Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Авиация

Уже на "коробочке", на четвертом развороте, комэска выпустил тормозной парашют...
Так бы могла начинаться эта история - чтобы с первых же слов заинтриговать, схватить за все, не побоюсь этого слова, выступающие части тела, и тащить, тащить, не взирая на верещания и возражения, к некоему финалу... Но это же скучно, господа! Так что будем неспешны и обстоятельны...
Жил-был Советский Союз. Кто-то называл его Родиной, кто-то - Империей Зла, но в одном сходились все: проверить, остро ли отточен штык, здесь умели и любили. Или делали вид что любили, благо в итоге и такая точка зрения тоже вела к повышению боеготовности.
Одним из элементов проверки остроты штыка были учения истребительной авиации ПВО - стрельбы. Нет, учений всяких-разных и так хватало, не считая повседневного дежурства, но была еще и другая штука: раз в год по тревоге какой-нибудь полк срывался с родного аэродрома, перелетал на южные полигоны - обычно Красноводск - там, опять-таки, всем составом, отстреливался и мчался обратно. И всё это за неделю-две. И без подготовки, ибо если и было известно какая Армия в этот год попадёт в проверку готовности, и хоть можно было догадываться о соединении, но вот какое именно подразделение выдернет с насиженных мест главкомовская рука - этого не знал никто; возможно, даже сам главком.
А высокая комиссия оценивала не только степень белизны бордюров и наличия бирок в самых труднодоступных местах пункта постоянной дислокации, но и качество самой подготовки - в полном ли составе вылетели, да как летели, как отстрелялись, как вернулись... Вот такая "Зарница" с далеко идущими выводами. Тут уж пан или пропал, по итогам или взлетишь или залетишь.
В тот год выдернули Тапу, что в 6-й Армии. Начали они отлично - сбор, технари резво позакидывали в прикомандированные Ан-12 разнообразный свой скарб, за ними вылет полка и умчались, упрыгали этаким авиакенгуру по аэродромам промежуточных посадок, ибо ну никак без них Су-9 из Эстонии до Туркмении не доедет. Оценка «отлично». Там отстрелялись, по всему что только можно, никого не угробив - «отлично» (годом раньше другому полку оценку снизили до «хорошо» всего лишь из-за того что случайно потопили рыбацкий баркас, сдуру вылезший на полигон).
Скоро сказка сказывается, дело - бывает - еще быстрее делается, и уже обратно, домой... все в предвкушении всяких вкусных поощрений - кто в дивизию на повышение, кто в академию, кому орден, кому медаль, кому просто отпуск внеочередной; уже даже не слюни пускают, а ждут заслуженного с чувством выполненного долга - последний этап остался по перелёту, техники и проверяющие уже на месте (все-таки «двенадцатым» столько посадок не надо), переночевать в Андреаполе, дозаправиться, и утром прямиком до Тапы, а там уже подведение итогов, все поголовно молодцы, и полная грудь крестов.
И вот, при заходе на Андреаполь, уже на «коробочке», на четвертом развороте, комэска выпустил тормозной парашют...
... бросило, скорость упала - по наитию двигатель на форсаж; это и спасло. Хоть стропы, каждая держащая усилие 300 кг на разрыв, выдержали - вырвало саму гондолу тормозного парашюта. Но самолёт управляется, полоса по курсу, высота позволяет, так что сел благополучно; недоброе уже на пробеге почуял, заметил что тормозной не выпускается почему-то, да и лампочки аварийные загорелись и вообще как-то странно машина себя ведёт. С полосы съехал и на рулежке раскорячился - всё, остановился двигатель, и инерция кончилась.
- Охтыжмня! - в один голос сказали на КП оба командира полков, наблюдая эти сцены из жизни бобров; вот только такого расклада им не хватало до полного счастья.
И ведь у всех причина для печали: одному авария, пусть и чужая, на своём аэродроме никак не нужна (если повадятся соседи сюда умирать прилетать, то испортится карма, заботливо лелеемая в глазах вышестоящего командования), другому так просто амба - накрылись все перспективы по итогам проверки, еще недавно блестящие.
- Етицкая же сила... Слушай, у тебя же однотипные - одолжи один на пару дней? Я верну...
Простая человеческая вера в чудо не нашла понимания.
- Если только десятку до получки. Ох, йооо... Ну вот скажи, товарищ подполковник - кто ты после этого? Млин... Поехали смотреть что там осталось.
Вблизи самолёт выглядел еще хуже чем с КП; сзади - снизу как в анатомичке - обшивка фюзеляжа сорвана, открывая силовой набор и двигатель, трубопроводы и шланги порваны, на бетоне громадная лужа из керосина, масла, гидрашки и вообще невесть чего.
- Пристрелить. К чёртовой матери.
От такого диагноза встрепенулся скромно переминавшийся у самолёта комэск:
- Тащ... тащ... а может в ТЭЧ?
- О, а вот и виновник торжества! Тебя б тоже пристрелить, да патрон потом списывать устанем... Разве что... Ладно, цепляйте на тягач, пусть глянут...
... Коллектив в технико-эксплуатационной части подобрался сильный; заставшие еще Великую Отечественную «деды» с их опытом ремонта вообще неремонтопригодного, и не только в теории разбирающаяся в современной технике «молодежь».
Увидев, что им притащили, сильный коллектив оторвался от шеш-беша и заскрёб в затылках.
- Вот именно так представлял себе мою докторскую диссертацию служи я в Люберцах [НИИ эксплуатации и ремонта авиационной техники, НИИ-13 - прим.] - озвучил общее мнение один из техников.
- О, это нам на разбор, на запчасти? - деловито уточнил начальник ТЭЧ и очень удивился узнав что на ремонт.
- Мужики, спасайте, - взмолились «эстонцы», - хоть тушкой, хоть чучелом, лишь бы утром до Тапы дотащиться, хоть как...
- Утром? Грузовиком. Два ЗиЛа...
- Ааааа!..
- Товарищи офицеры! Не издевайтесь сильно, им и так плохо... Постарайтесь сделать, - благословил командир полка; его активно поддержали "эстонцы", клятвенно пообещав в случае успеха все земные блага, кормить, поить, на руках носить и даже, при желании, целовать в разнообразные места.
Начальство убыло, провинившийся комэск томно вздыхал в углу; после традиционного перекура началась работа. Воссоздавали основное, творчески подходя к второстепенному. Соединили порванное, где не соединили - заварили и заклепали; топливная, гидравлика, масло - часа за четыре побороли. Тяги управления уцелели, согнутую вылечили кувалдой, но это по планеру; по двигателю с управлением было похуже... и совсем плохо с кислородной. Да что там «плохо» - просто беда, как будто сорванная гондола не к шпангоутам крепилась, а непосредственно к ней.
Вроде всё заглушили-заварили-заклепали, кислородной машиной закачали по полной - пару секунд пошипело и давление по нолям. Загнали в баллоны по 300 атмосфер вместо штатных 150 - шипело ненамного дольше, но гораздо злее; дальше экспериментировать не рискнули.
- Да и хвост с ним, - решили «деды», - не в стратосферу же отправляем. Низэээнько пойдёт, и нормально. Вот, помним, в сорок четвёртом...
- Вот же тварь! - возмутились они же чуть позже, на газовке, - Это наши конструктора не додумали, факт!
В довершение всех бед попереломался механизм перепуска воздуха. Двигатель работал - уверенно, устойчиво, управляемо - но только на форсажных режимах; прибрал РУД - всё, останов. Запуск только с запитыванием от кислородной машины; но тут можно и на малом газу, пока кишка подсоединена; и только на форсаже створки наконец-то перекладывались и «кислородку» можно было отцепить. Обойти, в принципе, можно, но это «можно» если кислородная система работает, а она свистит самопроизвольно мелодичнее органа (музыкального инструмента, а не о чём все подумали).
- Фигня, однако, - решил консилиум, - Буди этого... Чкалова, млин...
Комэск поначалу так и бродил по ТЭЧ скорбным приведением, горя желанием помочь; желание понимания не нашло, ибо даже на подай-принеси он оказался непригоден (ну не понимает лётно-подъёмный состав простейших технических «а подай вот ту хреновину», только мешает в итоге), вот и положили его спать, здесь же, в ангаре. Так что будить недалеко было.
- В общем так, сокол ты наш сталинский... Ехать на этом можно, но не советуем. Честно. Что не работает - проще перечислить что работает... Вообще б не выпустил, хоть ты мне весь ЖПС [журнал подготовки самолёта - прим.] своими «замечаний нет» испиши, да молодежь настояла... если полетишь то мы тебе и профиль полёта подобрали уже, согласуешь только - взлетаешь последним, идешь на малой высоте, по прямой, там с ходу в общей куче садишься и прячешься в зарослях. Что решаешь?
- Дык это, «замечаний нет», конечно! А что на самолёте работает-то?
Вот так оптимизм в очередной раз победил здравый смысл.
- Ты, как долетишь, нам позвони хоть... а то тревожно...
... Уходили «эстонцы» красиво, взлёт звеньями - рёв, грохот, и четыре точки удаляются в наборе высоты, а в это время уже следующая четверка начинает разбег. Нынешние авиасалоны просто баловство какое-то по сравнению с такими буднями.
И тут на КП все немного меняются в лице от происходящего на аэродроме: к полосе тягач тянет искалеченный Су-9, в паре с ним едет «кислородка», шланг подсоединен к самолёту (и кто-то из технарей лёжа на левой плоскости его держит); завершает кавалькаду УАЗик, на капоте которого лежат невостребованные метры шланга - он так выбирает слабину между летательным аппаратом и его кислородным донором.
- Ммммать вашу йети, - задумчиво говорит комполка. - Я в штаб срочно пошёл. Ну а вы, когда вас в тюрьму сажать будут, не забудьте сказать что меня на КП не было в это время.
Замполит-то еще раньше ушел, и молча; так ведь все такие - всем интересно посмотреть это представление, но не с командного пункта и не при исполнении служебных обязанностей.
...- Значит так, на полосе тебя отцепим. Тормоза зажимаешь мёртво, выводишь на форсаж. Стоишь как... хвост у белки. Когда техник - он у тебя на крыле будет всю эту ху... конструкцию держать и направлять, потом, по готовности, отсоединит - по борту хлопнет, тогда отпускаешь тормоза и взлетаешь. Понял, оррррёл?..
...Ни фига тормоза не удержали. В первые секунды полз, потом покатился; кислородная машина парой пошла на взлёт, их догонял УАЗик, всё выбирающий слабину; лейтенант, правой рукой держа шланг в разъеме, а левой цепляясь за переднюю кромку крыла, ни о чём особо не думал - это была его идея, отработанная на газовочной, но разбившаяся об отсутствие швартовых на взлётно-посадочной полосе. Обжатые тормоза не радовали никого, автомобильная составляющая этого дурдома разогналась уже до 50 км/ч - наконец сработала система перепуска. Створки открылись, лейтенанта вместе со шлангом просто сдуло, миновав счастливо столкновение со стабилизатором; еще больше ему повезло разминуться с забывшим остановиться УАЗиком.
Пара ушибов, пока по бетону катился, шерсть дыбом - обошлось...

P.S. Тапа. "Эстонец" долетел нормально, по рекомендованной схеме произвел посадку, и сразу под чехлы; отзвонился, в ТЭЧ отлегло; оценку "отлично" своего полка не опозорил, а самолёт списали.

Р.P.S. Андреаполь. Построение полка, читка приказов, наказание попавшихся и общее повышение тонуса не попавшихся:
- Лейтенант К-ков! Выйти из строя!.. За грубейшее нарушение правил техники безопасности объявить лейтенанту К-кову выговор!
- Есть...
- В строй... Лейтенант К-ков! Выйти из строя! За проявленную смекалку и отличные знания, обеспечившие безаварийный вылет братского полка объявляю благодарность!
- Служу Советскому Союзу!
Оценка: 1.9237 Историю рассказал(а) тов. BratPoRazumu : 09-09-2015 22:54:00
Обсудить (70)
18-09-2015 11:32:56, Baloo
Можно склонять, можно не склонять. Оба варианты верные....
Версия для печати

Свободная тема

У моих родителей жили-были дома турецкий кот Тос и кобель немецкой овчарки Байкал. Жили дружно, защищали друг друга на улице от пришлых. Породистые. Пёс был профессионально выдрессирован, как и положено серьёзной собаке. Умные животинки были. Ели по расписанию, каждый из своей миски.

Как-то раз мама, оставила в прихожей на полке (полметра от пола, не больше) прочный целлофановый пакет с полкило сливочного масла. Пошла переодеваться. Возвращается - пакет на полу. Пустой. Пёс спокойно (!) , безо всякого чувства вины ест масло. Кот резво прошуршал под диван, дикими прыжками пытаясь стряхнуть с ноги пакет из-под масла. Пустой пакет.

Мама опешила - пёс никогда бы не взял еды ни у чужого, ни с полки, ни со стола - как бы ему не хотелось - дрессировка. У кота не хватило бы сил за такое время разорвать плотный пакет.

Ребус разгадал папа, вернувшись с работы: имело место хитрая двухходовка.
Кот, понимая, что пёс масло с полки не возьмет, скинул пакет на пол. Если еда на полу в доме - это законный кусочек пса, это разрешено.
Пёс разорвал пакет, и они вдвоем с котом приняли маслица на грудь.

- Да ладно уж, - сказал папа, - не наказывай Байкала, он не виноват. Когда ему ещё достанется такое счастье - полкило масла! А вот кота лишаю вечернего пайка. Провокатор хитрожопый...

Вечером Байкал пошел на кухню за своим ужином, быстро умял полпорции и внезапно отошёл в сторону. В кухню зашёл понурившийся Тос. Видно было, что ему очень стыдно и неловко, но он подошёл и поел невкусной для него собачьей еды. Потом остатки мгновённо смёл Байкал.

И они улегись рядом - пёс на своей подстилке в прихожей и кот, положивший голову ему на переднюю лапу.
Уже лет десять нет в живых ни Тоса, ни Байкала - но где-то в семейных альбомах сохранилось это фото.
Оценка: 1.8235 Историю рассказал(а) тов. Ленивый Пилот : 14-09-2015 10:07:55
Обсудить (65)
20-09-2015 16:31:30, DeSum
Моя бабушка(по маминой линии) держала возле дома около 8-12 ...
Версия для печати

Флот

Триста спартанцев

Борису Васильеву, с теплом.

- На рейде тихо в час ночной,
Тебе известно лишь одной,
Когда усталая подлодка
Из глубины идет домой...

Негромко и задушевно, стараясь попадать в ноты, звучали низкие мужские голоса под мягкий аккомпанемент старенькой гитары
Теплый июльский вечер накрыл дачный поселок. С залива тянул легкий ветерок, на горизонте цепочкой огней виднелась дамба, и темным вытянутым пятном, сливаясь с вечерним небом, угадывался Кронштадт. Отгремел салют, вдосталь накупалась в фонтанах полосато-бескозырочная братия. Очередной день Военно-Морского Флота неуклонно катился к своему завершению.

На веранде старого, но еще крепкого дома с мезонином, вокруг стола, расположились четверо друзей. Их, когда-то, давным-давно, окончивших славное училище имени Ленинского комсомола, судьба разбросала по разным флотам, городам и весям, но сегодня случилось, что убеленные сединами, без пяти минут пенсионеры, наконец, встретились. Стол украшала литровая бутылка дорогущего армянского коньяка, привезенного самым старшим по званию из всей компании, контр-адмиралом, а когда-то курсантом, Савельевым - головной болью замполитов и начальства училища. Сейчас, спустя многие годы после выпуска, Савельев заметно остепенился, но воспоминания об училищной молодости и коньяк волшебным образом изменили выражение лица контр-адмирала, и глаза его сейчас горели прежним молодым весельем. Но в самоход с дачи винтить некуда, да и незачем, девушки старых морских волков мало интересовали в силу возраста, а спирт компасами глотать, как справедливо заметил хозяин дачи, отставной капраз Пахомов, здоровье уже не позволяет.
Поэтому наши герои, неторопливо прикладываясь к коньяку, делились воспоминаниями, случаями из службы, как веселыми, так и грустными. Взрывы хохота перемежались молчаливым поднятием рюмок, время от времени вновь звучала гитара и пожилая соседка по даче, присев на крылечке, с грустной улыбкой слушала старые, забытые песни в исполнении не совсем стройного, но душевного мужского квартета...

- Иваныч, - отложив гитару, обратился к хозяину бывший училищный запевала, капраз Семенов, а как семейство твое, как Вера?
- С Верой мы расстались давно уже, - спокойно ответствовал Пахомов, - Я на даче живу, как в отставку вышел, Вера в городе. Юрка, сын, у ней пока живет, квартира большая, но сейчас отделяться решил, жениться собирается.
- Юрку помню, - усмехнулся в усы Семенов, - Как искали его всем гарнизоном.
- Это когда же? - заинтересовался контр-адмирал.
- Да в Гремихе еще, - улыбнулся хозяин, - Ему лет шесть было. Решил меня встретить у ворот, ну и учапал из дому никому не сказав. К вечеру завьюжило. Хорошо так, надолго. Я в дом - там полундра уже. Искали часа три, хорошо, что у него ума хватило в кочегарку зайти - там и нашли.
- А сейчас он чем занят?
- Корабелку весной закончил, работает. У него своя жизнь. Мы сейчас редко видимся. Я в город не вылезаю, чего я там не видел?.. Здесь спокойнее...

За забором послышался шум подъехавшей машины. Хлопнула дверца, раздалось пьяное неразборчивое бормотание, затем звук двигателя, удаляясь, затих в ночи.
- Кто это приехал? - удивленно вопросил хозяин, - Вроде никого не ждали больше...
Договорить он не успел. Калитка распахнулась, взглядам удивленной компании предстал в стельку пьяный молодой человек, еле держащийся на ногах.
- П-п-папа!.. - заплетающимся языком проговорил он, и, не удержавшись, рухнул в заросли смородины у забора. Мгновение спустя оттуда раздался громкий храп.
- Ну, вот, собственно, и Юрка, - проговорил Пахомов.
- Тоже день Флота отмечал? - предположил Савельев , - Хаар-р-рош наследник, традиции блюдет!
- Непохоже на него, не пьет он в таких количествах. Может, случилось что-то? - предположил хозяин.
- Слушай, Иваныч, с Верой, может, что стряслось?- выказал предположение мгновенно посерьезневший четвертый участник застолья, капдва Зимин.
- Спокойно, разведка! - рассеяно отозвался хозяин, Вера, если ты помнишь, звонила полчаса назад и поздравляла нас всех. Что за полчаса случиться могло? Этот товарищ, судя по всему, уже с обеда хлещет.
- Утро вечера мудренее! - взял в руки бразды правления контр-адмирал, - Ну-ка, взяли этого залетчика и понесли в дом! Иваныч, ты его не сильно наказывай - как-никак, головой к дому упал!.. Ха-ха!..

- Ну, что?! Рассказывай, как до такой жизни докатился! - Пахомов внимательно смотрел в опухшее лицо сына, - Юра, с какой радости так нажираться? Я понимаю, что Корабелка от флота недалеко стоит, но зачем так-то уж? Или другая причина есть?
Сын, виновато потупившись, смотрел в стол.
- Иваныч, - обратился к хозяину Семенов, может ему на опохмел пять капель дать? Плохо парню.
- Не надо, дядя Володя, - тихо проговорил Юрка.
- Правильно! - веско заметил Зимин, - Нечего приучаться! - он подвинул к Юре стакан с огуречным рассолом, - Давай! Лечись!
- Рассол! Напиток завтрашнего дня! - с немецким акцентом спародировал телевизионную рекламу Савельев, - Выпил? Молодец! А сейчас мы будем пить чай и ты расскажешь нам что стряслось, и по какому поводу так нажрался...
- Не рассуждать! - рявкнул адмирал на попытку Юрки пробормотать, что дескать, ерунда и он сам разберется...

...Ну, вот и всё, - подытожил Юрка, - Оказалось, всё это время она меня тупо использовала. Просто тянула бабки. А свадьбу сыграет, конечно, но не со мной. Морду бить смысла нет. Ему - не за что. Ей есть за что, да толку-то? Только собственное бессилие показать и срок заработать. И уже почти все общие знакомые в курсе происходящего. И получается, что я вынужден утереться и уйти, солнцем палимый...
- Типа лошару кинули и пусть канает? - уточнил Зимин, нехорошо прищурившись.
Юрка уныло кивнул: - Еще и заявила на прощанье с улыбочкой, мол, шубу обещал, но она уж не настаивает. И вообще, она хочет поскорее забыть и меня и всё, что между нами было...
- Стер-р-рва! - проворчал Савельев, - Вот ведь!.. - он смачно выругался, - Юрка, поступим так: Ты сейчас остаешься здесь - в городе тебе делать нечего! - он вытащил из кармана кителя портмоне и отсчитал несколько бумажек, - Отправляйся в магазин на станцию и купи коньяка. Если есть «Ной» - его, если нет, что-нибудь другое армянское. Надеюсь, не отравят. А мы подумаем, как тебе помочь... Выполнять! - прервал он попытку Юрки отказаться от денег, - Я знаю, что у тебя свои есть, не все еще пропил. Вот и побереги. Они тебе скоро понадобятся! - глаза адмирала зажглись так хорошо знакомым присутствующим, прежним курсантским, шальным огоньком... - Забыть, говоришь? - пробормотал он, вслед направляющемуся к калитке Юрке - Быстро забыть у тебя, девочка не получится. Помнить будешь долго...

Пока Юрка мотался на станцию, Савельев поведал товарищам о плане мести. План был прост, эффективен и коварен. Зимин восхищенно покрутил головой:
- Слушай, Саня, ты явно не туда пошел. У нас тебе цены бы не было! И «пауков» получил бы лет на пять раньше - зуб даю!
- Если бы еще раньше голову не сложил! - меланхолично ответствовал адмирал, - у тебя хоть и «пауков» нет, и капраза задержали, а медальки-то не песочные, Рэмба ты наш - ласково приобнял он Зимина за плечи,
- о! гонец явился! Принес?
- Принес, дядя Саша! - Юрка вытащил из сумки темно-красную с золотистой надписью коробку.
- Это что? - уставился на коробку хозяин.
- «Ной», папа, как и было заказано!
- Отправь дурака за бутылкой - он одну и принесет - проворчал Пахомов. Адмирал внимательно посмотрел на Юрку. Тот вытащил из сумки еще одну такую же коробку и поставил на стол рядом с первой.
- Однако! - с уважением протянул Семенов, - А парень-то не дурак.
- Далеко не дурак! - подытожил адмирал, когда появилась третья бутылка, - Своих добавил?! Ну, ладно...
- Хороший сын у тебя, Витя! - повернулся он к хозяину. Такому и помочь в радость, - Савельев разлил по рюмкам янтарную жидкость, - Ну, за успех!..

На следующий день коварный план контр-адмирала Савельева начал воплощаться в жизнь. Задачи, поставленные Юрке и старым боевым товарищам, были четкие и выполнимые. Погрузившись на два вызванных такси, вся компания с энтузиазмом отправилась в город. Наши герои как будто скинули годы и вновь ощутили себя курсантами. Молодыми, веселыми и полными жизни. Савельев взял на себя самую ответственную задачу. Снабдив личный состав необходимыми атрибутами и указав цели, он остановил такси на Невском, около переливающейся огнями роскошной витрины мехового бутика ANGELO DANZI., весело подмигнул своему отражению в зеркальной двери и решительно зашел внутрь...
***
Смеркалось. На знакомой веранде за круглым столом под уютной лампой с абажуром проходил военный совет.
- Ну, ты задачи ставишь! - Семенов пригубил коньяку и кинул в рот виноградину, - я, конечно, обошел все точки, но, может, лучше на рынок было сразу? А то даже устал с непривычки - годы-то не те уже...
- На рынок Виталич съездил. Там сегодня все равно закрыто почти все, - ответствовал адмирал, - у тебя как? - обратился он к Юре.
- Всё штатно, по плану - отрапортовал тот, - съездил, сделал заказ, обещали доставить в оговоренное время. Я им привезу - они сразу и доставят.
- Она точно в это время дома будет? - строго спросил Зимин.
- Точно, Николай Виталич!
- Откуда сведения?
- Серегина жена к ней собиралась - они там то ли свадебное платье мерить собрались, то ли просто посиделки. Уведомила Серегу, чтобы забрал ее оттуда в восемь. Он мне жаловался, что футбол не посмотреть из-за этих бабских вывертов.
- Это хорошо... Не то, что футбол не посмотрит, а то, что клиентка будет на месте - довольно проговорил Семенов,
- Саня, - обратился он к адмиралу, довольно развалившемуся в кресле, - а ты не изменился! Такой же распиздяй, хоть и в адмиральском звании. А помнишь, как мы с тобой еще лейтенантами тараканов наловили и гуашью им на спинах тельники нарисовали? А потом в каюту к начпо запустили, когда тот с похмелюги был? Чуть умом ведь не тронулся, бедолага! Сколько их было-то?..
- Не считал. Но помню, что много, - улыбнувшись, ответствовал Савельев, - А помнишь, как ты на третьем курсе в педагогическую общагу по трубе лазал?
- А!.. - вмешался хозяин, - это я помню, это когда девки нас в уборной прятали от коменданта, а туда первокурсницы-дуры сунулись и визг подняли на всю общагу?..
- Во-во! Всю малину испортили, девственницы!... - подхватил Зимин, - а помнишь, когда курсовому адмиральские погоны пришили, пока тот на массу давил?!
- Ага! - захохотал Семенов, - нас потом месяц всех без берега держали! Кто же знал, что с утра проверяющий из штаба флота явится? А ему выходит докладывать целый контр-адмирал?!..

Юрка, тихонько сидя в углу, восхищенно внимал рассказам и воспоминаниям отцовских друзей. Однако, чудил папа, сотоварищи, в молодые годы - ого-го! Не то, что нынешнее племя!...
***
- Ой, девочки, я так рада, так рада! - щебетала Леночка, - А после загса мы поедем в Пушкин, в ресторан, и в парке фотосессия будет. Петя заказал самого модного фотографа! К нему в очередь за полгода стоят! Но деньги решают всё! И квартиру эту тоже он мне купил!..
- Лен, дело конечно, не моё, но мне кажется, ты с Юрой помягче могла расстаться. Зачем было так-то уж гнобить мужика? - Юля выпустила дым в сторону приоткрытой форточки.
- Ой, я тебя умоляю! - отмахнулась счастливая кандидатка в мелкие олигархини, - ну, подумаешь! Он и в морду-то мне дать побоялся! Какой он мужик?!
- Лен, в морду дать большого ума не надо. А Юрка - не трус и далеко не дурак, хоть и небогатый, - поддержала Юлю Анжела.
- Вот именно - небогатый! - небрежно кинула Леночка, - гуляли по Невскому, я специально его к ANGELO DANZI подвела. И шубку показала. Ну, намек насквозь прозрачный! Сделал вид, что не понял. Хотя обещал шубку еще весной.
- А ты хочешь сказать, что купи он тебе шубку и ты за него замуж бы пошла?
- Нет, конечно! - расхохоталась Леночка, - что я, больная что ли? В постели он конечно, лучше Пети - это однозначно, но это и всё. Я его для постели и держала. А сейчас если замуж не выйду за Петю - остаток жизни нищей проходить?! Не-е-ет!..
- А они же знакомы. Петя с Юрой. Хоть и шапочно, но... Ты не боишься, что мордобой из-за тебя устроят?
- А и пусть устроят! - Леночка хищно улыбнулась. Мне даже интересно будет, кто кого.
- Ну, ты и стерва!.. - то ли восхищенно, то ли осуждающе протянула Анжела...

В глубине прихожей закурлыкал звонок домофона.
- Да? - сняла трубку хозяйка.
- Добрый вечер! Служба доставки. Это Елена Сорокина?
- Да, - растерянно проговорила Леночка
- Вам доставлен заказ, откройте, пожалуйста.
- Сейчас, минуточку! - Леночка выскочила в комнату, и переключила канал телевизора. На экране возник знакомый двор и переминающийся с ноги на ногу перед подъездом молодой человек в форме службы доставки ДиЭйчЭл с огромным букетом роз и внушительных размеров коробкой, перевязанной пышным бантом.
- Там кто? - подскочили подруги
- Доставка! - гордо заявила Леночка - Это наверняка от Пети сюрприз - он вчера намекал... Ой, какой он внимательный! Не то, что... - она, не договорив, метнулась в прихожую и нажала кнопку на домофоне, - Проходите! Третий этаж!..

Через минуту в дверь позвонили. Леночка, посмотрев в глазок, убедилась, что перед дверью именно тот, кто был у подъезда, и щелкнула замком, открывая дверь.
- Елена?
- Да, я! - кокетливо улыбнулась девушка.
- Распишитесь, пожалуйста! - он ловко подсунул ей планшет с квитанцией. Леночка, не глядя, черкнула подпись, молодой человек протянул ей пышный букет роз, аккуратно поставил у ног сияющей девушки перевязанную яркой лентой, фирменную коробку и, улыбнувшись, откланялся.
Леночка с мечтательной улыбкой поднесла букет к лицу и заметила торчащую открытку. Вытащив ее, она вчитывалась в ровные строчки, Подскочившие подружки из-за плеча заглядывали в текст.
- Да... Все таки Юрка - романтик! - подвела итог Анжела, - И настоящий мужик. Уйти красиво тоже нужно уметь. Какие слова! - она продекламировала, глядя через плечо подружки: ... «Я благодарен тебе за те дни, когда мы были вместе. Возможно, я был недостаточно чутким и внимательным - прости меня за это. Пусть этот подарок будет всегда напоминать тебе обо мне. Будь счастлива!..»
Леночка досадливо поморщилась: - Поезд ушел! Анжелка, вы мои подруги или Юркины?! Ну, написал, ну подарил... - она с загоревшимися глазами прочла надпись на фирменной коробке: - ANGELO DANZI !!! Вау-у-у!!! - в восторге завизжала девушка, - Круто-о-о!!!
- Шуба? - деловито поинтересовалась Анжела, - пойдем в комнату, примеришь! Нет, все-таки красиво, что ни говори! Подарок на прощанье! Такое не скоро забудешь!
- Ну-у-у, - протянула Леночка, - Может, она мне и не понравится... - однако коробка уже стояла в центре большой гостиной под сверкающей люстрой, и тонкие пальчики с наманикюренными коготками нетерпеливо развязывали бант. Наконец, блестящая лента, с мягким шелестом скользнула на дорогой восточный ковер. Подруги склонились над коробкой.
- Але-е-е!.. Оп!.. - торжествующе произнесла Леночка и подняла крышку.

Внезапно, коробка, которую только крышка и сдерживала, раскрылась во все четыре стороны одновременно, и на ковер, на пол, к ногам визжащей девушки хлынула лавина маленьких, рыжих, серых, белых и пятнистых хомячков. Их было много. Очень много. Столько, сколько может вместить приличных размеров коробка, наполненная под крышку. Леночка, с округлившимися глазами, продолжала самозабвенно визжать, а хомячки, испуганные светом, визгом и незнакомой обстановкой, шустро растекались по углам, норкам, и различным закоулкам большой, обставленной в стиле Ренессанса квартиры. Наконец, извержение коробки закончилось, визг прекратился. Леночка, растерянно хлопая ресницами, стояла, не в силах что-либо сказать.
Подруги сочувственно молчали. Но в их сочувствии глубоко-глубоко были спрятаны злорадство и удовлетворение. Ибо нет ничего более приятного для женщины, чем уесть чем-то другую женщину, которая ухватила фортуну за хвост и хвастается этим перед менее удачливыми подругами. Пусть не самой, пусть чужими руками, но опустить с небес на землю. Тем более, к Юрке и та и другая относились неплохо. Леночка представила, что завтра вся эта история в красках и ехидных комментариях будет доведена до мнения широкой общественности, и эта мысль взбесила ее больше, чем можно было ожидать.
- Ну что вы уставились?! - в истерике завизжала она, не соображая уже, что делает, - кончилось представление! Давайте, проваливайте!

Девушки переглянулись. Анжела осторожно попыталась успокоить Леночку, но та, грубо оттолкнув ее, и хлопнув дверью, скрылась в глубине квартиры.
- Пойдем, - надевая туфли, произнесла Юля, - без десяти восемь, я Сереге сказала, чтобы подъехал за мной. Тебя домой отвезти?
- До метро подбросьте! - Анжела, глянув в зеркало, поправила прическу, - Да-а-а... А Юрка-то не дурак. Далеко не дурак! - она прыснула, - Этот подарок до-о-олго о себе будет напоминать!..
- Мужик сказал - мужик сделал! - поддержала Юля, - Ой, какой симпатичный! - она наклонилась и подобрала рыжего хомячка, некстати высунувшегося из переливающейся стразами, туфельки хозяйки квартиры, - Я его себе возьму. На память...

- Юрка!.. Уважуха! Хороший ход!.. - Серега восторженно хлопнул по плечу приятеля, - Мне Юлька вчера рассказала - я угорал! Чуть в столб не въехал - так ржал! Слушай, как тебе это вообще в голову пришло?! Ты же о себе ей такую память оставил, что на годы, если не десятилетия! Их ведь не выведешь! Что не сгрызут, то обоссут. Да еще и размножаться будут! Сколько их было-то?
- Триста! - улыбнулся Юрка.
- Же-е-есть! - завопил приятель, - триста спартанцев! Спа-а-а-арта!... Йохуууу!!! Я его Снайдером назову!
- Кого? - недоумевающе вопросил Юрка
- Хомяка! - хохотал Серега, - Юлька вчера прихватила на память!

- Да, собственно, идея-то не моя была, - улыбнулся Юрка, - остались еще специалисты ВМФ СССР...
Оценка: 1.7541 Историю рассказал(а) тов. Бегемот : 10-09-2015 23:43:32
Обсудить (199)
20-09-2015 11:29:56, Baloo
Зоомагазин один, меховой тоже один, коньяка несколько бутыло...
Версия для печати

Флот

История (опять) не моя. Набрел в ЖЖ на страничку матёрого подводника, многие истории которого просто отличны. Сколько в них реализма судить не могу, но подозреваю, что достаточно много. Оригинал здесь: http://i-legal-alien.livejournal.com/308905.html

Международный скандал

К нам раз в год приезжали американские шпионы. Они маскировались под каких-то там военных, которые якобы должны были проверять выполнение Россией договора СНВ-2. Приезжали они к нам строго зимой в ноябре-декабре и получали, по их словам, восемьсот долларов командировочных в сутки за невыносимые условия для разумной жизни в условиях российского Заполярья. Для сравнения, за три месяца "командировки" за территориальными водами РФ я получил в те времена, примерно, 250 долларов.

К их приезду, конечно же, готовились. Готовилась только ракетная боевая часть потому, что на корабль-то американцев не пускали, естественно, и выполнение договора они проверяли с плавкрана к которому пришвартовывалась лодка и открывала одну из двадцати случайно выбранных ракетных шахт. Поэтому все двадцать крышек ракетных шахт заранее готовились: натирались до блеска кремольерные кольца и подкрашивались все неподкрашенные места. В декабре месяце, подчёркиваю. В Заполярье.

Ну и вот, в очередной раз кто-то забыл во время сообщить, и командир на утреннем построении объявляет:
- А к ракетной боевой части у нас послезавтра приезжают их друзья - американцы. Значит, что? Правильно: сход с корабля ракетной боевой части отменяю, сон, еду и отдых тоже отменяю - чистите свои крышки. Всем спасибо, все свободны.
А ракетная боевая часть на корабле у нас была, несмотря на всю ту ядерную мощь, которую содержала, не самая большая, да ещё и некомплект всегда был, поэтому человек 12-14 и чистили эти крышки в течении двух суток. Без перерывов практически. Всё время темно, всё время холодно, всё время скользко и внизу вода дымится. Не, ну остальные им тоже помогали. Говорили "Бог в помощь" и предлагали зайти к жёнам приветы передать.
К концу вторых суток всех мёртвых матросов уже снесли внутрь прочного корпуса для отогрева тел, мичманы пьяные валялись кто где и как попало, а с последней семнадцатой шахтой заканчивали два офицера - Игорь (я про него писал) и Олег (напишу позже). Доделав всю работу и осматривая придирчивым взглядом художника результаты своих трудов, Игорь неожиданно предложил Олегу:
- А ну-ка, подсади меня повыше, салага.
Вы, как гражданские лица, полные сомнений и домыслов, начали бы, небось, спрашивать "зачем" да "почему", но Олег как настоящий друг делать этого не стал: попросил товарищ подсадить, значит, надо подсадить.

Я в этот момент как раз вышел наверх отогреть их замёрзшие губы. Горячим чаем, а не то, что вы сейчас подумали. И наблюдаю я такую картину: на голове у баллистической ракеты Р-39 (девяносто тонн, мощность пятьдесят Хиросим) стоит офицер Олег (высшее образование, отличник боевой и политической подготовки, ежегодно проходит медицинскую комиссию, включая психологическое тестирование), на плечах у него сидит офицер Игорь (высшее образование, отличник боевой и политической подготовки, ежегодно проходит медицинскую комиссию, включая психологическое тестирование) и, высунув от творческого экстаза язык, рисует на внутренней стороне крышки шахты хуй. Простите, конечно я имел в виду, что рисует он изогнутый половой член с непропорционально большой головкой и воробьиными крылышками над яйцами.

А, вы же сейчас не понимаете, на чём он рисует. В каждой ракетной шахте поддерживается постоянно микроклимат - там всегда одинаковая температура и влажность. Когда крышку открывают при морозе и влажности, на её внутренней стороне моментально выпадает влажный дисперсный конденсат. Перед закрытием его вытирают ветошью. Вот на нём и рисовал.
- Отойди, - говорит Игорь, - Олег на пару шагов, я полюбуюсь.
Олег, рискуя подскользнуться и упасть, сломав себе всё, отходит с Игорем на плечах. Игорь любуется.
- Ну как тебе, Эдуард? - спрашивает меня.
- Да Айвазовский сейчас от зависти ногти кусает в гробу, однозначно.
- Не, - Игорь недоволен, - чего-то не хватает. Подойди-ка, Олег, обратно.
Олег подходит. Игорь по дуге над членом выводит корявыми буквами "Yankee go home!!!"
- О, теперь всё, спускай меня.
- Пятый, - кричит Игорь в "Лиственницу" - закрыть крышку шахты номер семнадцать!
Шахта со скрипом начинает закрываться. Стоим, греем губы. Пьём чай, а не то, что вы сейчас подумали.
- А чего мы конденсат не вытерли? - спрашивает Олег.
- А на хуя мы тогда рисовали? - парирует Игорь.
Уходят спать.

Вечером приежают американцы. Темно, метель, особисты в белых тулупах и валенках стоят через каждые десять метров, прожектора выхватывают фрагменты пейзажа, только овчарок не хватает для полноты картины. Всё, короче, как в хреновом американском кино про СССР, только наяву. Показывают они на нашу лодку, естественно, так как мы в боевом дежурстве стоим и боекомплект у нас загружен. Перешвартовываемся к крану, они залазят на кран и просят открыть им семнадцатую, например, шахту. То есть из двадцати возможных вариантов они выбирают именно верный. Под лучом прожектора с крана, крышка шахты медленно поднимается, открывая изумлённому взору всех картину пальцем на конденсате.
Как написал бы классик, повисло неловкое молчание. Но классика там не было, поэтому молчание повиснуть не успело, испуганное воплями командира дивизии:
- Тащ командир!!! Что это за безобразие у вас на борту творится!!! Вы что, блядь, международный скандал мне тут затеваете?!! Начальник штаба, - принести мне мой пистолет, я лично расстреляю того, кто это сделал!! Немедленно!!! С особой жестокостью!!!
Американцы, конечно, хватают его за руки, мол не надо расстреливать, что вы, мирное же время и мы всё понимаем. Гуманисты, одним словом.
- Я разберусь!!! - орёт им комдив, - по всей строгости!!!
- Верим, верим, - кивают американцы и убираются восвояси.
Комдив с командиром спускаются в центральный.
- Вызови мне этих клоунов, Саша, немедленно!
Вызывают Олега с Игорем. Те прибывают парой и стоят за спиной комдива, стесняясь неожиданным к себе вниманием. А комдив с красным, как закатное солнце, лицом как вскочит им навстречу. "Ну всё, думаю, хана - сейчас бить будет".
- Товарищи офицеры! - орёт комдив в лица офицеров с немыслимой яростью, - от лица командования дивизии выражаю вам благодарность за защиту чести Отечества и проявленную смекалку!! Командир!! Занести благодарности в личные дела!! У тебя сколько взысканий? (спрашивает у Игоря).
- Четыре, - гордо отвечает Игорь.
- Командир! Я приказываю снять все взыскания! У тебя сколько (спрашивает у Олега).
- Одно.
- Как одно?! Ты что, служишь как попало, что ли? Как это, командир, у офицера всего одно взыскание? Ладно, снимай и ему тоже!
Потом достаёт из своего чемодана банку спирта:
- А это, ребята, от меня лично. От всей моей души.
Ребята, радостно похрюкивая, убегают в обнимку с вкусняшкой. Знаю, к кому сейчас пойду, после отбоя тревоги.
А договор СНВ-2 мы постоянно нарушали, что американцы всё время и фиксировали.
Оценка: 1.6304 Историю рассказал(а) тов. Чукча-читатель : 05-09-2015 08:47:03
Обсудить (3)
19-09-2015 10:08:28, чокнутая выхухоль
Там ссылка есть, можно автору написать, уточнить...
Версия для печати

Армия

Войнушка по южно-судански. Монголбат в поле.

Африка быстро усваивает все самое плохое и порочное, что есть в нашем бренном мире. Будь то дурные привычки в частном (личном) порядке или же глобальном, когда в той или иной стране начинает воевать племя на племя или народ на народ.
Южный Судан очень показательный пример концентрации всей той вековой грязи, обид, взаимных обвинений, накопленных в разных уголках убогого государства. Что в таких случаях является самым лучшим вариантом?
Правильный ответ: БЫТЬ НАД СХВАТКОЙ.
Это лучше всего получается у русских и украинских пилотов, работающих по программам ООН. Они парят в небе, таскают пассажиров и продукты в качестве гуманитарной помощи для отупевших в войне аборигенам.
А еще наши бывшие соседи по социалистическому лагерю, монголы, тоже хорошо себя проявляют. Но уже на земле. В местечке Бентью или Рубконе (так называют точку во втором варианте) дислоцируется рота монгольских миротворцев-«голубых касок». По ходу дела им приходится регулярно наблюдать, как мятежники бодаются с федералами (освободительной армией Южного Судана - СПЛА) .
Все офицеры у монголов заканчивали российские военно-учебные заведения, а потому хорошо говорят на русском языке.
- На днях мы застали в округе занятную картинку, - рассказывает нашим пилотам, в процессе заправки борта, старший лейтенант, заместитель командира роты монгольских «голубых касок». - Федералы и мятежники сошлись примерно в 1,5-2 километрах на расстоянии от нашего лагеря. Причем, у первых ШЕСТЬ ТАНКОВ, а у ребелов десяток тачанок с пулеметами, только стрелковое оружие....
- Предполагаю, исход сражения был ясен? Мятежников раскатали в пух и прах?
- Ага, щас! - улыбается монгол. - Мы сначала не поняли, в чем дело? Танки целые, ни один не горит от попаданий. Но у каждого из них открываются люки и фигурки танкистов бодрой рысцой направляются в тыл....
- ????!!!! Может быть, у подразделения СПЛА там срочный инструктаж объявили, как лучше бороться с мятежниками или вообще, партийное собрание назначили? Типа, донести очередной Указ Президента Киира по строительству демократического общества в Южном Судане?
- Нас тоже заинтриговало поспешное бегство в танковых войсках. Когда на позициях не осталось ни федералов, ни мятежников, я решил на двух БТР с дежурным взводом выдвинуться на «поле боя».
Монгол закуривает, выдерживая театральную паузу.
- Ладно, не томи душу. Чего там было с танками?
- А ларчик просто открывался, - ввернул военный человек литературный оборот. - ОКАЗЫВАЕТСЯ, ПОСЛЕ НЕДОЛГОЙ ПЕРЕСТРЕЛКИ (а федералы выпустили в мятежников из каждой машины по десятку снарядов), боеприпасы закончились. Точно так же, как и топливо. Логистика в южносуданской армии находится в плачевном состоянии. В общем, шесть экипажей танков не стали испытывать судьбу, а потихоньку слиняли в тыл, бросив технику....
- Она там теперь так и стоит, солнцем палима? - делаю предположение.
- Хм, я велел плеснуть ООНовского дизеля в баки «сиротинушек» и пять из шести танков мы перегнали в свой лагерь. Они вполне исправны, вон по периметру отдыхают....
Нет в Южном Судане сегодня ни российского, ни украинского, ни белорусского или казахского военного контингента миротворцев. Да и зачем они нужны на чужой земле, где все враждебно белому человеку?
Тогда давайте испытаем гордость за монголов. Молодцы, парни. Да и старлей у них рязанское училище ВДВ заканчивал еще недавно. Держит марку вдали от Родины...
Оценка: 1.6034 Историю рассказал(а) тов. Маркус Норман : 03-09-2015 20:22:48
Обсудить (3)
12-09-2015 00:16:03, Шкапчик
По ходу дела им приходится регулярно наблюдать, как мятежник...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3  
Архив выпусков
Предыдущий месяцМарт 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru