Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Армия

Как говорится - ничто не предвещало... Шли обычные стрельбы, танки ездили вперед-назад по директрисе, изредка постреливая штатным снарядом и дробно татакая пулеметами, на вышке управления полигоном царила полная рабочая безмятежность.
- Смотри, чего это третий дымит? - Один из офицеров показывал пальцем на третью дорожку.
Н а третьей полосе танк встал, сзади его стелился шлейф сизого дыма. Из люков выпрыгнули мелкие фигурки в черных комбезах и сгрудились позади башни.
На самом танке командир и наводчик с неподдельным интересом наблюдали ,как мехвод Бальбеков сноровисто откручивал зажимы крышки трансмиссии. Когда был откручен последний болт, махина блока радиаторов приподнялась на торсионах и из глубин двигателя выхлестнул столб густого черного дыма и языки пламени. Бальбеков заглянул в свой персональный ад и заорал трудно переводимую, но интуитивно понятную каждому русскому фразу: - А-а-а!!! Ща йопнет!
И с этим криком , сжимая в потных ладошках ключ, Бальбеков отрастил себе невидимые крылья и на них воспарил по пологой дуге в сторону от танка. Встретив ногами землю, мехвод резко заработал ими по направлению к вышке, уверенно идя если не на мировой рекорд, то на рекорд части по бегу в сапогах с преодолением препятствий. Сзади ему жарко дышал в затылок командир танка, который явно собирался отобрать если не заветный ключ, то хотя бы пальму первенства в беге.
К сожалению, наводчик не был русским, он был курсантом из ГДР и прозвучавший вопль остался для него набором звуков. Проводив глазами стремительно удалявшиеся спины товарищей по экипажу, гэдэровец, пожав плечами , прыгнул на крышку МТО, массивный блок ушел вниз, пламя пропало, а через вентиляторную решетку выплыл огромный клуб дыма. Но торсионы были русскими, а немец давно был оторван от подпитки хорошим немецким пивом и сосисками, поэтому воздухоочиститель превозмог давление немецкого сапога на себя и приподнялся. Из образовавшейся щели радостно рванулся огонь и дым, немец опять подпрыгнул, загасив это безобразие и выдав очередной шикарный клуб дыма. Так повторилось несколько раз, гэдэровец скакал сверху, крышка сопротивлялась снизу, отплевываясь дымом. Со стороны казалось, что это какой-то Гойко Митич подает сигналы своему племени о срочной помощи.
Русский индеец, облаченный в мундир полковника и должность руководителя стрельб, без труда расшифровал подаваемые сигналы и заорал: - Стрельбы стой! Танки на конец директрисы! - И, обратив внимание на уже подбегавший неполный экипаж: - Здоровы бегать, вот кого надо было на соревнования в округ посылать. А тот кузнечик чего не стартует?
«Кузнечик» не уходил, потому что твердо помнил, что ему рассказывали на занятиях. А там говорили о мощной системе автоматического пожаротушения, о том, что надо немного подождать и начнется пенная вечеринка в боевом и машинном отделении. Наивный немец не знал, что пиропатроны давно изъяты из системы во временное пользование с безвозвратным подрывом в костре на дембельском барбекю за свинарником. Поэтому он продолжал свои физические упражнения, с ужасом замечая, что пламя становится все сильнее.
На вышке начинала править свой бал легкая паника, резко усилившаяся после постоянного, еще издали, срывающегося крика командира танка: - Там полный барабан, щас как...
Все мгновенно представили, как может произойти это «как» с проделыванием отверстий в кителях, но не под ордена, а с причинением вреда здоровью. Полковник взревел раненым бизоном: - Всем покинуть вышку! - И личным примером показал и возглавил. Горохом ссыпались по лестнице, индейский Маниту хранил от переломов и увечий. К ним уже подбегали двое «быстроногих оленя» и после информации: - Этот ёкнутый немец... - перед внутренним взором руководителя возник особист с ПМ в руке и международный скандал в штабе со срыванием погон. Мгновенно помутившийся взгляд прошелся по посеревшим лицам присутствующих и уперся в водовозку, за рулем которой дремал рядовой. Полковник мгновенно телепортировался в кабину и нарушил сладкий сон водителя криками и угрозами: - Быстрей, мля, езжай, сгною, порву.
Машина завелась похоже сама, рядовой, выпуча глаза, смог только произнести: -Куда?
Полковник в непарламентских выражениях разъяснил ошарашенному водиле, что ехать следует прямо, туда показывает звездочка на пилотке, хотя сейчас пилотка и надета задом наперед, но полковник может совместить головной убор бойца с выбранным направлением с прокрутом головы по часовой стрелке, но потом, когда доедут. Машина буквально прыгнула вперед и в несколько секунд преодолела сотню с небольшим метров до разгорающегося танка, на котором все еще неутомимо прыгал немец.
- Туши давай быстрее! - Проревел полковник, схватив за шиворот хэбэшки водителя и ткнув того в направлении пожара, чтобы избежать глупого вопроса, что именно тушить. Но не сумел даже предугадать такого вопроса: - А чем?
- Как чем, водой, пеной, огнетушитель туда брось! - Рык полковника буквально выдавил бойца из кабины.
- Так огнетушители еще в позапрошлом месяце на заправку отдали, а бочка пустая, в прошлый ПХД танки мыли, неделю назад. - И помолчав, добавил: - Зато баки полные.
