Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Свободная тема

Сага о прерванном полете

Среди множества фольклорных элементов, обучавшихся в МАИ и проводивших дни свои на Сачкодроме, Саша Адмиралов отличался разве что необычным местом времяпрепровождения - он был завсегдатаем ресторана «Загородный», благо до него от родного вуза было рукой подать. Причем завсегдатаем он был настоящим - к пятому курсу его знал и любил весь персонал ресторана, от уборщицы до директора.
Но, как известно, «кабаки и бабы доведут до цугундера» и горе стряслось уже тогда, когда Саша был полноценным студентом-дипломником, с перспективой распределения на один очень секретный в то время завод.
В тот раз Саша занял столик на галерее - ресторан был построен в два света, т.е. внизу был обширный зал, на уровне второго этажа его окружала та самая галерея со столиками, а с потолка вниз, на уровень галереи, свисала люстра. Точнее - Люстра, циклопическое творение безумного дизайнера из разнообразных обрезков дерева. Саша гулял себе понемногу и ближе к вечеру заспорил со своим тогдашним визави - а если с галереи сигануть, то можно ли до Люстры долететь? Изрядно к тому моменту нагулявшись, да еще и будучи МАИшником, т.е. лицом, склонным к аэродинамике, Саша не нашел ничего лучшего, как решить спор натурным экспериментом - взобрался на балюстраду и прыгнул.
Но не долетел.
И в позе Икара рухнул на какой-то из столов внизу, где гуляла не чуявшая над собой горя компания. Оглядев порушенный праздник с телом Саши посередние, компания собралась-таки его побить, в зале раздался визг, как писал Михаил Зощенко «какой-то паразит за милицией кинулся», но персонал Сашу отстоял, и совсем было вынес на руках из боя, как в зал ввалился милицейский наряд, благо отделение было буквально за углом. В результате по горячим следам был составлен полный фантастических подробностей протокол, который и был направлен по принадлежности - в деканат второго факультета.
И ресторан, и отделение, и МАИ находились рядышком, так что телега легла на стол декану, профессору Гохуну, буквально на следующее утро. Был он человеком неулыбчивым и суровым, из оборонщиков - типичный представитель «косыгинской» школы, в институте никто и не видел, чтобы он смеялся. И получив такую бумагу, Гохун тут же недрогнувшей рукой отчислил студента, которому до диплома оставалось лишь несколько месяцев.
Явившись поутру в институт, Саша как обухом по голове был встречен этой страшной вестью и впал в отчаяние. А как русский человек борется с отчаянием? Правильно. И Саша отправился по натоптанной дорожке - в ресторан «Загородный».
Ресторан был еще закрыт, но Сашу знали и пропустили внутрь, между делами посадили за столик и даже налили водки. Через некоторое время в рабочей суете, предшествовавшей началу полноценной работы ресторана, кто-то заметил Сашино неадекватное состояние - тот сидел совсем пригорюнясь и лишь изредка теребил шевелюру.
- Саша, что случилось?
- Меня из института отчислили...
- Как??? Ты же дипломник!
- Помнишь, третьего дня милиция меня забирала? Вот протокол пришел - и сразу отчислили...
Трудясь в «придворном» МАИшном ресторане, персонал неплохо ориентировался в реалиях высшей школы и печальное известие вскоре привело к Сашиному столику почти всех, кто был в тот час на месте. Последовали ахи, охи, сочувствие и слова поддержки, пока какая-то светлая голова неожиданно не предложила - а давайте мы Саше характеристику напишем? Идея нашла горячее одобрение, из директорского кабинета выдернули бланк ресторана и начали послание фразой «Мы знаем Сашу Адмиралова много лет». Далее в характеристике рассказывалось, какой Саша замечательный клиент - тихий, законопослушный, аккуратный, как он помогал людям, что печальное происшествие - следствие отнюдь не злокозненности, а чистая случайность, тем более что пострадавших нет, и никто Саше формальных претензий не предъявлял. Текст получился - загляденье, но тут светлая голова вспомнила, что на такую бумагу нужно ставить печать. А печать - у директора в сейфе, а директора как раз и нету, а время уходит... Выход, впрочем, был найден - на характеристику поставили прямоугольную печать для бутылок «Винный буфет ресторана «Загородный». И с этой вот волшебной бумагой Саша, морально опустошенный и заглушенный некоторым количеством водки, отправился обратно в МАИ. Секретарши посочувствовали его горю и положили бумагу в папку «На подпись» дожидаться появления декана, а Саша убыл домой приводить себя в порядок.
Как рассказывали очевидцы, звуки из деканского кабинета были первоначально приняты за сердечный припадок и народ ломанулся спасать Гохуна, которого застали с «характеристикой» в руках, согнутого пополам и ржущего до слез.
Через два месяца он восстановил Сашу.
Оценка: 1.8152 Историю рассказал(а) тов. Замполит : 23-08-2010 18:09:41
Обсудить (21)
, 16-12-2010 13:59:24, К203
Руководители косыгинской закваски именно такими и были - п...
Версия для печати

Авиация

Легенда о забытой группе

Легенда - это значит, что я не участвовал и совсем не знаю никого из участников. Но что такое могло произойти, верю сразу, безоговорочно и во веки веков.

Знаете, что такое пятый класс пожарной опасности? Постараюсь коротко объяснить. Когда температура воздуха зашкаливает за тридцать, ветер превышает 5-8 метров в секунду, а вместо долгожданных осадков идут сухие грозы. Воздушное патрулирование в таком случае не ниже чем трехкратное в сутки. Это значит, что в воздухе одновременно гудят три или более Ан-2, и на каждом самолете парашютисты. Это называется «с активными силами на борту». На стреме стоит Ан-26 с резервом и Ми-8 для вывозки людей и доставки взрывчатки.

Самое гадкое во всем этом, что вы можете отлетать пассажиром не одну неделю, но так и не дождаться своего часа. И так бывает. Ежедневно, от рассвета до заката, в Ан- 2 это совсем невесело, я вас уверяю. Конечно, летчики устают больше всех, но на страже их здоровья и безопасности стоит саннорма. А наше нервное истощение приходится лечить только 40% раствором сами знаете чего. Банально протирая организм изнутри.

Но уж если, как шутят девушки, где-нибудь развяжется, то будьте уверены, хрен завяжется. Этот момент называется групповое возникновение. Возникновение, естественно, лесных пожаров. И тут только успевай бросать. Специалистов авиалесоохраны лихорадочно собирают со всей страны.
Это уже называется межбазовый маневр.

Прилетаешь куда-нибудь в Магадан, Тюмень, Хабаровск или Читу. Вылезаешь на солнце, извиняюсь, пописать на колесо и размять чресла. А вдоль полосы уже стоят Ан-2 и возле каждого экипаж на изготовку. Летчики-наблюдатели бегут к вам, толкая друг друга локтями, с отчаянным, молящим криком: «Есть готовые на пожар?!» (Потому как есть и неготовые, и просто пьяные в стельку. И десантники есть, а они только с вертолетом работают).

Вот он! Так долго ожидаемый случай испытать себя и, конечно, заработать. И все это со щедрым привкусом самого настоящего авантюризма! В темпе грузишься, летишь, и прыгаешь. А продуктов берешь не на пять дней, а на десять. Тяжеленные контейнеры еле ворочаешь, а сбоку к нему еще мешок картошки присобачишь. Когда еще потом отовариться придется! Да и на себя норовишь чего-нибудь нацепить (топор, например, под круговую лямку, или сумку с хлебом и бичпакетами на ленту подтяга). А если все сойдет удачно, и дня через три вас вывезут, то дальше аэродрома вы не уйдете. Прямо из кабины в кабину и снова на очередной пожар! (А парашютики укладываем прямо там, на полянке. И вместо крючка загнутая ложка).

Вот так. Чтобы все держать под контролем, начальники таких отделений вместе с инструкторами команд ведут ленточные графики. На больших листах ватмана. Там они и указывают, куда завезли, сколько завезли, и когда по плану нужно вывезти или привезти помощь. А может, даже и срочно эвакуировать. Это когда упущенные пожары начинают сходиться или расходиться, накрывая площадки, оказавшиеся у них на пути.

На радиосвязь вообще не сильно полагаются, потому как и станций не у всех есть быть. А у кого быть есть, то аккумуляторы не того. А если даже и быть есть, и того, то все равно дурные короткие волны, беспорядочно отражаясь от тропосферы, так же беспорядочно летят мимо приемников диспетчера.
Так вот, повторюсь. Людей участвует сотни, и если это, к примеру, край такой же малонаселенный, как север нашей области, то все они только работники авиапожарной службы.
Немногочисленные местные мужчины этими работниками, кстати, и являются.

Идем дальше.
Вся наша база к середине августа собирается на севере нашей области. Здесь как раз пик пожароопасности, а на юге, соответственно, спад. Когда после зимней тренировки мы разъезжаемся по квартиркам, то так и говорим друг другу: «В конце лета все там будем». Ну а если гореть будет хорошо, то не только мы. А все алкоголики, романтики, и алиментщики, попавшие в нашу систему и разбросанные по точкам от Петрозаводска до Владивостока.

Ну вот. Теперь вернемся к легенде.
Класс в тот год был такой высокий, что название ему еще не придумали. Но масштаб вы поймете, если я вам скажу, что работало тогда пять Ан-2, два Ми-8 и, конечно, Ан-26, который не только высаживал 20 харь из резерва, но и безуспешно пытался вызвать ливневые дожди, выстреливая патроны, снаряженные йодистым серебром.

Но как бы то ни было, а осень неуклонно наступала, и все люди-чайки потихоньку начали разлетаться. Разлетаться. Разлетаться.
И вот наступил октябрь и самые ушлые уже пишут заявление на отпуск.
Ну а руководители, не торопясь, разглядывая свои каракули, нацарапанные в дикой летней спешке, сели подбивать человеко-часы, тонны, проценты, рубли и медали.

И вот в такой момент всеобщего умиротворения и полной релаксации начальник, ведя карандашом по графику, разглядел, ЧТО НА ДАВНО ЗАКРЫТОМ ПОЖАРЕ СИДИТ ГРУППА С СЕРЕДИНЫ АВГУСТА!
Легенда гласит, что от хватившего его нервного тика карандаш он этот даже сломал. За окошком-то уже кружился первый легкий снежок.

Ясно, что жизнь там у них была несладкая. Да и непонятно, там ли они еще, или ушли от отчаяния своим ходом (Например, мы в Магадане выходили, а товарищи наши сплавлялись по реке и плот строили). Но если они там, то подлететь к озлобленным, вооруженным людям с вежливым: «Ну как, голодаем?» чревато (например, зарядом свинца, в филейную часть тела).

Поэтому сначала ходом над площадкой и повыше, повыше прошел самолет и сбросил на парашюте контейнер, в котором кроме различного деликатесного хавчика был заботливо упакованный ящик с водкой.
И только через санитарные 24 часа, потихоньку, бочком-бочком (левым) стал подбираться вертолет, готовый в любой момент сорваться и выжать свои максимальные 220 в час.

Нехитрый психологический расчет полностью оправдался. Да и не так уж сильно парни и отощали. Без хлеба только им было тоскливо. А рыбы, зверя и птицы на севере хватает. Ну а уж соли мы с собой всегда много берем.
А ВДРУГ ОПЯТЬ ЗАБУДУТ?

(с)Голод http://forum.sukhoi.ru
публикуется с разрешения автора
Оценка: 1.8042 Историю рассказал(а) тов. Junker-s : 27-08-2010 11:02:04
Обсудить (25)
01-09-2010 13:48:38, Sovok
Это всё от необслуженности техники. Противовес и антенну...
Версия для печати

Армия

Ветеран
Не моё , но нравится!!!!
Автор: Андрей Негривода

РДГ. Братишки.Глава 2
«Медведь»

...«Медведь»... Старший прапорщик Игорёк Барзов...
Ещё одна легендарная личность, с которой Филину довелось бок о бок пройти очень много...
«Вечный», после ухода из Отряда Слона, и совершенно незаменимый «замок» Филина... И самое удивительное было то, что он тоже был одесситом!!! Да почему был? Он и до сего дня есть! Неугомонный одессит!..
...Осень 1983-го...
Сержант Рашид Бахтеяров, «Бах» уже стал «дембелем» - ещё пару месяцев и домой...
Игорю оставался ещё год до конца контракта и...
Надоело... По-настоящему, по-человечески надоело!.. Сколько же можно!?. Скольких ещё пацанов придётся потерять в этой «афганской мясорубке»?.. До белых чертей в глазах надоела ему уже эта война, а скольких друзей успел потерять за эти четыре года, а скольких отправил на Родину инвалидами!..

...Ах, какого дружка потерял я в бою.
И не сорок два года назад, а вчера.
Среди гор и песков, где сжигает жара, всё вокруг.
Опаляя недетскую память мою...
Слышишь друг? Мой дружок!
Мы взошли на некнижную ту высоту,
На которой ты лёг...

Ах, какого дружка потерял я в бою.
Мы всю жизнь любили читать о войне.
Он не ведал никак, что вот выпадет мне, под огнём,
Его тело тащить за валун на спине!..
Далека - тридцать метров. Тридцать метров!
Но, как же была далека та дорога
Меж ночью и днём...

Песок да камень,
Печальный свет чужой луны над головами.
«Равняйсь на знамя!»
Прощай, мой брат, отныне ты навеки снами.
Прости что ты погиб, а я всего лишь ранен
В горах Афгани, в Афганистане...

...Медведь хотел дослужить этот год достойно. И уйти...
Наелся!
До изжоги на всю жизнь, при слове «Война» или «Афганистан»...
Но...
Судьба этого воина распорядилась по-своему...
...- Значит так, Игорь... - Начштаба бригады подполковник Дзюба был, как всегда, суров и краток. - Есть для тебя работа!.. Про Ахмад-Шаха Масуда слыхать доводилось?
- Шутишь, Гора? Кто ж про него не слышал?! Особенно в наших местах - здесь в Панджшере!
- Значит, о его уровне догадываешься... Добро...
- Кого-то из его нукеров щупать будем?
- Почти... - Дзюба был не похож на самого себя. - Почти... Такое дело... В Газни стоят спецы военной разведки... Ты их должен помнить.
- Хорошие ребята, крутые... - Игорь вспомнил Льва.
- Хорошие... Есть ещё и другие, «хорошие и крутые»... И очень большой вопрос, кто из них круче...
- ?
- Отряд Комитетского спецназа «Каскад»...
- Ни фуя себе струя!
- Во-во, выше подоконника! Про «каскадёров»-то слышал?
- Да уж. Даже не нам, обычной десантуре, чета...
- Вот и подумай, какого уровня работка предстоит...
- Загадками говорить изволите, товарищ Гора...
- Ладно! Не пузырись... Дело такое... Достал всех пресловутый «Панджшерский Лев», допёк до невозможности своей наглостью! - Проговорил подполковник зло. - Короче... Натравила на него Москва три ведомства - Комитет с «Каскадом», ГРУ со своими «спецами», и МО со своим спецназом, а таковым, ближайшим, является наша с тобой, Медведь, бригада. Задача «максимум» - пленить Ахмат-Шах Масуда с целью доставки его в Москву, «минимум» - «зачистить», его же... «Благодарность», решившему этот ребус, будет щедрой! Слишком щедрой... Мне шепнули друзья из Генштаба, когда ставили задание по ЗАСу - оба результата потянут на Золотую Звезду Героя... И плен «Панджшерского льва» не обязателен...
- Редкое говно!..
- Согласен. И ещё... Эта работа для офицера, минимум капитана...
- Отлично! Федя и пойдёт... - Игорь имел в виду комроты разведки капитана Нефёдова.
- Он на войне год, а ты почти четыре. Так что... В этот рейд пойдёт взвод прапорщика Барзова... Приказ ясен?
- Угу...
- Не слышу бодрости в словах и рвения к службе!
- Так точно, товарищ подполковник! Приказ ясен, как никогда! Прошу разрешения испросить подробности и детали!
- Не ёрничай, Игорь. Ты же сам не отпустил бы Федю - пацанов пожалел бы... Ведь я ж тебя знаю, Медведь...
- Ладно, Гора. Проехали... Давай, вываливай всю мелочь по этому рейду...
...Панджшерское ущелье...
Проклятое место.
...С высоты орлиного полёта видно, что река Панджшер, может, ещё до царя Гороха, проточившая в Гиндукушском базальте и граните длиннейший, более чем стокилометровый с севера на юг, путь, чтобы напоить своими водами Чарикарскую «зелёнку» и влиться, наконец в полноводный Кабул... Но, река эта не обычная. Кроме основного «русла» здесь была огромнейшая паутина ответвлений, «проток», руслеца других, впадающих речух, тупиковых «затонов»... Да что там объяснять, достаточно вспомнить Волгу в низовьях, перед впадением в Каспий ниже Астрахани. Лабиринт? А если этот лабиринт в горах? С буйной растительностью «зелёнки», с множеством каньонов и скрывавшихся в них пещерах...
И место-то это не безлюдное. Здесь издревле жили пастухи и их семьи. Здесь веками проходили контрабандные караванные пути. Огромное количество горных аулов.
И ещё... Здесь родился Ахмат-Шах Масуд...
Теперь эта огромнейшая территория была его «родовым имением». Но главное, здесь царил закон всеобщего молчания, итальянская omerta на афганский лад... Огромная молчаливая горная площадь, откровенно враждебная русским «шурави»...
Поймать Масуда...
Игорь, проживший этой войной столько лет, понимал всю абсурдность такого приказа. Ну, да. Решили использовать спецназ трёх ведомств. Три группы, человек по 30 - это максимум. Итого, около сотни хорошо подготовленных бойцов. Меньше роты... Если всем вместе...
Медведь не мог понять, кто мог отдать такой приказ. Какой идиот? Да на такую задачу всей его бригады мало! Если не дивизии! Да и пытались уже на раз, проводя крупномасштабные операции, да только без толку - «Лев Панджшера» всегда уходил невредимым...
Их заведомо посылали на смерть. Потому и цена этой прогулки была Звезда Героя... Да только Звезда эта, почти на 100 процентов, Посмертная...
Это понимал Дзюба, отправляя на смерть мальчишек со скрежетом зубовным. Это понимал и Игорь, и надеялся только на своих проверенных «дедов» и «дембелей» во главе с Бахом...
А ещё...
Надеялся вернуться из этого рейда хотя бы с половиной взвода...
...Всё начиналось на удивление спокойно.
...Горные отроги, нависавшие над ущельем, спокойно приняли на свои кручи ночной десант, никак не отреагировав на вторжение.
...- Рашид.
- Я! - Ответил тот громким шёпотом.
- Что мы имеем? - С момента приземления прошло четверть часа.
- Норма.
- Трёхсотых сколько?
- Не имеем ни двухсотых, ни трёхсотых. Все в норме... Взвод готов к началу движения.
- Повезло?
- Более чем, Игорь. Сам не надеялся...
- Ну... Помоги нам в этих горах твой Аллах.
- Под кого-то косишь?
- Не понял?!
- Стишками говорить начал.
- Да? А я не заметил...
- Омар Хайям, бля... Ладно. Что дальше, командир?
- Дальше... Дальше, Бах, начинается служба... Пацаны готовы, говоришь? - И получив утвердительный ковок головы. - Тогда назначай дозоры по трое, в «голову» и «хвост» «дедов» с опытом, да и на флангах не мешало бы. Работаем, Рашид, по-взрослому...
Взвод начинал рейд... И ещё никто не мог знать, чем всё это закончится...
...Какое здесь было небо!
Казалось, протяни руку и достанешь... Бесконечная синяя гладь, редко-редко нарушаемая белым кучерявым барашком, заблудившейся в этой бесконечности, тучки. Безмерная, безграничная глубина... И где-то там, в этом голубом омуте, песня, понятная только её исполнителю... И откуда только взялся, здесь, в горах, далеко от Родины, этот певец?..
Жаворонок...
Ах, как он старался! Может, хотел напомнить мальчишкам, что где-то там, далеко-далеко отсюда, есть место, где каждого ждёт его маленькая, но такая родная и любимая, Родина, где поют такие же певцы в высокой синеве, где ждёт ненаглядная любава, там, за околицей, или в соседнем подъезде «облупленной» «хрущёбы»... Какая разница? Там, была Родина...
И эти мальчики мечтали и грезили о ней...
Они вовсю вертели головами, словно пытались впитать в себя и навсегда запомнить эту красоту. И только Медведь «накачивал» себя, входя постепенно в боевой транс... Это странное состояние, которое невозможно объяснить человеку, его не испытавшего, но превращающее, подчас тихого безобидного паренька в бесстрашную «машину войны»...
Да ещё Бах, знавший горы, их нрав, и ожидавший от них любых пакостей, уже давно вошёл в это состояние...
Они настолько уже понимали друг друга, что могли порой не разговаривать часами, зная мысли друга...
Вот и теперь они только переглядывались изредка, да исподволь занимали самые опасные места во взводной колонне, чтобы, если случись что, хоть как-то сохранить своих зелёных «салабонов». Да ещё пара сержантов, таких же «дембелей», как и Рашид: «Сеня» - Павел Семёнов из Свердловска, и «Гриб» - Миша Белый из Полтавы. Они тоже отпили от этой войны до самого донышка. Именно на них троих и надеялся Игорь, да ещё на себя и на то, что дедушка Марс в купе с Фортуной не отвернутся от них в самый, для того, неподходящий момент...
Мечты, мечты... На войне ли им место?..
...Тишина. Спокойствие и тишина. Такие желаемые и такие непредсказуемые спутницы сопровождали разведчиков, навивая опасное успокоение. И пацаны расслабились. Поверили в то, что ничего сверхъестественного или сверхопасного в этом задании нет. Просто отцы-командиры нагнали изжоги не в меру...
... Всё так же пел свою песню жаворонок, только... С каждым днём песня та становилась красивее и дольше, а сем певец спускался из поднебесья всё ниже и ниже. И теперь уже не казался чёрной точкой в голубом безмолвии, теперь уже каждый, из его ратных слушателей, мог рассмотреть пичугу. Что-то видел пернатый солист и, может быть, хотел остановить безумцев, шедших на встречу своей судьбе, может орал во всё своё горло об опасности, да только...
Нет не слышали его солдаты, не понимали голоса Природы. Мальчишки слышали только песню и ничего больше.
Зря старался жаворонок... «Глас вопиющего в пустыне»...
...К вечеру восьмого дня эхо донесло до них звуки далёкого боя. Где-то в горах «духи» Ахмад-Шаха, а то, что это были именно они небыло никаких сомнений, долбили кого-то из «шурави»...
- Слышь-ка, командир, а не напарники ли наши по заданию в ловушку влетели, как думаешь? - Словно охотничья гончая, настораживая уши, проговорил Бах.
- Может быть, Рашид, может быть. Да, скорее всего так! А ведь какие спецы... - Игорь был суров и задумчив. - Толи нам везёт не в меру, толи нас оставили на закусь...
- Не верю я в везение.
- Да и я тоже...
- Значит, нас посчитали наименее опасными, и дают возможность погулять ещё немного в глубь Панджшера... - Сержант был суров не менее своего взводного, но, вдруг, что-то изменилось в его лице, и Рашид показал в улыбке такой белизны и правильной формы зубы, что лучшие протезисты мира позавидовали бы этому природному эталону. - А и хер с ним, братишка Игорь, выскочим! Нам ли быть в печали? Выскочим?
Медведь смотрел на своего «замка» и завидовал. У него-то самого такой уверенности небыло. И хоть и пытался прапорщик «соответствовать», но у Баха это получалось много лучше. Нет, это была не безрассудная беззаботность, ни в коем случае, а огромный опыт... Опыт проведённых в горах экспедиций. Когда всем тяжело или кто-то чувствует шкурой приближение крупных неприятностей, всё и случается на редкость плохо если не находился средь команды весельчак-балагур. Эту, Ваньки Тёркина роль, или вернее бремя, и нёс на себе Рашид. Сначала в спорте на гражданке, потом во взводе Медведя в армии...
- Выскочим! Куда денемся? - Улыбнулся Медведь. И не улыбнуться было невозможно. - Давай, Рашид, Ясно Солнышко, якорь тебе в глотку, давай Бах, поднимай настроение пацанам, расскажи что-нибудь про нашу с тобой службу, только не припёздывай лишнего - я-то тебя знаю... Ротный братец Гримм... А я пока прогуляюсь немного по окрестностям... Огляжусь маленько....
- Сам не ходи!
- За болвана меня держишь, сержант?
- Беспокоюсь за командира.
- Заботливый ты наш...
- Практичный... Тебя потом из-под «духов» - выносить себе дороже. Нажрал рожу на прапорщицких харчах - за три дня не обсерешь... Бегемот ты, а не Медведь.
- А ты злой, Рашид!... Сёму с собой возьму... Если Ваше Узкоглазое Величество позволит.
- Наше Величество позволит... Только, если ты, командир, мне «дембеля» угробишь - не прощу!
- Семёнова ко мне, Бах! - Резко сменил игривый тон Игорь. - Сам - за старшего. И смотри тут!..
- Ладно, не бей копытом... Когда вернётесь - связь с «Домом» через 3 часа?
- Скоро... Скоро вернёмся, Бах, потому, что и не уйдём далеко. Мне так кажется - не дадут...
...Бах ожидал возвращения Медведя и Сёмы с нетерпением, и очень обрадовался, когда они, наконец вернулись:
- Медведь, было радио из «Дома»... - Встретил Игоря Рашид.
- Что-то серьёзное? Внепланово что-то они на связь вышли...
- Серьёзное...
- Так... Пацаны в порядке? Дозоры?
- Всё в норме.
- В норме... Так что у нас там за новости, Бах?
- Короче, ситуация такая... - Сержант на какой-то миг задумался и продолжил. - Помнишь, вчера слышали бой.
Игорь согласно кивнул.
- Так вот ... «Духи» Масуда раздолбали наших напарников.
- Кого?
- Грушников из Газни...
- Дела-а... - Протянул в задумчивости Медведь. - Есть подробности?
- И они, и новое задание.
- Не тяни резину, сержант, не до смеха.
- Они влетели в засаду. Хорошую засаду... Попробовали своими силами выскочить - не получилось... Вызвали «летунов»... Ну, им и послали звено «крокодилов», две вертушки... - Рашид как-то остро, по-змеиному взглянул на Игоря. - Ты в шахматы играешь?
- Немного. Причём здесь?..
- Что такое эндшпиль знаешь?
- Дефицит времени для принятия решения... Опоздали Карлесоны?
- Опоздали... Спецов додалбливали, правда часть группы смогла-таки уйти в горы. Они-то и дали радио на свою базу... Короче! Группа ГРУ уничтожена - уйти удалось пятерым, а остальные, скорее всего «двухсотые». Двадцать семь братишек...
- Может ещё, кто выжил?..
- Может. Но это ещё не всё... - Было заметно, что Баху тяжело говорить дальше. - «Духи» сбили один из «крокодилов»...
- Чем!? Там танковая броня!
- Никто о том не знает. Правда, передали, что возможно у «духов» появились «Стингеры»...
- Хороши новости...
- И ещё... Пилот, и штурман сбитого «крокодила» спаслись - сумели выпрыгнуть с парашютами - высота позволила, наверное...
- Ну, хоть эти выжили... - Вздохнул облегчённо Медведь.
- Они в плену, Игорь. Те спецы, что ушли, видели как летунов «духи» «пеленали».
- Бля-я!
- Пилотом был майор, замкомполка, а штурманом - штурман полка, капитан...
- Пиздец... Теперь у нас будет работа...
- Уже есть, Игорь. - Подтвердил сержант. - Нам того майора с капитаном приказано вытаскивать...
Если и надеялся Игорь до этого момента провести этот поисковый рейд без потерь, то теперь надежда эта растаяла как утренний туман под солнцем.
Теперь всё усложнялось многократно...
- Ну, а что хвалёные «каскадёры», они-то где?
- У них режим секретности - на связь не выходят. У этих гэбэшников вечно какие-то свои заморочки... Не удивлюсь, если у них своё задание под прикрытием нашего - с Конторы станется...
- Ба-ля! С кем идти-то, Рашид? «Салабонов» больше половины. Опытных-то фуй с тележкой - Сёма, Гриб, ты да я, «да мы с тобой»...
- Да, не густо... И по-тихому пройти тяжело будет - мальчуганы совсем пока в маскировке не волокут.
- Да не особенно теперь и надо... Теперь, Бах, важнее будет, чтобы пацаны в штаны не наложили в бою...
Бах вопросительно взглянул на прапорщика:
- Что-то увидел, командир?
Игорь, молча, перевёл взгляд на Сёму, словно давал возможность сказать своё слово:
- Нас ведут, братишка Бах, ведут плотно, надёжно и двумя группами... - Проговорил «дембель» с каменным лицом. - Толи мы идём туда, куда им нужно, толи ещё что, но нас пока не трогают... Пока!..
- Много?
- В каждой группе человек по полста.
- Итого: нас втрое меньше? И мы зажаты с флангов? Так?
- Примерно, Рашид. - То, что выдал на-гора Сёма дальше, было полной неожиданностью. - И ещё... Нас с Медведем видели, я уверен, и не стали прятаться. Они дали себя рассмотреть, обе группы...
- Повторяются «душарики»... - Произнёс Бах, вспоминая их с Игорем эпопею в том ущелье, из которого ему пришлось вытаскивать своего взводного, и за что он и получил свой первый орден.
- Да нет, братишка, думаю тут всё посложнее будет... - Игорь был хмур, словно грозовая туча вдруг вселилась в это тело. - Тогда нам «сладкие косточки» подбрасывали в надежде, что клюнем и помчимся сломя голову, а засаду делали на скорую руку от досады. Сегодня ситуация другая, Рашид. Координально другая. Нам показали мускулы, и довольно мощные... И нас гонят... Не знаю на сколько долго, но мы - дичь. Ты, Узкоглазая твоя душа, знаешь, как на волков охотятся?
- Очень примерно, Игорь - у нас на горного волка охотятся по-другому.
- Где-то впереди нас ждут, основательно подготовившись. Ждут стрелки-снайперы - мы, дорогой ты мой «замок», опасный противник, мы больно кусаемся, потому-то, нас будут убивать по-настоящему, и попробуют они это сделать, чует моё сердце, как в тире... Для них - мы те же волки.
- Да у нас «салабонов» немеряно! Да из них волки, что с меня Полат Бюль-Бюль Оглы ! - Вскинулся, было Сёма.
- Эт-т точно - на Оглы ты не тянешь... - Грустно улыбнулся Рашид. - С такой-то рязанской рожей.
-...И на нас... - Медведь продолжал свою мысль, не замечая чужих реплик, что могло означать только одно - он уже, так и эдак, ворочал в голове какой-то план. - Расставлены флажки. И мы должны идти по этому коридору, потому что - «шаг влево, шаг вправо - попытка к бегству, прыжок - попытка улететь» карается немедленно и без предупреждения...
- И чё? Пойдём как на бойню?
- Не пойдём! Но, создадим видимость... Так!.. - Решение созрело. Теперь его нужно было воплотить в жизнь. - Бах! Всех «дембелей» и «дедов» ко мне. Сколько их у нас?
- Со мной - девять.
- Треть... И на том спасибо...

...Рвусь из сил, из всех сухожилий,
Но сегодня опять, как вчера,
Обложили меня, обложили,
Гонят весело на номера.
Из-за елей хлопочут двустволки -
Там охотники прячутся в тень,
На снегу кувыркаются волки,
Превратившись в живую мишень.

Идёт охота на волков, идёт охота
На серых хищников - матёрых и щенков.
Кричат загонщики и лают псы до рвоты,
Кровь на снегу и пятна красные флажков...

...Медведь вёл взвод туда, куда его направляли боевики Масуда - это было их совместное решение - его и Дзюбы. Попытайся они выйти из-под этой «опеки» и, возможно, выскочили бы, с большими потерями, но выскочили бы...
Но...
Всё усложняли пленные лётчики, которых необходимо было вытаскивать - им-то уж точно никто не помог бы. Да и где их искать в этом лабиринте? Кто знает, куда их спрятали? А разведвзвод Игоря выводили, скорее всего, туда же. Или куда-то поближе к ним. И Медведь, и Гора, и Бах понимали на какой сумасшедший риск они идут, но, пока другого выбора небыло. Хотя, нет... Он был, этот выбор, и Медведь им воспользовался. Не мог не воспользоваться...
...В тот же день, когда небесное светило ушло отдыхать от своих дневных трудов куда-то за дальние отроги, а разведчики остановились на ночёвку, Игорь приказал Баху, организовав надёжное охранение, собрать всех «стариков», предварительно обсказав им ситуацию. Ребята были тёртые, сходившие, не единожды, в рейды с Медведем, а потому доверявшие своему командиру безоговорочно. И они верили в то, что если их взводный принял решение, то оно верное, даже если и кажется поначалу полным абсурдом.
Теперь они ждали этого решения...
- Так, пацаны. Рашид ситуацию вам доложил, и вы её прочувствовали - «не первый день замужем»... - И получив в ответ утвердительные кивки, продолжил без обиняков. - Потому решать этот ребус будем так...
То, что выдал Медведь дальше, было полнейшей авантюрой. Да такой рискованной, что даже Бах округлил свои раскосые глаза...
- Мы должны создать для взвода «стратегический» резерв, нашу, скрытую от «духов», Пятую колонну...
- Где людей возьмём, командир? - Задал резонный вопрос Рашид. - Нас всего-то тридцать человек, из которых только десятеро, включая и тебя, умеют воевать, а остальные ещё и пороха-то не нюхали ни разу.
- Потому мы здесь и сидим сейчас в таком составе... В общем план таков... Снаряжаем мощную огневую группу: ПК с двойным боекомплектом, пара РПГ-7, пяток МОН-50 со всеми прибамбасами, СВД, двойной боезапас к «калашам»... И ещё... Горное снаряжение - Бах проинструктирует, какое именно. И сухпай на пять суток - на большее, думаю, не понадобится...
- Кхм-м... Отсутствие такого количества людей «духи» просекут через две, максимум через три, минуты. Нас, наверное, уже каждого в лицо знают.
- Потому всё это «хозяйство» понесут пять человек... - Рубанул прапорщик. - Нас здесь десятеро, самых опытных... И каждый понимает, что может решить такая группа в нужный момент... Приказывать не хочу и не имею морального права, поэтому спрашиваю, кто пойдёт добровольно?
Ответом были девять рук, взявшиеся за свои автоматы.
- Это очень опасно, братишки, смертельно опасно, но другого выбора у нас нет... Поэтому мы с Горой и приняли такое решение...
- Старшим группы пойду я? - Рашид задал риторический вопрос, потому что ответ был известен каждому и без слов.
- Ты, Рашид... И тебе же решать, кого оставить со мной, чтобы не оголить взвод окончательно, а кто полезет с тобой в горы к чёрту на рога. И решать быстро - группа должна уйти ночью, до рассвета подняться выше «духов» и раствориться...
Рашид повёл взглядом влево-вправо, решая тяжёлую головоломку, и, наконец, произнёс:
- Сёма - ПКМ, Зеля - РПГ и рация, Бурят (рядовой Игнат Степин, бурят по национальности, «дедушка») - второй РПГ и Ёж (рядовой Дима Ежов, тоже «дедушка») - сапёром. Ну, и я с СВД... Всё!
- Возражения есть? - Задал вопрос Медведь.
- Почему меня не взял, Бах? - С обидой в голосе произнёс Гриб.
- Миша, ты же и сам понимаешь... Ведь так? - Ответил Рашид своему другу. - Сержантов во взводе всего трое - я, ты и Сёма. Сёма пойдёт со мной, а ты останешься с Медведем, временным «замком», чтобы смог пацанами управлять, случись что, не дай нам Аллах... Ты теперь «И.О.».
- Хорошо хоть не «И.А.».
- Всё! Рашид, готовь группу. Выходите в 23.00...
...«Духи» отсутствие пятерых разведчиков не заметили...
Да и мудрено было заметить - Медведь и Гриб устроили настоящий спектакль для «духов» с постоянными перемещениями и перетасовкой взвода, резкими рывками в сторону, и тому подобной беготнёй. В общем, держали наблюдателей в нервном напряжении, и тем было не до математики...
А одураченные «духи», тем временем, всё настойчивее заставляли разведчиков идти в «заданном», нужном им направлении, исподволь обозначая своё присутствие, если взвод «сбивался» с курса...
Эти игры в «кошки-мышки» продолжались четверо суток. А на пятое утро моджахеды стали вести себя иначе...
- Товарищ прапорщик... - Произнёс молоденький солдатик из последнего пополнения. - Разрешите обратиться!
Игорь внимательно посмотрел на этого «желторотика», подававшего, тем не менее, неплохие надежды и кивнул:
- Слушаю.
- Мне кажется, вы не обратили внимания, но я уже во второй раз вижу небольшую группу «духов»... - И покраснел до ушей под снисходительными взглядами Медведя и Гриба.
- Я обратил внимание, Ищенко, вернитесь в строй взвода...
Игорь смотрел в спину спешащего вернуться в цепочку разведчиков этого ещё мальчика, но уже солдата, и почему-то понял, что у него будет будущее, армейское будущее.
- Глазастый... Другие ничего не заметили. А он уже во второй раз. Смена растёт? - Полуспросил-полуответил Гриб.
- Твой?
- Из моего отделения.
- А ведь он молодец - «духи»-то особенно не хоронятся, но и на глаза не лезут. Они очень тонко «работают», Миша - это своеобразный тест, и довольно надёжный - они наш уровень проверяют.
- ?
- Всё просто: не заметим - грош нам цена в базарный день и нас можно либо отпустить, либо «удвухсотить» за ближайшим поворотом, а вот если заметим - тогда мы и есть тот самый спецназ, за которым они охотятся, тогда мы им нужны... Знать бы ещё для чего...
- Ну, заметили мы их впятером, ну, и Ищенко ещё, а в чём хитрость-то? - Довольно коренастый, сержант был вынослив, как мул, но всегда дышал так, словно идёт свои последние метры в жизни.
За этот сап его даже переименовали как-то в Паровоза, но, новое имя не прижилось - Гриб он и есть «Гриб».
Медведь глянул через плечо на своего «И.О.», подумав:
«Хороший, надёжный как сейф, но, всё же повезло, что «замком» стал Рашид. Посмекалистей Бах...»
- Заметил, как они маскируются? - Сержант кивнул в ответ. - Вот! Они работают на уровень общевойсковой разведки - укрыться серым халатом, изображая валун, мелькнуть ненароком между камнями и т.д. и т.п. Общевойсковики такие вещи не замечают, как правило, потому, что знают, что где-то рядом должны быть мы, «спецура». Замечать - наш профиль. Мы этому учимся в бесконечных рейдах.
- Ну, это-то как раз понятно.
- И понятно другое. Я вижу «духов», и «старики» видят, потому, что в этих рейдах мы уже давно стали тем самым Спецназом. Опыт есть и глаз набит. А вот скажи ты мне, сержант, друг ты мой Миша Белый, как такие вещи мог заметить «жёлторотик» Ищенко, если это его первый в жизни рейд?
- Да хрен его знает! Заметил. Он и жаворонка первым услышал и первым увидел. Талант, наверное...
- Талант Разведчика... Быть твоему Ищенко генералом, Гриб, помяни моё слово, если выскочим из этой мясорубки, а она, чую, будет и не шуточная...
...В том, что их «выводили» в какое-то определённое место у Игоря не было сомнений уже несколько суток. Но вот вопрос: «Куда?».
А «духи» тем временем становились всё наглее и наглее. Теперь они появлялись уже в открытую.
- Хамят «лошарики»... Может шугануть? - Гриб посматривал через плечо на цепочку афганцев, передвигавшихся по слону.
- Не надо. Теперь уже скоро... Наверное, почти привели нас туда куда хотели, потому и наглеют. А и почему бы им ни наглеть - мы ведь в такие дебри забрались, что даже «крокодилы» Дзюбы если и вылетят по нашему первому сигналу, то здесь будут, как минимум, часа через два, а то и три, да пока место найдут...
- Похоже, что так... И что мы будем делать?
- Тоже, что и всегда, сержант - не дадим себя сожрать!.. Или, по крайней мере, попытаемся это сделать... И вот ещё что, Миша. - Игорь, прищурив глаза, всматривался во что-то, находившееся внизу в долине. - Раскидай-ка «стариков» по всем направлениям, только без суеты, тихо. И «салабонов» накрути, чтоб в руках оружие держали, а не штаны - мы, кажется, в самом деле пришли...
Гриб посмотрел туда же куда и его командир.
Рассмотреть что-либо мешало полуденное солнце, слепящее глаза, но он всё же увидел... Метрах в шестистах вниз по склону находился эдакий высокогорный перекрёсток. Долина, не долина... Просто в одну точку сходились несколько ущелий или «русел рек», образуя небольшой пятак относительно ровной площадки. Здесь был древний кишлак, хотя, сейчас разведчики видели только его каменный дувал. Точнее его видели, пока что, только Медведь и его «старики»...
- Гриб, связь с бригадой...
- Готово! - Последовал ответ спустя считанные секунды.
- «Гнездо» ответь «Путнику»! «Гнездо» вызывает «Путник»!
- «Гнездо» «Путнику»! - Последовал ответ.
- Медведь на связи! Есть срочное сообщение для Горы! Гору не связь, срочно! - Времени у Игоря почти не оставалось, а за оставшиеся 500 метров нужно было принять решение. Правильное решение!
- Я на связи, Медведь! - Прозвучал наконец-то такой знакомый голос.
- Выходим на финиш... Впереди «стена»...
- «Хозяев» много?
- «Провожатых» две полсотни. За «стеной» не знаю, но не мало - уверен!..
- Что думаешь?
- Думаю «Карлсоны» здесь... И... Пойду за «стену» - нет вариантов...
- Так... А что Бах?
- Бах вас слушает! - Неожиданно прорезалась рация голосом Рашида.
- Отлично! Доложи Медведю что видишь.
- Медведь!
- На приёме!
- Я на 180 градусов от тебя . «Стену» вижу хорошо. «Хозяев» два десятка. Много «оптики»... Меня не видят. Могу отвлечь.
«Как он успел туда попасть, узкоглазый?! - Подумал Игорь. - Ну, что ж... Попробуем нагло и резко... «Духи» такого точно не ждут. Пять сотен метров, да вниз по склону - это секунд 30-40... Если ошарашить из тыла - может получиться неплохо...»
- Что решаешь, Медведь? - Было слышно огромное беспокойство в голосе Дзюбы.
- Кто не рискует - тот не гусар!.. А я по шампанскому соскучился - всё «шило» да «шило», по любому поводу... Будем «гусарить», с шашками наголо...
- Уверен?
- Прорвёмся!.. Бах!
- На приёме! - Ответил сержант.
- Даёшь залп, а потом «чёс» из всех столов по второму зуммеру.
- Принял.
- И помогите нам все, кто там сверху смотрит...
- Медведь? - Полузадал вопрос Гриб, слышавший весь разговор.
- Быстро предупреди всех - рывок к дувалу сразу после первых взрывов. Бежать так, что бы пятки по затылку пиздячили! И огонь из всех стволов! У нас будут считанные секунды... Отставшие - считаются дезертирами! Всё! Готовность - две минуты!
- Всем! Продолжать движение в колоннах и слушать меня! - Гриб сориентировался в ситуации почти мгновенно. - Взвод под прицелом, поэтому, чтобы выжить, слушать мои инструкции...
Разведчики уже и так поняли, что происходит что-то ненормальное, а потому напрягли слух. И, словно ничего не происходит, две цепочки разведвзвода продолжили спуск по склону...
-...Снимаем оружие с предохранителей и досылаем патрон в патронник, те, кто этого не сделал до сих пор... - Щёлкнуло несколько затворов. - Сейчас по дувалу будет сделан залп из тыла... Задача: после первого же взрыва рассыпаться в цепь, так, как вас натаскивали в «учебке», и бросок к стене дувала! У нас, «салаги», не более двадцати секунд, а тут метров четыреста - это почти норматив по физподготовке... Двадцать секунд! Больше нам «духи» не дадут... И огонь длинными очередями из всех стволов. Всё! Приготовились!
И взглянув на Медведя, кивнул: «Готово!».
- Ну, вывози, кривая... - Шепнул Игорь и дважды нажал тангету рации...
...Где-то внутри кишлака мощно рванули взрывы и...
Нет, они не бежали к спасительному каменному дувалу кишлака, потому, что люди не умеют так бегать - они мчались, летели, поливая свинцовым ливнем древние камни...
И у них получилось - афганцы не успели сделать ни одного выстрела!..
А Бах молодчина!
ПКМ его крохотной группки отсекал таких близких уже преследователей. Поверх голов своих товарищей... Потому-то в спину разведчикам тоже никто не выстрелил... Хотя и жутковато-странное это было ощущение - бежать на стреляющий пулемёт, хоть и свой, тебя спасающий...
...Они ввалились в кишлак и тут же влезли в рукопашную схватку с выжившими, после нескольких залпов РПГ, «духами»... Да только было это уже не серьёзно - в спецназ ВДВ испокон века набирали крепких спортивных ребят! И, как правило, бойцовых, ударных видов спорта!.. Потому-то эти салаги, ещё ничего, или почти ничего, не умеющие и не знавшие о службе, передавили десяток очумелых «духов» голыми руками «в шесть секунд».
- Мы это сделали, Медведь! Слышишь, прапорщик?! Мы это сделали!!!
- Мы молодцы, Гриб, но - это пока ещё даже не полдела... Занимаем оборону по периметру дувала, пока хозяева не спохватились, и бегом, бегом обследовать каждую мазанку - чтобы без сюрпризов в неподходящий момент! Давай, Миша, бегом - у нас максимум две-три минуты, потом начнётся жопа, помяни моё слово...
И он оказался прав...
...Кишлак был совсем не велик, так, десяток приземистых каменных мазанок, обнесённых по восточной, горной традиции каменной стеной, дувалом, в два, а кое-где и пониже, метра высотой.
- Чисто, командир! - Доложил через какое-то время. - Есть четырнадцать «двухсотых» «духов», причём пятерых сделали ребята Баха. Молодчаги черти!
- Трофеи имеем?
- Ого-го! Целый арсенал! АГС-17 с двумя боекомплектами, пяток РПГ-7 с горой снаряжённых выстрелов, восемь СВД, «калашей» несколько штук собрали... Но! В одном домишке нашли четыре ящика с «калашами», которые ещё в смазке , и, что самое приятное, там же шесть «цинков» с патронами - теперь повоюем!
- Повоюем, бля... Так, сержант, АГС на стенку, назначь расчёт из «старых», хотя... Лучше сам... РПГ в цепь, тем, кто уже пробовал из него стрелять. - Гриб кивал головой на каждое распоряжение, понимая всю их важность - у них оставались считанные секунды перед первым, и, как правило, самым отчаянным, штурмом дувала. - СВДухи раздай, может найдутся у нас и стрелки хорошие, а нет, так «разжуй», что и как, тем, кто посмышлёнее... Давай, сержант, давай, дорогой, сейчас такое начнётся, что чертям тошно будет!.. Вперёд! А я пока попробую связаться с Бахом и бригадой...
Мишке Белому, провоевавшему на этой войне под началом Медведя всю срочную службу, лишнего пояснять небыло необходимости. Сержант метнулся куда-то влево и исчез из поля зрения Игоря, склонившегося над радиостанцией.
- «Глаз», ответь «Путнику»! «Глаз», ответь «Путнику»!
Но в ответ было гробовое молчание.
- Рашид, мать твою, отвечай! - Шептал Игорь и продолжал вызывать.
А тем временем над кишлаком, на том склоне, где должен был находиться Бах со своей группой, разгорался нешуточный бой.
- «Глаз»! Мать твою! Заснул, военный?! Ответь «Путнику»!
И рация ожила, но другим голосом:
- «Гнездо» вызывает «Путника»!
- «Путник» «Гнезду»! - Ответил Игорь.
- Гора на связи. Медведь, доложи обстановку.
- «Путник» за «стеной»! Разместились без «двухсотых» и «трёхсотых». Ждём гостей... На «гоп» взяли!
- Отлично!.. Что Бах?
- Молчит, бля! И, кажется, его зажали...
- Высылаю «Карлсонов»! Держись, Медведь! И возвращай Баха - он своё уже сделал... Всё, отбой!..
Где-то, совсем рядом мощно рванули два взрыва.
«Вот и мы дождались». - Подумал Игорь.
- Что?!
- «Лошарики» пошли! Всем гамузом! - Проорал Гриб в ответ, оттягивая затвор АГСа. - Только хер им всем в тачку! Мы, братишка, с этими пукалками потяжелели, а они-то «лёгкие»! Не-е! Не возьмут он нас теперь - кишка тонка!
- Дук-дук-дук-дук! - Ударила первая очередь АГСа. - Дук-дук-дук!
И около десятка земляных грибов выросло прямо перед бегущими со склона «духами».
- Залп! Залп! Залп! - Проорал Гриб. И снова нажал на гашетку. - Дук-дук! Дук-дук-дук!
Практически одновременно рявкнули РПГ, и пять белёсых дымных хвостов прочертили свой недалёкий путь. И взрывы, стена взрывов.
- Б-ба-бах! Б-бах-бах-бах! Б-ба-ба-бах!
И дружный, отчаянный огонь из всего наличного оружия...
И «духи» попятились, хоть жгучая злоба и душила их сердца.
Атака захлебнулась....
- А-а-а!!! Обосрались, бандерлоги!!! И-йа-ха-ха!!! - Орал в боевой горячке Гриб. - Йо-хо-хо!!!
Да и «салажата» окрылённые этой первой победой почувствовали, что не так-то и просто их «спеленать», когда рядом такие воины, как Гриб и Медведь. Даже очень не просто...
- «Глаз»! «Глаз»! Ответь «Путнику»! Отвечай же Бах! - Игорь продолжил вызывать своего «замка» как только они отбили первую атаку.
Над ними на склоне вовсю шёл бой, и рация Баха молчала...
- Мать твою! - Рявкнул в сердцах Игорь и натолкнулся на взгляд Гриба.
- Молчит?
- Молчит, бля!
- И помочь им никак...
- Выскочат! Ты же знаешь Баха...
- Может из АГСа лупануть, может им это поможет.
- А если их же и накроешь?! Ты знаешь, где кто?!
- Бля-а! Где же Зеля с рацией?! «Старший солдат» , бля!..
На таком недалёком, всего-то метров пятьсот-шестьсот, склоне кипел ожесточённый бой...
Скорее всего «духи», оскорблённые в своих охотничьих качествах, а потому озлобившиеся до звериного состояния захотели взять реванш. Но, с дувалом им не повезло - не окажись в кишлаке такого арсенала, и разведчикам Медведя пришлось бы противостоять своим преследователям с «калашами», а потом метать «эфки»... И ещё не известно, чей бы был перевес - тройной перевес в живой силе для наступающих - это аксиома войны. А именно такой перевес и имел место, даже больше, если учесть отсутствие самых опытных бойцов группы Рашида Бахтеярова. Да! С дувалом вышел большой облом, и тогда озверевшие моджахеды решили уничтожить тех, кто прикрыл разведвзвод плотным огнём, понимая, что уж их-то горстка...
- Медведь, их же там убивают сейчас! - Кипятился Гриб. - Слышишь ты меня! Братишек наших убивают!
- Замолчи, сержант, самому тошно... - Медведь вслушивался в звуки боя.
Вот, только что, экономные, в два-три патрона, очереди автоматов:
«...Это наши!..» - Пронеслась мысль.
И сразу же длиннющая очередь крупнокалиберного ДШК и, в полный рожок, «калашей»:
«...С-суки! Долбят, не стесняясь!..».
Вдруг, почти неуловимый в этой какофонии звуков, одиночный выстрел и очередь ДШК захлёбывается на высокой ноте, и нечеловеческий вой, сопровождаемый свинцовым ливнем автоматов, а на фоне всего этого деловые, скупые очереди ПКМ - его басовитый голос невозможно спутать ни с чем:
«...Рашидушка, молодчага - заткнул-таки ДШК, да и Сёма трудится на совесть...»
И вдруг, резкий, воющий взрыв МОНки, и второй:
«...Хреново, бля, хреново! Ёжик никогда не ставил растяжки дальше ста-ста пятидесяти метров... Что ж вы их так подпустили-то близко, Бах? Ведь не дадут же уйти!..»
-...Слышал, ты слышал, «кусок», бля! Там МОНки рванули!!! - Гриб орал прямо в лицо Игоря. - У них метров сто осталось! Их же там прямо сейчас убивают, а ты тут сидишь на жопе, прапор, мать твою! Дай я пойду! Сам! И АГС на себе выволоку! Да делай же что-то, не сиди придурком!
- Молчать!!! - Медведь схватил сержанта за грудки и рванул на себя. - Мол-чать, истеричка!..
Он практически прошипел последнее слово.
- На тебя же «жёлторотые» смотрят!.. Подбери сопли, сержант! Ты же со мной все свои полтора года отвоевал, и это я тебя всему научил! Так?
Игорь бешенными глазами смотрел прямо в лицо сержанта.
- Так?! - Встряхнул сержанта Медведь.
- Так.
- И то, что я Рашиду уже один раз жизнью обязан, знаешь?
- Знаю! - Вскрикнул Гриб.
- Молчать! Я сказал!.. Ты же разведчик, спецназа ВДВ! Или баба?!
Миша дернулся, было, но, вырваться из стальных рук Медведя удавалось немногим, и после Гриба.
- Замри! - Пророкотал Медведь в самое ухо. - Замри! И слушай! Вспомни, чему тебя учил «дядя Медведь», и почему ты с этой войны поедешь домой не в «цинке». ..Слушай!..
Медведь разжал пальцы и его «И.О.» опустился на ближайший камень.
Бой на склоне почти закончился, переместившись выше на несколько сот метров. Редкие одиночные выстрелы сопровождались десятисекундным всплеском автоматных очередей...
Внезапно заговорила рация:
- «Путник», «Путник»!
- «Путник» на приёме! - Ответил Игорь.
- Это Бурят...
- Игнат! Что там у вас, говори!
- Зеля и Ёжик - «двухсотые»... Зеля сразу, а Ёж на своём «сюрпризе» - ему не дали уйти... Сёма со мной... - Было слышно, что Бурят еле ворочает языком. - Он уже почти «дошёл» - в грудь на вылет... Бах уводит «чюрок» в горы, а нам приказал схорониться...
- Бурят! Бурят! Ты сам-то как! В норме?!
- В норме... Только копыта мне отстрелили, оба... И нас нашли...
- Игнат, не дури! - Игорь знал этого «представителя малых народностей».
- Мы с Сёмой решили в плен не ходить... Всё, командир, мы отваливаем в самоволку... Отбой!..
Игорь тупо смотрел на микрофон радиостанции.
И в этот момент...
Где-то, на этом проклятом склоне, мощно рванул взрыв...
- Всё... - Прошептал он. - Спите с миром, братья...
А Гриб плакал. Горько и беззвучно. И по волевому квадратному подбородку стекала струйка крови из прокушенной губы - «салажата» не должны видеть редкую слабость командира...
На склоны проклятого Гиндукуша стремительно падали сумерки.
«...Всё... Не успели винтокрылые, или не нашли... - Думал Медведь. - Теперь самое главное дотянуть до дня - там полегче будет. Если не вырежут нас всех тут как баранов за ночь... И связь! Теперь на связь!..»
- «Гнездо», «Гнездо», ответь «Путнику»! «Гнездо» вызывает «Путник»...
- «Гнездо» «Путнику»!
- Медведь на связи.
И тут же родной, знакомый голос:
- Гора. Слушаю тебя «Путник»!
- «Пропеллеры» не получил!
- Эти мудаки вас не нашли!
- Не удивительно...
- Обстановка?
- Я потерял «Глаз»... Может только один Бах и выскочит, если повезёт...
- Мать твою... - Дзюба оценивал ситуацию несколько десятков секунд. - Что у тебя?
- Я тяжёлый - есть «груз», и «200» и «300»...
- Продержишься до утра?
- Как повезёт...
...Та ночь была для десантников очень длинной...
...Пыль медленно оседала на серые от усталости лица разведчиков. А за стеной дувала медленно отдалялся по склону вой раненых моджахедов...
И ещё...
Где-то очень далеко отсюда рождалось утро - далёкие горные пики только-только начали золотить свои верхушки.
«...Отбились, Слава Богу... - Подумал устало Игорь. - Теперь уже и до утра не далеко... А там и «летуны» подтянутся... Скорее бы...»
- Гриб! - Позвал он сержанта и не получил ответа. - Гриб!
Тишину нарушали только приглушенные стоны раненых.
- Кто видел сержанта Белого? - Игорь задал вопрос в никуда.
- На той стороне кишлака был, где «духи» прорвались... - Тихо ответил кто-то.
Не дожидаясь продолжения, Медведь валкой трусцой припустил к тому злополучному месту...
Здесь царил хаос, бедлам, Содом и Гоморра...
То тут, то там встречались безобразные трупы моджахедов с разбитыми головами или разодранными в кровавые клочья халатами - накал страстей у десантников дошёл до такого градуса, что со своими врагами они уже не церемонились, стреляя в упор или попросту разбивая головы, словно гнилые арбузы, тем, что попадало под руку.
«...Жажда жизни - сильней...»
Но, и разведчикам досталось...
Были раненые. И были погибшие. Четверо салажат и двое «стариков»...
А под самой стеной дувала отыскался и сержант Белый...
Он лежал на мёртвом афганце спиной к верху. И то, что тут произошло, было понятно без особых объяснений: Гриб схлестнулся с матёрым «духом», вооружённым ПКМ...
Тот, скорее всего, спрыгнул со стены и попытался поучаствовать в бою с этим мощным аргументом, но, здесь, к счастью, оказался Гриб... Миша, за отсутствием времени, попросту схватил пулемёт за ствол и задрал его вверх, но не слишком проворно, получив от «духа» две пули в левое плечо... Это была последняя пулемётная очередь в жизни моджахеда - сержант его просто удавил, схватив здоровой «клешнёй» за горло...
А ствол ПК он так и не выпустил...
- Ты что ж наделал-то, дурень? - Медведь бросился бережно, словно ребёнка переворачивать своего сержанта. - Ты на кой хрен на пулемёт полез?
- Я на него не лез, командир... - Миша с трудом ворочал языком. - Я те чё, Матросов? Это он на меня полез... А я не успевал...
- Дурень, бля, дуралей! А если бы совсем не успел? - Медведь очень осторожно отрезал рукав куртки, явив на свет страшные раны.
Что и говорить, пулемётная очередь с расстояния в полметра - это страшно...
Одна из пуль прошла через мышцы плеча на вылет, вырвав большой кусень плоти. Со второй же пулей было куда хуже...
Видимо ствол пулемёта находился под таким углом, что пуля, ударив в сустав, срикошетила, и только после этого скользнув по лопатке Гриба, выбралась, наконец, наружу рядом с позвоночником, пробурив дыру, размером с грецкий орех. Тяжёлое ранение...
Нет. Ни один из жизненно важных органов задет не был, и, Слава Богу! Только... После таких ранений умирали от болевого шока...
- Держись, сержант... - Медведь бинтовал своего безрассудного «И.О.» как умел, наворачивая какие-то горы бинтов. - Держись, браток! Там фуйня! Так, задело чуть-чуть по касательной и всё...
- А болит что-то сильно... - Прошептал Миша. - Мочи нет терпеть...
Из его глаз, из самых уголков, выкатились две непроизвольные слезы.
«...Как же ты терпишь-то до сих пор, сержант?! - Думал Медведь с болью в сердце. - С тебя куски мяса пошматовали, дыра в спине как скворечник, а ты держишься и даже не стонешь... Держись, родной, держись!..»
- Держись, спецназ...
- За что держаться, командир?
- За жизнь держаться! Мы с тобой в твоей Полтаве ещё зададим девкам перца!
- Если перец не отсохнет... - У него ещё оставались силы шутить!
- Отставить эти настроения, Гриб! - Игорь сидел на земле и, слегка покачиваясь, словно баюкая ребенка, качал на своих руках это большое, израненное тело. - Ты нам нужен, Мишка... Мне, вот этим пацанам... Нам всем! И не «грузом 200», а живым и сильным сержантом! Тебе ещё их выводить к «вертушкам»... Так что, я тебе сейчас ещё один промедол вколю, и вставай, давай, родной ты мой!.. Это приказ!
- А ты?
- А я, Гриб, потяну этих чурок черножопых, за собой... Пока совсем не рассвело... - Игорь обернулся к, находившемуся неподалёку, младшему сержанту Цыбульскому, последнему, из «дембелей» взвода. - Цыбуля, пойдёшь со мной?
- А куди ж ти без мене? Та й нема ж більш вжэ нікого з «старих»... Щє й Баха знайти треба - йому зараз скрутно... Авжеж піду! Й не питав би! Хіба ж хохол хохла кидав колись у тяжку хвилину? Коли це було? - Этот хохол из Львовской области, был, смел и бескомпромиссен.
- Рашид хохол? - Такой поворот удивил даже израненного Гриба.
- А яка різниця? Він наш...
- Значит - решили!... - Подитожил Игорь. - АГС я забираю, Миша - тебе он теперь без надобности, а больше никто и не сумеет. А Цыбуля потащит РПК, мой «калаш» и всё остальное...
«...Хоть бы он не вырубился в самый неподходящий момент... - Подумал прапорщик. - Тогда всё...»
- Ты как, выдюжишь?
- Справлюсь, не беспокойся...
- Я вызываю «летунов» из бригады прямо сейчас, и ставлю рацию на радиомаяк... Слышишь меня, Миша?
- Слышу... Ты это... Посади меня, командир... Ладно? Я посижу малехо и пойду к «салабонам»... А вы уж нас прикройте...
- Прикроем, сержант. Цыба, рацию, быстро!
- «Гнездо», «Гнездо», я «Путник»! - Проговорил в радиоэфир Медведь, спустя минуту.
- Гора на связи! Как у тебя, Медведь?! Почему не выходил на связь?!
- Иду искать Баха... С «зелёными» остаётся Гриб... Он «тяжёлый трёхсотый», но, пока держится. Больше «старых» нет... С ним пятнадцать «зелёных», половина «трёхсотые»... Ставлю маяк для «Карлсонов». Гора... - Игорь заговорил тише. - Их должны найти и снять!.. А я «посмотрю» сверху...
- Другого решения нет? - Дзюба доверял опыту Медведя, но, как командир, обязан был спросить. - Это риск, почти без шансов.
- Другого выхода нет...
- Игорь, рейд закончен - «летунов» нашли «каскадёры». Они от тебя километрах в десяти-двенадцати... И идут к тебе...
- Это три с половиной часа или больше... Нам не дадут столько времени, Гора!.. А «каскадёры» помогут Грибу. Всё! Конец связи!
Медведь переключил радиостанцию на маяк и спрятал под большим камнем.
- Всё слышали?
Гриб и Цыбуля кивнули в ответ.
- И отлично! Через пару часов домой поедите... - Он поднялся во весь рост и сбросил с себя бронежилет.
- Одень «броник», Игорь, не шути с Костлявой! - Проговорил Гриб.
- Я не олимпийский чемпион по поднятию тяжестей - только один АГС полсотни кило, а нам ещё на горку корячиться, мать её... Ничего, проскочим! Ну что, Цыба, готов?
- Як пiонер... Завжди!
- Тогда пошли... Выведи «салабонов», Миша, как брата прошу... - Он ещё раз взглянул в бледное, измученное лицо сержанта и махнул Цыбульскому, уводя того за собой...
...Когда утро пришло в этот забытый, и наверняка, проклятый Богом кишлак, Медведь и Цыбуля повалились от усталости на камни кряжа, нависавшего над дувалом.
- Время? - Прохрипел Игорь
Поднять руку сил не осталось, и Цыбуля просто повернул голову в сторону руки Медведя:
- 7.15 на твоих.
- Из дувала выходили в 5.05. Много... Много времени потеряли. Можно было бы и побыстрее...
- Ага, можно... На «вертушке»... А если под жопу подложить десяток «эфок», да чеки повыдёргивать, так совсем быстро - четыре секунды и ты здесь... Кусками, правда, но, это не главное...
- Хорош пиздоболить, «младшой», солнце высоко, а нам ещё позицию готовить...
Они установили гранатомёт, оборудовав, с грехом пополам, позицию, и нашли место для РПК...
Всё...
Больше ничего эти двое сделать не успели - где-то, пока ещё очень далеко, послышался рокот винтов - спасительные «вертушки» шли на радиомаяк разведчиков. То же самое поняли и афганцы и «зашевелились» - ах, как они не хотели, чтобы их добычу вырвали, практически, из зубов...
...7.35 утра...
...Это был последний, отчаянный штурм...
«Духи» бежали к дувалу в полный рост, поливая «огнём» из всех стволов и горланя что-то несусветное так, что волосы вставали дыбом. Психическая атака... Практически такая же, как и меньше суток назад. Только тогда штурмовали разведчики, и у них получилось. Наверное «духи» её вспомнили и подумали, что во второй раз тоже получится...
- Херушки вам, воины Ислама!.. - Игорь прильнул к прицелу АГСа, сверившись в последний раз, и оттянул трос затвора - он был готов. - Не конает ваша «песня»... Цыба! Как дойдут до камня - начинаем!
Метрах в двухстах от дувала высился огромный валун, эдакое естественное укрытие для пяти-шести человек.
Рёв винтов нарастал и «духи» побежали быстрее...
- Начали, «младшой»! - Скомандовал Медведь и открыл огонь.
- Дук-дук-дук-дук! - Отработал АГС, подпрыгивая, словно дурной козёл. - Дук-дук-дук-дук!
Последние разрывы гранат легли далеко от «духов». Ему бы вкопать сошки станка, или хотя бы притоптать в землю, да где же тут её было взять... Шипастые лапы станка, скользили по камням при каждом выстреле, и изменить что-либо уже небыло времени.
- Блядский папа! - Проорал Игорь, подхватив гранатомёт, и с грохотом опустил на первоначальное место. - Давай, Цыба, отсекай придурков! Дук-дук-дук!
- Смотри, «кусок», а Грибок-то наш, какой молодчага! - Цыбульский перекричал собственный пулемёт.
Со стены дувала по афганцам мощно и умело работал трофейный ПКМ... За ним, не сгибаясь, стоял стрелок, белый из-за покрывавших его бинтов. Словно мумия прибыла из Египта, чтобы повоевать. И... Эту мумию поддерживало около десятка злобных автоматов...
- Пригнись, придурок! - Проорал Медведь, хотя, на таком расстоянии да сквозь грохот боя - это было бесполезно - он и себя-то еле слышал.
- Не может он - «скворечник» в спине не даёт...
Удивительно, но этой горстке удалось сделать невозможное - они зажали атакующих под перекрестным огнём в такие клещи, что по склону уже вообще никто, не то, чтобы не бегал, а даже не ползал - «духи» вжали головы в землю...
И по этим, распластавшимся «мишеням» с другого, дальнего склона «редко, но метко» пухкала СВД...
- Бах! Бах, Засранец! Живой, чертяка! - Заорал радостно Медведь.
Цыбуля вопросительно-радостно глянул на Игоря, словно искал подтверждение своей догадке:
- Он?!
- Наверняка он - других здесь быть не может! Выжил, узкоглазый!
- Ну, бля, мать его! Расскажу кому дома - не пове...
И прилёг щекой на приклад РПК...
- Да и мне не поверят! Из такой говнотёрки выскочить! На это только Рашид и способен! Как думаешь, Цыба? - И тишина в ответ. - Чё молчишь, «младшой», спать рановато...
И дёрнул на себя за рукав куртки...
...В самом центре лба младшего сержанта чернела небольшая дырочка, а из неё сбегал скупой алый ручеёк, спускаясь к кончику носа...
Наверное, глупая, шальная пуля нашла свою жертву уже на самом излёте...

Ах, какого дружка потерял я в бою.
Нам проклятая пыль забивала глаза
И горел БТР... В небе, как стрекоза, вертолёт...
И, как голос из прошлого, выкрик: «Вперёд!»,
Словно нерв... Оборвался до боли натянутый нерв
И со склона пошла ему пуля навстречу в полёт...

Песок да камень.
Печальный свет чужой луны над головами.
«Равняйсь на знамя!»
Прощай, мой брат, отныне навеки с нами!
Прости, что ты погиб, а я всего-лишь ранен
В горах Афгани. В Афганистане...

...А потом прилетели «крокодилы» и перепахали НУРСАМи ближайшие склоны. А ещё, через минут десять появились транспортные «мишки», только сесть им оказалось негде - большой уклон...
Пилоты связались с Грибом. Сказали, что в паре километров от кишлака есть подходящая площадка... И Гриб и повёл взвод к «вертушкам»...
Они тогда на себе выносили всех, кто ещё дышал... А на склонах «духи» - все горы НУРСАМи не обработаешь, понятное дело...
Медведь молотил, когда из РПК, когда из АГСа, прикрывая отходивший взод... А когда он их уже перестал доставать, взвод встретили «каскадёры»...
Они тогда успели... Спасибо им. Если бы не они - до «летунов» никто не добрался бы... Гриб тогда ещё двоих «потерял» «грузом 300», да двое уже в «вертушках» «дошли»... Такие дела...
А вот сам прапорщик Барзов...
...Жгучая, животная ярость охватила Игоря после гибели Цыбы. Ему нравился этот независимый, надёжный как скала «щирий українець», толковый и рассудительный. И не появись в бригаде Бах, «замком» Медведь назначил бы именно его, Василия Цыбульского...
- С-суки! Суки-и!!! - Орал Игорь во всё горло. - Гады-ы!
И в каком-то исступлении всё стрелял и стрелял, прикрывая огнём свой израненный взвод...
А потом раздался взрыв, и всё провалилось в пустоту...
...Он очнулся оттого, что кто-то волок его тело. Нестерпимо болело где-то внизу живота, а в сапогах было до безобразия мокро...
Солнце уже давно перевалило за свой зенит и медленно спускалось к Гиндкушским скалам, высокое, но такое близкое небо, а в нём опять жаворонок. И тишина. Словно и небыло вовсе этой войны...
Хотя...
Абсолютной тишины всё же не было... Кто-то натужно сопел перетаскивая тело Медведя и, скорее всего, ругался, судя по интонации, полушёпотом на каком-то незнакомом языке, очень напоминающий фарси.
- Ты кто? - Прохрипел Игорь.
- Тихо! - Приказал знакомый голос, но Медведь не узнал его хозяина.
- Кто ты? - Прошептал он ещё раз.
- Своих не узнаёшь? Обидно! - В его поле зрения вплыло лицо Баха.
- Рашид...
- Я, командир... А кто ещё твою тушу вынести смог бы? Отожрался ты на казённых харчах, дорогой...
- Взвод?
- Их сняла наша «кавалерия»...
- Хорошо... Время?
- 16.50. Нас ищут «духи»... Им теперь хоть кого взять хочется, чтобы отыграться...
- Далеко они?
- Рядом, Игорь, совсем рядом... Если не помолчишь - найдут...
- Сильно меня? - Совсем уж тихо прошептал Игорь.
- Честно? - Рашид заглянул в глаза своего командира.
- Говори!
- Я когда тебя нашёл, поклялся, что вынесу любого, даже «грузом 200»...
- Куда?
- Бок, бедро... Разворотило... Осколок, должно быть...
- Это наши «крокодилы» по склонам «чесали»...
- Т-ш-ш! - Приложил Рашид палец к губам и посмотрел куда-то в сторону.
Там, метрах в пятидесяти, шли афганцы. Шли очень медленно, но целенаправленно и как-то неотвратимо. Шли по следу. И Рашид это понял, бросив случайный взгляд на камни, по которым он совсем недавно проволок Медведя. Редкие, но большие и ярко-красные капли горели семафором на серых камнях...
- Нашли... - Прошептал Бах.
Времени на раздумья уже не оставалось и он, рванув зубами за кольца «эфок», метнул двумя руками одновременно эти «подарки» в погоню. Сдвоенный взрыв в самом центре преследователей, разметал группу по камням. Но, откуда-то, ниже по склону на пару сот метров, мощно ударили очереди «калашей», видимо именно там и шёл основной отряд «духов», потерявший в одночасье свою разведку.
Теперь начиналось главное представление...
- Пулемёт... - Прохрипел Игорь.
- Что?
- Пулемёт мне дай, сержант! И, вали отсюда...
- И чего ж ты, «кусок», так плохо обо мне подумал, а?.. Ты меня обидел, командир, но, пулемёт я тебе дам!
- А я уж подумал, что скажешь как тот таможенник усатый, ну, Верещагин из «Белого солнца...».
- Дам, дам - «таможня даёт добро»... - Осклабился Рашид и подтолкнул к Медведю РПК, а сам улёгся рядышком с СВД. - Тебе сейчас спать давать нельзя - не ровен час, не проснёшься... Да и мне подмога, какая-никакая...
И завертелось...
И пришёл момент, когда у друзей уже не оставалось ни одного патрона. Медведь с трудом расстегнул кабуру и достал свой «Стечкин»:
- Две обоймы... Сорок выстрелов...
- Тридцать восемь, братишка... - Бах смотрел в глаза своего друга. - Или в плену помучаться захотел?..
- Тридцать восемь... Только я - первый!..
Вот тогда-то и ударил мощный автоматный залп у них за спиной. Прошипели, оставляя дымные хвосты гранаты, выпущенные из РПГ. И рванули в гуще «духов»... Да и очереди те летели поверх голов разведчиков, настигая, бросившихся бежать, моджахедов...
Судьба... Она улыбнулась, этим двоим, в очередной раз. Да и не могло быть иначе. Не должно было быть!..
...Лето 1990 года, расположение РДГ Филина...
...- Вот так, пацаны! Подытожил свой рассказ Медведь.
- А кто это был, Медведь? Кто помог?
- «Каскадёры»... Они засекли меня ещё когда Гриб взвод выводил... Пока догнали, пока нашли... Поспели в самый раз...
- Ну, а потом?
- Потом... Потом почти полгода госпиталей... Медкомиссии всяко-разные... Орден... И предложение от Бати служить в Отряде... Не знаю уж, как он меня нашёл... Так я и попал весной 84-го в «замки» к Шаху...
- История... - Потянул задумчиво Филин.
- Тот рейд прогремел на всю бригаду. И командование отнеслось к его результатам очень по-разному... Кто-то считал, что я допустил преступную халатность и потому потерял половину взвода... Дзюба, например, считал, что я во всём был прав и поступал соответственно сложившейся ситуации. Комбриг же слушал своих замов и не говорил ничего. Потом прокурорские провели расследование... Я-то всей этой бодяги не знал - по госпиталям таскался: Ташкент, Москва, Одесса... Это мне потом Бах рассказал, когда в «Бурденко» нашёл. А подробности - Дзюба, когда орден привёз, туда же... До Масуда мы так и не добрались, да и никто никогда не добрался, и «летунов» тех не мы вытащили. Но, как потом оказалось при расследовании, стянули на себя большую часть «духов» тем самым помогли «Каскаду», и они в долгу не остались...
- А со взводом как же?
- Ну, что... Взвод пополнили из других... Ищенко, тот «салажонок», после госпиталя, уже «младшим» вернулся, его «замком»... Гриб получил «Ленина», Бах - «Красное Знамя», хотя Дзюба ходатайствовал перед комбригом о Звезде Героя, но тот ему отказал... Я считаю, что зря - те, кто выжил, обязаны именно Рашиду... Но... Посчитали, что второй орден, да какой, для сержанта срочной службы достаточно, тем более, что он ни разу небыл ранен... Присвоили «старшину» на дембель... И этот орден... Все «старики» получили по посмертной «Красной Звезде», «салажата» по МЗО...
Игорь замолчал как-то вдруг, и всем стало понятно, что эта его «рана» болит и кровоточит, до сей поры...
- Кое-кто из «молодых» тоже был награждён. В общем, такие дела...
- Поход за «Панджшерским Львом» закончился в госпитале... - Подытожил Филин.
- Да нет. Не закончился!.. Для меня, по крайней мере... - Игорь тепло улыбнулся. - Я и женился тогда же - Ленка-то моя, бывшая «сестричка» из нашего 411-го в Одессе... Вот теперь всё!..

Спёрто, ибо делиться перлами надо.Взято вот здесь:
http://proza.ru/2010/07/03/283
Там ещё восемь глав кажись.
Оценка: 1.7500 Историю рассказал(а) тов. Mikimi : 26-08-2010 14:58:43
Обсудить (105)
, 23-09-2010 20:56:39, mark
Позвольте по тактике действий. Раз группу ведут = значит она...
Версия для печати

Авиация

О спорте, о рыбалке и немножко о женской логике

Раньше всякие-разные предприятия любили всяко-разно соревноваться. Не важно в чем.
Бег на лыжах. Плавание в бассейне. Сплав по рекам на байдарках. Да хоть банальные городки или перетягивание каната.

Каждая отрасль экономики культивировала некие ей близкие виды спорта, ориентируясь на пристрастия руководства, свои финансовые возможности и способности профсоюзных и комсомольских лидеров. Чтобы это не было хаотичным, спонтанным процессом, назначали какую-нибудь общую для всех организаций дату.

Дни, когда трудящиеся, проявляя самую настоящую спортивную злость и завидную волю к победе, наперегонки бегали в мешках или к примеру азартно играли в шашки, называли Спартакиадой.
В нашем министерстве Лесного хозяйства тоже были свои энергичные профсоюзные боссы и наскипидаренные комсомольцы. А посему на берегу нашего самого чистого и глубокого озера проводилась Спартакиада лесхозов области. По вполне понятным причинам праздник тогда, впрочем, как и всегда, устроили в начале сентября. И горимость идет на спад, и днем еще тепло.
В общем, людей собралось много. Предвкушая вечерние посиделки у костра с принятием разрешенного медициной допинга, мужчины показывали молодецкую удаль, что-то перетягивая и перепрыгивая. Женщины же активно болели и без ложной скромности цинично оглядывали и оценивали конкурсантов. Чтобы потом при свете луны и под шум волн на деле проверить физические способности отобранных индивидов...

А шестерым работникам нашей базы предстояло сразу после вручения ценных подарков и призов совершить очень показательный прыжок, так сказать, для кульминации и апофеоза всего этого действа. Причем двое из шестерых должны были сорвать аплодисменты, приводнившись у береговой черты.

Все парашютисты были облачены в защитные костюмы. Это обеспечивало как должную эффектность, так и эффективную безопасность. (я выше уже писал, что костюм имеет положительную плавучесть в течение 40 минут).

Ожидали команды на взлет наши герои на аэродроме острова. Остров этот, надо вам заметить, славится своим мягким и ласковым климатом. А также нежнейшим и вкуснейшим омулем.
А если вы куда-нибудь прилетите или даже приедете, то первым делом пойдете в магазин чего-нибудь купить или просто прицениться. Болезнь эта под названием шопинг свойственна всем людям на земле, и работники лесной охраны здесь не исключение.
А что можно купить на острове? Омуль? Но нам-то он не в диковинку, нам чего-то другого подавай. И им подали. Двух больших сигов. Ну просто огромных сигов. Которых двое назначенных акванавтов, повинуясь хватательному инстинкту, тут же и приобрели. Ну и куда теперь деть эти рыбины? Не в руках же держать при прыжке. Да под костюм! Все свое ношу с собой! Вот!

Так они и плюхнулись в воду на радость достопочтенной публике! А публики на берегу столпилось - кедровой шишке негде упасть. Смотрят во все глаза! И потихоньку уже принимают внутрь, не дожидаясь бесплатных профсоюзных шашлыков и жалобного гитарного пения.

И вот выходит первый из воды как космонавт, сыто сверкая своими металлическими штучками. Дети с восторгом бросаются помогать. А в руках у него, чешуёй как жар горя, огромная-преогромная рыба!
Представляете, какой он поимел успех!
Чуть погодя, к берегу, не торопясь, подгребает второй любитель рыбных деликатесов и водных процедур. Добровольные помощники тянут парашют как невод, и в этом парашюте ЕЩЕ ОДИН СИГ!
Это был дважды успех!

Люди! - завопил кто-то истошным голосом, пытаясь перекричать бурные аплодисменты, переходящие в овации - Смотрите! Они не только с небом на ты! Они еще и рыбу голыми руками ловят!

Но, конечно, нашлись и скептически настроенные граждане, привыкшие все подвергать сомнению, из тех, которым чужая слава как кость в горле! И они тут же влили в всеобщее веселье огромную ложку дегтя!
Чевой-то сиг-то твой уж больно сонный, паря! Не иначе как он уже был дохлый!
Люди, смутно почувствовав некоторый подвох, на мгновение притихли.

И тут же, ни секунды не раздумывая, за честь авиапожарной службы вступилась верная жена одного из героев. Окатив скептика ледяным презрительным взглядом, она сказала звонким голосом как бы ему одному, но так, чтобы слышало максимально возможное количество граждан:
ВАС БЫ С ТАКОЙ ВЫСОТЫ, ДА ПО ГОЛОВЕ САПОГАМИ!
ВОТ ЭТО БЫЛ ТРИЖДЫ УСПЕХ!

P.S. К сожалению второго сига банально сперли. Эх, не уберегли, не уберегли

(с)Голод http://forum.sukhoi.ru
публикуется с разрешения автора
Оценка: 1.7395 Историю рассказал(а) тов. Junker-s : 26-08-2010 17:32:19
Обсудить (1)
27-08-2010 11:12:27, BigMaximum
Красиво Зашли к береговой черте! Да еще и Кирзачами Заглушил...
Версия для печати

Авиация

Будни лесавиаохраны

В Якутии (Республике САХА) выброска производится как правило только на открытые участки леса - мари. У нас марью называется пересохшее или топкое болото, с кочками или без, поросшее кустарником, с редкостоящими деревьями.
Чтобы особенно не заморачиваться с пристрелкой и выброской (марь эта о-го-го каких размеров) делают ее в три захода: парашютисты, снижение - выброска груза, подъем - выброска инструктора с помощником.
Инструктор и один может выбросить груз, конечно, если он физически крепок, а груза мало.
Герои этой истории накануне пили водку. Пили много, несколько дней подряд. Потом деньги кончились. И инструктор пошел клянчить у начальника авиаотделения деньги под отчет. А это сигнализирует о том, что из запоя самостоятельно они уже не выйдут. Технология в таких случаях отработана - выдаются вместо денег продукты и теряющие человеческий облик трудящиеся вывозятся на пожар, любой, хоть тушкой, хоть чучелом. Свежий воздух и физический труд быстро восстанавливает пошедшие вразнос организмы.
Так вот, наши герои количеством четыре чуть тепленьких тела загружаются в Ан-2 и летят в даль светлую. Наверное, почти все представляют себе полет в Ан-2. А теперь многочасовой полет. Запертая, душная, вибрирующая коробка, грохот двигателя, мерзкий запах нагретого дюраля, дихлофосное испарение бензина Б-90, ну, и, конечно, все прелести алкогольной интоксикации. Сидеть негде. Под лавками парашюты, по правой стороне баул (грузовой контейнер со жратвой, посудой и инструментами), за ним спальники (просто палатки и спальники, стянутые ремнями) далее бензопила в контейнере (просто пила) в конце пыльные чехлы, опять же пахнущие бензином и маслом. По левой стороне на лавках спит второй пилот или командир. По очереди. Верхом на грузе сидят парашютисты, клюя носом и стараясь сохранить равновесие. Облокотится не на что. Кругом, дребезжащие, колючие железяки. Перед лицом священное тело пилота.

То есть когда подлетели на место, прыжок уже стал не испытанием духа, а освобождением от мук нравственных и телесных. Ну и, не затягивая, огнеборцы (крылатые) одеваются, проверяются, выстраиваются перед дверью, упираясь головой в ранец впереди стоящего. Инструктор у двери, как положено, ловит переднего за окно спинки - подстраховывая. Сирена! И с кастрюльным шумом троица вышла. Командир берет влево. Инструктор высовывается в дверь проверить работу куполов и вытянуть веревки и о, еб...! Вытяжных веревок нет! Забыл подцепить! Далеко сзади и ниже появляются три белых пятнышка, сигнализируя, что З-5-е сработали зашибись, а также что отрезвление наступило гораздо раньше, чем предполагалось. Причем у всех четверых практически сразу.
Дальше Ан-2 спускается на 100 м, инструктор выталкивает груз. Самолет поднимается. Наш герой снимает страхующую подвесную. Надевает свой Лесник. Цепляется за трос ПРП, принимает позицию дискобола. Но мысль о том, что при приземлении товарищи выскажут все, что они о нем думают, причем выскажут прямо в лицо, возможно ногами, переполняет его.
Самолет на боевом. Левая рука летнаба тянется к кнопке. Пошел! И инструктор отцепляет свой карабин. И выходит. Как все. На запаске...
Да здравствует, дружный, сплоченный, рабочий коллектив! Все как один в едином порыве!
Что там психологи, конфликты нужно гасить в зародыше!

(с)Голод http://forum.sukhoi.ru
публикуется с разрешения автора
Оценка: 1.6968 Историю рассказал(а) тов. Junker-s : 18-08-2010 12:28:01
Обсудить (6)
31-08-2010 10:09:37, mir4567
Молодцы парни...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6  
Архив выпусков
Предыдущий месяцОктябрь 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
рольставни от компании производителя для офисов.
окна для деревянного дома