Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Авиация

Сказки «триста десятой» сопки
Сказка б/н 11

Третьи сутки метель засыпала полк снегом.
Непогода накрыла весь Кольский, словно уходящая зима, спохватившись, решила высыпать все свои оставшиеся запасы на расслабившихся уж было жителей и заодно напомнить им что неспроста лучший общественный транспорт в здешних широтах - олени.
Замело дороги, закрылись, поборовшись немного со стихией, аэродромы. Сначала Мурмаши, потом сдался флот, за ними и ПВО... Лишь подполковник К., осмотрев творящееся за окном безобразие, постановил:
- Я упрямый белорус, и пока я командир полк останется на боевом дежурстве. Чистить! - и объявил тревогу.
Заметаемые снегом соседи бездельничали и пили разные напитки; у нас весь личный состав способный держать лопату, включая штабных писарей и обозных лошадей, расчищал аэродром. Не полностью, конечно - реально оценивая соотношение сил ограничились стоянкой дежурного звена, рулежкой и взлетно-посадочной. Вроде и небольшой участок, но когда уже через пять минут с трудом различаешь где чистили, а где нет, выражение «сизифов труд» становится понятнее и роднее. Другие выражения тоже.
Ходили делегацией к командиру; Виталий Иванович, внимательно и с пониманием выслушав ходоков, повторил свою мантру про упрямого белоруса, добавил несколько новых слов и отправил обратно на трудовой фронт.
- Выслуживается... не терпится ему папаху нацепить... - определили офицеры, орудуя шанцевым инструментом.
День-ночь, день-ночь... Вымотались все. Водитель снегоуборочной за рулем заснул - полкилометра огней с взлетки как корова языком слизнула. За полосой, продолжая расчищать рулежную дорожку, метров на тридцать снег с грунта убрали прежде чем сообразили что увлеклись и бетонка давно кончилась...
На третий день метель начала ослабевать. Белая поредела круговерть, выглянуло солнце.
Небольшой вроде просвет, метров пятьсот всего шириной, за ним снова белая стена снежная видна - а все равно хорошо, даже теплее как-то.
И вдруг в просвете появляется «аэрофлотовский» Ту-154, в посадочной конфигурации, быстренько доворачивает и идет прямиком на полосу как будто так и положено; хорошо хоть все небом любовались, «железную птицу» увидели вовремя и успели с техникой с бетонки в снег попрыгать.
А «тушка», нахально проревев реверсом, словно у себя дома прокатилась по полосе и остановилась в торце, зарывшись передней стойкой шасси в снег; когда подбежали, в открытой двери кабины экипажа уже сидел, дымя сигаретой и улыбаясь, командир «пассажира».
- Служивые, а где я сел-то?
- В Килпах.
- Ну и нормально...
Конечно, его благодушие совсем не разделил командир полка, на полосе у которого растопырился лайнер с полутора сотнями пассажиров в придачу, которых нужно было кое-как, по стремянкам, извлечь из салона, где-то разместить, да еще и кормить пока не удастся отправить в Мурманск. Но альтернатива могла быть куда хуже...
Командир 154-го допустил две ошибки. Затосковав по метеоусловиям с пассажирами в Москве он принял решение на вылет по неподтвержденной погоде, а когда уже на подходе к Мурманску прогноз не подтвердился - улучшение было, но недостаточное - начал ждать. Вот только вместо лучших метеоусловий он дождался аварийного остатка топлива, которого уже не хватало чтобы уйти на ближайший открытый аэропорт Петрозаводска. Хоть тушкой, хоть чучелом, а самолет нужно было срочно сажать куда угодно, хоть на ощупь и в сугроб поровнее, так что начали они заходить на заснеженные Мурмаши которые лихорадочно чистились, кляня торопливый экипаж на все лады.
Хорошо авиационный бог, отвлекшись от партии в шеш-беш, спохватился и организовал просвет в котором их ждал уже расчищенный аэродром полка «упрямого белоруса» подполковника К....
Оценка: 1.7662 Историю рассказал(а) тов. BratPoRazumu : 05-04-2010 21:35:41
Обсудить (29)
22-05-2010 18:00:26, Zac174
В конце 94-го в Душанбе при разбеге на взлет 76-й встрет...
Версия для печати

Свободная тема

Буратино под капельницей

«Скоропомощники» жалуются — народ ошалел, вызывает 03 по любому поводу, на «температуру в 37,5» и «сухость в груди». Их можно понять. Поток вызовов захлестывает и грозит утопить. Людей не хватает. Те что есть — не супермены. Машины ломаются. Водители уходят на маршрутки — там заработок выше. И все равно, говорю я вам, если стало плохо — звоните в 03. Вне зависимости от своего возраста и пола. Стыдно 30-летнему мужику вызывать «скорую»? Здоровье и жизнь дороже. У нас экология ни к черту и питание как в нищей Эфиопии, а нервы... 23-летний студент пришел в поликлинику с жалобой на боль в груди. Сессия. Был обруган терапевтом и послан восвояси. Мотив посыла: молод еще для «сердца». Ночная госпитализация с инфарктом миокарда. Откачали.

Поэтому звоните в 03, когда вам плохо. Но и врачу хотя бы скажите спасибо. Угостите чаем, покормите — это для них действительно важно. В ночной гонке по вызовам не перекусишь. Можно выразить благодарность и другим способом, денежным. Это не взятка. Это благодарность за оказанную помощь. Этого не надо стыдиться. Плохих врачей, врачей-хамов благодарить не стоит. Если врач или фельдшер «скорой» отмахивается от жалоб пациента — это не врач, это ломовик. И еще — никогда не грубите врачам со «скорой», не умножайте зла в мире. Я же не ругаюсь...

Понимаете, не болело ничего. Ни-че-го! Было весь день какое-то странно-квелое состояние, это да. Мысли тоже квелые, ленивые. Работать не хотелось. От сигарет порой подташнивало, но с моим гастритом это иногда случается. Некогда болеть, некогда — дел невпроворот. Мы так и живем через одного в этой безумной стране. Немец, порезав пальчик, верещит «алярм», берет больничный и через день ездит в медцентр проверяться — вдруг заражение крови? Мы спокойно переносим на ногах тяжелый грипп и самостоятельно вправляем вывихи. В одной деревеньке старушка сама себе шинировала сломанную руку, обмотала полотенцами и завязала шпагатом. К врачам не обращалась. И рука срослась, вот только к непогоде постоянно ныла...

Два молодых нелюдя выпивали. Когда кончилось, заспорили, кому идти за добавкой. Слово за слово — началась драка. В процессе один схватил со стола складной ножик и воткнул в ногу второму. Тот ответил мощным хуком справа. За добавкой сходили вместе. Помирились. «Скорую» вызвали через два дня, когда кончились «наркоз» и деньги. Больно стало. У одного гнойный абсцесс — отломился и застрял в ноге кончик лезвия. У второго — перелом челюсти. Видимо, пить не мешало, а закуской пренебрегли. Буратино был тупой, что поделаешь.

Лежа в больнице, насмотришься и наслушаешься. Ранний весенний велосипедист выехал прокатиться перед сном, на закате. Поскольку на тротуарах еще лежит снег, поехал по проезжей части — узкой окраинной улице. Машин было мало, расслабился. Проезжая мимо двора, в просвете между домами «поймал в фокус» заходящее солнце. Ослеп, вывернул руль и выехал на встречную. Летел через капот и крышу «девятки» долго. Три ребра, сотрясение мозга. У пожилого водителя отечественного авто-чуда — сердечный приступ. Покатался...

Так вот, о «скорой». Первое «нунифигасебе» я ощутил где-то под вечер. Обморочное состояние трудно с чем-то спутать. Холодный пот градом и в глазах сумерки. Кто выключил свет? Верните на место! Одновременно возникла тяжесть в желудке, тупая ноющая боль. Почувствовал, что надо прилечь. Лег. Полежал. Свет вернулся. Тяжесть не проходила. Сходил потошнил. Рвота темная. Показалось, что кто-то лезет из живота, туго натянув кожу на нем. Страшно, блин. Очень не хотелось звонить в 03 — может, оно само пройдет? Позвонил. Сижу, жду. Вычитал на фельдшер.ру что дверь надо оставлять открытой. Сижу. Как дурак — ничего не болит, обморок прошел, чувствую себя сносно. Зачем вызывал?

Вот и меня об этом спросил приехавший дядя доктор. Зачем, сволочь, вызывал? У нас тут и так полным-полно симулянтов. Бабки с давлением. Мамаши с ребенками (зубы, понимаешь, режутся). Алкаши с «белками». Ты сам часом не алкаш? Нет? Ну ладно. А это у тебя просто несварение желудка. Съел что-то не то. Пройдет. Таблеточки пей. Укол сделать? От чего? От всего. Помогает. Ну не хочешь — как хочешь. Бывай. Сходи завтра в поликлинику, проверься.

Облегченный вздох. Так не хочется в больницу! Видимо и впрямь что-то не то съел. А обморок? С чего бы... Да ладно. Чашка кофе. Аська пищит. Привет-привет. Да, все нормально. Серфинг по сайтам. Недописанная статья. А там и спать пора. В поликлинику? Что я там забыл, в этом храме Гиппократа с облезлыми стенами? Скорее подхватишь очередное ОРЗ, чем получишь нормальную медпомощь. Терапевт — девица на три года меня младше. Медакадемия печет их как блины, но постоянно то муки недостаток, то сахару, то соды перебор. Во взгляде усталость и равнодушие. Спасибо, аспирин с активированным углем я и без рецепта куплю. Самонадеянность...

У взрослого сорокалетнего мужика заболел зуб. Что такое зубная боль — знают все, а кто не знает — тому сказочно повезло. Тактика действий проверена временем: анальгин (кеторол), не проходит — в поликлинику. Как вариант: анальгин, еще анальгин, флюс — в поликлинику. Этот решил покинуть накатанную колею и открыл очередной выпуск «ЗОЖ». Вычитал «народный рецепт» полоскания полости рта уксусом. Забыл, что любой рецепт нужно читать вдумчиво и подробно, а не по диагонали. Вместо яблочного или виноградного уксуса взял эссенцию. 70%, ага. Когда начало жечь во рту, непроизвольно сглотнул... От внесения в список номинантов премии Дарвина очередного «злобного буратину» спасла «Скорая помощь» и больничные хирурги.

Рано я обрадовался. К ночи резко заплохело. Появилось какое-то противное высасывающее ощущение в животе — словно веревку оттуда тащили. Слабость. Тошнота. Хреново. Самое хреновое — непонятно что делать и как этот бардак прекратить. Полное бессилие. Это не простуда, когда знаешь, что слопаешь аспиринку, выпьешь чаю с малиной и под одеяло — через час температуры как не бывало. Тревожно. Спать не могу. В голову лезет всякая чушь. Все-таки набрал 03 повторно. Ну вот, теперь и меня запишут в стройные ряды симулянтов, вызывающих врача по пять раз на дню. Лежу. Ушам почему-то жарко. Жарко, жарко, еще жарче...

- Эй, парень! - противный запах нашатыря выводит меня из сумеречной мглы.

Свет. Лежу. Рубашка расстегнута, похоже меня уже осмотрели без моего участия. Человек в синей куртке сидит на стуле рядом. Второй... вторая что-то делает у стоящего на столе серого чемодана. Ничего себе такая девочка, симпатичная. А это еще нафига? Капельница? Мы так не договаривались. Пытаюсь встать и понимаю, что это малоосуществимо. Хреновое ощущение, когда задние лапы отказываются выполнять свою работу.

- Лежать! - орет человек в синем. - Ира, давай систему.

Повернув голову, обнаруживаю в руке дырку с торчащим из нее катетером. Штука уже знакомая. Хм... Не нравится мне это. Кажется, я это сказал вслух.

- На том свете не лучше, парень, - успокоил доктор. - Сейчас поедем в больничку, там подштопают тебя. Следить за собой надо, следить.

- Аппендицит? - а чего это я шепотом-то...

Доктор молча качает головой. Неприятное ощущение в руке — поворачиваю голову. Ира уже подключилась, по трубке капельницы стекает какая-то жидкость. Мда... Во попал-то!

Я порывался еще идти сам до машины, долго не мог найти паспорт и медполис (а они уже приготовленные лежали на столе), путался в одежде — смутно помню это, и то, как несли по лестнице (голова вниз — голова вверх, голова вниз — голова вверх, море штормит, море...). В машине, видимо, батарейка села окончательно — не знаю как и сколько ехали до больницы на «скоропомощной» «ГАЗели» по спящему городу. Один раз открыл глаза, услышал где-то далеко-далеко сирену и обнаружил на морде лица прозрачное нечто. Вдохнул холодный, прямо-таки ледяной воздух... и уснул снова. Говорят, врачи не любят, когда больной без сознания — извиняюсь, не удержался я. Так, понимаешь, захотелось поспать в дороге — когда еще такое доведется?

Лежу уже не на носилках — в палате. Трубу изо рта убрали, из живота еще торчит труба «прямого слива». Дренаж, тоже знакомо. Хорошо все-таки быть где-то далеко от своего бренного тулова и не знать, не видеть, что с этим туловом делали — где вскрывали, где штопали, что заливали... Заливали, судя по всему, много. До сих пор в вену что-то капают — утром и вечером. Знакомлюсь с соседями, узнаю много нового об идиотах и не только.

Бригада «Водоканала» выехала проверять линию, искать повреждения. Нашла открытый люк. Крышку кто-то унес и сдал в чермет. Бывает такое. Поматерившись, накрыли люк листом фанеры. Чтобы проверить прочность, стопятидесятикилограммовый бригадир встал на фанерку и попрыгал... Остановил падение в бездну живот. Два ребра слева, одно справа. Выдернули с трудом, вызвали «скорую».

Соседи веселые. Мужик с рассечением головы и подозрением на сотрясение мозга. Жутко воняет духами. Ржет. Говорит, поссорился с женой — возревновала к секретарше. Выгнала из дома. Спустя несколько дней пришел мириться, купил здоровенный флакон французской туалетной воды. И все было уже почти хорошо, да мужик неосторожно упомянул вслух имя секретарши. Супруга взорвалась как оборонительная граната с разлетом осколков в двести метров. Одним из осколков оказался тот самый флакон... Ржет. Говорит, хотел купить в подарок набор сковородок. Хорошо, что не купил. Потом приходила в палату, была послана в пеший эро-тур.

У меня — все признаки язвы. Внезапной и острой, с кровотечением. Внутренние кровотечения вещь неприятная и опасная — это я еще со школьного курса ОБЖ помню. Док, к черту подробности, не хочу ничего знать. Врач на обходе называет меня мазохистом и ругает. Еще больше ругает «гребаных санитаров» с первой бригады 03. А я не ругаю. Я понимаю. Усталость, голод и недосып совокупно дают равнодушие. Пациенты и вызова сливаются в сплошное мельтешение. Уже нет разницы, где инфаркт, а где ангина. Кто в армии служил — тот это состояние «пофиг все» знает. Чего ругаться-то?

Док говорит, что стоит написать жалобу. Не буду. В глаза бы посмотреть — это да. Здравствуй, доктор, я твоя врачебная ошибка. Исправленная, как видишь. Которые неисправленные — двумя этажами ниже, в морге. Интересно, что скажет. А что он может сказать? Извинения мне не нужны. Пусть с другими будет осторожнее. Хотя будет ли? Второй бригаде я куплю коньяк. И коробку конфет Ире. Непременно.

В соседней палате лежит девица лет 19. Поссорилась со всем миром, поругалась с родителями. Решила покончить с собой. Дождалась, пока «предки» уйдут на работу, нашла в шкафу две упаковки каких-то таблеток, съела. Возвращаясь с кухни, подскользнулась на линолеуме, локтем разбила стеклянную дверь. Испугавшись вида крови, вызвала «Скорую помощь». Дура. Помирать — так уж помирать. Уже забинтовав пустяковый порез, врач обратил внимание на смятые бумажки на столе... Промывание желудка — малоприятная штука.

Персонал с содроганием ждет начала садового сезона. Бабки-дедки сыплются со стремянок как перезрелые яблоки, рубят и пилят ножовками пальцы, наступают на грабли и косяками валятся с инфарктами. Но «фазенду» не бросают. Упрямые. Прошлым летом один пенсионер в 75 лет полез спиливать сухие ветки у любимой груши. Наступил ногой на сук. Сук крякнул и сломался. Потом «крякнула» нога. Как же плохо у стариков срастаются кости!

Док говорит, что от внутренних часто загибаются. Ему виднее. «Скорую» однозначно не любит. Впрочем, чаще всего именно они привозят этих отравившихся, поломавшихся, воняющих кровью и страхом. Откуда взяться любви? Постоянная война с алкашами. В вытрезвитель их не берут — нет денег. Менты не принимают — ссадина на лбу. А больнице они к чему? Благодарности от них не дождешься. Полисов у многих нет и в помине. А вони и грязи достаточно. Один ухитрился так обоссать каталку, что разъело прочную клеенку. Что он пил, интересно? А «скорая» все тащит и тащит алкашей. Люди у нас хорошие местами. Сердобольные. Увидят лежащего в луже бугая — звонят 03: «Человеку плохо». На синеющих стариков в автобусе — ноль внимания, чего им сделается, старшему поколению?

Говорят, в реанимацию привезли «мясо» с ДТП. Персонал спрашивает, сколько килограммов и почем. Интересные люди медики, добрые. Шутят много. Больные злые, чувством юмора не отягощенные, обижаются, жалобы строчат. «Скоропомощники» злятся — вызовы идут потоком, и все бестолковые: «человеку плохо». Как нам понять вас, медики? Как вам нас понять? «Плохо» — это просто плохо. Когда плохо, то не до шуток. Мы не умеем сами себе ставить диагноз. Для нас любое отклонение от нормы — плохо. Мы не умеем входить в ваше положение, когда нам плохо или плохо нашим родственникам. Для нас в этот момент весь мир — боль.

Да, потом, когда боль отступает, каждый ведет себя по-разному. Кто-то скажет доктору «спасибо», кто-то отблагодарит свернутой купюрой, а кто-то выставит из квартиры, не сказав ни слова. Это на совести пациента. Но в момент, когда на руках умирает ребенок (даже если он на самом деле не умирает — матери это объясните!), шутки и цинизм нами не воспринимаются. Не всеми из нас. Но большинством. Потом — мы поймем и простим все. И опоздание на час, и равнодушный взгляд (на самом деле — просто смертельную усталость), и порванные при уколе вены. Мы оценим и маленькую зарплату, и старую скрипучую машину с жесткими рессорами, и недостаток лекарств. Опять же не все поймут. Но большинство.

Полгода назад в соседнем подъезде в присутствии врачей умерла пожилая женщина. Возраст 80 лет в России — диагноз почти смертельный. Я слышал, как кричала дочь старушки вслед уезжающей «скорой» что-то про убийц в халатах. Я понимаю, почему она кричала. Я не гарантирую, что удержался бы от резких слов сам. Но я знаю также, что ее муж ездил потом на подстанцию извиняться. Хороший человек. Наверное, тоже понимает, что такое 80 лет в нашей стране. Чем тут помогут доктора?

Ругать «скорую» - все равно что ругать протекающий кран, вместо того, чтобы взять и починить. Часто ли врачи «Скорой помощи» слышат добрые слова? Часто ли слышат хорошие отзывы о своей работе. Увы. СМИ радостно хватаются за любую «чернуху» о медиках и тщательно пережевывают ее. За кадром остаются спасенные жизни. Любой репортаж с места ЧП пестрит героизмом спасателей, пожарных. О «скорой» - только кратенько: «доставили в больницу». Меня вот тоже доставили. Как и чего это стоило с сверхнизким давлением, остается догадываться. Их спрашивать бесполезно. Привычные к негативу, они замыкаются в себе, услышав вопрос. Ожидают только плохого. Население зомбировано рассказами о фельдшерах-взяточниках, врачах-убийцах.

Несколько месяцев назад судили врача 03. Со своих пациентов он требовал деньги за госпитализацию. Не просил и не ожидал благодарности, а именно требовал. Всего-то тысячу рублей с вызова. Для Москвы — гроши. Для нищей провинции и нищей старухи — сумма. Мерзкий человек, вызывающий отвращение. Журналисты неделю обсасывали новость — зачем? Людям — негатив о работе врачей, выпускникам медакадемии — ненужное им знание, что можно и так вот зарабатывать. Если осторожно — попался-то врач только на двенадцатом больном.

Я не ругаю врачей. Трудно судить неспециалисту, что скрывается за ошибками «скоропомощников» - усталость, равнодушие, непрофессионализм или просто воля случая. Ошибки совершают все. Некоторые ошибки стоят дорого. Иногда виноват врач, иногда пациент, иногда — сама жизнь, чтоб ей неладно было. Взять хоть меня — ну что такое язва? Нервы, стресс, суета и неправильное питание. Док дает рекомендации по диете и режиму дня. Ага, щаззз. А кто работать будет? И он, и я понимаем, что нереально правильно питаться и соблюдать распорядок в сумасшедшем ритме города.

У окна — нележачие. Медсестра ругается и гоняет. Думает, что курят в форточку. Мы ж не звери... Курить ходят под лестницу. Там тоже нельзя, но курят все — доктора и пациенты. Друг друга «не замечают». На дворе уже настоящая весна. За считанные дни температура скакнула на десять градусов. Птички поют. Черта с два они поют — орут, ошалелые. Завтра выписываюсь. Болеть можно и дома, а на мою койку желающие всегда найдутся. Врачам работы хватит, хватило бы врачей...
Оценка: 1.7123 Историю рассказал(а) тов. Александр : 10-04-2010 00:38:47
Обсудить (137)
, 16-04-2010 22:59:24, Автор_ответил
Вообще, у СМП у нас сложились два стереотипа, которые и вызы...
Версия для печати

Флот

- Следующий, - выдохнул краснолицый капитан 3 ранга, выходя из аудитории, где проходил вступительный экзамен по английскому языку.
Знания языка для морского офицера, конечно, вещь нужная, однако за последние годы после окончания морского инженерного училища всего один раз пришлось воспользоваться знаниями, полученными в училище. Когда вновь назначенный командир нашей «яхты Беда» изрек мало понятное слово: импеданс. С прямотой, воспитанной механиком и просто «учителями» молодых лейтенантов, коими, как правило выступали «управленцы», это звучало крайне неприлично. Хотелось мгновенно «обидеться» и ответить, типа сам такой. Только типично флотская особенность не показаться дураком заставила смолчать. Освободившись от постоянно преследующих тебя служебных обязанностей и отловив «штурманенка», выяснил, что это не ругательство, как показалось, вначале. В общем, что-то типа сопротивления. Но звучало, согласитесь, почище общепринятого русского фольклора, красиво...
Открыв дверь, решительным шагом подошел к столу с вопросами, искренне веря, что это окажет свое влияние на итоговую оценку. Все-таки грамотный подход-отход дает твердую «тройку». За столом сидела комиссия в лице двух капитанов 1 ранга из состава преподавателей факультета и женщина в возрасте. Логика и субординация в их действиях отсутствовала напрочь. Офицеры активно принимали участие в приеме экзамена, но решающая роль принадлежала женщине.
- Галина Васильевна, я думаю, можно поставить «хорошо».
- Игорь Олегович, начальник факультета, в свое время честно заслужил «тройку», а здесь сразу «четверка». Может, дополнительную тему дать?
После такого диалога стало не по себе не только мне. На экзаменуемого, капитан 3 ранга с суровым лицом, над лбом которого задорно стояли остатки шевелюры, и спрашивать нечего. С мокрого красного лица на мир смотрели большие голубые глаза, в которых отразилась печаль возвращения на Дальний Восток, откуда его всеми правдами и неправдами, а чаще, второй его частью отправили начальники поступать в академию. Но больше всего томила его собственная участь при встрече с супругой. Именно о ней и о семье выпало рассказать ему на экзамене по английскому языку.
Иностранный он, как и положено, забыл сразу после получения диплома, справедливо полагая, что в плен его враги не возьмут, а в мирной жизни он их и подавно не встретит. Так и было все 14 лет его тихой службы в ВП. Но активная жизненная позиция его жены не позволила ему наслаждаться жизнью и дождаться пенсии в этом состоянии.
- Тебе уже 35, твои однокашники все начальники, сколько можно...., и т.д. Это продолжалось ровно год, и к лету все, включая начальников, знали, что Вова поступает в академию.
Если с профильными предметами было более-менее все терпимо, то иностранный язык вызывал опасения за светлое академическое будущее.
Тем более, что выяснилось, что экзамен принимает сама Трибуц, для всех, кто прошел академию, это не пустые слова. Как говорила Галина Васильевна: «Я учила всех ваших начальников, я их знаю». Что было правдой, за годы ее работы через кафедру иностранных языков прошли все командующие флотами, а также множество нижестоящих начальников. Да и фамилия Трибуц для флотского человека много говорила. Все-таки адмирал, командующий Балтийским флотом в годы войны. Все говорило о весомости этой фразы.
И Вова знал об этом, поэтому в глазах и была тоска. Он попытался добавить себе дивидендов и произнес:
- Вайф Галя энд фри чилдрен.
Для убедительности показав всем три пальца.
Именно эти согнутые пальцы в комплекте с тоской в глазах что то затронули в душе строгого преподавателя. Стало ясно, что все начальники, включая самого главкома, страшат его значительно меньше, чем возвращение с печальной вестью в семью.
Идите - Четыре.
Экзамен продолжился.
Оценка: 1.6766 Историю рассказал(а) тов. Александр : 20-04-2010 12:57:39
Обсудить (12)
22-04-2010 17:32:52, тащторанга
А в каком году? И сколько всего экзаменов было?...
Версия для печати

Флот

Преобразования Лоренца

Володя Ломов выделялся среди курсантов первого курса возрастом, авторитетом
и рыжими усами. За его могучей спиной были почти два года службы в хим. войсках, гражданская специальность учителя физкультуры, спортивные разряды по бегу, лыжам, гимнастике и различным единоборствам. Необузданный темперамент холерика придавал его взрывному, но отходчивому характеру неповторимый колорит. Слова его звучали ёмко, по взрослому, какую бы пургу он не мёл. Умение в критический момент разрядить предгрозовую обстановку короткой, часто солёной шуткой, а при необходимости, не раздумывая, пустить в ход физические аргументы, вызывало неподдельное уважение товарищей. Обострённое чувство справедливости с желанием и готовностью её отстаивать, пробуждало истинную любовь у сокурсников и инстинкт самосохранения начальства. «Ломяру» любили, уважали, побаивались. Чуть позже открылось у Володи ещё одно уникальное качество. Просто феноменальная краткосрочная память.
В начале сентября Валентина Борисовна Бажанова подвела итоги первой летучки» по высшей математике: 26 двоек, 1 тройка, 1 пятёрка.
- У кого пятёрка? - негромко спросил Володя.
- У меня!- скромно, но с достоинством ответил я.
- Повезло тебе, Серега! Видишь первую парту?
- Ну, вижу.
- Вот за ней мы с тобой и будем сидеть.
И, что интересно, за ней мы и провели следующие пять лет.
Самоподготовка начиналась с Вовкиной фразы:
- Ну, что, дьявол! Учи пулемёту. И мы учились настоящему делу военным образом.
Остатки Вовкиных знаний по физике, математике и прочим химиям были сновательно
подтёрты хим. войсками и частыми физическими нагрузками. Законы Ома и Кирхгофа
часто вылезали новыми началами термодинамики. Квантовая механика скрипела в результате адиабатического сжатия. Но количество упорно переходило в качество.
Педагогических секретов в физматшколе при «Бауманке» мне, к сожалению, не открыли и Володе часто доставалось ручкой по бестолковке (благо, логарифмические линейки были уже не в ходу). Обычно заводящийся с пол-оборота Володька, стойко переносил тяготы и лишения образовательного процесса, лишь изредка ломая мне шейные позвонки.
Но с 21:00 и до вечерней проверки наступало его заветный час. «Ну что, Умка, кончилось твоё время!»- плотоядно улыбаясь и потирая затёкшие от писанины руки, изрекал Ломяра. - Пойдём из тебя человека делать.
Экзекуция производилась в спортгородке училища. Полоса препятствий ВМФ стала родной до боли, турник крестом, а отжимания с Володькой на спине не самым любимым, но привычным моционом. Зато, ударяясь головой об подушку, я сразу терял сознание и засыпал, не ожидая ночных поллюций. А к концу 1 курса свободно делал 9 подъемов переворотом, хотя при поступлении с трудом подтянулся 4 раза. Наш взаимовыгодный тандем уверенно катил далёкой дорогой в сторону раздачи слонов и турецких сабель (погон и кортиков, если хотите).
Навсегда запомнился первый марш-бросок на полной выкладке на 6 км. с зачетом по последнему. Учитывая моё легкоатлетическое прошлое, Володя поставил во главе взвода - задавать темп, а сам стал в конец подбирать упавших и пристреливать загнанных лошадей. Ну, темп-то я задал, а разницу между гладким бегом и бегом с довесками в виде Калаша, подсумка и противогаза прочувствовал только на четвертом кругу.
Из глубокой фрустрации меня вывела добрая Вовкина фраза:
- Давай сюда автомат, заморыш московский!
Без пушки бежать было легко, но совестно, и метров через тридцать я забрал её назад.
А на последнем кругу подхватил пулемёт другого заморыша. В норматив взвод вложился с большим зазором.

Строевые занятия под Володькиным руководством не формировали умственные
способности человека вопреки известному постулату незабвенного полковника Гоглоева, но всегда способствовали возникновению хорошего настроения. Особенно команды: всем залупиться, вольно - расслабиться и зимнюю стойку принять. Нахохлившегося воробья в январский мороз видели? Теперь увеличьте его, наденьте черную шинель и шапку 62 размера глубоко на уши. В глаза вложите трепетную надежду в светлое будущее в грядущем далеко и неизбывную тоску от гнусного настоящего. Вот она, зимняя стойка... Строевые прогулки под «Поворот» Макаревича, паровозики и другие нехитрые развелекалова разнообразили рутину повседневных будней.
В начале восьмидесятых роты первого курса по идиотской традиции, бытовавшей в то время, подойдя к камбузу, не замирали в предвкушении вкусной и здоровой пищи, а продолжали топать на месте до команды СТОЙ. Справа по одному бегом марш.
Ефрейторский зазор определялся настроением, сволочизмом и аппетитом старшины.
Чувствовать себя духами нам вконец надоело, и после сдачи последнего экзамена за 1 курс решили мы эту традицию похерить, положив на неё толстый и ржавый болт во всю длину от шеврона до погона родного командира.
Не забуду урок, преподанный ротным. Александр Борисович, увидев полное неподчинение старшине, не полез сам командовать строем, а активно стимулировал
пробуждение служебного рвения у последнего. Семь раз отмерь, а отрезать дай другому.
Взвод стоит в чётком равнении, первая шеренга, предварительно составленная из командиров отделений, топать на месте отказывается. Её замена на вторую ситуации уже не меняет. Дело пахнет керосином. Ума у начальства хватило не доводить до отказа от приёма пищи. Тем более, и пожрать мы были не прочь. Ну а вечерком начались разборки, в результате которых и сформировался наш 123 класс. Класс на выживание. В первый и второй перевели часть наших отличников, нам добавили отморозков в хорошем смысле этого слова. Старшиной назначили Володю, а комсоргом избрали меня. Вопреки ожиданиям класс стал отличным и потерял меньше всех бойцов по пути к выпуску.
После обеда наш ротный любил поработать с документами (посидеть на спине как я полагаю), предварительно приказав дежурному доложить ему время в 17:00. И вот как-то раз разбудив его (прошу прощения, доложив ему время), я нарвался на философский вопрос. Почему, - говорит, офицеры седеют?
- А, как же, - отвечаю, - ответственность-то огромная.
- Да нет,- говорит, просто набрали на флот дураков, а спрашивают с них как с умных, вот они и седеют.
Перехватив мой ехидно смеющийся взгляд со своей шевелюры, Александр Борисович
быстро добавил: «А я, товарищ Макаров, поседел по семейным обстоятельствам».
Делать нечего: подумали мы с Ломом, и он решил становиться отличником учёбы, чтобы сохранить естественный цвет волос.
На втором курсе главной засадой была высшая математика. Принципиальность Валентины Борисовны Бажановой была общеизвестна. Не одно поколение потенциальных офицеров-подводников собственноручно использовало интеграл для извлечения предметов из труднодоступных мест на кораблях Краснознаменного Черноморского флота. Математическое ожидание успешной сдачи сессии Володей носило привкус пессимизма. Но нет таких крепостей, которые устоят под ударами наших голов.
Частные производные и дифференциальные уравнения, роторы и градиенты последовательно усваивались Володькиными извилинами до полной деградации и оцепенения. Математический аппарат, использованный Эйнштейном для бессмертной
теории относительности, стал точкой росы. Пот струился по лбу и вискам, стекая струйками за форменный воротник. Что из чего выходит, оставалось для Володи загадкой.
Не приживались преобразования Лоренца в его сознании.
- Всё, Серега, без стакана не разобраться, - сдался Ломяра.
Пузырь не помог. Ночные бдения в баталерке тоже.
- Ладно, Макарка, иди спи. Зазубрю.
На следующий день, делая вид, что готовлюсь к ответу, я с интересом наблюдал, как Володька дописывает аккуратными символами вторую доску.
Вот оно! Сказал он, закончив, и разведя руки в стороны. (Примите плод моих
терзаний, вечерних грез, ночных недосыпаний).
- Ну, докладывайте, Ломов!- произнесла слегка заинтригованная Валентина Борисовна.
- А что тут докладывать, это берём, ну а вот это получаем. Связь пространства и времени, так сказать, - не к месту вспомнил Ломяра мою ночную сентенцию.
- Списал, где шпора? - брала на испуг Валентина Борисовна.
Володя завёлся, схватил тряпку, стёр всё подчистую. И начал писать вновь к изумлению Валентины Борисовны.
Вот!!! Володя поставил последнюю точку, раскрошив кусок мела.
- Ну, объясняй, как ты до этого дошёл, - потребовала уже с улыбкой Валентина Борисовна.
- А вот это пусть Лоренц и объясняет!- ответил Володя, находясь в кризисе кипения второго рода. Пузырьки переходили в плёнку.
- Ладно, убедил, - сдалась Валентина Борисовна. Четыре балла.
А отличником учебы Владимир стал, успешно прорубив дорогу в дебрях сопромата и гидромеха.
В сентябре прошлого года Володя Ломов ушёл от нас навсегда. Но время, пространство и людская память неразрывно связаны.
Оценка: 1.6732 Историю рассказал(а) тов. Макаров Сергей : 10-04-2010 19:11:44
Обсудить (14)
19-04-2010 14:30:07, Rumata
Достойно уважения и признания! Светлая память!...
Версия для печати

Армия

Как же давно это было...
Нахлынут порой воспоминания и где-то в анатомических глубинах заколет - нет не болью, но какой-то печальной пронзительной тоской о годах юности нашей, об ушедшем безвозвратно прошлом, которое было, есть и будет с нами, а мы с ним...
Далекие восьмидесятые. Прибалтика. Говорят не любили нас и тогда, неправда все это - жили, служили вполне себе нормально...
Но ближе к теме...Полк фронтовых бомбардировщиков. Молодые лейтенанты - выпускники кузницы инженерных полководцев прибыли для дальнейшего прохождения службы. Начитанные, напичканные военной наукой, но в общем-то еще мальчики-колокольчики...
Первая встреча с объектом приложения знаний была запоминающейся...
Кто не знает, так Су-24 - один из самых «громких» лайнеров в ВВС. Су-24 на газовке - это монстр, приглашающий в ад. Стояли себе спокойно и вдруг завелись один за другим...хором...полеты однако... Пространство раскололось на миллиарды осколков и начало яростно бомбардировать телесную сущность. Самолеты, Вселенная и молодой лейтенант слились в бешенном резонансе. Воздух клокотал, всхлипывал, булькал и обволакивал каким-то грохочущим коконом. Казалось его можно было пощупать, но ведь не может неосязаемое быть таким громким. Лейтенант впал в оцепенение, рассудок подсказывал - для спасения надо что-то предпринять, куда-то скрыться, но ноги не слушались, сознание медленно погружалось в гипноз обреченности. «Спасение» пришло от инженера по ПНК. Оценив ситуацию и немного подождав, пока корзина впечатлений наполниться полностью, он взял лейтенанта за локоток и отвел за обвалование, ни словом ни полсловом не обмолвившись по сути происходящего, а как бы, между прочим, продолжил начатую об «изделии» лекцию. Снимаю шляпу...Сергей Александрович, грамотный между прочим инженер был...
Сказать, что служить было легко - покривить душой, всякое было... «военная логика» принятия командирских решений порой весьма угнетала, но кадровое военное воспитание «отравленное» сакральным «стойко переносить все тяготы и лишения воинской службы» отбивало регулярные набеги восстающего здравого смысла. Были и некоторые факторы, которые весьма скрашивали армейское бытие. Особый респект кадрам или кому еще, кто придумал институт двухгодичников. Скучна и безрадостна выглядела бы полковая служба без отбывающих воинскую повинность «чайников» и «пиджаков». Кадровые придумали студентам клички из зависти к их независимости. Вопрос «зачем» и «почему», «а нельзя ли как-то по-другому...» мучил их взбудораженный воинскими забавами интеллект, который бился в конвульсиях, пытаясь решать задачу оптимизации и не понимал, что создание трудностей и их преодоление и есть отдельная задача ВС...
Московская интеллигентность и «добрая» рассеянность делали его удивительно похожим на Гайдаевского Шурика.
То, что жизнь в ближайшие 2 года у 2 эскадрильи будет существенно скрашена мы поняли, когда Андрюша при представлении на вопрос инженера о составе семьи, поправив характерным движением дужку очков изрек: папа, мама, сестра....и .....собака.
1986 год : крымская, молдавская лоза стонут и гибнут под топорами, идет борьба...
Борьба за нравственность, за трезвость... Сейчас все это кажется смешным, в те же далекие времена все выглядело более чем серьезно... В полку создаются стихийные субботнее-воскресные «тройки-комиссии», выясняющие, проверяющие, изымающие и карающие заблудших, увлекшихся «бытовым употреблением». Как-то субботним вечером высшая комиссионная инстанция в составе комполка и замполита решила навестить лейтенантские пампасы. Андрюша принял удар первым. На стук в дверь он радостно воскликнул: «входите не закрыто» и...не поверите ... обрадовался внезапным гостям поскольку был подготовлен к встрече: на столе на фоне нарезанного лимончика царственно возвышалась бутылочка армянского... «Чем богаты тем и рады» и приглашающий жест не были оценены... хотя где-то в глубине души... ведь такая соблазнительно аппетитная диспозиция...
На утро в понедельник, командир произвел разминку, пожурив личный состав за неопрятную обувь (а была глубокая осень и дороги слегка...) поделился с однополчанами парой воинских секретов о том, как содержать бахилы в надлежащим состоянии. Словесные разъяснения были проиллюстрированы личным примером:
Способ А: правая на месте, левая об шинель «делай раз», левая на месте правая об шинель «делай два».
Способ Б: левый ботинок долой, носком (ну да... тем самым, хлопчатобумажным) по правому производим молниеносное возвратно-поступательное движение: «делай раз»,
левую ногу в ботинок, правый - долой, носком по левому производим очистку «делай два».
Ликование личного состава, вдохновляло и командир решил приступить к основной части и закрепить успех показательной поркой лейтенанта Андрюши. Игры в демократию до добра не доводят , вот и в этом случае... Ну нельзя было давать слово подсудимому с изложением собственной версии событий...Надо сказать, что Андрюша выл весьма раздосадован проявлением людской неблагодарности и решил аппелировать к народу.
«Товарищи!!!» смело обратился он к строю.
«На Руси испокон веку есть традиция - по субботам смывать грехи водой и паром - попросту ходить в баню».
«Ведь есть же такая традиция...?» - попробовал установить обратную связь с коллективом Андрюша. И ЭТО У НЕГО ПОЛУЧИЛОСЬ!!! Есть такая традиция...громко и слаженно, по-воински ответили ратники.
Командир понял, что совершил ошибку, но исправить ее увы... возможности уже не было, события разворачивались стремительно...
«А что русскому человеку положено после бани ???!!!» -воскликнул, воодушевленный народной поддержкой Андрюша.
И сотня глоток выплеснули одновременно приговор истории и командиру «ВЫПИТЬ!!!»
Такого слаженного хора я не слышал даже по прибытии Командующего Воздушной Армии!!!
Чем все закончилось? Да в общем-то ничем. Ну что можно сделать с двухгодичником. Наказали материально, лишили тринадцатой. А вот авторитет командир подорвал основательно.
А все потому, что не читал он заветы Петра Великого, отдельно осветившего мыслью идею о несуразности некоторых указов.
«Не держись устава аки слепой стены, дабы и стены имеют протяженность ограниченную...»
Оценка: 1.5995 Историю рассказал(а) тов. George : 25-04-2010 22:19:58
Обсудить (17)
29-04-2010 18:24:46, Yuf
Коньячок Забрали! Класс....
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4  
Архив выпусков
Предыдущий месяцДекабрь 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru