Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Свободная тема

Ещё одна история от геологов.
Про вертолёты.
В геологии вертолёты (и вертолётчики) вообще играют очень непростую роль, являясь порой единственным средством попадания в точку В (что ж нам в точке А не сиделось-то), средством снабжения и, в более ранние времена, связи с большой землёй. Поэтому отношение к ним тоже такое, тёплое, что ли, как к рабочей собаке. Друг, которому можно многое простить. Вот две небольшие картинки.

Картина первая. Кровь и пот

Конец сезона. То есть палатки уже собраны, ящики с образцами упакованы, все бродят по бывшему лагерю, слегка расслабленные - всё позади. Последний сеанс связи по рации. Рации, к слову сказать, несмотря на то, что за их сохранность "серые братья" серьёзно спрашивали (как-то вся партия отписывалась за потерю сраной гарнитуры, как будто они карту потеряли), так вот, рации были хреновые. Как будто Мойша "Битлов" напел - хрипит, картавит, фальшивит... Сквозь этот хрип Семёнов скорее угадывал слова, чем слышал их. И после долгожданного "Борт вылетел" услышал ещё какие-то бульки. Преспросил, вернее, перекричал "Не понял, повторите?"
- Хрр Ми... семь, как поняли?
- Не понял, повторите!
- Ххх чччшшш Ми восемь к вам вылетел, как поняли?
- Пи...ц, - машинально ответил Семёнов.
- Пфчшссс повторите
- Вас понял. Конец связи.
Для того, чтобы понять причину расстройства, следует внимательно осмотреть местность, в которой находится лагерь. Небольшой распадок между сопками, довольно густо заросшими добрыми соснами. Такой лес царь-плотник Пётр Алексеевич не задумываясь признал бы "корабельным". Трагедия же заключалась в том, что площадка для посадки вертолёта была предназначена для небольшого Ми-2, на котором, собственно, и прибыла партия в начале сезона. Теперь же мудрое руководство предпочло послать машинку посерьёзней. Перед десятком мужиков, вчера отметивших окончание сезона, в полный рост замаячила перспектива если не остаться на второй сезон, то серьёзно отдалить окончание этого - вертолёт-то не автобус, раз прислали, второго может не быть. Разница в размахе лопастей и длине фюзеляжа у вертолётов довольно серьёзная, и посадочную площадку нужно увеличить почти в полтора раза. А вертолёт уже вылетел. Часов 4, максимум 5, и это, "помаши маме ручкой", волшебник кино не покажет. Пришлось мужикам взять всё, пригодное для валки леса, и без перекуров, до кровавых мух в глазах, в буквальном смысле слова прорубать себе окно в большой мир. Руки были стёрты до мяса. Топоры зазубрились и повыкрошились. Топорища излохматились. Но они успели. Потому что дома ждут.

Картина вторая. Смех (и слёзы)

Есть такое, довольно популярное в 80-х годах выражение "на краю географии". У геологов это выражение имеет практический смысл: участок для работ тебе назначили, географические координаты он имеет, а топографических нет или почти нет. Дело в том, что топосъёмка - это такая вещь, которую надо, во-первых, проводить, во-вторых, в условиях изменяющегося рельефа проводить регулярно. Когда я услышал, как работали гелоги в 30-х, 40-х годах, когда страна приказала провести срочную инвентаризацию своих недр, я просто не поверил, что это вообще возможно. Представьте: идешь по азимуту, конно, по пути производится во-первых, топографическая съёмка - карт нет совсем никаких, и только предположение, что через полтыщи километров по тайге наверняка будет Лена. Или там Индигирка. И на ней отнюдь не написано, как её зовут, а местные, если они есть, называют просто река. Во-вторых, производится геологоразведка, что тоже не семечки, знаете ли, щёлкать. В-третьих, радиометрический контроль нужно вести. В-четвёртых, жратву надо добыть себе, а главное, лошади. В пятых, связь и так далее. И до снега успеть к людям выйти, на большую землю. Или балки поставить. Сейчас всё же намного проще. И слава богу. Но я отвлёкся. Так вот, как-то получила партия задачу отработать район, где теортиццки должно что-нибудь ценное закопано на приемлемой глубине. А вокруг там вообще Заполярье, утки, красная рыба и вечная мерзлота, будь она неладна. И всё. Получают ребята карты, половина карты просто белая. То есть, в тридцатом, предположим, году, там пролетал самолёт, провёл там аэрофотосъёмку. Один раз. Потом картографы перенесли эти снимочки на бумагу, по сложным формулам провели вычисления, подписали координаты. Куда фотокамера не достала, там просто белый фон. Белое безмолвие, так сказать. Квадрат работ не совсем где ничего нет, но очень рядом. Ладно, собрались, погрузились в самолёт, прилетели в Хатангу, потом перегрузились в вертолёт, полетели дальше. Летят час, летят другой. Лётчики позвали начальника партии в кабину.
- У тебя карта есть?
- Ну да...
- Доставай, посмотри где мы. Тут такое дело, мы в этот район ещё не летали, но по расчётам должны подлетать...
- О, смотри, вроде на месте уже. Давай покружим маленько.
Сделали небольшой круг. Вроде озёра на месте, очертания только чуток другие, но мало ли - дожди размыли, порода осела. Сели, выгрузились, по рюмашке за начало сезона, попрощались с лётчиками... Пошла работа. На маршрутах, правда, порой блукали, по карте проход должен быть между этими озёрами, а тут перемычка. Или там между сопками по триангуляции расстояние другое выходит. Впрочем, все странности объяснимы - прошло много лет, крайнее фото, искажение из-за оптических эффектов. Даже карты более обжитых местностей и то, бывало, подвирали, а здесь-то, где даже ненцы не ходили... Долго ли, коротко ли, стал пробрасывать снежок - северное лето короткое. День совсем укоротился, ночь наоборот - пора домой, однако. Покричали в рацию, забирайте, дескать, нас. Ждите, сказала рация. Постреляли гусей, ощипали, жарят - ждут. Прилетел тот же борт, что и забрасывал, но лётчики почему-то не выглядели обрадованными, скорее, сконфуженными и напряжёнными. Впрочем, обрадованные геологи этого сперва не заметили.
- Здорово, мужики! Есть садитесь. Только выпить нечего, всё допили уже.
Лётчики переглянулись, дружно вздохнули и сказали:
- В салоне посмотрите. Это вам всё.
Геологи, откатив дверь, обнаружили ящик спирта. Это было довольно странно, так как максимум, на что они рассчитывали, это пара бутылок - с чего бы делать такие подарки полузнакомым, пусть и очень хорошим людям.
Пока геологи озадаченно разглядывали ящик, лётчики выбрались из кабины и напряженно обратились к мужикам:
- Вы только это, сильно не деритесь... Мы вас случайно не в тот квадрат забросили.
Когда утихли страсти, выяснилось, что впервые посещавшие эти места лётчики при заброске партии перепутали ориентиры и не учли ветер, снесший их в сторону. Каким чудом они выяснили настоящее местоположение лагеря, для меня осталось загадкой. По крайней мере, они нашли в себе смелость признаться о том, что люди целый сезон ходили в совершенно другом месте. По счастью, этот район был запланирован на следующий сезон, так что потребовалась лишь небольшая корректировка. Несоответствие карты объяснялось тем, что карта была не от той местности.
Оценка: 1.7863 Историю рассказал(а) тов. medbrat75 : 22-03-2015 19:07:37
Обсудить (40)
24-03-2015 13:12:14, Старшина
У нас в Нижнеянске на Ми-4 на бочки засыпные - оголовки ...
Версия для печати

Авиация

Сказки "триста десятой" сопки
Сказка б/н 20

Когда-то давно один умный грузин, пряча хитрую усмешку в усах и клубах табачного дыма, решил, что не совсем целесообразно использовать личный состав не по назначению. Танкист в пехоте, пехотинец на флоте, моряк в самолёте... Ерунда какая-то в итоге получается, и немец уже под Москвой. Даже приказы издал - о недопустимости немца и о недопустимости нецелевого использования... И контроль исполнения возложил на себя лично; если кто против, то может сразу за разъяснениями обращаться, непосредственно; правда, никто так и не обратился.
Потом умный грузин опрометчиво помер, а все его заветы благодарные преемники спешно переосмыслили, отменили и забыли... В очередной раз шум выплёскиваемой из купели воды заглушил писк выбрасываемого вместе с ней младенца.
Вот примерно так в Курсе боевой подготовки Истребительной авиации войск Противовоздушной обороны (КБП ИА ПВО) появились бомбометания и прочие удары по наземным целям...

...Сценарий учений писался с размахом: "Синие" обезумевшими тараканами лезли из всех щелей, "Красные" отбивались из предпоследних сил, приберегая последнюю силу для решающего контрудара. Полк играл за "Красных", ему было суждено славно погибнуть, но победить (или наоборот, что не принципиально). Некоторое смущение у личного состава вызывал только один момент - нанесение бомбо-штурмового удара... Попытались, конечно, ненавязчиво московским режиссерам-постановщикам объяснить, что полк ПВО-шный, несколько другие задачи решает, и вообще, грешно хлеб у соседей из Оленегорска и Североморсков отбирать, они-то на своих Ту-22М3 и Ту-16К на перехваты не летают, но были не поняты: полк есть, выполненные упражнения КБП есть - значит, раз всё есть, то проблем нет. И вообще, в ВВС штатно не менее трети полка однотипных самолётов именно на нанесении БШУ специализируется, и ничего, всё нормально. Или непонятны задачи Родины и партии?
- Так точно, есть, разрешите выполнять! - быстренько ответил полк, и среди сопок ещё долго звучало это "...ять!.. ять!..ять!.."
Нет, упражнения КБП, конечно, выполнялись... В части необходимой. Трудновато учиться военному делу по утвержденным в московских штабах методичкам, когда редкий день проходит без одного-двух фактических вылетов по тревоге из состава дежурного звена.
А вот мало используемые в жизни пункты курса подготовки популярностью не пользовались. Нет, старые "зубры" припоминали, что было что-то такое... Давно, еще на перевооружении - шестнадцать снарядов по мишени выпустили, всеми шестнадцатью попали в обеспечивавший стрельбы ПКП, а с тех пор времени не было дурью так маяться. Баловство одно, лишний расход передвижных командных пунктов и ресурса; это вам не "Орионы" вражеские гонять.
Но раз надо - значит, придётся. Одну эскадру оставили сидеть по реальной войне на боевом дежурстве, одну - перехватывать и биться в воздушных боях с "Синими" из Рогачёво, одну - осваивать непривычное ремесло фронтовых бомбардировщиков.
Работать решили колонной, высота тысяча, скорость восемьсот, нагрузка по две ФАБ-250, сброс по ведущему; удары с полупетли и прочего кабрирования оставили людям более подготовленным.
Краснознаменный Северный Флот выделил четыре ржавых парохода, физически уже не способных доехать до обычных полигонов морских ракетоносцев. Их подлатали, притащили в район стрельб, поставили на якоря, подлатали снова и оставили болтаться на волнах; выделенная для обеспечения группа с берега визуально контролировала состояние целей и по возможности старалась не допустить их самопроизвольного перехода из надводных в подводные раньше утвержденного времени.
Бомбовую нагрузку привёз Ан-12 с "Большой земли", держатели под нее с трудом откопали в завалах эскадрильских закромов; поначалу аэродромный люд мерзко хихикал, наблюдая озадаченные лица "оружейников" пытающихся вспомнить, какой стороной бомба вообще цепляется к самолету, но постепенно раскручивающийся маховик учений затягивал в свои зубья всех без разбора, и становилось уже не до смеха. В итоге добрались и до ШБУ; штурманы сначала, конечно, удивились, но быстро сообразили, что осуществлять боевое управление на этом празднике жизни будет гораздо комфортнее на рыбалке, чем на командном пункте, так что в желающих недостатка не было. Как водится, из добровольцев отобрали двух первых попавшихся и обозвали их передовыми авианаводчиками; те получили временный позывной, взяли в дорогу удочки, радиостанцию побольше, "шильницы" поменьше и ускакали "Ми-восьмым" на берег Северного Ледовитого... Или это "шильницы" были побольше, а радиостанция поменьше? Уже и не помню...
Тогда определили и окончательный вариант удара: выход на цель по автоматическому наведению, бомбометание по разрешению группы ПАН.

И случился день "Д", и настал час "Ч", и начались боевые будни. "Синие" вторгались, "Красные" оборонялись; старший из штурманов ловил рыбу и гонял наглых леммингов, младший перенимал опыт и сидел при радиостанции.

- "Береговой" - "Перекалу"! - сказала радиостанция.
- Есть, - сказали передовые наводчики.
- Пить, мля. "Береговой", совсем нюх потеряли там.
- "Береговой" ответил.
- Давай там, не спи. Наши выезжают уже.
- Есть...
- И давай старшего к связи, как понял?
- "Перекал", "Береговой", принято... Иваныч!!!
Но старый "пёс войны", почуяв зов боевых труб, уже материализовался на временном КП.
- Что шумите? Вылетели? Ну и хорошо, а ты чего суматошишь? Как дети малые... Полчаса еще спать можно...

- "Береговой" "Ноль-двадцатому", входим в зону, отметку цели наблюдаю, групповая, надводная, прошу добро на работу.
- "020-й", визуально наблюдаете?
- "020-й", не наблюдаю, дымка, но конфигурация отметок целям соответствует.
Им сверху видно всё, - рассудил штурман:
- "Ноль-двадцатому" работу разрешаю, "Береговой".
- Принято, на боевом...
- Иваныч!..

- Как "на боевом"? Тааак... это у них две минуты подлетного времени... Тогда почему мы их не слышим?!
Вопрос был интересный, даже интригующий; один МиГ-23М шумит очень громко, двенадцать "мигарей" грохочут еще сильнее.
- Ятицка сила... "Ноль-двадцатому" работу запрещаю!!! "020-й", "Береговой", отмена, отмена удара, запрещаю, как понял?!..
И секунды тишины, пока:
- "Береговой", вас понял, работа по цели запрещена, возвращаемся, "Ноль-двадцатый"...

Штурманы дымили на берегу, философски созерцая океанский простор; в борта кораблей-мишеней лениво плескала спокойная волна; чуть выше возвращалась на свой аэродром эскадрилья; а еще чуть в стороне, буквально в пятидесяти километрах, обсуждали недавно пронесшиеся над головами хищные силуэты боевых самолётов моряки Мурманской рыболовецкой флотилии, даже не подозревающие, как им повезло в этот день...
Оценка: 1.7037 Историю рассказал(а) тов. BratPoRazumu : 09-03-2015 20:04:06
Обсудить (20)
28-05-2015 19:13:48, BigMaximum
Блин, пропустил... КЗ!...
Версия для печати

Флот

Большая приборка

Битый час через стенку слышу, как соседка заставляет 15-летнего сына помыть полы.
- Сейчас!
Который раз он произносит это слово? Пятый... Десятый...
Наконец слышно плескание воды, шлепанье тряпки и бурчание.
Оторвали от компьютера...
Я вышел покурить на крыльцо.
Минут через 5-7 мимо, шумно сопя, прошел с ведром воды и с половой тряпкой в руке пацан. С размаху плюхнув тряпку на штакетник забора и выплеснув воду на грядку, он, бросив ведро, быстро направился опять к компьютеру.
- Ну, что, помыл?
- Да, помыл...
Мать, вышедшая за ним, бухтит:
- Чтоб тебе так дети мыли. Иди, перемывай!
- Угу, сейчас...
- Ну-ка погоди, малой, - я придержал его за рукав.
И, не торопясь, начал свой рассказ. Нет, не мораль и не нотацию.
Мать тоже задержалась, с интересом посматривая то на меня, то на сына.

В его возрасте, даже моложе, я тоже пытался мыть пол, единожды намочив тряпку, и за раз пройдя ей по всей квартире.
Но в те давние времена были другие средства переубеждения, и я довольно сносно научился мыть полы.
Что очень пригодилось мне на воинской службе. Впрочем, все, кто отдавал долг Родине, прошли через мойку полов, драйку палубы.
Вот пришлось драить палубу и мне.

Память, тяжело шурша, уже начинающими слипаться листами тетради жизни, отлистала и остановилась на странице 40-летней давности.
Полустертые, выцветшие слова, некоторые уже не разобрать.
Но попробуем...

В те давние времена, меня, попавшего служить на крейсер «Мурманск», больше всего возмущала четырехразовая приборка на корабле.
Три мокрых и одна под хитрым названием «Проветривание палуб и помещений»
Откуда на корабле, стоящем на рейде или несущем службу в морях-океанах, может браться грязь?
Может, однако!
Работающие механизмы и работа с механизмами, небесные, то бишь атмосферные явления были источниками антисанитарии.
Пыль оседала везде и всюду, и если ее не смывать и гонять, спокойно мог получиться свинарник на воде.
А вот по субботам... Как-то пропустил я этот момент, изучая Корабельный Устав.
- Приготовиться к Большой приборке! - прозвучало по корабельной трансляции.
Какая еще большая приборка? Неужели четырех раз в день мало?
Ан, нет. Не так все просто в Военно-Морском Флоте.
Утро начиналось с выноса и выбивания постелей. Еще до подъема флага стояли громкие хлопки на палубе. Молодежь трусила одеяла с усердием. По неопытности от усердия одеяла рвались пополам. Кто поопытней, обращались с ними понежнее. Ну, а порванные одеяла сшивались. Почти незаметным швом.
Постели после выбивания сворачивались в рулон и занимали место на койках до окончания приборки.
Бросались в глаза аккуратные кучки песка на палубе, завезенного на барказе заботливыми боцманами. Песок себе и песок. Мало ли зачем.
Оказывается, под ногами есть палуба родимая. А она, как и все остальное на крейсере, лицо корабля. На корабле вообще все состоит из лица. Пусть хоть один из моряков крейсера покажет на нем задницу (нежно говоря).
После подъема флага состав разошелся по местам приборки и каждый получил в руки деревянный брусочек по смешным названием - «торец».
И уже через несколько минут ты с упорством тер этим «торцом», да с песочком, брус за брусом, сдирая мельчайшие загрязнения с благородной древесины, и удивляясь, почему не пачкает смола, залитая между ними.
И в голове, как музыка, звучало: Шпации, шпации... Красивое, загадочное слово.
Уже в конце моей службы особо загрязненные места разрешалось драить с небольшим количеством регенерации. Но на наш участок палубы это как-то не попало. Шкафут правого борта перед входом в офицерский коридор и так сиял чистотой. Наверное, из-за малого перемещения л/с по этому участку палубы.
Одновременно щетками с мылом драились пожарные шланги. В коридорах, каютах и кубриках ветошью с мылом проходились по подволокам и переборкам.
Также с мылом драились надстройки и линолеумная палуба внутренних помещений.
Звучала музыка по корабельной трансляции, и ты, вспоминая фильмы о флоте, думал, что не все так и плохо во флотской жизни.
Песок с надраенной палубы смывался мощной струей воды, весело убегающей по ватервейсам, и с недовольным урчанием исчезающей в шпигатах. И словно теплее становилась палуба, и хотелось скинуть прогары, чтобы босиком ощутить ее тепло.
Заодно полоскались и пожарные шланги.
Палуба насухо пролопачивалась, шланги после просушки туго сворачивались, отбивались кулаком обе стороны и занимали свои штатные места. С последующей побелкой мелом или зубным порошком резиновых колец.
Вся медь, латунь и бронза надраивалась до зеркального блеска пастой ГОИ. Асидол почти не использовался.
На катерной и автоматных площадках в сильных и ловких руках матросов гуляла швабра под названием «Машка». С длиной локонов до одного метра.
Не завидовал я морякам кораблей с металлической палубой. Только со стороны красиво смотреть.
А по кубрикам уже начинал шествие помощник командира корабля с белоснежным носовым платком в руке. И не дай Бог из ведомых только ему шхер оставалась на платке, хоть какая-то грязь. Считай, пропала суббота!
Корабль сиял, не стыдно было служить на таком.
Сейчас почти не осталось кораблей с деревянной палубой, а жаль.
Впрочем, и на земле в домах и квартирах деревянные полы становятся редкостью. Все больше ламинат да плитка.

Малой посмотрел на меня осуждающим взглядом, сняв тряпку с забора, бросил ее в ведро, и взяв его, насвистывая что-то свое, пошел в квартиру.
Ну вот, как-то так.
Оценка: 1.2578 Историю рассказал(а) тов. Станислав Солонцев : 10-03-2015 08:36:36
Обсудить (11)
13-03-2015 13:39:08, VVrom
Чую у него еще и про Пинчука младшего припасено :)...
Версия для печати

Учебка

Дневальный майор

Не личное. По рассказам «соседей»

Наша рота славилась дисциплиной. И вот пришло время раздрая. «Золотой карантин» - те несколько дней, когда «госы» уже сданы и до получения лейтенантского звания считанные дни.

Входит командир роты. Команды нет. Тишина. Ни дневального, ни дежурного. Вообще никого.
Только ремень со штык-ножом на тумбочке лежит.

Поначалу ротный задумал было рассвирепеть, но не стал. Какой уже смысл?

Взял он ремень со штык-ножом и давай на себя примерять. Сам мужик немаленький. Ремень не сходится. Видать дневалил кто-то из «мухачей».

Ротный немного «отпускает» его. Снова пробует. Снова не сходится. Снова «отпускает» - результат тот же.

И так увлёкся офицер процессом, что не только раскраснелся, но и когда зазвонил телефон, то он снял трубку, прижал её к уху плёчом и, продолжая подгонять ремень под талию, представился:
- Дневальный по роте майор Шикунов.

В течение нескольких секунд после этого красная краска на его лице сменилась белой. И аж всхуднул как-то резко - ремень, что так старательно увеличивал, большим стал.

Это комбат звонил...
Оценка: 1.2535 Историю рассказал(а) тов. Барс : 01-03-2015 11:53:15
Обсудить (14)
10-03-2015 20:21:42, Барс
тяжело вздохнул и немедленно...жаль что не пью))...
Версия для печати

Учебка

8. Борькина неожиданность

- Стоять! - резкий крик дежурного по училищу подполковника Елизарова.
Железная выдержка у Бори Борисова - даже не вздрогнул. Будто не слышал.
- Моряк, стой! - дежурный начал спускаться с крыльца из столовой, наверное, подумал, что слабо крикнул.
Боря с буханкой хлеба подмышкой постепенно ускоряется. Елизаров переходит на бег трусцой.
Ну что за армейский яйцеголовизм - установить путь в столовую вокруг учебного корпуса?! Мы же курсанты училища тыла! Поэтому знаем, что по энергозатратам ходить в обход невыгодно! Да и чисто из философских побуждений всякий вменяемый курсант всегда пошёл бы «по Сократу». Тем более, на пути обратно.
Но попасть в лапы Елизарова даже на пятом курсе весьма нежелательно, и Боря переходит на рысь. А после поворота за угол учебного корпуса уже на галоп.
- Товарищ курсант, я приказываю! Стоять!
Подполковнику средних лет ни за что не догнать молодого спортивного парня! Расстояние между ними не сокращалось, а совсем наоборот. И тут из КИФовской* курилки:
- Стреляйте, товарищ полковник! Стреляйте! Уйдёт!
Боря встал как в бетонную стену.
Елизаров подбежал, переложил хлеб из Бориной подмышки в свою, второй рукой взял его под руку и уже вместе - старший свободно и вразвалочку, младший на немного дрожащих негнущихся ногах - пошли в сторону наших казарм.
Дежурный что-то внушал Боре, тот слушал и кивал. У факультета им навстречу вышел новый начальник курса Борисова, и беседа продолжилась уже втроём.

___________________________________________
*КИФ - командно-инженерный факультет (будущие военпреды)
Оценка: 0.9079 Историю рассказал(а) тов. Барс : 24-03-2015 08:53:00
Обсудить (24)
26-03-2015 23:52:34, lancer
Вебер - рулёз!...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2  
Архив выпусков
Предыдущий месяцНоябрь 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
Только у нас Floraplast.ru арки для садоводов
локальные очистные сооружения