еле добавляли, уже сантиметров на двадцать провалились.
Артур Хейли, «Аэропорт», летний вариант, местный колорит.
Подёргались какое-то время сами, поудивлялись отчего это аэроплан не едет, плюнули матерно, вспомнили про тягач, благо он всё это время стоял рядышком. Тягач впрягся, рыкнул двигателем и заелозил колесами изображая бег на месте - вытащить «737-й» силёнок явно не хватало.
«Посадил дед репку», и ни одной мышки на всем лётном поле. Как в тормозных колодках самолёт стоит.
Уже высадили пассажиров, сняли багаж - результат прежний: перемещается «боинг» исключительно вертикально, сверху вниз. Делать нечего, начали топливо откачивать, через каждую тонну повторяя попытки.

- Эх, Иваныч, тёмный ты, как сто подвалов. И как только тебя в двадцать первый век взяли, в двадцатом на второй год не оставили...
- Чё?
- Ты про интернет слышал хоть?
- Ну и чё?
- Есть там сайт один, биглер ру называется...
- Ну и чё? Мне-то он каким боком? У меня вот тут...
- Не перебивай. И описывали там случай, почти такой же как у тебя здесь. Только у них бомбардировщик вытаскивали, Ту-22, и не с рулёжки, а из земли, выкат был.
- О! И чё?! Как сделали-то?!
- А они два тягача прицепили к самолёту один за другим и дёрнули...
- О! Точно! Молодец, это ж идея! Мощи-то больше будет... Ну мы щас!.. Ну молодец!
- Ага, обращайся.
Ну вот, день не зря прожит.
- О, стой! Что-то ты довольный какой-то... Слушай, а чем у них дело кончилось? Вытащили?
Так, теперь лучше сначала дистанцию побольше набрать.
- Да как тебе сказать... Вытащили, наверное, точно не знаю, а вот тягач, который посередине был, порвали нахрен...
- СУКА!!!
Оценка: 1.5854 Историю рассказал(а) тов. BratPoRazumu : 22-02-2016 23:50:47
Обсудить (6)
23-02-2016 18:17:48, BratPoRazumu
да, "Глобусовский" 737 провалился. в июне или в июле, то...
Версия для печати

Армия

Записки из пожелтевшей тетради.
Часть четвёртая.


Шёл январь. Ночевать в БМП было невыносимо холодно. И наш капитан решил перевести нас на ночлег в казарму к погранцам. Там обитали наши срочники и учебная рота новобранцев-таджиков, в которую нас и определили. Новобранцы эти должны были совсем скоро заменить наших солдат на заставах и охранять границу своей страны сами. А конкретно для этих, первых курсантов, открывалась перспектива стать, в скором будущем младшими командирами. Но так как они, мягко говоря, ни хрена не понимали и не умели простых вещей, то их обучали с самых азов наши сержанты-погранцы. Один таджик в роте - это прикольно, но когда их целая рота - это беда!
- Дежурная рота на выход!, - закричал куда то в конец коридора дневальный таджик.
- Какая рота, баран ты!, - донеслось из темноты коридора, - Я сколько раз повторять тебе буду, удот?, - на этой фразе показался в коридоре сержант с повязкой дежурного.
- Дежурный по роте, на выход, понимаешь? Это ты меня зовёшь, понимаешь?
Дневальный, на каждое "понимаешь", очень интенсивно качал головой.
- Понабрали пастухов с гор, и делай тут из вас гвардию, - сказал он обречённо в сторону таджика.
- А-а-а, связисты, привет! Я Валера, давай знакомиться!, - воскликнул сержант обращаясь уже к нам.
- Мы на ночлег, наверное на длительный, - сказал я Валере.
- Да хоть навсегда! Места у нас много, - ответил сержант и повёл показывать нам расположение казармы и место ночлега.
- А офицеров у вас нет что ли?, - спросил Малой.
- А чё им тут делать? Они на квартирах все ночуют. Мы тут сами как то управляемся. Да и днём то редко заходят, если только на занятиях их можно увидеть, - гордо отвечал Валера, - Для курса молодого бойца и нас сержантов хватает!
Тут мы дошли до кубрика, в котором должны были ночевать. Осмотрев всё вокруг, и остановив свой взгляд на оконных рамах, я задал сержанту вполне естественный вопрос:
- А где стёкла, Валера?
- Так ещё летом выбило, - ответил Валера ковыряясь спичкой в зубах, - Когда крупная заваруха была, наши "Грады" уж очень рядом с казармой стояли, вот и результат... Но кое где ещё есть, не переживайте вы так! Зато спится крепче, воздух чище!, - подбадривал он нас.
В нашем кубрике, правда было немного теплее чем на улице, всё-таки кирпичные стены нагревались днём на солнышке, но всё же, свежий воздух под утро напоминал о себе...
- Рота подъём!, - раздался среди ночи голос дежурного сержанта.
После чего, таджики сорвались со своих кроватей и стали одеваться. Грохот и топот мешал спать, и я, натянув тапки, отправился к Валере.
- Валер, ну что за дела? - спросил я, жмурясь на свет.
- Воспитываем, делаем из обезьян погранцов!, - ответил Валера, глядя на меня стеклянными глазами, после чего заржал вместе со своими сослуживцами-сержантами.
Ещё около часа продолжалась отработка команд "подъём" и "отбой", после чего укуренный сержантский состав успокоился и все легли спать, кроме трёх духов-залётчиков, которых оставили драить тряпками "взлётку".
Проснувшись утром, я не обнаружил сапог около своей кровати, были только тапки...

* * *

На построении нам объявили, что завтра к нам приезжает какая-то проверка. Командир узла связи протягивая мне мятую бумажку произнёс:
- Вот тебе позывной и частота, в 12.00 выйдешь на связь с Душанбе.
- Так бензина совсем мало, чтобы завести генератор, - осторожно возразил я капитану.
- Выполнять задачу младший сержант, твои проблемы, - сказал спокойно стальным голосом капитан.
- Есть, - ответил я и пошёл со своим экипажем заводить "дырчик".
В двигателях внутреннего сгорания мы все трое не очень разбирались. "Дырчик" отказывался заводится, и мы втроём пытались вдохнуть в него жизнь. Но ничего не получалось...
Совсем скоро подошёл наш капитан и поинтересовался как у нас дела:
- Ну что, где связь?
- Не заводится, свеча сдохла, товарищ капитан, - ответил я.
Капитан огляделся по сторонам, взглянул на окна пятиэтажки, и вдруг ударил мне в челюсть.
- Чтобы через полчаса завели, - сказал капитан потирая кисть руки.
- Так точно, - ответил я, вытирая кровь с губы.
Потом была беготня с этой свечёй по расположению части. Но кто-то дал совет прокалить её на газовой плите. Я так и сделал, генератор завёлся...
На следующий день пришла вертушка из Душанбе, а с ней денежное довольствие и письма из дома, которые целый месяц не могли нас найти. И ещё прибыла комиссия с проверкой, которая ближе к обеду дошла и до нас.
- Как служба, орлы? - бодрым голосом спросил нас проверяющий подполковник.
- Всё отлично, ведём боевое дежурство! - ответил я .
- Жалобы, просьбы есть какие? - поинтересовался подполковник.
- Жалоб нет, - ответил я, косясь на нашего капитана, - только просьба. Для того что бы не жечь бензин, нужно нас подключить к источнику питания 24 вольта! Нужен понижающий трансформатор и кабель, метров пятьдесят.
- Это всё? - спросил подполковник.
- Ну и для полного счастья и тепла, нужна свеча новая для печки "атомки".
- Ладно, постараюсь вам помочь. Ждите со следующим вертолётом, - ответил проверяющий и пошёл дальше.
- Всё, Рыжик, вырубай "дырчик", бензин надо экономить. Кончилось пока наше боевое дежурство, - отдал я приказ радисту.
Время шло, а вертушки всё не было. Скорее бы уже подключится и спать спокойно в танке с обогревом, а то ночёвки в учебной роте уже стали напрягать. Как то вечером, когда учебная рота прибежала в казарму вся взмыленная, при полной экипировке и с противогазами на головах, Валера орал во всё горло:
- Я вам, суки, покажу что такое армия, дебилы! Сегодня вы у меня все узнаете что марш бросок это вам не прогулка в парке! И что приказ в армии - это приказ, и его надо выполнять!
А ночью был такой мордобой, какого я ещё никогда не видел. Сержанты наши, выстроили роту вдоль стены в коридоре, и каждого по очереди били прикладом "калаша".
Били куда попадёт, кого в грудь, кого по лицу. Курсанты падали, но послушно вставали, что бы принять новую порцию ударов. Кто молчал, кто плакал, а кто просто мычал стиснув зубы. Когда этот кошмар закончился, я подошёл к подвыпившему Валере и спросил:
- Валер, ты чё, дурак что ли, они же завтра настучат на тебя или разбегутся по домам.
- Не кому тут им стучать, капрал. Нашему командованию они до лампочки. А побеги были, только назад, этих горных бегунов, их же родители за уши сюда приводили. Они же практически все из бедных семей, денег нет, а армия - это, пусть и небольшой, но стабильный заработок. Так что их родители очень переживают за то что их детей могут просто выгнать из вооружённых сил Республики Таджикистан. Вот такие дела, капрал. Самому паскудно, но другого языка они не понимают. Не для них это всё, - ответил Валера, поглядывая на нескольких "духов", которых заставили отмывать стены и пол от крови.


* * *

Вот и весна! Наступил март. Нашего "доброго" капитана, числившегося у меня как номер три, сменил другой, четвёртый. Этот четвёртый, был нормальный для нас командир, рук не распускал и был очень вежлив. Он был больше связист, чем военный.
Мы уже ночевали опять в танке, так как нам прислали оборудование для внешнего подключения. Внутри было уже тепло, печка "атомка" работала исправно. Денежного довольствия, которое здесь выплачивали из за боевых действий в несколько раз больше чем в России, хватало что бы купить еду и кое что ещё. А если обменять на местные советские деньги, то получалась кругленькая сумма. Но не смотря на это, с водкой была проблема, уж очень дорого она стоила, так что стресс приходилось снимать тем, что называлось "кое что ещё". Добра этого в отряде было полно, и добро было намного качественнее чем в Курган-Тюбе, ведь рядом был Афган... Целлофановый пакет "травы" можно было обменять на афганской стороне, в ближайшем кишлаке, за кусок мыла. Но ходили туда только отчаянные. Постепенно, многие стали переходить на более убойный "антидепрессант" - афганский наркотик "чарс", который добавлялся просто в обычную сигарету самую малость, 3-5 грамм.
В один вот из таких весенних солнечных деньков, заглянул в наш танк мехвод Малой с пустой трёхлитровой банкой и сказал:
- Бензин надо, командир!
- Зачем тебе? - спросил я, - У нас осталось всего пол канистры.
- Я там с таджикской женщиной за забором познакомился, она попросила бензина для того чтобы сырые дрова разжигать, - ответил Малой, - Она и сейчас там на улице плов готовит. Дров нет нигде, детишки насобирали веток сырых, а они не горят.
- И чё она тебе в замен пообещала? - поинтересовался я.
- Сказала, что знает что мне нужно... Сказала не пожалеешь, - ответил загадочно Малой.
- Ну ладно, наливай и иди, ждём тебя.
Через час Малой приходит с очень жизнерадостным лицом и вытаскивает из-за пазухи целый целлофановый пакет, битком набитый качественной "травой".
- Отдал банку ей, - начал рассказ Малой, - А она и говорит: "Пойдём в дом". Ну я и пошёл. Она говорит что мужа сейчас нет, но ты сам сможешь... Я тут обалдел. Но она принесла табурет и сказала что бы я встал на него и достал мешок из кладовки. Довольно таки большой мешок, у нас в таких картошку хранят. Открыл я его а там трава, и аромат такой! Она дала пакет и сказала что бы наложил сколько нужно. Вот я полный и набрал...
К тому времени, мы уже курили "траву" очень часто, а "чарс" старались только по вечерам, что бы не светится перед командирами, у которых водка то была... Вот как то раз нашему командиру узла пришла в голову идея - провести политинформацию о вреде наркотиков. Построил он весь личный состав, и долго рассказывал о вреде курения марихуаны и гашиша. После лекции, он окинул обречённым взглядом строй и уже другим тоном добавил от себя, чем очень растрогал многих:
- Пацаны, я прошу вас, ну если курнули там после обеда, то не шарахайтесь в таком виде по расположению части. Прилягте в траву за своими машинами и полежите. Не позорьте меня, пожалуйста...
Курили "траву" уже как обычные сигареты, которые достать здесь было намного сложнее. Никто не заморачивался о том, что это вредно и вызывает зависимость. Все были уверены, что это не серьёзно и что это не надолго.
Как то я спросил одного старого таджика:
- У вас тут все курят, даже пацаны малолетние, неужели нет проблем со здоровьем?
- Ну я же живой, и здоровый, - ответил улыбаясь старик, - Одно плохо, кто начинает курить молодым, тому трава мозг сушит.
- Значит всё таки опасно курить? - переспросил я.
- Де нет, не опасно, ведь мозг тут многим и не очень нужен...
Забегая вперёд, скажу, что когда я вернулся в Россию и приехал домой, то почти месяц с удивлением смотрел трезвыми глазами на мир вокруг. Он был другой, не такой мягкий и бесшабашный, и совсем не прикольный. Этот мир был чужой. Я на Родине чувствовал себя тоже чужим. Но потом мозг адаптировался и всё пошло нормально. Ну как нормально? Как у всех в 90-х! Коммерция, бандиты, менты, аресты, допросы, мордобой. Но уже не было страшно, когда стреляли на улицах, когда под окнами офиса разрывались гранаты, а утром, по пути на работу можно было запросто обнаружить труп очередного "бойца" из той или иной "бригады". Мозг то помнил, мозг то работал и приспосабливался жить уже в другой войне, но уже без наркотиков! Но это уже совсем другая история...

* * *

Проснулись мы от жуткого грохота....
- Всё, звиздец, началось, - прошептал Рыжик.
- Что началось то, - спросил его Малой.
- Обещанное летнее наступление моджахедов, - ответил Рыжик.
Я откинув верхний люк, и наблюдал как в черноту ночи уходят наши ракеты от установок "Град", которые располагались в 500-х метрах от нас. Картина была замечательная!
После того как отстрелялась последняя установка и настала мертвецкая тишина, я сказал:
- Отбой, спать пора, завтра узнаем что к чему.
А летнее наступление моджахедов ждали все. Погранцы говорили, что нам повезло, мы попали сюда только на зиму, когда все перевалы и козьи тропы были закрыты. Да, нас обещали весной сменить, и мы верили в это, и ждали. И делали реальные выводы из происходящего вокруг, что зимние боевые потери были не очень связанны с боевыми действиями. Самая главная заварушка была за несколько месяцев до нашего приезда. Группа моджахедов 200-250 человек решила прорваться в городок Куляб. И у них на пути оказалась наша погранзастава, Московский погранотряд. Бой был долгим, заставу разнесли в щепки, 25 наших погранцов полегло тогда, но моджахеды не прошли...
Утром Рыжик, прибежав с батареи ГРАДов, сообщил, что вчера ночью, заметив передвижение в кустах на нейтральной полосе, наши реактивщики лупанули по этому квадрату. Кусты и деревья на той территории были сухими и мгновенно вспыхнули. Утром на рассвете там обнаружили мёртвого ишака и несколько мёртвых афганцев, которые просто решили набрать хвороста. На той стороне с топливом были большие проблемы, поэтому всё в округе уже порубили, а сухостой на нейтралке так и манил к себе местных. Они, в основном старики и дети, сначала днём ходили за хворостом, но после того как погранцы их стали гонять автоматными очередями, решили пойти ночью...
Я выслушав эту историю, включил рацию и настроившись на Российскую радиостанцию, сел ждать новостей.
- Сегодня ночью, бойцами Пянджского погранотряда было отбито нападение афганских моджахедов. Противник был отброшен назад, потерь среди личного состава нет, - прозвучал вскоре из рации голос диктора новостей.
В этот день, ближе к обеду, я отправился на переговорный пункт связи. Должен был состояться телефонный разговор с домом, с моей мамой. Телефонистка Катерина, несколько минут пыталась дозвониться до России. Я ждал. Но вот гудок пошёл и на том конце очень сильно стали кричать: Ало, сынок, сынок, это ты?"
- Одну минуточку, соединяю, - сказала Катя и показала взглядом что бы я мигом бежал в кабинку.
- Ало Мама, привет!, - крикнул в трубку я.
- Сынок, живой, ну слава Богу!, - сказала мать в трубку и заплакала.
- А что мне сделается, тут у нас спокойно, курорт, загараем на солнышке, - начал рассказывать я.
- А по телевизору сегодня с самого утра всё про ваш Пяндж говорят, - не переставая плакать продолжала мама.
- Да ладно мам, всё хорошо у меня, это далеко всё от нас происходит, у нас тихо.
- Что то я плохо слышу тебя, сынок. Связь очень плохая. Как ты там не болеешь? спросила мама.
- Нет, всё хорошо, - успел только лишь сказать я, как пошли короткие гудки.
Я открыл дверцу кабинки и хотел попросить Катю соединить меня ещё раз. Но тут вдруг в переговорную забежал молодой лейтенант и стал кричать Кате, что срочно нужна вертушка.
- Какая вертушка, куда, зачем? - стала сыпать Катерина вопросами.
- Пацанов не уберёг, бля-я-я, не уберёг, - запричитал тут летёха.
- Да успокойся ты, в чём дело то? - пыталась добиться от лейтенанта телефонистка.
- Один точно двухсотый, а остальные - у кого ступню, у кого ногу оторвало, бля-я-я, не уберёг, бля-я-я, - говорил уже плача лейтенант.
- Так по рации что же не вызвали вертолёт то?, - спросила Катя.
- Да вызвали, но ты ещё позвони, пусть поторопятся, - попросил он и опять застонал, - Не уберёг бля-я-я, на своих же минах, молодые ещё пацаны, молодые. Мо-ло-ды-е!, - вдруг он перешёл на крик, - Ты понимаешь, Катюха, мо-ло-ды-е.
Как выяснилось позже, ещё накануне наша группа сапёров устанавливала противопехотные мины на одном из участков границы, и наверное не успела доложить погранцам. А на рассвете ушёл очередной дозор, и, не вернулся. Подорвались погранцы наши на наших же минах.
На следующий день, на волне новостей было тихо и спокойно...

Продолжение следует.
Оценка: 1.4228 Историю рассказал(а) тов. ХоШиМин : 06-02-2016 12:24:04
Обсудить (8)
12-02-2016 17:35:08, BigMaximum
Вот-вот... :)...
Версия для печати

Армия


ЛКБС. Линейно - кабельный батальон связи.
Это был главный жупел для запугивания курсантов в учебке : будешь хреново технику учить, попадёшь в "линейно - кабельный" ! Между тем, из 15 прибывших по окончании полтавской учебки в город Гомель, у 12 -ти были только отличные оценки. :)
В учебке у сержантов была излюбленная веселуха. Подкараулить заснувшего на занятиях курсанта, накрутить ручку индукторного вызова ТА-57 и замкнуть провода через открытые участки тела (шея, уши). Ещё популярны были всевозможные построения. Например, : строиться с тумбочками или с матрацами. Учитывая, что казарменное помещение было уставлено койками в два яруса, а расстояние между ними составляло ширину табурета, то складывалась довольно весёлая картина. Или ближний к проходу взвод занимается выравниванием по натянутой нити подушек, полос одеяла и табуретов, а находящийся за ним, возле окон ломанулся в умывальник...тоже весело! Стоит отметить, что все команды в учебке выполнялись бегом. Бегом зайти в столовую, бегом выйти из неё...Во время приёма пищи пот мелкими струйками стекал с носа в миску. После команды "закончить
приём пищи!" следовала "заправить столы!" По идее, внизу стола на гвоздике должен был висеть такой скребок из толстой резины, но реально его, как правило, не было. Как и не было корки хлеба, которая могла бы его заменить. За столом съедалось всё под чистую, включая куски отварного свиного жира. Жир посыпался крупной солью, красным молотым перцем, чтобы не так противно было, третье отделение алюминиевой солонки, предназначенное под горчицу постоянно пустовало. Но и без неё гастрит уже был обеспечен. Вечером что-то жгучее "подкатывало"к гортани, - на "гражданке" я ещё не был знаком с изжогой.
Ещё сержанты любили практиковать "метод воспитания через коллектив". Дают, например, пять минут подшиться. Потом построение для проверки. Был один москвич Горелов Андрей, который постоянно не успевал. Следовала команда всем подворотнички оторвать и подшиваться заново. И так неоднократно, пока личное время не кончится. В итоге письма домой оставались ненаписанными , не считая общего дискомфорта. Андрея периодически "воспитывали" в бытовой комнате и в других помещениях роты, но ничего не помогало. В очередной раз он становился в строй с подворотничком, пришитым лишь наполовину. Итог был трагичным. Сначала его отправили в госпиталь на проверку, а потом комиссовали. А ещё чуть позже его земляк из одной школы получил письмо от матери, в котором помимо прочего говорилось, что Горелов Андрей был выловлен в Москве реке с рюкзаком камней за плечами.
Напомню, что на дворе стоял июль месяц, а действие происходило в Полтаве, где в эту пору столбики термометров зашкаливают за 30 градусов в тени. На плацу при четырёхчасовых занятиях строевой подготовкой асфальт старался принять форму воздействующей на него подошвой кирзача. А тут ещё, как назло, ветерком запах свежей выпечки из-за забора доносит. Надо заметить, что перестройке желудка новобранца с гражданской пищи на армейскую, поначалу сопутствовало постоянное ощущение чувства голода. Так что слюни так и текли от того ветерка.
Но всё это было ничто по сравнению с занятиями по защите от оружия массового поражения ( ЗОМП ). Сержант Коломиец расстёгивал ворот гимнастёрки, снимал пилотку и командовал : бегом марш! И шестидесятиногая гусеница, облачённая в резиновую химзащиту, с автоматами, подсумками и противогазами начинала своё движение. Вскоре поступала команда "Газы!" и гусеница превращалась в тридцатиголового слонёнка. Ощущения незабываемые, когда стёкла маски противогаза запотевают настолько, что становится ничего не видно, а при каждом выдохе из-под резины вместе с пузырями воздуха струится ручьями пот. И вот тут наступает кульминация действа : сержант даёт вводные "Вспышка слева/справа, вспышка сзади/спереди". По правилам нужно падать на землю головой от "вспышки", убирая автомат под себя, но башка у курсантов уже соображает плохо, падают как попало. Вот уже кто-то получил при падении мушкой чужого автомата по голове, раздаются жесточайшие маты, которые не способны "погасить" даже маска с хоботом и бачком. При пробеге очередного круга сержант вдруг замечает, что у курсанта Павлика "хобот" не прикручен как у всех к бачку, а болтается свободно. СтОит отметить, курсант Павлик много курил, это было заметно даже на фоне остальной курящей братии и даже обычный кросс давался ему тяжко. Сержант Коломиец останавливает строй, разбирается с Павликом и тут же даёт три штрафные круга. Снова проверенный метод воспитания "через коллектив". Тяжелее всего приходилось "очкарикам". Надеть маску поверх очков нереально, а убрать в карман, стопудово их раздавить. Да и так не видно ведь ни фига через стекла маски, когда по ней пот струями течёт! Мой друг из Серпухова Саврасов Вадим носил очки минус 4 диоптрии. Когда он их на время снимал, то говорил, что на месте моего лица он видит жёлтое пятно ( я стоял напротив на расстоянии вытянутой руки).
Второй отзвук Великой Отечественной (внуки погибших) не щадил никого : Вадима призвали после первого курса Плехановского, таких среди нас было много, сказали : отслУжите, потом доУчитесь.
Отдельным наш ЛКБС был в далёком 1943 году, когда боевой путь проходил и получил название Зволенский за участие в освобождении от фашистов словацкой земли под городом Зволеном. Об этом свидетельствовал красочно оформленный "Боевой путь части", помещённый в Ленинской комнате.
А в описываемый период времени он входил в состав бригады связи, насчитывающей вместе с нашим батальоном шесть частей. Таким образом, на Первом посту красовались шесть знамён. Бригада являлась резервом Верховного Главнокомандования ( РВГК ). По боевому расчёту она должна была обеспечивать связью наступающую армию по каналам штаб фронта - штаб армии.
Для охраны линии ротного участка, к слову сказать, предназначался взвод десантников. Так что всё серьёзно. Соответственно, ниже генерала "поднять трубку" никто не мог .
На нас не распространялись ограничения четырьмя килограммами поднимаемой тяжести, как у радистов.На учениях у нас не было белых простыней, даже у комбата. И не было 50 - ти метровых катушек кабеля, как в аппаратных уплотнения.
Стандартная длина кабеля 500 метров. Весь кабель укладывается в бункер в кузове Урала 370К так называемой "восьмёркой", перемещающейся от левого борта к правому и обратно слой за слоем. При правильной укладке со стороны заднего борта наблюдается отвесная стена из кабеля с муфтами, расположенными посредине бункера.
Связь дальняя, кабельная. Ротный участок 60 км , батальон - 200 км .
Во время разворачивания линии в кузове находились 2 связиста, следившие за правильным разматыванием кабеля и, по возможности, перебрасывающие его за дорожные знаки подальше от дорожного полотна. Когда кабель уложен в бункер с ошибками, возникали "петли", которые выносили солдата с кузова на землю. Петля может собрать значительное количество кабеля, так что приходилось останавливать разворачивание, для того, чтобы его распутать. Особенно часто причиной "полёта" становился штатный АКМ , с невозмутимым постоянством торчащий у бойца за плечами. Только единожды на трассе Минск - Бобруйск всё оружие было собрано в ящики под усиленную охрану. В районе развёртывания милиция производила спецоперацию по поимке беглых зэка.
Кроме 20 км кабеля (взводный кусок) у нас было :
два НУПа - необслуживаемых усилительных пункта ( такой металлический кубик с метровой стороной, с четырьмя ручками по краям, весящий 120 кг). Задействованы были только 2 ручки ввиду дефицита личного состава. Один ОУП - обслуживаемый усилительный пункт, аппаратная на базе ЗИЛ 131,
прицепной вагон на колёсах (КТП). Это основное жилое помещение для линейщиков. Оно оснащено печкой - буржуйкой, четырьмя лежанками как в плацкарте поезда две внизу, две сверху ; служебной связью, работающей в симплексном режиме через тангенту; НУП - ом.
Под нижними нарами в коробах хранились "кошки" для залезания на столб опоры электропередачи, в зимнее время валенки, шанцевый инструмент : лопаты, лом, кирка, топор и паяльная лампа.
Представьте себе ситуацию : идёт разворачивание на норматив, и, вдруг, ответвление дороги вправо. Кабель на проезжую часть не бросишь, нужно устанавливать либо воздушный, либо подземный переход.
Воздушный можно сделать при наличии двух деревьев с этой и той стороны ответвления, при расстоянии между деревьями не более 15 метров (иначе его не натянуть, он будет провисать под своей тяжестью). По правилам положено, что посредине дорожного полотна расстояние от кабеля до земли должно составлять не менее 8 метров.
В случае отсутствия деревьев приходится искать проложенные под полотном канализационные трубы (только в армии я понял, для чего их закладывают!:) ) . В общем, по зиме можно очень сильно попетлять, так как долбить грунтовое полотно не представляется возможным!
Раз с этим подземным переходом чуть не потонул, да и выкупались все в марте месяце.
Дело было, как обычно, ночью, уже и приказ о дембеле зачитан, а тут, манёвры! Нашли трубу подходящую, кому лезть? В команде три деда и замполит старлей, учитель истории в прошлой жизни (балласт полнейший, на его вопрос о том какие у него обязанности, ему ответили : громко и чётко передавать команды водителю, ну и фонарик дали, чтобы посветить мог).
Водитель, по неписанному правилу, остаётся в кабине, механик-земляк из Нарофоминска и так в соплях весь, а тут ещё сапоги резиновые на мне оказались ... полез сам, не считаясь с замкомвзводством.
Очень быстро выяснилось, что от резины на ногах толку мало, оказалось глубоко и сапоги залило через верх. Вылез на противоположенную сторону, стоя на краю трубы, подал им муфту кабеля и начал подтягиваться сам. В этот момент пальцы скользнули по щебёнке, и я начал падать назад. Гляжу, а эта плита тоже падает вслед за мною. Видно, раздолбаи дорожные рабочие поставили плиты, не забетонировав их.
Хорошо, между моим падением и падением плиты возникла пауза, благодаря чему она попала не на мою грудь, а лишь скользнула по коленям в воде уже.
Хуже обстояло дело с кабелем. Плита прихлопнула его как раз в месте соединения двух длин, на муфте.
Ситуация патовая, время на развёртывание неумолимо тает, в случае невыполнения норматива из учений выпадает не только наш ЛКБС, но и остальные подразделения бригады связи, не взирая на их результаты.
Наро-фоминский земляк снимает шинель и прыгает ко мне. Вдвоём пытаемся в воде раскачивать плиту, а водила с замполитом по типу зацепившегося крючка, дёргая под разными углами пытаются вытащить кабель.
Слава Богу, на оставшемся участке линии переходы не понадобились и мы спокойно сушились в кабине Урала, задрав ноги под потолок. Урал хоть и тихоходная машина, но сильная. Когда было необходимо замаскировать точку, он бампером мог ломать стволы деревьев толщиной с голень, особенно гружёный кабелем.
Самая тяжёлая работа у линейщика на зимних учениях. Под утро обычно заканчивается развёртывание. Механики в своих аппаратных начинают настраивать каналы, выставлять соответствующие неперы - затухание сигнала, аналог децибелу в радио .
Линейщику отдыхать некогда, надо собираться в обратный путь (10 км), чтобы "причесать" всё то , что ночью второпях накидали.
Но лебединая песня - это всегда свёртывание. Раз недели две на трассе Минск - Бобруйск связь качали, а зима выдалась на редкость снежная (1984 год). Когда в часть вернулись, сугробы вдоль дорожек были выше человеческого роста, старожилы не припоминали такой зимы!
Для чистки трассы использовали грейдеры, которые счищали с дороги снег аккурат на проложенную нами линию. Кроме этого, днём снег под солнцем разогревался, а ночью замерзал, так что образовалась крепкая корка наста.
Короче, как хочешь, так и доставай! Пробовали Уралом его тащить - рвётся. У него допустимая нагрузка 70 кг на метр была и стоимость метра дороже рубля.
Вот это было веселье! Залезаешь в снег " в общем, вам по пояс будет" и начинаешь его дёргать вверх. А он вместо обычных 10-15 метров лишь на полметра высовывается! Снег забивается в голенища сапог и там тает от тёплых ног. Водичка стекает на дно и замерзает в лёд. Такие вот "стельки" получались. Тут уже не до укладки, хоть как-нибудь лишь бы собрать, а там уж в автопарке перемотаем!
Вы спросите, почему бы не воспользоваться валенками? В валенках на линии делать нечего. Первый же попавшийся воздушный переход объяснит вам, что значит по деревьям в валенках лазать.
Раз как - то переобулся на точке в валенки, а сапоги на буржуйку поставил просушить. А там в КТП деды отдыхали (меня после всех линейных дел в караул поставили). И вот в КТП какому - то козлу показалось холодно, он встал, нахреначил полную буржуйку дров и лёг снова. Минут через двадцать, в самый разгар, послышались громкие маты. Дверь КТП распахнулась настежь и оттуда вместе с чёрными клубами дыма один за другим вылетели мои сапоги, совершенно непригодные к дальнейшему прохождению воинской службы. А ведь претендовать на новую пару положено не ранее пройденных 11 месяцев службы!
Тема холода очень часто поднималась в полный рост. Особенно тяжко холод переносили наши южные собратья. Существовала даже крылатая фраза : северный ветер "имеет" южного человека!
Причём "имеет" довольно - таки конкретно! Вот два примера. Азербайджанец Абульфаз габил оглы (заглаза просто асфальт) настолько замерзал в тулупе на посту в карауле, что , придя в караульное помещение, не снимая его, отправлялся прямо в комнату отдыхающей смены, а остальные часовые этого поста (моложе призывом, конечно ),
вынуждены были круги бегОм нарезАть, чтобы хоть как - то согреться.
Мой погодок казах Тагаев отмочил ещё прикольней. Будучи на втором году службы, едва заступив на пост, тут же залез в люк теплоцентрали и, в тулупе прижавшись к трубе, заснул.
Я не знаю, как можно так спать! У него сгорела кожа снизу бедра и половина задницы. Он лёг в госпиталь, где ему сделали несколько пластических операций по пересадке кожи!

Один раз нам выпала не очередная проверочная "Тревога" ( в наше время её называли "сбор!"), когда дата и время, как правило, известны чуть не за месяц, а реальная, внезапная.
Как потом говорили, "в верхах" произошла смена руководящих кадров и вот один из принимаюшей стороны, абсолютно инкогнито приехав в Гомель из Москвы, прямо из кабинета начальника вокзала набрал номер оперативного дежурного по бригаде и объявил "Тревогу".
Вот это был шок! Автопарк не заправлен, водители размазаны по нарядам, начиная с кухни и заканчивая караулом, сухой паёк, и не сухой также не выданы, ни дров ни угля не припасено, а за окошком 20 - 25 мороза! Климат Белоруссии влажен, и 15 градусов местного мороза можно было смело приравнять к 20 градусам мороза московского, а то и больше!
По условиям учений та техника, которая через 40 минут после объявления "Тревоги" не покинула автопарк и не прибыла на пункт дислокации по боевому расчёту, считалась "убитой" и в дальнейших учениях не участвующей. В связи с этим, за неимением водителей за руль садились все, кто имел хотя бы минимальный опыт общения с автотранспортом.
Когда уже пробросили линию, по служебке передали, что старшина засел на ГАЗоне 66 с провиантом и объявили конкурс на наличие горючки. Долго никто не отзывался.
К усталости и холоду примешался голод. Произведя ревизию заначек, обнаружили пару замороженных луковиц и немного комбижира с кухни. Пытались штык-ножом делать из этого бутерброд. Главное, у всех, кому положено, полно патронов ( нашу часть непременно "заказывал" военком для проведения в Гомеле стрельб для старшекурсников студентов), а подстрелить-то и некого. И деревни никакой на маршруте нет, как назло.
При свёртывании линии в кузов сажают неопытных связистов из числа молодых . Одного возле кабины, другого возле заднего борта. Они укладывают петли (верхние и нижние дуги "вомсьмёрки), которые подаёт им более подготовленный связист призывом постарше. Чтобы кабель не проскальзывал в наледи, образованной на внутренних частях рукавиц, он работает голыми руками при любой погоде. С непривычки кисти рук перестают слушаться хозяина уже на 5-6 длине (чуть менее трети взводного участка). Когда в трескучий мороз исполняешь в х/б с расстёгнутым воротом без шапки на бункере замысловатый танец, аж пар валит, невольно замечаешь любопытствующие взгляды укутанных в тулупы и шубы гражданских лиц из проезжающих рейсовых автобусов. Чего никак нельзя сказать о молодых, вынужденных в ватных штанах прогревать железный кузов "Урала". Зато у молодых был отличный стимул к овладению навыками линейщика.
По окончании манёвров в части по команде "Подъём!" вскочил с койки и тут же сел обратно пробило резкой болью от пяток в затылок. Ноги приняли неестественно округлые формы. И нечего было думать загнать их в кирзачи, подобранные старшиной в "холодных каптёрках" среди БУ. Проходивший мимо боец скептически заметил, что дело явно пахнет госпитализацией, дескать было у него такое же.
В санчасть стояла длинная, метров на триста очередь - сороконожка. Кто хромал на левую, кто на правую, а кто на обе вместе! :)
Старослужащий сержант армянин невозмутимо окунул палку с ватой в йод и нарисовал на ногах "сетки". На этом моё знакомство с "военно-полевой медициной" было закончено. Дальше предбанника санчасти я за полтора года службы так и не продвинулся. Это армянское ЧМО даже освобождения от физо не удосужился написАть!
Вообще, в структуризации бригады прослеживался очевидный национальный принцип.
Так санчасть была армянской, свинарник азербайджанский, столовая узбекская, оркестр русский, "начальник" спортзала казах, почтальон москвич. Причём, ротация работников столовой происходила примерно так. Старослужащий узбек выбирал из построенного пополнения своих земляков и проводил с ними инструктаж на родном наречии, после чего молодой уверенно отвечал на вопросы прапора, что он "повер", что документ об этом находится у него дома. Вот, собственно, и всё "собеседование". Крыс ни в тарелке, ни в казане я не видел не целиком , не по частям, а вот тараканы встречались запросто, и раз видал как повар черпаком здоровым при попытке выловить мяса для контрольной порции дежурному по части выудил из котла чью-то майку!
Оценка: 1.2206 Историю рассказал(а) тов. Ritchie : 16-02-2016 18:49:19
Обсудить (65)
19-02-2016 13:10:08, Triangulum
Дак почитываю уже как несколько лет. Записался недавно тол...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2  
Архив выпусков
Предыдущий месяцИюнь 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   

Нужна глубокая биологическая очистка сточных вод профессионально от Экологического Холдинга.