Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
e2-e3: недорогой качественный хостинг, регистрация доменов, колокейшн
Rambler's Top100
 

Остальные

Ветеран
САШКА

Откуда то сзади и сверху на плечо упала здоровенная лапа, и до боли знакомый голос пробасил над плечом:
- Здорово старший!
- Сашка!!!!
Здороваться с двухметровым майором было не очень удобно, тем более что после его медвежьих объятий что-то ощутимо хрустнуло в спине.
- Ты куда, откуда?
- Да вот, в командировку, поезд через час, стою, смотрю, а тут мой старший с наглой мордой гуляет... Пошли, присядем...
Старший... Так называл меня только он - Сашка.

За несколько лет до описываемых событий.
Утро. Зона. Штаб.
Стою возле крыльца, в зубах сигарета, хлопаю себя по карманам в поисках зажигалки. Откуда-то сверху что-то большое и черное протягивает мне зажигалку и басит сверху:
- На, прикури, малой, коль здоровья не жалко...
Я, охреневший от такого обращения (в зоне в черной робе только зэки), отпрыгиваю в сторону с целью последующего разворота и пробивки борзометра зэка и замираю на месте. Такого в зоне я еще не видел! Надо мной в черной форме возвышался двухметровый капитан-лейтенант, который, судя по нашивкам, прежде украшал собой ряды Тихоокеанского ВМФ.
- Э-э-э... Здрасьте, - пробормотал я.
- Здравия желаю, ты чего такой дерганый, малой? Или напугал кто?
- Так нехрен сзади подкрадываться, капитан!- начинаю борзеть я.
- Во-первых, капитан-лейтенант, а во-вторых, где тут у вас начевра сидит?
- Начевра??? А, начальник ОВР (отдел воспитательной работы). На втором этаже, возле отдела кадров.
- Тоже неплохо! Ну, давай, малой, удачи!
Глядя в спину высоченному представителю морской фауны, я начинал потихонечку догадываться, что скоро наш отдел пополнится еще одним дембелем. Учитывая, что в ВС РФ творился примерно такой же бардак, как и во всей нашей грешной стране, кадровики из управления охотно закрывали вечный недокомплект офицеров в зоне с помощью уволившихся в запас офицеров. На рубеже двадцать первого века в нашем отделе уже трудились бывшие вертолетчик, ракетчик и танкист, ну а теперь, видимо, и до моряков очередь дошла.
Докурив и забежав к операм с целью остаканивания чаем и обмена инфо, я попытался заныкаться у себя в отряде в кабинете, но был перехвачен дневальным зэком, который завидев меня, начал издали канючить:
- Гражданин начальник! Вас начальник отдела уже двадцать минут вызывает!
Мысленно матюгнувшись в адрес начальника, топаю на ковер. Узрев в кабинете знакомого маримена и видя радостного начальника, который сразу начинает меня расхваливать, начинаю подозревать всякие недобрые вещи.
- А вот, пожалуйста, знакомьтесь, товарищ капитан-лейтенант! Это у нас начальник отряда NN, несмотря на молодость, один из наших опытных сотрудников, отлично знает специфику работы со спецконтингентом...
Прерываю начальника отдела, интеллигентно интересуясь, а за каким, собстно, хреном меня дернули с отряда?
- Ну, Маратыч! Радуйся! Вот, подспорье тебе. Ты ведь у нас уже два месяца на трех отрядах сидишь?
- Четыре!
- Ну, так вот! Начальником отряда N 5 (соседний через стенку) назначен вновь прибывший капитан Александр Д. Прикреплен к тебе стажером, ты уж ему первое время помоги, объясни, что, куда и как.
- Товарищ майор! У нас в отделе что, наставники кончились?
- Так, Маратыч, умничать за забором будешь, ты у нас еще родине не переслужил, бери человека и вводи в курс дел, а вы, товарищ капитан, имейте в виду, что на время стажировки вам назначен наставник, который как старший и будет отвечать как за вас, так и за ваши косяки!
Выходим на крыльцо. Моряк, задумчиво оглядывая меня сверху, протягивает руку:
- Ну, здорово, старший, меня Сашка зовут.
Я, оглядывая врученное мне на ближайшие три месяца чудо, жму руку, представляюсь.
- Ты че такой смурной, старший? Не гони волну, головняка от меня не будет.
- Да не в тебе дело, Сашка! Просто своих проблем хватает, а тут еще тебя в стажеры дают. У меня три отряда, времени не хватает. А тебя один хрен первую неделю одного оставлять нельзя - это ж зона!
- А че такого, с годками посложнее бывало.
- С кем?
- Ну матросы, старослужащие оборзевшие.
Н-дя, бывший командир БЧ-какой-то, гроза годков и гордость ВМФ явно чего-то недопонимал.
-Сашка! Это зона! Зэки - это не годки! Тут многое по-другому. Вон, смотри, видишь, зэка возле форточки сидит, продол высматривает?
- Ну!
- Вот чем он занимается?
- Он? Так он же, сука, ногами на подоконнике стоит! Эй, боец! А ну-ка прилетел ко мне, баклан ощипанный!!! Обрез в зубы, и чтоб через пять минут палубу отодраил, осьминога тебе в зад!
Ой, блиннн!!! Тяжелый случай.
Зэк недоуменно посмотрел на здоровенную фигуру в черном бушлате, пожал плечами и на всякий случай скрылся в секции.
- Сашка!!! Это зона! Не боец, а гражданин осужденный, Баклан по фене - хулиган, обрез - ствол, а не тазик, полы в секции моют отъехавшие. А зэк просто сидел на цинке, чтобы предупредить остальных жуликов на случай захода в отряд администрации.
Сашка, немного охренев от количества полученной информации, недоуменно потоптался на месте, пробормотал что-то по поводу бардака у сухопутных и направился за мной в кабинет.
Учился Сашка быстро, весело и задорно. Завел себе черный блокнот, куда вписывал особенно непонятные обороты по фене. Расписал в тетради служебной подготовки на несколько страниц иерархию зоны как со стороны зэков, так и со стороны руководства, аккуратно снабдив каждого моими комментариями. После сдачи тетрадей на проверку замполитр был приятно удивлен, узнав о себе, что гандон он штопанный но пи,,,бол знатный. Вызванный на ковер Сашка обозвал замполитра капитаном второго ранга, предъявив ему его же приказ слушаться во всем старшего, все запоминать и все записывать. Выгнав Сашку, замполитр устроил мне истерику через обструкцию, но быстро поняв, что наказывать за такие вещи глупо, ибо сам ославится на весь Башлаг, попытался отобрать у меня как у плохого наставника Сашку. Я же, уперевшись рогом, заявил, что назначение меня наставником произведено хозяином по инициативе замполитра, и начал интересоваться, когда бухгалтерия начислит мне положенную надбавку за стажера. В результате стороны разошлись без особых потерь, а Сашка, глубоко зауважав меня, вывел простую для себя формулу службы о том, что его зад всегда прикроет старший.
Через неделю над нами ржала вся зона. Учитывая, что из-за разницы в росте мы выглядели как Штепсель с Тарапунькой, вид двухметрового капитана, который постоянно озирался в поисках маленького старшего и умышленно не выполнял ничьих приказов, не получив моего одобрения, ничего кроме смеха не вызывал.
Опасаясь, что Сашка в одиночку может натворить делов, я договорился, чтоб в суточные дежурства нас ставили двоих.
Ночью, находясь в составе группы быстрого реагирования, куда Сашку взяли за комплекцию, а меня за компанию, нас по тревоге выдернули в ШИЗО - массовая драка осужденных. Четверо зэков в камере чего-то не поделили и устроили побоище два на два. Остальные камеры, проснувшись от шума, сочли, что менты по беспределу камеру прессуют, устроили гвалт.
Прибыв вместе с дежурным на место и посмотрев через открытую основную дверь на грызню, решили разнять зэков вручную (лучше б рукав подтащили). По команде открыв вторую решетчатую дверь, Сашка ворвался в камеру и в течение трех секунд выкинул всех четверых в коридор, забыв при этом, что следом за ним, прикрывая его со спины, пытались зайти мы с дежурным. Сбитые телами зэков, мы образовали хорошую кучу-малу на пороге камеры, после чего разнимать пришлось уже нас. Сашка, увидев меня под грудой тел, с криком «Старшего бьют!» попытался помахать дубинкой, но из-за узости камеры дважды промахнулся, поочередно зацепив и сломав два отстегнутых шконаря. От грохота зэки поняв, что злые менты переманили к себе на службу Терминатора, быстро расползлись по углам и прикинулись ветошью. Напуганный Сашка вытащил меня на руках во дворик ШИЗО, где был нещадно отруган и наказан с занесением выговора в грудную клетку (все равно бесполезно, ибо в брониках были).
Через пару месяцев Сашку у меня забрали, вверив ему персональный отряд, но от своей привычки называть меня старшим и звонить мне по любому вопросу он так и не избавился.
А еще через полгода я тащил поймавшего электрод Сашку на спине через живой коридор спецназевцев, отбивающих заложников от поднявшихся на бунт зэков. Матерясь и волоча на себе его тушу, я дотащил его до экипажа Скорой помощи и потом три часа сидел перед операционной, чтоб услышать усталый голос хирурга:
- Повезло ему с ростом... был бы нормальный, попали б заточкой в сердце. А так ниже мотора - жить будет.
- Сашка! Живой!
- Полежит пару недель, выпишем. Да, старлей, договорись со своими, пусть человек десять доноров найдут, а то мы на него резерв потратили, а когда восстановят, хрен его знает. Сам понимаешь.
- Да конечно, завтра весь отдел притащу.
- Ну и ладно. Пойдем спиртяги бахнешь, а то лица на тебе нет.
На следующее утро, обманув медсестру мы всем гуртом ввалились в палату к Сашке, который, не умещаясь на стандартной койке, лежал, положив ноги на табуретку, и при виде меня виновато забубнил:
- Старший, не шуми, мне броник маленький достался, вот застежка и разошлась, он и упал...
- А какого хрена ты тогда в локалку ломанулся?
- Старший, ну ты же пошел, вот и я за вами...
Прибежавшая на громкий ржач медсестра с трудом выгнала нас из отделения.
ЗЫ: Сашка до сих пор в органах.
ЗЫЫ: А парень он классный! (Мое почтенье ВМФ!!!)
Оценка: 1.9347 Историю рассказал(а) тов. xai : 08-10-2009 14:49:08
Обсудить (53)
13-10-2009 22:14:27, Mikle
КЗ!...
Версия для печати

Армия

Большие гонки

Жил на свете самурай
Добрый и внимательный.
Каждый день он посылал
Икебану матери!

А мы не посылаем и не пишем и не звоним. Потому что когда молод и здоров и весел и у тебя все хорошо, то это ж всем понятно. И нечего там писать лишний раз. А когда у тебя проблемы, то тем более нечего беспокоить. А мама не знает, и додумывает что-то свое, лишнее, и хочет знать. А тебе чего, ты молод и здоров и весел. И волнуют тебя друзья с подругами больше, чем учеба и тем более, мама...

adagio
В воскресенье училище пустело. Оставалось лишь сколько-то положенных процентов личного состава на младших курсах, а старшекурсников вообще никто не считал.
Октябрь пришел теплым и солнечным. Учебный год только начался, и курсанты не обросли еще «хвостами», прилежно вели конспекты, не спали на лекциях, и каждый второй давал себе слово, что вот теперь-то, в этом семестре, все конспекты к сессии у него будут свои. Хотя сегодня сессия была далека как Индия для Христофора Колумба, и об учебе в воскресенье никто не думал.
Чем можно заняться в выходной день, если ты не в увольнении? Во-первых, можно поспать с утра на час больше и не бежать обязательные три километра, едва проснувшись. Можно спокойно, без песен, дойти до столовой и обратно, не спеша покурить и посмотреть «Утреннюю почту» в ожидании завершающего номера зарубежной эстрады с совершенно новым, не старше пяти лет, клипом шведской группы о непонятном и незнакомом мире больших денег с запоминающимся припевом. Можно организовать праздношатающихся и заняться активным бездельем на футбольном поле крича, ругаясь и радуясь одновременно. Можно после обеда завалиться на лавочке спортплощадки. И подставляя живот еще по-летнему ласковому солнцу, прочитав пару страниц, прикрыть лицо пахнущей библиотекой книжкой и под близко-далекие выкрики волейболистов мягко провалиться в полное небытие и вынырнуть из него через час, чувствуя спиной, что лавочка из трех жердей отличается от ватного матраца на панцирной сетке.
Весь этот короткий и полный простых радостей путь выходного дня Олег Скворцов уже прошел, и теперь бродил по казарме, уставленной двухъярусными койками, приставая к товарищам с глупыми вопросами и подначивая на дальнейшую заумную дискуссию обо всем и ни о чем, раскрутив собеседника на интересные мысли и хорошую сигарету.
День давно перевалил за свою половину и оставалось спокойно дотянуть его до вечерней поверки и команды «Отбой!», после которой в воскресенье еще долго продолжалось хождение по коридору и курение на улице и в туалете с живым обсуждением различных приятностей теми, кто сегодня впитывал культуру и напитки большого города за порогом КПП.

subito
«Скворцов! - вяло закричал дневальный - телеграмма, срочная»!
«Здрасти, не ждали» - подумал Скворцов, разворачивая сложенный вдвое бланк, на котором плохо пропечатанным шрифтом читалось: «Позвони домой. Мама».
Никаких больших неожиданностей текст телеграммы не сулил, когда Олег больше месяца не писал домой, можно было дождаться подобного зова от мамы. «Но почему срочная?» - раздумывал он, надевая сапоги и застегивая хэбэшку.

andante non troppo
В здании факультетского учебного корпуса с черного хода под лестницей притаилась телефонная будка с автоматом выхода на межгород. Благодаря такому скрытному расположению будка провоцировала пытливые умы на всяческую экономию 15-ти копеечных монеток. Монетки привязывались на нитку, заменялись штампованными жетонами, в автомат засовывались пружины от фуражек и спицы от велосипеда. Каждый способ отрабатывался и по секрету передавался друзьям, что в конечном итоге таки приводило к значительной экономии пятнашек, так как автомат после таких экспериментов работал от силы неделю в месяц. Вот и сейчас Олег постоял в будке, подергал за рычаг, покрутил провод, потряс трубку и, послушав идеальную тишину в динамике, пошел к казарме, раздумывая над способами связаться с родным домом. Старшина бы выпустил в город, но чистых бланков увольнительной не имелось, можно было выцыганить у писаря, но тот сам был в увольнении. Все сходилось к самоволке, и не было бы тут ничего страшного, но, во-первых, именно в выходные дни по периметру дежурил наряд училищного патруля, а во-вторых, Скворцов буквально неделю назад стоял на ковре у начальника факультета и давал обещание не докатиться до отчисления по совокупности дисциплинарных взысканий. Залетать нельзя было категорически, но на срочную телеграмму надо было реагировать срочно.
С одной стороны забора в пятиэтажке напротив в полуподвальном помещении находился переговорный пункт, но именно там нарваться на патруль было проще всего. Оставался один путь: на центральный вокзал, где свирепствовали уже городские патрули, но можно затеряться в толпе, если, конечно, ты не хвастаешься формой.
Вектор был выбран, оставалось найти средства достижения цели. Вопрос вроде бы легко закрывался спорткостюмом, но стриженый курсант в обычном трикотаже был виден патрулю так же далеко, как в сапогах и в пилотке. Бли-ин, как же не хотелось кидаться голым пузом на штык.

andante
Но тут, как обычно бывает, если очень надо, судьба дает пинка синей птице и та с распушеными перьями и ошалелыми глазами подставляет синий хвост. Сейчас этот хвост принадлежал Димке Котову, который курил у входа в казарму. Димка был земляк. Кроме того, отец Димки занимал в ГСВГ приличную «Должность» и периодически подкидывал в посылках всякие немецкие вкусности, а пару дней назад подкинул настоящий «Адидасовский» костюм и такие же кроссовки.
Что это значило тогда, сейчас не объяснить. Наверное, можно сравнить, как если бы родители подарили мотоцикл или небольшой автомобиль.
Это был шанс. Но как к нему подобраться? Димка костюм, скорее всего, не даст, и где взять нужные слова? Ладно, трусами нас делает раздумье.
- Димка, дай сигарету.
- Держи.
- Димка, дай костюм.
Нельзя, конечно, так поступать с товарищами - подумал Олег, когда Димка выпустил дым через уши, а из глаз ручейками побежали слезы. О каком костюме речь, понятно было без объяснений. Еще не до конца прокашлявшись, сдавленным голосом, он сказал:
- Ты охренел? Я его сам еще ни разу не надевал.
Олег быстро, стараясь не растерять лидирующего положения в диалоге, объяснил, что телеграмма, мама, срочно, «увала» нет, костюм - единственное решение, а в своем на вокзале заметут на раз, а на два вытурят из училища насовсем. Димка внял, хотя еще до конца не поверил, что вот так вот просто, своими руками он сам отдаст ни разу не надеванную драгоценность, и взбрыкивал и пытался что-то сказать или сделать, чтоб как-то остановиться, чтоб это оказалось просто шуткой, сном, розыгрышем. Он долго искал ключ от чемодана, делал вид, что забыл, куда спрятал, потом опять курил, ходил в туалет, с кем-то заговаривал. Олег был неумолим и не отставал ни на шаг. Молча. Все слова были уже сказаны и любое могло запросто оказаться лишним.
В полутемной чемоданке, стоя над низко присевшим Димкой, который разгребал из-под груды вещей вожделенный «Адик», Олег вдруг остро понял, что чувствовал Корейко, а себя ощутил полу-Бендером, так как костюм - не миллион, вернуть придется.
Еще раз вздохнув:
- Ну ты же туда и обратно?
Димка посмотрел Олегу в глаза, потом на свои занятые руки и протянул сине-желто-белое чудо навстречу прорухе-судьбе.

andante mosso
Вокзал располагался в низине городского рельефа и в нормальной обстановке путь до него занимал 10-15 минут, учитывая три остановки на троллейбусе. Но эта тропа была сейчас обвешена красными флажками, то есть патрулями и училищными же офицерами. Оставался один вариант - по горбатым и пыльным улочкам частного сектора спуститься к железнодорожным путям и дальше вдоль насыпи до вокзала. На километр дольше, зато безопасно.
Олег добежал до старого кирпичного забора возле автопарка, подпрыгнув, провел рукой по верхнему краю и с радостью убедившись, что сюда еще не добрался комендант с солидолом, подтянулся, посмотрел вправо-влево, одним махом перебросил тело на другую сторону, и оглядевшись, побежал с видом закоренелого спортсмена, углубляясь в просторы многочисленных улиц среди частных домов.
Добежав до крайней перед городом остановки электрички, он остановился на краю платформы и закурил. Теперь вариантов было три: электричка, ноги, поезд. Если верить расписанию на щите, электричка ожидалась минут через двадцать, ногами было быстрее, а еще, если повезет, можно заскочить на медленно тянущийся перед городом товарняк, каких тут на многочисленных путях бывало множество. Олег спрыгнул с платформы, выбежал на возвышающийся гребень следующих путей и увидел в ложбине медленно подползающий товарный поезд. Птица удачи продолжала манить ультрамариновыми перьями.

allegro
Поезд, тянущийся из-за поворота, казался бесконечным. Пустые вагоны, цистерны, полувагоны, платформы - в этом поезде было все. И все грязное и пыльное. Олег уже было передумал, но тут, увидев довольно чистый бункер для насыпных грузов с удобной лесенкой, чуть разбежался, запрыгнул на ступеньку и поплыл над насыпью. Все складывалось настолько удачно, что появилось легкое беспокойство, но вдруг поднявшийся откуда-то кураж наполнил легкие воздухом и растянул рот в широкую улыбку.
Вот с такой улыбкой Олег и смотрел по сторонам. Также улыбался, когда увидел в стороне от путей возле местного пивного заведения двух милиционеров с овчаркой, которые сначала с интересом смотрели, а потом стали приглашюще махать руками. Олег, не снимая улыбки, отрицательно покрутил головой и стал смотреть на приближающиеся платформы вокзала и на ремонтников в оранжевых жилетах возле них, которые остановили свое ковыряние грунта, опустили кирки и смотрели на Олега.
Поезд приближался к вокзалу, и люди на краях десятка платформ тоже развернулись и разглядывали грязный и темный поезд, с которого ярким бантиком свешивался Олег, незаметный как попугай на Северном Полюсе.
Пора было покидать транспортное средство, но оказалось, что поезд незаметно набрал ход, видимо стараясь быстрее освободить путь.
Олег Скворцов знал, как и все, что прыгать с подножки товарного поезда так же просто, как с табуретки, и сам это мог сделать с закрытыми глазами, но при одном условии - табуретка, то есть поезд, должен стоять, ну или двигаться со скоростью, позволяющей прикурить от спички на ходу. Сейчас волосы на голове трепыхались от набегающего ветра и шевелились от ужаса. Из глаз выжимало слезы, и они ровными горизонтальными дорожками струились прямо в прижатые стянутой кожей затылка уши. Прыгать было нельзя. И не прыгать было нельзя. Ехать до первой остановки поезда означало уехать из училища навсегда. Нужно было просто оттолкнуться как можно сильнее против хода и быстро перебирать ногами, но именно это уже казалось невозможным. Олег крепко схватился за поручни и опустил ноги, пытаясь коснуться земли и побежать рядом с вагоном. Напрасно. С такой скоростью он бегать не умел, кроме того, ноги стало затягивать к громыхающим колесам. Выхода не было. Олег отпустил поручни и заскользил на животе и вытянутых руках по серо-коричневому грязному гравию рядом с поездом с такой же скоростью.

animato
Окончательно остановившись, он еще несколько секунд полежал, прислушиваясь к ощущениям, затем встал, разглядывая себя, и краем глаза уловив движение, поднял голову. Размахивая молотками и кирками, к нему бежали оранжевые жилеты и, судя по лицам и выкрикам, явно не с желанием узнать как здоровье. Олег метнулся в обратную сторону, довольно быстро оторвавшись от ревнителей железнодорожного порядка. Перепрыгивая многочисленные рельсы, выскочил сквозь кустарник на заасфальтированную дорожку, и не сбавляя хода, повернул за угол какого-то невысокого здания. За углом по дорожке прямо на него шли те самые дружелюбные милиционеры с собакой.
presto
- Молодой человек, ваши документы! - еще не дойдя до него, бросил сержант.
Снова прыжок через кусты и быстро вперед, не разбирая дороги. Оказалось, что быстро перебирать ногами все-таки можно, когда очень нужно. Сзади засвистело, затопало и залаяло. Олег рванул на пешеходный мост через пути, снова в сторону частного сектора. Молодые милиционеры не отставали. Ворвавшись в перемежающиеся широкие и узкие улочки среди заборов, Скворцов почувствовал, что сейчас он уйдет. Видимо, понял это не он один, так как оглянувшись, Олег увидел совсем рядом полуоткрытую влажную пасть спущенной с поводка овчарки. Не раздумывая, одним движением, он перемахнул ближайший забор. Милицейский свисток не умолкал, останавливаться было нельзя. Уроки полосы препятствий пошли впрок, и Олег перепрыгивал забор за забором, двигаясь по участкам параллельно улицам. Оказалось, что люди тут живут разные и по-разному смотрят на жизнь и на соседей. Разнообразие заборов включало в себя и хилые штакетники и сетку-рабицу и кирпичные двухметровые сооружения, и, что обиднее всего, пару раз колючую проволоку поверх забора. Кроме этого, большинство хозяев старалось держать хоть какую-то живность для охраны. От маленьких, но громких Кабыздохов, падающих в обморок от вываливающегося с забора на будку Олега, до больших и молчаливых кавказцев, от которых спасала та же неожиданность и скорость. Но пару раз таки пришлось стряхивать настырных с ноги. Олег мчался, оставляя за собой дикий тарарам из хриплого и звонкого многоголосого лая, криков хозяев и удаляющегося милицейского свистка. Шум по всему району поднялся такой, что определить его местоположение было просто невозможно. Преодолев еще несколько заборов, Олег выскочил на улицу и, оглядевшись по сторонам, в наступивших сумерках, побежал снова по направлению к вокзалу под удивленными взглядами аборигенов, вышедшими за свои калитки поглядеть, что же случилось.

andante
Зайдя из темноты улицы в ярко освещенный холл вокзального отделения связи, Скворцов отметил, что очереди к кабинкам небольшие, и направился к окошку кассира для размена денег. Пересекая просторное помещение по диагонали, он заметил какие-то странные взгляды людей, находящихся вокруг. На него смотрели. Кто украдкой, а кто и просто в упор. На подходе к кассе говорливая очередь из десятка человек сразу притихла и как-то очень слаженно подалась на шаг назад.
Олег достал из кармана два рубля и протянул их кассирше за стойкой. На блюдце для мелочи упало несколько капель крови.
- Разменяйте на жетоны на все,- Олег смотрел кассирше в глаза, и та тоже, не отводя от него испуганного взгляда, высыпала на стойку рядом с блюдцем горсть мелочи.
Олег уже уверенно без очереди прошел в кабинку и набрал номер.
- Але, мам, привет, что случилось? - и задержал дыхание.
- Сынок, ты?! Это ты? - забил шорох помех родной голос.
- Да я, я! Телеграмму твою получил, что случилось?
- Ничего не случилось. Ты почему не пишешь и не звонишь? Ты заболел? У тебя неприятности? Тебя в город не выпускают?
- Мам, точно ничего не случилось?
- Да нет же, у нас все нормально. Ты почему, свинтус этакий, не позвонил за два месяца ни разу, ни строчки не написал, отец волнуется, сестра скучает, ждет, все время из ящика газеты перетряхивает, письма твои ищет. Ну разве так можно?!
- Ну не два, а чуть больше одного. И пишу я, пишу, просто большое письмо получается, некогда закончить, вот на днях закончу и сразу отправлю,- успокоившись, на ходу придумывал Олег и тут же дал себе слово на неделе написать листа три.
- Как у вас погода, ты не мерзнешь? У нас дожди уже два дня и холодно.
- Не, нормально, у нас жара стояла все время, но значит скоро и у нас похолодает, - Олег держал трубку тремя пальцами, на отлете, стараясь, чтобы кровь не капала на яркие немецкие лохмотья.
- Ты там одевайся потеплее, слышишь.
- Ага, конечно, не волнуйся, - Олег поежился, вспомнив любовь старшины к форме номер раз «трусы в сапоги» до первых белых мух.
- Папа спрашивает, как учеба?
- Да без проблем, пока лекции в основном, начитка, все нормально.
- Смотри не запускай!
- Конечно. Ну давай Наташку еще на пару слов.
Олег поболтал с сестрой, вернее послушал ее безостановочный треп на тему школы, учителей, подружек и всего остального, периодически подбрасывая монетки в щелкающий автомат, и попрощавшись со всеми, повесил трубку.
Открыв дверь кабинки, оглянулся на темные лужицу на полу и, стараясь не встречаться ни с кем взглядом, быстро вышел на совсем уже темную улицу.

prestissimo
Обежав по дуге район, опасаясь новой встречи с неудовлетворенными милиционерами-собаководами, Олег, осмотрясь, выбежал к забору такого родного и безопасного училища, и быстро перепрыгнул домой, мягко присев на газон возле аллеи с туями. Привстав, сделал шаг и...
- Товарищ курсант, ко мне! - из-за темноты дерева вышел майор Гладкий, помощник дежурного по училищу, старший преподаватель кафедры физподготовки, бегун, гимнаст, большой сторонник уставных порядков и известный охотник за самовольщиками.
- А вот это уже перебор, - подумал Скворцов. И тут вдруг все психологическое напряжение сегодняшнего дня, дикая усталость, антипатия к майору и чувство внезапной безысходности, когда уже, казалось бы, все закончилось, выплеснули из спокойного и вежливого Олега невозможное:
- Да пош-шел ты...! - неожиданно для самого себя, с чувством сказал сказал Олег и, отвернув лицо, сразу стартанул в сторону.
Он тут же пожалел о своих словах, потому что, во-первых, майор их, вроде бы, не заслуживал, а во-вторых, теперь догнать Олега стало для него не просто службой, как он ее понимал, а делом принципа. Хотя, странное дело, после высказанного, Олегу стало как-то легче и веселее бежать.
Зря я сегодня так с утра на футболе выкладывался, - думал он,- настраивая дыхание. Курилка, лазарет, казармы, еще курилка, спортплощадки, все пролетало мимо со скоростью поезда. Майор был зол, но в сапогах, Олег был заряжен на победу, но уставший. Он петлял и прыгал через лавочки, пытаясь усложнить майору задачу, майор не отставал, но и не приближался. Когда они пробегали мимо полосы препятствий, у Олега мелькнула в голове дикая мысль забежать за стенку и подставить майору подножку, но остатки здравого смысла пересилили адреналиновый кураж. Автопарк, столовая, продсклады, учебный корпус, тир, Олег бежал по самому большому периметру, стараясь держаться в тени, но силы уже уходили окончательно, без надежды на «третье дыхание». Необходимо было что-то решать. Скворцов сделал резкий зигзаг и понесся через освещенный, но пустой плац по направлению к сияющему всеми окнами трехэтажному зданию казарм. На первом этаже было открыто одно окно, в него и влетел в прыжке Олег. Без остановок пробежав сквозь проходы своего курса и выбежав на лестницу, в несколько прыжков поднялся на третий этаж к пятикурсникам, заскочил в кубрик, залетел под ряд кроватей и затих, пытаясь унять дыхание и оглушительно бьющееся об доски пола сердце.
piano
Через некоторое время - Олег так и не понял - пять минут или полчаса, прозвучало: «Дежурный по курсу, на выход!»
- Товарищ майор, за время моего дежурства происшествий не случилось!
- К вам сейчас кто-то заходил в спортивной форме?
- Никак нет!
- Если найду, пойдете на гауптвахту, товарищ курсант, - и хромовые сапоги медленно зашагали по центральному проходу, останавливаясь, приседая, и снова медленно шагая, поскрипывали, проходя до конца кубрика. Олег перестал дышать и двигаться. Замер.
Конечно, ему повезло. На пятом курсе порядок был еще тот. Одеяла с кроватей свисали до пола, под кроватями валялись чемоданы и сумки, и майору, чтоб просмотреть оба кубрика, пришлось бы все это везде отодвигать и оттягивать. Кроме того, он уже наверняка снял запал на предыдущих двух этажах и сейчас просто дорабатывал до конца. После того, как майор вышел, Олег полежал еще минут пять, осторожно покинул свое в буквальном смысле слова убежище, кивнул «Спасибо» дневальному и, тихо спустившись на первый этаж, зашел в свою казарму уже в одних трусах, держа костюм подмышкой.

lacrimoso
И тут же наткнулся на Котова.
- О! А я уже волноваться начал. Как дела, дозвонился, все нормально? - Димка улыбался, хотя в глазах застыл невысказанный вопрос.
Олег молчал.
- А где ты щеку так расцарапал и подбородок разодрал? Ого, вон кровь капает, - Димка опустил глаза, - а с коленями что? А руки!! Ха-га, ты что, под бульдозер попал? А где...- Димка замолчал, на глазах меняясь в лице. Потом открыл рот, желая что-то сказать, и снова закрыл. Потом опять открыл:
- И что это такое? И где, интересно, мой блестящий воздушный шарик? И откуда, интересно, взялась тут эта тряпочка? - он потянул скомканный костюм из-под Олеговой руки и, развернув, встряхнул на вытянутых руках. Потом поднял и посмотрел сквозь него на лампу. Потом опять скомкал и вернул Олегу:
- Держи, он теперь твой. Дарю. А сейчас - бегом в умывальник и надень на себя что-нибудь, пока старшина не засек, потом в лазарет сходим, покурим, расскажешь. Так дома-то все в порядке? Че молчишь? Открой воздухозаборник, давай рассказывай.
И они пошли в умывальник.
Оценка: 1.9091 Историю рассказал(а) тов. Piligrim : 28-09-2009 20:12:55
Обсудить (89)
01-11-2009 18:51:37, nika
КСВУ 79-81, КВВАИУ 81-86...
Версия для печати

Дежурная часть

Ветеран
МАЛЯРЫ-2

- Товарищи! Несмотря на хорошие показатели в деле укрепления режима в зоне, нельзя останавливаться на достигнутом! Начальникам отделов! К семнадцати ноль-ноль разработать и доложить план мероприятий по выполнению пункта 2 распорядка дня «7.10-7.25 Зарядка осужденных»!
Зарядка!!! Ой, блин......
Всегда обожал начальство за конкретно-непонятные задачи. Нет, чего нужно было добиться, я уже понял, но вот как? Хорошо, поднимать зэков и выводить их в локальный участок мы уже научились. А вот дальше... Как говориться лошадь к реке и один человек отведет, а вот заставить ее пить и десятерых не хватит. К вечеру до нас довели ц/у руководства в части исполнения приказа хозяина. Тааак интересно.....
Пункт 1. Из числа осужденных состоящих в секции дисциплины и порядка (СДиП - общественники, «красные зэки») назначить ответственного за проведение зарядки - физрука. (Ага, тоже мне инструктор по шейпингу, и кто ж его из зэков слушать будет?)
Пункт 2. Провести воспитательную работу среди спецконтингента, направленную на разъяснение и популизацию ЗОЖ и утренней зарядки. (Щас! Шевчука им дать послушать что ли «Я завтра брошу пить, вот удивится свет!»)
Пункт 3. Осуществить выявление и изоляцию осужденных пользующихся авторитетом среди спецконтингента, проводящих антирежимные мероприятия в том числе саботирование зарядки.(проще говоря блатных закрыть в ШИЗО)
Пункт 4. Осуществить взаимодействие с отделом безопасности в целях повышения контроля за проведением зарядки. (короче бить будут)
Замечательный опус! Два первых пункта явно написано рукой замполитра, остальные два опера с безопасниками добавили.
Проще говоря, как обычно вся ответственность на нач.отряда, остальные службы типа на подхвате(((. Значить иметь и драть опять будут нашего брата. Весело нах!
Еще один сюрприз! Сашку отправляют на две недели на первоначальные курсы повышения квалификации в учебный центр, и я опять один. Сашка пытался возмущаться и бузить, но против приказа не попрешь. Устроив вечером прощание славянки, наутро похмельный и злой я приехал на работу в семь утра.
День первый.
Подъем без проблем. Зэки стоят в локалке, ждут пока их проверят и отпустят в отряд.
Семь десять.
По матюгальнику раздается шипение и громкий голос ОД объявляет на всю жилку:
- Граждане осужденные приступить к проведению зарядки!
Пауза, и .... Du hast!!! mich gefragt und ich hab nichts gesagt!!! Рамштайн начал свой хит над утренней зоной. Хрена себя там подборочка треков в дежурке. Пока зэки замерли в недоумении, начинаю командовать.
- Отряд! Начать зарядку!
Несколько зэков, из числа лояльных начинают какие то судорожные движения, но видя что остальная масса неподвижна, замирают. Я стою, курю, орать бесполезно, я своих зэков знаю, сговорились заранее. Ну что ж зоновский телеграф он всегда высокоскоростной был. Отряд стоит, вижу, как особо вумные начинают закуривать. Так это уже перебор, позволять себя так опускать нельзя!
- Куряги! Ганс! Мамон! Старый! Выйти из строя! Бегом в дежурку!
- Не ну начальник, а че такого? Ты же куришь!
- Мамон! Ты грядки попутал? Я тут поставлен ваше здоровье беречь, а за свое здоровье сам отвечу! А ну ушуршали!
Трое уходят, отряд напряженно молчит. В соседней локалке идет замес. Слышны глухие удары дубинок по мясу, всхлипы, мат, волочение тел по асфальту. Блин это же пятый отряд! Я ж там врио!
- Отряд! Зарядка заканчивается в семь-двадцать пять! Если кто уйдет с локалки раньше разбор будет короткий!
Ухожу в локалку пятого. Там полная ж... человек сорок «толкают» забор, часть лежит, остальные столпились в углу локалки.
- Лейтенант! Почему не контролируете зарядку? Ваша безалаберность повлекла массовое сопротивление осужденных, что повлекло применение спецсредств! - это замполитр... Даже в такой ситуации говорит только канцелярским языком. У меня сносит башню:
- Во, первых старший лейтненант! Во вторых - мне че, разорваться что ли? У меня три отряда! А вы сами Сашку на курсы отправили! Какого хера замес устроили? Могли меня вызвать, я рядом был!
- Да вы что себе позволяете! Чем это от вас пахнет? Вы что пьяны? - учуял перегар все таки..
- Да пошли вы все! За отряд я отвечаю! А вы его подняли!!! Дубинками махать много ума не надо!!!
- Старший лейтенант! Немедленно пройти в санчасть на освидетельствование!
- Ага, щас!
- Чтооооо???
- Слушаюсь! Товарищ! Пполковник!
Разворачиваюсь, ухожу. Замполитр бежит за мной, следя, что б я вместо санчасти не завернул куда-нибудь еще. Ну, это мне не страшно. Для таких случаев в нарукавном кармане всегда запас гвоздики и мускатный орешек валяется. Делаю вид, что закуриваю, и гвоздику в рот.
В санчасти майор с пьяной змеей на петлицах, недовольно отрываясь от избитого тела зэка, выслушивает спич замполитра, делает замер давления, протягивает стакан для выхлопа, проверяет носом, ухмыляется, и бодро докладывает:
- Товарищ пполковник! Заключение в письменной форме подготовлю позже! Сейчас занят, много поступивших с травмами!
- Хорошо! Попрошу к девяти утра на оперативке у начальника колонии предоставить акт освидетельствования. - поворачиваясь ко мне:
- А вам лейтенант немедленно покинуть зону, без десяти девять быть возле кабинета начальника колонии!
- Понял.
Через час замполитр на оперативке красочно рассказал, как своевременно, не щадя живота своего, установил и выявил подлеца и негодяя, который пьет, курит, безобразия нарушает, старших посылает и тем самым зарядку срывает - короче это все про меня.
Хозяин, выслушав замполитра, недовольно рассматривает меня (этих проблем ему еще не хватало), поворачивается к начальнику медсанчасти:
- Что там с освидетельствованием? - берет, протянутое ему заключение, вчитывается в текст, хмыкает и обращается к замполитру:
- Владимир Степанович! В заключении указано, что во время посещения медсанчасти двумя офицерами, запах перегара наличествовал, однако обследование старшего лейтенанта Х. показало, что он абсолютно трезв, спиртных напитков не употреблял, заместитель же начальника по воспитательной работе от обследования уклонился. Это как понимать?
Замполитр охренев от такого оборота, зависает как Винда у Б.Гейтса (а надо лучше личные дела читать своих офицеров! Там же указано - отец, хирург высшей категории, к.м.н., ну а то что батя в былые времена не один литр спирта на протирку медсестер с нынешним начальником медсанчасти потратил можно было догадаться))) ).
Хозяин, повернувшись ко мне:
- Что, скажешь старлей?
- Товарищ полковник! У меня три отряда, во время зарядки был в седьмом, в пятый чисто физически не успел. Применение спец средств, считаю неоправданным, блатных в пятом не осталось, я их еще за подъем в ШИЗО закрыл. Активистов там сорок человек, остальные мужики, если б напомнили о судьбе блатных, думаю зарядку бы начали делать.
- А сейчас?
- А сейчас отряд «подняли». Зэки злые. Скорее всего пойдут к положенцу. А там....
- Ясно! Начальникам отделов! Назначить на каждый отряд по два персонально ответственных за подъем и зарядку офицеров, Список мне на стол! Начальникам оперотдела и безопасности остаться после оперативки. Старлей свободен! И больше с похмелья на старших матом не орать!
- Слушаюсь товарищ полковник!
Весь день провел в пятом отряде, разбираясь с материалами по травмам, оформляя документы на ШИЗО, до своих так и не дошел, передав зэкам через старшину, что утром есть шанс повторить подвиг пятого.
День второй. Утро.
До отряда даже не дошел. Перехватили на продоле, в дежурке выдали бронник, резинку дубовую и в составе «гробов» сорвались в десятый отряд. Красавцы! Сто восемьдесят человек, у всех лепни болтаются на одном плече, левые руки оголены, в правых мойки! Понятно, зэки пошли на контрмеры - массовое вскрытие. Толку от этого немного, но в части огласки и поднятия шума ход беспроигрышный! Начнутся жалобы, письма родственников, визиты прокуратуры, депутатов и т.д.
Тишина... Зэки уставились на нас, мы замерли в ожидании приказа. Какой то шакаленок в задних рядах визгливым голосом накручивает зэков:
- Бедолаги! Менты беспредел творят! На положенное посягают! Лучше вором по жизни уйти, чем как сявки, на коленях жить!
Вперед выходит зам по БОР (Безопасность и Оперативная Работа)
- Осужденные! Немедленно прекратить противоправное поведение и приступить к зарядке!
- Начальник! Нас на зарядку не подпишешь! Убери ментов из локалки!!! Тогда и поговорим!
- Это кто тут такой говорливый решил, что я с вами говорить буду?
- Начальник! Зарядка - ментовской замут! Нам не по понятиям!
- Вот на мойку отряд сажать - не по понятиям! У вас блатных полтора человека! Остальные мужики! Смотрящий где?
Откуда то из строя:
- Здесь я гражданин начальник!
- Выводи блаткомитет из строя, коли по понятиям живете, пожалуйста вскрывайтесь!
- Начальник! Тут дураков нет! Хочешь черную масть гуртом повязать?
- А смысл? Вскроетесь сами, мне легче! Трупы сактируем, мне спокойнее будет!
- Убери ментов из локалки начальник!
Зам по БОР подносит рацию к уху, что то уточняет, и вдруг поворачивается к нам:
- Сводному отряду - покинуть локальный участок!
Мы в замешательстве начинаем выходить. Оказавшись на продоле, въезжаю в хитрость зама. Пока он им по ушам катал, к локалке подъехала наша пожарка и уже направила ствол водомета над забором в локальный участок.
- Ну так что будете зарядку делать?
- Нет!
- Тогда переходим к водным процедурам!
Зам выбегает и локалки, дизель пожарки взревел, и струя воды ударяет в по толпе зэков. На улице холодно, и через пять секунд зэки скрываются в помещении.
Уфф! Ну вроде отбой!
В дежурке сдаем снаряжение, слышу разговор хозяина с замом.
- То что без жертв - хорошо! Но поставленной цели не добились!
- Главное блатные сами себя скомпрометировали! Хотели устроить шум в зоне, подняли отряд, а ничего не вышло! Сегодня смотрящих с блатными закроем, остальные поломаются.
- Пока блатных не успокоим, у нас любое утро как в гостях у сказки будет! Чем дальше, тем страшней!
Уходя в отряд, обдумываю услышанное, и в голове начинает созревать какое то подобие плана.
После обеда завожу отряд в клуб. Зэки рассаживаются, я встаю за трибуну. Выжидаю паузу (усе по Станиславскому) и негромким голосом обращаюсь к отряду:
- Ну что мужики! Трахаться нравиться?
Зэки в ахере замолкли.
- Да, да мужики! Трахаться! Сношаться! Под хвост баловаться! Я смотрю вам в кайф, когда вас напрягают, то через зад, то в рот через голову!
- Начальник! Ты объясни нормально че надо?
- Мужики! Почему зарядку не делаем?
Шум, гвалт, отдельные выкрики! Терпеливо жду тишины.
- Ну что уважаемые? Все сказали? Вчера пятый отряд уработали, все в курсе? Сегодня десятый попытался попой ежика родить, тоже обломались! А вы что особенные? Думаете, Вас это обойдет? Думаете, завтра к вам на зарядку не зайдут? Обязательно зайдут! Так ведь?
- Ну...
- Гну! То есть весь отряд знает, что на днях всех жестоко поимеют, и никто, ни один не делает ничего, чтоб этого не произошло! Ведете себя как шалавы! Знаете что вечером трахнут, поэтому с утра лобок побрили, жопу подмыли, трусы поменяли, ракушкой кверху легли и ждем? Я все правильно понимаю? Зашибательский мне отряд достался, как я посмотрю!
- Начальник! Ты за языком то следи! Зачем отряд форшмачишь?
- Я? Я вам правду о вас же говорю! Вы почему зарядку не делаете?
- Не по понятиям!
- Блин, кто б мне хоть раз показал эти понятия Ваши! Что там прямо так и написано? С утра зарядка - западло?
- По режиму ментовскому жить западло!
- А какого хлора вы в столовку по режиму ходите? Западло ведь!
- Начальник ты не путай!
- Короче мне ваши понятия глубоко фиолетовы! С меня хозяин спрашивает, а я с вас спрошу! Но учитывая, мою доброту, я уговорил хозяина дать мне двое суток!
- Зачем?
- Официально объявляю! Завтра и послезавтра за зарядку вам ничего не будет! Можете даже в локалку не выходить! Но если все таки выйдете просьба зарядку сделать.
Смех в зале. Зэки шушукаются.
- Если завтра я приеду и не увижу зарядки, я как уже обещал, не буду ругаться и кого то закрывать, я закроюсь в кабинете и буду смотреть сразу шесть каналов по телевизору!
- Это как? Переключать что ли будете постоянно?
- Нет! Я просто все шесть отрядных телевизоров у себя в кабинете поставлю и смотреть буду!
- Начальник! Так ведь телики отрядные! Беспредел же!
- Уверены? Посмотрите внимательно, на каждом телевизоре сзади. Бирка, номер отряда, фамилия ответственного моя! Так что завтра я смотрю все телевизоры сразу! Далее! Послезавтра не будет зарядки - опять кипеш не поднимаю, но проведу общеотрядный шмон!
Зэки улыбаются. Смысл шмонать, если заранее предупредили.
- Все знают, у меня есть хорошая фомка. Так вот послезавтра я возьму свою фомку и проведу в одиночку обыск отряда. Мне тут один хороший человек нашептал, что вы по аквариумам водку прячете, вот и проверю!
- Начальник, да ты че в такой порожняк поверишь?
- Проверить обязан! Ну а если случайно, какое стеклышко повредю, так мужики без обид, это я не специально, а просто неуклюжий такой!
Тишина в зале.
- А вот через двое суток если зарядки не будет, то вы сильно не переживайте, я еще что- нибудь придумаю!
День третий. Утро.
Я опаздывал, и опаздывал неплохо... время было уже семь-пятнадцать когда я добежал до КПП. Инспектор на калитке, красавица Светка, увидев меня, округлила свои глаза и шепотом забормотала:
- Ты чего? Сегодня ж начальник ответственный по зоне, беги быстрей!
Проматерившись про себя забегаю в зону, и вижу, как на балконе дежурки хозяин распекает двоих отрядников, видимо тоже опоздавших на подъем. Смысла оттягивать конец я не видел, и махнув рукой начал подниматься к хозяину на расправу.
- Товарищ полковник! Прибыл с опозданием на пятнадцать ми...
- Вот товарищи офицеры! Полюбуйтесь! Раздолбай, на службу опаздывает, с замполитом только матом разговаривает! Но бляха-муха, это единственный у кого отряд самостоятельно на подъем вышел и зарядку делает! Молодец старлей! - энергично жмет руку - Действуйте по распорядку!
Очумелый, я посмотрел в локалку, где двести зэков размахивают руками и ногами, и пошел в отряд.
В кабинет забежал Тайсон со стаканом купца, и с улыбкой начал разглядывать меняю
- Тайсон! Блин! Доклад!
- Маратыч, после того как мужики узнали, что останутся без просмотра телевизоров (а че им еще делать в нерабочем отряде), а блатные без аквариумов (они стояли только у отрицал), вчера вечером собрали отрядный сходняк.
- И ????
- Сходняк порешал, что порядочный арестант, должен за своим здоровьем следить, и поэтому зарядка утренняя не замут ментовской, а благо воровское.
- И ???
- И будут теперь всегда зарядку по утрам делать!
Ндя.... Мы зону из черной в красную перекрашиваем, а блатные под режим воровской закон меняют. И кто кого нае..ал??? А какая в принципе разница......

Оценка: 1.9056 Историю рассказал(а) тов. xai : 25-10-2009 16:06:45
Обсудить (140)
02-11-2009 13:23:39, Кадет Биглер
Я вообще считаю, что деньги портят отношения (хотя это з...
Версия для печати

Дежурная часть

Маляры

- Господа офицеры! Вынужден сообщить вам пренеприятнейшее известие!... Нет, ревизора вы не дождетесь, нечего тут бельем своим грязным хвастать! А новость следующая. Проанализировав оперативную ситуацию в колонии (последнее место по Башкирии), главное управление пришло к выводу о необходимости проведения комплексных мероприятий воспитательного характера, направленных на... - зычный голос хозяина привычно выдернул мозг из объятий Морфея, напомнив о том, что спать на оперативных совещаниях не гут и моветон.
Ага, революция, о необходимости которой так долго говорили большевики, наконец-то того... Если по-русски и без лишних соплей - весь личный состав ИК-NN на ближайшие два-три месяца становился малярами - нужно было перекрасить зону. Из «черной» в «красную». Столь короткий срок обусловлен простым фактором: или мы сломаем и перекрасим зону за три месяца, или же не сломаем, и тогда сами хапнем обратку в виде милых представителей общественных организаций «Демократы за зону!» и добрых прокуроров по надзору за законом в местах ЛС.
Чтоб было понятнее, поясню. Разница между черной и красной зоной заключается только в одном: степенью ее управляемости. То, что так ярко и реалистично описывали Солженицин, Шаламов и другие, и то, что долгое время служило источником вдохновения для современных творцов шансона и блатного фэнтэзи, все это, конечно, было, но все это относилось ко временам ГУЛАГа, и к нынешней реальности не имеет никакого отношения. Кровавые войны воров и сук, массовый отказ от выхода на работы, сходняки и правило, зоновские короли - все это, действительно, было, но было давно, обросло слухами и легендами, и на рубеже двадцатого века больше казалось байками, чем действительностью.
Сейчас же все проще. В зоне может быть только один хозяин. А вот от того, кто он, и зависит цвет зоны. Если хозяин в погонах - зона красная, если в лепне - зона черная. Хозяин нашей зоны - мужик суровый, из варягов, «отмотал» червонец где-то в Заполярье, переводом пришел к нам, но самостоятельно навести порядок в зоне так и не смог.
Начав непримиримую войну с пьянством зэков в зоне, проносом спиртных напитков, самогоноварением, администрация зоны за короткий срок успела внушить зэкам тезис о вреде зеленого змия, но потом наступила на те же грабли, что и США в тридцатые годы. Помните? Там «сухой закон» во-первых, обогатил и укрепил местные национальные формирования, после чего их обозвали мафией, а во-вторых, познакомил американцев с иным способом развлекухи - наркотиками. Вот и у нас победа над зеленым змием в масштабе одной зоны привела к резкому увеличению количества наркоманов среди спецконтингента, ухудшению оперативной обстановки и управляемости зоной.
Некоторое время вынужденный нейтралитет соблюдался, но, судя по речи хозяина, мы получили карт-бланш от управления, и теперь должны были его отработать...
Задача N 1. Режиму быть!
В армии есть Устав. В зоне есть ПВР ИУ (Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений). Есть и распорядок дня. Вот на отдел безопасности и на наш отдел воспитательной работы (банда урядников) был возложен контроль за соблюдением пункта один - «07.00 - Подъем».
Время шесть сорок пять.
Мы с Сашкой стоим на балконе дежурной части и разглядываем еще спящую зону. Я невыспавшийся и потому злой, слушаю Сашкино бормотание о том, что в гробу он видел такие подъемы, что вставать в такую рань не дело, да и жена сильно недовольна тому, что осталась без привычного утреннего «Подъема флага».
В дежурку подходит ответственный, и мы собираемся всей толпой внутри.
- Товарищи офицеры! В семь ноль-ноль проходим по отрядам, контролируем подъем осужденных. Контрольное время - десять минут. В семь десять всех зэков, оставшихся в отряде на шконках, отправляем в дежурку на профилактическую беседу. Вопросы есть? Действуйте!
Разбегаемся по отрядам. У меня три отряда, один - лично мой, в двух я и.о., отряды нерабочие, встают зэки только к девяти на утреннюю проверку, и поднять пятьсот зэков за десять минут, конечно, нереально, но как писалось на бумаге, которую я когда-то подписал - обязан стойко и бодро переносить все, что упадет на плечи... Хорошо хоть стажер есть - Сашка, с ним управимся быстрее.
- Так, Саш! Сейчас заходим в пятый отряд, быстро делаем подъем и потом разбегаемся, я в седьмой, ты в шестой. Потом встречаемся и делаем контрольный обход. Ясно?
- Понятно, старший!
- Ну, начали.
Забегаем в отряд, лампочек в коридоре нет, темно как попе у афроамериканца, так, где-то здесь пожарный щит с ящиком для песка был. Ба-бах!! Судя по Сашкиному мату, щит слева, значит, выключатель справа. Начинаем...
- Граждане осужденные! Подъем! Встали - выходим в локальный участок! Время пошло! Последние трое отправятся в ШИЗО! Старшина! А ну-ка мухой по отряду! Почему свет не горит?
Проходим по отряду, доходим до «блатной» секции, внутри темно, зэки спят. Пытаюсь найти выключатель на стене, сослепу попадаю в заботливо раскантаченный и оголенный провод. Бдрень! Запах паленой кожи! Ух ты! Да я ж Бэтмен! В темноте вижу! Со злости пинаю шконарь, и споткнувшись об табурет, с матом кидаю его в сторону. Майкл Джордан отдыхает! В полной темноте с двадцати метров попасть табуретом в аквариум надо уметь!
- Маратыч! Че за дела? Там же рыбки были!
- Так, Рашпиль! Я не понял! «Подъем» три минуты назад был! Какого хлора по шконкам валяемся? А ну-ка вылетели все в локалку!
Выходя из секции, цепляю косяк, отвешиваю очередного пинка и под грохот сбитой с петель двери продолжаю орать.
- Отряд! Если через пять минут не наблюдаю в локалке строя, продолжать разбор буду в ШИЗО! Саш, давай по другим отрядам!
- Старший! Ну ты, блин, даешь! Как рука-то?
- Рука? Да нормально... Ожог небольшой, жить будем.
Расходимся по отрядам, захожу в кабинет, закуриваю. В дверь забегает старшина:
- Маратыч! А че за шум в пятом? Ты че в такую рань на работе?
- Тайсон!!! Команда «Подъем» одна на всех! А ну быстро отряд в локалку вывел!
- А че случилось-то, Маратыч?
- Режим случился! Время семь ноль пять! Давай буди отряд!
Тайсон, успев увернуться от брошенного дырокола, скрывается в коридоре, и с криком «Мужики, выходим в локалку строится! Начальник злой пришел, гестапо делает!!!»
Ну, по поводу гестапо (это когда устраивают докапушки до любого косяка с неотвратимым далее наказанием) он, конечно, загнул, но судя по шуму шагов, отряд в реальность угрозы поверил. Так, ну пойдем, посмотрим, что получилось, и Сашку заодно проверим.
Пятый отряд еще тянется, мои уже стоят, а вот в шестом бардак - в локалке человек двадцать всего. Че там у Сашки? Не успеваю дойти до локалки, как вдруг слышу страшный грохот из дверей шестого отряда. Мат, крики зэков, мощный рык Сашки, и понимаю, что в отряд зайти не смогу, так как оттуда живым потоком несутся полуодетые зэки. Принцип домино знаете? А вот Сашка, видимо, не знал, и поэтому после его хорошего пинка двухъярусный шконарь, начав свое падение в одном углу секции подобно костяшкам домино, остановился только в другом.
Время семь десять. Поднимаюсь в дежурку, докладываюсь. Операция «Доброе утро» удалась. После обеда получаем с Сашкой по мешку люлей. Ему мешок, мне как старшему - тележку. Актив - подъем сделали. Пассив - в ШИЗО отправлено двенадцать зэков (а нечего нецензурно с утра выражаться), в медсанчасть - тридцать восемь (Сашка постарался, не успели зэки со шконок вовремя спуститься). За них и получали.
- Вы их там что били, товарищи офицеры? Словами уже не можете? Почему все зэки в объяснениях пишут, что с койки утром упали? - Замполитр с наслаждением развращал нас с Сашкой на ковре.
- Никак нет! Спецсредства и физическую силу не применяли!
- А кто в шестом отряде разгром устроил?
- Не, ну товарищ капитан второго ра... - начинает Сашка, с его неистребимой привычкой к морской специфике офицерских званий.
- Товарищ капитан! Говорите нормальным языком! - Замполитр срывается (и за что он так Сашку не любит? Вы не во флоте!
- Товарищ полковник! - врубаюсь я, - травмы все бытовые, получены осужденными по собственной небрежности. Нужно было шконари скреплять!
- А с вами, старший лейтенант, я отдельно еще поговорю! Что за дебош в пятом отряде? И почему половину секции в ШИЗО водворили!
- Невыполнение команды отбой! Нецензурная брань в адрес руководства колонии! Порча казенного имущества! - как всегда принцип Швейка срабатывает - врубай дурака по-умному и будешь прав!
После вечерней проверки проводим с Сашкой разъяснительную работу в отрядах, объясняя зэкам, что режим неотвратим, и что утренний беспредел будет продолжаться до конца срока каждого.
Уже на воле после работы сидим с Сашкой в кафешке, проводим работу над ошибками. Пить с Сашкой тяжело, вскормленный шилом из материнской груди возле ядерного реактора, он категорически не воспринимает пиво, а водку может пить не закусывая.
- Эх, старший! Ревун бы в отряд поставить!
- Это че такое?
- Классная штука! У нас по авралу от шума даже крысы за борт прыгали!
- Ага, спасибо, Сашка! У тебя сегодня зэки уже попрыгали! Нам с тобой завтра по каждому отписываться придется! (обязательное внутреннее служебное расследование по травмам зэков).
- А мы еще годкам взрывпакеты в кубрик кидали!
- Саш! Ну откуда у нас взрывпакеты? Или ты их с подлодки вместе с торпедой прихватил? Нас же потом прокуратура без масла сожрет!
Сашка, надувшись, ковыряется в салате, а я задумчиво разглядываю стоящего на барной стойке Санта-Клауса под искусственной елкой (скоро-скоро Новый год). Ужаленный алкоголем мозг вдруг просыпается и рождает идиотскую идею. А почему б и нет!
- Сашка, хорош кишкоманить! Слушай сюда!
Утро второе. Шесть сорок пять. Дежурка. Выдергиваю дежурного на балкон, вполголоса объясняю ситуацию, и прошу, если че, не поднимать тревогу раньше времени.
Семь утра! Наиболее сознательные зэки уже поднялись, оделись и вышли в локалку, но большая часть еще дрыхнет по шконкам. Проходим с Сашкой по секциям, в зубах сигареты, в полной тишине нежными голосами объявляем:
- Граждане осужденные! Подъем по отряду! - а в ответ тишина.
- Граждане осужденные! Время пошло! Три, два, один!
Прикуриваем фитили от сигарет, и под шконари щедро разлетаются китайские хлопушки-петарды. Дешево, сердито, действенно!
Уклоняясь от людского потока, выскакиваем в локалку, идем в шестой отряд. Умники! Дверь в отряд закрыта изнутри, и видимо, заклинена багром. Зэки не учли только того, что Сашка с его двухметровым ростом легко достает до форточек, и очередные петарды влетают в секции. Ну, пошумели, и хватит.
- Сашка, отбой! Пошли в отряд, чай попьем!
Сидим в кабинете, пьем купец. Сашка восторженно курит и фонтанирует предложениями в части того, что петарды - это, конечно, круто, но можно че-нить еще придумать!
- Не, Саш! В зоне прессовать долго нельзя! Дальше договариваться будем!
- А зачем?
- А ты что думаешь, нам зэки простят такие побудки?
- Кипешнут что ли?
- Не факт, конечно, но подлянок накидать могут. Думаешь вчера в пятом отряде я случайно провод оголенный поймал? Или то, что сегодня в шестом двери заблокированы были тоже просто так?
- А че могли сделать?
- Да все что угодно....
В кабинет забегает старшина (Тайсон):
- Граждане начальники! Отряд в локалке! Подъем сделан!
- Добро, Тайсон! Что в остальных отрядах?
- Пятый стоит! Шестой почти весь вышел, строятся! Маратыч! А вы че в натуре с калашами в зону зашли?
- Не, Тайсон! С калашами неудобно, нам по «УЗИ» выделили, удобно - и руки свободны и размеры небольшие. Че вообще по зоне?
- Да подъем везде, только в девятый отряд чебурашки побежали.
- Понятно! Так, Тайсон, к двенадцати собрать в кабинете старшин и смотрящих пятого и шестого отрядов, разговоры говорить будем. Саш, пойдем до девятого прогуляемся, может, помощь какая нужна.
В девятом был прободной анус. Было видно, как работают в локалке «гробы» (произв. от ГБР - группы быстрого реагирования), по продолу в дежурку оттаскивали ушатанных зэков, издалека слышен громкий речитатив замполитра. Прикинув член к носу, мы с Сашкой благополучно смотались подальше и поднялись в дежурку.
- Иваныч! (ОД) че стряслось?
- Да вон ответственный пошел подъем контролировать...
- Ну?
- Ведро с водой над косяком подвесили....
- Жесть! И кто ж там такой умный оказался?
- А вон пол-отряда в кармане (задний дворик дежурки) торчат, половина в локалке забор толкает, у них и спроси. Щас еще и Хозяин приедет...
Ближе к двенадцати на насквозь незаконной встрече администрации, актива и блаткомитета, учитывая мое и Сашкино нежелание приезжать в зону к семи утра, было принято соломоново решение: зэки встают самостоятельно без десяти семь и выходят в локалку на перекур. После проверки помещений на предмет отсутствия спящих все заходят обратно. В случае нарушения договора мы с Сашкой продолжаем развлекаться дальше.
Через неделю на очередном оперативном совещании хозяин, подведя итоги операции «Подъем», указал на увеличение числа водворений в ШИЗО, применения спецсредств, бытовых травм среди осужденных, отодрал чересчур ретивых, похвалил нас с Сашкой за нестандартный подход к делу. Окончив свою речь, он внимательно посмотрел на нас и в духе старых партийных вождей заявил:
- Товарищи! Несмотря на хорошие показатели в деле укрепления режима в зоне, нельзя останавливаться на достигнутом! Начальникам отделов! К семнадцати ноль-ноль разработать и доложить план мероприятий по выполнению пункта 2 распорядка дня «7.10-7.25 Зарядка осужденных»!
Зарядка!!! Ой, блин......
З.Ы. Но это уже совсем другая история про Маугли...
Оценка: 1.8531 Историю рассказал(а) тов. xai : 20-10-2009 09:33:38
Обсудить (36)
03-09-2010 16:56:16, тащторанга
Неужто и с дырявыми поручкаются?...
Версия для печати

Дежурная часть

«Я ее посажу...»
(фамилии и имена изменены)

- Рыба, Саня! - констатировал наш водитель и мой напарник по «Козлу» дед Афанасий, шлепнув фишкой по столу. - Продолжаем, товарищи рогатые?
- Сейчас мы отыграемся, - сказал эксперт Шишкин, размешивая домино по столу.
- Конечно, с твоим талантом догоним и перегоним! - ехидно проговорил коллега криминалиста по игре следователь Леша Живцов. - Особенно при счете 9:2, и заметь, не в нашу пользу!
Не успела заходная фишка нового кона упасть на стол, как в комнату отдыха СОГа* зашел оперативный дежурный по УВД:
- Ахтунг! Домино в стол, рога в руки и на выезд. Ножевое в грудь. Мать дома, сына в 67-ю увезли.
Посмотрели на часы. Стрелки показывали 22 часа.
- С бытовухой долго не задержимся, - сообщил я, надевая куртку. - Так что, Шишкин, пусть в тебе тлеет надежда на реванш.
Возле квартиры, где произошло неприятное событие, нас ждал участковый Гриша Разин, вид которого вызывал сочувствие. Держась одной рукой за левую щеку, другой он пытался прикурить сигарету.
- Чё, Гриня, зуб бастует? - посочувствовал я приятелю. - Подойди к Шишкину, у него в чемоданчике половину места занимает его личная аптечка. Вообще-то у этого наглядного «пособия» для студентов медицинских ВУЗов с его хроническими заболеваниями она должна быть размером со стиральную машинку, но анальгин или кетанов в ней точно имеет место быть. Только прежде чем идти к эксперту и слушать от него байки о методах народной медицины в борьбе с зубной болью, поведай-ка мне историю о том, как любящая мама порезала горячо любимого сына.
- В принципе ничего особенного, - корчась от боли, начал Разин. - Нормальная многодетная и интеллигентная семья московских врачей-гомеопатов. После того, как старший сынок отказался помыть за собой посуду и почистить зубки, мать случайно воткнула ему в грудь столовый нож.
- Ты чего несешь? - с недоумением я посмотрел на участкового. - Какие на#уй зубки, какие интеллигенты?
- Нормальные здоровые детские зубы, - констатировал Гриша, двумя руками держась за щеку. - Ребенку 8 лет!!! Короче, поднимайтесь в квартиру, а я пошел в круглосуточную стоматологию. Понятые наверху. Пока.
- О как... - удивился я, и мы двинулись на место происшествия.
Встретил нас хозяин квартиры. Врач одной из клиник столицы. Он был спокоен, лишь немного трясущиеся руки выдавали его психологическое состояние.
- Здравствуйте, оперуполномоченный Селиверстов, а это следователь нашего управления и эксперт-криминалист, - представился я, указывая на своих коллег. - Рассказывайте, что произошло.
- Здравствуйте, меня зовут Геннадий Васильевич Ващин, а это, - мужчина указал на молодую плачущую женщину, сидящую на кухне, - моя жена Светлана Валентиновна. Понимаете...
- Извините, - перебил Ващина следователь, - прошу вас пройти вместе с супругой и нашим сотрудником в другую комнату, а я начну осмотр места происшествия с кухни. Как я понимаю, именно там и произошел инцидент?
- Да, конечно, - засуетился супруг подозреваемой, и мы втроем прошли в большую комнату. Пока следователь Живцов, эксперт Шишкин и, водящие «жалом» понятые, творили протокол осмотра места происшествия, я в ходе беседы установил всю картину произошедшего.
Обыкновенным осенним вечером после ужина супруги Ващины решили провести воспитательную беседу со своим старшим сыном Егором восьми лет от роду на предмет его плохого поведения дома. Дело в том, что у них из кошельков стали пропадать деньги. Так как остальные дети о предназначении дензнаков имеют такое же представление, как папуас о термоядерной реакции (мальчику 2 года, девочке 3 месяца), то естественно, родителям стало ясно, что это их первенец тайно таскает их честно заработанные на поприще медицины деньги. Кроме того, постоянно врет, выкручивается, пререкается с ними и полностью игнорирует все просьбы, родивших его людей о помощи по хозяйству. Ремень и постановку в угол чада супруги считали методами непедагогичными. После сорокаминутной лекции на тему: «Что такое хорошо и что такое плохо» Егор в присвоении денег не сознался, но пообещал вести себя хорошо. Родители, посчитав урок законченным, занялись домашними делами. Новорожденная уже давно видела сны, папа укладывал среднего сына спать, а мама на кухне готовила на завтра обед, шинкуя на столе морковку. Там же Егор доедал кусок торта. Утолив жажду к сладкому, первенец кинул тарелку в раковину и собрался идти к себе в комнату. Однако мама настойчиво попросила чадо помыть тарелку и пойти почистить зубы перед сном. Просьба была проигнорирована словами: «Не хочу, завтра помою».
- Нет, ты помоешь сейчас и отправишься чистить зубы!!!
- Не буду!!!
- Будешь!!! - не отрываясь от резания корнеплода повторила мать.
- Тебе надо - ты и мой. Дура!
- Что!? - возмутилась родительница и резко повернулась, не зная о том, что Егор стоит к ней вплотную.
Кухонный нож, который она держала в руке, вошел ребенку в грудь. Он посмотрел удивленными глазами на мать и заорал: «Ты меня убила!!!» Этого Светлана Валентиновна не слышала - обморок повалил её на пол. На крики прибежал отец. Положил ребенка на кровать, осмотрел и обработал рану, вызвал «скорую помощь» и пошёл приводить в чувство жену. Потом все ясно. Приехали медики, и вызвав милицию, отвезли ребенка в больницу. За все то время, пока глава семейства рассказывал мне о происшедшем, его супруга молчала, уставившись в одну точку. «Уж не тронулась ли умом бедная женщина?» - подумал я, и поблагодарив, отправился на кухню.
- Скажите, Александр Александрович, - остановил меня вопросом Ващин, - а какие жене вещи надо с собой взять? Я соберу...
- Да успокойтесь вы, - махнул я вяло рукой, - лучше за Светланой Валентиновной приглядывайте, а то мало ли что...
На кухне я, Живцов и Шишкин собрали курултай и принялись думать, как быть. Этих родителей было по-человечески жаль.
- Да, за причинение тяжкого вреда по неосторожности, - начал Шишкин, - как ни крути, но срок она получит реальный, хотя и небольшой.
- А с чего ты взял, что там тяжкие телесные? - спросил я.
- Действительно, - поддержал меня Живцов.
- Вот, - Шишкин предъявил на обозрение обыкновенный кухонный нож с тонким лезвием, упакованный, опечатанный и скрепленный подписями понятых. - Видите, где граница кровяного следа? Значит, клинок вошел в тело сантиметров на 5.
- Не факт, - отмахнулся следак. - Надо ехать в больницу.
Мы вышли в коридор и пригласили главу семьи.
- Геннадий Васильевич, мы едим в больницу к вашему сыну, - сказал Живцов. - Поинтересуемся по поводу его состояния здоровья и поговорим с врачами. Вы с супругой оставайтесь дома. Вы врач и сами понимаете, что ее в таком состоянии одну оставлять нельзя. А завтра с утра подходите в следственное управление. Детей есть с кем оставить?
- Да, сейчас теща приедет...
- Всего доброго.
По дороге в больницу мы молчали. О чем каждый из нас думал, объяснять не надо. Дед Афанасий тихо крутил «баранку» и всматривался в ночную дорогу.
В клинике Шишкин остался стоять у закрытого аптечного ларька, рассматривая новинки фармакологии. Мы с Живцовым поднялись в хирургию. В ординаторской нас встретил читавший газету пожилой врач.
- Вы по ножевому у мальчика?
- Ага. Ну что там? Сильно его? Когда из наркоза выйдет?
- Никакого наркоза не было, - спокойно ответил хирург. - Под местной анестезией наложил ему два шва и вколол обезболивающее. Я хотел позвонить родителям, чтобы его забрали, а он слезно просил оставить его здесь, так как дома его хотят убить, разрезать на куски и закопать в песочнице за домом. А сейчас он живет только местью матери. Непростой мальчик. Поверьте, у самого уже внуки. В детях разбираюсь. Чувствую, Егор этот подонком растет.
- А...? - мы тупо переглянулись.
- Бывает такое. Нож кухонный и с заточенным до гибкости тонким лезвием? - спросил медик.
- Да.
- Ну вот. Нож вошел в кожу, встретился с ребром, изогнулся и прошел параллельно ребру под кожей. Если хотите с ним поговорить, то он в рекреации на диване лежит и с медсестрами о своей тяжкой судьбе беседует.
Пройдя в холл, мы увидели полулежащего Егора с личиком ангелочка. Голубые добрые глаза. Розовые щечки. А главное, хорошо поставленная речь восьмилетнего ребенка, душевно и по-детски флиртующего с девицами в белых халатах.
- Здравствуй, Егор, - начал я разговор. - Мы из милиции.
- Здравствуйте. Вы уже арестовали мою мать?
- За что?
- Как за что? - возмутился ангелочек. - Она же хотела меня убить?
- Понимаешь, Егор, - увидев, как кровью налились мои глаза, продолжил беседу Живцов, - никто тебя не хотел убивать. Твои родители тебя очень любят и переживают. Это произошло случайно. Хочешь, мы отвезем тебя домой?
- Нет, каждый должен отвечать за свои поступки. Я ее посажу. Если мать (от авт. - не мама!) хотела убить ребенка, это плохая мать и ее место в тюрьме! Мне нужен адвокат!
- ЧЕГО?! - не выдержал я.
- Саня, иди вниз, - сказал следователь. - Шишкин даст тебе валерьянку.
Через минут пятнадцать вернулся Живцов и лишь тихо прошипел:
- Сучонок, вундеркинд, х#й ему, а не матушку на нары. Жопой, Саня, чувствую, что там легкие телесные. Поехали.
Дело, конечно, возбудили по ст. 115 УК РФ** и вел его, естественно, Живцов. Вдаваться в тонкости предварительного следствия не буду, т.к. в нем участия не принимал, но лишь скажу, что Алексей, «грамотно» побеседовав с родителями малолетнего подонка (простите, но других слов я не нахожу), поставил Егора в такое положение, что ему пришлось пойти на примирение с мамой. Вы спросите, как? Элементарно. Во-первых, заключение судебно-медицинской экспертизы гласило, что у мальчика легкие телесные повреждения. Во-вторых, родители вместе с бабушками и дедушками написали заявление, что отказываются от него и просят милицию направить его в детский дом. Егор, поразмыслив своими хитрыми, но все же детскими мозгами и не найдя союзников ни в лице родственников, ни в лице милиции, «потух».
Когда мать Егора пришла к Живцову за копией постановления о прекращении уголовного преследования, я как раз в его кабинете писал рапорт о проведенных мною мероприятиях по его следственному поручению, но по другому делу.
- Знаете, Светлана Валентиновна, это, конечно же, не моё дело, - ласково, но серьезно начал разговор Алексей. - Но мне, кажется, что вам пора менять методы воспитания детей. С этими словами коллега скосил взгляд на вешалку, на которой висела старая портупея.
- Спасибо вам, - поблагодарила женщина, и проследив за взглядом Живцова, улыбнулась. - Уже изменили. Действует.

PS: Предвижу следующую реакцию, но в обсуждения вступать не буду.
Ну что, сказать, опять менты закон нарушили!
Как можно считать ребенка подонком?
Почему спирта в больнице не выпили? Повод был - нервы на пределе.
Зачем нанесли психологическую травму мальчику, запугав его отправкой в детский дом?
А судмедэксперты свои, наверное? За пузырь сварганили нужное заключение.
Какое право милиция дает советы по воспитанию ребенка его матери?

* - следственно-оперативная группа, находящаяся на суточном дежурстве.
** - умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья.
Оценка: 1.8412 Историю рассказал(а) тов. Важняк : 30-09-2009 12:42:12
Обсудить (267)
05-12-2009 20:19:07, Михалыч (Б)
мимо кассы опять, 115 по жизни была дознавательской статьёй,...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6  
Архив выпусков
Предыдущий месяцОктябрь 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru