Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Флот

Интеллигентная история

Саша толкнул дверь в кабинет Вадика.
- Вы знаете, Вадим, тем, кто замечен в чтении устава скуки ради, предписано проходить диспансеризацию 2 раза в год. Вышло распоряжение.
- Что вы говорите? - Вадик закрыл устав и запустил ластиком в муху, долбящуюся в стекло.
Ластик резво срикошетил Саше в голову. Саша пригнулся:
- А вы головорез. Я пугаюсь сам себя - почему я вас ещё не бью?
- Потому что вы доброй души человек. Чем вызвано ваше обращение ко мне на ВЫ? А, кака в тельняшке? - Вадик потянулся.
- А знаете ли, - Саша придал взору печали, - Надоела грубая повседневность военных буден, хочется всем говорить ВЫ, общаться с интеллигентными людьми, и хочется... хочется чего-нибудь для души!
- И можно поинтересоваться чего?
- Можно. Мне хочется... выпить... Не смотрите на меня как Мать Тереза. Да! Мне банально хочется выпить, но...
- Но?
- Именно НО! Мне хочется, что бы все это происходило в необычной обстановке, за интеллигентной беседой... Слюну подберите.
- Шизофренический бред, осложненный маниакально-депрессивным психозом и сумеречным состоянием души, - Вадик закинул ноги на стол.
- А причём здесь бабушкины трусики? - обиделся Саша.
- Что вы подразумеваете под «необычной обстановкой» в нашей отдалённой дырке? У тебя на кухне, у меня на кухне? Три дома - пять частей. Не смешите мои ботинки.
- Внимание! Сегодня пятница? Лето? Полярный день? Жены на Большой земле? Ничего не пропустил? Предлагаю провести этот день под знаком интеллигентного общения и завершить его дегустацией спиртосодержащей продукции у костра, на вершине близлежащей сопки. А? Как вам? - Саша умел быть убедительным.
Вадик заинтересованно снял ноги со стола.
- На самом верху сопки?
- Именно. Вы там бывали?
- Нет, - должен был признать Вадик.
- Чем вам не необычная обстановка? Да не раздумывайте, поручик, чего вам делать дома? Жена уехала...
- Разве я похож на человека, у которого одна жена? Но всё же, почему не встретиться у вас или у меня? - Вадика ломало лезть на сопку.
- Не будьте так низменны. Мне нужна смена обстановки. Я категорически устал!
- Да?
- Да! Мне надоела однообразная военная суета. Мне надоели построения по утрам, а ещё больше мне надоели построения после обеда. У меня от них изжога.
- Вы государственный преступник! - обрадовался Вадик.
- Что вы говорите? - удивился Саша.
- Точно. Глядя на вас, мне категорически не хочется служить.
- Не давите мне на железу совести. Мне её вырезали. Так да или нет?
- А что мы будем пить? - сдался Вадик.
- Выбор небогат. Есть шило, а есть... шило. А у вас?
- Шило.
- Вы предсказуемы. Но усвойте главное,... - Саша сделал паузу, - Главное не ЧТО а КАК! Пить надо правильно!
- Вы извращенец, - догадался Вадик.
- Пить правильно - это хрустальная мечта моего детства, и не лезьте в нее в своей ортопедической обуви.
- Ну, можно и шило, тоже ничего, - понял по-своему Вадик, - Тогда шило с вас, с меня закуска.
- Вы пошлый человек.
- Почему?
- Вы бескорыстно любите шило.
- Это взаимно. Из закусок могу предложить... ммм... консервированные голубцы! Как вам?
- О! Голубцы! Должен с прискорбием констатировать, вы встали на путь чревоугодия. Не боитесь закончить своё белковое существование ожирением?
- Боюсь, финансовые органы мне этого не позволят, - вздохнул Вадик.
Саша посмотрел на часы.
- Работе криньдец, - он поправил на груди Вадика знак «за дальний поход», - Да вы орденоносец!... Вперёд, заре навстречу!
- Сами вы... О! Я возьму фотоаппарат. Жена должна знать, что я в её отсутствие отдыхал культурно...
Они топали из части, а Саша декламировал в полный голос: «Ищут пожарные ищет милиция, ищут матроса из Западной Лицы. Знак за ДП на груди у него, больше не знали о нём ни чего».

- Блядь, Саша ... - захрипел Вадик, больно приложившись коленкой о валун на середине восхождения, - Я уже горько сожалею, что проявил мягкотелость и податливость...
- Вы уже второй раз говорите «блядь»,... я стараюсь не замечать... - хрипел впереди взмокший Саша, - Но уже... начинаю подозревать вас... в неинтеллигентности.
- Боюсь,... мне уже фиолетово, - Вадик остановился, тяжело дыша, и оглянулся назад.
- Над вами... будут смеяться потомки, - Саша оперся на палку, восстанавливая дыхание, - Выкиньте эти пораженческие мысли из головы,... осталось совсем чуть-чуть... Ничто так не приносит наслаждения, как фрикция последнего движения!
- Не разжижайте мне мозг... - никак не мог отдышаться Вадик.

Макушка сопки оказалась небольшим пятачком, на который они в изнеможении и повалились.
- Я никуда отсюда уже не пойду... - стонал в мох Вадик, - Я останусь здесь... передайте там нашим...
Саша перевернулся на спину:
- Спокойно, лейтенант, сейчас начнётся самое главное... Посмотрите, как мы близки к небесам... Красотень... Ну, давайте, голубчик, искать дровишки, нам же нужно разогреть ваши замечательные голубцы...

Дров было до обидного мало, но насобирали с грехом пополам..
- Чего вы алчете под сенью кривеньких берёз? - подходя, пригляделся Саша.
- Да это... я тут... - Вадик как-то неуверенно озирался.
На расстеленной газете стояла бутылка разведенного шила, две рюмки, большая жестяная банка с голубцами и пачка печенья.
- Натюрморт понятен и печален... Печенье с голубцами... А позвольте задать нескромный вопрос - где хлеб?
- Хлеба не было... Да ладно, с печеньем пойдёт... Тут другое... - Вадик продолжал озираться.
- Вы хотите меня испугать? - озабочено спросил Саша.
- А?... Да нет... Ладно, сейчас решим... Вы это, давайте костерок мастрячьте...
- Ну-ну...
Скоро заплясали оживлённые языки огня. Саша потирал руки:
- Ну что, коллега? А жизнь-то налаживается!... Предлагаю по первой под печенюшку...
Вадик встряхнул бутылку и постучал по дну. Саша поморщился:
- Ну что вы долбите? Не долбите да не долбимы будете! Это же хрупкий продукт, своими заскорузлыми граблями можно запросто нарушить тонкую грань момента.
- Вы сейчас с кем разговаривали?

Выпили. Повторили.
- Тут вот в чём дело, - хрустел печеньем повеселевший Вадик, - Я нож забыл...
Саша прекратил жевать.
- Простите... нож? То есть вы заранее запланировали сохранить жизнь своей банке голубцов?... Она дорога вам как память?...
- Да ладно вам, не делайте трагедию, я уже придумал... Сейчас подогревать поставим, а за это время я найду острый кусок камня... Хрен ли нам, двум молодым, здоровым интеллигентам... А? Я вас умоляю! Приободрись дрись-дрись... По одной?

За разговорами не заметили, как закончилось печенье и половина бутылки.
- Уважаемый! - вспомнил Саша, - Где ваш острый камушек? Пора, по-моему познакомиться с нашими голубцами. Им там, кстати, ничего не будет в закрытой банке, на костре?...
- Ох, мать!... - Вадик попытался встать...

И тут, собственно говоря, РВАНУЛО.

Горячая, слизистая субстанция, хлестанула Вадика по лицу и груди.
Потеряв ориентацию, он покатился куда-то вниз, одновременно кашляя, и пытаясь вытолкнуть обжигающую слизь изо рта. Глаза ничего не видели, а в процессе качения очистить их не получалось. Голова стукалась о камни и стабилизации сознанию не способствовала.
Саше ударная волна пришлась в бок. Горячая липкость заклеила ухо и проникла за шиворот. Саша мог кричать. Чем сразу и воспользовался. Он выкрикивал однообразные неинтеллигентные слова, крутился на упёртой в землю голове и пытался обеими руками выгрести из уха и из-за шиворота голубцовую кашу.
Праздник удался.

Когда каша остыла, они успокоились. Саша приподнялся на локте, и посмотрел на Вадика.
- Ваша старенькая добрая мама, плакала бы сейчас навзрыд, узрев вашу рожу в голубцах.... Вы желали фотографироваться?
- Мы пидарасы, - подвёл итог встречи Вадик, и подумав добавил - Я же не ем голубцы...
Оценка: 1.7878 Историю рассказал(а) тов. Кэп : 02-02-2006 08:33:20
Обсудить (45)
, 19-04-2006 10:55:49, капитан этнографической служб
Ничто так не приносит наслаждения, как фрикция последнего дв...
Версия для печати

Флот

Были «паркетного» крейсера-54 или «рожденные плавать»

Вновь назначенный заместитель главнокомандующего ВМФ, не желая отставать от всех своих предшественников, начал вступление в должность с инспекции флотов. Подобные вояжи при некотором размышлении наводят на мысль, что в командование флота адмиралы попадают не иначе, как прямиком спускаясь с небес сразу с шитыми погонами на плечах, минуя стадии не только лейтенантов-группманов, но и капразов-командиров кораблей. Чаще всего поведение таких начальников, наивно удивляющихся корабельным реалиям, только подтверждает данную версию. Но новый замглавкома, как быстро выяснилось при посещении им «паркетного» крейсера, к удивлению и великой радости корабельных офицеров оказался редким исключением из этого правила.
Отнюдь не чванливый, моложавый, энергичный и общительный адмирал не стеснялся в самых лестных выражениях комментировать царящие на крейсере порядки. Тем более, что показать ему действительно было что. Помимо выдраенных палуб и начищенной медяшки замглавкому с гордостью продемонстрировали и модернизированные за время заводского ремонта ракетные комплексы, и новую главную двигательную установку, и созданную вопреки штатному крейсерскому расписанию «Службу безопасности», не только не хуже профессиональных спасателей подготовленную к борьбе за живучесть корабля, но и способную организовать его охрану и оборону. Окончательно поразили воображение адмирала ничуть не уступающий по оформлению многим городским заведениям самый натуральный бар, в который силами тех же заводских работяг превратилась скромная штатная «корабельная лавка», и великолепно оснащенный спортзал, переоборудованный из кубрика.
Как-то само собой вышло, что по мере продвижения замглавкома по кораблю, представляющие свои заведования офицеры один за другим присоединялись к сопровождающим начальника, и в конце концов на шкафут адмирал вышел окруженный громадной свитой.
- Молодец, командир! Просто молодец! - продолжал восторгаться он, - А какие у тебя офицеры молодцы! Ведь я же понимаю, что всё это благодаря их усилиям сделано, а главное - и в порядке содержится. Это ж колоссальная работа. Отличные у тебя, командир, офицеры! - адмирал на мгновенье задумался, - А ведь мне таких людей так в штабе не хватает. Ну почему же никто ко мне в штаб служить не идёт?
Нестройная толпа корабельных офицеров зачарованно качнулась вперёд. Несмелые мечты начали обретать плоть и кровь - благодатный климат средней полосы..., личный кабинет с мягким кожаным креслом под портретом «гаранта»..., служебная «Волга», да что там «Волга»! - «Мерседес» с шофером..., просторная квартира на Ленинградском проспекте..., дети в университете..., и главное, главное! - их кропотливый ежедневный и еженощный ратный труд наконец-то по достоинству оценили и отметят по заслугам...
Но радужные фантазии офицеров были самым жестоким образом развеяны всего несколькими словами командира:
- Тащ адмирал! - громко заявил он, - Да они же не хотят!
Оценка: 1.7826 Историю рассказал(а) тов. КДЖ : 31-01-2006 10:38:31
Обсудить (12)
, 12-09-2010 21:41:32, К203
"Несмелые мечты начали обретать плоть и кровь - благодатный ...
Версия для печати

Авиация

Радио-этюды

Недавно заглянул на вышку к диспетчерам, спасибо за работу их нелегкую сказать. Уютное это место. Смену они уже сворачивали, «дичи» в небе над KDTO не наблюдалось и нашлось время обменяться профессиональными байками (затертыми и не очень). Наиболее задушевные представляю вашему вниманию.

Равенство
В жаркий летний день на 10 тысячах футов бодро стучит маленьким движком «полетаный» Пайпер Эрроу. Набор такой «взрослой» высоты занял с полчаса, причем на последнюю «штуку» футов ушло минут двадцать. Пилотская нирвана была грубо прервана указанием диспетчера Центра немедленно набрать 11 тысяч во избежание «траффика». Далее диалог.
Пилот (П): Вы это серъезно? (а то как же...) Я ж 11 займу только через 10 - 20 минут.
Диспетчер (Д): (чешет репу) А сколько надо чтобы снизиться на 9, а потом обратно на 10?
П: А... примерно столько же.
Д: (!засада! и тяжелый вздох) Вас понял, попробуем план Б. (лениво) Пайпер 207, держите коридор на 10-ти. (далее привычной для профи скороговоркой) Юнайтед Эйрлайнз 123, смена курса, новый курс 020. Американ 456, набор высоты прекратить, оставайтесь на 9, встречный траффик на 12 часов 10 миль на 10 тысячах - Пайпер. Транс Уорлд 789, ваш запрошенный маршрут отменен, правый разворот на курс 250, снижение прекратить на 11-ти. Делта 431....

Братство
Диспетчер порта неспешно беседует с пацаном-пилотом только-что вымученно «кинутой» на бетонку Сессны.
Д: Что там у тебя, вывозной сегодня?
П: Ну да. (полушопотом) Экзаменатор - зверь...
Д: Сильно волнуешься и страшно боишься?
П: Всяко..
Д: И правильно делаешь. (сочуственно) Какого ж ты хера, родной, вместо полосы на рулежку то приземлился?

Пятница
Полосы большого порта одновременно пользуют авиалинии и Национальная Гвардия. Диспетчер «разруливает» отбывающие борта.
Д: Ф-15 «Рафрайдер», рулежку разрешаю, следуете вторым номером за 767-ым Боингом.
Пилот «пятнашки»: (с вялым интересом) А куда идет 767-ой?
Д: (мечтательно) На Гаваи.... (злорадно) Но ВЫ следуете за ним только до старта!

Настойчивость
В разгар Иракской войны пилот четырехместного «Мушкетера» нудно уламывает диспетчера Центра дать сквозной коридор через зону тренировок авиабазы Эдвардс. Диспетчер проявляет вежливость в работе с клиентом.
Д: Зона R2125 на настоящий момент закрыта, но специально для вас я попробую с ними сторговаться...
Д: (радостно, минуту спустя) Мушкетер 123, Вам добро на вход в зону. У них только что закончились низколетящие мишени. Вы уж там как-нибудь увернитесь по возможности.

Скромность
Авиа-шоу в Ошкош, Висконсин. Частные самолеты прибывают до начала шоу тучами, башня из-за перегрузки частот вынуждена по радио работать в «одну-сторону». Пилоты подтверждают получение указаний визуально, качнув крыльями.
Д: Сессна 456, вы номер 3 на посадку, начинайте снижение.
Сессна аккуратно «машет».
Д: Питтс 123, вы номер 4, подвердите отмашкой.
Пилотажный Питтс молниеносно крутит «бочку» сначала в одну, потом в другую сторону.
Д: Питтс 123, поправка, вам посадку отменяю, идите на второй круг. А эти ваши выебоны попробуйте на публике.

Человеческое
В «отстойнике» на 8 тысячах десятки бортов крутятся подолгу в ожидании разрешения на посадку. В порту блокирована аварией одна из полос. Пилот «Бонанзы» с заметным раздражением в голосе запрашивает оценочную длительность задержки. Диспетчер немедленно парирует.
Д: Бонанза 123, у вас какие-то претензии?
Пилот начинает что-то говорить в микрофон, его прерывает отчетливый детский голос с вечным «папа, я хочу писать».
Д: Бонанза 123, ваша ситуация мне кристально ясна, начинаете снижение немедленно, идете вне очереди...

Пинг-понг
Иду по маршруту глухой ночью на границе двух центров УВД. При пересечении такой «границы» обычно происходит передача борта, причем дублируется это действо между центрами по телефону.
Центр А (приятный женский голос): Сессна 123, новый курс 195, свяжитесь с центром Б, частота 123.1.
Кручу ручку автопилота, меняю курс, отмечаюсь с центром Б. Через пару минут Б заворачивает меня обратно на курс 170. Голос мужской и очень усталый. Проблем нет, снова отмечаюсь с А. Вскоре ситуация повторяется, А ставит мою Сессну на 195, пересекаю «бордер», заново рапортую на 123.1. Б, недолго думая, отфутболивает меня обратно в зону ответственности А. Когда слышу ставший почти родным голос, стреляю на упреждение:
- А сейчас я, как дисциплинированный участник воздушного движения, сменю курс на 170 и частоту на 123.1, и оставлю Вас, сударыня, ненадолго в покое.
Центр А: (смущенно) Сессна 123, нет необходимости, со третьего раза я его (диспетчера центра Б) на поход в кино и пиццу уболтала. Сохраняйте прежний курс и спасибо за помощь...
Оценка: 1.7791 Историю рассказал(а) тов. Overland : 15-02-2006 10:28:31
Обсудить (26)
, 17-02-2008 02:59:06, Мирное небо
<<Особенно моему другу доставалось от инструкторов за разгов...
Версия для печати

Армия

СКАЗ ПРО ТО,КАК ПРАПОРЩИК БОЙКО НОГУ СЛОМАЛ.
+++
В течение пяти последних лет, каждое утро, начальник столовой ст.прапорщик Бойко ездил по одной и той же дороге. Все эти пять лет, когда машина начинала трястись по дамбе меж двух заболоченных водоёмов, взгляд Бойко упирался в некий брошенный обьект, напоминающий цистерну, с загадочной надписью «мера» на борту.

Однажды его (Бойко) взор вдруг просветлел, формы лица обострились и шишига была остановлена истошным, почти стихотворной формы воплем «Стоять, твою мать!».

+++

Бойцы ремроты, конечно, удивились, когда у бокса номер один остановился ГАЗ-66 и несколько молодых с шумом вынули оттуда ЭТО. Удивиться - удивились, но углубляться не стали, потому что прапорщик Бойко - сам по себе существо в высшей мере загадочное и интеллектуально агрессивное.

Начальник столовой вызвал на разговор кого-то из сварщиков. Показывал на цилиндр, пальцем чертил на нём воображаемые линии, в пылу диспута заплёвывал собеседника и слегка подпрыгивал от перевозбуждения. Здесь мы оставим Бойко на время в покое, потому что сейчас читателю уже ясно, откуда на рампе кухни появился огромный, литров на триста бак.

+++

-Улугбеков! - строго сказал сержант-громила, главный по кухонному наряду.
Маленький Улугбеков оторвался от чистки картофеля, приподнялся и выглянул из-за горы мешков.
-Улугбеков, возьми, любезный, инструменты и отодрай, пожалуйста, этот бачок, чтобы он был пригоден для приготовления в нём пищи для личного состава, - сказал сержант Мочкин (вас что-то насмешило?).
-Есть, - сказал Улугбеков, схватил металлическую мочалку, белый порошок («акустическую» соду, по версии Улугбекова) и принялся отдирать бачок от многолетней ядрёной плесени.

Бачок был настолько большим, что маленький Улугбеков, несколько раз перегнувшись (верхний срез бачка доходил ему до пупка), потерял равновесие и, в поистине цирковой манере, сверзился вовнутрь.
Потом маленький Улугбеков проявил беспримерную смекалку и сунул вовнутрь лавочку, сидя на которой, незадолго до этого, чистил корнеплоды картофеля. Лавочка слегка не заходила, но маленький Улугбеков немного на ней попрыгал и всё образовалось лучшим образом.

Несмотря на все его старания, плесень и прочая органика всё ещё крепко цеплялись за место под солнцем и сержант-переросток стал закипать.
-Улугбеков, - сказал он. - Я, ведь, вьебу тебе сейчас, мой друг!
-Не сходыт, таварищ сыржант, - хмуро ответил солдат Улугбеков и добавил пару-тройку фраз на своём родном языке.
-Не сходыт? - передразнил его сержант Мочкин.
-Щас я тебе нэ сходыт! - продолжал он. Я сейчас возьму мочалку, проведу адын раз и она заблестит. Но тебе тогда песдесь! Понял!?
-Так тощна, таварыщ сыржант, - с испугом сказал маленький Улугбеков и в лихорадочной спешке выбрался из бака, уступая место старшему товарищу.

+++

Мочкин тёр с остервенением, желая не ударить в грязь лицом перед маленьким, смуглым, запуганным до смерти нацменом. Он тёр так, что бак уже начал раскаляться, а нижнее бельё промокло насвозь. Мочкин выкинул язык на плечо, подал центр тяжести тела чуть вперёд, даже чуть привстал на лавочке. Потом маленький Улугбеков услышал шорох и коротенький «бум». Над баком возвышалось только самоё темечко сержанта Мочкина. Темечко появлялось, исчезало, пыхтело, немного грубо выражалось, а затем тихо, вкрадчивым голоском позвало:
-Улугбек, брат, иди сюда!
Не будем косо смотреть на сержанта. В его положении любой позвал бы Улугбекова.

+++

Когда сержант привстал на лавочке и подался вперёд, предательская фауна на днища бачка взбрыкнула и сапоги сержанта потеряли сцепление с поверхностью. Таким образом обе нижние конечности сержанта Мочкина проскользнули под лавочку и сам сержант остался стоять на коленях. Он, конечно, пытался встать, но геометрия его тела и геометрия бака непримиримо конфликтовали друг с другом и
Могучий сержант оказался в ловушке.

+++

Сначала пострадавшего обступили со всех сторон сослуживцы и стали радовать полезными мыслями.
-Надо его мыльной водой полить!
Полили.
-Надо его за плечи потянуть!
Потянули. Вместе с баком.
-Надо бак на плиту поставить, - жить захочет - сам вылезет!
Сержант не согласился.
-Надо пойти в мастерские, взять полотно и распилить скамейку!
Мысль была признана наиболее эффективной и, водрузив бак на тачку, процессия двинулась в путь. Сам сержант, будучи персоной скромной от рождения, предпочитал прибыть в парк огородами, но сослуживцы рассудили иначе и тачка торжественно прогремела колёсами по главной аллее. Потихонечку хвост болельщиков увеличивался и колонна стала похожа на погребальную процессию, только очень весёлую. Сержант Мочкин сначала шибко ругался, потом перешёл на мольбы, а в конце попросил сигарету и сидел тихо, слегка поскуливая.

У парка зеваки были разогнаны начальником автослужбы, который терпеливо и не без умиления выслушал рассказ. Затем тачку закатили в бокс и плотно прикрыли ворота.

+++

Маслопупы имели своё мнение относительно процедур освобождения и мыльная вода была заменена обильной порцией солидола.
Затем было предложено взять автоген и срезать дно. Сержант Мочкин бурно протестовал. Потом его попытались перевернуть и просто-напросто вытряхнуть. Мочкин повис вниз головой и стал материться пуще прежнего (справа налево, однако). Домкрат под лавочку не влезал, ход полотна ножовки был страшно короток и за полчаса продвинулись на один сантиметр.

Вдруг старший механик посерьёзнел и взглядом, полным смысла, глянул на кран-балку.

Концы завели под лавочку и дёрнули. Бак с лёгкостью оторвался от бетона и повис. Тогда на бак налегли четверо присутствующих. Но кран без особого огорчения поднял всех.

-Надо ещё людей позвать - сказал кто-то, но сержант Мочкин, трясущийся от холода и стыда, через сдавленное горло сказал «нет!».

В этот момент из каптёрки появился ещё один активный герой нашей байки. На манер терминатора он держал в руке устройство по стрельбе дюбелями и хищно клацая спусковым крючком устройства приближался к кастрюле. Присутствующие не успели сказать «ьля», когда бак был прочно прих...ну да, прибит к бетонному полу.

Люди только пожали плечами.
-С богом! - сказал кто-то и нажал на кнопку. Раздался отчаянный скрип и лавочка пошла наверх в тот самый момент, когда калитка бокса, открываемая ногой, разверзлась и показалось лицо разъярённого ст.прапорщика Бойко (начальника столовой).
-ЧТО ВЫ ЗДЕСЬ ДЕЛАЕТЕ? - в стремительном поступательном движении успел спросить он.
-На качелях катаемся, - спокойно и уверенно ответил освобождённый Мочкин с высоты двух метров, покачивая ножкой.
Бойко был зол и стремительного поступательного движения погасить не смог. Бак был атакован с правой ноги и операция по вызволению сержанта Мочкина плавно перешла в операцию по эвакуации прапорщика Бойко в медсанчасть.
Оценка: 1.7706 Историю рассказал(а) тов. Тафарель : 06-02-2006 16:44:48
Обсудить (15)
21-02-2006 11:08:02, Тэф
ВСем спасибо! Кадет, поменяйте пожалуйста имя автора этой ба...
Версия для печати

Авиация

Ветеран
НИЧЬЯ
5.
Автор, ну вы-то хоть не забывайте, где мы летим, и чем чреваты мечты за пулеметом! Пока ваш герой предавался воспоминаниям, пара уже вышла в район работы. Если позволите, всего несколько кадров поцарапанного, ссохшегося 8-миллиметрового целлулоида...(Кстати, кто-нибудь знает, как проще перевести пленку в «цифру»?).
- Спишь, что ли, мать-перемать! - заорал командир. - Крути стволом, блядь! Справа смотри, куда пялишься?
Машина легла в крен, земля встала справа стеной. По вертикальной земле карабкались полусогнутые солдаты, наперерез вертолету тянулись два черных шлейфа. Глаза уколола искра, стекла вдруг радужно запотели, - борттехник машинально протянул руку, чтобы протереть, но понял, что их опылило керосином из разорванной аорты ведущего. Сквозь жирный туман был виден белый кометный хвост скользящего боком вертолета.
- Теряю керосин, фонтан в салоне, - сказал ведущий. - Пошел на точку. Если сможешь, помоги отрезанным от группы - видишь черные камни, они там. И потом догоняй. Я сейчас запрошу подкрепление. Тут не меньше пары с десантурой нужно. Оборзели...

Едва не чиркнув колесами по земле, вертолет выскочил из пике - тела сжались пружинами - и с натужным ревом вошел в разворот с набором. Они разворачивались на духовскую позицию. На мгновение окна посерели, в кабине запахло горящей резиной, лобовые стекла покрылись хлопьями черной копоти. Щетки дворников заелозили, размазывая грязь.
Борттехник нажал на гашетки, - сейчас главное, чтобы внизу увидели пулеметный огонь. Пулемет лил свинец, песок кипел желтой лужей в дождь, люди перекатываясь, ползли за камни. Вертолет замер, перевалился на нос - пулемет вздернул ствол, плеснув огнем в горизонт, борттехник рывком вернул очередь вниз. Машина пикировала с нарастающим воем, несколько камней пыхали дымками в ревущее солнце, но борттехник бил в камни, пренебрегая этими плевками, зная, что встречные трассы огибают вертолет испуганными птицами, - если вообще летят, а не разбрызгиваются вкривь и вкось из трясущихся стволов. Вертолет вздрогнул, споткнувшись, в кабину ворвалось шипение, - сошли с направляющих эрэсы, и внизу, в не осевшей еще пыльной мути, кривым шахматным порядком расцвели черные, с острыми рваными лепестками, быстро склубились, легли под ветер...
Борттехник заметил, что жмет на гашетки молчащего пулемета - кончилась лента. Он поднял крышку ствольной коробки, обжег пальцы, не почувствовал ожога, наклонился, вытянул ленту из нового цинка и начал вставлять ее в дымящееся нутро пулемета. Глаза слезились от порохового угара, сердце задыхалось в саднящей груди, пулемет дышал малиновым жаром. Оранжевая плоскость земли, встав на дыбы, разворачивалась, и над ней, высунувшись в блистер, висел правак с автоматом. Они заходили на посадку.

Два удара сзади слились в один. Борттехник не испугался - так часто падала на виражах стремянка в грузовой кабине. Но сейчас машину мотануло, бросило вверх, командир выругался, заерзал, двигая педалями. Рулевой винт не откликался. Земля, ускоряясь, понеслась по кругу, внизу мелькнули два бойца, замершие с открытыми ртами и поднятыми руками.
- Пиздец! - это правый.
- Руби движки! - это командир. - Сгруппировались, щас ебнемся.
Борттехник привстал, перегибаясь назад, поднял руки, рванул краны останова, ударил пальцами по тумблерам аккумуляторов. Вертолет провалился в свистящую тишину, его вращение замедлилось. Стекло под ногами беззвучно лопнуло, взорвавшись пылью, сиденье садануло в копчик. Борттехник подлетел, ударился коленом о пулемет и макушкой - о центральную приборную панель, - и мир вспыхнул негативом.

...Сквозь вату и звон в ушах - далекие автоматный треск и пулеметный стук, на шее и за воротником липко, голова как расколотый орех, шевелитесь, вашу мать, вон к той скале, за камни, оружие не забудьте, сигналки, держи портфель, где у тебя гранаты, а вы что смотрите, военные, мы у вас погостим немного...
Они бегут.
И зря они так торопились.
- Возьми этих двух недобитков, вернись, снимите с борта кормовой, забыл я про него, а то хули мы с одними обрезами... Все цинки возьмите. Если у духов гранатомета нет, с пулеметом еще продержимся за камнями... И растяжку на дверь не забудь!

Трое вернулись к борту - он стоял как собака у забора, чуть подавшись носом вперед и задрав правый пневматик - передняя стойка провалилась в грунт, ее скрутило. Борттехник нагрузил солдат пулеметом и цинками, они тяжело побежали назад. Он задержался, устанавливая на ручку двери растяжку, выполз через командирский блистер, обогнул нос вертолета - и вздрогнул от неожиданности, хотя ожидал...
Человек прыгнул вбок и скрылся за большим камнем. При его рывке палец сам дернул спусковой крючок, автомат ужасно загрохотал, очередь взбила пыль и, развернувшись запоздалым веером, отколола от камня кусок. Борттехник не переставал давить на спуск, создавая битое поле, и сейчас сознание жило только очередью, которая должна быть нескончаемой, как воздух. И когда хлестнула и зазвенела оборванной струной тишина, камень качнулся, заметался, удаляясь, заворачивая по кругу за спину; руки мелькнули перед глазами, ударились в пыль, оттолкнули вставшую перед лицом землю; камни скачками понеслись навстречу, уворачиваясь, разбегаясь в стороны, внезапно выскакивая и пугая сердце человеческим контуром...

- Ну ты мельник, бля, - опуская автомат, сказал встревоженный командир, увидев его, белого от пыли, с бешеными глазами. - Чего стрелял?
- Там уже духи, - сказал борттехник. - Один был точно. Может, разведчик...
Отстегнул пустой магазин, потряс зачем-то возле уха, как спичечный коробок, бросил на землю. Подумал, подобрал, вставил обратно. Достал пистолет, попытался передернуть затвор, - и не смог. Лихорадочно тянул, скользя потными пальцами по ребристому металлу.
- С предохранителя-то сними, - сказал командир. - И нахуя тебе пистоль - застрелиться? Хватай пулемет, а то солдатики его сейчас сломают - им тока дай.
- Во попали, ебаный в рот, - сказал правак. - И как это вы, товарищи мудаки, от основной группы оторвались? И где сама эта долбаная группа - собирается нас вытаскивать, или как?
- Или как, - сказал командир. - Забыл, зачем прилетели? Их вытаскивать. Мы - их... Они там основные силы на себя завязали. Но сейчас на нашу падаль гиены набегут, это уж точно... Только бы Петрович дотянул - может нас хватятся. Да в любом случае должны «мессера» прилететь...

Борттехник лежал, установив перед собой пулемет, и, нервно зевая, похлопывал по его черному тяжелому телу. Хорошо, что есть пулемет, - что бы они делали с одними автоматами, - из их оскопленных стволов нельзя послать очередь дальше ста метров, - не говоря уже о кучности, пули будут тыкаться в упругую грудь жертвы шариками из промакашки и застревать в черных волосах (так учили тяжелые сны).
Вдалеке, в лабиринте изъеденного песчаного плато трещали автоматы, что-то бабахнуло, запрыгало по горам ломаным эхом...
Ему показалось, что камни впереди зашевелились. Он надавил на пластину механического спуска, выпустил длинную очередь, толку от которой, будь кто в камнях, было мало,- безногий пулемет бился как эпилептик. Тут же три испуганных автомата рядом задолбили, разрывая уши.
- Чего пугаешь? - сказал командир, отплевываясь и всматриваясь. - Там никого нет. А где они, вообще? - Он посмотрел вверх, на край обрыва. - На голову нам свалятся, что ли? Ничего не понимаю, лучше бы пришли уже! Или нам туда идти? Хрен его знает, где там кто...

Звон в ушах нарастал. Муха басовито гудела, ее звук переливался зеленым перламутром. Это еще не было точным знанием, это было сильнее, - как предчувствие неоткрытого еще туза, когда натягиваешь по миллиметру, касаясь глазами краешка рисунка и ликуя под маской невозмутимости, даешь дальше, много даешь... Он повернул голову, посмотрел на перевал - искоса, как натягивал карту, готовый принять отсутствие туза без сожаления, - и увидел четыре темные точки. Вдруг онемели ноги: острые прежде камни под коленями теперь кололи тупо, как сквозь ватные штаны. Он увидел, как вспыхивают на лишайном склоне горы блики лобовых остеклений.
Их сигнальную ракету заметили. От группы отделился один вертолет прикрытия и пошел к ним; следом устремился второй. Вертолеты неумолимо росли, миражно дрожащие в облаке выхлопа, с узкими, хищно вытянутыми глазастыми мордами, с тяжелыми ракетными блоками под короткими скошенными крыльями - уже были различимы красные головки управляемых ракет и гондолы с пушками.
- А вот и наш Бонд прилетел! - сказал командир, щурясь из-под ладони. - Еще орденок поимеет - да хрен с ним, за нас и Героя не жалко, а, товарищи бздуны? - и он весело толкнул борттехника в бок. - Лишь бы в нас не зарядил, он же потом думает!
Пара «мессеров» не снижая скорости, разделилась, вертолеты подпрыгнули и отработали нурсами по лабиринту, где вела бой основная группа, и по обрыву, под которым лежали окруженные. В лабиринте разбилась черная океанская волна, он забурлил, затрещало, как в печке, - там все кипело, и над грязной, с кровавыми прожилками, пеной пузырьками взлетали и падали камни. Сверху - череда разрывов, земля задергалась, на головы посыпался песок. Вертолеты сделали круг и, проходя над ними, успокаивающе покачали крыльями. Дайте только добраться до вас, и я вылижу всю копоть с ваших боков... Мелькнули на вираже длинные драконьи брюха, пара ушла к лабиринту и, не доходя, открыла огонь из пушек. Возбужденно крутя задранными хвостами, драконы кашляли и плевались огнем и белым дымом, очереди скрещивались, фокусируясь на невидимом пятачке, выжигая, перепахивая его.
Пара «восьмерок» уже летела к ним. Ведущий приземлился у самого лабиринта, и было видно, как высыпали из двери солдаты в касках и бронежилетах, побежали, пригибаясь и разворачиваясь в цепь; пулеметные расчеты залегали, снова вставали и бежали за автоматчиками, - взвод углубился в камни. Второй борт заходил на посадку, полого снижаясь. Он завис неподалеку. Ревя винтами и показывая голубое, в грязных потеках брюхо, опустился и мягко запрыгал на камнях.

...Солдаты бродили среди камней и собирали оружие убитых. Иногда раздавался выстрел, щелкая по горам пастушьим кнутом. Борттехник сидел в жаркой тени и курил очень горькую сигарету, постоянно сплевывая сухую пыльную горечь. Пальцы дрожали.

Пока грузились, два «мессера» кружили по окрестностям, рыскали, опустив носы и постреливая из пушек. Возвращались на 16-м борту, оставив свой покалеченный под охраной солдат. Борттехнику было плохо. Болела грудь - компрессионный удар, - болела и кружилась голова. Выпитая из чьей-то фляжки теплая вода застряла в груди граненым металлическим стержнем, - ему было неудобно в своем теле, оно было не своим, а снятым с чьего-то бешеного плеча. Дух жаждал покоя и спокойного ликования, но для тела покой был мучителен, оно гудело, его распирало изнутри, как глубоководную рыбу, поднятую в тихие, просвеченные зеленым солнцем воды поверхности. Хотелось потерять сознание. Вертолет заложил вираж, к горлу подступила тошнота, холодно взмокло лицо. Он встал, прошел на створки. Задернув за собой тяжелые стеганые шторы, нашарил в жаркой темноте ведро, - в нем тускло блеснуло редукторное масло. «Извините», - подумал борттехник, и его больно вырвало несчастным глотком воды прямо в масло. Пока не перестало трясти, сидел на бардачке у кормового пулемета и, подняв голову, смотрел в черный проем люка - там двигались тросы тяг, там бешено крутился вал трансмиссии, и воровской лучик недвижно лежал на его боку.

(Продолжение следует).
Оценка: 1.7687 Историю рассказал(а) тов. Игорь Фролов : 16-02-2006 20:05:12
Обсудить (42)
, 19-02-2006 12:18:22, na4alnik
> to Кадет Биглер > Когда публикация повести закончится, ее ...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10  
Архив выпусков
Предыдущий месяцОктябрь 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru