Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Флот

Ветеран
Фрол-10 (Заключительная глава)
На перроне Мурманского вокзала стоял старый мичман. Небольшой чемодан меж широко расставленных ног, да картонная коробка с аккуратно прорезанными отверстиями. Вот и весь багаж. Ничто не выдавало в нем главного боцмана сторожевого корабля N.
В чемодане пара тельняшек, бритва с зубной щеткой и полотенцем, десяток пачек папирос «Беломорканал».
А в картонной коробке... . В картонной коробке, как в карцере, свернувшись клубком, лежал корабельный кот Фрол.
Сколько же моряков, игравших ДМБ, он проводил с этого перрона? Сотню? Две сотни? Наверное, гораздо больше. А вот теперь сам играет ДМБ. Старый моряк глубоко затянулся «беломориной», и горько усмехнулся. Не так он собирался оставить службу на Флоте. Он не был тщеславен. И не собирался уходить со службы, но иногда все же представлял, как его торжественно провожают с корабля на заслуженный отдых.
А получилось совсем наоборот. Он провожал свой списанный корабль, уводимый буксиром на разборку. Да, неожиданно появившийся корабельный кот Фрол, вернувшийся с длительной гулянки. Сколько тоски, переходящей в ужас, было в глазах у кота, что боцман на несколько дней ушел в зверский запой. Годами им лелеянный корабль, способный служить еще долгие годы, списали.
В конце концов, боцман взял себя в руки, и оформив соответствующие документы, уезжал на юг. Там у берега Черного моря, в небольшом домике ждала его верная спутница жизни. Как говорил он,- моя старуха.
Фрол ехал с ним. Он, словно понимая всю безысходность, молча влез в коробку и словно впал в транс. Лишь иногда тяжело вздыхая и всхлипывая. Да матерясь по своему, по- кошачьи.
И был долгий путь на юг, сопровождаемый трудностями провоза животных на транспорте. На долгих остановках боцман выносил коробку из вагона, и Фрол несся в кусты для оправления нужды. И так стремглав возвращался обратно, с лету прыгая в коробку. Словно боясь отстать. С грехом пополам доехали. Фрол с интересом осваивался в новой для себя жизни. Цветущие деревья и кусты, цветы, пчелы. Странные птицы, поющие на деревьях. Все было для него в новинку, ведь он многое видел впервые.
Прошло несколько лет.
Старый боцман занимался хозяйством. Дом, есть дом. То крышу отремонтировать, то крыльцо, то забор, то огород вскопать, то подкрасить что-нибудь. Работы не меньше, чем корабле.
Фрол тоже не сидел без дела. Переловив мышей и крыс в доме, он занялся соседскими котами. Ни один кот не смел переступить границу двора. Они стали бояться Фрола больше, чем собак.
Часто по вечерам, боцман и Фрол выходили на берег моря. И сидя на огромном замшелом валуне, подолгу всматривались в морскую даль, Словно ожидая, что на горизонте появится их родной корабль. Ветерок с моря слабо шевелил седые волосы старого боцмана, и играл рыжей с проседью шерстью корабельного кота Фрола. Заходящее солнце отбрасывало длинные причудливые тени их сидящих фигур.
Корабль не появлялся. Да, и не появится. Распилен, расчленен, переплавлен на иглы их любимый сторожевик N.
-Идем, Фрол, домой,- негромко говорил боцман.
И они шли по самой кромке воды, оставляя на мокром песке следы. Боцман в тельняшке, опирающийся на суковатую палку, и прихрамывающий рыжий в полоску кот.
В тот вечер, вернувшись в дом с обхода своих территорий. Фрол увидел сидящего за столом с боцманом незнакомого человека. Он остановился в нерешительности на пороге, пытаясь рассмотреть его. К боцману иногда заезжали сослуживцы. Матросы, офицеры. Многие знали Фрола, знали, что он живет у боцмана, и старались привезти ему какой-нибудь деликатес. Этого с одной звездой на погонах с красной полосой он видел здесь впервые. Но было в этом человеке что то очень знакомое.
Офицер повернулся к двери, и медленно поднялся со стула.
- Фрол! Фролушка!
Стул опрокинулся, глухо стукнувшись о пол.
Длинный прыжок от порога, и в следующий миг Фрол был на груди майора медицинской службы.
ПОНОМАРЕНКО!
Фрол почти обхватив его за шею, громко заурчал, вдыхая знакомый, но почти забытый запах.
Пономаренко, бережно поддерживая кота, нежно гладил его по спине. Глаза блестели от навернувшейся слезы.
Почти неделю он гостил у боцмана. И Фрол не отходил от него. Но вот и прощание. Подняты бокалы.
-За тех, кто в море!
И выпито на посошок. А прощальное рукопожатие на перроне затянулось. Замялся что- то Пономаренко.
-Фрол! Поедешь со мной?
Тело кота подалось ему навстречу....
Но тяжело вздохнув, Фрол подошел к боцману, и сел у его ног.
-Я еще приеду!- крикнул Пономаренко, запрыгивая на подножку тронувшегося поезда.
-До свидания, боцман! До свидания Фрол!- потонуло в гудке тепловоза.
Провожающие с интересом смотрели на эту пару. Человека и кота.
-Пошли, Фрол.
Кот с трудом запрыгнул на плечо боцману, тот согнулся. Фрол спрыгнул на перрон, и они не спеша побрели домой. К старухе. Боцман, тяжело опирающийся на палку, и прихрамывающий рыжий кот по имени Фрол. Старый моряк и старый корабельный кот.
Оценка: 1.7734 Историю рассказал(а) тов. Станислав Солонцев : 20-10-2013 09:10:58
Обсудить (6)
13-12-2013 01:45:47, Notsaint
Слава КЗ однозначно!...
Версия для печати

Военная мудрость

Вывод ГСВГ-ЗГВ. Техника.

Начало зимы 1990 года. Станция Беслан. Конечная станция нашего эшелона, доставившего некоторую часть техники и личного состава инженерно-саперного батальона из Западной Европы на Северный Кавказ. Разгружаемся, раскрепляем технику и сгоняем ее с железнодорожных платформ на грешную землю.
Вот угораздило механа ИПээРа (инженерный подводный разведчик, кракозябра на базе БМП-1) на крутом развороте поймать пару ненужных камней на беговые дорожки гусениц, разулся ИПээР одной гусеницей, и скинул ее, аки лапти. "Шингисов, етит тебя и разъетит, какого хрена... и так далее..." Руганью делу не поможешь, надо переобуваться. Расстыковали и расстелили гусеницу, завели ее на поддерживающие ролики и звездочку, начали винтовыми стяжками состыковывать "хвосты", и тут выяснилось, что гусеницы неизношенные, стянуть их проблемно и у Шингисова силенок не хватает. Призванный на помощь самый здоровый из механиков-водителей Ванька Серых (бицепсы - как у меня торс) попытался ему помочь, поработал ключом и доложил, что сейчас зацепы у стяжек разогнутся и слетят, а стяжки-то последние, других нет...
И не хватает-то сантиметра всего, чтобы эти несчастные траки состыковать. Гусеница натянута как струна, подпираемая торсионами. И тут ротного осенило: "Рота, ко мне!". Собрал всех (28 вместе с офицерами), загнал на ИПР, и эти две тонны живого веса догрузили 17-тонную машину со стороны стягиваемой гусеницы ровно настолько, чтобы торсионы поджались и позволили докрутить стяжки на сантиметр, надеть и закрепить "серьги" на концевики пальцев. ИПР взревел тремя сотнями лошадиных сил и занял место в колонне. Местные аборигены, издалека наблюдавшие за этой картиной, только покачали головами, пытаясь расшифровать столь загадочный технологический процесс...
А механик-водитель ИРМ-ки (машина инженерной разведки, тоже на базе БМП-1) гвардии рядовой Лёвин в эшелоне умудрился разбить в клочья свои единственные многоминусовые очки и стал различать только контуры и тени, и то в трех метрах. Машину его с платформы согнали, но в колонне ее вести было некому. МЕханов на выводе не хватало катастрофически, все офицеры роты тоже были расписаны по машинам (Леха-командир разведывательно-водолазного взвода сидел за рычагами ПТС-М N 388, я-командир первого переправочно-десантного взвода рулил на ПТС-М N 291, прапорюга-старший техник роты Иваныч был приписан к ГСП N 17 и т.д.). Замполит нашей роты Сергей был "ссыльным" (за противоречия с верхним начальством его за год до вывода сбросили с должности парторга разведбата на замполита роты нашего инженерно-саперного батальона), имел в прошлом корочки механика-водителя БМП, но нашу инженерную технику изучить не успел и не очень-то ей доверял, а потому предложил альтернативный вариант: посадил Лёвина за рычаги, сам сел на люк сверху, свесив ноги вниз, и взял Лёвина за "уши" шлемофона. Минут пять они ползали, а потом носились по пустырю, и очень быстро обрели друг друга. Лёвин сноровисто управлялся с рычагами, а глаза ему заменял Серега. Поворачивая его башку вправо-влево, он приноровился через Лёвины голову и руки поворачивать машину когда надо и куда надо, а трогаться и сбрасывать скорость они договорились двигом головы вперед и назад. Экстренное торможение (если мне не изменяет память), включалось вдавливанием головы в Лёвины плечи...

Продолжение следует.
Оценка: 1.5987 Мудростью поделился тов. Нойруппин : 14-10-2013 00:38:12
Обсудить (18)
21-10-2013 03:52:22, Михалыч (Б)
самое надёжное средство обнаружения мин- двойной запуск УР 7...
Версия для печати

Остальные

Бдительность - наше оружие! (шершавый язык советского плаката).
Время действия конец 70-х годов прошлого века. Павел А. был младшим сыном генерала. И если его старший брат все-таки, несмотря на активное противодействие их матери пошел по «военной дорожке», правда не в командное, а в инженерное ВУ, то младший с материнским вердиктом «не отдам!» был отправлен на учебу из крупного, но все-таки далекого гранизона в один из технических московских вузов. Но от судьбы не уйдешь, тем более, что к моменту окончания вуза А.-старший стал уже не просто генералом, а генералом «большезвездным», одним из замов одного из Главкомов. И отправила судьба-злодейка служить А.-младшего в один из подмосковных военных НИИ, а что? ВУС - позволял! Сначала на 2 года, ну а уж потом и на оставшиеся 23. Павел искренне, что называется с младых лейтенантских ногтей, считал себя военной косточкой, строевиком, уставником и вообще образцово-показательным офицером, что не мешало впрочем ему быть хорошим товарищем, не кичившимся своим высокопоставленным папой, а вызывало у сослуживцев только легкую иронию. Обычно по понедельникам в НИИ проводились «большие» построения, на которых командование доводило свои мысли и чувства, а также вышестоящие распоряжения до всего л/с. Одно из построений закончилось необычно. «Старший лейтенант А., выйти из строя!» - скомандовал начальник института. «Есть выйти из строя!» - звонко проорал Павел и, рубя ботинками асфальт, предстал пред очи, развернувшись затем лицом к очнувшемуся от стоячей спячки народу. Начальник кивнул своему первому заму и тот довел до л/с краткое содержание письма, подписанное начальником Управления военной контрразведки МВО, в котором перед командованием института ходатайствовали о поощрении ст. л-та А. Павла Александровича за проявленную им бдительность. После стандартной процедуры: «Объявляю... благодарность. Служу... Встать в... Есть!» л/c , был распущен. Недоумевающий Павел под подколки сослуживцев по управлению и отделу только-только успел добраться до своего рабочего места, как зазвонил местный телефон. «Ст. л-т А., слушаю, - привычно ответил Паша, - Павел Александрович, - вкрадчиво замурлыкала трубка, - Вас беспокоит старший оперуполномоченный особого отдела м-р Н. Не могли бы Вы зайти ко мне? В штабе, 29 комната, на втором этаже в левом крыле, за финчастью. Жду.» За дверью неприметной комнаты 29 открывался темный коридор, в котором его уже ждал ничем не примечательный человек в темно-сером гражданском костюме. «Проходите, Павел Александрович», - человек открыл одну из нескольких дверей, выходивших в коридор, пропуская Пашу вперед. В небольшом кабинете прямо рядом со столом весел на вешалке весь комплект майорской военной формы. Так вот ты какой... северный олень... Присаживайтесь, чай? Кофе? Печенье? Баранки? Угощайтесь. Индийский чай и бразильский растворимый кофе подозрительно смахивали на аналогичные продукты из еженедельного папиного генеральского «заказа». «Павел Александрович, а Вы не припоминаете событий, случившихся такого вот числа такого месяца? Когда Вы были в местной командировке, в Москве, а по дороге домой зашли в Центральный военторг?» - дружелюбно вопросил контрик. И тут Павел вспомнил все! В тот день, почти три месяца назад, начальник отдела вызвал его к себе: «Паш, ты ж ведь у нас москвич? Зайди в экспедицию забери письмо в НТК (научно-технический комитет, были во всех видах ВС, окончательно разгромлены при Табуреткине), надо срочно передать и заедешь еще в академию, поторопишь их с отчетом по НИР, заодно и свои вопросы по адъюнктуре порешаешь (Павел собирался поступать). Пропуска я тебе заказал. Ну, а потом по личному плану. Давай, быстрее, пока не начался перерыв у электричек». Быстренько решив все дела и плотно пообщавшись на кафедре, на которую собирался поступать, Паша решил по пути домой заскочить в Центральный военторг на Калининском проспекте. Ведь он был еще немного что-ли... и... «военный пижон». Однако в военторге Пашино внимание привлекли не военные акссесуары, а два человека гражданской наружности, которые перед прилавком со всевозможной воинской атрибутикой спорили между собой громким шепотом о том, какого цвета должны быть петлицы под «эти» эмблемы и какого цвета дожны быть полоски на погонах. Рядом вдруг нарисовался патрульный милиционер. «Товарищ сержант! Проверьте документы у этих двух. Они подозрительно себя ведут!» - Павел настойчиво зашептал стражу порядка на ухо. Тот попытался, но был просто откровенно послан этими двумя. В сержанте взыграли амбиции, на помощь к нему пришел Павел, несколько сознательных покупателей и случайно оказавшийся рядом милицейский патруль. Подозрительных скрутили и доставили в отделение. Паша вспомнил, что он все подробно описал дежурному по отделению и даже подписывал что-то.... «Да, ...припоминаю...», - ответил он на вопрос особиста. «А лица этих, ну подозрительных, Вы хорошо запомнили? Точно хорошо?» - наседал особист. «А в чем, собственно дело?» - взъерошился, уже преодолевший первоначальную робость, Павел. «Дело в том, что эти двое, как бы так сказать, некоторым образом мои коллеги... А Вы мало того, что их расшифровали, да еще и в милицию сдали... А для людей нашей професссии, попасть в милицию - это... Вообщем получили они, эти двое так, что мама не горюй... Поэтому я Вас, Павел Александрович, настоятельно заклинаю и прошу, если, вдруг, паче чаяния, Вы когда-нибудь увидите этих двоих или кого-то одного из них, то разворачивайтесь, переходите на другую сторону улицы и бегите, бегите, бегите...И боюсь, что, если, упаси Боже, они Вас узнают, то Вам не поможет даже... и даже я... Уж очень они на Вас злы... Вот, что я собственно хотел Вам сказать. А что проявили высокую блительность, так это молодец! Так и держать!» - на высокой патетической ноте закончил особист.
Оценка: 1.5024 Историю рассказал(а) тов. alexl : 02-10-2013 18:56:12
Обсудить (31)
15-10-2013 13:53:33, BASS
Я маршальские изначально хотел, но не продавались, пришл...
Версия для печати

Армия

КАК ПОДГОТОВИТЬ СНАЙПЕРА

Командир первой роты специального назначения 24-й бригады капитан Саня Савеловский по прозвищу "Тайсон" решил заняться подготовкой двух снайперов, которые числились в его роте.
Рота Савеловского через три месяца должна была войти в состав отряда специального назначения, который сейчас работал в чеченских горах где-то в районе Дарго. Ротному по понятным причинам не хотелось брать с собой не подготовленных бойцов, а потому к подготовке снайперской пары он подошел весьма основательно.
Первым делом он построил этих двух срочников - рядового Малышкина по прозвищу Малец и ефрейтора Зотова, которого все называли просто - Тормоз. Внешний вид Мальца и Тормоза радости не вызывал, а продемонстрированное ими оружие повергло Савеловского в тихое помешательство. Винтовки не чистились с прошлых стрельб, и на немой вопрос капитана, Тормоз резво ответил:
-А зачем их чистить? Все равно завтра снова на полигон побежим...
-Может, тогда и жрать не надо? - спросил капитан Савеловский.
-Почему? - спросил Тормоз.
-Так все равно вываливать...
Бойцы не нашли что сказать и только послушно дожидались дальнейших распоряжений. Саня первым делом приказал почистить оружие и доложить о выполнении через полчаса. Пока бойчины чистили вверенное им оружие, Саня успел разок сыграть с капитаном Димкой Луниным в нарды. В процессе игры было выпито четыре бутылки пива и съедено триста грамм сушеного кальмара. Лунин, недавно вернувшийся из командировки в Чечню, ждал сейчас перевода в Подмосковье в центр специального назначения, приказ на перевод уже был подписан, а потому капитан службой особо уже не утруждался. Впрочем, если про пиво, то это было обыденным делом.
Когда Малец и Тормоз приволокли почищенные стволы, Саня уже светился розовощекостью и вниманием.
-Показывайте!
Бойцы показали свои винтовки. Они были почищены недостаточно тщательно, и разведчики-снайперы тут же были отправлены на перечистку. Когда же наконец Савеловский признал чистку достаточной, началось время получения теоретических знаний.
-Настоящий снайпер должен уметь хорошо маскироваться, и самое главное - уметь длительное время находиться в неподвижном положении. Сейчас будем познавать данное утверждение на практике!
Малец и Тормоз хлопали глазами, пытаясь понять, что сейчас удумает Савеловский. Тот принес из каптерки моток ниток и канцелярские кнопки. Приказал:
-Положение для стрельбы лежа принять!
Разведчики легли прямо на пол казармы, после чего Саня принялся привязывать их нитками к кнопкам, воткнутым в деревянный пол. Вскоре оба разведчика были привязаны к полу как Гулливер лилипутами. После этого Савеловский изрек:
-Хоть одна нитка порвется - сгною на плацу. Вы меня знаете.
После чего вместе с Луниным направился из части в расположенную неподалеку забегаловку. Там они приняли на грудь еще по два литра пива.
В это время вокруг Гулливеров собралась толпа сослуживцев, которые ничего подобного прежде не видели. Всем было интересно, зачем это так привязали двух бойцов. Привязанные умоляли не трогать нитки. Потом подразделения ушли на вечерний развод и ужин. Снайпера продолжали лежать.
После ужина в роте наконец-то появился изрядно поднабравшийся Саня Савеловский. Увидев своих снайперов в первозданном виде, Саня удовлетворенно хмыкнул, и сказал:
-Ладно, вставайте...
Разведчики встали, снимая с себя нитки.
-Молодцы... - похвалил их капитан. - Задание на ночь: к утру сделать себе по лохматому маскхалату. Из чего хотите, из того и делайте. А сейчас бегом в столовую - там вам оставили пожрать...

Утром на разводе Саня вырвал из рук продскладовских прапоров своих снайперов, привел их в казарму:
-Показывайте!
Бойцы по честному всю ночь мастерили себе из всякого тряпья "лохматый камуфляж" и в итоге получилось нечто подобное изначально заявленному. Савеловский почесал затылок - можно конечно и лучше, но на безрыбье и рак рыба.
-Сойдет. Теперь снова потренируем статику. Положение для стрельбы лежа принять!
Бойцы до обеда пролежали обтянутые нитками. Вечером Савеловский поставил им боевую задачу:
-Завтра, с самого утра, на участке дороги от ДОСов до части падаете в засаду так, что бы я вас не смог увидеть. Как только я пройду мимо вас и не увижу ваши тела, вы меня окрикиваете, оставаясь замаскированными. Я подхожу и пытаюсь вас разглядеть. На завтра ваша задача - замаскироваться так, что бы я вас не увидел при беглом осмотре. Ясно?
-Так точно, - в голос ответили разведчики.

С утра они залегли на обочине дороги, накрывшись своими маскхалатами, мусором и другим придорожным хламом. Саня нашел их с первого взгляда.
-Я вас вижу. Тормоз вставай!
Разведчик встал из канавы.
-Малец, ты тоже вставай! - Саня сделал еще пару шагов и увидел второго.
Бойцы повесили головы. По дороге в часть ротный объяснял им их ошибки:
-Вы легли в чистом месте, нашли, где грязи нет... кто ж так делает? Хотите замаскироваться - найдите такое место, которое изначально противно глазу. На которое просто не хочется смотреть... ясно?
-Угу... - мычали разведчики.
-Место должно быть такое, что бы ни у кого в голове не возникло мысли, что там может сидеть человек! Понятно?
-Понятно... - кивнул Малец. - Но, товарищ капитан, это вы нас заметили, а вот наши тетки, из отряда спецрадиосвязи тут только что шли, они нас не заметили...
-Да? - оживился Саня. - И что, вообще не заметили?
-Вообще! - подтвердил Тормоз. - Они рассказывали, как ходили от мужей "налево"...
-Ну-ка! Подробнее!
-Да чего подробнее... мы же не все слышали... так, урывками...
-И что они говорили?
-Ну, та, что со светлыми волосами, рассказывала второй, как она и какая-то Люда, гуляли в городе с ее друзьями, а потом поехали в гостиницу... налево...
-Значит, светловолосая и Людка... - задумчиво протянул Савеловский, - Знаю я их... спасибо, пацаны... за информацию...

Утром Савеловский снова нашел разведчиков, но в этот раз уровень маскировки несоизмеримо вырос по сравнению с предыдущим днем.
-Товарищ капитан, а сегодня наш фельдшер, прапорщица Покровская рассказывала телефонистке с узла связи о том, что у жены майора Петрова недавно был залет, и она помогала ей в госпитале сделать аборт, пока муж из Чечни не вернулся...
-И вы все это слышали?
-Так утром тихо вокруг... далеко слышно... ну, и они же нас не видели...

На следующее утро Саня своих разведчиков не нашел. Они его окрикнули возле автобусной остановки, где лежали под слоем окурков и другого мусора. Выглядели разведчики не очень.
-Что случилось? - спросил Савеловский.
-Товарищ капитан... тут такое дело...
-Что?
-Тут две бабы трепались...
-Ну!
-Одна, наверное, ваша подружайка...
-Что?
-Короче... говорит, что вы ее в постели не очень удовлетворяете... а вот капитан Лунин... даже когда нажрется... герой...

*****

На следующее утро практические тренировки у дороги были отменены, так как, по мнению командира роты, снайперская пара уже в совершенстве освоила способы и приемы маскировки...
Оценка: 1.4772 Историю рассказал(а) тов. DL : 12-10-2013 02:49:31
Обсудить (12)
14-10-2013 19:54:08, Полицейский
Там обычная мотострелковая бригада. Спецназеры сидят в д...
Версия для печати

Флот

Байки "паркетного" крейсера 80 или "Полярники"

- Ой, ну чего интересного на вашем Севере может быть? - вызывающе заявила брюнетка Ольга, явно главная из двух подруг, к которым за столик в баре только что напросились приятели-группманы с «паркетного» крейсера - разведчик Андрей и ракетчик Александр.
Друзья переглянулись. Разговор складывался далеко не благоприятным образом. Узнав, что два коротко стриженных парня в кожаных куртках оказались офицерами Северного Флота, девушки вместо желаемого благоговения перед защитниками северных рубежей Отечества проявляли самое настоящее пренебрежение. Больше того, они уже начали поглядывать в сторону стойки бара, где восседала троица точно таких же крепких парней в кожанках и с короткими стрижками. Но судя по доносившимся изредка от стойки словам «разборка...», «тёрка...», «понятия...», это и были настоящие герои нашего времени (середина 90-х - прим. Автора) - честные питерские бандиты.
- Заполярье - такого же нигде больше не увидишь, - попытался возразить Андрей, - Экзотика!
- Да какая там экзотика? Чего там необычного, кроме разве что холода? - жарко подключилась шатенка Анна, - Можно подумать, вы там как Санта-Клаусы на работу на оленях ездите!
- На службу! - автоматически поправил Андрей. В прошлом году он случайно попал в Мурманске на «Праздник Севера», где действительно полюбовался на северных оленей, и теперь начал прикидывать, как бы позавлекательнее рассказать об этом событии. Но в разговор уже меланхолично вмешался Александр:
- Нет, не на оленях, конечно... - и чуть погодя так же спокойно продолжил, - На оленях на службу только начальство ездит.
Теперь переглянулись девушки.
- В смысле - начальство? - решилась уточнить Ольга.
- От командира корабля и выше. - с готовностью подхватил Андрей.
- А остальные - на собаках! - припечатал Александр.
- Но на самом-то деле на собаках даже лучше, - успокоил Андрей.
- Дешевле обходятся, что ли? - недоверчиво фыркнула Ольга.
- Наоборот, оленю на зиму копны сена хватает, если сарай есть - вообще без проблем, - пустился в финансовые подсчеты Андрей, - А для упряжки пару бочек рыбы на балконе приходится держать. Рыба дороже стоит.
- Просто - медведи! - поспешил ответить на незаданный вопрос Александр.
- Да чего вы нам заливаете! Какие ещё медведи? - возмутилась Анна.
- Белые, - излучая само простодушие, спокойно уточнил Александр. И перешёл в наступление, - Знаешь, как белые медведи охотятся?
- Лапой чёрный нос прикрывают, подползают по льду и потом набрасываются, - проявила неожиданное знание шедевров советской мультипликации Анна.
- Ерунда полная! - безапелляционно отмёл ответ Андрей, - В зоопарке когда-нибудь белого медведя видела? Когтищи у него, обратила внимание, какие? Как у крота!
От неожиданного вывода разведчика Александр, прихлебывавший пиво, чуть не подавился, но с готовностью продолжил:
- Это чтобы в снегу ходы рыть. У нас на Севере сугробов наметает - выше головы! Вот медведи под снегом к самой дороге и подбираются. Собаки медведя на раз чуют и оббегают. А олень - он дурак, прямо в лапы медведю идёт. Командирам кораблей - оленеводы с собакой положены. А кто без оленевода, сам на олене едет - законная добыча медведя.
- Пара случаев в год! - подтвердил Андрей.
- Но, может быть, мы уже рассчитаемся и в более эээ... уютное место переберёмся? - предложил Александр и уверенно пообещал, - Мы там вам ещё про Север расскажем!
Оценка: 1.4177 Историю рассказал(а) тов. КомДив : 19-10-2013 12:00:36
Обсудить (3)
27-10-2013 21:14:22, BigMaximum
О, про этих полярных лисособак я тебе могу много рассказ...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3  
Архив выпусков
Предыдущий месяцОктябрь 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
переезд квартиры недорого mandrmoving.ru
любое остекление балконов