Руководитель, поняв, что теперь имеется возможность достигнуть смотровую вышку не только фрагментарно, но и зажаристо, выпрыгнул из кабины и стодвадцатикилограммовой птицей взлетел к скачущему гэдээровцу. Крышка сдалась перед удвоенным напором и приник к танку, огонь сбился, только шел густой дым.
- Двигло глуши! - Заорал полковник водиле, тот четко выполнил приказ, заглушив свою машину, тем самым отрезав возможность быстрого отступления.
- Да у танка, дебил!
- А я не умею! - Телепатически принял полковник еще до произнесения этой фразы.
Положение спас немец, черным ужом проскользнул в люк мехвода и вырубил двигатель. Количество дыма стало резко уменьшаться, пожар был задавлен.
Сильных последствий этот пожар не имел, руководителю был объявлен выговор, экипаж лишен отпуска, немца же вообще не тронули, только прочитали краткую лекцию о том, какие команды бывают в Советской армии и как их надо исполнять.
Больше всех пострадал водитель водовозки, раньше он отсыпался или в казарме или в своей машине, а теперь каждый развод был вынужден стоять в строю и докладывать об огнетушителях и наличии воды.
Оценка: 1.9157 Историю рассказал(а) тов. al2 : 29-02-2016 09:48:33
Обсудить (36)
02-03-2016 05:46:06, YuryD
У нас на ВК - в блестящем виде, ибо стояли на козлах. Н...
Версия для печати

Армия

Халявщики

Я верю, что где то высоко в небе сидит на облаке ангелы-шутники. Чувство юмора у них бывает специфичным и направлено зачастую не только на отдельную личность, но и на группу людей. Так наша рота, вероятно из-за игр этих ангелов, получила нового командира, тоже с мощным чувством юмора. А в качестве шестерок на погоны еще и уборку солдатского сортира и мусорки. Ну а мы достались капитану в виде бонуса с другой стороны.
Сортир был полбеды. Он был вынесен за пределы казарм и представлял собой нечто похожее на дот кубической формы, с щелями-окнами под потолком и внутренним мощным постаментом на десять "посадочных" мест. Строение это было результатом дембельского "аккорда", поэтому закономерно было все в трещинах и сколах. Зато и ухода требовало минимум: всего то сполоснуть водой из двух-трех тубусов от зарядов и порядок.
Но вот мусорка всегда была головной болью. Это было сооружение в виде перевернутой пирамиды, на вершину которой вела лестница. Туда сбрасывал мусор весь батальон, несли бумаги из штаба, повара втихую тащили отходы, потому что к свинарнику идти было далеко. И хотя емкость чаши была достаточно велика, но и она переполнилась. Когда веселый весенний ветерок швырнул в лицо комбату обрывки бумаги, принесенные с мусорки, приказ был - незамедлительно устранить!
Устранять выдвинулась вся рота во главе с капитаном. В глубоком молчании несколько минут стояли рядом объектом, с тоской прикидывая объем работ.
- Ну и как это убирают? - нарушил тишину ротный.
Старшина начал объяснять, что сначала заказывают машину в полку, потом подставляют носилки внизу и, открывая и закрывая задвижку, наполняют их. Когда мусор застряет в горловине - посылается боец наверх, который сапогом и лопатой помогает процессу очищения. Главное, чтобы не проскользнул вместе с мусором на носилки.
- А сколько тут мусора?
- Да почитай полтора Зилка, до вечера колупаться будем, а уж провоняем... - уныло ответил старшина.
- А если быстрее?
-Это как?
-Ну сжечь этот мусор просто?
- Ну мы ни разу не пробовали это, - оживился старшина. - Если прикажете, то попробуем.
- Исполняйте, гэсээмщику скажете, что я разрешил. Берите тубусы и вперед, сначала льете солярку, потом половину этого количества керосин, ну пару тубусов бензина в конце, чтобы загорелось.
Рота мгновенно превратилась в цепочку черных муравьев, деловито снующих от парка к мусорке. Всех вдохновляла мысль побыстрее отвязаться от плохо пахнущего задания. Личный состав таскали и выливали горючку, старшина контролировал, капитан инспектировал сортир.
Наконец старшина крикнул: - Хватит, вроде пропитался тортик.
Подошли последние бойцы, выплеснули остатки, старшина побежал звать ротного.
Капитан намотал на палку тряпку, смоченную в бензине, поджег импровизированный факел и, жестом попросив всех отодвинутся, взмахом заправского гранатометчика забросил пылающий факел наверх мусора.
Нам, конечно, рассказывали и на картинках показывали ядерные взрывы. В тетрадки по боевой учебе мы старательно записывали основные поражающие факторы, думая что никогда не столкнемся с ними вживую.
Однако шутливые ангелы решили теорию подкрепить практикой. Ударной волной от сотворенного нами тактического заряда унесло фуражку ротного и восхищенные матюки солдат. Ослепительный шар огня приподнялся над краем мусорки и, осветив окрестности, скрылся в клубах черного дыма, из которого начали пробиваться огромные языки пламени. Сам же дым потянулся наверх, формируя классическое грибовидное облако. Оно поднималось все выше и выше, затеняя нам солнце. Стали выпадать осадки, к счастью не радиоактивные, а просто горящая дрянь из мусорки. Пылающая бумага летала наподобие осветительных ракет, разлетаясь на всю территорию батальона. Запахи горящих тряпок, бумаги, каши, хлеба сливались в столь мощное амбрэ, что было невозможно дышать и носом и ртом. Рота завороженно созерцала дело рук своих, не находя слов для описания локального апокалипсиса. Зато их в избытке нашлось у дежурного по батальону, который сломя голову мчался от штаба, придерживая фуражку рукой и отмахиваясь от сажи, которая густеющим ковром начинала покрывать плац.
- За что это мне, ну почему всегда в мое дежурство, да что здесь такое случилось? - градом сыпались безответные вопросы.
- Это не мы. - Попытался отпереться ближайший боец.
- А кто? Америкосы Першинг прямо в мусорку запустили? Потрясающая точность и главное, какой гениальный выбор стратегического объекта! В общем, комбат уехал на два дня в Москву, хватайте лопаты и грабли, собирайте все это безобразие!
Мусорка горела почти до вечера, раскаленная до вишневого цвета освещала вечернюю поверку и, к радости всех солдат, отменила все песни, поскольку в этой вони петь было нереально.
По представленным расчетам гэсээмщика мы забрали у него 200 литров солярки, 120 литров керосина и 30 литров бензина.
Оценка: 1.8594 Историю рассказал(а) тов. al2 : 01-03-2016 15:11:52
Обсудить (116)
03-03-2016 13:26:52, Beaver
(устало) Место указывают на масштабной выносной схеме. ...
Версия для печати

Армия

Терминатор «Zero»

Ну вот почему опять я? Почему не минул меня на разводе палец ротного, отчего именно мне пришлось услышать: - Будешь дежурным танком.
Да лучше бы в наряд или караул, ну в кочегарку даже, где тепло хотя бы. А сейчас я бреду по колено в грязи, под непрекращающемся дождем, сгибаясь под тяжестью толстенного стального троса. Мне надо протащить его с десяток метров и зацепится за танк лейтенанта с первой роты. Это на его крики по рации мы притащились сюда.
«Я танк засадил!» - жене бы так засаживал, чтоб не вздохнуть, не вынуть. Это ж танк, тут надо с пониманием, чувствовать его, рычагами не дергать, нежно педалей касаться. Машина ласку и любовь понимает, а если относится к ней как этот пиджак, который запоролся в русло ручья, тут любой танк никуда ехать не хочет и на брюхо садится. Спрямить лейтенант хотел, догнать колонну, ну выиграл бы пять минут, но сейчас потерял больше часа.
«Тут такие говны...» - вот доволоку трос и вручу серьгу от него этому дерьмофилу, пусть у уху прицепит или к мудям, чтобы издалека было видно его половую ориентацию. Да-а-а, знатный бруствер из грязи нагреб, гусеницами накидал, уже по самое небалуй тону. Вот почему нет в армии боевых роботов, приказал ему и сиди на сухом пригорке, пока железяка в грязи карачится.
Ну вот, почти добрался до кормы танка. Ну как же не люблю Т-80 из-за выхлопа турбины сзади, в лицо бьет раскаленный воздух, комбез начал мощно парить, варежки мгновенно стали керамическими загогулинами. Зацепился наконец и сразу под перпендикуляром в сторону, тут посуше, машу рукой и лейтенанту и своему мехводу. Хоть с Матмакуловым сегодня повезло, спокойный узбек, без пяти минут дембель, один из самых опытных в роте. Так, выбрал слабину троса, потихоньку потащил «восьмидесятку» и... Да зачем же лейтенант газует? Рывок, щелчок и звонкий удар, твою ж дивизию, лопнувшим тросом нам ящик зипа на башне чуть напополам не разрезало! Вот косорукий пиджак, сидел бы на нейтрали, вытянули бы на сухое. Теперь опять трос заводить, а лучше пару, вон и Матмакулов два пальца показывает.
Спускаюсь к нему, отцепляю обрывок троса, креплю новый и опять в путь к «восьмидесятке». И действительно, что ж мы без роботов? Плюхал бы сейчас механизм неспешно по грязище. Хотя российская грязь живо бы в суставы-шарниры набилась, заклинило намертво, поэтому его надо бы кожей обтянуть. А вот одежды ему никакой не надо, никто ему стирать не будет, поэтому пусть голым работает. И вообще, хорошо бы это был робот-баба! Вот мысль о голой бабе была правильная, она придала нужный поступательный импульс и в рывке достигаю кормы танка. Опять жарюсь в выхлопе, туловище как в Сахаре, а ноги в ледяной Арктике. Цепляюсь новым тросом, снимаю обрывок и закидываю его на крышки МТО. Летёха разевает в крике рот, ничего не слышно, свистом танка глушит все звуки, показываю ему палец в варежке, мол еще один трос, кивает и успокаивается. Обратный путь легче, мой мехвод уже подготовил еще трос, руками показывает, чтобы я цеплял крестом, машу ему, закрепляю серьгу троса и плетусь по привычному уже пути.
Грязь жадно хватает за ноги, не желая их выпускать из своих липких объятий. Да тут любому роботу ноги оторвет, сначала одну, потом вторую по самые суставы! Плюхнется кибернетический организм в глиняную жижу и останется там на радость археологам. А если и доберется до кормы танка, то персональная печка выхлопа двигателя расплавит несчастную железяку и будут торчать из лужи металлические руки, сжимающие в последнем объятии злополучный трос.
Надо же, идти то всего ничего, а сколько мыслей приходит в голову, пока уставшее тело на полном автомате выполняет уже привычную работу. Опять бреду в сторону, вялая отмашка рукой и танки неспешно вылезают на сухой пригорок. Ну как славно, даже сами отцепляются, еще бы, не надо в месиво прыгать.
Все, «восьмидесятка» засвистела сильнее и рванула с места, теперь то по дороге, научился сегодня на мою голову, а я карабкаюсь на башню своего танка. Пострадал он сегодня, ящик смяло посередине, хорошо, что там ничего важного не лежало, пустые пулеметные ленты и ... оба-на, одна полная, на сотню выстрелов, забыл кто-то. Ладно, в парке сдам, прапор рад будет, вечно ворчит, что у него на складе некомплект всего и вся. Устраиваюсь наверху, упираюсь в станок «крупняка» спиной, неудобно конечно, но внутрь не полезу, заляпан грязью по плечи, потом сиденье замучаешься чистить, а тут хоть немножко дождем смоет. Мягко качнулись и поплыли медленно в парк, хороший, все-таки, мехвод сегодня мне попался.
Ну вот, почти полпути и очередной страдалец. «Шилка» торчит на обочине, завалившись на правый бок, пропускал наверное кого-то, и не рассчитал, по грязи в кювет утянуло. Фигурка в черном комбезе скачет рядом, машет нам руками. Да не бойся, мы не проедем мимо, сегодня у нас спасательная миссия. Останавливаемся, пытаемся зацепиться - а крюки то у него хиленькие, не под наши серьги рассчитанные. Ну как то накидываем, рывком выдергиваем «Шилку» и не можем снять трос. Защелку сломало и крюк как то подозрительно на сторону смотрит. Кувалда помогла быстро решить вопрос с тросом, шилкист на вопрос о крюке машет рукой, мол подварят сами потом, сейчас ему срочно на полигон надо, там «показуха» вовсю, уже мишени подняли, а сбивать некому. Ну а мы опять медленно чапаем в парк. Нам спешить некуда, спасательское дело не терпит суеты.
Видел на картинке мерикосовского спасателя, летел куда то, кулак вытянул, весь на понтах. Ну летать над нашими дорогами - это неплохо, конечно, но как представил себе: вытянутая рука в трехпалой рукавице, воздух разрезаю шлемофоном, за спиной трепещет плащ-палатка, на черный комбез натянуты уставные синие трусы, ремень со звездной бляхой и завершают наряд кирзачи с пудами грязи на них. Сплошное нарушение формы одежды и вид слабоумного. Лучше уж потихоньку, на танке кого то спасать. Короче, би бек, но это не пчелиный среднеазиатский князь, а означает, что ждите нас, медленных танковых спасателей, мы обязательно поможем.
Оценка: 1.8408 Историю рассказал(а) тов. al2 : 03-03-2016 12:58:42
Обсудить (29)
07-03-2016 23:01:34, Пингвин
Отлично! Продолжайте дальше, естественно, не в ущерб работе ...
Версия для печати

Армия

Наутилус

В армии всем известно - есть беды нежданные, а есть запланированные. Наша беда была назначена на середину июля в виде командно-штабных учений округа на базе нашей части. И как водится в русской армии - забегали в самую последнюю неделю. Подготовка полигона, чистка водоема, обновление рвов, устройство передвижных штабов, в общем, дел было много, но успели, только все очень устали. Нашей роте выпал показ форсирования танком водной преграды.
Семьдесятдвойка с бортовым номером 195 стояла прямо напротив брода через искусственный ров, заполненный мутной водой. Было утро, на кустах тальника сверкали капли росы, цвиркали птицы и тяжелыми бомбардировщиками с гудением проносились слепни. В безоблачном небе солнце уже довольно высоко поднялось, день обещал быть жарким как по температуре, так и по событиям.
На башне танка мучился похмельем прапорщик, приданный штатному мехводу для подготовки танка к нырку. Почти все было готово. Прапор боролся с трубой ОПВТ, устанавливая ее на люк наводчика, внизу, вяло звякая ключами, механик-водитель ставил клапана на выхлоп. Вдалеке послышался шум двигателей, вскоре на берег вылетела колонна разномастной военной техники. Из переднего уазика выпрыгнул взводный старлей и сходу зачастил: - Смотрю, уже управились? Так, танк ныряет почти в конце, сначала саперы на ПТС-ке, затем пехота на своих жестянках вплавь, а потом уже и мы. И Турсунова я у тебя забираю, на танкодроме завал, сам за рычагами справишься. Турсун, за мной бегом!
Бросив ключи на полку танка, мехвод рысцой побежал за старлеем. Уазик взрыл колесами песок и, резко развернувшись, умчался вдаль. Только донесся, сглаженный эффектом Допплера, вопль лейтенанта: - Если успею, то приеду помочь!
Прапор проводил машину ошалелым взглядом, сам он планировал забраться на место командира танка и сладко продремать весь заплыв. Тяжело вздохнув, он закрепил окончательно трубу и неуклюже задом сполз с танка. Турсунов, оказывается, уже затянул все болты на выхлопе, поэтому прапорщику осталось только собрать инструмент. К нему подошел капитан пехотинцев, с которым они уже неоднократно пересекались на полигонах. Он произнес: - Меня тут командовать переправой озадачили, через пару часиков начнем. Ну и жара.- Сняв фуражку, капитан вытер обильный пот. Прапор только пожал плечами, со своими далеко за сто килограммами и фигурой, напоминавшей кубик, комбез у него давно уже весь промок от пота.
- У тебя там в танке, наверное, прохладно, хорошо, - не унимался капитан. - Принюхавшись, добавил: - Сегодня вместо солярки спирт заправили?
- Ну, я в танк полез пожалуй, махнете мне флажком то, когда начнем. - С этими словами прапорщик почему то пошел в сторону ближайших кустов, которые росли прямо у воды. Из них он вытащил клетчатую сумку и, воровато оглянувшись, откопал из воды две бутылки, завернув каждую в отдельную тряпицу. Приятно потяжелевшую сумку прапор принес к люку механика и спустил ее вниз. Затем, тяжело вздохнув и попытавшись втянуть живот, начал протискиваться сам. Уютно расположившись на сиденье, задраил люк, из сумки вытащил небольшую разделочную доску, стакан, банку консерв, хлеб, одну бутылку запихнул в правый инструментальный ящик, другую поставил рядом. Нарезал перочинным ножом ароматно пахнущий черный хлеб, вскрыл банку шпрот и уложил рыбки, истекающие маслом, на хлебные ломти. Из бездонной сумки достал литровую банку маленьких соленых огурцов, которые жена закатывала с перцем и дубовым листом, отчего они получались хрусткие и горлодерные. Еще на свет появилась кастрюлька с мелкой молодой картошкой, сваренной «в мундире». Картошка была почищена, обильно смазана сливочным маслом, посыпана укропом и крупной солью. Прапор открутил пробку бутылки, налил полстакана прозрачной жидкости. Стакан мгновенно отпотел, на границе сред даже появилась небольшая «слеза». Прапорщик приподнял стакан, полюбовался на него, чокнулся с триплексом: - «За учения!». Неторопливо влил в себя содержимое стакана и тут же вкусно захрустел огурцом. Холодная водка змеей проскользнула по пищеводу и взорвалась горячим комом в желудке, в голове почти сразу же посвежело. Прапорщик начал неторопливо вылавливать пальцами картошку из кастрюльки, заедая ее рыбным бутербродом и зелеными стрелами лука. Не забывал он и подливать в стакан из бутылки. Настал момент, когда внезапно бутылка опустела, а закуска еще оставалась. Прапорщик задумался, другая бутылка предназначалась для отмечания успешного или наоборот, провального окончания учений. Он осоловело уставился в триплекс, но ничего не было видно, все затянула водная пленка. «Я уже плыву?» - пьяно удивился прапор и дернул рычажок обдува триплекса сжатым воздухом, засвистело, но видимость не улучшилась. Тогда он рукой протер стекло и уставился на бегающие по берегу фигурки. «Еще долго!» - успокоил себя и недрогнувшей рукой достал непочатую бутылку.
Тем временем на НП, находящийся на противоположном берегу, наконец прибыл генерал со свитой и переправа началась. Саперы отважно бороздили мутные воды, имитируя инженерную разведку, за ними двинулись БТР и БМП пехоты. Один только танк был тих и молчалив. Капитан уже несколько раз махал перед ним флажком, приданный радист постоянно бубнил в рацию: - Сто девяносто пятый, ответьте, ответьте, - но ответить ему мог только храп прапора. Осатаневший капитан запрыгнул на танк и, заметив забытую кувалду на ящиках ЗИПа, несколько раз от души саданул ей по люку мехвода.
Звонкие удары привлекли внимание генерала на НП, который с удивлением смотрел за разворачивающимся представлением: - А что это там за заминка?
Свитский полковник закатил к небу глаза, пошевелил губами и нашелся: - Очевидно выполняются окончательные регламентные работы по герметизации танка.
Капитан заорал связисту: - Ты вызвал его лейтенанта?
- Уже подъезжает!
И действительно, уазик вылетел на берег, высадил старлея и, плюнув сизым выхлопом, умчался. Старший лейтенант длинным прыжком взлетел на танк и, перебивая друг друга и крича на всю окрестность, офицеры начали общаться.
- Что случилось, почему не заведен?
- У меня спрашиваешь, это ты мне ответь, почему эта железяка еще не на дне?
- А прапор мой где?
- А я разве сторож прапору твоему? Внутри наверное, не видел, чтобы он здесь болтался.
Старлей метнулся к ящику ЗИПа и вытащил оттуда запасной башенный ключ, потом, матерясь на весь берег, начал откручивать люк мехвода. Оттуда ударил по органам чувств офицеров мощный храп и перегар.
- Что делать то будем? - озадаченно спросил капитан.
- Тащить его, потом свалим тело куда-нибудь, а я пронырну. Хватай его за руки и дергаем!
- Лучше в санитарку засунем, чтоб никто не видел, - и капитан закричал связисту, - зови «таблетку» с носилками.
Капитан с лейтенантом вытянули вверх руки прапора и стали дергать его из люка. Тело сопротивлялось, мычало и пускало слюну.
- На раз-два, дерг, дерг! - азартно кричал капитан.
- Как же я теперь доче сказку про репку то буду читать, - плачуще пыхтел старлей, - у меня перед глазами теперь только эта репа будет!
А на другом берегу штабные молча смотрели на суетящиеся фигурки людей. Нарушил тишину опять генерал, обращаясь к не в меру сообразительному полковнику: - А теперь что там?
Полковник несколько раз хватил ртом воздух и, увидев подъехавшую к танку «санитарку» и вышедших двух медбратьев со сложенными суконными носилками, произнес: - По легенде учений производится эвакуация раненого члена танкового экипажа, - и практически без паузы добавил: - товарищ генерал, от воды сыростью тянет, может наркомовских немного, есть армянский?
Генерал отвлекся и не увидел конца эпопеи по извлеканию бесчувственного тела и транспортировки его на край носа танка. Там тушу перевалили на поджидавшие носилки и, не удержавшие вес бойцы, с размаху приложили об землю. Подняв вытянутые горбом вниз носилки, они с натугой поволоклись к «таблетке», задевая этим горбом все земляные бугры и рытвины.
Старлей ввинтился в люк и оттуда уже крикнул: - Этот удод танк то подготовил к нырянию?
Капитан пожал плечами: - Он мне не докладывал, если что, тебя вон саперы спасут, свистну им, чтобы не уезжали. И давай быстрее, у меня напротив целый генерал сидит, на этот цирк смотрит.
- Ха-ха-ха! Хоть четвертинками нашинкованный!- замогильным хохотом ответил ему лейтенант, заводя танк и задраивая люк. Танк взревел и буквально прыгнул в воду, через некоторое время над поверхностью осталась только труба ОПВТ, которая перископом подводной лодки рассекала волны. Но на сегодня не был еще выбран лимит «генеральского эффекта». При чистке водоема стронули с места бетонные плиты, уложенные на месте прохождения танка, они накренились и танк, не доехав немного до противоположного берега соскользнул с них в ил. Старлей, почувствовав, что танк начинает крениться и зарываться в грунт, мгновенно остановил движение. Сверху видели,как труба дернулась резко в сторону и наклонившись, перестала двигаться.
Генерал перевел взгляд на полковника. Тот, откашлявшись и увидев,что с берега спускается саперная ПТС-ка, практически не краснея сказал: - А теперь мы наблюдаем буксировку танка специально подготовленным экипажем.
На борту транспортера тем временем проходил краткий инструктаж, подготовленного одиночным нырянием у мостков в изолирующем противогазе, экипажа.
В общем так, вас у меня трое, хоть кто-то донырнет, возьмете с собой трак, но не потеряйте его, знаю вас, трос зацепите и сразу наверх, тут неглубоко, метра четыре всего. Потом плывем к берегу и дергаем «тракториста».
Тащ лейтенант, так на физкульт городке этих траков полно же! И как с ним всплывать?
Как Муму! И на городке они все крашеные цветной краской, а у меня все должны в наличии быть свои черные. На танк положите его, потом с танкистов стрясем.
А может просто с тросом нырнуть?
Сам предложил, сам исполняй, мы уже на месте. Первый пошел! Второй на подстраховку в воду!
Старший лейтенант задумчиво хрупал одиноким оставшимся после пиршества прапорщика огурцом, слушал звонкую капель воды, пробравшуюся через уплотнители, затем, машинально протянув руку в инструментальный ящик, без особого удивления достал оттуда полбутылки водки, подумав, убрал обратно. Пить не хотелось, хотелось выть и проклинать военную судьбу. Вдруг танк резко дернулся и стал выпрямляться. Старлей обрадованно прибавил ходу и выбрался на берег следом за транспортером. Отдраив люк и выбравшись на землю, он столкнулся с саперным лейтенантом.
Ну, старлей, должен будешь!
Могу прямо сейчас отдать, у меня вон внутри водка есть, правда без закуски.
Тащи давай быстрее, сообразим что-нибудь.
Вторично спрыгнув с танка с бутылкой в руках, старший лейтенант увидел подходящего со свитой генерала. Выкидывать бутылку было некуда, да и она могла разбиться, поэтому лейтенант засунул ее горлышком вниз сзади за голенище сапога.
Молодцы, порадовали, - обдавая вкусным коньячным запахом прервал доклад генерал. - И ударную герметизацию сегодня видел, и раненую эвакуацию и водную транспортировку. А самое главное,что ничего и никого не утопили. Отмечу вас в приказе.
Развернувшись, генерал направился к поджидавшим машинам, только какой-то полковник из-за спины показал кулак.
Ну, проставляйся, будущий капитан Немо, подскочил лейтенант-сапер.
Да держи все, мне еще месье Аронакса из санчасти вызволять, - махнул рукой старлей. - а потом его домой везти и с женой его разговаривать, затем с ротным. А так хотелось, чтобы хоть раз да без косяков все прошло!
Оценка: 1.7109 Историю рассказал(а) тов. al2 : 11-03-2016 13:52:32
Обсудить (125)
18-03-2016 13:04:16, Baloo
Во-во. Гады её и съедают....
Версия для печати

Армия

Déjà vu

Моя учительница по литературе, Валентина Ильинична Гарина, постоянно говорила: «Читайте классику, любите классику, в ней есть ответы на все ваши вопросы». Но в юности человек мало доверяет учителям, для него нет авторитетов, он все подвергает сомнению, хочет получить свой опыт. Однако бывают моменты, когда понимаешь, что учителя были правы, что накопленные в книгах знания живут и в жизни. У меня такое просветление возникло холодной зимней ночью, когда наш батальон был поднят по тревоге, и не по какой то учебной, о которой знают за две недели, а по боевой. Дневальный суматошно метался по «взлетке», сорванным голосом крича:
- Боевая тревога! Тревога! Подъем! Тревога! Вставайте, мать вашу! - и пинал сапогами кровати.
«Молодые» вскакивали и начинали одеваться, старослужащие высовывали из-под одеял головы и советовали ему заткнутся, а то запустят сапогом, но когда в казарму ворвался дежурный и совсем уж сумасшедшим воплем выдал: - Построение через минуту на улице, сержантскому составу получить оружие и патроны! - проняло всех. Начали вскакивать уже все, суетливо одеваться, сталкиваться в узких проходах и, матерясь, выбегать на улицу. Под холодным светом луны разбирались повзводно, сержанты дробной рысью бежали к оружейке, там им кидали в руки автомат, магазин, штык-нож, сыпали в подставленную шапку патроны. Перед казармами уже построились в линии роты, солдаты стояли в «зимней стойке», то есть, сгорбившись и втянув голову в плечи, переминаясь с ноги на ногу. Изредка в серой шинельной стене зияла щербина, это сержанты, опустившись на колени, добивали в магазины патроны. Пар от дыхания клочьями поднимался наверх, слышался тихий гул разговоров:
- Восстание что ли, какое? Или война?
- Да нет, залет, наверное, у кого то.
- А зачем тогда боевые выдали?
- Тогда не залет.
- Но почему не всем выдали?
- Вон в парк водила помчался за машиной, за офицерами, наверное, поедет. Приедут - спроси у них.
-Сам спроси.
Мимо строя по направлению к парку пробежал разводящий с караульным, их лица были красны, сорванное сиплое дыхание было слышно издалека, на вопросы что случилось, разводящий только матерно огрызнулся.
Вдоль строя забегали редкие фигуры офицеров и прапорщиков, которые ночевали в батальоне, раздался крик:
- Батальон, равняйсь, смирно!
К строю подходил начальник караула и какой-то незнакомый подполковник. И тут...
Полчаса ранее.
Начальник караула ждал проверяющего из полка. Дежурный по батальону уже маякнул, что проверка на подъезде, поэтому старлей вышел из караулки и стоял у щита пулеуловителя, с удовольствием втягивая ноздрями свежий морозный воздух. Еще вчера было минут тридцать пять, а сегодня ночью потеплело до минус двадцати трех, поэтому дышалось, вышедшему из жаркой караулки, легко и приятно. Раздался зуммер звонка, караульный дежурной смены пробежал к калитке, откинул запор и, открыв калитку нараспашку, козырнул пехотному подполковнику. Старший лейтенант вскинул руку к виску, «отпечатал» три строевых шага и начал доклад. Проверяющий хмуро выслушал и сказал:
- Давайте побыстрее проверим посты, мне уже пора ехать. Куда пойдем - в парк или на склады?
Как потом себя клял старлей, что решил проверить склады. Но тогда все казалось логичным: двойной пост на складах был в «коридоре» из колючей проволоки и часовых было издалека видно, а в парке попробуй отыскать бойца, тем более он может отжать дверь бокса и устроить себе гнездо в каком-нибудь танковом чехле, такие случаи уже были.
- Давайте на склады, товарищ подполковник!
Махнув рукой свободному караульному, чтобы он шел с ними, крикнул высунувшемуся из дверей караульного помещения разводящему: - Мы на склады, остаешься тут старшим, давай бди! - надеясь, что тот сообразит сказать о проверке часовым, если те позвонят в караулку.
Склады были примерно в километре - полтора от части и дойти до них было делом не быстрым, но подполковник жестом показал на свой уазик: - Забирайтесь, с комфортом доедем, а то времени совсем у меня уже не осталось.
Доехав до складов, уазик оставили на дороге, а сами спустились вниз к колючей ограде. Часовые на этом двойном посту ходили по разным сторонам периметра, не имея возможности сойтись вместе. Сначала решили пройти по левой стороне, отомкнули калитку и неспешно пошли по натоптанной тропинке, подсвечивая себе фонариками, несмотря на полную луну. Дошагав до конца маршрута, уперлись в тупик из колючей проволоки, часового нигде не было видно. Похолодев, начкар заорал: - Махматкулов, Турсунбеков! Вы где? - в голове билась только одна мысль: «Сошлись суки, опять залет, найду, вырву им все вымя». Подполковник тоже мрачнел прямо на глазах, лицо его наливалось багровой краснотой. Почти бегом вернулись к началу маршрута, торопливо пошли по другой стороне периметра, крича на разные голоса фамилии часовых. Но никто им не отвечал, только позванивала на ветру колючка с банками и вверху равнодушные звезды перемигивались между собой.
- Где часовые, лейтенант? - с неприязнью смотрел проверяющий.
Начкар хватал ртом ледяной воздух: - Я... Я не знаю...
Подполковник медленно достал из кобуры ПМ, дослал патрон. «Сейчас меня пристрелит» - мелькнула логичная и абсурдная мысль у старлея.
- Рядовой, оружие на боевой взвод! - скомандовал проверяющий, помолчав, продолжил хриплым шепотом: - Не понимаешь, лейтенант? Это же не склады с тушенкой, это артсклады, тут боеприпасов дивизии, наверное, на неделю боев, если рванет - полетим на Луну без пересадки. Где часовые? Сами ушли с оружием? Или вырезали их, закопали в снег и мину заложили? Что молчишь? Бегом к телефону, поднимай батальон по боевой тревоге, будем прочесывать, недавно же это все случилось.
Начкар тоже вытащил пистолет и побежал к грибку, на котором был постовой узел связи. Вдавил кнопку и, едва дождавшись голоса разводящего, закричал: - Караул в ружье, звони дежурному по батальону, пусть объявляет боевую тревогу, сам с двумя свободными бегом на склады, автоматы на боевой взвод, давай бегом, живее!
- А что случилось, товарищ старший лейтенант? - севшим голосом спросил разводящий.
- А то случилось, что этих папуасов на посту нет, следов их нет, ничего и никого нет! - бросил кнопку начкар.
С подошедшим проверяющим и рядовым стали всматриваться в залитые лунным светом снежные дали, мерещилось движение у кромки леса, легкий ветерок приносил какие-то неопознаваемые звуки.
- Пошли к машине, а то там водитель один, не случилось бы чего, - буркнул подполковник. - у него из оружия только монтировка и перочинный нож.
Вытянувшись в цепочку, они стали подниматься к дороге, крутя головой во все стороны. Вдруг проверяющий шагнул в сторону. От тропинки влево шла полузаметенная цепочка следов и скрывалась небольшой котловине, не видной с дороги. Пройдя туда, они увидели плохо засыпанный след от костра. Пнув сапогом снежные бугры рядом, подполковник выкатил под лунный свет распотрошенные танковые выстрелы.
- Смотри, лейтенант, у тебя здесь часовые шикарно живут, костры жгут, греются, наверное еще и еду тут готовят.
- Макароны жарили, товарищ подполковник - подал голос караульный, - это называется «макароны жарить», там порох трубчатый, на макароны похожий, - закончил он упавшим голосом.
Начкар неприязненно покосился на рядового, вылез тот со своими рассуждениями, теперь всем понятно стало, чем заняты все часовые на этом посту. Караульный попятился от взгляда старлея и, за что-то зацепившись ногой, чуть не упал. Протянув руку, он из сугроба вытянул за ремни сначала один, а потом и второй автоматы с примкнутыми магазинами. Там же лежали два подсумка.
- Уже легче, - нарушил молчание подполковник. - Не нападение на пост, а просто самовольное оставление поста. Судя по фамилиям, они у тебя из теплолюбивых приматов? Пошли быстрее к машине, а то угонят еще ее.
Поднявшись наверх, они какое то время стояли в безмолвной тишине, потом услышали буханье сапог об укатанную дорогу и из-за поворота показалась группа солдат, бежавшая изо всех сил. Это был разводящий с двумя караульными. Начальник караула махнул им рукой, указывая вниз, сбежав к складам, разводящий несколькими волшебными матерными словами превратил караульных в часовых и вернулся к уазику. Вся компания забралась в машину и, в тягостном молчании, УАЗ покатил к КПП батальона. На территории части уже мелькали фигуры солдат и командиров, шло построение. Старлей кивнул разводящему:
- Бери бойца и бегом в парк, сейчас «вскрывать» его будут, машины для офицеров возьмут. Чего встал, рот разинув, пошел бегом, марш!
Разводящий поудобнее перехватил АКМС и возглавил забег к парку мимо темнеющей линии строя, оттуда послышались смешки, какие-то выкрики. Подполковник со старшим лейтенантом шагали следом.
Заметив их, дежурный по батальону закричал: - Батальон, равняйсь, смирно! - и печатая шаг направился к подполковнику. Вдохнул воздуха для доклада, но увидев остекленевший, направленный в сторону, взгляд старлея, запнулся, сам повернул голову и осекся.
... И тут как будто время замедлилось. Я всегда буду помнить начальника караула, державшего зачем-то на плече два автомата, а в руке подсумки, вид у него был ошарашенный, дежурного с отвисшей челюстью, смотрящего куда то вбок, солдат, которые без команды постепенно поворачивали головы в ту же сторону, подполковника, с его недоуменным взглядом. Глянув туда, я увидел две фигуры, с штык-ножами на ремнях, появившиеся из дверей кочегарки и идущие к нам. Свет луны призрачно падал им на плечи, искристый мелкий иней кружился над строем и было такое ощущение, что я где-то уже это видел, помнил эту неестественную встречающую тишину. И память с щелчком выдала: это же «Приключения Тома Сойера» Марка Твена! Пусть вместо церкви в Миссури было заснеженное подмосковье, вместо старого хвалебного гимна матерный рык начкара и смех в строю, но история развивается по спирали и на этом ее витке сходство с книгой, с некоторыми оговорками, было огромно.
Знание классики помогает и в прогнозировании дальнейшей ситуации. Как в книге счастливо воскресшие дети были прощены, так и в нашей действительности все герои этой истории отделались легким испугом, хотя им и грозили и «губой» и дисбатом.
Оценка: 1.6353 Историю рассказал(а) тов. al2 : 15-03-2016 16:20:02
Обсудить (78)
18-03-2016 12:01:35, тащторанга
Давайте с самого начала. Наличие дежурного подразделения в ч...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2  
Архив выпусков
Предыдущий месяцСентябрь 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru