Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Флот

В день Военно-Морского флота, мне на глаза попалась история, написанная Валерием Ширяевым. Даю ее в сокращении.

В дизельных подлодках держать животных запрещали: шерсть оседала грязью, было трудно поддерживать чистоту. В атомоходах коты в живут и нормально себя чувствуют. Подводники любят хвостатых бойцов беззаветно. Сначала разрешалось держать одного кота на ракетоносец. Потом двоих. Потом кот появился в каждом отсеке.
Летом 1993 года, у 10-го пирса Гаджиево стояло 4 подлодки. На них смотрел с пригорка будущий капитан второго ранга Николай Завгородний. Несколько десятков рыжих, старых, серых, молодых, черных, бойких «матросов» грелись на редком северном солнце. Это было общение видавших виды. Неожиданно на одном из «Гепардов» ревун завыл сигнал «Приготовление к боевому походу». Тут Коля рот и открыл: четверть котов, около 15 штук, немедленно поднялась с разных мест пирса и, выстроившись в цепочку, двинулась по трапу на тревожную подлодку. Коты под звуки тревоги исчезали в чреве атомохода, растекаясь по закрепленным за ними отсекам. Зрелище было невероятное. Люди еще не среагировали на сигнал, но верные службе животные уже спускались в отсеки сторожить силовые кабели от крыс.
Оценка: 1.8687 Историю рассказал(а) тов. kaptenarmus2 : 05-08-2016 08:46:30
Обсудить (33)
18-08-2016 17:25:41, тащторанга
О тож!...
Версия для печати

Военная мудрость

...Заменяют экскаватор

Году примерно так в 1997-м один «уважаемый человек» выкупил дачный участок на окраине Малаховки, снес старые постройки и повелел воздвигнуть трехэтажную избищу среди деревянных домиков времен царя Леонида Первого. В один из поздних осенних дней разнорабочие узбекских пустынь пришли к «насяйнику» и пожаловались, что протянуть по узкому заброшенному проезду траншею под кабель к электроподстанции не могут, ибо мешают штук 20 бетонных плит от старого «вафельного» забора. Парой недель раньше при строительстве нового кирпичного «дувала» участок старого бетонного ограждения поселка свалили в грязь, а недавние морозы прихватили плиты к грунту намертво. Ломами не сдвинешь, экскаватор не подгонишь. Крановщик справедливо послал ходоков по суровому адресу, ибо запрещено поднимать защемленные и примерзшие грузы.
Присутствовавшие при челобитной два электромонтажника предложили на спор разрулить ситуацию к вечеру и без всякой техники. Прораб взвесил возможные расходы, временные потери и принял условия.
Электромонтажники прикинули местоположение края будущей траншеи (он удачно совпадал с тонкой слабоармированной частью лежащих рядком плит) и кувалдой пробили по этой черте в бетоне плит узкую «перфорацию». Дальше было проще: маленький подкоп под край каждой плиты, половина плиты ЗИЛовским домкратом отрывается от грунта и плита складывается пополам по «перфорации», т.к. оголенная арматура сравнительно легко гнется.
Прораб освидетельствовал освобожденную полосу под траншею, почесал репу и выдал проспоренные деньги.
Поздним вечером два слушателя из академии (днем - майоры, а по ночам и выходным - внештатные электромонтажники на московских стройках), употребив зла по случаю приятно неожиданной премии, ожидали электричку на платформе «Малаховка». Время коротали за анализом выполненной «при помощи какой-то матери» задачи по ликвидации плит, военными байками и прогнозами на завтрашнюю контрольную по мостам и переправам.
Стоящие рядом люди немного косились на них. Может быть, потому что на погонах камуфляжных курток легко угадывались темные пятнышки от звездочек, а может, из-за иногда проскакивающих в разговоре всем известных терминов. На предложение благородной дамы быть поосторожнее в выражениях майор, который был поменьше ростом, извинился и в виде оправдания прочитал ей стихи, написанные им после очередной южной командировки, которыми мы и завершим эту страничку военной жизни тех лет:

Посвящение русскому мату

Я русскому мату строку посвящаю,
Недоумение ваше предвидя.
Не торопитесь, меня осуждая.
Конечно, вы правы, и я не в обиде.

И все же бывало. Себя не обманешь,
Когда свое тело на землю роняешь,
И душу вложив в непечатное слово,
Найдя в нем опору, поднимешься снова.

По матушке, яростно, нАотмашь кроя,
В кулак собирая все то, что осталось,
Зубами скрипя, подмяв под собою
В размякшую глину свой страх и усталость.

И вот уже искоркой робко сверкает
В глазах отраженье улыбки.
И вот уже кто-то за мною шагает,
Лишив меня прав на ошибки.

Эстеты, потише! Послушайте лучше
Последнюю радиозапись.
Последние мысли. Горящие души
По матушке крыли в эфир, не сдаваясь...

Оборвана запись. Шипенье сменило
Разрывы и грохот далекого боя.
Какая-то в этих словах скрыта сила,
Их не подменишь изящной строкою.

Я сыну скажу, кулак поднося
К его изумленным глазам:
Мысль выражать нецензурно нельзя,
Но цену знай этим словам!

P.S. Эти стихи он в электричке по моей просьбе переписал на листок из блокнота, который вчера нашелся в письменном столе и помог обратить воспоминания в рассказ.
Оценка: 1.5949 Мудростью поделился тов. Нойруппин : 02-08-2016 14:36:17
Обсудить (6)
05-08-2016 06:18:58, ПВОшник с ноута
стих правильный. +2...
Версия для печати

Армия

Место и время действия:
1986 год. 5 июня. СССР. Дальний Восток. г. Хабаровск.

Общепринято было, что на Дембель, обычный советский солдат должен уходить в поглаженных утюгом сапогах со сточенными и подкованными каблуками, в начёсанной шинели (осень) или парадке с аксельбантами (весна). Подпоясываться надо было исключительно кожаным (не дерматиновым) ремнём, потёртым наждачкой и пропитанным марганцовкой до цветов неестественной побежалости. Отполированная рандоль должна была окаймлять все лычки, петлицы, шевроны и даже (видел у некоторых) служить подложкой под кокарду! В руках дипломат, в котором дембельский альбом, ... и т.д..., и прочие стереотипы...

А я, двадцатилетний паренёк, как сейчас помнится, получив на вечерней поверке из рук отца-командира всё необходимое (предписание, проездные и т.д.), и тепло попрощавшись со всеми сослуживцами, отбыл по вечеру из ставшей почти родной ВЧ на Родину к Маме - одевшись по гражданке и с небольшим чемоданчиком в руке. А Родина - это пос. Николаевка, 50 км от Алма-Аты, Казахстан.

Ночной Хабаровский аэропорт встретил неестественным столпотворением и людской давкой перед кассами. Отстояв часа 2, я пробился к окошечку «воинской» кассы, протянул проездные и превозмогая гул толпы произнёс: - Мне, пожалуйста, в Алма-Ату билет. На ближайший рейс.
Дебелая, пергидрольная тётка-кассирша посмотрела на меня из амбразуры своего окошка, как на идиота и сказала:
- На Алма-Ату на 25-ое число могу продать. Выписывать? ... Говори скорей! За тобой люди ждут (а дело было 5-го))).
Я не знаю и не помню до сих пор, что именно произошло в тот момент. Может моя физиономия что-то выразила от этой перспективы. Может она заметила тельник, выглядывающий из-под рубашки... Может сопоставила, что в её «воинскую» кассу, с таким молодым лицом и тщедушным телосложением, может ломится только «срочник»... Да ХЗ...
Но эта злобная и упивающаяся своей властью над людьми тётка, вдруг как-то разом подобрев, спросила:
- Чё, на дембель, домой?
Я кивнул и промямлил что-то утвердительное, но тут же нарвался на жёсткий вопрос:
- А чё так поздно отпустили? Залётчик?!
- Да не.., мастерскую сдавал. Попросили задержаться.
Тут эта злобная тётка, сменив гнев на милость, велит:
- Ну, ты постой тут недалече. Я тебя кликну. Только далеко не отходи.
Я оттискиваюсь вглубь толпы вокруг касс и пытаюсь занять там устойчивое положение, и не выпустив, при этом, из рук свой чемодан... и так часа полтора... А вокруг толкотня, шум, гогот и гвалт беснующихся желающих заполучить билет на самолёт. (Звучат слова: на Индигирку, два билета на Тайшет, Москва - два места!, побежали..!, Анадырь задерживается, Тюмень не принимает, Ашхабад по депутатской брони всё забрали, Ленинград - на подсадку один сказали, на Киев опоздали, Чита - только через 6 часов бронь снимут... И т.д....)
И вдруг, поверх этой голготящей толпы я улавливаю крик:
- Эй, солдатик! Ну, ты, солдат! Да, ты-ты! Иди сюда. Один билет. Ташкент через час посадка. Солдатик, это же где-то рядом с твоей Алма-Атой?
(Ничего себе «рядом»! То, что с точки зрения дальневосточника «рядом» - для нас дальше чем от Москвы до Ленинграда))). А там как же ехать..?
Я думал 3 секунды... и под настойчивое подзуживание кассирши выложил ей проездные документы и доплату, рублей на 7 большую, чем рассчитывал заплатить, добираясь домой напрямую...
И примерно через сутки я уже был Дома!!! А там Мама, метущаяся между проблемами: варениками меня на утро покормить или напечь блинов, а на обед борща или налепить пельменей -))). Довольный Папа - «Ну что, в геологию пойдёшь?»...

/// Затем была обычная жизнь - работа, семья, дети, уже внук растёт...
Всё спокойно, благополучно и удачно во всех смыслах! Проблем особых нет. Житиё комфортное, деньги есть и всё честно заработано, спится сладко, кушается вкусно, мир осмотрен, аж обрыдл. Люди вокруг относятся хорошо - уважаемые уважают, неуважаемые скорее даже пресмыкаются... Ну да и Бог с ними... Не суть... И т.д. и т.п. ...///

И как-то уже, лет через 30, сидючи в удобном кресле перед компом, и читая и перечитывая «Текущие», и перескакивая на «Лучшие истории» www.bigler.ru, наталкиваюсь на откровения северян и каменты к ним дальневосточников про службу в стародавние времена...
И всяческие там перлы:
«Великий весенний исход на юга»
Каково это было - отправить на лето семью на материк...?
«Замполит помог с билетами».
«Трое суток в аэропорту ...»
«Начинали охотиться за билетами с конца апреля...»
Авторитетные такие мнения: на каждый рейс положена бронь местов - обкомовская (снимается за 6 часов), горкомовская (снимается за 3 часа) и бронь КГБ (снимается за час или даже за пол-часа до вылета)!!!
И даже: - «Отправил жену в аэропорт (и тут же пустился во все тяжкие))), а она не улетела и вернулась домой...» -))))))
И так далее и тому подобное...


И пронзительно вспомнилось, как я, ничего не знающий про эти проблемы юнец, легко и просто преодолел путь до дома менее чем за сутки! 5 часовых поясов! С Дальнего Востока до центра Средней Азии! В самый пик людского переселения! В Те времена! И в тамошних условиях!
И выпукло вспоминаются хорошие люди, с которыми столкнулся на пути Домой! ---
И те искорки добра...

Хабаровск. Аэропорт. Накопитель:
Толкочусь боком и спиной с мужиком. Перебрасываемся словами - кто куда. Мужик достаёт из карманов и суёт в руки две железные баночки красной икры со словами - «На, порадуй родных!»

Ташкент. Аэропорт. Остановка автобуса:
Узбечка - распорядительница при автобусах, облаяв кого-то сбоку, и мне - «Прахади, дорогой». И к водиле - «Самат, высади салдата на вакзале».

Поезд Ташкент - Алма-Ата:
Пожилая казашка-проводница: Куда?, Чего?, Пачиму так в окно смотришь? На тебе чай-сахар. Денег не нада!

ЖД вокзал Алма-Ата:
Та же проводница, провожая: - Ой, какая же твоя мама счастливая будет..!

(как же они все во мне сразу дембеля видели - до сих пор понять не могу!!!)

Алма-Ата. Автовокзал «Саяхат»:
Утро. Первый рейс Алма-Ата - Николаевка отходит в 07-05. Автобус лихо въезжает в треугольник бордюров и ждёт пассажиров. За рулём «классический» АРА. Кепка, нос... и всё остальное...
Короткий вопрос «за довезти бесплатно» (т.к. денег нет, кончились) и нарываюсь на возглас: «Ты где служил? Я сам в Яраславле!, С прошлый год на автобус важу! Какие деньги! Садись, дарагой, давизу в лучший виде!!!»

Первым делом иду к Маме:
Стучусь и открываю дверь комнаты в конторе Мамы: -«Здрасьте, это я». Мама всплёскивает руками и не знает, что сделать: броситься ко мне или рейсфедер, заполненный тушью, в конторку положить. Выручают мамины подружки по конторе: «Иди, Нина, домой. Мы тебя отпросим..»

Мы идём с Мамой домой вдвоём по улице:
Навстречу мамина подружка, тётя Дуся: - «Ой, Ниночка, с сыном тебя!»
Мамочка перестаёт семенить вокруг меня, берёт за локоть и говорит: -«Спасибо, Дусечка! Вот, дождалась.....


И много-много других тёплых и светлых воспоминаний...!!!


А сейчас как-то всё злее...
Или ошибаюсь?
Но нет же, нет, ни единого проблеска в памяти о подобной Доброте! Ни из 90-стых, ни из 2000-х, ни сейчас вокруг... Всё только шум, гам, круть.
И как сделать, что бы не оттолкнули и не обидеть никого?
Отвоевать место и не подставиться?
Ежедневная война за место под Солнцем и борьба за выживание...
И все люди вокруг поделились на 2 категории: одной половине нужно что-то от тебя, а от другой половины нужно что-то мне... Почти без промежутка и пересечения..!
А национализм, прущий вокруг изо всех щелей..? Чечня (в 90-х), Грузия и Украина в 2000-х и сейчас...
Чё за бред?! Всем же от этого только хуже! Со всех сторон!

Это что? Старость приходит?
Да мне же только 50 недавно исполнилось...

Или через 20-30 лет и об Этом окаянном времени ностальгично повспоминать захочется..?

Честь имею!
Всем Удачи!

P.S. Хочу назад, в СССР!!! В его лучшем виде!!!
Оценка: 1.5170 Историю рассказал(а) тов. AKF-KZ : 16-08-2016 00:21:36
Обсудить (35)
26-08-2016 14:22:42, AKF-KZ
Здравствуйте! Нет, в Николаевке не живу с 1987 года. И фа...
Версия для печати

Свободная тема

Антиутопия

Давно минуло в небытие время восторженных романтиков, готовых влюбляться и мечтать, бежать за звездой босиком по росе и верить в чудеса... Да и было ли оно? Согласитесь, тяжело жить, руководствуясь рецептами счастья, почерпнутыми из произведений, восторженно воспевающих юных дев, ожидающих на берегу моря своего прекрасного принца под алыми парусами, на белом коне или, на худой конец, на черном «бумере». Одно утешение, что никто этим рецептам следовать и не пытается. Ну, может быть, за небольшим исключением совсем уж на голову упавших наивных дурочек. Остальным, как правило, мама еще в детстве доходчиво объяснила, что в наше время алые паруса могут легко обернуться красными фонарями, прекрасный замок улыбчивого принца - публичным домом где-нибудь в Турции, а сам прекрасный принц, он же мужественный капитан Грей - сутенером или маньяком-насильником.
Трудно осуждать заботливых родителей, подсовывающих своим подрастающим чадам вместо трепетно-наивных книжек старины Грина, пособия по ОБЖ, инструкцию по рукопашному бою и газовый баллончик в комплекте с электрошокером. И горе той волшебной фее, что спускается в наш грешный мир со своей примитивной волшебной палочкой и пристает к первой попавшейся Золушке со своей дурацкой тыквой. Она, бедолага, при этом сильно рискует получить по тыкве собственной.
***
Ее звали Анна. Просто Анна. В конце концов, если была просто Мария, то почему не может быть просто Анны? Впрочем, к делу это не относится, с таким же успехом ее могли звать Верой, Ниной и даже Анжеликой. Словом, ее могли звать, как угодно.
Каждый день она шла на рынок, где предлагала придирчивым покупателям свой товар. Нет-нет, она торговала не игрушечными корабликами, сделанными старым моряком. На прилавке у нашей Анны лежали «ножки Буша», толстенькие, аккуратно упакованные курские бройлеры, синюшные цыплята неизвестного происхождения «для супа» и еще много всего разного. Но не будем делать рекламу ее хозяину. Уж поверьте мне, он совершенно того не стоит.
Разумеется, ни в какие романтические глупости наша Анна давно не верила. День ее походил на день, неделя, на неделю, а месяц... ну месяца все-таки между собой различались - летом было жарко, пыльно и душно, зимой - холодно даже в валенках и ватнике, которые она прикупила на толкучке с развалов за сущие копейки, а осенью и весной еще и промозгло. И не было никакой надежды, что это когда-нибудь прекратиться. Казалось, жизнь ее превратилась в сплошную ленту Мебиуса и теперь всегда будет только так...
Впрочем, иногда случалось и некоторое разнообразие. Например, вот этот день выдался каким-то особенно пакостным. С самого утра дело не заладилось. Хозяин наорал на бедную Анну совершенно ни за что. Просто потому что маялся с похмелья и по этой причине поругался утром с женой. А всем его работникам была хорошо известна их старая семейная традиция - ругаться и питаться раздельно. В том смысле, что жена ругалась дома, а муж - на работе. Потом пришла сумасшедшая бабка из соседнего дома, которую в лицо знал весь рынок. Старая ведьма дотошно перевешивала на контрольных весах весь приобретенный товар, а потом устраивала скандал. То, что опытные продавцы, наученные горьким опытом, взвешивали ей товар «с походом» - только бы отвязаться от вредной старухи - не помогало. Бабка все равно долго и нудно ругалась, обзывая их «кровопийцами» и «крохоборами», вызывала милицию, представителей администрации и контролеров и требовала вернуть ей деньги за покупку в качестве «возмещения морального ущерба», словом, развлекалась по полной программе. Проще всего было бы сразу отдать ей продукты даром. Но сумасшедшая имела дурную привычку набирать товара сразу на целое состояние - побольше и подороже, а такую «гуманитарную помощь» больной старухе Анна отстегнуть никак не могла. В конце концов, она сама работала за копейки и жила, что называется, от зарплаты до зарплаты. К тому же, в таком случае сумасшедшая стала бы таскаться к ней каждый день - прецеденты уже случались.
После такого начала дня ждать чего-то хорошего уже не приходилось. Ничего хорошего и не произошло. Покупатели попадались какие-то капризные и скандальные, опостылевшие куры в коробке оказались смерзшимися в монолит и никак не хотели разбиваться, а когда разбились, выглядели словно жертвы авиакатастрофы в морге, так что втюхать их даже самым непритязательным покупателям еще надо было постараться. На улице с самого утра моросил гнусный серый осенний дождь, и хотя Анна стояла под крышей в «павильоне», тягучая промозглая сырая мгла проникала и туда.
Но все когда-нибудь кончается, так что в конце концов наступил вечер. Дома нашу героиню ждали кошка, теплый душ и диван, но до них еще предстояло добраться. В целях экономии Анна предпочитала пешие прогулки, тем более, что идти было всего минут сорок, а дождь к вечеру прекратился, и она привычно поплелась по хорошо знакомому маршруту...
А город жил своей жизнью, не обращая внимания на бредущую с тяжелой сумкой молодую женщину. Да, впрочем, с какой стати ему было озадачиваться ее проблемами? Мало ли своих... Вот у посетителей ресторана при самой дорогой городской гостинице было чем заняться. Шумный гомон хорошо поддатых и не менее хорошо одетых мужиков, куривших у входа, заставил проходившую мимо Анну, прижаться к обочине дороги, возле которой как раз затормозило такси.
Вывалившийся из машины пассажир мог направляться только в этот оазис богатства и веселья, куда же еще? Такие в живой природе не встречаются - они живут исключительно на обложках дорогих глянцевых журналов. Этот тип как раз и выглядел так, как будто только что вылез из этой самой обложки и даже глянец не удосужился стереть с наглой физиономии рекламного красавчика. Без пальто или куртки, прямо в дорогом костюме, блестящих под фонарями туфлях с холеным загорелым в неведомых тропиках лицом. Он был явно не из этой жизни - не из Анниной уж точно. И даже не из той, которую она привыкла видеть в этом самом ресторане - там все больше тусовались местные бандиты недавно ставшие бизнесменами, хотя уже и переодевшиеся по этому случаю из привычных треников в пиджаки «от Зайцева», ошибочно принятые ими за «от Кутюр». Собственно, потому-то Анна и задержалась удивленным взглядом на столь диковинной в здешних местах заморской птице. Примерно так, как если бы вдруг на сельском подворье среди привычных индюков и гусей с петухами увидела страуса или павлина. По странной прихоти случая и пассажир такси именно в этот момент вскинул на нее глаза...
Их взгляды пересеклись и...
Если вы ждете романтического продолжения этой истории, то напрасно. Дальше все пошло совсем не по тому сценарию, который предлагается в разных вариантах в многочисленных дамских романах, хотя вначале тип из такси и попытался было следовать классике жанра.
- Мадам! Мадмуазель! Ви есть кто я искаль! - возопил он издевательски коверкая слова с явным намерением посмеяться над бедной Анной. - Ви должен идти со мной! Ви будете звезда кино! Я снимать фильм...
Жизнь давно приучила Анну терпеть, сжав зубы любые оскорбления. Трудно выжить за прилавком, будучи трепетной ромашкой, так что задеть ее было трудно - мат грузчиков, незаслуженные оскорбления от хозяина точки, скандалы покупателей среди которых попадались всякие - ничего из этого давно не трогало ее и пролетало мимо ушей, не нарушая душевного равновесия, но это... Согласитесь, это было уж слишком! Кровь прилила к вискам и прежде чем она успела подумать, что делает, ее нога сделал шаг назад, рука с тяжелой сумкой размахнулась по широкой дуге и врезала этой самой сумкой с размаха прямо по наглой роже...
А надо сказать, сумка в руке у Анны была далеко не дамская. Там лежали пять замороженных окорочков, совсем уж раздрызганных, которые точно не удастся продать, а из зарплаты за них вычтут, пара кило рыбных обрезков, которые для ее кошки презентовала знакомая продавщица рыбы, стеклянная банка с битыми яйцами от продавщицы яиц за четверть цены от целых и еще по мелочи всякого - менее существенного... Короче, удар всем этим по голове снес наглого приставалу начисто - он рухнул как подкошенный к ее ногам в звенящей тишине, что внезапно воцарилась вокруг... Впрочем, наверное Анне это только показалось, так как сразу за этим на нее взрывом обрушился шум и крики, подстегнувшие ее, словно удар хлыста. Ужас от осознания содеянного и того, что сейчас вся орущая толпа из ресторана кинется к ней и... что они с ней сделают ей даже представлять не хотелось, да она и не стала - страх придал сил и ускорения. Анна, как ошпаренная кошка, перелетела через поверженного на мокрый заплеванный асфальт противника и помчалась, словно на крыльях... ну в общем - вся окрыленная.
***
Как Анне удалось оторваться от погони, да была ли эта самая погоня, она так и не поняла - в себя пришла только после того, как захлопнула за собой дверь в квартиру и она обессилено рухнула прямо на пол в собственной прихожей, размазывая по лицу слезы, непонятно от чего вдруг накатившие, когда все уже осталось позади...
Впрочем, Анна умела справляться с собой, справилась и теперь. Все еще пошатываясь на гудящих после такого внезапного марафона ногах, она прошла в ванную, умылась, накормила удивленно притихшую кошку и только потом подошла к старому серванту в котором держала свои документы. То что она искала, находилось в самом дальнем углу, задвинутое разными необходимыми вещами. Да и зачем ей это могло бы понадобиться? Уже точно - никогда...
Анна глубоко вздохнула, открыла твердые корочки документа и с отвращением посмотрела на такую когда-то желанную надпись - актерский факультет Высшего театрального училища имени Б.В.Щукина. Вздохнула, сдержав последнюю, невесть откуда взявшуюся слезинку и сунула назад ненужную бумажку - подальше с глаз. В конце концов этот идиот, вздумавший пошутить с замученной и замурзанной теткой с сумками ни о чем таком даже не догадывался - просто развлекался... Не убила же она его? Впредь умнее будет, да и ей придется теперь какое-то время ходить не по этой улице, а по соседним. Или ездить пару остановок. Не разорится... Короче - забыть и жить дальше - и хрен с ним со всем... жаль только, банка от удара разбилась и яйца вытекли...
***
Спустя два часа в номере гостинице побитый, но вполне себе уже пришедший в чувство давешний Аннин «знакомец», прикладывая мокрое полотенце к огромному синяку на физиономии, страдал на чистейшем английском,.
- О! Какое лицо! Какое лицо, Егор! Какие глаза и экспрессия! Я искал этот взгляд... Нет, Егор, ее надо найти! Теперь я не смогу снимать... Без нее - не смогу! Аксинья! Именно такая должна быть Аксинья!... Без нее не будет фильма!
- Да брось ты, Джеймс... Лучше выпей. - его собеседник лениво развалившись в кресле потягивал дорогой виски. - Просто сумасшедшая баба, курица какая-то заполошенная. На что она тебе? Полно безработных актрисулек - найдем и с такими глазами, и не с такими... Слава Богу - легко отделался, док сказал, удачно попала, без травм обошлось. А то хрен ее сумасшедшую эту знает, что у нее в том бауле могло быть? Некоторые дуры и гантели носят...
Оценка: 1.2273 Историю рассказал(а) тов. Рыська : 02-08-2016 23:09:03
Обсудить (7)
04-08-2016 07:38:22, Шурик
Я тоже знаю. И даже не пару, а побольше. И с хеппи-эндом...
Версия для печати

Армия

Принцесса ЗАС

Вдруг вспомнились армейские 90-е - то странное время, когда все менялось в стране и чаще всего не к лучшему. А в армии после стабильных советских времен царил натуральный бардак. То, что еще недавно имело престиж и уважение народа, как-то очень быстро растеряло все свои достоинства и держалось лишь на энтузиазме «идейных» да опыте стариков, которым «вот-вот до пенсии». Умная, деятельная молодежь - перспективные лейтенанты, старлеи и капитаны - уходили в бизнес, в массово создаваемые компании, куда их брали с радостью и сразу платили зарплату зачастую втрое больше их армейской. Майоры и подполковники досиживали до минимальной пенсии и тоже уходили...

Войска наши (связь особого назначения, ОСНАЗ) вообще, а часть наша подмосковная «придворная» в особенности, всегда славились весьма сильным солдатским составом. Но и тут времена смуты сделали свое: те, кто раньше отдавал своих детей, чтобы «поближе и с пользой», теперь, видимо, вообще перестали видеть в этом смысл, и поток тех, кто мог читать Брэдбери в оригинале, иссяк. Причем иссяк настолько, что людей на круглосуточных постах боевого дежурства стало не хватать. И тогда помогло то, что бывшие советские производства стали массово сокращаться и закрываться, персонал увольняли, а на военную службу разрешили принимать женщин. Я занимался с некоторыми из них, принимал экзамен на допуск к работе, потом работал с результатами их дежурств, и могу заявить от первого лица: это было благо, это стало буквально спасением, как минимум, для нашей системы. Нет, конечно, не все было гладко - хватало своих нюансов и проблем, но по большому счету с ними было проще, чем с бойцами срочной службы, а качество работы в среднем лучше. Опять же: отдежурила и пропала до следующего дежурства, не нужно ни воспитывать, ни учить, ни придумывать, чем бы ее отвлечь от желания что-нибудь нарушить. «Девушки» были чаще всего женами наших же офицеров и прапорщиков, и это еще больше упрощало работу с ними. Слишком серьезных косяков и не вспоминается. Ежели что, то разговора с мужем чаще всего хватало. Проявлялся иногда синдром «опытного бойца», когда оператор на втором году службы вдруг начинала считать себя все познавшей и до безобразия опытной, но даже тут никогда от нее нельзя было ожидать той пакости, которую мог сотворить боец-срочник в таком же статусе, да простят меня бывшие осназовцы-срочники. Справедливости ради отмечу на скрижалях Истории, что уровня некоторых из вас женщинам на моей памяти достичь все же не удалось. Я помню вас поименно, вы были действительно элитой, которой многое прощалось, потому что вы могли то, что не мог никто. Но вас были единицы, и вы ушли.

В общем, с женщинами в те времена в армии работать было можно. Вполне. Поэтому случай, о котором пойдет речь, мне и запомнился.

Незадолго до того к нам в информационный отдел, в мою группу с периферии пришел Костя - майор с амбициями и здоровой злостью к перспективам службы, хороший парень. У нас такие были в редкость - в основном, ковались собственные кадры, либо кто-то отправлялся на периферию с повышением, чтобы вскоре вернуться назад. Особенность центральной части - уехать из нее можно было куда угодно, а вот попасть новичку с периферии много сложнее. В общем, Костя, как человек ищущий карьеры и не боящийся говен, очень скоро принял предложение пойти на повышение ЗОР-ом (зам. командира по оперативной работе) на наш ЗКП.
Решение было смелым: оно вроде и подполковник, и центральная Россия, но дыра дырой с единственной перспективой - покрыться плесенью. По сути, ЗКП это кладбище офицеров с кадрированной структурой и единственным предназначением: в случае ядреной войны развернуться в оперативном районе недалеко от старинного русского областного города и приютить случайно оставшийся в живых кадровый состав головной части. Т.е. в мирное время от них не ждали ничего, кроме ежедневного доклада, что все живы. Лично я до Кости вообще не знал, кто там ЗОР, и не видел от них ни одного сколь-нибудь значимого оперативного доклада, хотя несколько постоянных постов у них было развернуто. Но Костя со своими амбициями и опытом работы заставил их шевелиться. Часть даже стала присылать ежедневную сводку. Большая часть данных этой сводки была добыта Костей по нашему телефону ЗАС, но факт налицо: про них стали вспоминать гораздо чаще, чем один раз в год. Зато этот один раз в год - апофеоз и квинтэссенция, десять дней, которыми и оправдывалась в общем-то абсолютная бесполезность наличия этой части во времени и пространстве. Время это - ежегодное КШУ войск системы.

Мне случилось трижды на разных этапах службы попасть в состав команды в полевом районе развертывания. Лейтенантом - комзвода, капитаном - начальником смены отдела и последний раз - майором КП в тот самый разгар девяностых.
Первые два выезда прошли не зря, и третий раз я ехал уже опытным «воином полей», да в чине старшего офицера, в общем, досконально знал, куда прятаться и как умелыми действиями изобразить абсолютною занятость и полную невозможность получения какой-нибудь дополнительной учебной задачи. А основная у меня была наиважнейшая: отвечать на вводные по оперативной обстановке. Т.е. мне следовало при получении вводной правильно оценить ее и телеграммой ЗАС дать ответ по развитию оперативной обстановки. Правильность и своевременность ответов была одним из факторов оценки ЗКП, как и всех других частей системы по всему учению.
Приколов тут было три. Все эти вводные, как и ответы на них, готовил для учения с группой товарищей я. Оценку всех частей по результатам работы с вводными проводил мой сослуживец из группы товарищей. ЗКП на пару часов должен был по замыслу учения брать на себя управление всей системой, поэтому передо мной лежали все вводные с ответами на них (хотя я и так знал их наизусть) и график их отправки. Вообще отношения в кругу ограниченной системы частей, когда все всех знают лично, весьма уникальны и чаще всего решаются без проблем с выходом на высокое начальство. Т.е. разговора по телефону ЗАС типа «Вася, шо за хрень?» обычно хватало, а уж телефоны ЗАС стояли в каждой комнате КП.

У меня был свой блокнот и я потратил кусок времени, чтобы написать телеграммы по всем вводным на весь период учения. Срочность высокую не ставил, чтобы не мешать «старшим товарищам» с их более «серьезными» докладами, и рассудив, что нафига она нужна эта срочность для, по сути, бессмысленных ответов на бессмысленные вопросы для двух сторон, знающих их изначально.
«Поработать» нужно было лишь в период передачи управления на нас, тогда мне пришлось самому рассылать несколько вводных. Я их написал заранее, отметил время отправки и, сдавая в аппаратную ЗАС, предупредил об этом оператора. Оператор, дородная дама неопределенного возраста, приняла их, как мне показалось, с выражением некоторой брезгливости. Впрочем, меня это никак не тронуло, я был воспитан достаточным уже опытом общения с 8-й службой и понимал, насколько все серьезно и строго у них все устроено.

Весьма неожиданным оказалось то, что вскоре я услышал по телефону от своего товарища из своей части:
- ...Я понимаю, что вам недосуг отправлять ответы на вводные, - говорил он. - Я все равно ставлю вам правильное время и ответы. Но сами вводные в период вашего управления вы хотя бы можете отправить? У меня-то они есть, но их же не получают другие части, а им тоже нужно давать на них ответы, и не все имеют их текст и график отправки....
Экспресс-расследование показало, что все мои «обыкновенные» телеграммы, все до одной с первого дня учения, лежат аккуратной стопочкой в сторонке неотправленные. Мадам-оператор, не отвлекаясь от вязки шерстяного носка, глядя на меня поверх очков как на что-то вредное, назойливое, но все еще незначительное, удивленно молвила:
- А шо ты хотел? Шо бы я все бросила и эту лабуду «обыкновенную» твою отправляла? Так у меня тут и так работы хватает.
Шерстяной носок не давал шансов усомниться в ее словах.

Случай этот слегка подпортил Костино реноме, но до высокого начальства не дошел. Главное лицедейство - оперативный доклад по обстановке перед большим генералом прошел успешно. А вопрос ЗАС замяли. Из уважения к Косте, а не потому, что оператор оказалась женой зампотыла, по сути, второй дамой в части и первой по значимости (как она про себя думала), на учениях впервые, до этого ей приходилось отправлять одну - две телеграммы в сутки типа «происшествий не случилось». И у нее сложилось собственное мнение по поводу наших игр. Костя обещал принять к ней меры, но «я вас умоляю»...

По прошествии времен и я вдруг начал понимать, что вот те ее шерстяные носки действительно были важнее моих бессмысленных телеграмм, но все же порядок есть порядок. Куда же без него в армии?
Кстати, и моя жена в те годы почти десять лет отслужила, дослужившись до ефрейтора. И любимым вопросом у нее всегда было «ну почему так?», на что я всегда терялся с ответом, ибо уставы ВС для женщины, закончившей с отличием университетский факультет прикладной математики, авторитетом не являются.
Оценка: 1.1683 Историю рассказал(а) тов. UGO : 23-08-2016 23:47:13
Обсудить (17)
26-08-2016 23:07:39, ua6ada
В середине 80-х у меня был случай один в один. На 80 УС штаб...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2  
Архив выпусков
Предыдущий месяцСентябрь 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
пластиковые окна недорого
Предлагается профессиональная биологическая очистка сточных вод для заводов недорого.