Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Авиация

Ветеран
Понедельник. 18 часов 30 минут. Осень 20....г.
Аэродром «Грозный-Северный»

- «Эрмитаж» 132-му выключение на стоянке по готовности».
- «132-й по готовности выключайтесь».
- «Принял, 132-й».
Дуничкин устало откидывается на спинку сидения и закрывает глаза.
- Время. Выключаем? - спрашивает Дубцов и берется руками за краны останова двигателей.
- Давай... - говорит Виктор, не открывая глаз. Бортач закрывает краны. Двигатели останавливаются, несущий винт начинает замедлять движение, лопасти постепенно опускаться, и борттехник начинает притормаживать винт.
- Рано еще, не спеши - все так же не открывая глаз, говорит Дуничкин бортачу. - Не слышишь, что ли...
Игорь опускает тормоз немного вниз.
- Левый 55, правый 58, - говорит Чухинцев, останавливая секундомер после замера выбега ротора турбокомпрессоров. - Игорь, тебе записать или запомнишь?
- Запомню. - Дубцов опять приподнимает тормоз, и винт нехотя останавливается. Лопасти устало опускаются. Подъезжает топливозаправщик. Группа наземного обеспечения подтягивается к борту.
- Ну что, на сегодня все, что ли?- спрашивает правак, и с большим удовольствием зажмурясь, потягивается. - У-у-у-у... Всю жопу отсидел, блин...
- Че-то да, многовато сегодня, кстати, сколько? - Дуничкин открывает глаза и тоже потягивается: - У-у-у-у-уммм...
- Та-а-ак... Итого за сегодня... Итого... м-м-м-м... - Алексей листает свой блокнот и, чиркая на НПЛ главным оружием любого штурмана - карандашом, сообщает:
- Итак, господа, за сегодня у нас 21 полет, 4 часа 28 минут, 36 человек пассажиров, два «трехсотых», один «двухсотый», груз не считал. Примерно килограмм 200. Вот такой букет на сейчас. Ну что, по пивасику?
- Никаких пивасиков. Походу мы сегодня ночью дежурим. Виталич вчера еще нас поставить хотел, но мы так вчера отличились, что...
Бортач поставил трап и уже переругивался с АО-шниками, радистами и вооруженниками, успевая одновременно открывать капоты и заправлять вертолет:
- Вить, сколько льем?- сидя на ферме, спрашивает Игорь у выходящих летчиков.
- Давай до 4000 пока. Если что, дольем потом. А то походу дежурим сегодня. Может, дернут куда, все легче будем. - Дуничкин расписывается в журнале и отдает его технарям. - Саня, мы там сегодня малость обороты потеряли, ты шибко не акцентируй, ладно? - обращаясь к подошедшему объективщику (специалисту группы объективного контроля, который проявляет пленки системы САРПП-12ДМ и анализирует параметры полета.)
- О, а че было? - объективщик подходит к Дуничкину и без спроса вытягивает у него из пачки сигарету.
- Да Леха вон на площадку учился заходить.- Виктор убирает сигареты в карман. - Оружие не забудьте! Леха, чехлы на ПВД не забудь, и пошли на доклад. Виталич вон уже машет.

Понедельник. 21 час 00 минут. Осень 20....г.
Аэродром «Грозный-Северный» Комната экипажей Ми-8

Вечер закончившегося трудового дня летчиков банален и неинтересен. После ужина, который не отличается разнообразием предлагаемых блюд, но который, надо отдать должное нашим женщинам-поварам, приготовлен был очень даже неплохо, пилоты занимаются, что называется, «по плану». В основном, конечно, спят. Адреналин дня дает о себе знать, и большинство, приняв дежурную рюмку «Легионера» (водка «Легионер» - по 0.5 или 0.7 в прикольных треугольных бутылках. Кстати, по марке преобритаемой в Моздоке и потребляемой на всей остальной территории нашей Родины водки можно запросто вычислить, как минимум, год участия в БД.) основная масса «ПаЙлоТов» бессовестно хрючит, завернувшись в спальник. Кто-то кидает кубики в нарды, кто-то тупо пялится в экран привезенного с собой в командировку телевизора, ну а кто-то продолжает драться с «Легионером», прикрываясь штурманскими портфелями и прочей лабудой.

Леха Чухинцев, сидя за столом, подбивает итоги трудового дня, с завистью косясь на коллег, которые неторопливо уничтожая очередного «Преторианца», закусывая «победу» припасенным на всю командировку сальцом. (Правак каждого экипажа перед командировкой готовит на весь свой экипаж запас «мяса белого медведя». Как известно, правый летчик в командировках отвечает за три «Ж»: «Жилье», «Жратва» и «Женщины». С первым и последним «Ж» в данном случае все понятно, а вот с третьим... Каждый солит (коптит и пр.) по своему особенному рецепту. Естественно, присутствует обмен опытом и продуктом между коллегами. Иногда такое доводилось пробовать!!!!)
Дуничкин заходит в «камеру» и, видя тоскливый взгляд правака, устремленный в сторону своих собратьев:
- Алексей, ты слюни-то подбери, а то наступишь, споткнешься и упадешь. - Садится за стол рядом с штурманом.- Ты все за вчера подбил?
- Да. Вроде нормально все. А чё?
- Короче, по вчерашним нашим приключениям. Виталич сказал, что пока ничего непонятно. То ли наградят, то ли посадят.
- Вот, блин, удивил... Все как всегда. Наказание невиновных и награждение непричастных. Ничего нового. В конце командировки запишут одно поощрение в виде одного ненаказания. - Чухинцев, склоняясь над «двушкой» (карта масштаба 1:200 000), что-то увлеченно стирает ластиком. - Вить, да хер с ними со всеми, пусть магнитофон слушают, САРПП смотрят, там все равно криминала никакого нет. - Опять смотрит в сторону «Колизея» - Командир, может, по «писярику» для снятия стресса?..
- Я ж сказал, МЫ СЕГОДНЯ Д-Е-Ж-У-Р-И-М. Все. Вопрос закрыт. И так уже отличились. Алексей, сегодня НИ ГРАММА! Понял? И Игорю передай. Кстати, где наш «Буратино» ходит?..
Открывается дверь и входит Дубов. В руках две упаковки по 6 полторашек пива. Под каждой подмышкой по ДВА ЛЕЩА. Запах свежей копченой рыбы мгновенно заполняет пространство комнаты. В «камере» мгновенно устанавливается тишина, нарушаемая только негромким бубнением телевизора и похрапыванием спящих пилотов.
- Игорь... Это что?.. - Дуничкин дрожащим пальцем показывает на принесенный бортачем «бакшиш».
- Это нам вчерашние «Рексы» презентовали. Счас ихние траверзом проезжали мимо. Через ДСЧ передали. Это я удачно на стоянке задержался, да, командир?! - Дубцов кладет истекающую янтарным жиром рыбу на стол. Чухинцев, за малым успев прикрыть своим телом полетную карту и пуская слезы умеления :
- Ну че, все-таки по пивасику а, командир? Ну как, братва, поддерживаете?
Братва, естественно, не могла отнестись наплевательски к столь широкому проявлению щедрости экипажа Дуничкина, и под восторженное уханье, чмоканье, подпрыгивания и приседания, больше присущее семейству приматов, нежели бравым покорителям пятого океана, начали накрывать поляну.
- И-ххоррек...Ты подонок и негодяй... - захлебываясь слюнями, Витя дрожащей рукой успевает схватить одного ЛЕЩА и, прижав его к груди, пятится к стенке. Насупающие на него леДчики с горящими от возбуждения глазами и вытянутыми в сторону Дуничкина ножами, скальпелями и прочим холодным оружием пытаются отнять законный трофей майора. - «Дерево», сволочь, мы ж дежурим сегодня...
Друзья, вы видели глаза кота в «Шрэке»? Глаза бортового техника стали раза в три грустнее и печальнее.
- Вот же бл....дь какая... - ни к кому особо не обращаясь, огорчается Дубцов и опускается на стоящую рядом табуретку.
Пилоты, вдавив бедного майора в стенку :
- Витю-ю-ша, отда-а-ай рыбоньку, обещаем, мы ее не больно зарежем.
- Мы вам тоже, наверное, может быть, что-нибудь оставим.
Загипнотизировав Дуничкина и отобрав «чешуйчатую жертву» у майора, группа «упырей в погонах», уже предвкушая трапезу, жужжа, толкаясь и шипя друг на друга, рассаживается за стол, звеня кружками и стаканами.
- А ну замерли ВСЕ!!! - Вопль правака Чухинцева подобен возгласу экзорсиста. В помещении мгновенно наступает тишина. - Данной мне штурманом полка властью над картами и сборниками, во имя карандаша и транспортира, я клянусь на РЛЭ Ми-8МТВ, что сегодня НИКТО ИЗ ВАС НЕ ВЫЙДЕТ ИЗ СУМРАКА!!!
В камере наступает коматоз...
Алексей, взяв со стола отобранный у Дуничкина трофей, идет к выходу, стараясь не наступать на выпавшие от удивления челюсти коллег по цеху. Проходя мимо оцепеневшего за компанию со всеми бортача, Чухинцев цепляет в довесок две полтарашки пива:
- Че расселся, чучело, пошли, борт откроешь, а то эти вурдалаки счас не только пиво выпьют... Завтра свою законную долю поделим.
Хлопнувшая входная дверь выводит из оцепенения ЛеДчиков:
- Витя.., а мы не поняли... И шо Ето было такое?..
Дуничкин хмыкнув и пожав плечами надевает шевретку и выскальзывает вслед за своим экипажем.
- Ну че мужики, понеслась душа в рай?....
- Разливай!!!....
- Виталича позвать не забудьте!...


Уже вторник. 03 час 25 минут. Осень 20....г.
Аэродром «Грозный-Северный»

Протитвный лязгающий звонок ТА-57 вырывает оперативного из лап Морфея и бьет по голове фактом присутствия командировочного бытия. Та длинноногая блондинка с чувственно-порочным ртом, которую оперативный созерцал в компьютере оказывается просто сном.... Вот сука.....
- Майор Макаров. Слушаю.
- Владимир Андреевич не доброй, к сожалению, ночи тебе. Срочно поднимай дежурный экипаж. Санрейс. Кстати кто сегодня?
- Дуничкин товарищ командир.- Остатки сна мгновенно улетучиваются.
- Опять Дуничкин.... Да уж.... Если бы покойник сходил с бубей ,было бы еще хуже... Ладно, Давай его срочно к трубке. И готовь резервный экипаж.
- Есть товарищ командир!- Макаров убегает к летчикам.

Дуничкина мучили кошмары. Копченые лещи плыли по Дону, выпрыгивая из воды как дельфины и бликуя на солнце желтой, крупной чешуей. Блики были очень сильными и попадали прямо в глаза гребущему из последних сил майору. Самый жирный лещ подпрыгнув выше всех залетает в лодку к Дуничкину и сшибает его на спину:
- Виктор просыпайся давай!- Говорит Лещ и холодными плавниками отдающими запахом сигарет хлопает майора по щекам.
Дуничкин в ужасе открывает глаза:
-Мля..... Рыбы же не говорят....- Наводит фокус.- Андреич, ты?!
- Нет, НЕПТУН МЛЯ!!! Бегом за задачей к телефону с праваком, командир ждет!
Дуничкин мгновенно придя в себя вскакивает с кровати и толкает правака, который свесив руку со второго яруса нежно похрапывал всем своим молодым организмом.
- Леха, подъем срочно! Хватай карту и в дежурку!

- Понял товарищ командир. Вылет через 10 минут.- Кладет трубку. - Записал? Давай пулей свои причиндалы хватай и на борт. Оружие не забудь! - Кричит Дуничкин в спину Чухинцеву. - Мое захвати я на запуск!

Возле вертолета в свете фар от подъехавшей АПА уже метался Дубцов снимая заглушки и чехлы от ПВД, понимая , что в данном случае, когда каждая минута проведенная ими на земле равна минуте жизни раненых пацанов, блок-пост которых был обстрелян «духами» полчаса назад делить обязанности между собой и Чухинцевым просто глупо.
- «Эрмитаж, 132-му запуск на стоянке»
- «132-й запуск разрешил. После запуска взлет по готовности разрешаю Взлетный 81»
- «Принял 132-й»

Вторник. 03 часа 42 минуты.
Ми-8 борт N135
- «Эрмитаж», 132-й взлет произвел борт порядок. На первом 100. Выход правым по заданию с набором 900. На связь с «Фиалкой» 132-й»
- «132-й по заданию с набором 900 выполняйте. На Связь с «Фиалкой». «Эрмитаж».
- «Разрешили 132-й».
Дуничкин установив на вариометре скорость набора 8 м/с:
- Леха, посчитал?
- Да, нормально. Млять... Там вход в ущелье....
- Безопасная высота там какая?
- 1680....
- Сука....Считай на прямую на Старые Атаги. Над ним будем снижаться..... Ну и погодка мля.... - Дуничкин доворачивает вертолет на курс указанный правым летчиком.

- Витя мы над точкой снижайся правым.
- Понял.- Дуничкин став в правый крен начинает снижаться по спирали.
- «Воздух, я Три Тройки. Слышим вас, пока не не наблюдаем. Мужики ,побыстрее бы...»
- «Стараемся Три Тройки. Обозначьте себя. Не видно ни хера...»
- «Воздух, даю огни. Наблюдаете?»
- «Пока нет. Ваше место Три Тройки?»
- «Возле мОста. Перекресток Дачу-Борзой - Чишки. Перед Дуба-Юртом»
- «Секунду Три Тройки...» - Леха , орентируй.
- Секунду...- Правак вертит карту подсвечивая себе маленьким фонариком. - Ага... Понял... Витя, мы там в такую погоду не сядем. Там ворота в Аргунское... Справа 970, слева «Штука»....
- Сука... Предложения?
- Через Лаха-Варанды к перекрестку на Алхазурово смогут выехать?
- «Три Тройки ответь «Воздуху»
- «На приеме Три Тройки»
- «Ты на броне?»
- «Да, Три Тройки»
- « Три Тройки, Через Лаха-Варанды к перекрестку на Алхазурово сможешь подойти? Воздух.»
- «Секунду воздух.... Да. Буду через 10минут.»
- «Воздух принял. Жду.»- Леха давай курс.

Через 8 минут.
- «Воздух, Три Тройки. Я на месте. Слышу тебя хорошо»
- «Три Тройки обозначь себя»
- «Даю огонь. Наблюдаешь?»
- «Три Тройки. Не наблюдаю. Дай прожекторы вверх. «Воздух»
- «Секунду «Воздух»..... Наблюдаешь?!»
- «Три Тройки наблюдаю тебя. Строю заход» - Дуничкин наблюдая световое пятно начинает заход на площадку. - Экипаж внимание! Всем смотреть землю! Игорь, с 50 метров даешь отсчет через каждые два. Алексей, карту в сторону, страхуешь меня.
- Принял...
- Принял.- Алексей кладет «двушку» на блистер и берется за управление.
- 50, 48, 46,.....34, 32 - Отсчитывает высоту борттехник .
- Витя, ветер 100 градусов.
-Понял.- Дуничкин сосредоточен до предела. Вертолет «вываливается» из облаков.
- «Воздух, наблюдаю тебя!!!» - «Три Тройки» от радости, что вертолет прилетел решает ему помочь:
- «Воздух, тебе подсветить по курсу?!»

- Все, площадку вижу, сажусь- с облегчением в голосе говорит Виктор. Алексей кивает и отпускает ручку управления отворачивается к блистеру за картой.

Забыв, что понятие «по курсу» для него и пехоты разное, Виктор отвечает:
- «Три Тройки подсвети. Воздух».
В то же мгновение два прожектора ловят в перекрестие лучей заходящий на посадку борт.
- «БЛЯ-Я-Я-ЯДЬ!!!!! УБЕРИТЕ СВЕТ!!!!» - ЛЕХА, Я НИХЕРА НЕ ВИЖУ!!!
Ошалевший от светового удара по глазам Дубцов выпадает в грузовую кабину. Чухинцев не убравший с педалей ноги и рефлекторно закрывший глаза в момент «взрыва сверхновой» хватается за управление:
- Я НОРМАЛЬНО !!! ВЗЯЛ!!!! - подхватывая начинающий уже сыпаться вниз вертолет.
- «БЛЯДЬ!!! ТРИ ТРОЙКИ ТЫ БОЛЬНОЙ!!!» - Дуничкин орет на абонента. Свет «софитов» от БТР-ов гаснет. Занавес.
Спустя еще 40 минут.
- «Эрмитаж 132-му»
- «132-й. Ответил «Эрмитаж»
- «Эрмитаж» К Вам с «Фиалки» на 300 подход, условия 132-й»
- «132-й ко-второму на 300. Заход по большой коробочке. Посадочный 81. На точке 10 баллов на 200 видимость 5. Давление 748 точка 9. Ветер у земли 110 градусов 5 метров. «Эрмитаж».
- «132-й условия принял. Посадочный 81. Расчитываю ко второму на 300...»

Вторник начался.....
Оценка: 1.8820 Историю рассказал(а) тов. voyaka111 : 16-11-2012 23:38:19
Обсудить (14)
21-11-2012 18:12:11, voyaka111
))))На год сложно))) Даже на командировку))) Столько все...
Версия для печати

Авиация

Вторник. 09 часов 00 минут
Аэродром Грозный-Северный

- ...Постановка задачи закончена. Вопросы? Выключить магнитофон. Товарищи офицеры! - Виталич выключает магнитофон. - Сергеич, Витя, останьтесь. Короче, так, мужики, сегодня крыши, как вы поняли, у вас не будет. «Вовчики» на пару летят на «ленточку». Поэтому выкручиваетесь сами. Значица так. Если господа майоры помнят фильм Марка Захарова «Тот самый Мюнхаузен», то небезызвестный нам всем главный герой барон Мюнхаузен в своем дневнике пишет, что в одиннадцать часов у него - «совершить подвиг». Сергеич все свое уже насовершал, а ты, Витя, за последние два дня уже гремишь по всей Чечне. Поэтому для ВАС, ТОВАРИЩИ МАЙОРЫ, лимит подвигов ЗАКОНЧЕН!!! Среди вас я не вижу кандидатуры, которая может вытянуть себя за волосы из болота вместе с лошадью. А наше «глубоко уважаемое руководство», кроме, конечно же, Дарвина Викторовича, уверено очень даже в обратном. Посему я решил следующее. «Дед», ты летаешь ведомым, ВиктОр - ведущим. Овец не гонять, местных не расстреливать, на поводу у этих «псов войны» не идти. Ясно?!
- Ясно, - бубнит Шершнев и косится на Дуничкина.
- Естественно!- сделав самые честные глаза, говорит Виктор. - Виталич, ну ты ж меня знаешь!
- Вот именно! Я тебя знаю, поэтому и акцентирую! Кино «Жмурки» смотрел?!
- А че?..
- Да ниче!!! Там Михалков сказал Дюжеву буквально следующее: «Вы на бильярдном столе найдете кучу дерьма и вляпаетесь в него по самые уши»!
Дуничкин обиженно засопел и стал внимательно следить за мухой, ползающей по карте района БД. Шершев хихикнув в усы:
- Виталич, нам все понятно. Мы пойдем покурим пока?
- Давайте, идите уже...

Вторник. 09 часов 10 минут
Аэродром Грозный-Северный. Курилка

- Сергеич, ну разве так можно?! - Дуничкин возмущается и ходит взад-вперед. - Перед вылетом портить нервную систему! Я глубоко ранимая, интеллегентная личность! У меня жена врач! Я посещаю библиотеку и читаю Байрона! Мне даже доктор аскорбинки прописал! А при слове «блядь» я краснею и теряю сознание!
Мимо курилки проносится АПА с сидящим на капоте бортачем Дуничкина и держащимся за зеркало с правого борта «Урала» под углом сорок пять градусов к земле Чухинцева, который в правой, свободной руке держал автомат и кричал «Аллах Акбар!» Дуничкин, ошалев от увиденного:
- А-А-А-А-А-А!!!!! СТОЯТЬ, ПИНДОСЫ!!! СОВСЕМ ОБОРЗЕЛИ, ГАМАДРИЛЫ!!!! Я ВАС ЗАСТАВЛЮ ДРУГ У ДРУГА НА СПИНЕ ПОРОХОМ ВЫЖИГАТЬ СТАТЬЮ 77 УСТАВА!!!! СТОЯТЬ, УШЛЕПКИ!!!!- Глубоко ранимая личность срывается с места вслед промчавшимся мимо подчиненным. Шершнев, по-прежнему усмехаясь в усы, идет обратно в домик.

Вторник. 11 часов 00 минут
Аэродром Грозный-Северный

- Е-моё... Уже час лишнего сидим... - Дубцов, закуривая очередную сигарету и почесываясь, флегматично пялится в сторону Терского хребта. - Леха, а по времени скока маршрут летать будем?
- Ну, ты спросил... - Чухинцев, зевая, встает с лавки и выходит из курилки. - Я откуда тебе скажу? Будем искать. Найдем - сядем. Там, скорее всего, с выключением. Пока они самовар этот заминируют... а может, и из «мух» расстреляют... Короче, хрен его знает. Важно, что ВПШГ уже на час опаздывает...
- А куда хоть летим? - спрашивает вдогон уходящему штурману Игорь.
- Сначала в строну Шелковской, там вроде надыбали что-то, потом в «наше» место.
- В смысле?..
- В смысле, туда, где нас чуть не завалили позавчера!
- От бл..дь... обрадовал... - Дубцов растраивается и тоже выходит из курилки. - Леха! Я на борт пошел! Вите скажи!..

Шершнев, бубня себе под нос, продолжает читать разведсводку: «Так, Шелковской район... Угу... Основными способами действий боевиков остается минирование маршрутов движения войск... Так, ну это нам не грозит... Угу... По имеющейся информации от члена БГ Батаева Руслана Ходжиевича... хм, он че прям на доклад к «фэйсам» ходит что-ли... так, проживает... Офигеть! Даже адреса есть... Так, ладно... Гудермеский район - понятно... Гхм... Особый Грозненский район... Угу... Вот бл..дь!!! - Шершнев в голос ругается:
- Виталич, ты читал?! - майор, потрясая листками документа: - «Подтверждается информация о готовящихся боевиками террактах против... тут пропустим... Во!!! Так -нцатого ....бря 20...го года в Ленинском районе города Грозный сотрудниками ППСМ-2 совместно с ...тра-та-та.... тут опять пропустим, ВО!!! ИЗЪЯТО: ПЗРК «Игла» 3 штуки - по учетным данным ГИЦ МВД РФ не значится!!! Капец...
Виталич, закинув ногу на ногу, пьет кофе и тоже флегматично смотрит в сторону хребта:
- Сергеич, ты как будто первый год замужем... Не буянь, вон спецура подъехала, лети давай...
- Умеешь ты успокоить, Виталич! - Шершнев бросает сводку на стол и выходит. Из коридора раздается его крик: «Витя!!! Хватит харю плющить!!! Поехали!!!» Хлопает уличная дверь. Виталич, наблюдая за размахивающим руками «Дедом», берет сводку и подшивает ее обратно в папку:
- Да... Спасибо тебе, «родное» государство, не дашь умереть своей смертью... Сволочи...
Виталич смотрит на запускающуюся пару Ми-8х:
- Удачи, мужики... Акуратнее там...

Вторник. 15 часов 25 минут
Окрестности Терского Хребта

- Витя, с спецурой схожу?.. - Чухинцев, очередной раз наблюдая за слаженной работой натасканных специалистов, разбегающихся в разные стороны и организующих охранение площадки приземления.
- Ты че, с дуба рухнул? - Дуничкин с удивлением смотрит на правака: - Нахрена тебе надо это? Ты ж как малый ребенок с ними будешь, «пассажир» одним словом. Не мешай людям работать. Сиди тут.
- Ну Ви-и-ить... - Чухинцев начинает канючить: - Бли-и-и-н... Ну скучно же.... А там бабахает классно, Я схожу, а???..
- Спроси у старшОго, если возьмет иди. Боевик мля...

- «Мокрый», «Мокрый», ну че там, че там? - «Рекс», переговариваясь по АйКому с группой, смотрит в бинокль. - «Мокрый», готово?
- «Я «Мокрый», семь минут.
- Принял тебя, «Мокрый». Семь минут. - Разведчик поворачивается к Чухинцеву: Ну че, леДчик, бабахнем «самовар»?!
Алексей, наблюдая в отобранный у разведчика бинокль, энергично кивает головой.
- Слушай, чевой-то он больно здоровый, этот «самовар». Может, из «граников» добавим? - спрашивает правак и жадно смотрит на РПГ-22, висящие за спиной у бойцов. Старший группы хмыкает и отбирает у пилота обратно свою цейсовскую оптику:
- Счас посмотрим... Малеха потерпи...
К группе подбегают саперы:
- Все, ложись!
Взрыв, хоть и ожидаемый, все равно заставляет Чухинцева вздрогнуть:
- Э-э-э... Слабовато чево-то. Может, добавим? - Штурман с затаенной надеждой смотрит на старшОго.
«Рэкс», наблюдая за результатами работы саперов:
- «Мокрый», в натуре слабовато, че не горит-то?
- Все, мы пустые, взрывчатка кончилась. Думаю, летун прав. Давай добавим из РПГ.
- Согласен. Дай один летчику. Пусть стрельнет пацан.

Алексей, держа «Нетто» на плече и высунув язык от усердия, целился в самовар.
- Готов? - спрашивает старшОй, поворачивая Алексею кепку козырьком назад.
- Угу...
- Давайй, пуляй. - И тут разведчика осеняет:- А ты раньше стрелял из такого?!
- Не-а! - говорит летчик и жмет кнопку. «Выстрел» улетает в сторону «самовара», а ослепленно-оглохший штурман со всего маху падает на задницу.

Дуничкин, сидя в проеме грузовой кабины, изучал карту. Услышав очередной ба-бах, Виктор отложил «двушку» и, спустившись по трапу, направился к «Деду».
- Сергеич, вроде все. По времени нам уже алес. Думается, счас до родных пенатов пойдем.
- Поддерживаю. Витя, счас наши боевики подойдут, поговорим с ними. Та бахча, которую пролетали, помнишь? Предлагаю подсесть для так называемого досмотра и экспроприации незаконных арбузов. Валера, посчитай до бахчи маршрут, - дает указание своему праваку Шершнев.
- Сергееич, я как только увидел твои глаза, когда пролетали мимо этих арбузных гуртов, сразу уже все понял. - Валера, улыбаясь, из кабины смотрит на группу, показавшуюся на склоне.- О, наши идут! Ой, чевой-то случилось по ходу... кого-то несут...
Дуничкин, поперхнувшись сигаретным дымом, резко разворачивается в сторону подходящей группы:
- Ой мля-я-я-я-я... Су-у-у-к-а-а-а-а... Как чувствовал... Не надо было отпускать... Боевик, мля... - с вселенской тоской в глазах Виктор наблюдает за разведчиками. - «Старый», меня теперь точно посадят... Виталич нас разорвет...
Шершнев, икая, молча пялится на разведку, которая, поставив на ноги Чухинцева и придерживая его с двух сторон, подходит к вертолету.
- Командир, тут чуток неприятность вышла, - начинает говорить старшОй, смотря на дергающийся глаз бледного Дуничкина: - Ты не переживай сильно, твой правак попросил из РПГ шмальнуть... Я ж не знал, что вы с этим оружием не знакомы... Ну и вот...
- ЧчччеВО ВОТ?????... - шипит Дуничкин. - Вы чего с ним сделали???
- Да нормально все. При выстреле рот не открыл, ну и оглох малеха... Да... Еще вот... На жопу упал... Вроде отбил себе копчик...
- А-А-А-ААА!!!! УШЛЕПОК КОНТУЖЕННЫЙ!!!! Я ТЕБЕ ГОВОРИЛ, НЕХЕР ИЗ СЕБЯ РЭМБО ИЗОБРАЖАТЬ!!!! - взрывается Виктор.- ЖОПУ СЕБЕ ОТБИЛ!!! У ТЕБЯ ВМЕСТО БАШКИ ТОЖЕ ЖОПА ТЕПЕРЬ КОНТУЖЕННАЯ!!! МАРШ НА СВОЕ МЕСТО!!! КРОМЕ КАРАНДАША ЧТОБЫ В РУКАХ НИ ОДНОЙ СТРЕЛЯЮЩЕЙ ЖЕЛЕЗЯКИ БОЛЬШЕ НЕ ВИДЕЛ!!!!
Под общий гогот военных, сконфуженно улыбаясь и кряхтя, Чухинцев поднимается в кабину вертолета.

Где-то в Чечне.... Арбузная бахча
16 часов 10 минут.

- Ну так как, нохча, давай, не жмись. По человечески же. Мы тебе керосин - ты нам арбузы. Все равно ведь сгниют!
- НЭТ. Ты мнЭ керасЫн я тЭбЭ Два МиШок Арбуз. Толка ДыВа! Вах! Зачэм грабиШь хочеШь?!
- Какой грабишь?! Ты Че, чурка?! Сто литров кероса тебе дают, а ты два мешка?! Да это только штук 10-15!!!! Совсем оборзел!!! - СтаршОй разведчик выходит из себя.
- Э-Э-Э!!! Ты зачЭм так ГавариШь?! Я нЭ чурка, я НОХЧА! Не хоЧишь ПакуПат иди к себе, зачЭм ругаешся как шайтан! Я буду вон с ними торговатЦа - показывает рукой на стоявшего чуть позади группы «комерсантов» Шершнева. - Он старше вас! Значит уважаемый! ДараГой, идЫ сюда, давай торговатЦа будЭм!.- Зря он выбрал «ДЕДА»...

- Ну что, аксакал, твое слово нохчи против моего слова офицера. Мы тебе 50 литров керосина и два РП (Рацион питания ). Ты нам два мешка арбузов. Повторяю - ДВА МЕШКА. Правильно?
- Э-Э-Э-Э! ЗачЭм так гаварЫшЬ, а?! Арслан сказал да, ДыВа МиШка.
- Мешки наши, правильно?..
- Ты сВой МиШок, да. ПравильнА. МинЯ нЭт миШок. Сам свой МиШок готовЪ.
- По рукам, аксакл. - Подходит к Дубцову:- Игорь, два чехла от лопастей в грузовой раскатай...

Когда в «сВой МиШок» укатился пятьдесят первый арбуз, а спецура, скалясь и ухмыляясь, комментировала условия сделки, «гордый нохча», скрипя зубами и бледнея, не выдержал:
- Ты шайтан, зачЭм мИня обманУл, у тиБя не правильный миШок!!!
- Ты не прав, уважаемый. Все слышали, ты сам сказал: два мешка. Мешки мои. Если мои мешки больше чем твои, я не виноват. Сказал, что Арслана все знают? Сказал.
Вайнах, потея и сверкая глазами, полными злобы и бубня себе под нос: «Ха вир'ен т'ен д'оъл...»:
- ВсЫЁ заБираЙ, шайтан!!! МинЭ НиНадо ТывОй кЭрасин!!! Улетай!!!
- Н-у-у-у-у, не надо нервничать, я ТОЖЕ ДЕРЖУ слово. Мы БОЛЬШЕ двух мешков не возьмем. Ты только представь, у меня этих мешков ПЯТЬ, и еще ПЯТЬ на другом вертолете...
- ВАХ!!!!! ПРОДАЙ!!!!!...

Взлетевшая пара Ми-8х, нарушая указания Виталича, все-таки сделала круг, и на пределе разогнав стадо овец в кошаре, пошла на «Северный»...

P.S. Диаметр несущего винта 21,294 м.
Оценка: 1.7887 Историю рассказал(а) тов. voyaka111 : 25-11-2012 12:16:54
Обсудить (11)
26-11-2012 15:35:11, Полицейский
Ну я не ставлю под сомнение, просто видно прием отработа...
Версия для печати

Авиация

но относятся к различным временным периодам различных командировок. Все персонажи являются выдуманными, но основаны на реальных. Всякое совпадение является случайностью, а может, и не является....

Воскресенье. 04 часа 25 минут. Осень 20....г.
Аэродром Моздок.

«Дзынь-Дзынь!!! Кукареку-У-У-У, Дзынь-Дзынь!!! Кукареку-У-У-У!!!»
«О Боже-е-е.... опять....»
- Леха!!!! Я тебя убью - падла!!!! Я ж просил выбросить эту китайскую пакость, или хотя бы сменить звук!!! - «Господи, как все надоело....»
«Дзынь-Дзынь!!! Кукареку-У-У-У!!!»
- Леха!!!! Выруби эту мразь!!!!
- О-о-о.... я сейчас умру.... - стон правого летчика еле слышен на фоне «китайской музыки».
- Если ты не выключишь свой патефон, то точно умрешь!
«Дзынь-Дзынь!!! Кукареку-У-У-У!!!»- продолжает вопить агрегат.
«Дуничкин, гад!!! Убей своего правака вместе с его будильником!!!» - вопль из-за стенки соседней «камеры» 24-шников заставляет Дуничкина встать и наступая в темноте босыми ногами на все самое острое и угловатое, продвигаться на звук, шипя и чертыхаясь.
«Дзынь-Дзынь!!! Кукареку-У-У-У!!!» - мерзкий звук китайского будильника продолжал сообщать всем окружающим, что наступило очередное утро очередного дня очередной командировки.
Пробравшись к тумбочке своего правого летчика, Дуничкин со всей дури вслепую лупит ладонью по источнику звука. Рука вскользь бьет по будильнику, и тот отскакивая от ладони, как бильярдный шар от кия, устремляется в направлении головы правака.
Пролетая по заданному маршруту, чудо китайского ширпотреба задевает за автомат, который с вечера был прислонен к тумбочке и который с лязгом обрушивается на ногу Виктора Дуничкина. Незначительно изменив траекторию полета, будильник врубается в голову Алексея Чухинцева, летчика-штурмана в экипаже майора Дуничкина, и подавившись очередным «Кукареку», умолкает.
- А-А-А-А-А-А!!!!! СУК-А-А-А!!!!- вопит правак и подпрыгивая вверх, бьется головой о полку с вещами. Разгрузка с пистолетом, автоматными рожками и пр. срываясь с вешалки, добавляет голове правака очередную порцию тумаков.
- Б.....ДЬ!!!!! в унисон с Чухинцевым вопит Витя, машинально хватаясь за ушибленную ступню и заваливаясь всей своей далеко не малой массой тела назад, на пока еще спящего бортового техника Игоря Дубцова.
- М-М-М-М!!!!!- непонятно то ли спрашивает, то ли возмущается под одеялом придавленный и полузадушенный бортач.
«Сволочи!!!!» «Дайте поспать, гады !!!!», «Заткнитесь, уроды!!!!», «Киньте им гранату в камеру!!!» - доносятся со всех сторон вопли разбуженных экипажей.
Экипаж майора Дуничкина окончательно проснулся.

Воскресенье. 05 часов 30 минут. Осень 20....г.
Аэродром Моздок.
- «Расписка, 132-му.» Через полминуты:
- «Расписка 132-му ответьте.» - Еще через минуту:
- « РАСПИСКА! Ответьте 132-му!»
Хриплый, уставший, ну очень сонный голос РП:
- «Ответил «Расписка»...
- «Расписка», доброе утро, 132-му запуск, проба».
- "Доброе утро" наступит через 30 минут. А вам, 132-й, запуск запрещаю. Запуск через 30 минут. Все, конец связи».
- «Понял. Запретили....»
Через 30 минут:
- «Расписка, 132-му».
- «Ответил «Расписка».
- «Расписка», доброе утро, 132-му запуск, проба».
- «Вот вам «ВоВанам» не спится! Запускайтесь, 132-й. Ветер 95 градусов, 1 метр».
- «Разрешили 132-й. Ветер 95 один метр».

- Игорь, давай, запуск правый.
- Принял. Правый.
Через 20 минут:
- «Расписка, 132-й пробу закончил, выключение на стоянке».
- «Выключайтесь, 132-й. Сегодня на «Эрмитаж»* не планируете?»
- «Планируем. 132-й»
- «Пару человек не захватите? 132-й?»
- «Не готов ответить, «Расписка». Пока задачу не ставили. Пусть подходят к 10.00. Место будет - обязательно подбросим».
- «Принял, «Расписка». К 10.00 к вам на стоянку подойдут».
Закончив традиционную утреннюю пробу, Дуничкин и Чухинцев направляются в «камеру» собирать свои вещи, готовится к перелету на «Северный». Борттехник остается на борту заканчивать свои технические дела.
Подождав, когда летчики отойдут от вертолета метров на 70, Дубцов начинает орать им в спину:
- Леха-а-а!!!
Пилоты останавливаются и синхронно поворачиваются лицом к вертолету.
- Чего-о-о!!!- орет Алексей в ответ, понимая по тону, что бортач сейчас выкинет какую-то бяку.
- Чехлы на ПВД* кто одевать будет?! - радостно вопрошает Игорь и скрывается в грузовой кабине от греха подальше.
- Вот бл...дь... забыл.... - Смотрит на Дуничкина. - Вить, скажи ему, пусть сам оденет, че ему, в падлу что ли...
Виктор смотрит на борт, потом на правака, потом опять на борт и открывает рот, чтобы озадачить борттехника. Вдруг в его глазах зажигается дьявольский огонь и открытый рот преобразуется в зловещую ухмылку:
- Хм-м-м. А чья это обязанность, не подскажите, товарищ капитан? - продолжая нехорошо скалиться, вопрошает командир.
- Да ладно, ну забыл чехлы набросить, ну что ему, в падлу что ли?... - вопросом на вопрос отвечает Алексей.
- Да-а-а??? А будильник кто сегодня не выключил, не напомните мне???
Понимая, что это провал, правак молча направляется к вертолету, бурча под нос и грозя кулаком в сторону открытой двери грузовой кабины. «Ну ладно «Дерево», я тебе припомню эти чехлы при случае».
Дуничкин счастливо улыбаясь и насвистывая, уходит со стоянки. Отомстил.

Воскресенье. 07 часов 45 минут. Осень 20....г.
Аэродром Моздок.

«Доктор, доброе утро, здоровье можно померять?» - Виктор заходит к врачам на предполетный осмотр и сталкивается с «Дедом». «Дед», не здороваясь, хмуро взглянув на Дуничкина, сразу переходит в атаку:
- Витя, еще раз услышу ваш долбаный будильник - я его расстреляю из автомата. И мне пофиг, кто в это время будет у вас в «камере». - Сообщив эту «радостную» новость, «Дед» удаляется с чувством выполненного долга. Дуничкин молча садится на стул, и протягивая руку для измерения давления, спрашивает:
- Доктор, а чего «Старый» сегодня такой мрачный с утра? Они ж только вчера прилетели?
- Да я сам в непонятках. - Доктор «жмакает» грушу, накачивая воздух в манжету:
- 130/85. Верхнее высоковато. Пил вчера?
- Кто?! Я?! - Дуничкин выпучивает глаза и строит самое возмущенное выражение лица, которое только может. - Да ты чего доктор?! Я ж только МатЭ употребляю! Вот у меня и тыквенный колебас с бомбижьей в сумке, и «Лапачо», и «Шу ПуЭр»!!!
Пока доктор, впав в кому, тупо пялился на манометр и пытался найти хотя бы одно знакомое слово в том потоке информации, которую на него вывалил леДчик, наш майор, схватив кепку, шустро убегает из кабинета.

Воскресенье. 08 часов 45 минут. Осень 20....г.
Аэродром Моздок. Класс предполетных указаний.

«Товарищи офицеры!» - в класс входит командир. - «Товарищи офицеры. Присаживайтесь. Все на месте? Хорошо. Включаем магнитофон».
«........ 20....года. 08 часов 50 минут. Постановка задачи на выполнение полета экипажам Ми-8 м-ра Дуничкина, м-ра Шершнева, Ми-24 м-ра Неверхнего...»

Воскресенье 10 часов 05 минут. Осень 20....г.
Аэродром Моздок. Стоянка.

- Товарищ майор, вертолет к вылету готов. Заправка 4300, зарядка полная. 2 блока Б8-В20. По 4 коробки к пулеметам. Бортовой техник ст.л-т Дубцов.
- Вольно. Пассажиры прибыли?
- Да, вон кучкуются. Их перонщик гоняет. Когда летим?
- Не знаю пока. Вообще на 10.30 запланировано. Леха от диспечера приехал?
- Пока нет. Праваки подписываться уехали минут 15 назад.
- Ясно. Смотри пока за пассажирами, я отойду. Воды в баклашки набрали? - Виктор, развернувшись в сторону домика, направляется к курилке.
- Не знаю, не смотрел... - Игорь пожимая плечами идет к рулевому винту.
- Чег-о-о-о!? А ну бегом на створки!!! - Дуничкин почти бегом возвращается обратно. - Совсем оборзели!!!
- А я чего, Леха ж должен был набрать...- пытается держать оборону Дубцов.
- Да мне пофиг кто должен!!! Где вода!!! - Виктор «залетает» в грузовую. - Я спрашиваю ГДЕ НАША ВОДА!!!!
Борттехник начинает в панике бестолково бегать возле борта, размахивая руками. Пассажиры, наблюдая за «танцами народов мира», почтительно замолкают. Подъезжает АПА (АПА - Аэродромный Пусковой Агрегат на базе автомобиля «Урал». Предназначен для электростартерного запуска (одиночного и группового) авиационных двигателей и питания бортовых электрических систем ЛА в наземных условиях). С нее спрыгивают правый летчик и два вояки в потертых «Горках», в РПСках и с рюкзаками. Нет. С РЮКЗАКАМИ. Про оружие не говорим. Тут без комментариев. По виду - два типичных «разведоса». АПА стартует к домику.
- Витя, тут два армейца с нами на «Северный» просятся. Мы утром на пробе за них с «Распиской» говорили и...
- ГДЕ НАША ВОДА-А-А!!!!- раздается рев командира экипажа из грузовой кабины. Правак роняет папку, разведчики - рюкзаки. Правак стоит, открыв рот, разведчики уже успели перевести автоматы в положение для стрельбы стоя.
- Командир, ты чего так орешь?! Я чуть ежа через жопу не родил. Смотри, у спецов рефлексы уже сработали. Счас завалят тут всех и пешком уйдут в ЧеЧеНию...
Из грузовой на перон выскакивает Дуничкин и смотрит на спецуру. Спецура, опустив автоматы, молча смотрит на Дуничкина.
- Мужики, с вами позже, ладно, у нас тут семейное. Там постойте пока - показывает на группу пассажиров метрах в 10 позади вертолета. Пассажиры, конечно же, все военные, а ничто так не воодушевляет военного человека как бесплатный спектакль на тему «Кровавое воскресенье» с показательной казнью тебе подобного. Перонщик, предвкушая незапланированный «бакшиш», уже продает билеты в на первые ряды.
- Да без проблем, - говорят спецы, так же мгновенно убирают автоматы и, подхватив свои РЮКЗАКИ, отходят чуть назад, не вливаясь в общую массу военных и, наверное, по привычке сканируя обстановку вокруг.
- Алексей, ты воду набрал?- немного успокаиваясь, спрашивает Дуничкин.
- Естественно. Сразу после завтрака. Я что, совсем идиот что ли, - отвечает Чухинцев, поднимая с перрона свою папку.
- А где она?
- У «Старого» в камере. Валера сейчас на АПА привезет нашу и свою. Я ж не ишак на себе все переть.
- А-а-а... ну ладно тогда. А то я у Игоря спрашиваю, он не в курсе.
- А «Дерево» никогда не в курсе ничего. Он тока в курсе когда разливать начинают! Вот тогда он в курсе!!!- с возмущением отвечает Алексей и поднимается на борт. Дубцов, делая вид, что его это никоим образом не касается, с умным видом проверяет люфт рулевого винта. Подъезжает АПА. С нее спрыгивает Валера - правый летчик «Старого» и вытаскивает две полных парашютных сумки, заполненных «полторашками» с водой.
Небольшое отступление для тех, кто не в курсе. Что на «Северном», что на «Ханкале» с питьевой водой всегда полная ЖОПА! Поэтому летчики всегда, улетая из Моздока после паркового дня или транзитом, в общем, с любой оказией, заливают все емкости пластиковые по максимуму. Потому как наши и на «Ханкале» и на «Северном» тоже пить хотят. Если нет пассажиров (что бывает очень редко) или их мало, тогда и пару бочек с водой везем для столовой на приготовление пищи. Продолжим.
- ВиктОр, забирайте свою воду. Я к себе поехал. Вон «Дед» уже руками машет,- говорит Валера и уезжает к своему борту.
- Игорь, грузи воду. И попробуй счАс что-нибудь вякнуть! - Дуничкин машет перонщику. - Давай пассажиров!
«Банда» военных ломится к вертолету. Спецы молча, не торопясь, подходят и останавливаются чуть позади.
-Стоя-я-ть!!! - Кричит Дуничкин. - В две шеренги встали здесь.- Указывает рукой. - Алексей. Проверяй.
Из вертолета спускается штурман и подходит к перонщику.
- Списки давай. - Зачитывает фамилии. - 14 человек и вещи. Как быть с армейцами?
Разведчики молча стоят за спиной ВВ-шных пассажиров.
- И чего, одним больше одним меньше. Возьмем, конечно. Один к «Деду» сядет, один к нам.
- В списки вносить их? - Правак достает ручку.
- Пока не пиши. Запустимся - впишешь.
Со стороны домика подъезжает УАЗ. Из него выходит туловище поперек себя шире и, хлопая щеками по плечам, подходит к вертолету.
- Кто командир? - вопрошаеит «тело» с астматической одышкой, потея лицом и всеми остальными выпуклостями. - У меня 100 кг. груза для штаба группировки. Загружайте.
Пассажиры, услышав «Штаб Группировки», с понурым видом отходят о Ми-8-го.
- А вы кто, разрешите уточнить? - спрашивает командир и подходит к УАЗику. За ним подтягиваетя Чухинцев и Дубцов.
- Я СТАРШИЙ ПРАПОРЩИК З....В. У меня указание от полковника В....ва. Разгружайте машину.
-Кто-о-о-о?!.... Прапорщк З.....в???.. Угу... А не пошел бы ты, ОЧЕНЬ СТАРШИЙ ПРАПОРЩИК, ну, допустим... Леха, что у нас тут ближе всего?
- Ближе всего у нас ЖОПА, командир, а если чуть дальше, то...
- Я думаю, и этого вполне достаточно, в самый раз. Слышал, чучело?
Прапор краснеет так, что, кажется, сейчас созреет.
- Вы... Т-ты-ы... Я-а-а...
- Да мне насрать. У меня вон люди на войну едут, а ты, сука, водку мне всучить хочешь.
Пилоты поворачиваются и идут к борту.
- Мужики, - Виктор машет разведчикам, - давайте ко мне. Леха, пару пассажиров к «Старому» перекинь.
За спиной раздается визг прапора:
- Ну-у-у все-е-е!!!! Тебе п....ц, летчик!!!! Я все доло...- поросячий визг умолкает мгновенно, прапор закатывает глазки и поддерживаемый одним из «спецов» тихо ложится возле УАЗа.
- Х...ли сидишь, опезд....л!!!- рявкает «Рекс» водиле. - Видишь, «куску» херово стало!!! Давай, к доктору вези, быстро!!!!
Водило в ужасе начинает метаться возле туловища.

- Спасибо, мужики. А как вы его? Я и не заметил...
- Да-а-а... много ли нужно умеючи.... - отмахиваются «Рексы». - Командир, а деньги тебе платить?- спрашивают спецы, шагая рядом с экипажем.
Летчики резко останавливаются, как будто натыкаются на стену.
- Не понял... Какие деньги???... - Виктор начинает покрываться красными пятнами. Правак «пучит» глаза, бортач превращается в рыбу - молча открывая и закрывая рот.
- Ну-у-у... по штуке за брата до «Северного», тыща триста до «Ханкалы»... А что? Что-то не так? - «Спецы», видя состояние летунов, тоже начинают нервничать и рефлекторно перехватывают автоматы поудобнее.
- Гм... Хххх-тоооо... Гм... КТО ТЕБЕ СКАЗАЛ ЗА ДЕНЬГИ?!!!!- шипит горлом Дуничкин.
- Да вон, перонщик ваш.... Такса у вас такая, он и собирает....- «Спецы», не понимая в чем проблема, переглядываются между собой. - Ну, мы не первый раз летим с «ВоВанами» и.... - конец фразы тонет в вопле Дуничкина:
- УБЬЮ СУКУ-У-У!!!!! - выхватывая из разгрузки пистолет, майор как заправский спринтер стартут в сторону 49-го, где перонщик вместе с экипажем руководит посадкой на борт.
Быстрее всех сориентировался в ситуации Чухинцев:
- ВАЛЕРА-А-А!!!! ЛОВИТЕ ЕГО!!!! СЧАС ПИЗ....Ц БУДЕТ!!!! ОН ЕГО ПРИСТРЕЛИТ!!!!! - Алексей стартует вслед за своим командиром.

Разгрузив свою воду Валера подходит с «Старому»:
- Сергеич, я на левое сяду сегодня?
- Посмотрим... Ты пассажиров проверил?- спрашивает м-р Шершнев, наблюдая за суетой, которая творится у 135-го борта. - Я пойду посмотрю, что там у ВиктОра, что-то мне не того...
- Пока нет. Перонщик еще списки сверяет. А что там? - Валера с любопытством высовывается в блистер.
-Не знаю пока, но УАЗик подъехал. Пойду гляну. Ты давай к запуску готовься. Чует моя морщинистая задница, линять надо... - задумчиво говорит Шершнев.

-ВАЛЕРА К ЗАПУСКУ!!!!! - Шершнев, услышав крик Чухинцева, стартует в сторону 135-го навстречу Дуничкину.- Пассажиров всех на борт!!!!- на бегу дает указания Сергеич.
Валера тоже все мгновенно просчитав, кричит борттехнику на "Пальму" ("Пальма" - несущий винт вертолета).
- Женя!!! Запускай АИ-шку от своих !!! - (Запуск «от своих» - это запуск от бортовых аккумуляторов без привлечения АПА).
Борттехник 49-го «проваливается» в верхний люк, на лету начиная щелкать АЗС-ами.

- Командир, у «Восьмерок» на стоянке начинается «Армагеддон» - надевая ЗШ, говорит оператор. (На Ми-24 не летчик-штурман, а летчик-оператор. Он располагается в «нижней» кабине)
- И хде-е-е?....- зевая во весь рот и поворачиваясь в сторону «Восьмерок» вопрошает Вова Неверхний. - НУ НИ ХЕРА СЕБЕ!!!.... БЕГАЮЩИЙ «ДЕД»!!!... Олежек, срочно запускаемся, ЧиЧаС чевой-то будет, надо тикать по-скорому...

Перонщик услышав крики, видя целенаправленно перемещающегося в его сторону вооруженного майора Дуничкина и догоняющего его правака с разведчиками, решил, что ожидать финиша военных пятиборцев наверняка не стоит. Приняв, как оказалось в последующем, столь правильное для своего здоровья и организма в целом решение, «ВВ-шный комерсант» начинает процесс телепортации в сторону капониров, разбрасывая листы списков с пассажирами, как фазан перья. Оказалось, что защитный прием отряда куриных неплохо сыграл свою роль в процессе отвлечения преследующего его «хищника» в виде майора-вертолетчика.
- Пустите-е-е... Эта сука продавала места-а-а... - хрипит пойманный и скрученный ловкими «разведосами» летчик.
- Витя, все, успокойся!!! Оно уже где-то в районе дальнего привода бежит, пузырясь от страха через жопу!!! Полетели отсюда... Алексей, сядешь на левое, понял? - Шершнев, обнимая Дуничкина за плечи, поворачивает оного в сторону вертолетов. - Все, все, пошли.
- Понял....
- Мужики. Извините ради бога... Никогда мы денег не брали. Слово офицера! Прошу вас, пока летим, вспомните кто, когда и сколько с вас и ваших вообще брал. Мы разберемся.
Разведчики, переглядываясь между собой и пожимая плечами:
- Ладно, командир, без вопросов. Сук везде хватает, не берите в голову. Мы свом скажем.
-Спасибо. Еще раз - простите за этого урода....
Под звуки запускающихся АИ-шек летчики расходятся по своим бортам.

-«Расписка 132-му, запуск произвел, вырулить для взлета группой».
- «132-й на полосу группой разрешил по первой.. Курс взлета 84 градуса»
- «Разрешили 132-й».
***
- «Расписка 132-й. Взлет группой произвел. На первом 100, выход по заданию»
- «132-й с первого по заданию выполняйте»...

Пара Ми-8-х в левом пеленге уходила в сторону Чечни. Выше, с отставанием, шла 24-ка Неверхнего - «восьмерашная крыша»... Впереди ждал «Северный» и очередная неделя очередной командировки...
Оценка: 1.7840 Историю рассказал(а) тов. voyaka111 : 09-11-2012 15:39:38
Обсудить (10)
17-11-2012 03:47:05, 1avn
КЗ...
Версия для печати

Щит Родины

Ветеран
Как мы уходили из Кабула
kozma_55November 10th, 11:02

Это было давно.
Кто-то уже и не помнит те времена.
Да и информация была очень сжатая.

Я же размещаю воспоминания моего сослуживца, Юрия Владимировича Осипова, непосредственного участника тех событий.

28-29 августа 1992 года, ровно 20 лет назад, пограничники спецкомендатуры совершили свой подвиг, обеспечив эвакуацию персонала посольства РФ из Афганистана. 20 лет прошло, а как будто это было в другой жизни. Мы сделали все что могли. И все у нас получилось.

Как это все заканчивалось.

В апреле 1992 года в Кабул с трех сторон вошли, если по-нашему, то духи, если по ихнему, то моджахеды. Входили шумно, радостно стреляя в воздух, обезоруживая те отдельные вооруженные формирования Наджиба, которые как казалось, с радостью сдавали свое оружие и разбегались по домам.

Ничего не предвещало беды, она пришла внезапно. Генерал Дустум, генерал который считался нашим пацаном, генерал, что учился в Москве, генерал в формированиях которого было все - и авиация, и танки, и офицеры закончившие военные академии в СССР, генерал что дислоцировался на границе с уже суверенным Узбекистаном, перешел на сторону моджахедов. Я не государственный деятель, но я на тысячу процентов уверен, что если бы Россия тогда потребовала у Дустума гарантий безопасности президенту, он бы сам его вывез, на своих самолетах. Но этого не произошло. Не произошло, хотя он зависел от нас, он зависел от наших поставок, оружия, техники, солярки и бензина, запасных частей к своей технике. Мало того, весть о том, что Дустум перешел к духам, наверное, и подтолкнула их взять Кабул. Началась агония правления доктора Наджиба. Он пытался вырваться самолетом, но не успел. Несколько рейсов Ан-тридцать вторых, и дустумовцы блокировали аэропорт. Дорога, последняя дорога, была закрыта. Мы, русские, его опять предали. Предали человека, которого поставили править этим государством, который верил нам.

Еще накануне, когда в Кабул прилетал вице-президент демократической России Руцкой и долго о чем-то говорил с Наджибом, и было понятно, что мы бросаем его. Как-то беседуя с генерал-лейтенантом Джавсаром, а это был его личный телохранитель и начальник его охраны, он с горечью и улыбкой сказал мне:

- Юра, нам конец. Вы бросили нас.
Это был человек, которого я знал 10 лет. Знал тогда, когда он был подполковником, охранником главного ХАДовца доктора Наджибуллы. Он учился в Киеве на летчика транспортного самолета. Он сидел с доктором в тюрьме. Он был предан ему до смерти. Я горжусь дружбой с ним. Второе, то, что мы уходим из Афганистана, стало понятно после замены посла Пастухова Б.Н. на другого.

Итак, 2 часть. Как это все заканчивалось.

Не убежавший из города президент укрылся в миссии ООН. Вооруженные формирования Раббани, Ахмад-шаха Максуда, генерала Дустума вошли в Кабул.
Вошли в город и поделили между собой все ключевые должности. Одному должность президента, другому министра обороны.

В здании МИДа, где они все собирались на торжества по окончанию войны, куда собирали всех иностранных послов, находящихся в Кабуле, было море победивших воинов ислама.
Там, на этом сборище, объявили они о том, что афганский народ победил Советский Союз. Что именно их победа уничтожила эту империю. Они радовались как дети, они хвастались своим египетским и китайским оружием, говоря, что забрали его у убитых русских аскеров. Одному герою я сказал, что он врет, и у шуравей таких автоматов не было. Он сказал, что я прав.
Пакистанскому ублюдку, в будущем - отцу "Талибана", а в то время самому кровожадному из всех вышеперечисленных, Гульбеддину Хекматьяру была предложена должность премьер-министра. Он счел это оскорблением. Обидевшись, что его старания в борьбе с русскими недооценили, он продолжил войну. И тогда началось все снова, только уже между своими. Он захватил высоты вокруг Кабула и начал просто расстреливать его из всего, что может стрелять. Посольству нашему досталось от 4 танков, которые мочили по центру города. Но иногда они развлекались тем, что постреливали по нам.
Персонал был переведен в бомбоубежища, начались постоянные встречи с представителями афганской стороны с тем, чтобы обстрелы прекратились. Но все тщетно. Они начали мочить друг друга уже не понарошку.
Глядя на этот бедлам, начали прорабатываться варианты эвакуации посольства.
1 вариант на автомобилях. Был отвергнут сразу, так как город окружал этот придурок Хекматьяр. И он сказал, что ни одна русская свинья из города не уйдет. ООНовская миссия попыталась, но вернулась обратно.
Тогда осталось одно. Самолетами. Я не буду рассказывать, как шла подготовка, как шла прикидка по времени. Это неинтересно. В конечном итоге было следующее.
Для проведения операции необходимо 3 самолета Ил-76. На загрузку машины потребуется 15-20 минут.
КАМАЗ со шмотками вкатывается в самолет, там закрепляется на растяжки, потом народ с легкой поклажей забивает оставшееся пространство.
В первый самолет прыгает АЭС (аппарат экономического советника) + иностранные дипмиссии, что изъявили желание уехать.
Второй самолет - КАМАЗ +торгпредство и часть посольских.
Третий самолет - КАМАЗ + посольские.
Так было написано и думалось. Но Хекматьяр, который пообещал не стрелять по самолетам, был другого мнения. Сказав на переговорах, пусть эти русские свиньи убираются отсюда вон, он решил несколько подкорректировать план эвакуации.

Часть 3. Как это все заканчивалось.

Самолеты над городом появились одновременно с прибытием колонны к аэропорту. После установления с ним связи, проверки ВПП на наличие мин, один из 3 пошел на снижение. Взлетно-посадочная полоса (ВПП) проверяется на наличие мин элементарно. Берется старенький автомобиль "Ниссан", за руль сажают самого младшего сотрудника Представительства Аэрофлота, т.к. старшие товарищи должны будут находиться на боевом посту и в конце концом доложить своему руководству, что задание ими выполнено. Итак, к этому младшему для тяжести в машину сажают двух офицеров охраны Посольства. И на огромной скорости 140-150 км, они носятся по полосе, вызывая взрыв на себя. В надежде на то, что минный детонатор на такой скорости не успеет сработать под колесами легковушки.
Получив добро на посадку, первый самолет начал по кругу снижаться, отстреливая тепловыми ракетами "гирлянду надежды". Благополучно приземлившись и прокатившись по полосе, зарулив на площадку, где должна была начаться посадка, еще не остановившись, начал опускать рампу. К самолету быстро пошел автобус с людьми и КАМАЗ со шмотками. Ил-76 открыл рампу, мы вдруг увидели десяток воинов-гвардейцев, выскочивших из самолета и веером изготовившихся к бою.
"Это что за чудо-юдо, - подумалось мне. Откель сие видение?"
Начинал действовать план, руководство которым осуществлял лично самый умный министр обороны всех времен генерал Павел Грачев из Москвы. А на месте, в Кабуле, рулил ГРУшный посольский генерал.
Посадка прошла как по-писанному. КАМАЗ со шмоткой въехал в илюшинское чрево, через несколько минут уже бегом потянулись люди с легкой поклажей в руках. Закончив погрузку, первый самолет, обрадовавшись своему собрату, который уже сел и шел ему на смену, радостно заревел двигателями и, всосав в себя бравых десантников, подняв рампу, начал руление на ВПП. И пока второй самолет спешил занять свое место на той же площадке для погрузки, начал взлетать. Третий самолет в это время снижался в чашу кабульского аэропорта. Это все напоминало хорошо отлаженный конвейер. Такого не увидишь даже в кино.
А между тем, с окрестных гор начали постреливать по аэропорту. Второй самолет, как и предписано, встал точно на то же место, что и первый. Жадно открыл свое нутро, как сказочная рыба-кит, чтобы поглотить то, что должно было войти внутрь согласно плану эвакуации.
Но, как бы очнувшись от сна, наши афганские оппоненты начали расстреливать ВПП ЭРСами. Может, чтобы помешать взлету, а может, посадке, а может, просто так. Естественно, чтоб попасть ЭРСом точно в цель, надо уметь. Но, похоже, у них получалось.
Я видел, как духи в городе стреляли подобными снарядами. Сваренная сваркой или связанная проволокой железная тренога из толстой катанки, сам реактивный снаряд, задранный носовой частью в небо, а соплом на земле, бикфордов шнур, подведенный к стартовому механизму, ну сам "Яшка-артиллерист". Маленький взрывчик и ракета полетела, а куда - Аллах ведает.
Тем временем КАМАЗ тяжело въехал на рампу и пропал в чреве второго самолета. Люди в готовности к посадке ожидали в автобусе, пока закрепят грузовик. Есть сигнал, и посольские начали организовано грузиться. Руководители эвакуации посольские и военные начальники с гордостью поглядывали на происходящее, как на собственное дитя, что народилось на свет божий. А тем временем разрывы начали учащаться, и уже начали посвистывать пульки. Второй самолет, загрузив в себя то, что ему предназначалось, закрыв рампу, пошел на рулежку для взлета.
Третий самолет уже сел и мчался к своему месту загрузки. Подъехав и облегченно вздохнув двигателями, сбавив обороты до малого, начал опускать рампу для погрузки. К нему потянулся очередной КАМАЗ со шмоткой и автобус с людьми.
Черт меня дернул ляпнуть тогда Послу:
- Знаете, Евгений Дмитриевич, почему нельзя прикуривать третьему на войне от одной спички?
- Почему? - спросил некурящий Посол весело.
- Первого снайпер засекает, во второго прицеливается, в третьего стреляет. И все, больше курить не хочется.
До сих пор не знаю, какие выводы из моего повествования сделал шеф, но было видно, что дошло до него, что я хотел ему сказать. Он, изменившись в лице, быстро пошел к руководившему посадкой посольскому генералу и спросил его, почему третий самолет в то же место становится? Ведь это опасно.
С усмешкой глянув на Посла, генерал только отмахнулся от него как от назойливой мухи, и как Наполеон, бросавший в бой очередной резервный полк, подал знак КАМАЗУ двигаться к самолету.
Посол ни с чем отошел, наверное, чтобы не мешать. Справедливо полагая, что генералу видней.
И тут случается то, что должно было случится. Наша армия, бля, она, поэтому и непобедима, что когда отдают приказы, спит, а когда нужно этот приказ выполнять, импровизирует по обстановке.
Путь КАМАЗУ преградил путь растопыривший руки десантный подполковник с криком: - Прекратить движение, посадку производить только людям, про технику ничего не знаю. Указаний не было загружать технику. Прекратить движение, я приказываю!
Посольский генерал видя, что его команды не выполняются, кочетом помёлся разбираться с десантником.
Пока они препирались, я посадил жену Посла в самолет, пошутил с нашими связистами, что забрались внутрь и пытались установить связь. И стоя в стороне, с интересом смотрел на то, как второй самолет готовится к взлету, набирая обороты перед разбегом в Подвиг.

Часть 4. Как это все заканчивалось.

Обстрел места стоянки третьего самолета начался "совершенно внезапно". И что хочется сказать, "совершенно непредсказуемо". Ракеты упали совсем рядом, обдав нас жаром своего разрыва. Одна ракета, упав совсем рядом с самолетом, осколками пробила крыло, из которого струей хлынул авиационный керосин. Пламя моментально охватило левую часть самолета.

Бросившегося к самолету с криком "Там же Лариса!" Посла сбил с ног и, укрыв между машинами, чтобы его не посекло осколками, побежал в самолет за его женой. Пламя в высоту, достигало метров 10, крыла уже не было видно от огня. Заскочив в самолет, подбежав к десантникам, чтобы не было пререканий, твердо сказал офицеру:
- Я майор госбезопасности, самолет горит, всем покинуть машину. И бежать к посольскому автобусу, что стоит невдалеке.
Старший лейтенантик которому я это все высказывал, удивленно поглядев на меня, проговорил держась за свое плечо.
-Меня ранило. Меня ранило, а мне не больно.
Я увидел, как из под его руки шла кровь.
- Позже заболит, уводи, командир, бойцов, уводи, родной, к автобусу. Горим.
Лейтенант что-то кричал своим бойцам, но я его уже не слышал. У меня была своя работа.
Радистам нашим и летчикам крикнул попроще.
- Мужики, сматывайте свои салазки отсель. Горим, бляяяяяяяяя!!!
И обняв одной рукой жену Посла, спокойно, что бы не испугалась, говорю:
- Лариса, сейчас мы с вами разбегаемся, и прыжком, без задержек, как архары, спрыгиваем с рампы и бежим к Евгению Дмитриевичу.
- Он живой? - спросила она.
- А то! - не без гордости ляпнул я.
Этот прыжок я не забуду никогда, это как в фильме, в замедленном варианте. Держа женщину за талию, вдвоем, с разбегу. Мы приземлились одновременно на одну ногу и продолжили бежать к машине.
Как-то вскользь видел, как бойцы бежали к автобусу, как КАМАЗ, развернувшись, поехал к зданию аэропорта, чтобы укрыться от обстрела.
Посадив шефа и его жену в машину и запрыгнув на свое место, переднее сидение, мы погнали вместе со всеми. Достигнув здания, выскочив из машин, укрылись за добротными стенами аэропорта.
Второй самолет, тем временем, начал разгоняться для взлета, но на середине полосы, увидев что его третий собрат горит, начал бешено тормозить. Сбросив скорость, развернулся и побежал к зданию аэропорта, куда мы увезли всех, кто был у третьего самолета. Добежав к нам, они почти не останавливаясь, через переднюю боковую дверь, взяли на борт экипаж подбитого самолета, а среди них тоже кто-то был ранен, снова поехали для руления.
Я был ошарашен этим поступком до такой степени, что стоял и смотрел на них.
Смотрел, как пацан смотрит на Героев Рыцарей, молча с восхищением и диким восторгом. Я слышал, что во время войны, летчики садились и забирали своих сбитых собратьев. Видел это в кино. Но увидеть это своими глазами не мог даже мечтать об этом.
Этот свой взгляд, взгляд восхищения, я увидел через много лет в фильме "Кандагар", когда герой, которого играет Машков, глядит на разбегающийся Ил-76 шепчет ему в дорогу: Давай, давай!
Увидел и, стыдно сказать, слезы брызнули, когда увидел в нем себя.
Но тогда я не плакал, а смотрел на Подвиг людей, и был горд, что они мои собратья, Воины, что мы с ними русские, и что все это не сказки, а правда.
А тем временем, самолет снова пошел на взлет, под обстрелом, по острым осколкам, что накидали супостаты на полосе. Пошел, родной, пробивая себе колеса.
А мы все стояли и, смотря на него, как на былинную белую птицу и видя, что ему очень тяжело, слыша, как надрывно ревут движки и как он пытается набрать скорость, шептали: Давай, давай!
Взлетал он очень тяжело. Было видно, как, чуть оторвавшись от земли и не набравши высоту, он проседал в яму, но опять заревев движками, пошел вверх и опять вниз и опять пошел вверх. Потихоньку, потихоньку он все же набирал высоту. Потом поворот, так низко от земли, и опять я думал, что он упадет. Но нет, он пошел, набравши нужные обороты.
Они ушли, а мы остались. Мы - это 15 десантников, среди которых был уже потерявший сознание старший лейтенант. Тот подполковник, который, как я считаю, спас нас всех тем, что или проспал или прослушал порядок погрузки и не дал заехать машине и загрузиться в самолет людям. Если бы мы залезли, мы бы там сгорели все, потому что не смогли бы выбраться.
Мы - это куча ошарашенных мужиков и находившихся в дикой панике от увиденного женщин. Остались в подвалах и здании аэропорта, не зная, что нам теперь делать, ведь обратно возвращаться уже некуда. Там, откуда мы уехали, орудовали уже новые хозяева, которые, я думаю, не очень бы обрадовались нашему внезапному возвращению в связи с задержкой самолета по непредвиденным причинам. Была, конечно, надежда что нас не бросят, но она как-то быстро угасла. Даже если и не бросят, то уж конечно не сегодня. Слишком сегодня много событий произошло.

Часть 5. Как это все заканчивалось.

Итак, мы остались. Что делать, как выбраться из этой ситуации, наверное, никто не знал. Истерика женщин кончилась, растерянность мужиков прошла. Вспоминая подробности обстрела, то там, то здесь уже слышался смех. Люди отходили, и жизнь возвращалась к нам. Группа пограничников, на которую была возложена охрана сотрудников посольства, потихоньку осмотрела свое спрятанное оружие. Все нормально, все готово к действию. Ребята понимали с полуслова, с полувзгляда. Понимали и моментально действовали. Я благодарен им за это. Такого исполнения распоряжений я не видел ни до этого события, ни после. Остаток дня потратили на размещение в здании. Организации охраны и наблюдения. Оказании помощи раненному старшему лейтенанту. Афганский врач, что появился в аэропорту, сделал ему пару обезболивающих и противостолбнячный укол. Но парень был уже в бреду. Помимо всего прочего, у нас появилась проблема, с которой мы не знали как справиться. Это наши гвардейцы-десантники. Я до сих пор благодарю все, что можно там, на небесах, за то, что аэродром контролировали дустумовцы, которых можно было назвать лояльными к нам. 15 воинов, одетых и экипированных с иголочки, во всей своей красе в окружении афганцев, многие из которых бились с нами 10 лет. Картинка, конечно, завораживающая. И глядя на это со стороны, было видно, как клацали зубами некоторые "волчары" на наш каравай. Офицер по безопасности Мамадризабеков Давлат Ризабекович налаживал отношения с командиром отряда, что контролировал аэропорт, пообещав отдать всю нашу технику, на которой мы приехали. Через них установили связь со штабом Дустума, который по справедливости сказать, сразу пообещал свою помощь. Наступал вечер. К нам в аэропорт, узнав что с нами произошло, приходили афганцы, поддерживали нас морально, сочувствием и добрым словом. Завхоз посольский Александр Павлович организовал кормежку всех наших и прибывших к нам на помощь десантников. Перед едой, за целый день проведеный в дыму, копоти и саже было организовано, как и положено, мытье рук. За отсутствием воды в ход пошли завхозовские закрома. Водка. Обыкновенная "Столичная" в экспортном изготовлении.
Лейтенантик к тому времени был совсем плох. Бойцы смотрели и ухаживали за ним. Надо было продержаться ночь, ведь утро мудрее вечера.
Коротать ночное времечко расположился в автобусе, что стоял рядом со входом в подвал. Скорей бы утро наступило.
Тут я хочу добавить про Посла. К нему можно относится по-разному, может, что-то или где-то он делал не так, что-то не доглядел, что то недоделал. Не мне судить. Но я скажу одно: как только мы собрали всех оставшихся в здании аэропорта, глянув, как догорает наш самолет, а от него остался только хвост, я услышал знакомую команду.
- Юра, поехали.
И мы погнали в МИД, потом по правительству, потом к главе государства. Все цокали языками, качали головами, осуждали Гульбеддина, обещали поддержку, но как в фильме, глаза-то никуда не спрячешь, глаза-то горели. Почудилось мне, что рады, рады, родимые, что напоследок нам "поднасрали", прости господи за сквернословие. Там у них, шеф договорился на оказание профессиональной помощи раненому. Там договорился, чтобы по крайней мере нам разрешили побыть в подвалах аэропорта некоторое время. И вот, утро. Опустив задние сиденья в "Волге-сарайчике", настелив на получившееся место помягче одеял, посадив в машину пару безоружных бойцов, поехали в военный госпиталь. Узнав, что приехали русские, нами лично занялся Главный хирург афганской армии в звании генерал-лейтенанта. Он учился в СССР, хорошо говорил по-русски. И вообще очень тепло к нам относился. А когда говорил про СССР, всегда улыбался. Операцию делал лично. Диагноз, который поставил врач, был неутешительный и страшный. Газовая гангрена. Исполосовав раненную руку несколькими глубокими до кости разрезами, поцокав языком, сказал:
- Ребята, его надо спасать. То, что я сделал, положение не спасает, хотя и оттягивает конец. Ищите способ уехать как можно быстрее.
Дав нам обезболивающее, отпустил нас с миром. Раненного повезли в аэропорт, а мы погнали по кругу очередной раз - договариваться, убеждать оказать нам помощь.
Приехав с переговоров, шеф собрал совещание дипкорпуса и руководителей служб что остались.
Предисловий не было, описав тяжесть нашего положения, он сказал, что новая афганская администрация предлагает нам, оставив здесь все, вывезти нас в безопасное место, куда не дотянутся руки Хекматияра, и организовать самолет из России. Бросить все? Бросить все, что нажито непосильным трудом? Чтоооооооооооооооо?
Остывшие от пережитого сидевшие рядом женщины, услышав слова Посла, как стена, грудью встали и завопили:
- Как это все бросить? Да пусть нас тут убивают к черту, никуда без шмоток не поедем.
Я обожаю наших женщин, коня на скаку в горящую избу затолкает.
После такого выяснения обстановки шеф дал 2 часа на раздумье всем руководителям, что сидели на совещании, и назначил новое совещание с повесткой дня: "Как нам выбраться из этой ж.....ы".
Выйдя "одухотворенный" на улицу и собрав свою команду, своих погранцов, все им рассказал. С детства воспитанный на морских рассказах Станюковича и Степанова, построил сборище так, что высказываться должны были все, начиная с младшего.
Саши Костин и Овчаренко, поддержав мою методу, перехватили бразды правления, и я понял, что у ребят уже что-то созрело.
СОЗРЕЛО и ОНИ ЖДАЛИ МОМЕНТА, ЧТОБЫ ВЫСКАЗАТЬСЯ.
Идея была проста как мир. Использовать самолеты генерала Дустума и перепрыгнуть в Мазари-Шариф. Первую пару машин Ан-32, используя охрану, т.е. нас, загрузить шмотками. Вместе с вещами отправить десантников от греха подальше и группу охраны, что разгрузит в Мазарях самолет и будет охранять, то, что вывезли.
Я шел на совещание как ну если не Цезарь, то как минимум "Спаситель Отечества".
Совещание началось с вопроса кто что придумал.
Я встал и доложил план спасения. Я думал, меня сейчас поднимут на руки и начнут подбрасывать вверх с криками восхваления. Но я ошибся. Первым взял слово посольский ГРУшный генерал и коротко раскритиковал наш план. Он долго рассказывал, что наша ценность - люди, предложил первыми двумя самолетами вывезти людей, а второй парой шмотку. Себя он, естественно, записал в первую пару самолетов. Тут уже появился вопрос у меня: если все улетят, кто будет грузить 2 КАМАЗА вещей?
Препираясь, мы как-то забыли про нашего десантного подполковника. Он не вступал в спор и не вмешивался в происходящее. Он просто сидел и слушал. А потом встал и как отрубил:
- Я и мои люди афганскими самолетами не полетят. Будем ждать своих.
Как я люблю нашу армию, бляяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяха-муха. Каких своих, кого ждать? И началось опять препирательство. В общем, после долгих разборов решили. Охрана, взяв у десантников бронежилеты и каски, при прибытии самолетов быстро загружает их шмоткой, запихивает туда десантников, генерала, завхоза, группу дипломатов, которые в состоянии вести переговоры, сами частью своей запрыгивают туда же и улетают первой парой. Там разгружают машины и организуют охрану всех, кто прибыл в Мазари, а самолеты, тем временем, делают вторую ходку и забирают оставшихся. Сломанный нашим напором подполковник сдался. Но сказал, что имущество (каски и бронежилеты) он дать не может, т.к. расписывался за них в Туле. Осталось пообещать ему, что всю амуницию мы сложим в рядок перед рампой самолета. И когда наши славные защитники приедут на погрузку, они смогут взять и надеть на себя все, что нам отдали на время. На том и порешили.
Шеф, подводя итог совещания, тихо спросил меня, каким я хочу улететь самолетом.
Я обиделся и спросил его, как это он себе представляет: охранник прилетел, а шеф остался. Смешные вы, гражданские право слово.
Он удовлетворено кивнул и радостно сказал: Тогда поехали.
Дальше опять гонка по кругу. Он оповестил руководителей государства, что мы нашли выход. Нашли и имеем огромное желание им воспользоваться.
Вечером к нам в подвал приехал генерал-хирург, осмотрев раненного и сделав ему перевязку сказал:
- Если завтра до обеда не улетите, после обеда вы ОБЯЗАНЫ быть у меня. Я ампутирую ему руку, иначе мы его не спасем.

Часть 6. Как это все заканчивалось.

Едва только расцвело, мы услышали тяжелый баритон пары Ан-32. Они кружили над Кабулом, готовясь к посадке. Взяв у десантников, как и договаривались, бронежилеты и каски на всякий случай, посадив водил в КамАЗы, приняли положение "на старт". Но тут опять своим свиным рылом, влезло "русское авось". Оказалось, что у одного КАМАЗА пробит осколком радиатор. Мало того, посольские водилы знали об этом, но забыли сказать. Вода вытекла, заводить нельзя. Тросов, естественно, нет.
Они сели, родные, сели Аннушки, сразу один за одним. Зарулили к машинам. Погрузка прошла за 10 или 15 минут, встав в 2 цепи, мы как "конвейер" перекидали шмотки в самолеты. На автобусе подъехали гвардейцы-десантники, передав им имущество, попрощавшись как с родными, пожелали им удачи в спасении раненого и счастливого возвращения на Родину, погрузили их в самолет.
Афганские пилоты, учившиеся в Киеве, по-русски обещали довезти всех, не расплескав. Закрыв рампу, самолеты легко пошли на взлет. Они еще не набрали высоты, когда с гор по ним глухо заухала "Шилка". Но не тут-то было. Летчики были не промах. И их просто так не собьешь. Вздох облегчения пролетел над оставшимися, когда наши ласточки перевалили через горы. Оставалось только ждать.
Сидя у радиостанции, все сидели и ждали радостного сигнала. И он пришел.
Сквозь хрип помех мы услышали:
- Мы долетели, все нормально. Обратный вылет в Кабул через час.
Мы начали готовиться к прилету. Перегрузив вещи в целую машину, просто сидели и ждали радостного гула. И вот они, ласточки, опять летят, и теперь уже за нами. Посадка, погрузка прошла без приключений, все оттягивали момент погрузки в самолет, так как хотели быть последними. Сев в машину почти рядом с пилотами, через открытую дверь в кабину глядел на их действия. Самолет пошел с приподнятой рампой по полосе. И взяв на борт еще два трупа афганцев, убитых при обстреле аэропорта, завернутых в саван, пошли на взлет. Это время что мы летели, я думал, сдохну от удушья. Двухдневные, пролежавшие на солнышке трупики выделяли такой аромат, что не спасал даже "Шанель N 5", щедро вылитый мне на платок женой Посла. Но, как говорится, лучше плохо лететь, чем хорошо сидеть в подвале. Набрав высоту, увидел, как летчик машет мне рукой, подзывая к себе.
- Юра, погляди, видишь фонтанчики разрывов внизу?
- Вижу.
- Это "Шилка" по нам стреляет. Бризантными. Но они в нас не попадут. Потому что они бараны, и поставили низкую высоту.
- Хотелось бы, - со смехом сказал я.
С оценкой наших оппонентов был полностью согласен. Но было не по себе от увиденного.
Это был самый долгий полет в жизни, под нами лежали горы, под нами лежали аулы, были видны дороги.
- Садимся, прилетели, - радостно крикнул мне в ухо пилот, - Мазари.
Я уже видел впереди лежащий город.
В аэропорту нас встречал Генконсул, который сразу доложил, что помощь раненому оказана, и десантники уже летят в Тулу. Посол, генеральный консул, офицер по безопасности, я, поехали лично засвидетельствовать свое почтение и выразить благодарность генералу Дустуму.

В пилотской кабине висел его портрет, и я попросил командира подарить мне его на память. Он радостно закивал, соглашаясь. Испросив добро у офицера по безопасности, за доброту пилотскую подарил парню свой западногерманский автоматик и 5 магазинов с патронами к нему. Он чуть меня не сбил с ног от радости. Эта лабуда мне была уже ни к чему. Мы были под охраной друзей.

По окончании встречи со штабом генерала, записав все ихние пожелания, мы на машинах генконсульства двинулись колонной к границе.
Перебрались в суверенный Узбекистан, и, добравшись до аэродрома, где нас ждал Ил-76, впервые за несколько дней вздохнули спокойно.
Тут мы увидели второй самолет, второй Ил-76, тот, глядя на который, меня распирало от гордости, тот самый, что поразил нас всех своим подвигом. На нем были видны следы огня. Он стоял, и на колесных дисках его не было резины. Она рваными, обгоревшими шмотками свисала с железа.
- Как же он садился-то? - спросил я прапорщика, перекуривавшего у раздолбанных шасси.
- Как, как, каком кверху. Так и садились. Тушили пожарками. Во как горел. Еле потушили.
Вид прапора был такой геройский, и смотрел он на меня с таким презрением. Во взгляде его читалось, что, мол, с вас, гражданских возьмешь, тьфу, маета одна.
Да, это действительно были герои. Экипаж второго Ила, дай Бог вам, ребята, долгих лет жизни в счастье, радости, без болезней и потрясений.
Посадка, в самолет. Теперь уже без спешки, без истерических криков, ругани, взрывов.
Чтобы было веселей лететь, на пару человек посольский завхоз выдал по бутылке водки и по большому арбузу на закусь. Вот ведь, закрома-то бездонные. Откуда он все это берет?
Взлетели. Выпив стакан водки, закусив теплым арбузом, лег на рампу и уснул. Уснул безмятежным сном ребенка, впервые за несколько дней.
Посадили нас в Чкаловском. Встречал нас министр иностранных дел лично, куча журналистов, кинохроникеров, с софитами и прочими осветительными приборами. Посол, дипсостав по старшинству, через переднюю дверь спускались на грешную землю, где удостаивались чести поручкаться с самым иностранным министром.
К нам в хвостовую часть самолета пробралась жена того генерала, Лариса, что рулил на первом этапе.
- Мальчишки, а можно я сойду на эту землю вместе с вами?
- Можно, - хором наливая за прилет, закричали мы.
Это была геройская женщина, жена военного, которая пережила все наши приключения с таким спокойствием, таким хладнокровием, что многие мужики могли бы ей позавидовать.
Потом, когда торжества встречи кончились, открыли рампу, и мы наконец тоже спустились на грешную землю.
Через несколько дней была пресс-конференция в АПНе. Мы все встретились. Радости не было предела. У входа нас встретил заместитель министра иностранных дел, бывший наш посол Борис Николаевич Пастухов. Прозвучало предложение пройти в зал. Появились министр обороны Грачев, командующий ВДВ Подколзин, министр иностранных дел Козырев. Их всех пригласили в президиум. Б.Н. Пастухов пропустил меня вперед, и услышав, как его зовут в президиум, подтолкнув меня в спину, сказал тихо:
- Идите, Юра, вы, это ваше место, а я пойду к нашим.
Так я был удостоен великой чести сидеть в президиуме рядом с министром Козыревым, Пашей Грачевым, командующим ВДВ Подколзиным.
Потом прием в МИДе.
Мы стояли с офицером по безопасности Посольства Мамадризабековым Давлатом Ризабековичем, который в отсутствии Посла берег наших в аэропорту, договаривался с духами, оберегал наших десантников. За разговорами потягивали шампусик за героических десантников, за героических летчиков, за героических афганцев, что вытащили нас из задницы, за руководство МИДа, ВДВ, армии, что руководили операцией по нашему спасению.
И тут наша заведующая Посольской канцелярией предложила выпить за наших пограничников.
- Да, да, - подхватил тост Посол, - и теперь уже можно сказать, за всех наших ребят, и за офицеров, которые присутствуют здесь на приеме. Полковника Мамадризабекова и майора Осипова. Все степенно пошли к нам чокаться.
Подойдя ко мне с бокалом, генерал Подколзин спросил:
- Что, майор, вовремя я тебе своих орлов прислал?
- Вовремя, товарищ генерал, - ответил я, чокаясь с ним.

От себя добавлю - с фотками вот здесь http://kozma-55.livejournal.com/13928.html - Юрия Владимировича Осипова узнаете сразу, блондин с усами в правой руке автомат.
Оценка: 1.7803 Историю рассказал(а) тов. Миша : 11-11-2012 23:57:57
Обсудить (29)
, 24-02-2013 18:02:58, Гость из ПВ
:) О летчиках и речи нет - все вели себя геройски. Вот т...
Версия для печати

Авиация

В воздухе. Перелет по маршруту Моздок-Северный.
Ми-8 N135.

- Нет, ну вы прикиньте?! Из-за этой падлы о нас думают как о скотах!!! - Дуничкин все никак не может успокоиться и закуривает очередную сигарету. - Леха, через "Голливуд" пойдем. Свяжись с "Эрмитажем".
- "Эрмитаж 132-му".
- "132-й. Ответил "Эрмитаж".
- "Эрмитаж", день добрый. К вам группой с "Расписки" на пределе, ваше управление, подход, условия. 132-й".
- "132-й. "Эрмитаж". Принимаю вас на четверочку. Посадочный 81. Рассчитывайте к четвертому группой. Давление 748 точка 2. 10 баллов средней, видимость 10, ветер 100 градусов, 2 порывы до 7".
- "Эрмитаж", 132-й условия принял, к четвертому группой, посадочный 81".

- "Расписка 132-му".
- "132-й ответил, "Расписка".
- "132-й. Рубеж перехода. Связь с "Эрмитажем" установил, с вами конец. Спасибо за управление, до обратного.
- "132-й, до обратного. Удачи".

- Леха, глянь, где там "Дед"?
- Слева-сзади наблюдаю. Нормально.
- Ладно. Давай, рули.
- Вить, АСО-шки отстреливать будем? - спрашивает Алексей и "падает" вниз на 2 метра. Радиовысотомер начинает пищать, сигнализируя об опасной высоте полета.
- Ты че к земле жмешься, повыше встань. Валера сзади тоже рулит, а ты скачешь как мандавошка. Боевой порядок хер выдержишь. Мля! Хрена ты шагом работаешь!? Первый-второй режим забыл?! Прилетим, будешь мне кривые Жуковского рисовать! Во, счас нормально. Держи скорость 200. АСО-шки, говоришь... Ну давай, пульнем, как через хребет переваливать будем.
В кабину заглядывает один из разведчиков:
- Командир, можно к тебе в гости? За пулеметом посижу?
Дуничкин, чувствуя за собой вину за утренний инцидент:
- Игорь, пропусти спецуру, пусть за пулемет сядет.
Борттехник без лишних разговоров встает с своего места и пропускает разведчика к носовому пулемету.
- Алексей, выше возьми, я ж говорил тебе, не жмись к земле.
- Понял, - отвечает правак и берет шаг-газ вверх.
- ЛЕХА!!! Еще раз так сделаешь, до конца командировки слева летать не будешь! Я кому говорил про режимы!?
- Сорри, командир, тупанул...
- Тупанул... Ну что за день сегодня... - философски бубнит Дуничкин, отворачиваясь к блистеру.
Разведчик, присев за пулемет, по впитанной в кровь привычке тут же начал проверять оружие и сканировать обстановку по курсу полета.
- Э, ты там поаккуратней клацай, ишь, ручки шаловливые, - несколько напрягается майор.
"Рекс" с горящими от возбуждения глазами обращается к Дуничкину:
- Командир, давай проверим?!
- Ну да, счас прям. Звиздюлей потом кто получать будет, не подскажете?!
- Да не бзди, это ж война. Все нормалек. Ты ж в зоне БД, а оружие не проверил. А вдруг обстрел, а у тебя отказал пулемет. Давай во-о-он по той зеленке отработаем?
- Ну только вот каркать не надо под руку. Обстрел... Какой нахер обстрел... - задумчиво отвечает Виктор и начинат елозить пятой точкой в чашке сидения. - Ага, мы счас жахнем, наша "крыша" увидит и ка-а-а-ак ЖАХНЕТ из всего, что с собой тащит, вот тогда и посмеёмся, - хмурясь, отвечает Дуничкин.
- Обстрел... Откуда здесь "духи"... - размышляет вслух Игорь Дубцов.
Чухинцев, продолжая "педалировать машину", тоже подключается к разговору:
- Вить, может все-таки спецура права, давай проверим, утро-то не задалось..., заодно и АСОШ-ки стрельнем.
- Во, еще одна каркуша! Ты давай, рули, вон твои каркающие собратья по курсу махалками махают! - с возмущением восклицает Виктор, кивая на стаю воронья по курсу слева. - Б-б-лииин... не нравится мне все это.
Витя нажимает тангенту СПУ:
- "132-й группе".
- "135-й ответил".
- "315-й ответил".
- "Группа, после Минерального вправо сорок через хребет. 132-й".
- "135 принял".
- "315-й принял информацию".
Дуничкин, всем лицом изображая внутренние мучения, наконец принимает решение:
- Ладно, уговорили гады... Счас перепрыгнем, я АСОШ-ки отстреляю. Ты, боевик, давай проверяй по вон тем вон джунглям, где погуще, - протягивая руку вперед, показывает направление стрельбы разведчику. - Тока короткими и ...- Дуничкин не успевает закончить фразу, как "Рекс" начинает лупить из пулемета короткими очередями. Дорожка из трассирующих пуль потянулась к "зеленке". Спустя мгновение из "джунглей" ударили в ответ.
- БЛ-*-*-*ДЬ!!!!! ВЛЕВО, ВЛЕВО КРУТИ!!!!! - орет Дуничкин и хватается за управление, энергично и плавно вводя машину в левый вираж с набором высоты, одновременно выходя на связь с группой:
- "132-й группе влево девяносто по нам работают!!!"

Спустя мгновение эфир заполняется переговорами абонентов совсем не "сотовой" связи...

В воздухе. Перелет по маршруту Моздок-Северный.
Ми-8 N49.

- Валера, не жмись к нему. Держи интервал и дистанцию чуть больше. Если он будет левый вираж крутить, а ты в левом пеленге стоишь, на тебя крутить будет. В этом случае место в боевом порядке сложно сохранить. Лучше сразу разорвать дистанцию и на вираже перестроится в правый пеленг с небольшим превышением. Тем более, мы на пределе идем. - Шершнев приоткрыв блистер и выдыхая дым "Дон-табака" голосом лектора поучает своего подопечного.- Вишь, по высоте скачет как вошь. Шагом работает. Ты так не делай.
Валера молча кивает и увеличивает интервал-дистацию:
- Сергееич, АСОШ-ки пульнем если через хребет пойдем? - вопрошает Валера.
- Естественно - отвечает Шершнев. - Все в разрезе тактической науки и защиты от ПВО. Ты со скольжением летишь, смотри на шарик. Дай педаль, - опять включается в процесс обучения "Дед".
- "132-й группе".
- "135-й ответил".
- "315-й ответил".
- "Группа, после Минерального вправо сорок через хребет. 132-й".
- "135 принял".
- "315-й принял информацию".
Шершнев закрывает блистер и берется за управление:
- Чевой-то они рановато перескакивать решили, ну-ка, дай мне управление, чую, не к добру это...
Валера кивает и убирает ноги с педалей:
- Отдал.
- Принял.
Шершнев еще больше увеличивает дистанцию. Секундами позже ведущий заваливается в левый вираж.

В воздухе. Перелет по маршруту Моздок-Северный.
Ми-24 N.03

Вова Неверхний, зевая во весь рот:
-А-аа-А! И шото я все зИваю и зИваю... Олежек, ты там че делаешь? Не рукоблудствуешь часом?
Оператор, возмущенно поводя плечами:
- Ну, ты сказал! По себе что ли судишь?
- А я не могу, я аппарат педалирую, - смеется Неверхний. - А тебе в самый раз. Тем паче никто не видит и... - не успевает закончить эротические подковырки оператора Вова.
- "132-й группе".
- "135-й ответил".
- "315-й ответил".
- "Группа, после Минерального вправо сорок через хребет. 132-й".
- "135 принял".
- "315-й принял информацию" - отвечает Неверхний.- Олежек, смотри "Дед" порядок растягивает. Ты оружие включил?
- Естественно, я ж не дурак.
Ми-24 начинает отставать и набирать высоту.

В воздухе. Перелет по маршруту Моздок-Северный.

Спустя мгновение эфир заполняется переговорами абонентов совсем не "сотовой" связи....
- "Навес" 132-му. Ваше место?!"
- "132-й прошел траверз Минерального..."
- "315-й "Навесу". Наблюдаю работу по группе Ми-8 из "зеленки". Разрешите на боевой..."
- "135-й 132-му. Витя, я справа сзади. Не мандражируй. Все нормально. Уходим к Минеральному."
- "Навес" группе 132-го, повреждения?!"
- "132-й. "Навесу". Борт порядок. 135-й?"
- "135-й борт порядок".
- "132-й "Навесу". Группа порядок, разрешите работу."
- "Навес" 132-му работу группе по команде. 315-й ответьте "Навесу".
- "315-й "Навесу" отвечаю".
- "315-й цель наблюдаете?".
- "Навес", я 315-й, цель наблюдаю. Работают из стрелкового по группе вдогон. Разрешите выход на боевой 315-ть".
- "Навес" 315-му выход на боевой. Работу разрешаю. 132-й "Навесу"?
- "132-й ответил."
- "132-й, ждите группу Ми-24 в районе Минерального. Занимайте высоту 1200 м. Подлетное 15 минут..."
- "132-й принял. Занимаю 1200 группой..."
Оценка: 1.7483 Историю рассказал(а) тов. voyaka111 : 13-11-2012 13:14:33
Обсудить (23)
17-11-2012 03:32:40, 1avn
КЗ...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8  
Архив выпусков
Предыдущий месяцДекабрь 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru