Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Армия

Репутация не главное

Вопрос, какое событие в жизни офицера главное, является риторическим. Сколько людей, столько и мнений. Не претендуя на оригинальность, осмелюсь предположить, что нет ничего приятней для Слуги Отечества, чем назначение на вышестоящую должность и получение очередного звания. В каких бы войсках не служил офицер, в какой бы дыре не исполнял свой воинский долг, неписаный закон суров и однозначен: раздели свою радость с товарищами по оружию. Правила проведения этих мероприятий имеют свою многовековую историю и передаются из уст в уста от поколения к поколению. Офицеры приходят и уходят, а традиции вечны!
Майора Савелий Лушников получил в академии. Время было тяжелое, конец девяностых годов прошлого века. Денег, которые получали слушатели, едва хватало на двенадцать бутылок полупаленой водки, да и те выдавались с трехмесячной задержкой. Что было, то было. Но Саве повезло, как и еще пятерым одногруппникам моего приятеля. Всем шестерым одним приказом было присвоено это первое звание старшего офицера. Они с нетерпением ждали этого дня, и у каждого для данного торжественного события лежала заветная заначка. Командир отделения, умудренный жизненным опытом подполковник, немного помолчав, поздравил вновь испеченных майоров и принял Соломоново решение отпраздновать день рождения старших офицеров в ближайшую субботу в небольшом ресторане. По традиции каждый из вновь рожденных должен был представляться отдельно, но, во-первых, ни один семейный бюджет не выдержит праздника души на пятнадцать умеющих многоумеренно пить здоровых мужиков, а во-вторых, организованная пьянка длиной в неделю может плавно перейти в неконтролируемый запой.
Дело оставалось за малым: найти подходящее по цене и интерьеру заведение, организовать машины для подвоза-развоза, докупить питья и закуски. Офицеры вообще люди организованные, способны принять решение за себя и за того парня. В течение пяти минут распределили обязанности, обговорили порядок взаимодействия и выхода на связь для передачи добытых сведений. Одним словом, все по науке. Саве и Алексею Королькову досталась самая ответственная задача: найти в округе кабачок для проведения столь ответственного мероприятия. Раскинув карту, полумайоры склонили над ней свои светлые головы. Сава взял на себя левый фланг, а Алексей, не побоюсь этого слова, правый. Обмен информацией решили провести вечером по телефону. На том и разошлись.
Где носила нелегкая военная судьба Алексея, история умалчивает, а вот что происходило с Савелием, стоит того, чтобы рассказать об это подробнее. Сава давно мечтал побывать во французском ресторане и отведать заморских изысков, но финансы никак не позволяли воплотить мечту в реальность. Поразмыслив о том, что можно совместить приятное с полезным, он не заметил, как пересек двери ароматно-зовуще пахнущего заведения. В сей момент к нему вынырнул невесть откуда молодой человек приятной наружности и белом смокинге.
- Господин офицер желает заказать столик или зашли отобедать? - неназойливо проворковал администратор.
Выдержав достаточную для предания серьезности своих намерений паузу, Савелий не спеша изрек:
- Спасибо, я уже отобедал, а вот насчет банкета на пятнадцать персон в ближайшую субботу хотел бы переговорить с уполномоченным на то должностным лицом.
- Я весь внимание, - ответил администратор и повел Саву в банкетный зал ресторана.
Зал понравился. Двери плотно закрывались и музыка из общего зала не мешала их негромкой беседе. Перешли к обсуждению меню. Савелий относился к той породе людей, которая не любит пускать пыль в глаза, вот и сейчас он спрашивал администратора обо всех блюдах, их ингредиентах, вкусовых качествах и весе порций. Цены он оставил на потом, главное для него в тот момент было насладиться музыкой названий и ароматом мечты. Всем своим видом он показывал восхищение знанием дела сотрудника ресторана, чем снискал его симпатию и расположение. Поэтому, когда примерное меню было составлено, администратор, не удивляясь обилию заказанных блюд, проинформировал Саву о десяти процентной скидке для защитника Отечества за счет заведения и назвал общую сумму заказа. Сказать, что дыхание Савелия забыло в какую сторону ему двигаться, ничего не сказать. Но майоров в нашей стране кому попало не дают. Ни один мускул не дрогнул на лице опытного воина. Мгновенно проведя в своей голове расчеты, он осознал, что посещение отделением ресторана обойдется для шестерых счастливых обладателей майорских погон ровно в их двухмесячный заработок.
Опытный администратор все понял по глазам «господина» офицера и, надо отдать ему должное, сразу предложил выход из довольно щекотливой ситуации.
- Вы знаете, буквально в пяти минутах ходьбы от нас недавно открылось кафе восточной кухни «У Закира». Хозяин очень доброжелателен к военным. Попробуйте заказать у него, но и к нам дорогу не забывайте.
Попрощавшись с порядочным человеком, Сава отправился в указанном направлении. Еще на подходе он уловил колорит Востока. Несколько лет, прослуженных в Средней Азии, оставили свое неизгладимое впечатление в его сознании. Уже на пороге он увидел пожилого мужчину и сразу понял, что это и есть Закир, хозяин заведения.
- Салам алейкум! Ака! - поприветствовал он его на восточный манер.
- Валейкум асалам! Дорогой! Проходи, гостем будешь, - с едва уловимым акцентом приветствовал его хозяин, - что привело уважаемого аскера к смиренному Закиру?
- Хочу дастархан накрыть для друзей, звание я очередное получил отец.
- Нет проблем. Когда? Сколько человек? Что будешь заказывать?
В краткой форме Савелий обрисовал все свои пожелания. Закир на время задумался, пристально посмотрел в Савины глаза и сказал:
- Не обижайся, дорогой. Всем сердцем рад помочь, но есть одно обстоятельство. Места у меня не очень много. Вы займете зал на весь вечер, и мне придется взять с вас большую плату за аренду. В лучшие времена вообще бы с вас денег за это не брал, а сейчас после дефолта еле на плаву остался, в долгах как в шелках. Но я тебе подскажу, что надо делать. Подожди меня.
После этого Закир загадочно улыбнулся и исчез в глубине зала. Его не было минут десять, а когда он появился вновь, его глаза излучали радость и веселье.
- В квартале от меня есть очень приличное заведение. Стоит в тиши, кухня замечательная, арендной платы никакой, кухня превосходная, цены в два раза меньше, чем у меня, спиртное можно приносить с собой! Я уже договорился, тебя ждут. Вот только есть один нюанс.
То, что есть этот самый нюанс, Савелий понял сразу, но вида не подал и продолжал молчать. Закир внимательно посмотрел на него и продолжил:
- Понимаешь, этот ресторанчик облюбовали себе педики, и порядочная публика перестала туда ходить. Выручки от них почти никакой, вот хозяин и завлекает нормальных людей низкими ценами и качеством обслуживания. К тому же лишний раз эти слащавые физиономии видеть не будет.
Поблагодарив Закира, Сава весь в размышлениях все же решил наведаться в это заведение. То, что оно ему понравилось во всех отношениях, говорить не приходится, но он попросил время подумать и завтра сообщить свое решение. Ведь был еще и Леха, результатов поиска которого Сава не знал.
Едва дождавшись условленного времени, он набрал телефон приятеля. Алексей не был занудой, но на протяжении пяти минут, которые показались Саве вечностью, он стонал про бешеные цены и наглость администраторов, давку в транспорте и бабулю с тяжелыми сумками, оборзевших лихачей водителей и балбеса сына. Закончив свою тираду, Леха наконец поинтересовался, как обстоят дела у Савы.
- Да вообще-то все как у тебя, только он зеленый.
- Кто зеленый? Какой зеленый? - недоумевал Леха.
- Ресторан, который я нашел. «Золотой теленок», знаешь такой?
- Конечно! Классное место и кухня приличная.
Савелий на мгновение задумался. Тот ли человек его приятель, за кого себя выдает?
- Ну, ты чего замолчал, Сава?
- Да вот думаю, откуда у моего приятеля такая осведомленность о данном заведении?
- А, так ты про то, что его педики посещают. Как ты мог такое про меня подумать, противный, - заныл Алексей, - просто у жены там была корпоративная вечеринка, а ее шеф приятель хозяина. Мне понравилось.
Дальше разговор пошел уже в деловом русле. Идея с этим рестораном была заманчива и перспективна по всем параметрам, главное их устраивали цены. Оставалось выяснить, знают ли остальные мужики о контингенте, посещающем это заведение, если нет, то дело можно считать законченным.
Мужики не знали...
Вечер удался на славу. Официантки, соскучившиеся по обслуживанию нормальных мужиков, старались вовсю. Диск жокей спинным мозгом чувствовал пожелания бравых офицеров. Шеф-повар превзошел себя. А когда разгоряченные парами Бахуса офицеры стройно на три голоса в открытые окна затянули бравые солдатские песни, то не только персонал ресторанчика, но и жители окрестных домов свесили свои уши за подоконники, чтобы послушать настоящих мужчин. Посидели от души.
И только опытный командир отделения, почти седой подполковник, уже после выпуска сказал Савелию, что знал про репутацию заведения, но промолчал.
- Потому, что НАШУ, МУЖИКИ, РЕПУТАЦИЮ не одна репутация испортить не может! - закончил он.
Оценка: 1.8308 Историю рассказал(а) тов. Владимир : 03-09-2011 16:06:36
Обсудить (47)
03-11-2011 16:12:25, Кадет Биглер
Завидовать чужому счастью - грех....
Версия для печати

Армия



Бледные клочья тумана сползали с вершин Терского хребта. Новое солнце зарождающегося дня лениво продиралось сквозь белесую дымку. Тихо. Не поют птицы, не шумят люди. Часовые на постах очнулись от коматозной напряги прошедшей ночи. На чумной земле благодать. Нет ни запахов, ни звуков. Уже светло. Светло так, что прищурившись можно прочитать передовицу «Красной Звезды». Но кто ее будет читать в столь благодатный час. Кому положено спать, тот спит так, что танком не разбудишь. Кому не положено, не спят. Лишь один человек встает в этот час. Это старшина роты. Посидел на топчане, привычно почесав ТТС-54* спереди. Встал, потянулся до хруста в костях. Привычно почесал ТТС-54 сзади. Взяв сапоги с накинутыми сверху портянками в левую руку, правой потянулся вверх. Там, на гвозде вбитом в потолок, на плечиках висел комок. Приблуда сия, по идее старшины, должна была спасти комок от вездесущих ушастых мышей. Потому что комок старшины это его сейф. В нем, в левом нагрудном кармане у старшины хранится получка. Причем вся. Зарождающийся день начался с душераздирающего крика. Но кричал не старшина. Не могут старшины в ВС РФ, тем более в их боевых частях так пронзительно, громко и по-бабьи орать.
Тут мы оставим старшину. Окунемся в превратности зоологии. Роты с самых первых дней стоянки на Терском столкнулась с зоологическими казусами. Первым была крупная гюрза. Как эта пустынная жительница попала на Кавказ никто не знал. Гюрза была вкусная и потому никто особо не заморачивался. Только замполит продолжал упорствовать, что тут таких зверей быть не может. Сказывалось самаркандское происхождение замполита. Потом замполит встретил тушканчика. Тут наступил ступор. Дроздова поблизости не было, а внятно объяснить есть ли тушканчики на Кавказе никто не мог. Замполит продолжал упорствовать, что тушканчики есть там же где и гюрза. Потом бойцы по одному начали приносить хомяков. Обычных таких упитанных хомяков. Как в зоомагазине на Хитром рынке. Даже не сильно одичавших. Хомяки, совершенно по-проститутски, позволяли себя тискать за горбушку белого хлеба. А вообще во всех своей зоологической красе данное место предстало после оборудования отдельного блиндажа под продсклад. Немедленно появились мыши. Мыши не простые, а ушастые. Видели Мики-Мауса. Вооот! Именно его родственники. И такие же озорники. Преградой для них не была даже броня. На 223 машине они сожрали изоляцию антенного ввода, что чуть не привело к пожару. А так вообще-то жрали все. Особенно нравился шоколад. Его они потребляли вместе с фольгой. Но всем загадкам приходит конец. И конец совершенно банальный. Агроном из села Садовое поведала нам, что мы стоим на месте где, когда то был серпентарий. С окончанием Советской власти сотрудники разбежались. Забор и строения местные разобрали на стройматериалы, живность расползлась. С нами провели ликбез по обращению с местной живностью и на том все успокоились. Солдаты перестали хранить в карманах крошки и семечки (от этого образовывались дыры), под топчан ставили блюдечко с разбавленным сухим молоком (живущей там змее очень нравилось), замполиту в разрушенной библиотеке химического техникума нашли книжку «Животным мир Северного Кавказа» (теперь он точно знал, что тушканчики тоже не местные). С одним была проблема, деньги надо было где-то хранить. Тем, кому было что хранить. Молодые офицеры решили эту проблему со свойственным им умением. Все свои деньги они оставляли на рынке Березка и в магазинах снаряжения славных городов Владикавказ и Беслан. У бойцов была черная дембельская касса, а как они ее хранили это их секрет. Видно мыши понимали, что сожрать дембельскую черную кассу это пострашнее, чем вся отрава мира вместе взятая. Потому маялся лишь старшина. Но и он нашел решение. Вбил в потолок гвоздь, загнул его. И на крючок повесил плечики. На них и вешался каждый вечер новенький старшинский комок. Ну а что? Мыши же по потолку не ходят...
Итак... старшина орет. Много всего в этом крике. И вся боль угнетаемого народа старшин, и образ жены в пороге со скалкой, и самое страшное... это бессилие. Нет, не половое. Просто надо опять сделать отступление и углубиться теперь в финансовую область. Получку тогда (1995 год) давали купюрами номиналом 100 000 рублей. На лицевой стороне купюры был изображен серийный номер. Левой половиной он стоял на белой полосе, а правой заходил на рисунок купюры. Подлые потомки Мики-Мауса сожрали именно ту часть пачки, где были белые полоски с половинкой номера. Дальше по их мнению было жрать не вкусно, да и вредно... мало ли чего намешали деятели Госзнака в ту краску. С обратной стороны купюр в те времена печатать номера было не модно. Итог, в пачке из 6 500 000 рублей не осталось ни одной купюры которую можно официально поменять. При этом и предъявить не кому. Активность ушастых тварей как по команде сошла на ноль.
Первым очнулся командир роты. И приказал старшине сдать оружие. Старшина и так его не носил, но, тем не менее побурчав, отдал. Это действие как то вернуло его на землю. Старшина начал ругаться. Ругался он долго и особо изощренно. Пока ругался успел одеться, умыться, почистить зубы. Ругаясь снял ночные посты, выставил дневных наблюдателей и ДОС**. Не переставая ругаться, определился с поваром насчет меню на день и назначил команду на растопку бани. Уже меньше поругиваясь, построил личный состав и объявил смотр с оружием. И лишь когда бойцы уселись за чистку, старшина вернулся в кунг управления.
В кунге шел военный совет. Зампотех, экипированный на выход в поля, сидел обнимая автомат. Под окнами разводила пары БРЭМ-Ч***. Зампотеховский экипаж, во главе с дородным стармехом Петрухой возились вокруг машины, то подтягивая, то подкручивая... в общем делали вид, что работают. Ротный с кем-то висел на связи. После получаса активных переговоров по рации, ротный чиркнул короткую записку, выдал ее зампотеху и тот убыл в штаб бригады. Вернулся в обед. Быстро выхлебал тарелку щей, от второго отказался, выпил компот из груши дички. Потом взял за хобот почти увядшего старшину, закинул на броню и опять умчался. Рота замерла в ожидании.
По приезду в Северный, машина тормознулась у Луизы. Кто такая Луиза в рамках этого рассказа писать бессмысленно. Про Луизу и так много написано, но в основном это переписка контразведки. Пока же скажем, что Луиза держала придорожное кафе у поворота к штабу бригады. А еще скажем, что через Луизу достать можно было все, как в Греции. Зампотех вынырнул из кафе, прижимая к груди три бутылки коньяка и пакеты с осетровым балыком и икрой. Потом был забег по штабу, возглавляемый пронырливым татарином Дамиром из финчасти. Строевая (там какая то выписка), начфин (у него подписали рапорт), контрики (визу поставили) и еще много чего. Через два часа, уже сидя у себя в финчасти Дамир протянул старшине ведомость для подписи. И совершенно обыденно отслюнявил 6 500 000 новенькими хрустящими стотысячными купюрами.
Зампотех пытался намекать старшине, что издержки операции нужно бы компенсировать с некоторым коэффициентом. Но старшина стоял у кабинета финчасти как каменный истукан. Все его старшинское естество было взбудоражено. Нет! Он понимал, как списать портянки и патроны. Он знал, как вместо тушенки получить копченую колбасу, да много чего он знал. Потому и был так уважаем и командиром роты и бойцами... но как можно списать ДЕНЬГИ!!! Тут его мысль терялась в бессилии. Внезапно он встрепенулся, вырвался из лап зампотеха и рванул обратно в кабинет к Дамиру. Был он там не долго. Вышел спокойный, улыбающийся. Сел на броню, подумав, сказал ехать на рынок. Там, уже отошедший от пережитого, старшина был в своей стихии. Учитывая, что покупал он все за реальные деньги, торговался до икоты продавцов. Закупил вкусностей, жидкостей, шняжек всяких.
Вечером того же дня. На крытой веранде между кухней и баней сидят офицеры и старшина. Красные после бани лица освещены колеблющимся светом «летучей мыши». На столе остатки «пиршества». Задумчивый зампотех рассматривает яркие звезды в прорехах масксети. Вдруг он что-то вспоминает, поворачивается к старшине:
- Виталич? А ты зачем еще раз к Дамиру забегал?
- Да понимаешь... странно мне все это... деньги же ведь... как их можно списывать то... это ж ДЕНЬГИ! Я Дамиру и говорю, как же ты теперь их спишешь... без номеров то... А он мне тогда и сказал, что мол ему бы мои проблемы. У них неделю назад бронированный инкассаторский КАМАЗ под Аргуном на фугасе рванул... вот это ПРОБЛЕМА! А 6 500 000 рублей... это так... без смекалки на полчаса забот!




* ТТС-54. Жаргонизм танкистов и зампотехов. Трусы Танковые Синие (разновидность Трусы Тканевые Синие). Не путать с ТТЧ.
** ДОС. Дежурные Огневые Средства. Не путать с Домом Офицерского Состава.
*** БРЭМ-Ч. Бронированная Ремонтно-Эвакуационная Машина. Базовое шасси БМП-1. Производилась в Чехословакии.

Мореход. 31/08/2011 г.
Г. Омск
Оценка: 1.8273 Историю рассказал(а) тов. Мореход : 31-08-2011 14:01:33
Обсудить (15)
06-09-2011 07:39:33, Мореход
Спасибки! Кстати по примеру Брата по разуму можно мне по...
Версия для печати

Остальные

Однозначно звенит колокольчик

maximblog
29 августа, 14:50
Контейнеровоз Honour, 1997 год, ноябрь.

Мы где-то в Средиземном. Первый механик Владимир Иванович решил отремонтировать носовой тифон. Кормовой работал, но Иваныч хотел, чтобы все было по-правильному, по-настоящему. А вдруг у нас туман и прочие сложности, ограничения в обзоре? А у нас носовой тифон не работает. Чем прикажете подавать сигнал с носа?
Тифон - это такая большая труба/раструб, которая издает ОЧЕНЬ ГРОМКИЙ звук. Туда подводится, как правило, сжатый воздух и чуть-чуть электричества. На мостике нажимают кнопочку, а из тифона должен появиться звук. У-у-у.
Когда-то ты был битником, у-у-у-у.
А у нас на мосту жмут на кнопочку - на корме есть у-у-у, а на носу нет. Иваныч пошел разбираться с этим делом. Взял сумку с инструментами, разные хомутики-отверточки-плоскогубцы и пошел в атаку на тифон. Маленький, смешной, постоянно забывающий везде свои очки и фонарик. Очень хороший человек.
Судно в длину больше 220 метров. Пока дойдешь на нос, к месту событий, уже устанешь, а сходишь обратно за забытым инструментом - уже полкилометра, считай, отмотал.
Весь обвязанный страховкой, абсолютно весь, Иваныч поднялся на самую верхушку, топ мачты, к тифону. Пока лез, осматривал трубку сжатого воздуха, ведущую наверх. Нашел на ней несколько дырочек. Ясное дело - воздух через дырочки уходит и не дает нашему тифону дудеть, как положено.
Иваныч закрепился на мачте и начал процесс починки. Он наложил целую кучу хомутиков, пришлось даже дополнительно ходить в машинное отделение за новыми. Не менять же трубу, ну ее, в самом деле.
А жарко. Солнце печет лысину вовсю. Но - работу надо сделать, Иваныч - человек настырный. Залепил все увиденные недостатки, слез с мачты, отошел подальше, дал по рации команду включать тифон. На мосту нажали кнопочку: голос! Звука не было, только шипение. Иваныч полез опять на мачту, ощупывая руками трубку. Нашел дополнительную дырочку. Остановил по рации поток воздуха. Наложил хомутик. Спустился вниз, отошел подальше, опять дал команду включать.
Все повторялось снова и снова. Тифон молчал, но было слышно, как воздух вырывается из дырочек. Иваныч упрямо лез наверх, стряхивая пот. Все ремонтные операции он производил, держась одной рукой за мачту, а второй свободной и зубами накладывая хомутики на раненую трубку. Неприятная и изматывающая операция, руки болят. Резиночки, плоскогубцы и хомутики проводили половые акты у него в руках и стремились выпасть.
Спускался вниз. Подавал команду включить воздух. Подавали. Свистит. Охренеть. Он уже был не рад, что связался с этой сволочью. Надо было дать эту нехитрую работу кому помоложе, и чего он сам полез? Жарко ведь. Устал Иваныч лазить туда-сюда, на мачту и обратно. Чай, не гусеница, а взрослый мужик с дипломом.
Теперь Иваныч находился на мачте непосредственно под тифоном. Он нащупал и заделал следующую дырку. Сил не было. Подал команду по рации, не слезая вниз. Оттуда ему напомнили, что лучше слезть. Маленький лысый Иваныч махнул плоскогубцами и головой, какого хрена, выполняйте, я устал ползать. Те пожали плечами и нажали кнопочку.
И тут случилось чудо: дырочка, заделанная первым механиком, оказалась последней - и тифон заработал. Он загудел красивым басом так, что было слышно на мили вокруг. Мощный оказался тифон, гораздо мощнее того, что у нас на корме стоял. Хотя и от того кони приседали.
А Иваныч висел рядом. Чтобы его не снесло с мачты звуковой волной, он вцепился в нее всеми когтями и зубами. Защитных наушников он, конечно же, не брал. Глаза вылезли из орбит, инструменты упали на палубу и рассыпались красивым узором. Штаны у него остались сухими, но я не ручаюсь, что они остались бы сухими в такой ситуации у меня, например.
Потом он медленно сполз вниз с глупой улыбкой. Побрел в машину отдать инструменты. Пришел в ЦПУ. Сел на стульчик. На наши вопросы он отвечал односложно:
-- Я ни хера не слышу, - орал он нам, улыбаясь, - я носовой тифон ремонтировал.
Слышать он начал примерно на третий день.
(C)
http://maximblog.livejournal.com/29644.html
Оценка: 1.8167 Историю рассказал(а) тов. Starik : 06-09-2011 18:51:52
Обсудить (94)
07-09-2011 18:59:12, lancer
(строгим голосом) Песок - не резиновый! ;-)...
Версия для печати

Флот

Ветеран
Убийца авианосцев

- Был у нас в экипаже минёр.
Звали его... а впрочем, не важно,
как его звали. Одно слово - минёр!
Художественный фильм «72 метра»

Волна, одна из тех, про которые говорят «чуть выше сельсовета», прокатилась по баку и гулко ударилась о надстройку. Всем, кто в этот момент находился на ходовом «Дозорного», показалось, что они попали в океанариум и через стекло наблюдают за жизнью морских обитателей - в иллюминаторы была видна лишь толща воды, пробиваемая насквозь лучами яркого летнего солнца.

Вынырнув, как поплавок, из волны, сторожевик начал вскарабкиваться на очередной гребень. Стихия, сделав вид, что взяла передышку, изменила тактику и начала долбить корпус снизу. Корабль задрожал от слеминга. [Слеминг - явление удара днищевой части носовой оконечности корпуса о воду в процессе продольной качки судна при его движении на встречных волнах. Удар сопровождается содроганием корпуса вследствие внезапного нарастания нагрузки на днище и медленно затухающей вибрации.]

- Штурман, диаграмму качки на ходовой! - командир «Дозорного», капитан 2 ранга Берёза с красными от недосыпа глазами, третьи сутки не сходил с ходового поста. Всё это время корабль штормовал, выбирая оптимальные курс и скорость, чтобы зря не насиловать ни корпус, ни машины, ни экипаж... Хотя, об экипаже уже не думалось - на удивление командира, с начала шторма укачалось всего трое, но и те уже «прикачались».

Разобравшись со штурманом в переплетении кривых диаграммы, командир дал команду на изменение скорости, но в этот момент очередной «девятый вал» прокатился по баку, сорвав с креплений, на глазах у Берёзы, пусковую установку с крылатыми ракетами и смыв её за борт...

- Минёр! - взревел кавторанг, перекрикивая ураган. - Какого хрена «чемодан» по-штормовому не закреплён?!! [Чемодан - сленговое название пусковой установки КТ-106, состоящей из четырёх ракетных контейнеров, расположенных в горизонтальной плоскости.]

И только сейчас, понимая, что несёт полнейший бред, Сергей проснулся.

«Пригрезится же такое! - подумал Берёза. - Ещё понятно, если подобное снится в начале отпуска, когда сознание не успевает перестроиться с одного режима на другой, но под конец! Надо будет утром на корабль позвонить...»

Рядом мирно посапывала жена - любимая Гульнара.

«Вот ведь, спит, и ничего её не тревожит! Не снится ей, что в детском саду Саша Бугаёв Саше Карпушкину фингал поставил, или Поля Бикулова у Рогатиной Маши куклу отобрала», - с завистью подумал Сергей.

Он перевернулся на другой бок и попытался уснуть. Какое там! Эмоциональное потрясение от увиденного в ночном кошмаре было таким сильным, что о сне не могло быть и речи. Поворочавшись с полчаса, Олегыч ласково тронул плечо жены:

- Гуля! А, Гуль!!!

- А... Что такое? - спросонья Гульнара не могла сообразить, чего от неё хотят.

- Ты ничего не слышишь? - встревоженно спросил у неё Берёза.

- Н-нет... - прислушавшись к тишине, через некоторое время ответила любимая. - А что? Что ты слышишь?

- Слышу, - Сергей сделал серьёзное лицо и придал трагизма голосу, - как на Западе снова оружьем бряцают!

- Полено, я тебя убью!!! - Гульнара с размаху саданула мужа подушкой. - Три часа ночи, а ты со своими шуточками!

- Спи-спи, Цветочек мой Аденький! - Сергей обнял жену и, с чувством исполненного долга и полного удовлетворения, вскорости заснул. [Гульнара - женский вариант тюркского имени Гульнар - цветок граната. Однако говорят, что с приставкой окончания «а» к мужскому имени, слово поменяло смысл на «огненный цветок в аду».]
* * *
Утром, как и планировал, Берёза позвонил старпому:

- Сергей Палыч! Как обстановка на корабле? - вспоминая ночной кошмар, поинтересовался командир.

- Всё нормально, товарищ командир! На корабле без происшествий. Готовимся ко Дню Флота.

- В морском параде корабль участвует?

- Нет.

- Ну и отлично! - Сергей чуть расслабился. - Несмотря на то, что отпуск у меня заканчивается через две недели, в пятницу, перед Днём Флота, я буду на Севере.

На том и порешили.

Садясь через два дня в поезд, командир «Дозорного» ещё раз позвонил старпому.

- У нас всё без изменений?

-Так точно, товарищ командир!

- Ну, добро! Телефон в поезде отключаю, чтобы батарея не села. Приезжаю завтра в 12.26. На подъезде включу.

- Вас встречать, Сергей Олегович?

- Нет. Сам доберусь.

- Счастливого пути!

- Спасибо. Отбой!

Сев в вагон, Сергей отключил трубку и погрузился в чтение подаренной товарищем книжки с автографом: «С. Берёзе. Одному из главных героев этой правдивой книги от автора». Путешествуя в одиночку, Олегыч не любил есть в дороге, заменяя это занятие душевным чтивом и здоровым сном. Сказка для взрослых друзей с незамысловатым названием «По ту сторону гор» в полной мере соответствовала эстетическим запросам моряка. Тем более что одним из главных героев действительно был прописан военный моряк - командир линейного корабля бэттлшип-коммандер, с созвучными Берёзе именем и фамилией - отважно боровшийся с режимом величественной Империи.

Как ни пытался Сергей найти нестыковки и ляпы в описании морских сцен, ему этого не удалось. Славка, хоть и был далёк от флота, трудясь на ниве здравоохранения, но в материал вник досконально и готов был отвечать за каждое написанное слово.

«Молодец доктор! - отметил для себя Берёза, читая об операции по блокированию выхода из морского канала Зееборга. - При всём желании не докопаешься. Даже с флагами сигнала бедствия не наврал! Правда, вместо обычных “N” и “C”, я прописал бы “November” и “Charlie”, но это уже придирки!»

Так, перемежая сон с чтением, командир «Дозорного» с каждым часом приближался к своему кораблю. И всё бы прошло по намеченному плану, если бы, перевернув очередную страницу, Сергей не прочитал: «Надо взять по фунту куриных сердец, печени и желудков. По фунту, и не менее, ибо иначе вы не сможете в полной мере распробовать это замечательное лакомство. И телячьи языки. Без телячьих языков тоже, конечно, можно готовить, но можно ведь две-три недели сидеть только на хлебе и воде или есть одну пшеничку, и ничего - с голоду не помрёте. Нет, если вы действительно хотите почувствовать наслаждение от еды, то телячьи языки следует взять непременно...» И далее шло несколько страниц описания приготовления и пробы любимого блюда Старого Гризли, настолько подробно и вкусно изложенного, что у Берёзы заурчало в животе.

Поборовшись с искушением около часа, Сергей полностью согласился и изречением Оскара Уальда и, решив при встрече высказать докторишке всё, что о нём думает, направился в вагон-ресторан.
* * *
На подъезде к Мурманску, Берёза включил мобильник, и телефон буквально взорвался от потока сообщений, среди которых были непринятые звонки от старпома, начальника штаба и командира дивизии. Возникло даже ощущение, что трубка поменяла цвет с синего на красный.

Предчувствуя самое плохое, что может себе представить командир в отношении вверенного ему корабля, Сергей набрал номер старпома:

- Сергей Павлович! Что случилось???

- Товарищ командир, «Магнитогорск» заломался, и мы вместо него в морском параде участвуем...

- Старпом!!! - перебив офицера, заорал в трубу командир. - Ну, неужели нельзя было СМС-ку мне на трубу кинуть? Мол, изменения в планах, тащ командир, - в параде участвуем. Я уже чёрт знает что себе напридумывал!!!

Произнеся это, Берёза облегчённо выдохнул и осмотрелся по сторонам. Благо, в тамбуре вагона, откуда он звонил, никого не было.

- Виноват, товарищ командир! - голос старпома был полон раскаяния. - Просто комдив Вас срочно к себе вызывает...

- Ты сказал, что я ещё в поезде еду?

- Сказал...

- И что он ответил???

- Товарищ командир, можно я не буду это повторять?

- Понятно... Сейчас я ему сам позвоню.

Дав отбой, командир «Дозорного» набрал номер контр-адмирала Литвинова.

- Здравия желаю, товарищ комдив! Капитан второго ранга Бе... - начал было Сергей.

- Командир! - донёсся из трубки рык адмирала. - Где тебя черти носят?

- В поезде... на подъезде к Мурманску.

- Как только приедешь - пулей на корабль! Через полтора часа генеральная репетиция морского парада, а корабль без командира! Уже приготовление к бою и походу вовсю идёт.

- Сергей Александрович, так у меня ключи от квартиры у соседки...

- Какая, к лешему, соседка?! - вновь перебил Берёзу Литвинов. - Я же сказал - прямо с паровоза! с баулами! не переодеваясь! - на борт!!! С соседкой своей позже разберёшься!

- Есть! - поняв, что возражать бесполезно, ответил Сергей и услышал отбой.
* * *
Выйдя из здания мурманского вокзала, Сергей осмотрелся в поисках такси и увидел знакомую девичью фигуру, облачённую в военно-морскую форму. Окликнуть девушку он не успел, так как высокую красавицу, вслед которой оборачивались практически все проходящие мужчины, также приметил и начальник гарнизонного патруля, остановившийся на перекур возле колонн.

- Девушка!

Цоканье каблучков по асфальту даже не замедлилось.

Сергей, зная нрав своей знакомой и заинтригованный дальнейшим развитием событий, остановился в сторонке, ожидая развязки.

- Товарищ младший сержант! - решил сменить тактику начальник патруля.

- Я? - девушка обернулась на звук голоса и увидела перед собой артиллерийского капитана в сопровождении двух патрульных.

- Конечно же, Вы! - начпатр даже не соизволил вытащить изо рта сигарету «Кэптн Блэка». - Почему честь не отдаёте?

«Товарищ младший сержант» ещё раз смерила взглядом фигуру офицера с засунутыми в карманы руками и, глядя в улыбающиеся глаза, с расстановкой произнесла:

- Вы себе льстите, товарищ капитан. Даже очень! - и, видя как вспыхнули уши артиллериста, добавила - А Вы меня арестуйте, товарищ капитан, хоть в этом первым будете!

Улыбка вмиг сползла с лица незадачливого офицера, и он, совершенно обескураженный этакой неожиданной эскападой, вынув сигарету изо рта, только и смог спросить:

- А это ещё за что?

- Как за что? - искренне удивилась девушка, хлопнув ресничками и тряхнув роскошной гривой чёрных волос. - За неуставную причёску, за короткую юбку и, наконец, за то, что нельзя быть на свете красивой такой!

- Юбка-то тут причём? - промямлил смутившийся офицер, ибо таких наглых ответов от младших по званию ему не приходилось слышать за всю свою службу, и, в то же время, он понимал, что «выхватывать шашку» и ставить зарвавшуюся девчонку на место просто глупо - сам опростоволосился.

- А при том, что воспитанные люди смотрят собеседнице в глаза, а не пялятся нагло на её ноги! Честь имею! - подвела черту молодая нахалка и, вскинув руку в воинском приветствии, развернулась и пошла прочь с гордо поднятой головой.

И только сейчас она увидела улыбающегося Берёзу.

- Наглеешь! - Сергей указал взглядом на лыбящихся патрульных и застывшего капитана, на каждом ухе которого был вывешен сигнал «гружу боеприпасы». [Флаг «Н» («Наш») военно-морского свода сигналов, означающий «Веду огонь», «Гружу боеприпасы», представляет собой полотнище красного цвета.]

- Да ну его! Как спросил, так и ответила. Хоть бы чего-нибудь нового придумали, а то всем, понимаешь, чести девичьей подавай!

- Может быть, капитан просто познакомиться хотел, - подколол знакомую Берёза. - А ты его так немилосердно отшила.

- Для начала вынул бы бычок изо рта, да спросил что-нибудь оригинальное. А то все они - молодые да рьяные - считают, что самые остроумные и неотразимые...

- Молодые? Да уж капитан-то не моложе тебя будет! - удивился Сергей.

- Зато у меня опыта по этой части гораздо больше!

- По части знакомств?

- Нет! По части отшивания!!!

- Что поделать... Красота требует жертв!

- Это она жертв от других требует, а от меня - стойкости и терпения!

- Да уж, - засмеялся Берёза, - мало того, что красивая и умная, так ещё и очень скромная! Одно могу сказать, что родители тебя правильно нарекли.

- Это почему? Типа - королева Марго??? - скривилась Рита от набившего оскомину штампа.

- Нет. Маргаритка - цветок Северного флота! - скаламбурил Олегыч. - Тебе в Базу?

- Нет, у меня здесь в тылу дела.

- Ну чтож, успехов!

Простившись с девушкой, Сергей пошёл на стоянку такси.
* * *
На причалах Главной Базы вовсю кипела работа. Командование, обрадовавшись тому, что после двух недель обложных дождей, наконец-то установилась солнечная погода, организовало авральные покрасочные работы - надо было успеть за оставшееся время подготовить корабли к празднику. Повсюду виднелись матросы с кистями и валиками, свешиваясь с бортов на беседках, копошась в пришвартованных к бортам шлюпках и плотиках, облепив надстройки кораблей. И красили, красили, красили... Причём, было заметно, что делают они это не из-под палки, а с большим энтузиазмом.

«Матрос любит пожрать, поспать и красить», - вспомнилась Сергею фраза боцмана из любимой «Долгой навигации».

На подходе к причалу, командир внимательно осмотрел свой корабль.

Сверкая в солнечном свете свежей эмалью, «Дозорный» радовал глаз. Как можно было не влюбиться в этот стремительный профиль СКРа, мерно покачивающегося на воде и готового в любой час сорваться с места и выйти в море? Шаровые борта были отделены от чернеющего сажей переменного пояса ослепительно-белой ватерлинией, под которой, словно лаская любимую игрушку в ладонях, плескалась зелёная волна.

Взойдя по обтянутой новым белым обвесом сходне, предварительно махнув рукой старпому «не командуй!», Берёза принял доклад:

- Товарищ командир! Во время Вашего отсутствия происшествий не случилось! На корабле идёт сотая минута приготовления к бою и походу. Съёмка в 14.00. Старший помощник командира капитан 3 ранга Санченко.

- Есть! От дивизии кто старший?

- Капитан 1 ранга Кисляков.

- Понятно... Передай, что я сейчас переоденусь и поднимусь на ходовой. Не в гражданке же кораблём управлять, - улыбнулся Сергей, взбегая по трапу на шкафут левого борта...

Вернее - пытаясь взбежать, так как на первой же ступени он был остановлен пеньковым шкертом, преграждающим путь наверх.

- Товарищ командир, - раздалось за спиной запоздалое предупреждение старпома, - здесь проход закрыт - трап окрашен.

- Ясно! Самое страшное на флоте - матрос с кисточкой и лейтенант с отвёрткой. Ночью не могли? - проворчал Берёза, скорее по привычке, ибо сам прекрасно понимал, что в отведённый лимит времени нужно использовать любую возможность, чтобы в срок подготовить корабль ко Дню Флота.

Пройдя мимо артустановки к трапу правого борта и поднявшись на шкафут, командир ещё раз, как бы оправдываясь перед собой за собственную невнимательность (расслабился в отпуске), оглядел корабль. Висящие на надстройках спасательные круги с белой надписью «Дозорный» алели свежей киноварью, на дверях и люках синела соответствующая маркировка, под ногами чернела сталь палубы, без малейшего намёка на ржавчину. Все дельные вещи на своих местах, всё, что не окрашено - смазано или надраено. Красота!!!

Миновав торпедную площадку и подойдя к двери тамбура, командир остановился и повернулся к сопровождающему его старпому:

- Спасибо, Сергей Палыч! - Берёза крепко пожал кап-три руку. - Огромную работу проделали!!!

Через пять минут командир сторожевого корабля «Дозорный» капитан 2 ранга Сергей Берёза, одетый по форме, поднялся на ходовой.

- Командир! - встретил его Кисляков. - Ну, сколько можно ждать? Принимай управление. Я за тебя свою работу делать не собираюсь!!!

- Здравия желаю, Гаврила Иванович! - Сергей вскинул руку к козырьку, после чего пожал протянутую ладонь. - Я тоже очень рад Вас видеть! А по поводу управления - это мы всегда-пожалуйста. Только старпом решение на отход принимал, он пусть и рулит. А я проконтролирую и, в случае чего, за всё отвечу.

- Типун тебе на язык, командир, - капитан 1 ранга постучал по дереву автопрокладчика. - Случись что, - все ответим! Ладно, давай сюда штурмана, минёра и седьмого - я вас инструктировать буду. Специально тебя дожидался, чтобы два раза не повторять. [Седьмой - командир БЧ-7 - радиотехнической боевой части.]

После того, как означенные офицеры прибыли на ходовой, Кисляков приступил к инструктажу:

- Внезапно (что, в общем-то, перестало быть оригинальным) нам кинули вводную - принять участие в морском параде вместо сдувшегося «Магнитогорска». В принципе, ничего нового и неожиданного в этой задаче нет, ибо «Дозорный» не раз и не два её выполнял и всегда успешно, - Гаврила Иванович обвёл взглядом слушателей. - Действуем по старой схеме: вслед за прохождением лодки, два вертолёта с опускаемыми станциями имитируют поиск, а мы «атакуем» её бомбами. Попутно производим торпедную атаку и выставляем пассивную помеху из ПК-10. [ПК-10 «Смелый» — корабельный комплекс радиоэлектронного подавления и постановки пассивных помех (дипольных отражателей и ложных тепловых целей).]

Сегодня стреляем одной бомбой, имитируем стрельбу торпедо-болванкой с левого борта сигнальной ракетой, и выпускаем по одному оптическому снаряду в начале и в конце «забора». [Во время праздника корабль с определённым интервалом выпускает оптические снаряды из установленных вертикально пусковых установок, так, что картинка в конечном итоге напоминает своеобразный огненный забор.] Расход боезапаса на праздник - двадцать четыре бомбы, один торпедо-болван и десять снарядов ПК-10.

Штурман, рассчитать курсы так, чтобы мы безопасно прошли относительно лодки и стоящего на рейде «Кузнецова». Командир БЧ-7 - определиться с временным интервалом залпов из ПК-10, чтобы дистанция между ними на скорости 14 узлов была 25 метров. Минёр, обеспечить соблюдение мер безопасности при выполнении стрельб. И очень Вас прошу, Виктор Сергеевич, не повторите подвиг Зигфрида!

- Есть! - ответил капитан-лейтенант Анашенко, к которому Кисляков обратился последним, и все трое покинули ходовой пост.

В назначенное время «Дозорный» снялся со швартовых и начал циркуляцию для выхода на курс выполнения стрельб. Пара Ка-27, выбрав станции, отходила на безопасное расстояние, уступая место на сцене сторожевому кораблю.

Убедившись, что стрельба безопасна, старший на борту дал добро на выполнение боевых упражнений.

После того, как выпущенная практическая бомба плюхнулась в расчётном месте, и отгремели залпы ПК-10, корабль начал описывать циркуляцию вправо, снижая ход до девяти узлов, чтобы подойти к точке якорной стоянки, в которой предстояло дожидаться окончания репетиции.

- Прекрасно! - резюмировал Кисляков. - На этот раз обошлись без тренировки ВОХРа по гражданской обороне.

- Кстати, Гаврила Иванович, - ухватился за тему Берёза, - много раз слышал об этой истории от посторонних людей. Не знаю уже, где там правда, а где вымысел. А вот от участника событий ни разу не довелось... Расскажите, а?

- Чтож, время пока есть, - оценив обстановку произнёс капитан 1 ранга и начал рассказ.
* * *
История произошла в то время, когда Гаврила Иванович Кисляков (в то время ещё капитан 2 ранга) сам командовал сторожевым кораблём «Дозорный», а Берёза заканчивал обучение на шестых офицерских классах.

На праздновании Дня Флота корабль точно так же принимал участие в морском параде с выполнением стандартного комплекса боевых упражнений. Та же стрельба предварительно заряженной болванкой с последующим красивым взрывом «цели», который устраивали сапёры инженерного батальона; двадцать четыре бомбы, да постановка «забора» из ПК-10. Схема, отработанная годами. Да и участвовал СКР не вдруг, а запланировано - с составлением плана-графика, разработкой и принятием решения, утверждением планов и решения всеми инстанциями, начиная с командира дивизии, заканчивая командующим флотом, и прочими «приятностями» службы.

Соответственная работа проводилась и с командирами боевых частей, а те, в свою очередь, настропалили подчинённых. Все были заинструктированы до посинения и готовы в любую минуту выполнить поставленную задачу.

В пятницу, предшествующую Дню ВМФ, «Дозорный», под командованием Гаврилы, вышел на генеральную репетицию.

Пустив в небо красную сигнальную ракету, обозначавшую залп торпедой, Кисляков дал команду на залп из РБУ.

- Есть «Залп»! - ответил ему командир БЧ-3 капитан-лейтенант Зигфрид Аболтинш и нажал на кнопку.

Услышав звук выстрела и приняв доклад от подчинённых, минёр бодро отрапортовал на ходовой:

- Бомба сошла, замечаний нет!

Не успел он отключить тумблер и повесить микрофон, как из-за переборки донёсся командирский рык, не нуждающийся в усилении динамиками корабельной трансляции:

- Минё-о-о-р-р-р!!! Дробь!!!

«Чего “Дробь”-то? Бомба и так всего одна и больше на сегодня не предвидится!» - успел удивиться Зигфрид, однако, ощутив всем своим существом, что стряслось что-то экстраординарное, он разомкнул цепь стрельбы и во мгновение ока предстал перед Кисляковым.

- Зигфрид Иванович, - худое лицо Гаврилы выражало застывшую маску языческого божка с выпученными глазами, - Вы куда стреляли?

- Курсовой ноль, дистанция пятьсот пятьдесят! - без запинки ответил командир БЧ-3 вбитые в сознание кучею инструктажей цифры.

- А почему бомба туда улетела?!!

Аболтинш проследил за застывшим командирским взглядом и увидел, как на мысе Шавор медленно оседает столб пыли. Сквозь пыль угадывались очертания завалившейся сторожевой вышки, и какое-то шевеление на берегу.

«Приплыли!» - подумалось минёру, и воображение живо нарисовало в сознании Зигфрида его портрет в телогрейке и с пилой за плечом.

В ту же секунду ожил динамик ВПСа:

- «Дозорный»! Шо вы там творите?! - до боли знакомое оканье вице-адмирала Благобытенко мигом вывело командира из ступора.

- Разбираемся, товарищ адмирал!

- «Разбираемся»! Опасно маневрируете, товарищ командир! Швартуйтесь к своему причалу, - дал команду заместитель командующего. - К моему прибытию на борт, чтобы вся информация об инциденте была уже в полном объёме.

- Есть! - ответил Кисляков и дал команду на завершение манёвра.

Делегацию на Шавор, состоящую из офицеров штаба дивизии, возглавлял сам Гаврила Иванович, обладающий феноменальным даром не только направить энергию экипажа в соответствующее русло, но и разрулить возникающие спорные вопросы вне корабля.

- Ты только себе представь, - обратился Кисляков к Сергею, - приезжаем на Шавор, а там мужик, весь в пыли, по берегу носится, и бабка с наганом под заваленной вышкой сидит, трясущимися руками никак ствол в кобуру спрятать не может...

А произошло вот что:

Мужичок из числа аборигенов решил, в ознаменование пятницы и погожего дня, сходить на рыбалку. Приволок на берег резиновую лодку, и, попутно наблюдая за демонстрацией мощи Северного флота в период генеральной репетиции, стал её надувать...

На вышке неподалёку, охраняя от злоумышленников склады горюче-смазочных материалов, бабуля-божий одуванчик также любовалась разворачивающимся действом.

Устав прыгать на старой «лягушке», мужик отошёл от лодки и, примостившись в тени сторожевой вышки, достал сигареты:

- А чё, мать, как тебе праздник? - кивнув в сторону погружающейся подводной лодки, спросил он у бабули.

- Праздник, как праздник, - сварливо ответила «мать». - Я, милок, за свою жизнь их столько парадов-то энтих насмотрелась, с вышки-то с этой... Да и лодки... Я ещё помню, как лунинская лодка в море ходила, да и самого Лунина-то девчонкой видела!

- Да ты что?

- А ты думал! А что корабли? Вот раньше крейсера на рейде стояли - любо-дорого поглядеть! А сейчас? Вон, живопырка выскочил, - женщина указала рукой на идущий вслед за лодкой СКР, - так, гляди ж ты, - океанический корабель! Тьфу!..

И в этот миг «Дозорный», словно обидевшись на эдакое сравнение, тоже «плюнул»... одной-единственной практической бомбой, что была заряжена в РБУ правого борта.

Наблюдавшая за этим парочка увидела, как бомба, описав пологую дугу, неумолимо несётся в их сторону, не оставляя ни малейших сомнений по поводу того, что до берега она-таки долетит. В самый последний момент рыбак, отслуживший в своё время срочную морпехом, повинуясь отработанным рефлексам, успел рыбкой нырнуть в ближайшую канаву и услышал, как в береговую черту врезалась стодвадцатикилограммовая болванка, разметав веером прибрежные камни, градом застучавшие по оставленной лодке, основанию вышки и близлежащим валунам. Через секунду послышался скрип падающей вышки и испуганный вскрик пожилой женщины. Сама вышка, одну из опор которой, как бритвой, срезало оторвавшимся при ударе стабилизатором бомбы, рухнула в пяти метрах от головы бывшего морпеха.

- Мать, ты жива? - подняв голову и пытаясь хоть что-то разглядеть в облаке пыли, оседающей у останков смотровой площадки, спросил рыбак.

- Жива! - раздался голос из-за его спины. - Как увидела, что вышка заваливается, так, прямо с верхотуры, в кусты и сиганула.

Женщина сидела у основания лежащих опор и с удивлением рассматривала зажатый в кулаке револьвер.

- Надо же! Когда только наган достать успела? Да и зачем? Видать, войну вспомнила...

В таком виде их и застала делегация прибывших на мыс офицеров.

Для начала Гаврила Иванович дал вволю выговориться мужику (бабуля только поддакивала), никак не пытаясь остановить его словоизлияния. Было видно, что, рыбак с удовольствием бы взял за грудки щуплую фигуру Кислякова и показал ему, чему научился в морской пехоте. Однако, видя численный перевес со стороны военных, он, находясь на почтенном расстоянии от командира «Дозорного», лишь высказывал тому, что он несколько обескуражен тем фактом, что таких идиотов допускают к командованию кораблями, крайне шокирован уровнем боевой подготовки на современном флоте, и до глубины души возмущён причинённым ему моральным и (пинок останков резиновой лодки) материальным ущербом. И естественно, как и следовало ожидать, выяснилось, что товарищ успел уже достаточно близко познакомиться со всеми дураками-вояками от матроса в посту наводки РБУ до командующего флотом, их ближайшими родственниками, кораблями на которых они служат, торпедами с этих кораблей и этой самой злосчастной бомбой.

Слушая эту пламенную речь, Гаврила понял, что, несмотря на немалый срок службы на флоте, у него имеются огромные пробелы в словарном запасе, которые вот прямо сейчас восполнялись новыми терминами и выражениями. Видимо, об этом же подумали и остальные офицеры, так как стоявший позади командира капитан 2 ранга Удальцов, чуть наклонившись вперёд, еле слышно произнёс:

- Когда успокоится, надо будет попросить, чтобы он всё это записал. Такой материал пропадает!

- Да уж! Только без эвфемизмов, думаю, даже нам не обойтись будет, - кивнул Кисляков и поднял руку.

- Спасибо, достаточно! Я Вас внимательно выслушал, но так и не понял, чего именно Вы хотите, - обратился командир к начинающему выдыхаться оппоненту.

После чего пошла конструктивная беседа, в ходе которой Высокие Договаривающиеся Стороны, воодушевлённые желанием урегулировать разногласия по вопросу о причинении морального и материального ущерба в целом на основе соблюдения взаимных интересов Сторон, пришли к Соглашению об урегулировании инцидента со злополучной РГБ, изрядно пощипав дозорновские провизионки и уменьшив вполовину месячную норму спирта, выданного на корабль.

- А что Сигизмунд Лазоревич? - вспомнив, как шутливо звали минёра, когда они, будучи румынскими комбатами, проживали в одной каюте, поинтересовался Берёза.

- А что Зигфрид... - пожал плечами Гаврила Иванович, - пока мы устаканивали вопрос на Шаворе, полез разбираться в пост к минёрам. Но там оказалось всё просто, как труба торпедного аппарата - командир отделения минёров старшина 2 статьи с оригинальной русской фамилией Иванов был настолько заинструктирован нашим румынским латышом («Бомба не сойдёт - ДМБ в опасности!»), что решил подстраховаться и, одновременно с моей командой, нажал в посту кнопку аварийного залпа. Бомба, конечно же, сошла. Только вместо одного двигателя, который должен был запуститься при данных установках стрельбы, у неё запустились оба (залп-то аварийный), и она, по второй баллистике, радостно улетела в два раза дальше.

- А Благобытенко какие-нибудь организационные выводы сделал? - наблюдая за тем, как старший помощник выводит корабль в точку якорной стоянки, вновь спросил Сергей.

- Да нет... - улыбнулся Кисляков. - Когда Бык прибыл на корабль, ему доложили, что проблема на Шаворе решена, показали нетронутые с момента залпа данные стрельбы, которые полностью совпадали с утверждённым планом, и честно признались, что всё дело в бракованной бомбе, у которой, скорее всего, сработала вторая баллистика. Офицеры МТУ, произведя нехитрые расчёты, эту версию подтвердили. Ни у кого просто и мысли не возникло о кнопке аварийного залпа, а Серёга Иванов по поводу этого молчал как партизан на допросе. В общем, отделались лёгким испугом, разобравшись «в узком кругу ограниченных людей».
* * *
Уже с самого начала морской парад начался с дерготни...

Сначала «Дозорный» получил приказание сниматься раньше времени, чтобы загодя выйти на курс выполнения демонстрационных стрельб. Убрали сходню, отдали носовой и, отведя нос корабля от причала, отдали кормовой швартов...

Стоя на правом крыле сигнального мостика, Берёза привычно скомандовал:

- Право руля, правая машина - вперёд самый малый!

И видя, что корма отошла причала, командир хотел уже дать команду «Обе - малый вперёд!», как даже не услышал, а, скорее, почувствовал среди общей какофонии докладов голос Кислякова, находившегося на противоположном борту:

- Командир, стоп!!!

Ни секунды не задумываясь, Сергей проорал в банан:

- Стоп обе!!!

- Есть, обе стоп! - одновременно со звуком сигнализации машинного телеграфа, переключенного на «Стоп», услышал Берёза голос вахтенного офицера.

Не успел Сергей уточнить у старшего на борту, чем вызвана данная команда, как прямо из-под форштевня СКРа выскочил белый катер командующего флотом, решивший срезать угол.

- Бабушку вашу - с перевёртом в перехлёст из поворота в перекос, и через гвоздями забитый клюз обратно в загробные рыданья! - вырвалось у командира, причём так эмоционально, что, кажется, это услышали и на самом катере командующего. После чего Берёза, взяв микрофон, поинтересовался, - Гаврила Иванович, как там слева?

- Чисто. Можно ехать, - на манер Берёзы ответил Кисляков. - Давай, командир, а то уже опаздываем!

Отойдя от причала и выйдя на заданный курс, командир «Дозорного», памятуя случай с Шавором, решил ещё раз проиструктировать минёра.

- Виктор Сергеевич, - включив линию трансляции, соединяющую его с командиром БЧ-3 произнёс в микрофон Берёза, - выполняем всё так же, как и на репетиции. Сперва, по моей команде, стреляем торпедой, а потом бомбами. Чтобы ты ориентировался, между торпедным и бомбовым залпом будет примерно десять секунд. Понятно?

- Так точно! - ответил Анашенко, и Сергей полностью переключил внимание на управление кораблём.

- Смотри, командир, «Кузнецов» ветром развернуло, и теперь корма его точно на пеленге стрельбы, - обратил Кисляков внимание Берёзы на изменение в обстановке.

- Вижу, Гаврила Иванович! Только, если сейчас поворачивать, то мы слишком близко к причалам пройдём. Вот пульнём болваном и подвернём.

- Ну, добро!

На подходе к точке торпедного залпа, командир снова взял микрофон:

- Торпедный аппарат левого борта - товсь!

- Товсь выполнено!

- Залп!!! - скомандовал Берёза и, дождавшись доклада «Залп произведён, торпеда вышла!», дал команду рулевому:

- Лево руля, курс 265!

Нос корабля начал плавно скатываться влево, но в тот момент, когда гюйсшток визуально уже почти достиг среза кормы стоявшего в трёх кабельтовых авианосца, ожили бомбомётные установки, выплёвывая из своих стволов практические бомбы.

Реакция Кислякова оказалась молниеносной! За считанные мгновения он успел отдать две самые необходимые в этот момент команды:

- Руль - лево на борт! Минёр - дробь!

Но корабль в три тысячи тонн водоизмещением - это не автомобиль и даже не катер. Его невозможно заставить резко изменить направление движения одним поворотом руля... И командир с Гаврилой, затаив дыхание, с ужасом наблюдали, как по пологой дуге приближаются к корме «Кузнецова» всплески от падающих бомб. РБУ замерли, но бомбы, выпущенные ими за несколько секунд, ещё продолжали падать, и расстояние между «султанами» и флагманом флота неумолимо сокращалось.

Увидев очередной фонтан в десяти-пятнадцати метрах от кормы авианосца, Сергей осознал, что следующая бомба обязательно впечатается либо в борт, либо в палубу корабля. Он до боли в глазах всматривался в освещённый солнцем профиль «Адмирала Флота Советского Союза Кузнецова» и ожидал развязки, отчётливо понимая, что это конец не только его командирской карьеры, но и, скорее всего, жизни на свободе...

Однако прошла секунда... вторая... третья! А ни очередного всплеска, ни разрушений на борту авианосца не было!!!

Из оцепенения его вывел голос руководившего морской частью праздника контр-адмирала Литвинова, раздавшийся из динамика ВПС:

- «Дозорный» - «Оливе»!

- Есть «Дозорный»! - схватил трубку стоявший ближе к ВПСу Кисляков.

Берёза посмотрел на Гаврилу и увидел побледневшее и покрытое испариной лицо старшего товарища.

«У меня, наверное, рожа ничем не лучше... Однако, голос у Иваныча абсолютно спокойный. Я бы так не смог...» - подумал Сергей.

- «Дозорный»! Что вы там творите?! - слово в слово повторил Литвинов фразу Благобытенко, произнесённую несколько лет назад.

- Всё в порядке, товарищ комдив! Действуем согласно утверждённому плану! - придав к спокойствию в голосе нотку удивления, ответил капитан 1 ранга.

- Какой там, к чертям собачьим, план, когда у вас бомбы под корму «Кузнецова» ложатся?!!

- Да нет, Сергей Александрович, с нашей стороны всё нормально, - ещё более «удивился» Кисляков. - У Вас, видимо, ракурс такой!

- Да? Ну ладно! - сделав вид, что поверил, отозвался Литвинов, которому с вышки поста наблюдения вся бухта видна была как на ладони. - Продолжайте!

- Есть! - ответил Гаврила и кивнул командиру.

- Командиру БЧ-7 поставить ложную уводящую цель из ПК-10! - правильно истолковав кивок начальника, скомандовал Берёза.

После того, как окончилась постановка «забора» и корабль лёг на курс в точку якорной стоянки, Сергей Олегович перестал сдерживать рвущиеся наружу эмоции.

- Минё-ор! - рявкнул командир с такой силой, что стоявший рядом рулевой подпрыгнул и схватился за ухо.

- Есть, товарищ командир! - в проёме двери ГКП показалось взволнованное лицо Анашенко.

- Гашиш Марихуаныч! - не замечая, что от волнения он величает командира БЧ-3 так, как в шутку (чаще за глаза), имея ввиду созвучность фамилии и некоторую флегматичность характера, именовали Виктора Сергеевича офицеры-сослуживцы, обратился к минёру Берёза. - Какого хрена?!! Какого-такого корнеплода, я Вас внимательно спрашиваю, бомбы сошли без какой бы то ни было команды с моей стороны? Или же я для мебели сюда поставлен лишь с той целью, чтобы только ленивый начальник не ткнул внутрь нежного командирского тéльца сучковатым черенком от сов-
ковой лопаты за все ваши косяки?

- Товарищ командир, Вы же сами сказали...

- Что я сказал? Когда?! - перебил офицера капитан 2 ранга. - Да у меня волосы на всём теле поседели, пока я наблюдал, как Ваши бомбы к заднице «Кузнецова» подкрадываются! Не веришь? Хочешь, покажу???

- Вы же сказали, товарищ командир, что залп бомбами через десять секунд после торпедного... Вот я и...

- Фуххх! - с шумом выдохнул Сергей Олегович. - Вы меня точно, если не в могилу, то на нары отправите! Ключевым тогда было слово «примерно»! И сказано это было лишь для того, чтобы ты мог ориентироваться во времени, а не прыгать как мартышка на кнопке «Залп» без команды. Верно говорят, что человек, хоть раз в жизни побывавший в минёрской шкуре, уже никогда нормальным не станет - по себе знаю!

И, уже более спокойно посмотрев на командира БЧ-3, Берёза продолжил:

- Осмотреть РБУ, доложить расход боезапаса! Разбираться со всем этим после будем!

Через некоторое время Анашенко, вновь прибыв на ходовой пост, доложил:

- Товарищ командир, расход боезапаса - двадцать РГБ-60 из двадцати четырёх.

Сергей внимательно посмотрел на Кислякова, но Гаврила Иванович лишь чуть кивнул и отвернулся к иллюминатору, будто его это не касалось вовсе.

- Ты хоть понимаешь, что это значит? - обратился Берёза к капитан-лейтенанту.

- Нет. А что?

- А то, что если бы не Гаврила Иванович с его командой «Дробь!», - Сергей вновь взглянул на Кислякова, - то на причале нас бы уже ждал «воронок», и после люди с очень добрыми и очень внимательными глазами задавали бы нам оч-чень неприятные вопросы. А потом, дорогой ты мой Виктор свет Сергеевич, - по тундре, по железной дороге в телогрейке и треухе... Так что теперь твоя прямая обязанность - поить уважаемого Гаврилу Иваныча отборным армянским коньяком до самой пенсии!

Когда командир отпустил Анашенко и подошёл со словами благодарности к Кислякову, тот, всё так же глядя в иллюминатор, тихо произнёс:

- Правильно говорят, что у каждого корабля своя судьба и характер. «Дозорный» как будто специально проверяет своих командиров на прочность. Я, командуя им, по «Марьяте» стрелял, ты - по «Кузнецову». У меня на Дне ВМФ косяк с бомбой вышел, у тебя он (хоть и в другой интерпретации) повторился. Всё развивается по спирали...

- Да уж... Только вот развивается всё как-то по прогрессии... - поддержал тему Берёза. - У нас, Гаврила Иванович, даже минёры теперь именные. Ваш - «Латышский Стрелок», а мой - «Убийца Авианосцев»!

- Ну, будем считать, что этот экзамен ты выдержал, и подобных ляпов больше не повторится.

Празднование Дня Военно-Морского Флота продолжалось...
Оценка: 1.8068 Историю рассказал(а) тов. MuRena : 11-09-2011 19:25:49
Обсудить (75)
, 18-10-2011 08:57:19, Stchee
Эхх.. Я из Североморска в 90 отчалил.. И крайний раз там тол...
Версия для печати

Флот

О смекалке

До смены с вахты оставалось пятнадцать минут, когда командир стартовой батареи БЧ-3 старший лейтенант Сергей Берёза, в очередной раз определяя координаты по трём радиолокационным ориентирам для контроля места стоявшего на якоре в юго-восточной части Средиземного моря корабля, услышал из динамика «Рейда» взволнованный голос, вещавший на английском:

- Mayday! Mayday!!! It is yacht Janet! My position... (Это - яхта «Джанет»! Мои координаты... - англ.)

Но тут, перебивая бедолагу и заглушая ценную информацию, эфир прорезала привычная в этих местах фраза с итальянским акцентом:

- Green monkey! (Зелёная обезьяна! - англ. (Не знаю, как сейчас, но в 90-е это была самая популярная фраза в средиземноморском эфире).)

- It is Janet! Help me! My position...

- Fuck you!!!

- Stop talking, please! I need help!!! My... (Прекратите болтать, пожалуйста! Мне нужна помощь!!! Мои... - англ.)

Но итальянские рыбаки плевать хотели на какую-то там терпящую бедствие «Жанетту», продолжая перебранку со своими турецкими коллегами.

Поняв, что это может продолжаться бесконечно долго, Берёза взял трубку «Рейда» и, не утруждая себя переходом на английский, нажав на тангенту , спокойно произнёс:

- А ну-ка шат ап все! Иначе будет как вчера!

После чего, убедившись, что в эфире наступила гробовая тишина, Сергей обратился к кораблекрушенцу:

- Janet! Repeat your site, please! («Джанет»! Повторите Ваше местоположение, пожалуйста! - англ.)

Нанеся полученные координаты на карту, вахтенный офицер, включив на пульте трансляции тумблер, соединяющий с каютой командира, доложил:

- Товарищ командир! Получен сигнал бедствия! Яхта «Джанет» в ста двадцати милях к северо-западу просит о помощи.

- Как получен сигнал?

- По шестнадцатому каналу , товарищ командир.

- Берёза, ты ничего не путаешь? - голос капитана 3 ранга Чернавко выражал сомнение. - Сто двадцать миль для УКВ - это очень много.

- Сам удивился, товарищ командир. Но координаты принял правильно. Даже переспросил, - чуть обиженно ответил Сергей. - Я, конечно, не большой спец в английском, но фри-сикс и дигриз-норд разобрать могу.

- Ладно, - принял решение командир, - начинай приготовление.

- Есть! - ответил вахтенный офицер и, включив все линии корабельной трансляции, дал команду: - Корабль экстренно к бою и походу приготовить!

- Что стряслось? - задал вопрос появившийся через минуту на ходовом старший помощник.

- В районе Мальты яхта бедствие терпит, Борис Александрович.

- И что? - во взгляде капитана 3 ранга Тётушкина читалось недоумение. - Ближе нас никого не нашлось?!

- Может, и есть. Но никто не откликнулся. Да и «гринманки» весь эфир забивали...

- Так у тебя же опыт борьбы с ними имеется, - улыбнулся старпом.

- Ага! - кивнул Берёза. - Вот и пригрозил им, что приму меры. Только так координаты заполучить и удалось.

- То-то я слышу, что в эфире опять тишина, - хохотнул Тётушкин и убыл на ГКП , руководить приготовлением к бою и походу.

Сергей же, ничуть не жалея о том, что не удастся вовремя смениться с вахты, так как, на его взгляд предстояла новая и интересная работа по спасению на море, занялся исполнением обязанностей вахтенного офицера. Но, по прошествии десяти минут, на ходовой, напевая «В Валлеттовском порту с пробоиной в борту “Жанетта” поправляла такелаж...», вновь зашёл старший помощник.

- Давай отбой! С Мальты к ним уже буксир-спасатель вышел.

С большим сожалением старший лейтенант дал команду на отбой приготовления корабля к бою и походу и вновь стал готовиться к сдаче вахты.

- Вопросы есть? - спросил он у прибывшего с бака старшего лейтенанта Кораблёва, передав ему обстановку.

- Только один, - в глазах Эдуарда были одновременно любопытство и смешинка. - А что было вчера?

- Среда... - не понял вопроса Берёза. - А что?

- Да я не об этом... Когда я, до начала приготовления, на ходовой поднялся, ты туркам с итальянцами чем-то там грозил.

- Ах, вот ты о чём! - врубился Сергей. - Да, понимаешь, поднимаюсь вчера на ходовой принимать вахту, а тут Юрец Сергеев сидит и тихо обалдевает от того, что творится в эфире. Эти папуасы по шестнадцатому каналу целую словесную баталию устроили! Причём, дальше «гринманок» и всевозможных факов, у них, убогих, фантазия не работает.

- И?

- А я что? Я - ничего! Начеркал на бумажке пару строк и сунул их Юрику. Переводи, говорю. Он долго пыхтел, даже в каюту за словарями сбегал, но через час-полтора мы этим любителям английской словесности в эфир фразу выдали...

- А они что?

- Для них это культурный шок был! Часа три молчали - переваривали, представляя себе, видимо, как это будет выглядеть на самом деле. Даже Тётушкин, поднявшись на ходовой проверить вахту, выдрать меня пытался за то, что я, якобы, «Рейд» выключил - не услышал Саныч привычного трёпа в эфире. Пришлось объяснить...

- А что, хоть, за фраза была? - сгорая от любопытства, спросил Кораблёв.

- Дык, это... - Берёза скромно улыбнулся и почесал бороду. - Малый Петровский Загиб.

* * *
Через неделю сторожевому кораблю «Невесомый», ещё месяц назад носившему на борту гордое имя «Невский комсомолец», была поставлена новая задача - в составе отряда кораблей Балтийского и Северного флота совершить деловой заход в Гибралтар. Чему экипаж был только рад. Особенно радовались те, кто, по какой-то причине, не смог потратить всю заработанную валюту в Стамбуле, и уже думал привезти неистраченные условные единицы домой.

Встретившись в точке рандеву с балтийским сторожевиком «Сплочённый», корабли выстроились в кильватерную колонну и взяли курс на выход из Средиземного моря.

На ходовой пост СКРа, запросив разрешение, зашёл экспедитор:

- Товарищ командир, разрешите довести телеграмму?

Чернавко, прочитав напечатанный на бланке текст, хмыкнул:

- Надо же! Коле Шибко второго ранга присвоили!!!

Вячеслав Викторович был рад за командира «Неизменного», но не подколоть коллегу, не «проставившегося» за получение очередного звания, он позволить себе не мог.

- «Бугор»-«Невесомому»! - сняв трубку ВПСа и глядя на идущий в десяти кабельтовых перед ним «Неизменный», вышел на связь командир.

- Есть «Бугор»! - ответил знакомый голос капитана 1 ранга Горелика.

- Товарищ комбриг, разрешите изменить место в строю и идти впереди «Неизменного»?

- Это ещё чего ради? - удивился командир бригады.

- Да с подветренной стороны от товарища подполковника идти невозможно - кирзой воняет! - абсолютно серьёзным голосом объяснил Чернавко.

- Да уж, ходит тут офицер в не обмытых погонах! - поддержал командира Горелик. - Но это вы уж с Николаем Александровичем сами разбирайтесь. А до Гибралтара придётся потерпеть.

- Не бойся, Слава! - ворвался в эфир голос командира «Неизменного». - За мной не заржавеет. Ошвартуемся, официоз проведем, и - прошу к столу! Время, место, форма одежды будут объявлены дополнительно.

- Ну-ну...

В роли корабля-хозяина выступал корабль Её Величества с блистательным названием «Бриллиант». К нему «Невесомый» и швартовался.

Берёза, стоя вахтенным офицером, с интересом наблюдал, как трое моряков из швартовой команды фрегата пытались затащить на свой бак невесомовский швартовый конец. Привыкшие к своим тонким и лёгким верёвкам, матросы Royal Navy никак не ожидали встречи с русским двухсотдвадцатимиллиметровым капроновым чудом... Наконец, потратив уйму времени и сил, швартовщикам удалось затянуть конец на бак, но тут же перед ними встала другая задача - дотянуть его до кнехта и там закрепить.

За всем этим безобразием, помимо Берёзы, наблюдала и боцман «Бриллианта». Только в её душе, глядя на всё, творившееся в её заведовании и руками её подчинённых, бушевали совсем иные чувства. Подойдя к бедолагам, английская леди, взявшись правой рукой за швартовый конец и отстранив левой своих подчинённых, одним махом накинула огон на кнехт.

- Как говаривали классики: «Природа одарила её щедро. Тут было всё: арбузные груди, краткий, но выразительный нос, расписные щёки, мощный затылок и необозримые зады»! - вспомнив подходящую цитату, зааплодировал Сергей. - Знойная женщина, мечта поэта. Я уже влюблён в неё!

Через двадцать минут швартовка была окончена, и экипаж, следуя старинному правилу: «Пришёл с моря - вымой лошадь!», начал наводить порядок на корабле.

* * *
Вечером того же дня хозяева устроили радушный приём российских моряков в местном доме офицеров. Каждой группе офицеров, состоявшей из 5-7 человек, был придан переводчик для того, чтобы гости могли без проблем общаться со своими англоязычными коллегами.

В ходе бесед, сопровождавшихся тостами за дружбу; за любимых; за тех, кто в море и проч., поднимались всевозможные вопросы об условиях службы на кораблях российского и британского флота; о том, кому где удалось побывать; о сроках пребывания в море, без захода в базу...

- Ну, а вообще, какие основные проблемы у вас встречаются? - задал очередной вопрос лейтенант с «Бриллианта».

Сергей, не дожидаясь, пока переведут вопрос, с энтузиазмом ответил:

- А что проблемы? Проблемы у нас у всех одинаковые... Вот, например, - он указал на не в меру разошедшегося от употребления горячительного суб-лейтенанта флота Её Величества в соседней компании, - What shall we do with a drunken sailor? (Цитата из одноимённой песни «Что нам делать с пьяным матросом»)

Английские моряки, оценив шутку, зааплодировали, после чего, совместно с Берёзой, привлекая к себе всеобщее внимание, даже исполнили первый куплет (с припевом) этой залихватской песни.

Переводчица Сюзан, представившаяся, как жена одного из офицеров, «совершенно случайно» изучающая русский язык, взяла Сергея за локоть, и, хлопая рыжими ресничками, с лёгким акцентом произнесла:

- Ты же сказал, что не говоришь по-английски!

Старший лейтенант посмотрел на веснушчатое лицо «жены офицера» абсолютно трезвым взглядом, хитро подмигнул и ответил:

- Так это было три рюмки назад! Теперь же языковой барьер преодолён.

Услышавшие этот диалог офицеры «Невесомого», тут же довели до британских коллег случай с малым петровским загибом, в общих чертах (ну не при дамах же, господа!) объяснив им содержание этого самого загиба.

- Малый? - тут же заинтересовалась Сюзен. - Значит, есть ещё и большой?

- Был... Говорят, что русский писатель Юрий Нагибин один раз отпугнул Большим Загибом в Нью-Йорке напавшего на него с ножом негра. Даже перевода не потребовалось. Но, - Сергей развёл руками, - оригинал Большого Загиба, к сожалению, утрачен.

Далее общение протекало в тёплой непринуждённой обстановке...

* * *
На следующий день, после обеда, часть экипажа, свободная от вахт, была отпущена в город.

Берёза, со своей четвёркой матросов, прошёлся по обезьяньему питомнику, где наглые мартышки нападали на доверчивых туристок и, практически силой вырывали у них из рук бананы и прочие лакомства; заглянул в музей крепости и, устав таскаться по 40-градусной жаре, спустился со скалы на Майн Стрит, где располагались всевозможные магазинчики с кондиционерами.

Там он встретил Юру Сергеева, который, так же в окружении невесомовской четвёрки, бродил по улице. Объединив обе группы в одну, товарищи продолжили свой путь по главной улице Гибралтара, переходя из одного магазинчика-лавки в другой. В лавках их привлекала, прежде всего, прохлада кондиционеров, а никак не заоблачные цены на буржуйскую продукцию.

- Да уж, - оглядывая очередной прилавок с ценниками, поделился мыслями Сергеев, - цены тут уж больно кусачие. Не то, что в Истанбуле...

- Ага! Зато никто тебя на улице, с воплями: «Коллега, купи!», за руки не хватает и не пытается сбыть откровенное барахло под видом фирменной вещи, - ответил ему Берёза.

- Во-во! За мной один такой, с лотком на шее, около километра бежал: «Коллега! Купи “Ролекс”! Двадцать пять баксов!!!» Спрашиваю его: «А эта штамповка с “Ролексом” рядом, хотя бы, лежала?»

- И чего ответил?

- Ты знаешь, смотрит обиженно и говорит: «Посмотри в эти честные глаза! Они не умеют врать!!!» Достал, хуже горькой редьки. Пока откровенно не послал его строевым шагом, одиночным порядком, в сексуальном направлении - не отцеплялся.

- Да уж, развратили их наши контрактники. Скупают всё, что на глаза попадётся. Когда они в Стамбуле лиры на руки получили, так мой старшина бегал по городу с бешеными глазами и всё меня донимал: «Тащ, на что мне потратить мои восемь миллионов?»

- Так мало того, что скупают, они ещё и не торгуются ни разу! - сокрушался Юрий, вспомнив, как наш контрактник, перехватил понравившуюся ему кожаную куртку, заплатив за неё в два раза больше.

- Ха! Торговаться на востоке - целая наука! Кстати, знаешь, как Тётушкин в Стамбуле турецкий «Ролекс» для сына купил?

- Нет...

- Рассказываю! - довольно прищурился Сергей, заходя в лавку с сувенирами. - Точно так же подбегает на набережной к Санычу «коллега» и предлагает ему «Ролекс» за двадцать пять американских рублей. Ну, старпом, не будь дураком, зная, что на востоке цену надо сбивать раза в два, с ходу предлагает: «Куплю, но за двенадцать!» Лоточник несколько припух от такого поворота событий, но, видя, что клиент начал торговаться, предлагает свою цену - двадцать. Тётушкин покрутил в руках предлагаемую штамповку, и, прикинув что-то в уме, говорит: «Не... Теперь только за десять возьму!» От такой наглости у турка аж глаза из орбит повылазили. «Какой десять? - кричит. - За десять не могу - бизнес нет!» «Ну, на “нет” и суда нет!» - отвечает наш Борис Александрович, разворачивается и уходит.

Метров через десять догоняет его тот же турок: «Эй, бинбаши! Аллах с тобой - забирай за десять!» Саныч ещё раз посмотрел на часы, на продавца и говорит: «Э-э-э! Десять они во-он там стоили! Теперь только восемь!» Обалдевший «коллега» чуть на задницу не сел, вместе с лотком. Но, поняв, что дальнейший торг приведёт к снижению цены до минимума, сдался. «Шайтан! - кричит. - Забирай за восемь!»

Вот как торговаться надо!

- Да, тут так не поторгуешься, - ещё раз взглянув на цены в лавке, проворчал Сергеев.

- Зато продавцы за руки не хватают и не пытаются впарить всякую фигню, - повторился Сергей.

Зайдя в магазинчик с радиотехникой, товарищи увидели командира «Невесомого», который пытался на пальцах что-то объяснить продавцу.

- О! Сергеев, Берёза, объясните этому басурманину, что мне от него надо! - заметив вошедших, воскликнул капитан 3 ранга Чернавко.

Юрий, как более подкованный в языке, взялся переводить. В результате переговоров был выбран телевизор «Toshiba» с невиданной в российских магазинах диагональю.

- Он говорит, товарищ командир, - Сергеев кивнул в сторону продавца, - что по окончании рабочего дня сможет доставить телевизор прямо к кораблю. Но за это придётся доплатить.

Вячеслав Викторович посмотрел на улыбающееся лицо старого испанца, после чего произнёс:

- Юрий Юрич, переведи этому прощелыге, что это у нас, при социализме, доставка товаров населению - платная услуга. А у них, у буржуев, стоимость доставки входит в стоимость товара, так как полностью в их же интересах.

После того, как услышал перевод, продавец поднял ладони, повёрнутые к покупателям на уровень груди, и показал все свои двадцать четыре зуба.
- Что он сказал? - обратился Чернавко к старшему лейтенанту.

- Окей, говорит. Лавку закрывает в 19.00. После этого готов доставить Ваш телек прямо к кораблю.

- Отлично! Вы вдвоём, - командирский перст указал на двух офицеров, - прибудете сюда к закрытию и покажете дорогу. А заодно и проверите, чтобы этот жук загрузил, что положено.

- А мат...

- А матросов своих, - перебил Берёзу капитан 3 ранга, - передадите мичману Егоркину. Вот он как раз сюда заходит.

Вошедший в магазин мичман сначала не понял, что происходит, когда с двух сторон к нему подошли офицеры корабля и взяли под локотки.

- Всё, Палыч-Сан, ты попал! - заговорщицким тоном начал Берёза.

- Командир приказал наших бойцов тебе передать, - в тон ему вторил Сергеев.

- А мы - на задание!!! - почти хором воскликнули старшие лейтенанты и вылетели на улицу.

Освобождённые от груза ответственности за личный состав, товарищи решали, что им делать оставшиеся два часа. Не придумав ничего оригинального, решили продолжить обход магазинов, но уже с определённой целью - купить на оставшиеся деньги подарки жёнам.

Дойдя до перекрёстка Майн Стрит и взлётно-посадочной полосы аэродрома, офицеры, подивившись на то, как автомобили, остановившись на красный сигнал светофора, пропускают приземлившийся самолёт, перешли улицу и упёрлись в стеклянные двери супермаркета. Поднявшись на второй этаж, Сергей с Юрием оказались в шикарном отделе женского нижнего белья и поняли, что попали именно туда, куда надо. Просто глаза разбегались от обилия всевозможных рюшечек, резиночек и кружавчиков! Тут было всё! Капрон и шёлк, цвета и кружево, отчего, у моряков, бывших третий месяц вдали от родных берегов, начала кружиться голова.

- Серёга, берём всё! - прошептал Сергеев, окидывая взглядом стеллажи с товаром.

- Ага! Всё!!! - Берёза ткнул пальцем в ярлык. - А размер как определять будешь?

- Can I help you? (Я могу помочь Вам? - англ.) - услышали товарищи приятный женский голос за своей спиной.

Обернувшись, Сергей увидел миловидную девушку своего возраста, с бейджиком на груди. Помимо логотипа отдела и супермаркета, на табличке значилось: Julia.

- Конечно, можете! - обрадовался он. - У нас возникли некоторые проблемы с определением размеров. То, что тут написано, отличается от того, к чему мы привыкли.

- Вы что, не можете дюймы в сантиметры перевести? - удивилась девушка.

- Дюймы в сантиметры мы перевести можем, и даже уже перевели, но я не могу понять, соответствует ли 91,44 сантиметра привычному для нас сорок четвёртому размеру, - включился в разговор Юрий.

- It’s problem, - задумалась девушка. - Но я постараюсь Вам помочь.

Она взяла со стеллажа несколько упаковок и положила их на прилавок.

- Вот это, - указала она ладошкой на одну из обёрток, - на стройную, длинноногую девушку. Вот это - на девушку пышных форм. Это...

Сергей, который всё равно не понимал какой размер к кому применить, перехватил тоненькую девичью ладошку, и, глядя сверху вниз в серые глаза, проникновенно произнёс:

- Юлечка, you to us a finger show! (Ты нам пальцем покажи! - англ.)

Продавщица улыбнулась, осторожно высвободила свою ладошку из лап моряка и ушла вглубь зала.

- Сейчас нас ещё и в каталажку упекут, - глядя как отошедшая девушка, указывая на российских офицеров, о чём-то перешёптывается с кассиршей, еле слышно произнёс Сергеев. - За домогательства!

И, словно в подтверждение его слов, девушка за кассой, кивнув продавщице, сняла трубку телефона.

- Всё! Приплыли!!! - сделал вывод Юрий. - Быстро снимаемся с якоря и уходим!

Но осуществить задуманное товарищам не удалось, так как, не успели они пройти и пяти метров, двери отдела распахнулись и... вместо мордоворотов-охранников в зал впорхнули ещё четыре девушки.

Сергей даже не успел удивиться, отметив лишь, что все девушки, хоть и его ровесницы, но разной комплекции, как Джулия выстроила прибывших по ранжиру. Взяв с того же прилавка упаковку, она указала рукой на девушку модельной внешности.

- Вот это - на неё!

- Вот это, - в руках продавщицы оказался другой пакет, а ладонь указала на рыжую толстушку, - на неё!

- А вот это - на меня!

Взгляды молодых мужчин задержались на девушке, как будто они увидели её впервые. Более внимательно изучив её фигуру и сопоставляя увиденное с тем, что хранилось в памяти, офицеры пришли к выводу:

- Вот, то, что для Вас, нам подходит.

Что Гульнара Сергея, что Лёля Юрия были приблизительно одной комплекции.

Отпустив подруг, Джулия помогла товарищам выбрать подарки для любимых, давая ценные советы, что именно взять, чтобы им угодить.

* * *
Когда, по приходу с боевой службы, Сергей вечером рассыпал перед любимой кучу ярких пакетов, Гуля начала примерять обновки.

- Смотри-ка! Даже с размером угадал! - кружась перед зеркалом в чём-то шёлковом, удивилась она. - Как умудрился?

На что Берёза честно ответил:

- Когда я это выбирал, твоя фигура у меня была перед глазами!
Оценка: 1.7582 Историю рассказал(а) тов. MuRena : 06-09-2011 16:52:05
Обсудить (95)
08-09-2011 17:16:16, LoneWolf
...а выходил из дома - и решил глянуть на себя в зеркало. И ...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6  
Архив выпусков
Предыдущий месяцДекабрь 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
Только у нас Floraplast.ru арки для садоводов
Предлагаем биологические очистные сооружения ливневых вод оптом дешево.